top-menu
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
menu-mobile

Дело по жалобе «Алим против РФ»

Главная Профессиональные новости Дело по жалобе "Алим против РФ"

ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПО ДЕЛУ «АЛИМ (ALIM) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» (Жалоба N 39417/07)

(Страсбург, 27 сентября 2011 года)

Заявитель жаловался на основании статьи 8 Конвенции, что административное выдворение из России негативно повлияет на его семейную жизнь. Он также жаловался, что выдворение негативно повлияет на его двух малолетних детей.

B. Мнение Европейского суда 1. Приемлемость

67. Прежде всего Европейский суд рассмотрит довод властей Российской Федерации относительно применимости в настоящем деле статьи 8 Конвенции в отсутствие зарегистрированного брака между заявителем и А.

68. Европейский суд напоминает, во-первых, что статья 8 Конвенции защищает право на установление и развитие отношений с иными людьми и окружающим миром и иногда может затрагивать вопросы социальной идентичности лица. Совокупность социальных связей между оседлыми мигрантами и обществом, в котором они проживают, частично составляет понятие «личной жизни» в значении статьи 8 Конвенции. Несмотря на наличие или отсутствие «семейной жизни», выдворение оседлого мигранта, таким образом, приводит к нарушению его права на уважение «частной жизни». От обстоятельств конкретного дела зависит, на каком аспекте Европейскому суду будет необходимо сосредоточить свое внимание: «семейной жизни» или «личной жизни» (см. Постановление Большой палаты по делу «Юнер против Нидерландов» (Uner 46410/99, § 59, ECHR 2006-XII).

v. Netherlands), жалоба N

69. Что касается понятия «семейной жизни», Европейский суд напоминает, что согласно его прецедентной практике понятие семьи в значении статьи 8 Конвенции включает в себя не только зарегистрированные супружеские отношения, но и другие «семейные» связи, которые предусматривают, что их участники живут совместно вне законного брака (см., в частности, Постановление Европейского суда по делу «Шальк и Копф против Австрии» (Schalk and Kopf v. Austria), жалоба N 30141/04, § 94, ECHR 2010-… и Постановление Европейского суда от 26 мая 1994 г. по делу «Киган против Ирландии» (Keegan v. Ireland), § 44, Series A, N 290).

70. Во-вторых, что касается малолетних детей, Европейский суд также напоминает, что ребенок, рожденный от брачных отношений, в силу самого закона является частью этой «семьи» с момента его рождения и в связи с ним (см. Постановление Европейского суда от 21 июня 1988 г. по делу «Беррехаб против Нидерландов» (Berrehab v. Netherlands), § 21, Series A, N 138). Таким образом, между ребенком и его родителями существует связь, составляющая семейную жизнь. Наличие или отсутствие «семейной жизни» — по существу вопрос факта, зависящий от реального существования на практике близких личных связей, например, проявляемый интерес и признание отцом ребенка до и после рождения (см. Постановление Европейского суда по делу «Леббинк против Нидерландов» (Lebbink v. Netherlands), жалоба N 45582/99, § 36, ECHR 2004-IV).

71. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский суд отмечает, что вопрос относительно наличия частной и/или семейной жизни не рассматривался на национальном уровне с учетом вышеизложенных принципов (см. § 17 и 19 настоящего Постановления). Следовательно, Европейский суд оценит его самостоятельно с учетом доводов сторон.

72. Европейский суд подчеркивает, что государством-ответчиком не оспорен довод заявителя о том, что он прибыл в Российскую Федерацию в 1995 году, то есть примерно в возрасте 14 лет. Сторонами не оспаривалось, что с 2004 года заявитель проживал в гражданском браке с российской гражданкой А. Также не оспаривалось, что, по крайней мере, с октября 2004 года по сентябрь 2006 года заявитель находился в Российской Федерации на законных основаниях.

73. Европейский суд также отмечает, что А. родила двух детей в 2005 и 2006 годах. Мальчик получил фамилию заявителя, который формально признал его сыном. В то время как над девочкой формально не было установлено отцовство по неуказанным причинам, у нее было отчество заявителя. Важно, и это не оспаривалось сторонами, что заявитель и А. проживали совместно, включая родившихся впоследствии двоих детей. Равным образом представляется, что заявитель с самого начала понимал свою роль отца детей.

74. Учитывая вышеизложенное, Европейский суд напоминает, что вопрос о том, имел ли заявитель личную и/или семейную жизнь в значении пункта 1 статьи 8 Конвенции, должен быть рассмотрен с учетом его положения в то время, когда оспариваемая мера была к нему применена (см. Постановление Большой палаты от 23 июня 2008 г. по делу «Маслов против Австрии» (Maslov v. Austria), жалоба N 1638/03, § 61, и Постановление Европейского суда от 21 октября 1997 г. по делу «Бужлифа против Франции» (Boujlifa v. France), § 36, Reports of Judgments and Decisions 1997-VI). В любом случае Европейский суд отмечает, что соответствующие фактические и правовые обстоятельства значительно не изменились с января 2007 года. В то же время Европейский суд не может не отметить то обстоятельство, что, по крайней мере, до апреля 2011 года выдворение в отношении заявителя не было исполнено. Отсюда следует, что семейная жизнь заявителя с А. продолжалась в Российской Федерации с 2007 по 2011 год, и что, в частности, дети достигли возраста пяти лет или приблизились к нему.

75. Исходя из указанных соображений, Европейский суд полагает, что отношения заявителя с А. и двумя детьми составляли «семейную жизнь». Европейский суд, таким образом, устанавливает, что обстоятельства настоящего дела относятся к сфере действия пункта 1 статьи 8 Конвенции.

76. Европейский суд также отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

2. Существо жалобы

a) Общие принципы

77. Европейский суд напоминает, что на государство как на субъект международного права и его международных соглашений возложена обязанность контролировать въезд иностранцев и их пребывание на своей территории (см. в частности, упоминавшееся выше Постановление Европейского суда «Маслов против Австрии», § 68). Конвенция не гарантирует права на организацию семейной жизни в конкретной стране, и для выполнения задачи по поддержанию общественного порядка участвующие страны имеют полномочия для выдворения иностранцев, совершивших преступления. Однако их решения в этой связи, поскольку они могут нарушить права, охраняемые пунктом 1 статьи 8 Конвенции, должны находиться в соответствии с законодательством и критерием необходимости высылки в демократическом обществе, то есть быть оправданными неотложной общественной необходимостью и, в частности, соразмерными преследуемой законной цели (см. Постановление Большой палаты по делу «Сливенко против Латвии» (Slivenko v. Latvia), жалоба N 48321/99, ECHR 2003-X, § 113).

78. Относимый критерий для оценки Европейским судом необходимости высылки в демократическом обществе был недавно сформулирован следующим образом в упоминавшемся выше деле «Юнер против Нидерландов» (§ 57 — 58):

«…57. Хотя статья 8 Конвенции не… содержит абсолютного права какой- либо категории иностранцев не быть высланными, прецедентная практика Европейского суда неоднократно подтверждала возможность наличия обстоятельств, при которых высылка иностранца породит нарушение этого положения… В деле Бультифа <*> Европейский суд выработал соответствующие критерии, которые используются при оценке того, являлась ли высылка мерой, необходимой в демократическом обществе и пропорциональной преследуемой законной цели. Этими критериями… являются:

— характер и тяжесть нарушения, совершенного заявителем;

— длительность пребывания заявителя в стране, из которой он подлежит высылке;

— время, прошедшее после совершения нарушения, и поведение заявителя в этот период;

— гражданство заинтересованных лиц;

— семейная ситуация заявителя, в частности, длительность брака и другие факторы, отражающие реальность семейной жизни пары;

— знал ли другой супруг о нарушении в момент создания семейных отношений;

— имеются ли дети от брака и если да, сколько их;

— серьезность сложностей, с которыми предположительно столкнется супруг в стране, в которую должен быть выслан заявитель…».

      – ------------------------------

<*> Имеется в виду Постановление Европейского суда от 2 августа 2001 г. по делу «Бультиф против Швейцарии» (Boultif v. Switzerland), жалоба N 54273/00, § 48 (прим. переводчика).

79. Европейский суд учитывает наилучшие интересы и благополучие детей, в частности, уровень трудностей, с которыми дети заявителя могут столкнуться в стране, в которую высылают заявителя, прочность социальных, культурных и семейных связей со страной пребывания и страной назначения.

80. Хотя указанные выше критерии должны способствовать применению национальными судами статьи 8 Конвенции в делах о выдворении, значение, придаваемое тому или иному критерию, будет различным в зависимости от особых обстоятельств каждого дела.

81. Государство должно установить справедливое равновесие между конкурирующими интересами лица и общества в целом, и в обоих контекстах государство имеет определенные пределы усмотрения. Более того, статья 8 Конвенции не возлагает общего обязательства на государство уважать выбор иммигрантами страны своего пребывания и санкционировать воссоздание семей на своей территории. Тем не менее в делах, которые касаются семейной жизни и иммиграции, объем обязанности государства допустить родственников лиц, пребывающих на его территории, будет зависеть от конкретных обстоятельств лиц и их основных интересов (см. Постановление Европейского суда по делу «Родригис да Силва и Хогкамер против Нидерландов» (Rodrigues da Silva and Hoogkamer v. Netherlands), жалоба N 50435/99, § 39, ECHR 2006-I).

82. В этой связи должны быть учтены такие факторы, как уровень нарушения семейной жизни, уровень связей в государстве-участнике, существуют ли непреодолимые препятствия для проживания семьи в родной стране для одного или более из них и существуют ли там факторы иммиграционного контроля (например, случаи нарушения иммиграционного законодательства) или соображения общественного порядка, свидетельствующие в пользу исключения (см. там же). Другим важным фактором может стать вопрос, началась ли семейная жизнь после того, как конкретные лица были предупреждены о том, что иммиграционный статус

одного из них делал сохранение семейной жизни в принимающей стране изначально рискованным (см., в частности, Постановление Европейского суда от 31 июля 2008 г. по делу «Дарен Омореги и другие против Норвегии» (Darren Omoregie and Others v. Norway), жалоба N 265/07, § 57).

b) Применение вышеизложенных принципов в настоящем деле

83. Европейский суд полагает, что административное выдворение из страны создает «вмешательство» в право заявителя на уважение его семейной жизни. Это вмешательство влечет нарушение статьи 8 Конвенции, если только оно не является оправданным с точки зрения пункта 2 статьи 8 Конвенции.

84. Европейский суд полагает, что вмешательство в настоящем деле соответствовало законодательству, а именно статье 18.8 КоАП РФ. Административное выдворение из страны являлось дополнительным наказанием за нарушение правил пребывания иностранцев. Заявитель был признан виновным вследствие отсутствия «регистрации» (см. § 26 и 33 настоящего Постановления).

85. Власти Российской Федерации утверждали, что данное вмешательство преследовало законную цель защиты общественной безопасности и порядка. Однако ключевым вопросом для Европейского суда является тот, была ли эта мера необходимой в демократическом обществе и пропорциональной преследуемой законной цели.

86. Европейский суд напоминает, что сторонами не оспаривалось, что заявитель прибыл в Российскую Федерацию в 1995 году в возрасте 14 лет, а затем был принят в высшее учебное заведение. С 2003 или 2004 года заявитель на законных основаниях проживал в Краснодарском крае с гражданкой Российской Федерации в качестве сожителя. В сентябре 2006 года документ, предоставлявший ему право на пребывание в Российской Федерации, был аннулирован.

87. Кроме того, Европейский суд отмечает, что нарушение, за которое 11 января 2007 г. заявителю было предписано покинуть Российскую Федерацию, состояло в несоблюдении установленных для иностранцев правил «регистрации», относящемся к незначительным административным правонарушениям (см. § 26 настоящего Постановления). Европейский суд отмечает, что до 15 января 2007 г. Закон о правовом положении иностранных граждан содержал положения о регистрации иностранных граждан. Иностранцы должны были обратиться за «регистрацией» в течение трех дней по прибытии в Россию (см. § 33 настоящего Постановления). Европейский суд учитывает довод властей Российской Федерации о том, что в ноябре 2006 года заявитель был оштрафован за это нарушение.

88. Тем не менее Европейский суд не убежден, что после того, как его регистрация была аннулирована в сентябре 2006 года, заявитель, который более не являлся «законно» пребывающим в стране, имел какую-либо возможность легализовать свое присутствие в Российской Федерации, учитывая применимые положения и процедуры российского законодательства. Согласно Закону о правовом положении иностранных граждан иностранец должен покинуть территорию Российской Федерации по истечении разрешенного ему периода времени пребывания в стране, за исключением случаев, когда в дату истечения этого срока он уже получил разрешение на продление и возобновление данного срока или когда его заявление о продлении и другие документы были приняты на рассмотрение (см. § 30 настоящего Постановления).

89. Таким образом, представляется, что при обстоятельствах дела заявитель должен был покинуть Российскую Федерацию, чтобы иметь законное основание обратиться за новым разрешением на пребывание на территории Российской Федерации. Действительно, поскольку заявитель не имел никакого разрешения на пребывание в стране, ему была предоставлена транзитная виза с 7 по 16 ноября 2006 г., чтобы дать ему возможность покинуть Российскую Федерацию. Однако он не выехал из страны, как он объяснил, так как его жена недавно родила второго ребенка, и он должен был заботиться об их первом ребенке. В связи с тем, что поведение заявителя и его возможные попытки узаконить свое присутствие в Российской Федерации могут быть существенными для оценки, Европейский суд полагает, что заявитель действовал без особой тщательности и поэтому попал в «безвыходное положение» относительно своего иммиграционного статуса в Российской Федерации. В то же время необходимо отметить, что заявитель был признан виновным в несоблюдении правил регистрации, а не в пребывании в стране без соответствующего документа, такого как виза или разрешение на пребывание.

90. Как можно видеть из протокола административного правонарушения, заявитель ограничил свои объяснения задержавшему его сотруднику утверждением об отсутствии достаточного времени для продления разрешения на пребывание. В отсутствие адвоката заявитель не затрагивал причин, касавшихся его семейной жизни, на слушании в суде первой инстанции, рассматривавшем дело об административном правонарушении. Европейский суд согласен с властями Российской Федерации в том, что можно разумно полагать, что, находясь в России в течение столь длительного периода, заявитель мог обладать некоторым уровнем знания русского языка, который мог быть достаточен для подачи жалоб национальным властям или понимания своих процессуальных прав (см. с необходимыми изменениями Постановление Европейского суда от 14 января 2003 г. по делу «Лагерблом против Швеции» (Lagerblom v. Sweden), жалоба N 26891/95, § 61 и 62).

91. Вместе с тем, учитывая природу разбирательства, касавшегося возможного нарушения правил регистрации или пребывания иностранных граждан, Европейский Суд признает, что значение причин, связанных с влиянием на его семейную жизнь, могло быть неочевидным для заявителя в тот момент разбирательства. Следует отметить, что подобный аргумент был выдвинут в суде кассационной инстанции, а также в надзорных жалобах, когда заявитель обжаловал решение о его административном выдворении.

92. Таким образом, хотя поведение заявителя небезупречно, позиция властей Российской Федерации в настоящем деле также порождает серьезные вопросы с точки зрения статьи 8 Конвенции.

93. По мнению Европейского суда, право должностных лиц применять меру в виде выдворения может создавать важное средство предотвращения серьезных и неоднократных нарушений иммиграционных правил. Схема применения национального иммиграционного законодательства, которая, как в настоящем деле, основана на административных санкциях в виде выдворения, не нарушает статью 8 Конвенции. В любом случае Европейский суд не должен абстрактно рассматривать соответствие иммиграционных процедур Конвенции, но должен убедиться конкретно, какое влияние оказало применение таких процедур на права заявителя, предусмотренные статьей 8 Конвенции.

94. Европейский суд напоминает в этой связи, что, хотя национальные власти пользуются определенным усмотрением при вмешательстве в осуществление права, установленного Конвенцией, такого как в настоящем деле, процессуальные гарантии, доступные лицу, имеют особое значение при определении того, осталось ли государство-ответчик в пределах своего усмотрения. Действительно, прецедентная практика Европейского суда указывает, что, хотя статья 8 Конвенции не содержит никаких прямых процессуальных требований, процесс принятия решений, повлекший меры вмешательства, должен быть справедливым и таким, чтобы надлежащим образом обеспечивать уважение интересов, защищаемых статьей 8 Конвенции (см. Постановление Большой палаты по делу «Чапман против Соединенного Королевства» (Chapman v. United Kingdom), жалоба N 27238/95, § 92, ECHR 2001-I, и Постановление Европейского суда от 25 сентября 1996 г. по делу «Бакли против Соединенного Королевства» (Buckley v. United Kingdom), § 76, Reports 1996-IV).

95. Сторонами не утверждалось, что национальные суды при рассмотрении дела об административном правонарушении, как в настоящем деле, не имели возможности принять во внимание соответствующие принципы статьи 8 Конвенции (см. для сравнения Постановление Европейского суда от 13 мая 2008 г. по делу «Макканн против Соединенного Королевства» (McCann v. United Kingdom), жалоба N 19009/04, § 49 — 55). Напротив, национальная судебная практика предусматривает, что причины, касающиеся семейной жизни, должны приниматься во внимание при принятии решения об административном выдворении (см. § 32 настоящего Постановления).

96. Учитывая вышеизложенное, Европейский суд не удовлетворен мотивировкой суда кассационной инстанции в части фактических и правовых оснований, связанных с семейной жизнью заявителя, когда решение об административном выдворении из Российской Федерации было оставлено без изменений. Как уже отмечалось, суд не ссылался на применимые принципы Конвенции относительно наличия частной и/или семейной жизни (см. также § 19 и 36 настоящего Постановления). Более того, необходимо учитывать, что, если, как в настоящем деле, вмешательство в права заявителя, установленные статьей 8 Конвенции, имело законную цель защиты общественной безопасности или порядка, национальные власти должны оценивать степень угрозы общественной безопасности и порядку со стороны заявителя.

97. Европейский суд также отмечает, что, несмотря на значение личных показаний, суд кассационной инстанции не провел устного слушания. Также он не нашел необходимым заслушать А. Заявителю было указано, что в соответствии с применимым законодательством выдворение влекло запрет на его въезд в Российскую Федерацию в течение пяти лет и получения разрешения на временное пребывание на тот же срок (см. § 31 и 34 настоящего Постановления). При таких обстоятельствах, как это предусмотрено российским законодательством (см. § 32 настоящего Постановления), национальные власти должны были рассмотреть вопрос о наилучших интересах и благополучии детей, а также о прочности социальных, культурных и семейных связей с Камеруном и Российской Федерацией (см. также упоминавшееся выше Постановление Большой палаты по делу «Юнер против Нидерландов», § 58).

98. Таким образом, отсутствие оценки национальных властей влияния их решений на семейную жизнь заявителя должно рассматриваться как выходящее за пределы усмотрения государства.

99. При обстоятельствах настоящего дела Европейский суд полагает, что не было четко установлено, что нарушение заявителем требований правил пребывания и регистрации перевешивало то обстоятельство, что заявитель проживал в Российской Федерации продолжительное время, ведя хозяйство с российской гражданкой, с которой у них было двое общих детей.

100. Соответственно, Европейский суд находит, что выдворение заявителя из Российской Федерации составит нарушение статьи 8 Конвенции.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1) признал жалобу в части содержания заявителя под стражей в связи с его административным выдворением из Российской Федерации и жалобу в части его семейной жизни приемлемой, а в остальной части — неприемлемой;

2) постановил, что по делу требования подпункта «f» пункта 1 статьи 5 Конвенции нарушены не были;

3) постановил, что выдворение заявителя из Российской Федерации составит нарушение статьи 8 Конвенции.

Дата актуальности материала: 23.04.2017

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed