г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Банкротство физического лица: когда могут отнять единственное жилье

Адвокат Антонов А.П.

Проблема обращения взыскания на единственную жилую недвижимость должника — физического лица (в том числе индивидуального предпринимателя), а также совместно проживающих с ним членов его семьи, пригодную для их постоянного проживания, связана с прямым законодательным запретом на совершение указанных действий, который содержится в п. 1 ст. 446 Гражданского процессуального кодекса РФ. Впрочем, как следует из закона и судебной практики по банкротным делам, в определенных случаях приведенная правовая норма не поможет такому должнику уберечь свое имущество от притязаний кредиторов.
Наиболее простой случай, когда должнику точно придется расстаться со своим недвижимым имуществом, — наличие обременения в виде залога (ипотеки).
Это прямо следует из положений п. 1 ст. 446 Гражданского процессуального кодекса РФ, п. 2 ст. 6, п. 1 ст. 50 и п. 1 ст. 78 Федерального закона от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)». Верность данного вывода подтверждается в Определении СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 80-В12-2. В нем сказано, что обращение взыскания на заложенную квартиру возможно как в случае, когда такая квартира заложена по соответствующему договору, так и в случаях, когда обременение в виде ипотеки (залога недвижимости) имеет место в силу закона; при этом тот факт, что указанное имущество является единственным жильем должника и членов его семьи, совместно проживающих в таком помещении, не играет в данном случае никакой роли.
На первый взгляд может показаться, что в диаметрально противоположной ситуации, подразумевающей отсутствие обременения в виде залога (ипотеки) единственного жилья, допустимо говорить о том, что должник всецело защищен исполнительским иммунитетом от его поступления в конкурсную массу. Однако в настоящее время суды нередко становятся на сторону кредиторов, формируя практику преодоления указанного иммунитета в тех или иных случаях. Рассмотрим их более подробно.

1. Единственное жилье должника используется им не по прямому назначению

Иными словами, не для проживания должника и совместно проживающих с ним членов его семьи. Имеется прецедент, когда суды первой и апелляционной инстанции отказали во включении в конкурсную массу единственного жилья должника, а суд кассационной инстанции отменил судебные акты нижестоящих судебных инстанций, прямо указав в своем Постановлении, что использование жилого помещения должником и членами его семьи не по назначению, а для осуществления предпринимательской деятельности (в рассматриваемой ситуации частный дом приспособили для оказания гостиничных услуг) приводит к лишению исполнительского иммунитета, поскольку в противном случае нивелируется единственное добросовестное обоснование наличия такого иммунитета в виде обеспечения права на жилье, пригодного для проживания семьи (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11 сентября 2019 г. N Ф04-3672/2019 по делу N А27-19579/2016, оставленное без пересмотра Определением Верховного Суда РФ от 23 декабря 2019 г. N 304-ЭС19-22941).
К подобным случаям можно отнести и положение, когда должник не проживает в своем единственном жилье, фактически осуществляя это в ином месте. В одном из дел суд кассационной инстанции постановил, что обращение взыскания на единственное жилое помещение должника, который постоянно проживает вне его пределов (должник большую часть времени находился в Германии), является законным (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 3 декабря 2019 г. N Ф06-27583/2017 по делу N А55-3404/2017, оставленное без пересмотра Определением Верховного Суда РФ от 23 марта 2020 г. N 306-ЭС18-11083(3)).

2. Характеристики единственного жилья превышают необходимый для нормального существования должника и членов его семьи уровень

Нередки случаи, когда единственное жилье должника представляет собой элитную недвижимость огромной площади и стоимости. В подобной ситуации напрашивается вопрос: насколько разумно отказывать во включении подобного имущества в конкурсную массу? При ответе на него суд вполне может встать на сторону кредиторов. К примеру, в одном из дел единственным жильем должника оказалась квартира стоимостью в несколько десятков миллионов рублей, на которую в итоге было обращено взыскание (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 3 октября 2018 г. N Ф07-8753/2018 по делу N А56-71357/2015, оставленное без пересмотра Определением Верховного Суда РФ от 29 декабря 2018 г. N 307-ЭС18-22067).
В рассматриваемой ситуации позиция кредиторов может быть существенно усилена, если должнику будет предложено иное жилое помещение меньшей площади и уровня комфорта. Так, в одном из банкротных дел финансовый управляющий провел собрание кредиторов, на котором было принято решение передать должнику в единоличную собственность квартиру площадью 31,7 кв. м. После ее приобретения и регистрации на должника в конкурсную массу была включена единственная до этого момента квартира должника площадью 147,3 кв. м, при этом суд признал законность подобных действий (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29 мая 2020 г. N Ф09-8742/2018 по делу N А60-56649/2017).

3. Единственное жилье не подпадает под исполнительский иммунитет ввиду отсутствия у него статуса жилого объекта

Бывают случаи, когда для должника и членов его семьи единственным жильем, пригодным для проживания, оказывается дача, апартаменты или же иная недвижимость, которая по своему юридическому статусу не является жилой. В этом случае есть существенный риск того, что суд признает правомерным включение такого имущества в конкурсную массу ввиду нераспространения на него исполнительского иммунитета. В частности, в одном из дел должник ходатайствовал перед судом об исключении из конкурсной массы нежилого здания площадью 74,8 кв. м, фактически использовавшегося им в качестве единственного жилья и переоборудованного для этих целей. Суд первой инстанции встал на сторону должника, однако суд апелляционной инстанции пришел к диаметрально противоположной позиции, признав законность включения указанного здания в конкурсную массу, ввиду нераспространения исполнительского иммунитета на нежилую недвижимость (Определение Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 июня 2018 г. N 15АП-7708/2018 по делу N А53-7924/2017).

4. Недобросовестные действия должника, совершаемые с целью исключения недвижимого имущества из конкурсной массы

От предыдущих ситуаций данная отличается тем, что при ней должник сознательно идет на различные правовые ухищрения, целью которых является исключительно придание определенному объекту недвижимости статуса единственного жилья должника. Действия недобросовестного должника могут быть признаны злоупотреблением правом и привести к тому, что исполнительский иммунитет будет снят со стороны суда.
Довольно часто должник пытается в преддверии банкротства произвести отчуждение недвижимого имущества с тем, чтобы у него осталось только одно-единственное жилье, либо его не осталось вовсе. Подобные сделки могут быть признаны недействительными со стороны суда, а выводившийся через них актив включен в конкурсную массу. Так, в одном из судебных дел было установлено, что должник в преддверии банкротства продал свой дом и земельный участок в г. Магнитогорске, а загородный дом в элитном подмосковном поселке подарил своей родственнице. Суд отменил указанные сделки, как наносящие вред интересам кредиторов, квалифицировав их в качестве подозрительных. Целью сделок, согласно выводам суда, являлось причинение вреда имущественным интересам кредиторов и избегание взыскания активов должника. Суд также отметил, что у должника отсутствуют необходимые средства для содержания данного имущества. Указанная недвижимость, расположенная в Московской области, была в итоге передана в конкурсную массу (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 2 декабря 2019 г. N Ф09-3501/18 по делу N А76-11986/2016, оставленное без пересмотра Определением Верховного Суда РФ от 31 марта 2020 г. N 309-ЭС18-17793 (2,3)).
Как недобросовестные действия должника может быть расценена ситуация, когда он в преддверии банкротства добровольно снимается с регистрационного учета в одном месте с тем, чтобы зарегистрироваться в принадлежащем ему на праве собственности единственном жилом помещении. В одном из судебных дел должник добровольно снялся с регистрационного учета по месту своего фактического проживания в квартире матери и зарегистрировался в жилом помещении, принадлежавшем ему на праве собственности. Суд посчитал данные действия злоупотреблением правом, выразившимся в сокрытии имущества и уклонении от погашения имеющейся задолженности. Суд также пришел к выводу, что при данных обстоятельствах спорная недвижимость не является единственно пригодным для проживания должника и признал законность его обращения в конкурсную массу (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13 декабря 2018 г. N Ф05-9957/2018 по делу N А40-151757/2016, оставленное без пересмотра Определением Верховного Суда РФ от 18.03.2019 N 305-ЭС19-1029).
Должник также может заказать экспертизу с целью признания лишь одного из его объектов недвижимости жилым помещением, пригодным для проживания. В одном из судебных дел у должника-банкрота имелось два объекта жилой недвижимости: квартира стоимостью более 20 000 000 рублей и загородный дом стоимостью около 1 000 000 рублей. В рамках данного дела должник, пытаясь защитить наиболее значимый актив исполнительским иммунитетом, организовал представление в суд заключения экспертной организации о том, что жилой дом фактически не пригоден для проживания собственника с членами его семьи, в связи с чем единственным жильем, пригодным для их проживания, является вышеупомянутая квартира. Подобный маневр возымел действие на суд первой инстанции, который согласился с тем, что обращение взыскания на квартиру в данном случае будет незаконным, однако не нашел поддержки в судах апелляционной и кассационной инстанций. Данные суды указали, что установленный Правительством Российской Федерации порядок признания жилья непригодным для проживания соблюден не был. Кроме того, суды обратили внимание на наличие нескольких жилых помещений у супруги должника, в которых как он сам, так и члены его семьи могли бы разместиться без каких-либо существенных затруднений (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 3 октября 2018 г. N Ф07-8753/2018 по делу N А56-71357/2015, оставленное без пересмотра Определением Верховного Суда РФ от 29 декабря 2018 г. N 307-ЭС18-22067).
Судебная практика в данной сфере, безусловно, развивается. Но бесспорным является и тот факт, что в значительной степени стихийный процесс совершенствования должниками способов сохранения активов нельзя считать завершенным. Нередко те или иные способы могут носить комбинированный характер, когда в рамках одного судебного дела применяется сразу несколько ухищрений с целью применения исполнительского иммунитета при попытке обращения жилья в конкурсную массу.
Кроме того, довольно часто суды идут навстречу должникам, трактуя положения п. 1 ст. 446 Гражданского процессуального кодекса РФ в их пользу. Особенно это касается деятельности судов первой и апелляционной инстанции. В большинстве вышеприведенных примеров из судебной практики кассация исправляла ошибки нижестоящих судов. Однако и на уровне кассации нередки случаи, когда суды выступали против интересов кредиторов. Также различным образом распределяется судами бремя доказывания обстоятельств, имеющих значение для обращения взыскания на единственное жилье должника — физического лица, пригодного для проживания его самого и членов его семьи.
Нельзя не отметить, что в Постановлении Конституционного Суда РФ от 14 мая 2012 г. N 11-П «По делу о проверке конституционного положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова» прямо обращено внимание на необходимость законодательного определения случаев и критериев, в соответствии с которыми исполнительский иммунитет на единственное жилье должника можно будет преодолеть. При этом особо отмечена необходимость определения четкой позиции по вопросу о том, в каких случаях недвижимость явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище и нормальных жилищных условиях, равно как и необходимость урегулирования порядка обращения взыскания на подобную недвижимость. По мнению Суда, это будет способствовать достижению оптимального баланса интересов должников и кредиторов, который в настоящее время не всегда имеет место на практике.
На актуальность указанных предложений обращено внимание со стороны Верховного Суда РФ (Определение Верховного Суда РФ от 23 января 2020 г. N 308-ЭС19-18381: «Принимая решение воздержаться от признания абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ неконституционным, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении N 11-П руководствовался принципом разумной сдержанности, исходя из того, что в условиях отсутствия специального законодательного регулирования иное решение (о признании нормы неконституционной) повлекло бы риск неоднозначного и, следовательно, произвольного выбора соответствующих критериев правоприменителем, причем в отношениях, характеризующихся высокой степенью социальной уязвимости людей. Конституционный Суд Российской Федерации указал, что федеральному законодателю надлежит внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство на случай, когда недвижимость явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище, а также предусмотреть для таких лиц гарантии сохранения жилищных условий, необходимых для нормального существования. Однако до настоящего времени новое регулирование федеральным законодателем не установлено, правила обмена роскошного жилья на необходимое не выработаны, критерии определения последнего не закреплены»).
Примечательно, что Министерство юстиции Российской Федерации уже предпринимало активные шаги, направленные на разрешение указанной проблемы, посредством разработки соответствующего законопроекта, однако попытка не увенчалась успехом.
В этой связи поиск путей эффективного урегулирования процесса обращения взыскания на единственное жилье должника — физического лица фактически по-прежнему осуществляется исключительно в рамках судебных баталий.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии