top-menu
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Санкт-Петербург
menu-mobile

Что нужно знать об адвокатском запросе

Главная Профессиональные новости Что нужно знать об адвокатском запросе
С июня текущего года в Федеральном законе от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»1 (далее — Закон об адвокатуре) появилась ст. 6.1 «Адвокатский запрос». Анализ этой нормы позволяет сформулировать легальное определение адвокатского запроса. Адвокатский запрос — это официальное обращение адвоката по входящим в компетенцию органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций вопросам о предоставлении справок, характеристик и иных документов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи.

ПРОБЛЕМЫ ЗАПРОСА В ЗАКОНЕ

В целом ст. 6.1 Закона об адвокатуре не вызывает трудностей в понимании. Однако в этой же норме заложены барьеры для нормального применения адвокатского запроса. Речь идет о частях 2 и 4 указанной статьи.

Чрезмерные сроки. В части 2 ст. 6.1 установлено, что срок для ответа на запрос адвоката адресату дается по формуле «30 + 30 дней», то есть в общей сложности 2 месяца. Такой срок представляется чрезмерным, если соотнести его со сроками, установленными в УПК РФ. Например, предварительное следствие по уголовному делу должно быть закончено в срок, не превышающий 2 месяца со дня возбуждения уголовного дела (ч. 1 ст. 162 УПК РФ). Продление срока до 3 и более месяцев встречается часто, но не по каждому расследуемому уголовному делу. Далее, ч. 3 ст. 223 УПК РФ устанавливает, что дознание производится в течение 30 суток со дня возбуждения уголовного дела, а продление его срока до 30 суток также происходит не по каждому уголовному делу.

Из краткого анализа норм УПК РФ следует, что при действующем правовом регулировании в части сроков ответа на адвокатский запрос закон фактически лишает защитника процессуального средства собирания доказательств. Ведь установленные Законом об адвокатуре сроки для ответа даже превышают прописанный нормативно срок для производства дознания по уголовному делу.

Основания для отказа. Особое внимание нужно уделить ч. 4 ст. 6.1 Закона об адвокатуре, которая содержит три основания (перечень исчерпывающий) для отказа в предоставлении адвокату запрошенных сведений.

Первое — субъект, получивший запрос, не располагает запрошенными сведениями. С этим основанием все более или менее понятно и двусмысленного толкования быть не может.

Второе — нарушение требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, определенных в установленном порядке. Это основание будет жизнеспособно только после нормативного закрепления подобных требований. Минюст России разработал и вынес на общественное обсуждение проект приказа «Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса» (подготовлен 02.09.2016). Однако до настоящего времени приказ официально так и не принят. Поэтому до того, как Минюст утвердит форму адвокатского запроса, она может быть свободной2.

Третье — запрошенные сведения отнесены законом к информации с ограниченным доступом. Это основание — главный барьер на пути к полноценному адвокатскому расследованию. Законодатель, по сути, дал адресатам адвокатских запросов «универсальное средство» для отказов, причем порой совершенно произвольных, вызванных нежеланием добросовестно работать либо открытым пренебрежением к адвокатской деятельности.

При этом отметим, что санкция ст. 5.39 КоАП РФ предусматривает в качестве наказания за отказ в предоставлении информации наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 1 тыс. до 3 тыс. руб. Однако за полгода после введения ст. 6.1. в Закон об адвокатуре и изменений в ст. 5.39 КоАП РФ какой-либо значительной практики применения ст. 5.39 суды не наработали.

Заметим, что российское регулирование прав адвокатов на информацию и корреспондирующих обязанностей адресатов отвечать отстает даже от норм бывших союзных республик.

С. П. Фурлет, исследуя вопрос об объеме прав адвокатов-защитников в уголовно-процессуальном законодательстве России и Казахстана, справедливо отметил, что право на получение необходимых сведений для российских адвокатов является практически нереализуемым. Оно почти полностью блокировано нормами множества других федеральных законов, в которых имеются нормы об охране различных тайн и конфиденциальных сведений, допуска к которым адвокаты не имеют. Согласно перечню нормативных актов, относящих сведения к категории ограниченного доступа, составленному Общероссийской сетью распространения правовой информации «КонсультантПлюс», действующим законодательством РФ установлено 60 различных видов тайн и конфиденциальных сведений, охраняемых 78 правовыми нормами3.

Какие сведения адвокат вправе получить

Полицейские не вправе игнорировать запросы в ОВД о сотрудниках полиции и данных о регистрации граждан. Такие выводы можно сделать из решений судов.

Запрос о должностных лицах ОВД. Адвокат К. в рамках реализации своего права на собирание доказательств по уголовному делу направил запрос на имя начальника линейного управления МВД России на транспорте с просьбой сообщить, работали ли в период с 1 июля по 20 июля 2013 года (и работают ли по настоящее время) трое сотрудников линейного отдела и какие должности они занимали и занимают. Также заявитель просил разъяснить:
— является ли начальник Следственного управления линейного управления заместителем начальника управления и определены ли отношения подчиненности между ними, в том числе по следственной работе;
— являются ли следователи управления сотрудниками следственного управления на транспорте;
— является ли следственного управление структурным подразделением управления линейного управления МВД России на транспорте.

Начальник управления отказал в предоставлении сведений адвокату. Он сослался на то, что предметом запроса являются сведения, связанные со служебной деятельностью сотрудников ОВД.

Адвокат обжаловал отказ в Санкт-Петербургский городской суд, где ему удалось доказать свою правоту. В определении от 05.02.2014 по делу № 33–844/2014 суд указал следующее. Данные о должностях управления внутренних дел не являются закрытыми сведениями и не относятся к персональным данным. Частью 4 ст. 10 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» установлено, что сотруднику органов внутренних дел выдаются служебное удостоверение и специальный жетон с личным номером. Служебное удостоверение является документом, подтверждающим личность сотрудника, его принадлежность к федеральному органу исполнительной власти в системе внутренних дел, его территориальному органу или подразделению, должность и специальное звание сотрудника. В соответствии с ч. 5 ст. 5 Федерального закона от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции» сотрудник полиции в случае обращения к нему гражданина обязан назвать свои должность, звание, фамилию, внимательно его выслушать, принять соответствующие меры в пределах своих полномочий либо разъяснить, в чью компетенцию входит решение поставленного вопроса. Следовательно, сведения, указывающие на должность, звание, фамилию, принадлежность к федеральному органу внутренних дел, не являются персональными данными сотрудника ОВД. Поэтому сообщение этих сведений не может расцениваться как нарушение требования п. 6 ч. 2 ст. 39 Закона № 342-ФЗ о запрете передачи персональных данных сотрудника третьей стороне без письменного согласия.

Таким образом, суд сделал вывод, что начальник управления МВД России на транспорте неправомерно отказал в предоставлении адвокату К. информации о прохождении конкретными сотрудниками службы в органах внутренних дел в запрашиваемый период и по настоящее время.

Суд также признал, что информация о том, является ли начальник линейного управления МВД России на транспорте заместителем начальника СПб ЛУ МВД России и определены ли отношения подчиненности между ними, в том числе по следственной работе, не запрещена для распространения. Поэтому начальник управления незаконно отказал адвокату в представлении запрошенных им сведений.

Запрос в паспортный стол. Адвокат оказывал юридическую помощь А.Ф. по гражданскому делу. Он по почте направил в УФМС России по СПб и ЛО запрос о предоставлении копии заявления З. о вселении А.Ф. в качестве члена семьи нанимателя. УФМС получило это почтовое отправление, но ошибочно передало в другой отдел и не исполнило его. Адвокат обратился в суд с требованием обязать УФМС представить необходимые сведения, но районный суд отказал ему в этом. При этом суд счел достаточными объяснения представителя УФМС о том, что при получении почтового конверта после вскрытия они не обнаружили в нем запроса. Кроме того, сотрудник миграционной службы заявил, что истец не представил суду доказательств бездействия со стороны УФМС России по СПб и ЛО при рассмотрении поступившего от него запроса.

Однако вышестоящая инстанция отменила решение районного суда и удовлетворила требование адвоката. В апелляционном определении от 14.05.2014 № 33–6730/2014 Санкт-Петербургский городской суд указал, что из объяснения представителя УФМС следует, что заявление должно было быть передано в соответствующий отдел, но было утеряно в связи с ошибочным направлением в иной отдел. В этой ситуации суд первой инстанции пришел к неверному выводу о том, что заявителем не представлено доказательств бездействия со стороны УФМС при рассмотрении поступившего от него запроса. Суд признал незаконным бездействие миграционной службы и обязал направить ответ адвокату.

АДВОКАТСКИЙ ЗАПРОС В ФСИН

Приведу формулировки, с которыми довелось столкнуться при взаимодействии с органами ФСИН России при направлении адвокатских запросов.

Запрос-ходатайство о переводе в медицинское учреждение. Запрос, который по своей сути является ходатайством, содержал просьбу направить осужденного в лечебно-профилактическое учреждение для осмотра и диагностики. К нему была приложена копия медицинской карты осужденного. Полученный ответ за подписью начальника медико-санитарной части был следующим:

«ФКУ „МСЧ № <…> ФСИН“ по факту Вашего запроса в отношении осужденного <…>, сообщает, что сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его обследовании и лечении, составляют врачебную тайну и в соответствии с частью 3 статьи 13 Федерального закона № 323-ФЗ от 21.11.2011 „Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации“ могут быть предоставлены другому лицу только с письменного разрешения гражданина. Сведения о состоянии здоровья и проводимом лечении <…> будут направлены после предоставления Вами письменного согласия осужденного».

Адвокат получил необходимое согласие от доверителя, а начальник исправительного учреждения удостоверил его (осужденного) подпись, администрация колонии направила доверителя в лечебно-профилактическое учреждение. Формальный подход привел к потере 2 месяцев (от момента регистрации запроса канцелярией МСЧ до направления лица в лечебно-профилактическое учреждение). И это в ситуации, когда срочно требовалось обследование инвалида 3 группы, который имеет сердечно-сосудистые заболевания, угрожающие его жизни.

Запрос-ходатайство о переводе осужденного. Запрос, который по своей сути также является ходатайством, содержал просьбу о переводе осужденного из исправительного учреждения одного региона в другой субъект Российской Федерации для поддержания социальных связей с родственниками и в связи с неудовлетворительным состоянием здоровья. От ФСИН России был получен лаконичный ответ:

«На Ваш запрос будет дан ответ после получения от осужденного <…> согласия на обработку его персональных данных».

Представляется, что подобные результаты есть не что иное, как произвольное толкование правоприменителем п. 3 ч. 4 ст. 6.1 Закона об адвокатуре об отказе в предоставлении запрошенных сведений в случае их отнесения законом к информации с ограниченным доступом.

В очередной раз стоит вспомнить приведенное выше исследование 60 различных видов тайн и конфиденциальных сведений. Действительно, указанных тайн и сведений с первого раза невозможно перечесть: государственная, врачебная, банковская, коммерческая, нотариальная, персональных данных, аудиторская, усыновления (удочерения), завещания и другие тайны. При этом все эти тайны — не что иное, как способ отнесения законом сведений к информации с ограниченным доступом.

Однако законодательного определения понятия «информация с ограниченным доступом» не установлено. Статья 9 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»4 лишь абстрактно устанавливает положения об ограничении доступа к информации.

В этой связи более верной представляется позиция, отраженная в возвращенном члену Совета Федерации А. В. Белякову законопроекте, о сужении оснований для отказа в предоставлении информации по адвокатскому запросу до сведений, отнесенных законом к государственной тайне5. В противном случае адвокатский запрос ничем не отличается от обращения гражданина по правилам Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»6. Однако адвокат — профессиональный участник уголовного судопроизводства, имеющий и без того ограниченный процессуальный арсенал. Отказать адвокату в мотивированном и законном запросе — значит, отказаться от принципа состязательности сторон.

Запросы, на которые адвокату не ответят

Приведем два судебных решения, которые показывают, какие сведения адвокат не праве получить по запросу.

Запрос о свидетеле. П. был осужден за то, что мошенническим путем взял кредиты у банка с помощью паспортов нескольких лиц. В ходе очной ставки с П. свидетель Н. сообщил, что служба судебных приставов возбудила в его отношении исполнительное производство по делу о невозврате кредита. При этом Н. лично не имел отношение к кредиту, а был одним из тех, через кого П. брал кредиты в банке. Таким образом, после того, как П. был осужден, и выяснилось, что свидетель Н. не должен банку, возместить убытки кредитной организации должен был только П.

После вынесения приговора банк обратился в суд с гражданским иском к П. о возмещении ущерба, нанесенного преступлением. Чтобы банк не взыскал деньги дважды (и с П., и с Н.), адвокат П. запросил в службе судебных приставов данные об исполнительном производстве в отношении свидетеля Н. Однако приставы отказались представлять сведения адвокату.

Пермский краевой суд в кассационном определении от 31.08.2010 по делу № 33–7656 признал действия приставов законными. Суд указал, что адвокат ошибается, если считает, что вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, безотносительно лица, в отношении которого он собирает сведения. По мнению суда, «собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, адвокат вправе только в отношении лица, чьи интересы он представляет». А иное «могло бы привести к нарушению интересов иных лиц, то есть к злоупотреблению правом».

Запрос о счетах в банках. Санкт-Петербургский городской суд в кассационном определении от 19.12.2011 № 33–18828 констатировал, что справки по счетам и вкладам в случае смерти их владельцев выдаются кредитной организацией лицам, указанным владельцем счета или вклада в завещательном распоряжении, нотариальным конторам — по находящимся в их производстве наследственным делам о вкладах умерших вкладчиков, а в отношении счетов иностранных граждан — консульским учреждениям иностранных государств. Непредоставление полных сведений о вкладе на имя Ч.С.Д. адвокату на основании запроса не может расцениваться как незаконное действие банка, поскольку адвокаты по закону не вправе получать такую информацию.

ЧТО ДЕЛАТЬ

Чтобы госорганы и другие адресаты не игнорировали запрос и представляли достоверную информацию, можно порекомендовать брать от доверителя письменное согласие на обработку его персональных данных, о чем указывать в тексте запроса. Это не позволит адресату без причины отказаться от его исполнения.

Дата актуальности материала: 29.12.2016

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

Приказ Минсельхоза России от 02.11.2022 N 776 "Об утверждении порядка назначения лекарственных препаратов для ветеринарного применения, перечня лекарственных средств для ветеринарного применения, в том числе антимикробных препаратов для ветеринарного применения, отпускаемых по рецепту на лекарственный препарат или по требованию ветеринарной организации или организации (индивидуального предпринимателя), осуществляющей (осуществляющего) разведение, выращивание и содержание животных, формы рецептурного бланка на лекарственный препарат для ветеринарного применения, формы требования ветеринарной организации или организации (индивидуального предпринимателя), осуществляющей (осуществляющего) разведение, выращивание и содержание животных, порядка оформления таких рецептурного бланка и требования, их учета и хранения" (Зарегистрировано в Минюсте России 30.11.2022 N 71227)

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed