top-menu
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
menu-mobile

Дело по жалобе «Власов против РФ»

Главная Профессиональные новости Дело по жалобе "Власов против РФ"

ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ПО ДЕЛУ «ВЛАСОВ (VLASOV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
(Жалоба N 78146/01)

(Страсбург, 12 июня 2008 года)

Заявитель жаловался со ссылкой на статью 8 Конвенции на чрезмерные ограничения свиданий с семьей в период его предварительного заключения.

B. Мнение Европейского суда

123. Европейский суд напоминает, что содержание под стражей, как любая другая мера лишения свободы, влечет естественные ограничения личной и семейной жизни. Однако существенной частью права заключенного на уважение его семейной жизни является обеспечение или при необходимости содействие со стороны властей в поддержании связей с ближайшими родственниками. Такие ограничения, как определение количества свиданий с семьей и, если это оправдано характером преступления, установление особого режима содержания под стражей или специальные меры по организации свиданий, представляют собой вмешательство в его права, гарантированные статьей 8 Конвенции, но не являются сами по себе нарушением этого положения. Тем не менее любое ограничение такого рода должно быть «предусмотрено законом», должно преследовать одну или несколько законных целей, перечисленных в пункте 2 статьи 8 Конвенции, и, кроме того, должно быть оправдано в качестве «необходимого в демократическом обществе» (см., в частности, Постановление Европейского суда от 18 января 2007 г. по делу «Эстрих против Латвии» (Estrikh v. Latvia), жалоба N 73819/01, § 166; Постановление Европейского суда по делу «Кучера против Словакии» ({Kucera} v. Slovakia), жалоба N 48666/99, § 127, ECHR 2007-… (извлечения); и Постановление Европейского суда от 3 апреля 2003 г. по делу «Кламецкий против Польши» (Klamecki v. Poland) (N 2), жалоба N 31583/96, § 144).

124. Европейский суд отмечает, что с момента задержания заявителя в августе 1999 г. и до середины января 2001 г. следователем отклонялись все ходатайства о свиданиях. Утверждение властей Российской Федерации о том, что в 1999 г. заявителю было разрешено встретиться с женой в присутствии милиционеров, не подтверждается доказательствами. Европейский суд находит, что действовавший 17 месяцев запрет на свидания с семьей представлял собой вмешательство в право заявителя на уважение его семейной жизни.

125. Европейскому суду следует прежде всего удостовериться в том, было ли вмешательство «предусмотрено законом». Вмешательство было основано на статье 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и Правилах внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации, которые относили на усмотрение следователя разрешение не более двух свиданий с семьей в месяц (см. § 72 и 73 настоящего Постановления). Европейский суд, таким образом, признает, что отказ в свиданиях с семьей имел основу в национальном законодательстве. Однако он учитывает, что выражение «предусмотрено законом» не только требует, чтобы оспариваемая мера была основана на законе, но также затрагивает качество указанного Закона. Формулировки закона должны быть достаточно ясны, чтобы лица имели адекватное представление об обстоятельствах и условиях, дающих властям право прибегнуть к оспариваемым мерам. Кроме того, национальное законодательство должно предусматривать меры правовой защиты от произвольного вмешательства публичных властей в права, гарантированные Конвенцией. Наделение исполнительной власти неограниченными полномочиями в вопросах, затрагивающих фундаментальные права, противоречило бы верховенству права. Соответственно, законодательство должно с достаточной ясностью устанавливать пределы полномочий, которыми наделены компетентные органы, и способ их осуществления, учитывая законную цель указанной меры, для обеспечения лицу адекватной защиты против произвольного вмешательства (см., например, Постановление Европейского суда по делу «Лупса против Румынии» (Lupsa v. Romania), жалоба N 10337/04, § 32 и 34, ECHR 2006-…; и Постановление Европейского суда от 20 июня 2002 г. по делу «Аль-Нашиф против Болгарии» (Al-Nashif v. Bulgaria), жалоба N 50963/99, § 119).

126. Европейский суд отмечает, что и Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», и Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов были доступны заключенным. Однако они не отвечали требованию предсказуемости, поскольку наделяли следователя правом неограниченного усмотрения, но не определяли обстоятельства, при которых в свиданиях с семьей может быть отказано. Оспариваемые положения давали понять, что в свиданиях с семьей может быть отказано, но не указывали длительности применения этой меры или причин, которые могут обусловить ее применение. Не предусматривалась возможность обжалования отказа в разрешении, и не указывалось, вправе ли суд рассматривать такую жалобу (см. также изложенные ниже выводы Европейского суда в части статьи 13 Конвенции). Отсюда следует, что положения российского законодательства, регулирующего свидания с семьей, не указывают с достаточной ясностью пределы и способ осуществления соответствующих дискреционных полномочий, которыми наделены публичные власти, в связи с чем заявитель даже в минимальной степени не пользовался защитой, на которую граждане имеют право благодаря верховенству права в демократическом обществе (см. для сравнения Постановление Европейского суда от 13 сентября 2005 г. по делу «Островар против Молдавии» (Ostrovar v. Moldova), жалоба N 35207/03, § 100; и Постановление Европейского суда от 15 ноября 1996 г. по делу «Калоджеро Диана против Италии» (Calogero Diana v. Italy), Reports of Judgments Decisions 1996-V, § 32 — 33). С учетом вышеизложенного Европейский суд полагает, что указанное вмешательство не может рассматриваться как «предусмотренное законом». По причине такого вывода оценка того, были ли соблюдены другие условия, изложенные в пункте 2 статьи 8 Конвенции, не является обязательной.

127. Соответственно, имело место нарушение статьи 8 Конвенции в части ограничений права заявителя на свидание с семьей.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

6) постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции в части ограничений права заявителя на свидание с семьей;

7) постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции в части неоправданных ограничений переписки и обмена документами.

Дата актуальности материала: 23.04.2017

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed