г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Фактические браки: нужно ли легализовать?

Автор статьи — Бессонова Т.В., АБ «Антонов и партнеры»

Независимо от того, как каждый из нас относится к фактическим бракам, почти у каждого есть знакомые, которые в нем живут. И это не «падение нравов» или «происки ГосДепа», а существующее в объективной реальности явление, которое нельзя игнорировать, и в этом его актуальность. В отечественном правоведении так называемые фактические браки редко становились объектом самостоятельных правовых исследований, однако сейчас тенденция изменилась, и фактические брачные отношения так или иначе упоминаются во многих работах по семейному праву.

Сначала необходимо определиться с терминологией. Все определения фактического брака можно свести к 2 основным положениям:

  1. Отсутствие регистрации в установленном порядке
  2. Стабильное сожительство, характеризующееся совместным ведением хозяйства, взаимным доверием и поддержкой, общим досугом и, в отдельных случаях, наличием совместных детей[1].

Именно второй пункт позволяет говорить, что люди, проживающие в фактическом браке, с точки зрения социологии являются семьей, а, учитывая важность этого института для общества, фактические браки нельзя игнорировать.

Вопрос стоит только в плоскости юриспруденции: признавать ли это семьей?

Взглянем на вопрос с исторической точки зрения.

В Античности к таким фактическим бракам относились спокойно, так как существовала лишь религиозная процедура бракосочетания. По мысли древних, если человек не хотел совершать брачный ритуал, то он нес ответственность только перед богом или богами, и он же после смерти должен был испытать муки за нарушения обычаев. И то не всегда.

В Древнем Риме, чья правовая система была воспринята в том числе и нашим государством, к фактическим бракам относились спокойно. Религиозный обряд совершали далеко не все, а чтобы как-то отделить семейные отношения, был модифицирован институт приобретательной давности. Все было просто: срок приобретательной давности на движимые вещи в Риме составлял 1 год. И раз женщина жила у мужчины в течение года, то он приобретал на нее права согласно приобретательной давности. Чтобы обойти это правило, женщины поступала просто: прожив год с мужчиной, он уходила на 3 дня. Этого было достаточно, чтобы срок приобретательной давности начинал течь заново.

Традиция связывать брак с соблюдением определенной процедуры его оформления, характерная для российского права, восходит, как это принято считать, к праву Византии, когда в конце IX столетия (около 893 г.) император Лев Мудрый издал закон, предписывающий вступать в брак не иначе как посредством церковного венчания. Только такой брак получал государственную поддержку; несоблюдение же формы, предписываемой государством и канонами государственной религии, вело к признанию заключенного союза незаконным. Спустя два столетия требование узаконения брака было распространено и на низшие слои общества — рабов и крепостных.

В западных христианских государствах сложилась иная, отличная от православной, трактовка брака. Католическая церковь длительное время не считала обязательным для заключения брака соблюдение каких-либо особых процедур, хотя и рекомендовала католикам получение церковного благословения. Поэтому в государствах, где господствовал католицизм, признавались так называемые тайные браки, т. е. простое, не получившее церковного освящения, но обязательно основанное на взаимном согласии сожительство мужчины и женщины. Несмотря на сложившийся к XIII в. народный обычай, по которому священник осуществлял передачу невесты жениху и объявлял их мужем и женой, только с постановлениями Тридентского собора (середина XVI в.) в западных христианских государствах юридическая действительность брака стала в полной мере связываться с соблюдением особой публичной процедуры.

Как видно, в странах, ориентированных на православие, в качестве брака стало рассматриваться только узаконенное сожительство, напротив, в странах, где господствовал католицизм, правовые последствия длительное время мог порождать сам факт простого сожительства, который расценивался как брак.

Полностью не ушли в прошлое и так называемые браки по общему праву, когда юридические последствия могут порождать фактические брачные отношения, имеющие «репутацию брака». Они признаются лишь в некоторых американских штатах и английских провинциях Канады.[2]

Для российского правоведения до 1917 г. характерны традиционные для восточно-христианских государств подходы к пониманию брака: здесь брак однозначно трактуется как оформленный в установленном порядке союз мужчины и женщины, единство особого социального содержания этого союза и его канонической формы, необходимость соблюдения которой предписана государством. Г. Ф. Шершеневич писал: «С точки зрения юридической брак есть союз мужчины и женщины с целью сожительства, основанный на взаимном соглашении и заключенный в установленной форме».

После революции 1917 года церковь объявлялась отделенной от государства, поэтому единственной формой брака стал так называемый гражданский, т. е. светский, брак. С 1926 по 1944 г. в нашей стране осуществлялась попытка узаконения и внебрачного сожительства, но столкнувшись с рядом трудностей (возможность фактического проживания одновременно с несколькими партнерами, размытые критерии определения семейных отношений) законодатель вернулся к традиционной трактовке брака и последовательно ее придерживается вплоть до настоящего времени. Понимание брака как сожительства, оформленного в установленном порядке (по религиозным канонам или согласно светским установлениям) и вследствие этого признаваемого государством, к концу XX в. характерно для подавляющего большинства стран мира[3].

Что касается современных авторов, то их мнения расходятся.

М. В. Антокольская считает, что «незарегистрированный брак по-прежнему не порождает никаких правовых последствий», что «следует признать не отвечающим современным потребностям общества»[4].

Л. П. Короткова и А. П. Вихров, полагают, что «семья изначально образовывается и пребывает только в рамках закона… Сожительство как брачное состояние без регистрации не порождает семейно-правовых последствий и свидетельствует о легкомыслии в брачных отношениях, об аморфности и ненадежности их, о безответственности перед семьей и обществом, а в конечном счете — о неприятии признаваемой законом и государством семьи»[5]. Фактический брак они понимают как проявления правового нигилизма.

С. И. Реутов считает, что хотя регистрация брака является, безусловно, необходимой и с общественных позиций целесообразной, незарегистрированные фактические браки не могут находиться вне правового регулирования, так как сложившаяся на их основе семья характеризуется теми же признаками, что и семья, созданная на основе зарегистрированного брака, и выполняет аналогичные функции: деторождения, воспитания детей, взаимной материальной поддержки и сотрудничества[6].

Последняя точка зрения представляется наиболее актуальной, так как семья – не только юридический, но и демографический, социологический и экономический институт, и нельзя ее упрощать до чисто юридического понимания.

Существующая семейная политика государства обходит стороной вопрос фактических браков, а зря. Отсутствие должного правового регулирования порождает больше злоупотреблений, чем легализация. Как показывает практика, с помощью законов нельзя искоренить какое-либо явление в обществе, а можно лишь держать его в определенных рамках: «Не можешь остановить — возглавь».

В трудовом праве до недавнего времени существовала похожая проблема: люди работали по гражданско-правовому договору, хотя фактически между сторонами этого договора возникали трудовые отношения. Это делалось для ухода от налогов и отчислений в пенсионный фонд. Работники оставались без должной правовой защиты: периоды не засчитывались в стаж, отсутствовали выплаты работницам в декрете. Поэтому стало возможным в судебном порядке признавать гражданско-правовой договор трудовым при соблюдении определенных условий.

Легализация фактических браков позволяет улучшить уровень правовой защиты фактических супругов. Зачастую пары, живущие без регистрации, не задумываются о том, на кого оформлять машину и другое ценное имущество, купленное на общие средства. А так как режим совместной собственности не распространяется на имущество граждан, живущих без регистрации брака, имущественные интересы одного из них могут быть нарушены.

В жилищном праве фактический супруг собственника жилого помещения может быть признан членом его семьи, а, значит, иметь право пользования этим жилым помещением, если будет доказано, что они вели общее хозяйство[7].

Очевидно, при легализации фактических браков следует обратить внимание:

  1. Четкое определение критериев наличия фактического брака
  2. Наличие хотя бы у одного из сожителей зарегистрированного брака делает невозможным признание фактического брака (проявление принципа моногамности).

Таким образом, нельзя обходить стороной такое явление, как фактические браки, в том числе оставлять их без законодательного регулирования. Относиться к нему можно по-разному, но игнорировать нельзя. Формально-юридическое отношение к институту семьи порождает злоупотребления, которые, к сожалению не всегда можно пресечь.

Вывод такой: юридическое признание фактических браков и приравнивание их к зарегистрированным будет целесообразно, так как позволит повысить уровень правовой защищенности сожителей.

Список литературы:

  1.              Пп. «Б», п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» // «Российская газета». – 2009. — №123.
  2.              Антокольская М. В. Семейное право. С. 115.
  3.              Короткова Л. П., Вихров А. П. Семья — только в рамках закона // Правоведение. 1994. № 5–6. С. 160.
  4.              Косова, О. Ю. «Фактические браки» и семейное право. //Правоведение. -1999. — № 3. — С. 105 — 120
  5.              Реутов С. И. К вопросу о фактических брачных отношениях. С. 83–95.
  6.              Хачатарян Л.А. Современный брак как – результат эволюции семейно-брачных отношений / / Вестник Пермского университета. – 2011. — №1(5) – С. 90-93

[1] Косова, О. Ю. «Фактические браки» и семейное право. //Правоведение. -1999. — № 3. — С. 105

[2] Хачатарян Л.А. Современный брак как – результат эволюции семейно-брачных отношений / / Вестник Пермского университета. – 2011. — №1(5) – С. 90-93

[3] Косова, О. Ю. «Фактические браки» и семейное право. //Правоведение. -1999. — № 3. — С. 108

[4] Антокольская М. В. Семейное право. С. 115.

[5] Короткова Л. П., Вихров А. П. Семья — только в рамках закона // Правоведение. 1994. № 5–6. С. 160.

[6] Реутов С. И. К вопросу о фактических брачных отношениях. С. 83–95.

[7] Пп. «Б», п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» // «Российская газета». – 2009. — №123.

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — юридическая помощь в Москве, Самаре
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии