г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Санкт-Петербург, Спасский пер., д. 14/35, лит. А, офис 1304
АНТОНОВ
И ПАРТНЁРЫ
АДВОКАТСКОЕ БЮРО

Фирменное право России

С.Ю. ФИЛИППОВА

Мне бы хотелось выразить признательность доктору юридических наук, профессору кафедры коммерческого права и основ правоведения Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова Борису Ивановичу Пугинскому за помощь и участие в моей судьбе, неизменно вдохновляющему меня преодолевать трудности в продвижении инструментального подхода, а также за подаренный мне интерес к науке коммерческого права.

Я бы не могла заниматься наукой и написать эту книгу без доброго отношения, советов, критических замечаний дорогих мне людей: доктора юридических наук заведующего кафедрой предпринимательского права МГУ Евгения Парфирьевича Губина, доктора юридических наук, профессора Ирины Сергеевны Шиткиной, доктора юридических наук, профессора Владимира Викторовича Кулакова.

Также я благодарна доктору юридических наук Юлии Сергеевне Харитоновой за идею обратиться к исследованию фирменных наименований, доктору юридических наук Вадиму Анатольевичу Белову за доброе отношение, высказанные сомнения в части пределов использования инструментального подхода в гражданско-правовой науке, помощь в поисках имени для монографии, а также кафедре коммерческого права и основ правоведения Московского университета имени М.В. Ломоносова и ее заведующей — доктору юридических наук Елене Антоновне Абросимовой за поддержку моих начинаний и помощь в апробации представленных в работе выводов путем включения учебного курса в учебный план магистерской программы.

Имя имеет ценность тем большую,

чем богаче внутреннее содержание личности.

И.А. Покровский

Вместо введения. О проблеме фирменного права

Однажды совершенно случайно мне попалась изумительная коммерческая организация. Она называлась: «Общество с ограниченной ответственностью «Почему слоны?!» (ОГРН 1037789066039). Почему она называлась так? Чем руководствовались учредители, выбирая столь неординарное название для своей организации? Я стала изучать фирменные наименования современных отечественных коммерческих организаций и обнаружила, что названия есть самые разные, свобода творчества и фантазии учредителей проявляются в полной мере, при этом законодательство о фирменных наименованиях фрагментарно, единообразие правоприменения отсутствует.

В современных отечественных реалиях основной формой предпринимательской деятельности является создание коммерческой организации. Число зарегистрированных коммерческих юридических лиц превышает четыре миллиона, и каждая из них имеет фирменное наименование — определенное словесное обозначение на русском языке. Русский язык, несомненно, очень богат, однако и в нем есть лишь ограниченное количество слов, которое составляет согласно Словарю русского литературного языка 131 257 слов (впрочем, в это количество входят и такие малоизвестные широкой публике слова, как «нухрить», «потка», «зигнелла», «изафет» и пр.). Число наиболее употребительных слов уже куда меньше — около 40 тыс., включая слова всех частей речи. В словаре языка А.С. Пушкина насчитывается 24 тыс. слов, а словарь среднего образованного человека варьируется в пределах 5 — 10 тыс. слов <1>. Очевидно, что на каждую коммерческую организацию нельзя подобрать отдельное существующее слово из русского языка, особенно с учетом того, что не каждое слово в принципе пригодно для использования в фирме. Вряд ли привлекательными для включения в фирменное наименование являются приведенные выше слова из академического словаря русского языка, а также наречия, деепричастия, научные термины, названия различных болезней, слова, негативно окрашенные по их значению, и пр. Все это еще уменьшает число слов, пригодных для включения в фирменные наименования. Понятно, есть еще словотворчество, однако и оно имеет пределы. Как правило, в составных словах используются сокращения и корни существующих слов. При проведении исследования содержащихся в ЕГРЮЛ фирменных наименований некоторые наиболее употребительные слова встречались десятки, сотни и даже тысячи раз. Ограниченность ресурса — в данном случае это слова русского языка, привлекательные для использования в предпринимательской деятельности для обозначения коммерческой организации, — требует установления правил приобретения и использования фирмы, с тем чтобы сохранялся баланс интересов разных предпринимателей.

———————————

<1> См.: Карпухин С. Сколько слов в русском языке // Наука и жизнь. 2004. N 11.

Существующие в отечественном законодательстве правила, регулирующие отношения, связанные с использованием фирменных наименований, во многом повторяют положения торгового законодательства, разработанные в XIX в., однако тогда число коммерсантов было существенно меньше и недостаток языкового ресурса не ощущался. На сегодня назрела насущная потребность смягчения многих требований к фирме, в том числе для обеспечения возможности приобретения привлекательных фирменных наименований и для вновь создаваемых коммерческих организаций.

Фирма — внешнее вербальное воплощение коммерческой организации, можно сказать, ее «лицо». По фирме окружающие составляют первое представление о ней, оценивают привлекательность заключения с ней договора и взвешивают сопряженные с этим риски. Как человека «встречают по одежке», так коммерческую организацию встречают по фирме — ведь никакого иного внешнего выражения коммерческой организации, доступного при первой же попытке «познакомиться» с ней, нет. Велик соблазн с помощью правильно подобранных слов в фирме получить конкурентные преимущества: завладеть вниманием и памятью потенциальных потребителей, вызвать их интерес, доверие и, главное, в итоге — желание приобрести товары. Право, исходя из возложенных на него задач, должно обеспечить защиту «слабого» субъекта, полагающегося на фирму в качестве ориентира для оценки коммерческой организации. Это заставляет законодателя регламентировать отношения, связанные с использованием фирменных наименований, устанавливая пределы свободы выбора фирмы, не оставляя все на откуп предпринимательской фантазии.

Отечественное законодательство о фирменном наименовании формировалось в течение сравнительного небольшого периода времени (в отличие от таких институтов, как вещное право, договорное право, и др.), параллельно с этим развивалось в рамках науки торгового права и учение о фирме. В дореволюционной отечественной юриспруденции фирменное право являлось частью коммерческого (торгового) права. Существенный вклад в становление представлений о фирме внесли дореволюционные ученые: П.П. Цитович, А.И. Каминка, Г.Ф. Шершеневич, В.В. Розенберг, Е.Н. Данилова и др.

После революции наука торгового права переживала период упадка, фактически исследования коммерческих правоотношений не проводились. Проблематикой фирменных наименований никто не занимался, вопрос этот снова начал привлекать внимание ученых лишь в конце XX в., однако теперь он не включался в учебники коммерческого (торгового) права. Этим вопросом занимались в основном ученые, исследующие средства индивидуализации и иные интеллектуальные права, с соответствующим взглядом на проблемы фирмы. Изменение ракурса исследований серьезно сказалось и на их содержании — обсуждаемом в круге научных проблем, связанных с фирмой. Фирменное наименование есть отражение правоспособности коммерческой организации, связей, возникающих между нею и ее участниками, инструмент продвижения товара, однако эти аспекты фирмы по духу своему не могут включаться в правовой институт интеллектуальной собственности, несмотря на то что эти аспекты фирмы также нуждаются в исследовании и научном осмыслении.

В современных условиях фирменные наименования коммерческих организаций привлекают крайне мало внимания ученых. Можно назвать диссертационные работы В.В. Голофаева, В.Ю. Бузанова, О.С. Малковой, Д.Ю. Чежия, А.Б. Иванова и некоторых других авторов, при этом все эти авторы рассматривают только индивидуализирующую функцию фирменного наименования, оставляя в стороны все остальные проблемы фирменного права. В том же ракурсе касаются вопроса фирмы и некоторые другие ученые, в чье поле зрения она попала случайно, в исследованиях, предметом которых являлись доменные имена, товарные знаки и иные средства индивидуализации. В таких работах проводится сопоставление изучаемых явлений и с фирменным наименованием, в связи с чем выявляются некоторые признаки фирмы, исследуются отдельные вопросы правового регулирования отношений, связанных с фирменными наименованиями. Таковы работы О.А. Городова, В.В. Орловой, А.П. Сергеева и др.

Сложилась парадоксальная ситуация — рожденная в недрах корпоративного права для отражения особенностей корпоративных отношений, фирма более вовсе не исследуется специалистами в корпоративном праве. Предназначенная для идентификации коммерсанта, она оказалась неинтересной и коммерциалистам. Специалисты в праве интеллектуальной собственности «подкидыша» приняли холодно, относятся к нему скептически, называют чужим и инородным праву интеллектуальной собственности <1>.

———————————

<1> Рожкова М., Ворожевич А. Фирменное наименование — «чужой» среди объектов интеллектуальных прав // Хозяйство и право. 2014. N 10.

Еще В.В. Розенберг сетовал по поводу того, что в российской юриспруденции отсутствует фирменное право — подразделение юридической науки, в котором было бы разработано доктринальное учение о фирменном наименовании. За прошедшее столетие ситуация не изменилась, соответствующего учения по-прежнему нет.

Как видится, причина тому лежит на поверхности. Излишнее дробление единой по своей сути науки частного права на чрезмерно узкие научные сферы препятствует изучению явлений, находящихся на стыке этих сфер. Проблематика фирменного наименования — ярчайшее тому подтверждение. Особенности правоотношений, связанных с использованием фирм, обусловлены их местом — на стыке корпоративного права, права интеллектуальной собственности и торгового права.

Настоящая книга названа «Фирменное право», однако читатель не найдет в ней «громких» утверждений о том, что якобы фирменное право представляет собой отрасль отечественного права, подотрасль уже имеющейся или хотя бы даже отдельный обособившийся правовой институт. Выделение фирменного права в системе объективного права представляется не имеющим под собой ни теоретических оснований, ни прагматической пользы. Мы неоднократно в своих публикациях касались вопроса системы права и скептически отзывались относительно избыточного дробления права на отдельные отрасли. Как грибы, все множатся так называемые отрасли права. Сложно встретить научную работу, где не было бы обоснования тезиса о естественном обособлении новой отрасли права (ювенального, строительного, спортивного, образовательного, транспортного и пр.). Ни в коей мере не умаляя важности какой-либо из названных групп общественных отношений, необходимости учета особенностей отношений в той или иной сфере при правовом регулировании, все же возможность признания объективного обособления в системе права исходя из единства предмета и, что немаловажно, метода правового регулирования все новых отраслей права вызывает сомнения. Выделение мелких групп «сходных» общественных отношений по предмету (по типу лошадиного и лыжного права), объявляемых отраслями права, вызывает разорванность правовой материи, невозможность учета общих закономерностей развития права при регуляции, а значит, приводит к неспособности правовой науки предложить адекватные практическим задачам субъектов решения. Ту же опасность имеет необоснованное отнесение норм права, регулирующих определенные общественные отношения, к какому-либо правовому институту. Включение норм права в правовой институт означает применение к регулированию общественных отношений институциональных правовых принципов, однако соответствующий правовой институт зачастую оказывается прокрустовым ложем для общественных отношений. Применение принципов неподходящего (узкого) правового института не позволяет учитывать специфики, привносимой иными аспектами общественных отношений, регулируемыми иным законодательством. Как видим, опасно неосновательное дробление права до степени, когда за елками не видно леса, но опасно и неосновательное применение к общественным отношениям неподходящего правового института. Все эти сложности в полной мере касаются фирменного права, которое нельзя ни считать самостоятельной отраслью отечественного права, ни пытаться включить его в какой-то правовой институт. Нормы о фирме являются вкраплениями в различные правовые институты, для которых свойственны разные методы и задачи правового воздействия, принципы правового регулирования. Справедливости ради отметим, что все высказанные вопросы касаются не только фирменного права, но и в равной мере значительного числа иных предметных образований. Обоснованность признания обособления в объективном праве множества мелких предметных отраслей права я никак не могу поддержать. Вообще, сама конструкция отрасли права как части объективного права, критерии и целесообразность выделения таких отраслей нуждаются в серьезном научном критическом осмыслении.

В связи с этим о фирменном праве можно говорить только как об избранном для целей научного исследования особом предмете познания. Предмет научного исследования избирается автором произвольно, исходя из его научного интереса и субъективного восприятия потребностей науки и практики. Именно в таком смысле о фирменном праве ведется речь в настоящей работе.

Фирменное право, таким образом, представляет собой направление научного исследования, изучающее нормы права, регулирующие отношения по присвоению и использованию фирменных наименований коммерческими организациями. Фирменное право может служить учебным курсом, в котором студенты развивают компетенции в области юридического сопровождения деятельности коммерческих организаций в части избрания, использования и защиты прав на фирменное наименование. Такой курс включен в вариативную часть учебного плана магистратуры Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова по направлению «Коммерческое право» под названием «Индивидуализация и идентификация субъектов торгового оборота».

Автор настоящей работы в своей научной деятельности уже на протяжении почти двух десятков лет занимается проблемами гражданского, корпоративного и коммерческого права. Проблематика фирменного права находится как раз на стыке этих научных областей, поскольку, с одной стороны, фирменное наименование непосредственно связано с деятельностью коммерческих организаций, отношениями между участниками и организацией, а с другой — использование фирменного наименования служит цели продвижения товаров, работ и услуг, правовые средства обеспечения которого исследуются учеными-коммерциалистами <1>.

———————————

<1> См. об этом: Пугинский Б.И. Коммерческое право России. М., 2013. С. 16.

Сравнительно небогатая история фирменного права и небольшое число специальных научных исследований в области фирменного права концентрируются вокруг нескольких ключевых проблем, которые можно обозначить как основные проблемы фирменного права.

Мы выделили следующие узловые моменты фирменного права, при этом надо заметить, что теоретические и практические проблемы фирменного права не всегда сочетаются. Так, нерешенным остается вопрос о том, что индивидуализирует фирменное наименование: определенный бизнес-проект, его собственника или коммерсанта, при этом последний аспект проблемы дополняется неопределенностью того, кого следует считать коммерсантом в контексте фирменного права. Вторая проблема состоит в неоднозначности того, что представляет собой фирма, как ни странно в юридической науке не сложилось убежденности относительно того, является фирма субъектом или объектом права. Следующей проблемой является выделение и обеспечение так называемых принципов фирмы: действительно ли обоснованно их выделение, каков их состав и насколько они актуальны сегодня. Четвертой проблемой фирменного права является определение момента возникновения фирменного наименования и права на него: здесь существуют по меньшей мере два подхода — формальный и неформальный в зависимости от того, как оценивается роль государственной регистрации в процессе возникновения права на фирму. Далее, нет единства мнений относительно того, какие права возникают на фирму. Здесь существует множество позиций, в разных вариантах сочетающих признание и непризнание личных и исключительного права на фирму.

Практические проблемы, складывающиеся в области фирменного права, лежат в иной плоскости. К ним относятся, во-первых, допустимость и пределы использования чужой деловой репутации, чужого доброго имени или положительных ассоциаций, связанных с другим субъектом (речь может идти о присвоении через фирму ассоциаций с государством, другими коммерческими организациями, успешными на рынке, физическими лицами, чужими литературными и аудиовизуальными произведениями). Во-вторых, возникают споры, связанные с приобретением необоснованных преимуществ на рынке посредством включения в фирменные наименования словесных обозначений, вызывающих положительные образы о коммерческой организации, ее деятельности, производимых или продаваемых ею товарах, в связи с чем существует правовая неопределенность относительно порядка включения в фирму различных словесных обозначений. В-третьих, проблемы возникают в связи с недостоверным сообщением в фирме сведений о структуре организации и ответственности ее участников по обязательствам коммерческой организации. Нет определенности по вопросу об адекватных способах защиты права на фирму.

Если теоретических исследований в области фирменного права немного, две последние монографии по фирменному праву датированы 1914 и 1915 гг., то споры по вопросам, связанным с фирменными наименованиями, в судах рассматриваются часто. В процессе проведения исследования, результаты которого представлены в настоящей монографии, было обнаружено несколько тысяч судебных актов, часть из которых проанализирована в работе.

В предлагаемой вашему вниманию работе фирменное наименование исследуется с позиций инструментальной методики исследования, о сущности, эвристическом потенциале и алгоритме ведения которой мы писали неоднократно в прежних своих работах <1>. В самом общем виде инструментализм предполагает рассмотрение явления с трех ракурсов — с позиций юридической догматики — как определенных законодательных норм; с позиций юридической социологии — через призму оценки тех социальных связей, в которых соответствующие нормы используются (развития сотрудничества и конфликта в них), а также с позиций юридической аксиологии — путем выявления, с одной стороны, тех задач, которые решаются законодателем с помощью данных правовых норм, и, с другой стороны, тех правовых целей, которых пытаются достичь субъекты правореализационной деятельности, внедряя изучаемое правовое средство в свою деятельность. Полученные научные знания интегрируются в единое научное знание, основной характеристикой которого является оценка пользы правового средства для государства и субъектов права. При разработке инструментального подхода для частноправовой науки за основу были взяты концепции Дж. Дьюи, Р. Рорти; использована категория правового средства, предложенная и нашедшая развитие в трудах Б.И. Пугинского.

———————————

<1> См.: Филиппова С.Ю. Инструментальный подход в науке частного права. М., 2013.

До сего момента инструментальная методика разрабатывалась исключительно в сфере относительных правоотношений — были детально исследованы обязательства и их исполнение, отдельные относительные правовые связи, возникающие в семье (отношения супругов, отношения по поводу рождения детей), корпоративные отношения (по поводу формирования уставного капитала, прекращения участия в корпорации и пр.), однако никакие абсолютные правоотношения с позиций инструментального подхода ранее не исследовались. Эвристические возможности инструментального подхода в полной мере проявляются лишь тогда, когда в предмет исследования попадает групповая деятельность. Именно в социальных группах в полной мере проявляются диалектически связанные силы сотрудничества и конфликта. Объединенным в группы субъектам приходится так или иначе согласовывать их правовые цели, избирать на собственный риск правовой инструментарий, внедрять его в правовую деятельность, тем самым корректируя групповое взаимодействие.

Представлялось, что динамика социальной связи, изученная и описанная очень подробно для относительных правоотношений, в области абсолютных прав работать не будет — там нет той напряженности отношений между субъектами, где бы могли развиваться силы сотрудничества и конфликта. Очевидно, что основная специфическая черта абсолютных правоотношений, состоящая в распространенности обязанных субъектов, приводит к тому, что в регулятивном абсолютном правоотношении не формируется группа лиц. Обладатель абсолютного права реализует его собственными действиями. В связи с этим в регулятивных абсолютных правоотношениях никакие выявленные закономерности развития социальной связи не могут быть обнаружены. В связи с этим инструментальный подход дает полезный научный результат только при исследовании относительных правоотношений.

Пока мне не довелось увидеть примеры обратного, на которых можно было бы усомниться в достоверности сделанного общего вывода. Однако же отношения, связанные с использование фирменных наименований, не так просты. Если не подходить к ним однолинейно и не пытаться свести к институту права интеллектуальной собственности, а все права, возникающие на фирму и из фирмы, — к исключительному абсолютному праву, что совершенно не соответствует сущности этого явления, то обнаруживается, что по поводу фирмы возникает множество относительных правоотношений, которые никогда не исследовались не то что с помощью инструментальной методики, но и с помощью традиционной догматической методики. Вместе с тем в динамике относительных правоотношений по поводу фирменного наименования обнаруживаются закономерности, выявленные и описанные мною применительно к любым относительным правоотношениям, складывающимся в области дозволительного регулирования. Для подтверждения или опровержения своей гипотезы я проанализировала данные в Едином государственном реестре юридических лиц о фирменных наименованиях зарегистрированных коммерческих организаций, отказы в регистрации коммерческих организаций и изменений в учредительные документы, связанные с переменой фирменного наименования, и результаты их судебного оспаривания, а также довольно значительную судебную практику по спорам, связанным с использованием тождественных и сходных до степени смешения фирменных наименований. Результаты исследований я и представляю в настоящей монографии. Очевидно, что вся разработанная система приемов научного познания, названная инструментализмом, в абсолютных правоотношениях применению не подлежит. В связи с этим абсолютные правоотношения по поводу фирмы в работе исследуются без оценки динамики правовой связи, однако с сопоставлением цели субъектов, задач государства и оценкой пользы, т.е. с некоторыми элементами инструментализма. Применение методов познания должно быть обусловлено его предметом и целями, универсальных методик быть не должно, однако с помощью инструментализма даже применительно к абсолютному правоотношению можно оценивать те или иные законодательные решения на предмет их адекватности регулируемым отношениям и возможности добиваться с помощью их внедрения решения задач, стоящих перед государством. Основным постулатом для применения инструментализма является тезис о том, что задачи государства могут быть решены только в процессе правореализационной деятельности субъектов права, состоящей в избрании и внедрении правовых средств субъектами права для решения стоящих перед ними частных задач. В связи с этим правовое регулирование, не учитывающее потребностей субъектов права, тех, чье поведение нормируется правом, не может оказывать воздействия на них. А таким образом, непривлекательное для субъектов права не востребуется ими, установленные законом правовые средства не внедряются, а значит, задачи государства остаются нерешенными.

Применение инструментальной методологии к исследованию фирменных отношений позволило показать влияние фирменного наименования на обеспечение договорной дисциплины, качество товаров, работ и услуг, создание устойчивого прозрачного товарооборота, информированность субъектов о своих контрагентах.

Избранная мной методика исследования существенным образом сказалась на его структуре. Понятно, что не обошлось без обязательного для инструментального подхода догматического исследования, результаты которого представлены в настоящей работе в необходимом объеме. Вместе с тем при всей крайне слабой разработанности проблематики фирменных наименований как раз догматическая часть описана в литературе довольно подробно, благо институт фирменных наименований не особо обширен и включает в себя лишь незначительное число норм Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс РФ, ГК РФ) и несколько статей специальных законов. Однако же ни социологическая, ни аксиологическая части фирменного права вообще не были разработаны до настоящего времени. Именно поэтому в структуре предлагаемой вашему вниманию монографии, пожалуй, наиболее значительное внимание уделено проблеме функций фирменного наименования, этот вопрос даже выделен в особую главу. Кроме того, отдельные параграфы завершаются оценкой правовых целей субъектов права и государства и их сопоставлением, а также основной для инструментального исследования оценкой пользы тех или иных правовых средств для достижения этих целей. Для инструментального исследования именно вопросы о том, какие задачи решаются посредством фирменного наименования и с помощью каких именно правовых средств, являются ключевыми. Это же обстоятельство обусловило то пристальное внимание, которое уделено включению в фирму отдельных словесных обозначений, также исследуются те правоотношения, в рамках которых то или иное обозначение включается в фирму. Анализируются решаемые при этом задачи, дается оценка с точки зрения выполнения функций государства и делается вывод о социально-экономической пользе того или иного обозначения. Такой ракурс исследования фирм никогда не встречался в научных работах, посвященных изучению фирм.

Второй особенностью предлагаемой монографии является практически полное отсутствие предложений по совершенствованию позитивного права, вместе с тем много внимания уделено совершенствованию других регуляторов. При оценке положений действующего законодательства делается заключение о том, чьи интересы удовлетворяются в том или ином случае и является ли такой вариант регулирования единственно возможным. Формулировки статей и пунктов «совершенного» законодательства в работе отсутствуют. Представляется, что задача юриста — уметь работать с существующим правом, использовать предлагаемые правом возможности для решения собственных задач.

Таким образом, в работе проведен анализ текущего законодательства о фирменном наименовании, исследованы задачи, которые могут быть решены с его помощью, а также показаны правовые средства решения стоящих перед субъектом задач как в случаях, когда соответствующие правовые возможности правом предоставлены непосредственно, так и в тех случаях, когда непосредственное регулирование соответствующих отношений отсутствует, а сила потребности субъектов такова, что они нуждаются в подыскании и использовании адекватных их правовым целям правовых средств. Именно поэтому в работе описываются договоры, связанные с фирменными наименованиями. При прямо закрепленной неотчуждаемости фирменных наименований потребность в обороте ценности, связанной с фирмой, такова, что подыскание подходящих правовых возможностей для включения фирменного наименования в оборот неизменно оказывается задачей юриста.

При исследовании фирменных наименований передо мной стоял вопрос о необходимости изучения зарубежного законодательства и практики. Само по себе сравнительное правоведение как метод юридического исследования у меня вызывает большие сомнения. Дело в том, что право — социокультурный феномен, оно включено в общую культуру определенной нации, обусловлено историей становления того или иного государства. Помимо писаной части права, находящей отражение в законодательстве и являющейся вершиной айсберга, которая только лишь и может становиться объектом сравнительно-правовых исследований, право содержит огромную неписаную часть, которую нельзя упрощенно понимать как несколько обычаев моряков из порта об очередности погрузки судов. В неписаную часть права включены не только значительное число торговых обычаев, но и правовая культура, правосознание, правопонимание, на которые накладывают отпечаток также и особенности формирования языка, стиля мышления, свойственных каждой нации. У каждого исследователя есть свое восприятие права, сложившееся в ходе его собственного воспитания, образования и социализации и которое он изменить не в состоянии. В связи с этим российский юрист читает зарубежный законодательный акт исходя из своего представления о российском праве и видит в этих текстах отражение российского права. Также и иностранный юрист читает Гражданский кодекс РФ. Это ставит вопрос о приемлемости и пределах использования сравнительно-правовых исследований в отечественной юридической науке. Возможность (допустимость) и, главное, продуктивность таких исследований специальному научному исследованию не подвергались, вместе с тем скепсис по поводу их пользы высказывается повсеместно даже теми учеными, которые эти методы практикуют, со ссылками на существенное значение социокультурного контекста, частью которого является право. Так, представляется совершенно справедливой оценка, высказанная в отношении сравнительно-правового метода Е.А. Сухановым, который отметил, что «каждая гражданско-правовая система, в том числе российская, имеет свое национальное содержание, обусловленное особенностями социально-экономического и культурно-исторического развития соответствующей страны» <1>. Действительно, разница социокультурных условий действия национальных правовых систем, различия в обыденном правосознании (именно обыденное правосознание для сферы частного права имеет основополагающее значение в связи с максимально широким участием населения в правореализационной деятельности), правовой культуре, идеологии, исторических способах регуляции тех или иных сфер делают практически невозможной унификацию и даже гармонизацию различных правопорядков. Как бы негативно не оценивался социалистический период отечественного права и правовой науки, его уже невозможно исключить ни из права, ни из частноправовой науки. Исследование текстов Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. и ГК РФ 1994 г. позволяет обнаружить значительно больше сходства, чем сравнение отечественного Гражданского кодекса и Германского гражданского уложения или Кодекса Наполеона. Еще больше различий между ГК РФ и зарубежными торговыми кодексами. В литературе справедливо отмечают, что если сравнительно-правовой метод и мог бы использоваться, то только если речь идет о близких или сходных правопорядках <2>. Близким к современному отечественному правопорядку является советский. Вряд ли институты какой-либо зарубежной правовой системы могут с пользой внедряться в отечественное законодательство.

———————————

<1> Суханов Е.А. О преподавании гражданского права в современных условиях // Проблемы реформирования Гражданского кодекса России: Избранные труды 2008 — 2012 гг. М., 2013. С. 469.

<2> См.: Там же. С. 467.

Эти сомнения приводят к осторожности в применении и прикладном значении сравнительно-правового метода. Вполне возможно он имел большее значение до социалистического периода права — в конце XIX — начале XX в., когда отечественное гражданское право в целом было ближе к европейскому (германскому). В настоящее время в связи с уже произошедшим значительным разрывом в развитии как права, так и науки о нем, как видится, он является малоактуальным.

Языковой барьер, о котором принято говорить применительно к сравнительно-правовому методу, проявляется не так буквально, как это можно было бы ожидать. Современная система отечественного юридического образования позволяет подавляющему большинству ученых сравнительно неплохо понимать иностранные языки вкупе с имеющимися техническими возможностями перевода. Понимаемый в буквальном смысле языковой барьер не стоит между учеными различных государств. Вместе с тем в своем глубинном смысле языковой барьер действительно существует и безнадежно разделяет национальные юридические науки. Барьер этот состоит в разнице образов, стоящих за отдельными юридическими понятиями, конструкциями. Не каждый образ в принципе имеет слово, соответствующее ему в каждом из языков. Видный бельгийский современный правовед М. Ван Хук отмечает, что языки не могут быть искусственно гармонизированы, это верно и для юридического языка <1>. В работе приводится дискуссия о том, что индивидуализирует фирма — предприятие или коммерсанта, корни которой лежат, как будет показано, исключительно в области словоупотребления. Даже в отечественной науке, представители которой, казалось бы, не разделены языковым барьером, терминологическая путаница препятствует продуктивному диалогу, что же ждать от дискуссии с иностранными учеными или от попытки понять концентрированный результат десятилетий работы ученых, воплощенный в кодифицированном нормативном правовом акте…

———————————

<1> См.: Хук ван М. Европейские правовые культуры в контексте глобализации // Коммуникативная теория права и современные проблемы юридической науки в связи с коммуникативной теорией права / Под ред. М.В. Антонова, И.Л. Честнова. Т. 2. М., 2014. С. 25 — 26.

С этой проблемой часто сталкиваются отечественные юристы при попытках дать или получить заключение об иностранном праве — каждый используемый термин нуждается в многочисленных пояснениях.

В связи с этим в юридическом исследовании иностранный закон — не более чем зеркало, в котором российский юрист может увидеть только российское право. Исходя именно из такого представления в настоящей работе представлено исследование текстов зарубежных нормативных правовых актов. В работе не делается попыток осмыслить зарубежное фирменное законодательство. Более уместно вставки примеров из зарубежного законодательства представить как «встречный текст» — ассоциации, вызываемые словами из зарубежных источников через призму авторского правосознания, сформированного на основе отечественного права. Отражаясь от зарубежных текстов, представление об исследуемом феномене фирменного наименования приобретает новые краски. Для таких целей мной были использованы Акт о компаниях 2006 г., Закон Саудовской Аравии «О фирменных наименованиях», Торговый кодекс Португалии, Швейцарский обязательственный закон, Германское торговое уложение, Административный кодекс штата Калифорнии. Отбирая источники зарубежного права, я пыталась использовать акты различных правовых систем. Еще раз подчеркну, что зарубежные источники исследуются исключительно для лучшего понимания отечественного фирменного права, но не с целью выявить дефекты и противоречия зарубежного законодательства.

В работе приводится множество примеров судебной практики и записей из ЕГРЮЛ. Понимая, что моими читателями будут и студенты начальных курсов юридических факультетов (фирменные наименования изучаются студентами в рамках курса гражданского права на втором году обучения), и мои коллеги — практикующие юристы, преподаватели и ученые, я включала в работу как примеры, являющиеся курьезами, так и серьезные юридические казусы, в которых решение суда для меня было неочевидным. Фабулы приведенных дел я не приводила полностью, указывая лишь наиболее интересные правовые позиции, однако оформление библиографического аппарата позволит заинтересованному читателю самостоятельно ознакомиться с упомянутыми судебными актами. Все приведенные в настоящей монографии фирменные наименования не являются вымышленными, а содержатся в ЕГРЮЛ по состоянию на 15 мая 2015 г. Для студентов, изучающих гражданское, коммерческое или корпоративное право, при изучении института фирменных наименований рекомендуется обратиться на официальный сайт налогового органа и найти сведения в ЕГРЮЛ об упомянутых в работе юридических лицах, ознакомиться с выписками, акцентируя внимание на вопросах: а) полного и сокращенного фирменного наименования; б) размера уставного капитала; в) об учредителях (участниках); г) о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица. Совокупность полученных знаний позволит лучше понимать приведенные в настоящей монографии рассуждения о целях регистрации коммерческой организации с тем или иным фирменным наименованием.

В Приложении к настоящей работе приводится несколько фрагментов выписок из ЕГРЮЛ, а в тексте монографии даются краткие комментарии к ним. Для целей настоящего исследования достаточным является изучение первых трех страниц выписок — там имеются сведения о фирменном наименовании, составе участников, об уставном капитале и основных видах деятельности. При желании читатели могут найти и изучить полные версии сведений в ЕГРЮЛ. Не все использованные в работе фирменные наименования сопровождаются в Приложении выписками — в работе приведено несколько десятков фирменных наименований, такой объем приложений перегрузил бы работу. Остальные записи читатель может найти и исследовать самостоятельно, использованные фирменные наименования сопровождаются указанием ОГРН соответствующих юридических лиц, благо сведения ЕГРЮЛ в настоящее время общедоступны на сайте Федеральной налоговой службы.

Я начала введение к настоящей монографии с содержащегося в одном из фирменных наименований вопроса «Почему слоны?!», закончу также фирменным наименованием общества с ограниченной ответственностью «Почему бы и нет?!» (ОГРН 1137232052980). Почему бы и не разобраться с этой загадочной субстанцией — именами коммерческих организаций и не построить, наконец, фирменное право России?

Надеюсь, что предлагаемая вашему вниманию монография окажется полезной для решения практических задач и занимательной для тех, кто пока еще не занят их решением, а находится на первых ступеньках дороги в юриспруденции, познавая загадочную науку права.

Глава 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ФИРМЕННОМ НАИМЕНОВАНИИ

§ 1.1. Понятие, принципы и признаки фирменного наименования

В соответствии со ст. 48 ГК РФ юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. Таким образом, одним из признаков юридического лица законодатель называет наличие у него собственного имени, используемого для приобретения и осуществления гражданских прав и обязанностей.

Имя — нематериальное благо, принадлежащее любому субъекту гражданского права. По справедливому замечанию М.Н. Малеиной, с именем связывается совокупность представлений о внешних и внутренних качествах его носителя <1>.

———————————

<1> Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М., 2001. С. 110.

С помощью имени субъекты гражданского оборота производят сопоставление совершаемых юридически значимых действий с личностью субъекта-деятеля. Все субъекты гражданского оборота заинтересованы в верном установлении того, с кем они вступают в правоотношения. Это необходимо для обеспечения законности совершаемых действий и снижения риска их недействительности, неисполнимости принятых на себя обязанностей и др. Все это вызывает потребность в регламентации отношений, связанных с использованием субъектами имен. В деятельности, связанной с использованием имени, сочетаются частные и публичные интересы, а значит, возможен конфликт, на управление которым и направлено правовое воздействие.

Основы правового регулирования приобретения и использования имен заложены в положениях ГК РФ, хотя последствия приобретения имени простираются далеко за рамки гражданских правоотношений, в том виде, в каком они определены в ст. 2 ГК РФ, и даже далеко за пределы частных правоотношений. Привлекаемое к уголовной ответственности физическое лицо будет обозначаться при всех совершаемых процессуальных действиях в соответствии со своим гражданским именем, юридическое лицо, привлекаемое к административной ответственности, обозначается в соответствии с наименованием, присвоенным ему в порядке, установленном гражданским законодательством. Это позволяет сделать вывод о том, что нормы о присвоении и использовании имени носят так называемый реперный характер <1>, т.е. изначально будучи включены в ГК РФ, в дальнейшем используются всеми институтами права.

———————————

<1> Мозолин В.П. Роль гражданского законодательства в регулировании комплексных имущественных отношений // Журнал российского права. 2010. N 1. С. 26 — 31; Он же. О макро- и микроправовом регулировании комплексных имущественных отношений в сфере экономики // Журнал российского права. 2012. N 9. С. 19 — 28.

Единый правовой режим для всех имен не устанавливается. Для имени каждого субъекта права установлены специальные правила, что объясняется различными целями использования имени. Во всех случаях специально регламентирован порядок присвоения и перемены имени, причем с использованием сочетания дозволительного и императивного методов. Обычно выбор имени субъекта регулируется путем дозволения, в некоторых случаях с ограничением свободы усмотрения с помощью установления запретов, число которых тем больше, чем выше вероятность нарушения прав и охраняемых законом интересов других лиц. В процессе выбора имени складываются частные правоотношения между лицами, заинтересованными в присвоении имени вновь возникшему субъекту права. Это могут быть родители, учредители юридического лица. Использование дозволительного метода в данном случае вполне оправданно. Государственная регистрация имени регламентируется императивным методом — законом определяется порядок подачи документов для регистрации имени, сроки и порядок внесения имен в государственные реестры. С помощью императивного метода в данном случае регулируются административные отношения между государственным органом и субъектом прав.

Порядок присвоения, изменения и использования имени физического лица регламентируется нормами гражданского и семейного законодательства (ст. 19 ГК РФ, ст. 58 СК РФ). Имена публично-правовым образованиям присваиваются в соответствии с названиями географических объектов, соответствующих территории того или иного образования. Порядок присвоения таких имен регламентирован Федеральным законом от 18 декабря 1997 г. N 152-ФЗ «О наименованиях географических объектов». Имя юридического лица названо наименованием, порядок его присвоения регулируется нормами ГК РФ и специальных законов, определяющих правовое положение отдельных юридических лиц. В соответствии со ст. 54 ГК РФ коммерческие организации имеют фирменное наименование, специальную разновидность наименования, используемую для их участия в гражданском обороте.

Необходимость выделения особого правового режима для имен коммерческих организаций — фирменных наименований связана с исторически сложившимся и пронизывающим все гражданское законодательство дуализмом частного права, состоящим в установлении различных законодательных положений для регулирования отношений с участием коммерсантов и без такового. Среди юридических лиц выделяются коммерческие организации, основная их цель — извлечение прибыли и распределение ее между участниками. Именно правоотношения с участием коммерческих организаций составляют основу торгового оборота. В этих правоотношениях осуществляется переход имущества, они опосредуют производство товаров, выполнение работ, оказание услуг. Существенное значение деятельности коммерческих организаций в экономике государства заставляет государство особо регулировать их создание и участие в обороте, отношения, возникающие по поводу участия в таких организациях и управлению ими, с тем чтобы, с одной стороны, создать им благоприятные возможности для развития, и с другой — не позволить ущемить интересы других субъектов, особенно более слабых (например, потребителей). Традиционно правовому положению таких организаций уделяется значительное внимание законодателя. В современной России не сложилось условий для того, чтобы дуализм частного права привел к принятию торгового кодекса. Однако вряд ли дело именно в наличии отдельного кодифицированного нормативного правового акта. С точки зрения юридической техники принятие торгового кодекса — дело непростое и неоднозначное с позиции полезности такового. Вместе с тем объективная потребность в обособлении правового регулирования отношений с участием коммерсантов приводит к тому, что все больше норм права содержат специальные гипотезы, включающие участие в регулируемых нормой отношениях коммерсанта и соответствующие этим гипотезам специальные диспозиции. Такой путь на сегодня представляется оптимальным. В этом смысле неудивительно, что помимо общих правил о наименовании юридического лица закон устанавливает специальные правила для наименований юридических лиц — коммерсантов (профессиональных предпринимателей) — фирменных наименований.

В литературе встречается емкое и яркое определение фирменного наименования как имени «юридической личности фирмы» <1>. Нам кажется не вполне точным говорить об имени фирмы (представляется, что с точки зрения буквальной фирма — это и есть само имя). Вместе с тем, как видится, здесь верно схвачена суть. Фирменное наименование (фирма) — есть имя юридической личности коммерческой организации.

———————————

<1> См.: Малкова О.С. Юридическая личность и имя фирмы. Пермь, 2004. С. 11.

Действительно, фирма — имя коммерческой организации, ее неотъемлемое свойство. Прав В.В. Голофаев, отмечающий, что торговая фирма представляет собой внешнее выражение правосубъектности <1>.

———————————

<1> См.: Голофаев В.В. Фирменное наименование коммерческой организации: Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999. С. 13.

Существование и ведение деятельности под общей фирмой объединяют коллектив субъектов в единое целое, объединение перестает быть совокупностью отдельных личностей, а становится отдельным субъектом, обозначаемым именем. По утверждению В.А. Краснокутского, выражением «общая фирма», под которой выступает коммерческая организация, подчеркнут «смысл единства деятельности товарищества, несмотря на множественный состав его участников» <1>. Иначе говоря, фирменное наименование, являющееся общим именем, оказывается проявлением организационного единства коммерческого юридического лица. В этом смысле фирма — неотъемлемая часть субъекта права.

———————————

<1> См. об этом, например: Краснокутский В.А. Товарищества с ограниченной ответственностью. М., 1925. С. 5.

Вместе с тем, несомненно, истинным будет также рассмотрение фирмы в качестве объекта права (об этом прямо сказано в ст. 128 ГК РФ). В отношении фирменных наименований возникают субъективные права (исключительное право — ст. 1474 ГК РФ), в том числе право требовать от окружающих воздерживаться от посягательств на фирму. Право на фирму ценно не само по себе, а лишь постольку, поскольку оно позволяет обеспечить неприкосновенность фирмы, с которой связывается деловая репутация коммерческой организации. Здесь мы можем усмотреть двойственность фирмы, которая одновременно выступает объектом и частью субъекта права. В этой двойственности одна из загадок фирменного наименования, следствием которой является имеющаяся в судебной практике и научной литературе серьезная путаница в части сущности фирмы, права на фирму и возможности защиты этого права коммерческой организации. Развернутые рассуждения на сей счет имеются у В.В. Розенберга, который анализирует природу фирмы, сопоставляет доводы сторонников рассмотрения ее как способа индивидуализации предприятия и торговца и приходит к выводу, что «фирма служит для обозначения предприятия и указания на юридические свойства его владельца» <1>. Продолжение рассуждений об этой двойственности приводит ученого к справедливому и актуальному по сей день выводу о том, что следует говорить не только о праве на фирму, но и об обязанности иметь фирму <2>. Действительно, с позиций определения гражданским законодательством правового положения субъектов гражданских правоотношений, к которым относится юридическое лицо, существует обязанность коммерческой организации иметь фирму и выступать под ней (а не под псевдонимом или анонимно) в гражданском обороте — в этом проявляется фирма как свойство субъекта. С позиций права интеллектуальной собственности фирма представляет собой определенную ценность и в этом смысле выступает объектом права и охраны.

———————————

<1> Розенберг В.В. Фирма. Догматический очерк. СПб., 1914. С. 26.

<2> Там же. С. 28.

Об этой двойственности фирменного наименования пишут и в современной литературе, хотя и далеко не во всех исследованиях фирмы <1>. Иногда вскользь замечают, что в определенные моменты фирменное наименование как объект может быть тождественно «символу субъекта» <2>. Вместе с тем такое заключение должно приводить к неким юридически значимым последствиям, которые нуждаются в осмыслении и оценке.

———————————

<1> См.: Грибанов А. Предприятие и фирменное наименование (сравнительный анализ по праву России и Германии) // Хозяйство и право. 2000. N 11. С. 12.

<2> Малкова О.С. Указ. соч. С. 13.

В зависимости от того, с какого ракурса оценивается феномен фирменного наименования, абсолютно различными оказываются рекомендации, излагаемые в научной литературе. Так, исследование фирменного наименования как средства индивидуализации, приравненного к результатам интеллектуальной деятельности, зачастую заставляет ученых усомниться в ценности включения в фирменное наименование указания организационно-правовой формы и вида деятельности, ибо «они не обладают различительной способностью» <1>. Кроме того, с этих позиций подчеркивается важность соблюдения требования уникальности фирмы, вплоть до предложений о запрете регистрации коммерческих организаций с идентичными фирменными наименованиями и возложения на регистрирующий орган обязанности отказывать в государственной регистрации коммерческой организации, фирменное наименование которой совпадает с фирменным наименованием другой коммерческой организации, уже включенной в ЕГРЮЛ. Изучая фирменное наименование как воплощение юридической личности коммерческой организации и отражение ее правоспособности, наибольшее значение приобретает как раз точное указание организационно-правовой формы и вида деятельности, а произвольное добавление юридически значимой информации об организации не содержит и поэтому вроде бы и не имеет практического смысла.

———————————

<1> См.: Орлова В.В. Теория и практика индивидуализации в сфере интеллектуальной собственности: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2005. С. 77.

Все исследования в области фирменного права неизменно касаются вопроса о терминологических расхождениях в употреблении слова «фирма». В быту и юриспруденции сложились разные представления о фирме. Еще Е.Н. Данилова замечала эту терминологическую путаницу. Она писала, что словом «фирма» «обозначают и имя владельца торгового предприятия, и название предприятия и заведения, и даже само предприятие» <1>. В современных работах по этому поводу даже делаются разнообразные выводы и предложения вплоть до запрета населению использования термина «фирма». Д.Ю. Чежия даже провел исследование ошибочного словоупотребления в научных работах и актах судебных органов, показав случаи, когда слово «фирма» использовано в бытовом значении как синоним самой коммерческой организации <2>. По этому поводу заметим, что не существует методов, с помощью которых можно было бы запретить бытовому языку развиваться так, как ему угодно, как это следует из национального духа и иных факторов, о которых по роду своей профессиональной деятельности нам ничего не известно, нам кажется, что любые предложения о запрете в бытовом языке придавать каким-либо словам определенное значение заведомо обречены на неуспех, во всяком случае правового инструментария для улучшения речи населения не существует, в связи с чем от рекомендации по формированию бытового языка и его совершенствованию мы воздержимся. Становление и развитие профессионального языка также подчиняется определенным закономерностям. Язык обогащается новыми терминами за счет юридической науки, вырабатывающей новый терминологический аппарат, который может быть внедрен в повсеместное употребление при признании научным сообществом необходимости того или иного термина, понимаемого в определенном значении. В любом случае этот процесс несколько более сложный, нежели простая выдача указаний о словоупотреблении. В связи с этим оговоримся, что фирма в настоящей работе понимается исключительно в качестве синонима словосочетания «фирменное наименование» и используется только в таком качестве <3>.

———————————

<1> Данилова Е.Н. Фирма и название предприятия. Пг., 1915. С. 3.

<2> Чежия Д.Ю. Указ. соч. С. 34 — 36.

<3> В ином значении слово «фирма» в работе упоминается дважды — в устойчивом общеупотребительном словосочетании «фирма-однодневка». Соответствующие оговорки в этих случаях сделаны.

Поскольку имя предназначено для идентификации субъекта, имена всех субъектов фиксируются в установленном порядке. Целью такой фиксации является обеспечение стабильности гражданского оборота и достаточной информированности о его участниках.

Так, официальное наименование государства содержится в Конституции РФ, имя гражданина, избранное при рождении его родителями, фиксируется органами записи актов гражданского состояния и пр. Наименования юридических лиц фиксируются в учредительном документе такого юридического лица, а также в ЕГРЮЛ.

Учение о фирме, разработанное дореволюционными отечественными юристами, основывалось на выделении следующих признаков фирмы, которые принято было именовать ее принципами. В целом проявления этих принципов можно обнаружить во всех современных источниках правового регулирования фирменных отношений. Изначально в литературе их выделялось три: истинность, уникальность, постоянство, чуть позже они были дополнены четвертым — обязательностью. Каждый принцип прошел длинный путь своего становления и постепенно пришел к современному состоянию. Они именовались принципами в связи с тем базовым значением, которое они имели для регулирования отношений, связанных с фирменными наименованиями. Рассмотрим эти принципы и актуальность их современным потребностям субъектов.

Истинность фирмы

Принцип истинности фирмы выделяется абсолютно всеми исследователями. Вместе с тем раскрывается этот принцип по-разному. Нами было обнаружено три различных подхода к пониманию принципа истинности фирмы. Принцип истинности понимается как: а) требование правдивости; б) запрет введения в заблуждение окружающих с помощью фирмы; в) адекватность фирмы задачам коммерческой организации. Рассмотрим эти подходы.

Первые два подхода находят отражение в позиции В.В. Розенберга, имеющего, пожалуй, самое широкое понимание этого принципа. Ученый отмечал, что фирма должна быть правдивой характеристикой деятельности коммерсанта и не должна использоваться для введения в заблуждение участников торгового оборота и покупателей <1> (выделено мной. — С.Ф.). Как видим, в его позиции истинность фирмы представлена в двух критериях: качественном — как генеральное требование к коммерсанту, фирма которого должна его характеризовать правдиво, и формальном — как недопустимость введения в заблуждение с помощью фирмы. Именно в качестве принципа — наиболее универсального требования к участникам коммерческой деятельности об истинности фирмы можно, строго говоря, рассуждать только в первом смысле. Второй критерий лишь следует за первым. Истинность фирмы как правдивая характеристика деятельности коммерсанта должна быть таковой независимо от субъективного отношения публики — от того, насколько разумной она является, насколько вероятным является обозначение, избранное в качестве фирмы. В этом отчетливо видно различие между первым и вторым критерием истинности фирмы. Ведь если фирма является абсолютно невероятной, то публику, понимаемую как совокупность людей средней разумности, такая невероятная фирма не способна ввести в заблуждение: их критическая способность позволит отсеять заведомо невероятные включения в фирму, вместе с тем такая невероятная фирма не является правдивой. Типичным примером рассматриваемой ситуации является фирменное наименование «Общество с ограниченной ответственностью «Торгово-промышленная компания «Лунная радуга» (ОГРН 1030204633304). Любому разумному субъекту очевидно, что это фирменное наименование не является правдивой характеристикой коммерческой организации, на Луне нет радуги, а если бы она там и была, к деятельности коммерческой организации таковая отношения не имела бы, поскольку организация не торгует на Луне и ничего там не производит — ни радугу, ни что-то еще. Равно как вряд ли общество с ограниченной ответственностью «Фабрика счастья» (ОГРН 1137232046841) занимается изготовлением счастья в промышленных масштабах. Ряд фирменных наименований, особенно фантазийных, не соответствующих буквально понимаемому требованию правдивости, можно продолжать. Согласно принципу истинности как генеральному требованию невероятная фирма будет недопустимой. Вместе с тем упомянутые фирменные наименования не способны никого ввести в заблуждение, поскольку буквально подобные фирмы никто не пытается прочитать, поэтому они будут соответствовать более простому, формальному пониманию истинности фирмы. Согласно второму пониманию невероятная фирма нормальна. В советской юридической литературе преобладало именно такое понимание фирмы. Считалось, что установленного Положением о фирме (утверждено Постановлением ВЦИК и СНК от 22 июня 1927 г., далее — Положение о фирме 1927 г.) запрета включения в фирму обозначений, способных ввести в заблуждение, вполне достаточно для обеспечения истинности фирмы <2>.

———————————

<1> См.: Розенберг В.В. Указ. соч. С. 53.

<2> См.: Венецианов М. Общесоюзный закон о фирме // Еженедельник советской юстиции. 1927. N 49. С. 1529.

В современной литературе принцип истинности понимается еще более формально, чем даже во втором, «облегченном» варианте В.В. Розенберга. Так, по мнению В.Ю. Бузанова, принцип истинности представляет собой комплекс императивных требований, регламентирующих содержание обязательной части фирменного наименования, а также запрещающих включение в фирменное наименование обозначений, способных ввести в заблуждение <1>. Как видим, ученый понимает принцип истинности как четко установленный набор императивных запретов.

———————————

<1> Бузанов В.Ю. Правовой режим фирменных наименований в российском гражданском праве: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 5.

Третий подход к пониманию истинности фирмы сложился несколько позже — в последние годы. Согласно этому подходу принцип истинности фирмы описывают в качестве адекватности фирменного наименования коммерческой организации ее действительным экономическим задачам <1>. Такой критерий представляется самым сложным с точки зрения определения соответствия ему фирмы, поскольку для этого необходимо сопоставление фирменного наименования с уставными и реальными целью, задачами, предметом и видами деятельности организации. Таковые могут меняться в процессе существования коммерческой организации; на отдельных этапах коммерческая организация может соответствовать своей фирме, а на других — нет.

———————————

<1> См.: Чежия Д.Ю. Указ. соч. С. 38.

Принцип истинности фирмы должен касаться как всего фирменного наименования, так и каждой из его частей. Это значит, что фирменное наименование должно включать соответствующее действительности указание организационно-правовой формы юридического лица, в добавлении должно быть достоверно указано на осуществляемый вид деятельности (причем как в случае, если это требуется по закону, так и в случае, когда название вида деятельности включено по усмотрению учредителей).

Принцип истинности фирмы может проводиться двумя способами: посредством установления законодательных запретов и ограничений и посредством обычно-правового регулирования и саморегулирования сообществом коммерсантов. Рассмотрим эти способы.

Традиционным для отечественной правовой системы является регулирование общественных отношений с помощью нормативного правового акта. Соответственно, истинность фирмы может быть закреплена законодательно.

Идея необходимости обеспечения истинности фирмы проходит красной нитью через все зарубежное фирменное законодательство. Вместе с тем в зарубежном законодательстве используется «облегченный» — формальный критерий истинности. Проведенное нами сопоставление законодательства о фирме различных правовых систем привело к выводу, что требование истинности понимается именно как недопустимость введения в заблуждение с помощью фирмы и содержится так или иначе во всех источниках зарубежного фирменного права. Ни требования о том, чтобы фирма была правдивой характеристикой коммерсанта, ни требования об адекватности фирмы экономическим задачам организации нам обнаружить в зарубежном законодательстве не удалось. В том же смысле принцип истинности закреплялся и в первом после Революции нормативном правовом акте, регламентирующем фирменные отношения, — Положении о фирме 1927 г. Как уже было сказано, в п. 7 Положения прямо устанавливался запрет включения в фирму обозначений, способных ввести в заблуждение. Как видим, и здесь принцип истинности закреплялся лишь в формальном понимании.

Современное отечественное законодательство вообще не содержит прямого указания на принцип истинности фирменного наименования. Мы склонны согласиться с сожалением, высказанным по этому поводу в литературе <1>. Фактически легализован подход к истинности фирмы, разработанный В.Ю. Бузановым, согласно которому принцип истинности сводится к набору законодательных запретов наиболее распространенных включений в фирму, если они, по мнению законодателя, способны к введению в заблуждение окружающих. Такие запреты определены, например, в п. 4 ст. 1473, п. 3 ст. 1474, ст. 123.1 ГК РФ. В частности, закон запрещает использование без установленных оснований и соблюдения установленного порядка официального наименования «Российская Федерация» в фирме.

———————————

<1> См.: Шульга А.К. Средства индивидуализации юридических лиц: вопросы теории и практики // Власть закона. 2014. N 3. С. 157.

По всей видимости, установление общего запрета, обеспечивающего действие принципа истинности фирмы, было исключено из законодательства в силу значительной роли произвольного усмотрения в определении того, способна ли фирма ввести в заблуждение или нет. Грань между необходимым и недопустимым использованием оценочных категорий в регуляции частных отношений очень тонка. С одной стороны, избыточное включение оценочных понятий существенно снижает определенность правового регулирования, оставляет субъектов права в неизвестности относительно того, какое их поведение будет признано правомерным, а какое — нет, а это серьезнейшим образом негативно сказывается на правосознании и правовой культуре, уменьшает доверие граждан к государству, приводит к правонарушениям. С другой стороны, не все можно регламентировать точно и четко — все же жизнь богаче законодательных формул. Законодатель в вопросе обеспечения принципа истинности фирмы избрал путь отказа от общего правила, ограничившись рядом специальных запретов. Вместе с тем этого явно недостаточно. Далее, на протяжении всей работы мы неоднократно будем обращаться к негативным последствиям отсутствия универсального требования истинности фирмы в отечественном законодательстве.

Некоторые элементы принципа истинности могут быть выведены также путем анализа всей совокупности норм гражданского законодательства об участии в гражданском обороте. Так, ст. 1 ГК РФ устанавливает общие требования ко всем участникам гражданского оборота в части добросовестных действий (п. 3) и запрет извлечения преимуществ из недобросовестного или незаконного поведения (п. 4); ст. 10 ГК РФ запрещает злоупотребительные действия, в том числе в форме шиканы. Эти общие требования, несомненно, относятся и к области фирменного права. Из них могут быть выведены основы правового регулирования любых отношений и даже при определенном желании принцип истинности фирмы в изначальном, генеральном его понимании. Однако особенности отечественной правовой системы предполагают более конкретизированные предписания — они привычнее и понятнее субъектам правореализационной деятельности. Встает вопрос, стоило ли отказываться от закрепления в законе принципа истинности фирмы в виде общего требования правдивости характеристики деятельности коммерсанта в фирме или хотя бы в формальном варианте — в виде общего запрета использовать фирму для введения в заблуждение публики в силу его недостаточной определенности, чтобы затем заставлять суды и субъектов права выводить этот принцип из предельно широкого требования добросовестности?

Требование добросовестности должно оставаться в праве только в качестве последнего средства восполнения пробела в правовом регулировании, не нужно злоупотреблять его использованием и тем более заменять им разработанные и хорошо действующие институты. Представляется, что таких общих ограничений и запретов недостаточно для проведения принципа истинности фирмы в полном объеме.

Второй способ проведения принципа истинности фирмы — через обычно-правовое регулирование и саморегулирование в сообществе коммерсантов. Сложившимся и широко применяемым правилом в области фирменных наименований могло бы стать требование соответствия фирмы задачам коммерческой организации и запрет направленности на введение в заблуждение окружающих. Ожидать формирования таких норм можно от сообщества коммерсантов, где санкцией может служить остракизм в современной форме отказа от вступления в правоотношения с коммерческой организацией по мотивам неадекватности фирмы ее задачам и способностью фирмы ввести в заблуждение окружающих. Исследование практики регистрации фирменных наименований позволило выявить целый ряд случаев, когда избранное фирменное наименование вводит в заблуждение потребителей, например, если в фирменное наименование включены некорректные сравнения коммерческой организации с конкурентами, содержатся недостоверные сведения о роде деятельности. Подобных примеров будет представлено много в настоящей работе. Здесь проиллюстрируем рассматриваемую ситуацию фирменным наименованием «Общество с ограниченной ответственностью «Самая лучшая одежда». В данном случае фирменное наименование явно не соответствует критериям истинности фирмы в связи с тем, что указанное фирменное наименование вводит в заблуждение потребителей и фактически является недобросовестным по отношению к потенциальным конкурентам. К сожалению, исследованная судебная практика показала, что надлежащая защита конкуренции и интересов потребителей в подобных случаях не обеспечивается. Именно для подобных случаев обычно-правовые запреты, осуждение со стороны сообщества коммерсантов были бы приемлемым регулятором.

Вместе с тем для отечественного права такая степень развития гражданского общества, которая позволила бы коммерсантам осуществлять саморегуляцию, в том числе в области фирменного права, на сегодня, к сожалению, несвойственна. Интегрирующую роль в этом смысле могла бы принять на себя Торгово-промышленная палата, собрав, обобщив и систематизировав имеющиеся правовые обычаи, а также сформулировав свод лучших правил для обеспечения истинности фирмы.

Пока такого нет, указанный подход к пониманию истинности фирмы можно рассматривать как интересный и перспективный, однако на настоящий момент даже менее реалистичный, нежели классическое понимание истинности фирмы.

Представляется, что деловая репутация, связанная с фирмой, может приносить пользу добросовестным коммерсантам, способствовать улучшению договорной дисциплины только в тех случаях, когда фирменные наименования в массе своей соответствуют коммерческим организациям, являются правдивой их характеристикой. Если большая часть фирменных наименований не соответствует этой характеристике, то ключевая идея использования фирм оказывается ущербной. Именно сообщество коммерсантов в первую очередь заинтересовано в обеспечении принципа истинности фирмы, а вовсе не государство. Как мы уже отмечали, истинность фирмы может обеспечиваться с помощью позитивного права, путем его закрепления в нормативном правовом акте, однако такой путь не представляется особенно эффективным. При проведении исследования, итогом которого стала настоящая монография, я не уставала изумляться тем фирменным наименованиям, которые используются в реальной предпринимательской деятельности в современной России. Это значит, что потребности общества, представления о норме в настоящее время далеко отстают от необходимости поддержания принципа истинности фирмы.

Само по себе включение в закон такого генерального требования к коммерсантам не может привести к изменению поведения. Это ни в коей мере не значит, что принцип истинности не нужно закреплять в законе, это значит лишь, что нельзя от такого закрепления ожидать немедленного «волшебного» действия и коренного пересмотра бизнес-сообществом своих представлений о фирме. Исследования показывают, что эффект принятия законов начинает проявляться через 6 — 8 лет после вступления закона в силу. Иначе говоря, если сейчас принцип истинности фирмы в закон не включить, то он не появится в отечественной правовой системе хотя бы даже и через 8 лет. И все же основным способом обеспечения принципа истинности фирмы являются, по нашему мнению, правовое воспитание и формирование соответствующего отношения самих коммерсантов и потребителей. Формой правового регулирования в таком случае должны стать правовые обычаи и акты саморегулирования, не вместо закона, но наряду с законом, для обеспечения социальной легитимации закона, лучшей формой которого для сферы частноправового регулирования являются именно правовые обычаи и акты саморегулирования, исходящие от гражданского общества и его частей.

Именно принцип истинности фирменного наименования дает возможность потенциальным контрагентам составить представление о правоспособности организации, ее цели, структуре органов управления и об ответственности участников (учредителей) по ее обязательствам. Несоблюдение принципа истинности, особенно если оно приобретет массовый характер, делает бессмысленным как установление требований к фирменному наименованию, так и само его существование.

В зарубежном законодательстве встречаются разные проявления принципа истинности, но в той или иной форме они присутствуют во всех проанализированных источниках. Так, в соответствии с германским законодательством используется формальный критерий истинности. Фирменное наименование не должно вводить в заблуждение, при этом данный принцип сопровождается целым рядом оговорок. В частности, запрет касается лишь заблуждений относительно деловых обстоятельств. Тем самым в принципе допускается использование фантазийных фирменных наименований, содержащих указание на вымышленных персонажей, вымышленное место деятельности, и пр. Вместе с тем известен запрет включения в фирменное наименование указаний, способных ввести в заблуждение относительно обстоятельств, имеющих существенное значение для заинтересованных лиц, таким образом, существенность обстоятельств должна быть доказана и подлежит оценке. Помимо этого проводится идея обеспечения баланса публичных и частных интересов и ограничивается возможность неосновательного (произвольного) ограничения свободного предпринимательства путем создания избыточных административных барьеров. В соответствии с п. 2 § 18 ГТУ способность ввести в заблуждение относительно фирменного наименования учитывается, только если она очевидна. Это — установленный законом предел вмешательства государства в приобретение фирменного наименования.

Принцип истинности фирмы в германском праве нашел и несколько иную реализацию. Много внимания уделяется различным ситуациям, возникающим в процессе деятельности коммерсанта, чье фирменное наименование включает указание гражданского имени владельца торгового дела.

В швейцарском законодательстве рассматриваемый принцип также нашел отражение. Фирменное наименование должно соответствовать действительности, не вводить в заблуждение и не нарушать общественных интересов. Как видим, перед нами самое полное воплощение принципа истинности, включающее не только формальное, но и содержательное требование. Проявляется принцип истинности особенно ярко в требованиях к фирменному наименованию полного или коммандитного товарищества, акционерной комменды. Так, при выходе из состава такой организации одного из участников, чье имя содержалось в фирменном наименовании, его фамилия более не может оставаться в фирменном наименовании, даже если есть на то согласие наследников выбывшего участника (здесь мы видим отличие от германского ГТУ). Исключение сделано лишь для ситуации, при которой лица, несущие ответственность по обязательствам юридического лица, являются родственниками того, чье имя продолжает оставаться включенным в фирменное наименование (ст. 948 Швейцарского обязательственного закона; далее — ШОЗ).

Таким образом, принцип истинности фирмы включает в себя следующие аспекты:

во-первых, истинность есть соответствие информации, содержащейся в фирменном наименовании, реальному положению вещей, т.е. эта информация должна быть правдивой характеристикой коммерсанта;

во-вторых, фирменное наименование должно объективно отражать деятельность и ее задачи коммерческой организации;

в-третьих, информация, содержащаяся в фирме, не должна вводить в заблуждение публику.

Именно в таком виде принцип истинности фирмы продолжает оставаться основополагающим для фирменного права и должен неукоснительно соблюдаться при использовании фирм. Правовое обеспечение принципа истинности должно осуществляться одновременно на уровне государства путем включения принципа истинности в писаное право, а также на уровне гражданского общества путем формирования соответствующих правовых обычаев в области регуляции фирменных отношений с помощью формирования обычной нормы, основанной на соблюдении истинности фирмы.

Кроме того, мы обнаружили действие истинности фирмы не в качестве требования к участникам торгового оборота при образовании фирменных наименований коммерческих организаций, а как некую презумпцию, согласно которой сведения, включенные в фирменные наименования, являются характеристикой коммерческой организации, независимо от причин и условий включения таких сведений в фирму. Мы обнаружили два проявления такой презумпции: а) при включении имени вкладчика в фирму коммандитного товарищества — такое лицо считается полным товарищем и несет ответственность по обязательствам, а также б) в отношении фирменных наименований публичных акционерных обществ, включение слова «публичное» в которое приводит к распространению на такое общество требований к публичным обществам, даже если иные признаки публичного акционерного общества отсутствуют. Презумпция истинности встречается и в отдельных зарубежных правопорядках. Например, в соответствии с разд. III кн. I ГТУ под фирменным наименованием понимается наименование, под которым коммерсант ведет свои дела и ставит свою подпись. При этом в соответствии с § 1 коммерсантом является тот, кто занимается коммерческой деятельностью. По ГТУ фирменное наименование вкупе с его регистрацией в Торговом реестре первично для определения статуса лица. В соответствии с § 2 ГТУ если предприятие, деятельность которого не является коммерческой, включено под своим фирменным наименованием в торговый реестр, то оно рассматривается как коммерческое предприятие.

Уникальность фирмы

Вторым принципом, традиционно выделяемым для фирмы в дореволюционных исследованиях, была ее уникальность. Под ней принято было понимать индивидуализацию с помощью фирмы только одного коммерсанта. Указывалось, что фирма должна «предупредить смешение разных индивидуальных торгово-промышленных деятелей», в связи с чем одна фирма не должна быть тождественна или значительно схожа с другими фирмами <1>. В современной литературе принцип уникальности иногда именуют принципом исключительности <2>, реже — принципом новизны. Вместе с тем как дореволюционными исследователями, так и современными авторами подчеркивалось, что не следует переоценивать значение такой уникальности, а также нельзя говорить о том, что она представляет собой абсолютное требование к фирменным наименованиям всех коммерческих организаций. Зарубежному законодательству известен принцип уникальности фирмы, однако в разных правопорядках он проявляется по-разному. Например, о нем говорится в п. 1 ст. 946, п. 2 ст. 951 ШОЗ. Очень четко проводится принцип уникальности фирмы в Законе Саудовской Аравии. Там установлен запрет регистрировать фирму такую же или сходную, если такая фирма уже зарегистрирована. В германском праве фирменное наименование лишь должно обладать различительной способностью, но не уникальностью. Различительная способность представляет собой смягченный вариант принципа уникальности фирмы. Для ГТУ принцип уникальности не установлен, таким образом, допускается деятельность нескольких коммерсантов под одной фирмой с тем, однако, условием, чтобы этих коммерсантов можно было различить между собой при помощи фирмы. В тех ситуациях, когда угрозы смешения нет, признак различительной способности является соблюденным. Отсутствие угрозы смешения может быть вызвано различными обстоятельствами, например, если один из коммерсантов не осуществляет коммерческой деятельности под фирмой либо если сферы деятельности коммерсантов не пересекаются. В соответствии с § 30 ГТУ уникальность фирменного наименования обеспечивается «в той же местности или в той же общине». Для индивидуального коммерсанта, гражданское имя которого совпадает с гражданским именем другого индивидуального коммерсанта, установлена обязанность второго из них включить в свою фирму какое-либо дополнение, позволяющее четко различать фирмы.

———————————

<1> См.: Розенберг В.В. Указ. соч. С. 53.

<2> См.: Орлова В.В. Указ. соч. С. 76.

В современной юридической литературе зачастую критически оценивается как практическая применимость, так и целесообразность принципа уникальности. Так, В.В. Орлова отмечает, что принцип уникальности (исключительности) фирмы запрещает существование идентичных, но не мешает существованию сходных фирменных наименований, кроме того, никак не помогает охране фирменных наименований при использовании тождественных товарных знаков и иных средств индивидуализации. Таким образом, принцип уникальности фирмы не соответствует потребностям практики <1>.

———————————

<1> См.: Орлова В.В. Указ. соч. С. 76.

Мы не случайно начали настоящую работу с сопоставления количества слов в русском языке с числом зарегистрированных коммерческих организаций. Очевидно, что обеспечение абсолютной уникальности фирмы не представляется возможным по объективным причинам, связанным с ограниченностью ресурса, используемого для создания фирм. Это приводит к необходимости определенных отступлений в обеспечении требования уникальности фирмы.

Необходимость смягчения принципа уникальности фирмы продиктована потребностями практики, а также издержками системы устройства государственной регистрации юридических лиц, когда многие включенные в ЕГРЮЛ коммерческие организации фактически деятельность не осуществляют. В России в настоящее время отсутствует эффективный механизм борьбы «за чистоту реестра». Существующий метод исключения из ЕГРЮЛ недействующих юридических лиц не является оптимальным — он в значительной степени формализован, требует инициативы со стороны регистрирующего органа и используется по усмотрению этого органа. Исчерпания права на фирму в силу факта неиспользования ее в течение определенного периода времени, если на использование этого права претендует другой субъект, либо возможности принудительного отобрания неиспользуемой фирмы, как это характерно для некоторых иных прав, для фирмы не предусмотрено. Если формально подходить к принципу уникальности фирмы, то получится, что вновь создаваемые коммерческие организации вообще не имеют возможности использовать обычные слова русского языка в своих фирмах, при этом многие фирмы фактически не используются коммерческими организациями, которые не приступили к осуществлению предпринимательской деятельности под фирмой либо прекратили ее осуществление, не ликвидировав юридическое лицо, которое продолжает числиться в ЕГРЮЛ в качестве существующего. Такая ситуация явно несправедлива и не соответствует назначению фирменного наименования и принципу уникальности фирмы.

Еще А.И. Каминка ставил вопрос о том, что уникальность фирмы не может распространяться на всю территорию страны и должна соизмеряться с размерами предприятия, его оборотом, характером деятельности <1>. По его мнению, уникальность фирмы должна ограничиваться пределами одного регистра. В современном отечественном праве не действует ограничение принципа уникальности по территории. Суды рассматривают в качестве нарушения уникальности в том числе аналогичную деятельность двух коммерческих организаций, зарегистрированных в разных субъектах Федерации. Так, суд удовлетворил требование о прекращении использования словесного обозначения «акустические технологии и материалы» в фирменных наименованиях ООО «Акустические Технологии и Материалы» (г. Казань») и ООО с тем же названием (г. Рязань) <2>. И это объективно вполне оправданно. Широкое распространение электронной торговли привело к стиранию территориальных границ в деятельности субъектов. Современные технологии ведения коммерческой деятельности позволяют заключать договоры на расстоянии в режиме реального времени, хорошо разработанная транспортная система и система логистики позволяют исполнять договоры, заключенные между коммерсантами, зарегистрированными в разных субъектах Федерации и даже разных государствах без особенных организационных и имущественных затрат, при этом перемещение товаров сопровождается единым электронным документооборотом. На территории государства построено единое экономическое пространство, где обеспечивается свободное перемещение товаров, работ, услуг. Российская Федерация является участником международных соглашений, в рамках которых также создается удобный товарооборот. Все это требует обеспечения нормального пользования фирмой и за пределами одного субъекта Федерации, где произведена государственная регистрация юридического лица, и делает нецелесообразным ограничение уникальности фирмы территориальным признаком. Вместе с тем какие-то ограничения этого принципа насущно необходимы по уже упомянутым причинам.

———————————

<1> См.: Каминка А.И. Очерки торгового права. М., 2014. С. 135.

<2> Постановление ФАС Поволжского округа от 13 июня 2013 г. по делу N А65-22048/2012.

В современной литературе принято говорить о различительной способности фирменного наименования <1>. Думается, что различительная способность представляет собой тот же принцип, что и выделявшаяся в дореволюционной литературе уникальность (новизна, исключительность) фирменного наименования, в несколько смягченном виде. Ключевым для понимания уникальности (различительной способности) на современном этапе является возможность обеспечения с помощью фирмы обозначения коммерческой организации. Чтобы добиться выполнения фирменным наименованием задачи обозначения, уникальность (различительная способность) фирмы должна обеспечивать, чтобы фирменное наименование не приводило к смешению двух коммерческих организаций. Угроза смешения возникает, только если: а) обе коммерческие организации фактически осуществляют предпринимательскую деятельность; б) сфера деятельности коммерческих организаций такова, что потенциальные потребители вынуждены выбирать между двумя коммерческими организациями. Если одного из этих признаков нет, то угрозы смешения также нет, а значит, нарушения принципа уникальности в смягченном современном варианте нет.

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации Н.П. Корчагиной, Е.А. Моргуновой, В.В. Погуляева (под ред. В.В. Погуляева) включен в информационный банк согласно публикации — Юстицинформ, 2008.

<1> См.: Моргунова Е.А., Погуляев В.В., Корчагина Н.П. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации: Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный) / Под общ. ред. Е.А. Моргуновой. М., 2010. Режим доступа из СПС «Гарант»; Орлова В.В. Указ. соч. С. 67.

Для обеспечения различительной способности фирменного наименования закон устанавливает запрет на использование тождественного фирменного наименования лишь для коммерческих организаций, осуществляющих аналогичную деятельность (п. 3 ст. 1474 ГК РФ). Таким образом, в современных условиях уникальность действует только в отношении коммерческих организаций, осуществляющих однородную деятельность. Характерным является следующее дело. ЗАО «БФК» обратилось в арбитражный суд с иском к ООО «БФК» об обязании прекратить использовать в фирменном наименовании словесное обозначение «БФК», сходное до степени смешения с фирменным наименованием истца. При рассмотрении спора было установлено, что одно из обществ зарегистрировано в г. Новосибирске, а другое — в г. Барнауле, таким образом, общества имели регистрацию в разных субъектах Федерации. Совпадение фирменных наименований было неполным — у юридических лиц различалась организационно-правовая форма, поэтому корпус фирменного наименования был различным. Вместе с тем обе организации исходя из положений уставов занимались деятельностью по установке пластиковых окон. При разрешении спора суд отметил, что «для индивидуализации юридического лица важное значение имеет наименование. Именно при сходстве произвольной части фирменного наименования возникает угроза смешения юридических лиц», при этом осуществление однородной предпринимательской деятельности может ввести в заблуждение потребителей и (или) контрагентов. На этом основании суд удовлетворил исковые требования истца <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15 декабря 2011 г. по делу N А03-3863/2011.

Представляется, что к вопросу о различительной способности фирменных наименований нельзя подходить формально. Действительно, в ЕГРЮЛ существуют многочисленные повторы фирменных наименований, однако отказывать в государственной регистрации вновь создаваемой коммерческой организации только лишь по мотивам такого повтора нельзя. Вопрос обеспечения принципа уникальности (различительной способности) фирмы не должен решаться по инициативе государства. Исследование ЕГРЮЛ показало, что часто субъекты умышленно отступают от принципа уникальности фирмы, включая в фирменные наименования полностью или в части фирменные наименования других коммерческих организаций для демонстрации имеющейся между ними связи. Никаких причин для запрета таких фирменных наименований нет при условии, что как обладатель фирмы, включаемой в фирменное наименование вновь создаваемой коммерческой организации, так и ее учредители не возражают.

Даже и в тех случаях, когда обладатель фирменного наименования, уже включенного в ЕГРЮЛ, не выражал своей воли на включение тождественного обозначения во вновь образуемую фирму, о нарушении его прав говорить еще рано. Как мы отмечали, для этого должно быть два условия одновременно, к моменту регистрации о них говорить не приходится. Поэтому само по себе включение в ЕГРЮЛ коммерческой организации с тождественным фирменным наименованием не является нарушением принципа уникальности фирмы. В этом смысле показательно следующее дело. Гражданин обратился с заявлением о государственной регистрации ООО «Фрегат», однако регистрирующий орган отказал в регистрации по мотивам несоответствия фирменного наименования коммерческой организации установленным требованиям, поскольку в ЕГРЮЛ уже содержатся сведения о других коммерческих организациях с тем же фирменным наименованием, занимающихся аналогичной деятельностью. При рассмотрении спора суд отметил, что «в силу пункта 4 статьи 1474 Гражданского кодекса Российской Федерации требование прекратить использование фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию правообладателя или сходного с ним до степени смешения… может заявить только правообладатель» <1>.

———————————

<1> Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 18 декабря 2014 г. N Ф01-4727/2014.

Избранный законодателем путь устранения государства от процесса проверки различительной способности фирменного наименования и возложения функций отслеживания использования фирменных наименований, тождественных или сходных до степени смешения, на самих субъектов представляется оптимальным. Принцип уникальности фирмы затрагивает исключительно частные интересы, поэтому и защищаться он должен также исключительно частными субъектами, которые в процессе своей правореализационной деятельности могут по собственному усмотрению решить, нуждаются ли они в такой защите или нет.

Постоянство фирмы

Третьим принципом фирмы, выделяемым в дореволюционных исследованиях в области фирменного права, был принцип постоянства, суть которого заключалась в неизменности фирменного наименования в течение всего существования коммерческого предприятия. По утверждению В.В. Розенберга, «фирма есть внешний признак сохранения предприятием своего внутреннего тождества» <1>. Для уяснения сути позиции В.В. Розенберга стоит помнить о том, что его понимание предприятия существенно отличалось от современного содержания этого термина. В частности, В.В. Розенберг полагал, что предприятие под собственной фирмой само приобретает права и обязанности <2>. В таком случае очевидно, что он говорил не об имущественном комплексе, а о правосубъектном образовании. Справедливости ради отметим, что Г.Ф. Шершеневич, также рассматривающий фирму как средство индивидуализации предприятия, понимал последнее в привычном нам ракурсе определенного имущественного комплекса. Об этом свидетельствует вся система его аргументации и приводимые им примеры <3>.

———————————

<1> Розенберг В.В. Указ. соч. С. 53.

<2> См.: Там же. С. 138.

<3> Подробнее об этой дискуссии см. гл. 3 настоящей работы.

На современном этапе, когда фактически единственным остается понимание фирменного наименования только как средства индивидуализации коммерческой организации, но не предприятия, для которого используется иное средство индивидуализации — коммерческое обозначение, рассматривать принцип постоянства фирмы в исконном смысле неизменности фирменного наименования при изменении владельца предприятия нельзя. У коммерческой организации (субъекта права) нет и не может быть «владельца», соответственно, неуместно говорить о его изменении. В современной литературе постоянство фирмы понимают иначе, говоря о неизменности фирмы «в течение всего времени, пока пользующийся ею предприниматель сохраняет свой организационно-правовой статус» <1>.

———————————

<1> Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М., 2003. С. 572.

В современной литературе сложилось мнение, что существование принципа постоянства фирмы на сегодня потеряло актуальность. Отмечают, что возможность изменения фирмы должна определяться не законом, а экономической целесообразностью. В частности, основанием изменения фирмы может служить решение участников, обнаруживших, что избранное фирменное наименование непривлекательно для покупателей <1>.

———————————

<1> См.: Орлова В.В. Указ. соч. С. 74.

Есть и другой подход, согласно которому принцип постоянства фирмы по-прежнему актуален. Говорят, что идентификация участников оборота может быть обеспечена, только когда фирма будет постоянной в течение всего времени, пока коммерсант сохраняет свой статус <1>.

———————————

<1> См.: Чежия Д.Ю. Указ. соч. С. 40.

В зарубежном праве существуют разные подходы к признанию принципа постоянства фирмы. Например, такой принцип отсутствует в германском праве. В соответствии с § 31 ГТУ фирменное наименование может быть изменено с включением соответствующих сведений в торговый реестр.

Нельзя сказать, что принцип постоянства находит хоть какое-то отражение в отечественном праве, поскольку допустимо переименование действующей коммерческой организации путем внесения изменений в ее устав и государственной регистрации внесенных изменений. Исследование показало довольно обширную практику переименования коммерческих организаций в процессе их деятельности. Соответственно, встает вопрос, нужен ли сегодня принцип постоянства фирмы, или же он представляет собой рудимент дореволюционного фирменного права.

Инструментальный подход, избранный для проведения настоящего исследования, требует для ответа на этот вопрос сопоставления правовых целей сторон, достигаемых с применением правового инструментария и сравнения их с правовыми целями законодателя и конечной целью правового регулирования. Для коммерческой организации и ее учредителей принцип постоянства фирмы приводит к необходимости более бережного отношения к деловой репутации и доброму имени коммерческой организации под страхом, что если таковые будут испорчены, то освободиться от неблагоприятного имиджа посредством ребрендинга не удастся. Вместе с тем фирма, избираемая в начале пути, когда проект, для которого создается коммерческая организация, пока существует лишь в плане, в процессе дальнейшей деятельности может оказаться «мала» для организации или вовсе перестать ей соответствовать. И что же в этом случае делать? Можно провести реорганизацию, например, в форме выделения или разделения, выделить большую часть имущества вновь образованному юридическому лицу и подобрать для него новую фирму, однако такой путь приемлем только для случаев, когда имеет смысл сохранять какую-то часть бизнеса за прежней фирмой, если же такой потребности нет, то такой способ не пригоден для коммерческой организации. Да и в целом следует отметить, что путь этот довольно сложен. Достаточно ли разумно заставлять субъектов ликвидировать хорошо работающую коммерческую организацию только ради того, чтобы обеспечить постоянство фирмы? Нам представляется, что нет. Следует предоставлять возможность коммерческой организации изменить фирму, однако с соблюдением прав законных интересов кредиторов и потенциальных контрагентов коммерческой организации. Это приводит нас к выводу, что формальное закрепление принципа постоянства фирмы как абсолютного запрета на изменение фирменного наименования в процессе деятельности организации не соответствует потребностям коммерческой организации и ее контрагентов, не способствует увеличению товарооборота, а поэтому его включение в действующее законодательство на данном этапе нецелесообразно.

Вместе с тем, представляется, имеет смысл создавать обычное регулирование, ограничивающее произвольное изменение фирменного наименования, с тем чтобы будучи дозволенным изменение фирменного наименования все же было скорее исключением из общего правила, а коммерсанты дорожили своей репутацией, связанной с определенной фирмой. Для этого стоит также использовать различные приемы саморегулирования сообществом коммерсантов, например посредством формирования настороженной оценки в отношении субъектов, допустивших произвольное (неосновательное) изменение фирмы. Мы уже отмечали, что соответствующие функции могла бы выполнять Торгово-промышленная палата или иные институты гражданского общества и сообщества коммерсантов. Такой выбор формально-юридических источников для закрепления принципа постоянства фирмы обусловлен тем, что в отличие от нормативного правового регулирования обычное регулирование является менее жестким, обычные правила могут включать сложные и альтернативные гипотезы и диспозиции, причем в силу их невербального характера оценка поведения предпринимателей как соответствующего диспозиции в этом случае производится сообществом коммерсантов.

При установлении свободы переименования следует учитывать, что права кредиторов в первую очередь обеспечиваются имуществом коммерческой организации, поэтому поскольку добросовестное переименование потенциально может способствовать увеличению имущества коммерческой организации за счет большей привлекательности ее товаров (работ, услуг), а значит, возможности увеличения оборота и прибыли организации, то такое переименование оказывается выгодным кредиторам. При этом переименование не должно создавать возможности коммерческой организации затеряться, укрыться от кредиторов за новой фирмой.

В связи с этим при общем дозволении переименований публичные требования к процедуре изменения фирмы коммерческой организации должны быть направлены на обеспечение информированности о переименовании всех заинтересованных субъектов. Представляется, что для этих целей приемлем порядок уведомления кредиторов, разработанный специально для коммерческих организаций и использующийся при реорганизации и уменьшении уставного капитала хозяйственного общества.

Помимо самой коммерческой организации и ее кредиторов в постоянстве фирмы могут быть заинтересованы также ее участники, например, в тех случаях, когда в фирму коммерческой организации включалось имя (фирма) участника, тем самым обозначалась особая связь между организацией и таким ее участником. Представляется, что в случаях, когда участники коммерческой организации имеют особый интерес в обеспечении постоянства фирмы, его обеспечение может быть осуществлено посредством заключения корпоративного договора или установления специального порядка принятия решения о внесении изменений в устав, связанных с переименованием коммерческой организации, являющейся непубличным хозяйственным обществом.

В целом представляется, что принцип постоянства фирмы не нуждается в законодательном закреплении и должен регулироваться на обычно-правовом уровне. Вместе с тем следует устанавливать механизм изменения фирменного наименования, не позволяющий посредством переименования вводить в заблуждение контрагентов коммерческой организации.

Обязательность фирмы

Обязательность фирмы как принцип выделяется не всеми учеными. О его существовании говорил В.В. Розенберг <1>, его называла Е.Н. Данилова <2>, однако в современных отечественных исследованиях фирмы о нем, как правило, умалчивают <3>. Принцип обязательности фирмы состоит в том, что коммерческая организация должна иметь фирменное наименование и без него не может существовать. Как мы уже отмечали, фирменное наименование — неотъемлемая часть самой организации, воплощение ее правоспособности. В отдельных правопорядках обязательность фирмы применяется не только к коллективным коммерсантам, действующим в торговом обороте с использованием юридического лица, но и для индивидуальных предпринимателей. Обязательность фирмы для коллективных субъектов обусловлена важнейшей функцией идентификации, которую выполняет фирменное наименование. С помощью фирмы каждый из членов гражданско-правового сообщества участников юридического лица отождествляет себя с юридическим лицом, идентифицирует себя в качестве участника коммерческой корпоративной организации или единственного учредителя унитарной коммерческой организации. Обязательность фирмы обусловлена необходимостью единообразного обозначения субъекта в любых торговых отношениях, а поэтому решает задачу обеспечения прозрачности и понятности структуры правовых связей, в которые вступает субъект.

———————————

<1> См.: Розенберг В.В. Указ. соч. С. 28.

<2> См.: Данилова Е.Н. Указ. соч. С. 5.

<3> См., например: Городов О.А. Фирменное наименование и основания его использования коммерческими организациями // Актуальные проблемы науки и практики коммерческого права: Сб. науч. ст. Вып. 5. М., 2005. С. 197 — 199.

В соответствии с п. 9 Положения о фирме 1927 г. была установлена обязанность иметь на видном месте надпись с обозначением фирменного наименования в каждом заведении предприятия, открытом для доступа публики. В связи с тем что в настоящее время отсутствует отдельный нормативный правовой акт, посвященный регулированию отношений, связанных с использованием фирменных наименований, четкого закрепления принцип обязательности фирмы в ГК РФ не имеет. Закон содержит лишь требование, устанавливающее обязательное обладание каждой коммерческой организацией полным фирменным наименованием на русском языке, при этом не вполне ясно, в чем состоит гипотеза, а в чем диспозиция правовой нормы. Исходя из системного толкования получается, что диспозицию этой нормы составляет требование к обязательному использованию русского языка в фирменном наименовании, а вовсе не в закреплении принципа обязательности фирмы. Это связано с тем, что нормы о фирме в гл. 76 ГК РФ управомочивают коммерческую организацию иметь фирменное наименование, на это фирменное наименование предоставляются субъективные права и обеспечивается их защита. Такая конструкция противоречит требованию обязательности фирмы. Именно поэтому современное законодательство об интеллектуальной собственности, куда включена большая часть норм о фирме, устанавливает право коммерческой организации размещать фирму на вывеске, а не обязанность иметь вывеску с правильно отображенной фирмой, как это было в дореволюционном праве.

Для сравнения: Закон о фирменных наименованиях Саудовской Аравии устанавливает обязанность размещения фирменного наименования на вывеске в магазине или ином заведении, а также использования в документации, исходящей от коммерсанта (ст. 12). Аналогичное правило установлено ст. 19 титула III Торгового кодекса Португалии.

Как видится, отсутствие четкого установления требования обязательности фирмы связано именно с избранным местом для норм о фирменных наименованиях и их использовании. Для законодательства в области интеллектуальной собственности избрана вполне адекватная законодательная техника. Проблема состоит в том, что фирменное право не является институтом права интеллектуальной собственности, а потому уместные для права интеллектуальной собственности приемы юридической техники не пригодны для регуляции отношений в области фирменных наименований, обладающих спецификой, обусловленной корпоративной и торговой составляющей этих отношений, что еще раз подтверждает уже сделанный ранее вывод о разрозненном характере норм о фирме, не основанном на внутренней согласованности, общих принципах и методах регулирования.

Обязательность фирмы нашла отражение в иных нормах, в основном корпоративного, торгового законодательства, а также законодательства, регулирующего отдельные виды отношений с участием коммерческой организации. Законодатель уделяет значительное внимание обязанности раскрытия информации о себе при участии в гражданском обороте. Так, законодательство о защите прав потребителей предъявляет требования к сообщению сведений о фирменном наименовании производителя, продавца. В соответствии с п. 1 ст. 9 Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец) обязан довести до сведения потребителя фирменное наименование своей организации. Подобные требования установлены для участников государственных закупок, публичных акционерных обществ и др.

Определение фирменного наименования

Соответствие фирмы установленным принципам изначально призвано было обеспечивать права и законные интересы конкурентов, кредиторов, участников коммерческой организации, потребителей и иных лиц.

Исследование современного состояния понятия и признаков фирменного наименования в отечественном праве позволяет обнаружить преемственность основополагающих идей в регулировании использования фирменного наименования из дореволюционного отечественного права, при этом, к сожалению, большинство проблем, которые ставили ученые полторы сотни лет назад, не были решены, а значит, не потеряли своей актуальности и сегодня, хотя Свод законов Российской империи и действующий ГК РФ разделяют две кардинальные смены экономического уклада; изменение политического режима, формы правления и три прошедшие кодификации гражданского законодательства. Что называется, «а воз и ныне там…».

Понятию фирменного наименования посвящена ст. 1473 ГК РФ, которая не содержит определения фирменного наименования, однако включает в себя указание на ряд его признаков. В соответствии с п. 1 ст. 1473 ГК РФ юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в ЕГРЮЛ при государственной регистрации юридического лица. На основании анализа приведенного положения можно выделить следующие признаки фирменного наименования:

1) фирменное наименование используется для участия в гражданском обороте. Все субъекты гражданских прав участвуют в обороте под собственным именем. Имя коммерческой организации — это фирменное наименование. Возможность использования псевдонима или анонимное участие в обороте строго ограничены в законе и не предусмотрены для коммерческих организаций. Это связано с тем, что с участием в обороте связываются правовые последствия не только для самого субъекта, но и для широкого круга иных лиц, к которым относятся контрагенты, инвесторы, потребители, работники, конкуренты, государственные органы и др., которые должны иметь возможность защиты своих прав и законных интересов при их нарушении в результате деятельности субъекта. Для реализации права на защиту необходимо иметь минимальные сведения о нарушителе, которые всегда включают в себя фирменное наименование;

2) фирменное наименование определяется в учредительном документе юридического лица. Законом установлены требования к содержанию учредительных документов, относящиеся как ко всем юридическим лицам (п. 4 ст. 52 ГК РФ), так и применительно к отдельным коммерческим организациям (например, п. 3 ст. 89 ГК РФ требует указания фирменного наименования общества с ограниченной ответственностью в его уставе). В настоящее время допускается создание коммерческих организаций на основании типовых уставов (п. 2 ст. 52 ГК РФ). В этом случае фирменное наименование коммерческой организации не фиксируется в ее учредительном документе, а вносится в ЕГРЮЛ. На момент подготовки настоящей монографии в III чтении принят проект изменений Гражданского кодекса РФ, Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» в части введения возможности использования юридическими лицами типовых уставов <1>. В соответствии с этим проектом, если общество действует на основании типового устава, сведения о фирменном наименовании общества содержатся в решении о его учреждении и вносятся в ЕГРЮЛ по заявлению о государственной регистрации юридического лица;

3) фирменным наименованием обладает только коммерческая организация, т.е. организация, созданная с целью извлечения прибыли и распределения ее между учредителями <2>;

4) фирменное наименование включается в Единый государственный реестр юридических лиц при регистрации коммерческой организации <3>.

———————————

<1> Проект Федерального закона N 667404-6, принят Государственной Думой Федерального Собрания РФ в III чтении 19 июня 2015 г.

<2> Подробнее этот признак фирменного наименования обосновывается в параграфе «Соотношение фирменного наименования со смежными категориями» при сравнении фирменного наименования с наименованием некоммерческой организации.

<3> Подробно позиция по вопросу о том, существует ли государственная регистрация фирменных наименований, приводится в параграфе «Возникновение фирменного наименования и права на фирменное наименование».

Представляется, что, говоря о необходимости внесения фирменного наименования в ЕГРЮЛ, следует различать интересы субъектов правореализационной деятельности, связанные с фирмой. Интересы потребителей и потенциальных контрагентов состоят в том, чтобы обеспечивался принцип истинности фирмы, поскольку они по фирменному наименованию составляют представление о коммерческой организации. Для них же представляет интерес постоянство фирмы. Интерес конкурентов состоит в том, чтобы коммерческая организация с помощью фирменного наименования не посягала на их деловую репутацию и не приобретала необоснованные преимущества на рынке. Иначе говоря, интерес для них состоит в обеспечении принципа уникальности фирмы. ЕГРЮЛ — государственный информационный ресурс. Задача государства — обеспечивать общественные интересы, а также интересы «слабых» субъектов, которые нуждаются в специальных государственных мерах поддержки. Такие субъекты могут быть среди потребителей, но их не может быть среди конкурентов (профессиональных коммерсантов). Задача ведения ЕГРЮЛ состоит в сборе и предоставлении достоверной информации об участниках торгового оборота. В связи с этим и его функции могут быть связаны лишь с обеспечением соответствия фирменного наименования минимальным требованиям истинности, установленным законом. Это следует из п. 3 ст. 51 ГК РФ, который наделяет регистрирующий орган правом проверки достоверности предоставленных сведений. Соответствие фирменного наименования принципу уникальности общественных интересов не нарушается, поэтому полномочий по соответствующему контролю регистрирующему органу не предоставлено.

Нами были проанализированы встречающиеся в научной литературе определения фирменного наименования. Так, фирменное наименование определяют как «средство индивидуализации субъекта предпринимательской деятельности, обладающего исключительным правом на него, которое представляет собой словесное обозначение, включающее части обязательную и произвольную, обладающую различительной способностью, и призвание индивидуализировать субъекта в коммерческом обороте» <1>. Здесь акцент сделан на «интеллектуальной» составляющей фирменного наименования, без учета корпоративной и торговой составляющей этого понятия. Фирменное наименование рассматривают как «то наименование, закрепляемое за юридическим лицом — коммерческой организацией, под которым оно выступает в гражданском обороте и которое индивидуализирует это лицо в ряду других участников гражданского оборота» <2>. В этом случае в качестве ключевого момента выделена идентификация субъекта как участника оборота.

———————————

<1> Иванов А.Б. Фирменное наименование как средство индивидуализации субъектов предпринимательской деятельности: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2010. С. 115.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Договоры о выполнении работ и оказании услуг» (книга 3) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2002 (издание исправленное и дополненное).

<2> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. третья. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М., 2003. С. 990.

Определение фирменного наименования одновременно должно включать в себя все составляющие этого понятия. Для того чтобы это можно было сделать, нужно их выделить и интегрировать в единое целое. По всей видимости, сложности с определением фирменного наименования связаны с тем, что затруднительно подобрать адекватный род для того, чтобы выделить затем отличительные признаки (если делать попытку дать классическое определение через род и видовые отличия).

При рассмотрении фирменного наименования с позиций корпоративного права оно может описываться как словесное обозначение, выражающее краткое содержание устава коммерческой организации, отражающее особенности ее правоспособности и называющее ответственных по ее обязательствам лиц. С позиций торгового права фирменное наименование представляет собой словесное обозначение, идентифицирующее коммерсанта в торговом обороте; а с позиций права интеллектуальной собственности — фирменное наименование, несомненно, есть средство индивидуализации коммерческой организации.

Для определения рода нами избрано понятие «словесное обозначение», которое должно пониматься в широком смысле, скорее как знаковое обозначение. Это связано с тем, что обозначение, используемое в качестве фирмы, может включать в себя не только несущие смысловую нагрузку слова, но и цифры, знаки, буквенные наборы, причем как образующие определенные сокращения и аббревиатуры, так и не образующие таковых, а составляющие случайный набор букв, цифр и знаков.

Словесные обозначения различаются по форме их фиксации, источнику верификации и фальсификации, содержанию, выполняемым функциям и другим характеристикам. Поскольку настоящее исследование проводилось в рамках инструментальной методики, то оптимальным нам показалось выделять фирменное наименование из числа иных словесных обозначений, главным образом по выполняемым функциям.

У нас получилось следующее определение. Фирменное наименование представляет собой включенное в ЕГРЮЛ словесное обозначение, позволяющее идентифицировать коммерческую организацию в торговом обороте, индивидуализирующее коммерческую организацию среди иных, занимающихся сходными видами деятельности, предназначенное для сообщения всем заинтересованным лицам минимально необходимой информации о ней, определяемое в учредительном документе юридического лица или решении о его создании.

§ 1.2. Виды и состав фирменного наименования

В соответствии с законом выделяются два вида фирменных наименований: полное фирменное наименование, включающее название организационно-правовой формы и добавление без использования сокращений (например: общество с ограниченной ответственностью «Краснодарский компрессорный завод»), и сокращенное фирменное наименование, в котором название организационно-правовой формы может быть заменено на общеупотребительное сокращение, не вводящее в заблуждение окружающих, а добавление включено полностью или в определенных частях или может быть заменено на аббревиатуру — как общеизвестную, так и составленную учредителями (примером сокращенного фирменного наименования приведенного выше общества с ограниченной ответственностью является ООО «ККЗ») <1>.

———————————

<1> См.: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 18 февраля 2010 г. по делу N А32-14681/2009.

Закон ввел ограничение по количеству фирменных наименований, которые может иметь одна коммерческая организация. В соответствии с п. 3 ст. 1473 ГК РФ максимальное количество фирменных наименований одного юридического лица — четыре. Одно из них должно быть полным и выражаться на русском языке; второе может быть сокращенным и выражаться на русском языке; третье может быть полным и выражено на любом языке народов России или иностранном языке, последнее может быть сокращенным и выражаться также на иностранном языке или языке народов России.

Например, согласно Уставу АО «Газпром» имеет три наименования: полное фирменное наименование общества на русском языке — открытое акционерное общество «Газпром», сокращенное фирменное наименование на русском языке — ОАО «Газпром» и сокращенное фирменное наименование на английском языке — JSC «GAZPROM» <1>.

———————————

<1> https://www.gazprom.ru/f/posts/60/091228/gazprom-articles-2014-06-27.pdf

Как правило, полное и сокращенные фирменные наименования похожи друг на друга в каких-то элементах, хотя исследование фирменных наименований, включенных в ЕГРЮЛ, привело к выводу, что так бывает не всегда.

При исследовании судебной практики в области фирменных наименований была обнаружена коммерческая организация, имеющая полное фирменное наименование «Общество с ограниченной ответственностью «Белкомед» (ОГРН 1045402474721), сокращенное фирменное наименование на русском языке «Доктор Лор» и сокращенное фирменное наименование на английском языке: «Studio 32» <1>. В данном случае два сокращенных наименования не имеют ничего общего ни между собой, ни с полным фирменным наименованием общества, при этом сокращенные фирменные наименования даже не имеют указания на организационно-правовую форму. Заметим, что исследование ЕГРЮЛ показало, что сокращенные фирменные наименования очень часто не включают организационно-правовую форму. Исходя из исследования записи в ЕГРЮЛ на 15 мая 2015 г. коммерческая организация внесла изменения в устав, изменила свои сокращенные фирменные наименования, и в настоящее время ее полное и сокращенное наименования соответствуют друг другу, а обозначения «Доктор Лор» и «Studio 32» организация использует в качестве коммерческих обозначений <2>. Следует отметить, что закон не содержит специальных требований к содержанию сокращенного фирменного наименования, это и вызывает ситуации, подобные рассмотренной.

———————————

<1> См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16 июля 2012 г. по делу N А45-13500/2011.

<2> https://stom-nsk.ru, https://www.lor-nsk.ru.

Состав фирменного наименования. В доктрине говорят о неоднородности фирменного наименования. В нем принято выделять «корпус» и «добавление». О такой структуре фирменного наименования писал В.В. Розенберг <1>. В современной юридической литературе эти понятия используются довольно активно <2>.

———————————

<1> См.: Розенберг В.В. Указ. соч. С. 55.

<2> См., например: Грешников И.П. Субъекты права. Алматы, 2001. С. 182; Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М., 1996. С. 523.

Такая структура фирменного наименования отражена в п. 2 ст. 1473 ГК РФ, в соответствии с которым фирменное наименование юридического лица должно содержать указание на организационно-правовую форму и собственно наименование юридического лица. В судебной практике эти части фирменного наименования иногда называют обязательной и произвольной, имея в виду, что содержание обязательной части установлено законом и должно быть отображено в фирменном наименовании коммерческой организации в строгом соответствии с избранной ею организационно-правовой формой, тогда как произвольная часть создается учредителями юридического лица по собственному усмотрению (произволу) с соблюдением установленных законом ограничений.

Такой состав фирменного наименования характерен и для многих зарубежных правопорядков. Так, состав фирменного наименования по ШОЗ в целом однороден составу такового по российскому праву. В соответствии со ст. 944 ШОЗ в фирменном наименовании выделяются: а) предписанные законом существенные элементы, а также б) иные слова. К иным словам относятся те, которые более четко обозначают лиц, указанных в фирменном наименовании в связи с наличием соответствующих требований в законе, указывают на характер предприятия, представляют собой выдуманное название.

В современной литературе иногда иначе выделяют элементы фирменного наименования. Например, Э. Гаврилов выделяет «собственно наименование юридического лица» со ссылкой на норму п. 2 ст. 1473 ГК РФ, а также характерную часть этого названия, в том числе ее аббревиатуру <1>. Иногда полагают, что указание организационно-правовой формы является частью наименования юридического лица, а не фирменного наименования. В связи с этим полагают, что организационно-правовая форма и указание на род или вид деятельности включены в наименование, но не входят в состав фирменного наименования, поэтому полагают, что, например, обозначение ОАО «Пермский маргариновый завод «Сдобри» представляет собой наименование юридического лица, включающее в свой состав фирменное наименование в виде обозначения «Сдобри» <2>. Такой вывод является результатом рассмотрения фирменного наименования исключительно с позиций права интеллектуальной собственности, с полным игнорированием его корпоративной составляющей. С позиций корпоративного права в упомянутом фирменном наименовании сообщается о том, что Пермский маргариновый завод «Сдобри» создан в организационно-правовой форме коммерческой корпорации, это публичное акционерное общество (в настоящее время деление акционерных обществ на открытые и закрытые упразднено, открытые акционерные общества, пока иное не определено в особом порядке, являются публичными), значит, его акции могут публично размещаться и публично обращаться; такое юридическое лицо самостоятельно несет ответственность по своим обязательствам, акционеры не отвечают по его обязательствам. Включение в фирменное наименование словосочетания «Пермский маргариновый завод» позволяет предположить, что, скорее всего, общество было образовано в процессе приватизации путем акционирования государственного предприятия, существовавшего в г. Пермь и являвшегося заводом по производству маргарина, — именно таким организациям было разрешено сохранение в фирменном наименовании элементов прежних наименований. Таким образом, контрагенты такого общества могут сделать вывод, что общество давно существует, имущественный комплекс общества ранее находился в собственности государства. Эти сведения существенно обогатят представления контрагента о юридическом лице, возможно, они даже более значимы, нежели произвольное фантазийное добавление «Сдобри». Представляется, что нельзя отказывать в ценности для гражданского оборота всех элементов фирменного наименования. Вряд ли такая позиция может быть выведена из буквального толкования закона, кроме того, изъятие из фирменного наименования указания на организационно-правовую форму существенно обедняет информационные возможности фирмы.

———————————

<1> См.: Гаврилов Э. О праве на фирменное наименование // Хозяйство и право. 2008. N 10. С. 38.

<2> Орлова В.В. Указ. соч. С. 78.

В настоящей работе мы будем придерживаться доктринальных наименований частей в структуре фирменного наименования, обозначая их как «корпус» и «добавление». В соответствии с традиционным пониманием «корпус» — указание на организационно-правовую форму юридического лица, а «добавление» — собственно уникальное обозначение, избранное при учреждении юридического лица и зафиксированное в учредительном документе.

Содержание корпуса (основной части) фирменного наименования по-разному понимается в юридической литературе. Например, А.П. Сергеев полагает, что корпус содержит указание не только на организационно-правовую форму коммерческой организации, но и на тип и предмет деятельности, а в некоторых случаях и на иные характеристики юридического лица <1>. Ту же позицию занимают В.Н. Крон и А.Г. Сафонов <2>. Следует заметить, что исследование сведений о фирменных наименованиях, включенных в ЕГРЮЛ, не позволяет сделать вывод о том, что существует подобная общепринятая практика. Подавляющее большинство фирменных наименований не включает указание на род деятельности коммерческой организации совсем. Законные требования о включении рода деятельности для всех коммерческих организаций не установлены. Более того, нам представляется, что законное требование о включении указания на род деятельности в большинстве случаев связано с ограничением правоспособности коммерческой организации, о чем речь пойдет далее. Нужно отметить, что в отдельных правопорядках, в том числе в отечественном Положении о фирме 1927 г., такое требование действительно имелось, поэтому приведенные позиции ученых на момент их выработки строго соответствовали положениям действовавшего законодательства.

———————————

<1> См.: Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М., 1996. С. 524.

<2> См.: Крон В.Н., Сафонов А.Г. Как оптимизировать регистрацию фирменных наименований // Патенты и лицензии. 2004. N 6. С. 9.

Вторая часть фирменного наименования — добавление (произвольная часть) также неоднородна, поскольку включает в себя обязательные и факультативные компоненты. Обязательные компоненты устанавливаются законом в зависимости от организационно-правовой формы или осуществляемой деятельности (о них речь пойдет ниже), факультативные элементы включаются учредителями по собственному усмотрению.

В законодательстве не содержится требований относительно последовательности расположения элементов фирменного наименования по отношению друг к другу. Обычай в данной области состоит в размещении в фирме сначала корпуса, а затем добавления, при этом добавление принято отделять от корпуса знаками кавычек. Впрочем, исследование сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ, привело к выводу, что такое расположение элементов фирмы по отношению друг к другу является наиболее распространенным, но не единственным. Довольно часто в фирменном наименовании вообще не используются кавычки, иногда кавычками выделяется не все добавление, а только его часть, в некоторых случаях корпус размещается после добавления, иногда в корпус встраиваются словесные обозначения, а в одном случае фирменное наименование предваряло указание, что оно представляет собой фирму: «Фирма «Москва М» общество с ограниченной ответственностью». Все варианты расположения являются допустимыми.

В зависимости от вида осуществляемой юридическим лицом деятельности законодательство может содержать специальные требования к наименованию юридического лица, которые могут выражаться в форме предписания (обязывания), дозволения или запрета. Предписание используется для установления обязательных требований к фирменному наименованию, дозволение — для предоставления возможности включения в фирменное наименование определенных слов, которой нет у других коммерческих организаций. Запрет используется для ограничения включения в добавление определенных слов при создании фирменного наименования.

Собственно наименование, включаемое в добавление фирменного наименования, в соответствии с законом не может состоять только из слов, обозначающих род деятельности (п. 2 ст. 1473 ГК РФ).

Подводя итоги, отметим, что фирменное наименование коммерческой организации состоит из корпуса (обязательной части), включающего указание на организационно-правовую форму, и добавления (произвольной части), словесного обозначения, избранного учредителями при создании. В зависимости от сферы деятельности организации к составу фирменного наименования предъявляются специальные требования, например, в части обязательного включения в добавление определенных слов и их сочетаний. Такое включение обычно связано с особенностями правоспособности коммерческой организации (ее объемом, установленными ограничениями на совершение определенных сделок и пр.).

§ 1.3. Соотношение фирменного наименования

со смежными категориями

Фирменное наименование должно рассматриваться исходя из выполняемых им функций в триединстве как институт корпоративного, торгового и интеллектуального законодательства, одновременно в качестве части субъекта права и объекта права. В связи с этим необходимо показать соотношение фирменного наименования со сходными категориями, которые будут существенно различаться в зависимости от предмета и целей правового регулирования той или иной отраслью законодательства <1>. В научной литературе проведено исследование только соотношения фирменного наименования с другими средствами индивидуализации, — иначе говоря, научные исследования следуют за законодателем, не вполне удачно избравшим место основной части норм, регулирующих использование фирменных наименований. В связи с этим в литературе проведено изучение института средств индивидуализации и показано место субститута фирменного наименования в нем <2>, однако фирменное наименование должно быть соотнесено и с иными сходными правовыми средствами, используемыми в корпоративном и торговом праве.

———————————

<1> Еще раз подчеркнем, что речь ведется об отраслях законодательства, т.е. выделенных по воле законодательства определенных массивах нормативных правовых актов, регулирующих на основе различных методов сходные общественные отношения.

<2> См., например: Иванов А.Б. Указ. соч. С. 116 и далее.

Отметим, что даже и в сопоставлении с другими средствами индивидуализации неизбежно проявляется специфика дуалистичной природы фирмы, о которой уже неоднократно упоминалось в настоящей работе.

Начнем с сопоставления фирменного наименования и товарного знака.

В российском законодательстве вопрос о соотношении права на фирменное наименование с правами на смежные объекты института средств индивидуализации специально урегулирован нормой ст. 1476 ГК РФ. Пункт 1 этой статьи содержит дозволительную норму, устанавливающую право использования фирменного наименования или отдельных его элементов в составе коммерческого обозначения или товарного знака. В таких случаях правообладателю предоставляется право на фирменное наименование и право на товарный знак или коммерческое обозначение. Эти права не имеют связи друг с другом и охраняются обособленно. Основной практической задачей, которая может быть решена посредством включения фирменного наименования или его части в коммерческое обозначение или товарный знак, является установление связи между деловой репутацией коммерческой организации и товарами, изготавливаемыми или продаваемыми такой организацией. Кроме того, при неотчуждаемости фирменного наименования и права на него с помощью включения его части (добавления) в товарный знак обеспечивается введение в торговый оборот этого элемента гудвилла путем предоставления возможности использовать его другому лицу за плату.

Независимость правовой охраны товарного знака и фирменного наименования следует и из ст. 8 Конвенции об охране промышленной собственности (г. Париж, 1883 г.).

П.П. Цитович отмечал, что для фирмы «важно не столько ее произношение, сколько начертание» <1>. По сути о том же писал В.В. Розенберг, отмечая, что индивидуализация и отличительные свойства фирмы присущи ей, во-первых, в смысле ее произношения, а во-вторых, в виде ее начертания <2>. Современные исследователи также отмечают это сходство фирменного наименования с товарным знаком. Так, Э. Гаврилов отмечает, что при описании способов использования товарного знака и фирменного наименования законодатель называет в качестве правомочий осуществление сходных действий. В обоих случаях речь идет о возможности указания и размещения этих средств индивидуализации на вывесках, в документации, в рекламе, на товарах и упаковках. Это объясняется именно сходством основной функции — индивидуализации, т.е. выделения, которое необходимо коммерческой организации (являющейся правообладателем и в отношении права на товарный знак, и в отношении права на фирменное наименование) для достижения ее основной цели — извлечения прибыли <3>. И товарный знак, и фирменное наименование могут использоваться лишь субъектами предпринимательской деятельности.

———————————

<1> Цитович П.П. Очерк основных понятий торгового права. М., 2001. С. 96.

<2> См.: Розенберг В.В. Указ. соч. С. 52.

<3> См.: Гаврилов Э. Указ. соч. С. 36 — 37.

В соответствии с нормами современного отечественного законодательства о фирменном наименовании начертание фирмы не включается в содержание фирменного наименования и правовой охране не подлежит. Запись в ЕГРЮЛ делается в стандартном виде путем заполнения заявления в письменной (бумажной и электронной) форме, и к заявлению могут быть приложены лишь те документы, которые названы в Федеральном законе «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», при этом никакие фотографии, чертежи, рисунки с изображениями начертания фирменного наименования в регистрирующий орган предоставляться не могут. Фирма может существовать только в качестве словесно-знакового обозначения. Начертание фирменного наименования на вывеске, бланках, этикетках и прочем само по себе охраняется только нормами авторского права (как произведение изобразительного искусства), охрана исключительного права на фирменное наименование эти изображения не охватывает. Если субъект нуждается в правовой охране именно начертания его фирменного наименования, то одновременно с исключительным правом на фирменное наименование он может приобрести исключительное право на товарный знак, зарегистрировав его в установленном порядке либо зарегистрировав вывеску с изображением фирменного наименования в качестве промышленного образца. В обоих случаях можно будет охранять именно способ начертания, однако ни в том, ни в другом случае такая охрана к охране фирмы отношения иметь не будет.

В качестве товарного знака может быть зарегистрировано не только словесное, но и иное обозначение, даже обсуждается вопрос о допустимости регистрации обонятельных товарных знаков, исходя из того, что именно запах физиологами рассматривается как обладающий наибольшей степенью запоминаемости <1>. Очевидно, что ни обонятельных, ни звуковых, ни объемных фирм быть не может.

———————————

<1> См.: Фелицына С.Б., Журавлева В.В. Сладкий аромат товарного знака // Патенты и лицензии. 2004. N 5. С. 39.

Товарный знак индивидуализирует товар, тогда как фирменное наименование — юридическое лицо. Товарный знак относится к регистрируемым средствам индивидуализации, а фирменное наименование — нет. Правовой режим товарного знака и фирменного наименования существенно различаются.

Кроме того, существует целый ряд частных различий. Исключительное право на фирменное наименование существует бессрочно — в течение всего времени существования самой коммерческой организации, тогда как исключительное право на товарный знак подлежит регистрации, прекращается в связи с истечением срока правовой охраны, который каждый раз должен продлеваться (неограниченное количество раз). Товарный знак регистрируется в отношении определенных классов товаров, и правовая охрана предоставляется только в соответствии с этими классами, тогда как сферы деятельности коммерческой организации, для которых предоставляется правовая охрана фирменному наименованию, определяются не на основании данных, внесенных в ЕГРЮЛ, а по фактически осуществляемой старшей (зарегистрированной ранее) коммерческой организацией деятельности.

Наиболее спорным является вопрос о разграничении фирменного наименования и коммерческого обозначения. По сути дела и в том, и в другом случае используется словесное обозначение, призванное обозначить определенный бизнес, однако в одном случае речь идет об индивидуализации проекта через определение его принадлежности определенному коммерсанту, а в другом — посредством индивидуализации предприятия. В настоящее время определение предприятия как имущественного комплекса содержится в ст. 132 ГК РФ, в связи с чем системное толкование положений ГК РФ должно приводить к выводу, что если фирменное наименование индивидуализирует коммерческую организацию, то коммерческое обозначение — определенную совокупность имущества, имущественный комплекс, именуемую предприятием. И в том, и в другом случае за средством обозначения стоит имущественная обособленность, но если индивидуализируемое коммерческим обозначением имущество неправосубъектно, то фирменное наименование обозначает субъекта права. Различия фирменного наименования и коммерческого обозначения кроются в сфере корпоративного права, а не права интеллектуальной собственности и выражаются, в частности, в том, что в отличие от фирменного наименования у коммерческого обозначения никакого корпуса нет, поскольку у него нет организационно-правовой формы ввиду отсутствия правосубъектности, не установлено также и требований к обязательной части добавления коммерческого обозначения. Присвоение и использование коммерческого обозначения в значительно большей степени регулируются с применением дозволительного метода. Права потребителей, потенциальных контрагентов, кредиторов организации, индивидуализирующей одно из своих предприятий, коммерческим обозначением не ущемляются. В связи с этим коммерческие обозначения не нуждаются не только в государственной регистрации, но и в фиксации в каком-либо государственном реестре. Их использование остается на собственное усмотрение коммерческой организации. Коммерческое обозначение не выполняет большей части функций, свойственных фирменному наименованию. Вследствие этого у одной коммерческой организации может быть неограниченное количество коммерческих обозначений. В отличие от фирменных наименований, для которых уникальность (различительная способность) не ограничивается по территории, в отношении коммерческих обозначений все чаще пишут о необходимости выделения признака территориальной определенности <1>.

———————————

<1> См. об этом: Харитонова Ю.С. Коммерческое обозначение в РФ: критерии охраноспособности в законодательстве и практике // Коммерческое право: научно-практический журнал. 2015. N 1(16). С. 65 — 66.

Сходство фирменного наименования и доменного имени обусловлено тем, что оба являются словесными обозначениями, выполняют рекламную и информационную функцию, основными полезными свойствами и в том, и в другом случае являются запоминаемость и привлекательность для потенциальных потребителей. Различий у них значительно больше. Так, доменное имя не отнесено законодательно к средствам индивидуализации, а фирменное наименование — отнесено. Для доменного имени действует принцип абсолютной уникальности, поскольку технически невозможно существование двух идентичных доменных имен. Абсолютная уникальность обеспечивается посредством иерархичной системы регистрации доменных имен. В отличие от этого фирменное наименование имеет относительную уникальность. Допускается существование идентичных фирменных наименований, если коммерческие организации при этом занимаются различными видами деятельности. Доменное имя — регистрируемый объект, хотя регистрация и не носит государственного характера, фирменное наименование регистрации не подлежит, оно лишь включается в ЕГРЮЛ при регистрации коммерческой организации как юридического лица. В отношении доменных имен законодатель не предоставляет правовой охраны исключительного права; в отношении фирменного наименования исключительное право предусмотрено законом. Одно юридическое лицо может иметь только одно полное фирменное наименование на русском языке, и всего не более четырех фирменных наименований, тогда как количество доменных имен, которые могут быть зарегистрированы одним юридическим лицом, ничем не ограничены. Фирменное наименование может быть только у коммерческой организации, доменное имя может быть зарегистрировано за любым субъектом права, в том числе и не осуществляющим предпринимательскую деятельность гражданином, некоммерческой организацией, государством в лице государственного органа и пр. Фирменное наименование индивидуализирует коммерческую организацию, а доменное имя — определенный ресурс в сети Интернет. Доменное имя не выражает правоспособности, не содержит сведений о ее ограничениях, не следует за особенностями корпоративных правоотношений в коммерческой организации.

Далее рассмотрим соотношение фирменного наименования со смежными категориями корпоративного законодательства.

Наиболее очевидная связь прослеживается между фирменным наименованием и наименованием юридического лица. Оба понятия содержатся в ст. 54 ГК РФ. В соответствии с п. 1 ст. 54 ГК РФ каждое юридическое лицо имеет наименование. Исходя из буквального толкования п. 5 ст. 54 ГК РФ у коммерческой организации одновременно имеется и наименование (как у любого юридического лица), и фирменное наименование (как у всех коммерческих организаций), однако такой вывод не вполне согласуется с фактическим состоянием дел и не находит подтверждения в судебной практике. Так, арбитражным судом было рассмотрено дело по исковому заявлению гражданина о признании недействительным отказа в государственной регистрации общества с ограниченной ответственностью «Метпром» в связи с отсутствием у него фирменного наименования. В уставе общества были указаны только полное и сокращенное наименования, а слово «фирменное» вообще не упоминалось. Суд отметил, что «наименование общества с ограниченной ответственностью является только фирменным», никаких иных наименований у общества с ограниченной ответственностью нет <1>.

———————————

<1> См.: Постановление ФАС Центрального округа от 7 июня 2011 г. по делу N А09-7926/2010.

Отметим, что сведения о юридическом лице в ЕГРЮЛ содержат разд. 1 и 2, в которых указываются полное и сокращенное наименование юридического лица; отдельного раздела, где можно было бы зафиксировать еще три варианта фирменных наименований, не предусмотрено. Вместе с тем при обращении за государственной регистрацией в электронном виде форма подачи документов содержит три графы: «Полное наименование», «Сокращенное наименование» и «Фирменное наименование». В связи с чем было дано разъяснение Министерства РФ по налогам и сборам, в соответствии с которым «при вводе сведений о наименовании юридического лица в ЕГРЮЛ в электронном виде рекомендуется сведения, содержащиеся в графе «Полное, с указанием организационно-правовой формы», повторить в графе «Фирменное» <1>.

———————————

<1> Письмо МНС России от 24 июня 2003 г. N ММ-6-09/687@.

Изученные записи в ЕГРЮЛ не позволили обнаружить коммерческие организации, у которых полное фирменное наименование не совпадало бы с наименованием юридического лица. По всей видимости, исходя из обычаев и честной деловой практики нормальным является совпадение полного фирменного наименования коммерческой организации с наименованием юридического лица. Иное служило бы маркером попытки вводить в заблуждение потенциальных контрагентов и потребителей.

Необходимость установления особого правового режима фирменных наименований для коммерческих организаций связана с ценностью фирменного наименования для осуществления предпринимательской деятельности, а поэтому возникновением потребности получения повышенной охраны в сравнении с наименованием юридического лица. Стоимость акций и долей в уставных капиталах оценивается с учетом стоимости всех активов организации, в том числе стоимости гудвилла, включающего фирменное наименование и право на него.

Доброе имя, связанное с фирменным наименованием, стимулирует коммерческую организацию дорожить им, а значит, при участии в гражданском обороте стремиться не нарушать принятых на себя обязательств, производить и продавать качественные товары в широком ассортименте. Этот эффект от использования хорошо охраняемого постоянного фирменного наименования, несомненно, должен поощряться со стороны государства, поэтому и соответствующая ожидаемая коммерсантом правовая охрана фирмы предоставляется. Некоммерческая организация не является постоянным участником торгового оборота, возможности совершения ею торговых сделок существенно ограничены. У них нет оборотоспособных долей участия, у которых нужно было бы определять стоимость; не требуется предоставления в отношении наименований правового режима объекта, права на который подлежат правовой охране. Именно поэтому специальная правовая охрана предоставлена фирме, но не предоставлена наименованию юридического лица. В соответствии с п. 58.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление N 5/29) <1> наименование некоммерческой организации не признается средством индивидуализации, правовая охрана, установленная § 1 гл. 76, на него не распространяется. Эта правовая позиция нашла многократные подтверждения в судебной практике при рассмотрении споров с участием некоммерческих организаций. Число соответствующих исков в суд вместе с тем ставит проблему правовой неопределенности и недостаточности предоставленных мер для защиты интересов некоммерческих организаций. Предметом настоящего исследования ни такие интересы, ни их защита не является, однако специалисты в области некоммерческих организаций могли бы рассмотреть этот вопрос более подробно и разработать адекватные ситуации предложения.

———————————

<1> Вестник ВАС РФ. 2009. N 6.

Фирменное наименование и наименование некоммерческой организации служат цели идентификации субъекта, поэтому состав и ряд иных свойств у них совпадают. Вместе с тем в отличие от фирменного наименования наименование некоммерческой организации не рассматривается как объект права, на него не возникает исключительное право, поэтому специальные способы защиты исключительного права в отношении наименований некоммерческой организации не применяются. В отношении наименования некоммерческой организации у его создателей возникает авторское право, если такое наименование обладает признаками произведения; с наименованием некоммерческой организации связано возникновение личных неимущественных прав, в том числе права на доброе имя, деловую репутацию. Судебная практика последовательно придерживается указанного разграничения прав на наименование некоммерческой организации и фирменное наименование, отказывая в исках о применении способов защиты исключительного права, предусмотренного для фирменного наименования <1>.

———————————

<1> См. об этом: Забегало Л.А., Назаров И.А. Актуальные вопросы применения законодательства о фирменном наименовании юридического лица // Современное право. 2010. N 8. С. 73 — 77.

Корни различия наименования и фирменного наименования юридического лица стоит искать в тех правопорядках, где существуют торговые реестры, в которых регистрируются коммерсанты. Во многих европейских государствах наличие статуса коммерсанта зависит не от организационно-правовой формы юридического лица, а от включенности в торговый реестр. В таких правопорядках в одной и той же форме можно вести как предпринимательскую, так и не предпринимательскую деятельность. В таких правопорядках все юридические лица регистрируются под своими наименованиями в реестрах юридических лиц; те же из числа юридических лиц, которые являются коммерсантами, дополнительно регистрируются в торговых реестрах под фирмой.

Так, в соответствии со ст. 934 ШОЗ фирменное наименование субъекта может вноситься или не вноситься в реестр, иначе говоря, существование наименования не связано с внесением в реестр. Существуют субъекты, для которых включение фирменного наименования в реестр является обязательным, и те, для которых включение фирменного наименования в реестр рассматривается как право. Так, в соответствии с п. 1 ст. 934 ШОЗ лицо, занимающееся торговой или производственной деятельностью или иным промыслом в коммерческой форме, обязано обратиться за внесением своего фирменного наименования в торговый реестр по месту нахождения основного подразделения. Иные субъекты свое фирменное наименование вносят в торговый реестр по собственному усмотрению. Интересно отметить, что фирменное наименование по швейцарскому праву имеет не только юридическое лицо. В соответствии со ст. 945 ШОЗ единоличный владелец промысла также использует фирму, при этом к такой фирме предъявляются более жесткие требования, чем к фирме акционерных обществ, обществ с ограниченной ответственностью и кооперативных организаций. Единоличный владелец обязан иметь фирменное наименование, в котором существенным элементом является фамилия такого владельца (ст. 945 ШОЗ).

В России, где торговый реестр существует в соответствии с Федеральным законом от 28 декабря 2009 г. N 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности», он носит только информационный характер, на правоспособность коммерсанта не влияет, включение сведений в торговый реестр производится добровольно, фактически единственная государственная регистрация юридического лица, с которой связано возникновение у него правоспособности, производится налоговыми органами (исключение сделано для некоторых коммерческих организаций, которые по роду деятельности включаются в дополнительные реестры, например кредитные организации, микрофинансовые организации и пр.).

В реальной жизни не проводится разграничение, под каким именно именем выступает в данный момент коммерческая организация — под фирменным наименованием, если речь идет о гражданском обороте, или под наименованием, если речь идет о налоговых, административных и прочих отношениях, не связанных с участием в гражданском обороте. Совпадение фирменного наименования и наименования у коммерческой организации делает такое выяснение не имеющим практического смысла.

Сопоставим фирменное наименование и имя физического лица. Теория разграничения фирменных наименований и имени человека во многом зиждется на советской науке гражданского права, в частности на работах М.Н. Малеиной <1>, которые были написаны в иной экономической и политической ситуации и сегодня должны использоваться с определенными оговорками. Так, в качестве различий указывают, что имя физического лица лишено экономического содержания, оно не может быть оценено, не сопровождается имущественным предоставлением <2>. Кроме того, указывают, что на фирменное наименование в отличие от имени физического лица законом установлено исключительное право. Отличие также проводят по возможности отчуждения прав на фирменное наименование. Представляется, что в сложившихся условиях приведенные различия в значительной степени сомнительны. Имя предпринимателя является не меньшей ценностью, чем фирменное наименование коммерческой организации, с ним также связана деловая репутация и клиентура, возможность отчуждения для имени и фирменного наименования в настоящее время одинакова, даже для физического лица больше, поскольку в соответствии со ст. 19 ГК РФ именем гражданина с его согласия может пользоваться другое лицо, а фирменным наименованием — нет, даже с согласия коммерческой организации. Признание существования исключительного права в отношении фирменных наименований и непризнание такового в отношении имени гражданина находятся в сфере произвола законодателя и не являются единственно возможным решением. Так, в проанализированном ШОЗ имя гражданина-коммерсанта (личная фирма) имеет тот же режим, что и фирменное наименование коммерческой организации, а потому нельзя говорить, что законодательное решение — предоставить или нет исключительное право на тот или иной объект — всегда имеет под собой глубоко обоснованную доктринально теоретическую позицию. Как видим, различия между именем и фирменным наименованием носят в основном процедурный характер: закон устанавливает различные процедуры для приобретения и изменения имени и фирменного наименования, различные государственные органы ведут их учет. Что же касается функций, то в целом они совпадают.

———————————

<1> См., например: Малеина М.Н. Указ. соч.

<2> См.: Орлова В.В. Указ. соч. С. 39.

Далее проанализируем соотношение фирменного наименования и учредительного документа коммерческой организации. Их сходство обусловлено информационной функцией, которую выполняют и устав, и фирменное наименование. Как устав, так и фирменное наименование представляют собой словесное описание коммерческой организации. Оба содержат сведения о правоспособности, о структуре органов управления, сведения об обоих включаются в ЕГРЮЛ, туда же включаются сведения об их изменении. Отличия состоят в том, что фирменное наименование содержит только ключевые моменты о коммерческой организации, а учредительный документ — полную ее характеристику. Учредительный документ не признается объектом исключительного права, тождество или сходство учредительного документа одной коммерческой организации с другим учредительным документом не влекут никаких правовых последствий.

Последнее сравнение, на котором бы хотелось остановиться, — это соотношение фирмы и подписи. Необходимость такого сопоставления вызвана, в частности, этимологическим родством фирмы (firma) и подписи (буквальный перевод слова «firma» с итальянского, испанского и ряда других европейских языков), позволяющим подозревать и определенное функциональное сходство. Действительно, и то и другое служит идентификации субъекта гражданского оборота; используется при совершении сделок; имеет буквенно-знаковое выражение; показывает связь сделки и лица, указанного в фирме или подписи. На этом сходства завершаются. Подпись вообще не рассматривается в качестве объекта права, представляет собой только часть субъекта, на подпись не устанавливается субъективное право, она не охраняется.

Глава 2. ФУНКЦИИ И ЦЕННОСТЬ ФИРМЕННОГО НАИМЕНОВАНИЯ

Вопрос о функциях фирменного наименования интересен в связи с тем, что на фирменное наименование можно смотреть с трех позиций: как на объект гражданских прав — средство индивидуализации (объект промышленной собственности и исключительного права), как на средство продвижения товара и как на формализованную информацию о правоспособности коммерческой организации. Все три подхода соответствуют законодательству и отражают те или иные свойства фирменного наименования, однако в зависимости от того, с какого ракурса смотреть на фирменное наименование, функции, которые оно выполняет, будут различаться. В этом проявляется уже упомянутая многомерность понятия фирменного наименования, его многоаспектность, требующая в исследовании непременного использования системного подхода в попытке найти сущность рассматриваемого правового явления.

Фирменное наименование наряду с иными средствами индивидуализации и другими нематериальными активами имеет значительную ценность для предпринимателя. Собственно, наличием подобного рода активов все в большей степени обеспечивается успешность бизнес-проекта. Являясь нематериальным благом, фирменное наименование и иные средства индивидуализации в отдельных случаях составляют наиболее дорогостоящий актив коммерческой организации. Отмечают, что в компании «Кока-Кола» соотношение имущества и нематериальных активов в стоимости бизнеса составляет 4:97 <1>.

———————————

<1> См.: Кулинич И.А. Интеллектуальный капитал и корпоративные цели предприятия // Патенты и лицензии. 2005. N 1. С. 58.

Юридическое лицо в отличие от человека бессмертно. С изменением условий экономической жизни, усложнением предпринимательской деятельности последствия смерти физического лица стали губительны для предприятия, поскольку резко снижали доверие со стороны потребителей, заметно уменьшали клиентелу, а значит, уменьшали ценности бизнеса <1>. Чтобы удержать клиентов, нужно было разорвать связь между гражданским именем человека — учредителя (смертного, подверженного болезням, чья деловая репутация может зависеть и от его поведения, не связанного с предпринимательством, — совершением неэтичных поступков; поведения, не одобряемого моралью; или преступлений) и репутацией бизнеса, особенно если в нем участвует не он один, а группа участников. Для этого бизнесу стали давать собственное имя, отличное от имени физического лица. Оно имеет неоспоримое преимущество перед именем физического лица, оно может накапливать деловую репутацию в течение длительного времени, значительно превышающего срок жизни самого долгоживущего предпринимателя. По справедливому замечанию Е.А. Флейшиц, клиенты приходят не лично к предпринимателю, а в его предприятие, в связи с чем представление об определенных достоинствах и деловой добросовестности соединяются не с малоизвестной личностью предпринимателя, а с предприятием <2>. Деловая репутация и доброе имя юридического лица должны иметь формальное закрепление, с помощью которого ими можно было бы пользоваться, их ценность могла бы добавляться к стоимости производимых товаров, выполняемых работ, оказываемых услуг. Именно посредством фирменного наименования коммерческой организации фиксируется и сохраняется личность юридического лица, его ценность и репутация.

———————————

<1> См.: Данилова Е.Н. Указ. соч. С. 5.

<2> См.: Флейшиц Е.А. Торгово-промышленное предприятие. Л., 1924. С. 11 — 12.

Можно привести следующие обоснования имущественной ценности фирменного наименования:

1) современный этап развития торговли характеризуется широким распространением электронной коммерции, сводящей на нет необходимость непосредственных контактов будущих и настоящих контрагентов. Подбор контрагента осуществляется путем исследования его презентации в сети Интернет, а также информации, предоставленной о себе лицом, и здесь роль средств индивидуализации трудно переоценить. Фактически иного способа получения сведений о репутации, надежности потенциального контрагента, кроме как оценка фирменного наименования, у субъектов нет. Репутация связывается с фирменным наименованием, а потому именно к фирменному наименованию привязана клиентура коммерческой организации <1>;

2) в состав бизнеса включается, помимо имущества, еще и клиентела, которая не может быть продана сама по себе, а должна быть выражена в некоем осязаемом объекте. Считается, что фирма — это и есть выражение клиентелы <2>;

3) ценность фирмы состоит также в выполняемых ею функциях, о которых речь пойдет далее в настоящей главе.

———————————

<1> См.: Орлова В.В. Указ. соч. С. 39.

<2> Там же. С. 219.

С позиций корпоративного права фирменное наименование является определенной информацией о коммерческой организации и ее участниках, структуре органов управления и правоспособности, и в этом качестве оно выполняет частично идентифицирующую, информационную и обеспечительную функции. С позиций права интеллектуальной собственности фирменное наименование представляет собой объект исключительного права, с таких позиций оно служит определенной ценностью, включаемой в стоимость бизнеса, позволяет отличать одних субъектов от других, занимающихся той же деятельностью, тем самым выполняя индивидуализирующую функцию. С точки зрения торгового права фирменное наименование обозначает участника торгового оборота, способствует продвижению товара, в таком качестве выполняя идентификационную, коммуникативную, репутационную, рекламную функции. Рассмотрим эти функции.

§ 2.1. Идентификационная функция фирменного наименования

Основной функцией фирменного наименования с позиций торгового и корпоративного права является функция идентификации коммерческой организации как субъекта гражданского и торгового оборота, с одной стороны, и идентификации определенной группы лиц как единого целого и каждого участника такой группы как части этого целого — с другой.

Этимологически «фирма» — значит «подпись». Именно в качестве подписи фирма появилась, и в таком качестве фирма используется и по сей день. В этом смысле о фирменном наименовании говорят как об имени, том обозначении, с помощью которого коммерческая организация выступает в торговом обороте.

Согласно Большому толковому словарю русского языка идентифицировать — значит устанавливать совпадение кого-либо, чего-либо, а идентифицироваться — значит совпасть, оказаться идентичным <1>. Под правовой идентичностью принято понимать «субъективное ощущение собственной целостности и тождества» <2>.

———————————

<1> См.: Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С.А. Кузнецова. СПб., 2008. С. 374.

<2> Резников Е.В. Теоретические проблемы правовой идентичности. М., 2014. С. 24.

Изначально фирма употреблялась только коллективными коммерсантами (объединениями купцов). С помощью единой для всех скрепы такая группа лиц выражала себя как единое целое в отношениях с третьими лицами. Скрепой подписывались все документы, которые подписывающее их лицо желало отнести на объединение, а личной гражданской подписью те, которые относились лично к лицу, подписавшему документ. Таким образом, с помощью скрепы (именно она в дальнейшем и получила название firma) <1> лицо относило себя к коллективу, единству, отождествляя (идентифицируя) себя с ним.

———————————

<1> См.: Данилова Е.Н. Указ. соч. С. 4.

Такая функция идентификации физического лица с коммерческой организацией актуальна и сегодня. С помощью фирменного наименования, указываемого при заключении и исполнении гражданско-правовых договоров, определенное физическое лицо, подписывающее договор в силу имеющихся уставных полномочий (единоличный исполнительный орган) либо в силу выданной доверенности или иного основания, демонстрирует свою идентичность абстрактно существующей коммерческой организации, заявляет, что в настоящий момент оно совершает юридически значимое действие от имени коммерческой организации.

Строго говоря, идентификационную функцию выполняет не только фирменное наименование, но и наименование некоммерческой организации (наименование юридического лица) и имя физического лица.

Мы поставили идентификационную функцию на первое место среди функций фирменного наименования не случайно. Еще Е.Н. Данилова отмечала, что фирма служит для идентификации действительного владельца предприятия, чтобы контрагент мог узнать, с кем имеет дело <1>. К сожалению, именно эта, ключевая функция в большинстве современных работ, посвященных исследованию фирмы, даже не называется. По всей видимости, это связано с местом норм права о фирме в институте средств индивидуализации, для которых идентификационная функция заслоняется функцией индивидуализации. Вместе с тем, когда речь идет об индивидуализации, — имеется в виду разграничение одного и другого среди однородных, тогда как идентификация представляет собой, напротив, не отграничение, а отождествление одного с другим, — в нашем случае это может быть один из нескольких аспектов — отождествления физического лица с организацией, нескольких лиц с единым сообществом участников коммерческой организации и идентификации самой коммерческой организации как одной из других коммерческих организаций (кредитных организаций, лизинговых компаний, страховых организаций и пр.).

———————————

<1> См.: Данилова Е.Н. Указ. соч. С. 38.

Справедливости ради заметим, что функцию идентификации иногда выделяют отдельные современные авторы, хотя и крайне редко. Так, В.С. Толстой утверждал, что «потребность использования обозначений организациями лежит гораздо глубже, чем просто индивидуализация участников отношений». С помощью знаков (фирменного наименования) другие субъекты, общаясь по поводу третьего субъекта, идентифицируют его. По его мнению, фирменное наименование идентифицирует субъекта <1>. О том же пишет и А. Эрделевский <2>.

———————————

<1> См.: Толстой В.С. Личные неимущественные правоотношения. М., 2006. С. 168.

<2> См.: Эрделевский А. Право на имя и его защита // Законность. 1999. N 10. С. 18.

Необходимость идентификации коммерческой организации связана с особенностями самого юридического лица как субъекта права, сущность которого в течение многих лет вызывала дискуссии <1>, однако, несмотря на отсутствие единомыслия по этому вопросу, в настоящее время не вызывает сомнений его искусственность (юридическое лицо создается людьми, а не возникает самопроизвольно под действием законов природы). В отличие от физического лица, которого при его участии в гражданском обороте можно наблюдать с помощью органов чувств (видеть, слышать, осязать, обонять и пр.), юридическое лицо с помощью органов чувств не наблюдается. Можно обнаруживать лишь объективизированные следы, которые в силу конвенционных установок, принятых в обществе, рассматриваются как результат участия в торговом обороте юридического лица вопреки очевидному обстоятельству, что любая деятельность — исключительно человеческая форма активности <2> и любые такие следы, несомненно, оставлены какими-то людьми. Проведение связи между некоторыми человеческими действиями и юридическим лицом осуществляется путем их маркировки в качестве действий юридического лица, которая производится с помощью создания правовой идентичности совершающего такие действия лица с юридическим лицом, правовым средством которого и является совершение действий под фирменным наименованием. Вступая в отношения с лицом, действующим под фирмой, третьи лица «обнаруживают тем самым желание иметь дело с лицом как представителем торгового предприятия, а не как с таковым» <3>.

———————————

<1> См.: Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. М., 2004.

<2> См. об этом: Мизес ф. Л. Человеческая деятельность. Челябинск, 2005.

<3> Башилов А.П. Русское торговое право (практический курс, по наброскам лекций). СПб., 1887. С. 127 — 128.

Если бы определенные физические лица не могли быть идентифицированы как юридические посредством применения различных правовых средств, направленных на идентификацию, торговый оборот вряд ли был возможен, во всяком случае в существующем виде. Неслучайно указание на имя включено в легальное определение юридического лица в качестве одного из его признаков.

Фирменное наименование представляет с этих позиций «идентичный способ выражения субъекта» <1>. Имя представляет собой некий «пароль, обозначающий принадлежность носителя к тому или иному обществу» <2>.

———————————

<1> Малкова О.С. Указ. соч. С. 12.

<2> Никонов В.А. Имя и общество. М., 1974. С. 12.

Второй аспект идентификационной функции состоит в том, что путем выбора имени (фирменного наименования) коммерческая организация идентифицирует себя с определенной совокупностью коммерческих организаций (например, путем указания на род деятельности, организационно-правовую форму). Например, общество с ограниченной ответственностью «Производственно-сбытовая компания Прогресс» (ОГРН 1145543015815) с помощью фирмы идентифицирует себя с: а) коммерческими организациями; б) обществами с ограниченной ответственностью; в) производственно-сбытовыми компаниями.

Третий аспект идентификационной функции фирменного наименования состоит в возможности через фирму участникам коммерческой организации обозначить свое гражданско-правовое сообщество, идентифицируя себя с ним.

По мнению Г.Д. Гурвича, существуют сложные коллективные личности, представляющие собой «организацию внешнего единства некой множественности, члены которой сохраняют свои личностные черты в рамках единства» <1>. Чтобы подчеркнуть это единство и используется фирма.

———————————

<1> Гурвич Г.Д. Идея социального права // Философия и социология права: Избранные сочинения. СПб., 2004. С. 46.

Наилучшим образом реализацию идентификационной функции фирменного наименования с позиций корпоративного права видно на примере ныне существующих хозяйственных товариществ, где каждый товарищ идентифицирует себя с товариществом, и это прямо закрепляется в фирме через указание имен участников. Но и в иных организациях принадлежность к гражданско-правовому сообществу, обозначенному фирмой, проявляется, например, при проведении учредительного собрания, протокол которого обычно именуют «Протокол учредительного собрания ООО «Имярек» (ОГРН 1113702030166), хотя никакого общества на момент его проведения еще не было. Таким образом, с помощью фирмы учредители закрепляют свою идентичность.

§ 2.2. Коммуникативная функция фирменного наименования

Фирменное наименование представляет собой словесное обозначение, которое состоит из знаков — буквенных, цифровых и пр. В этом смысле фирменное наименование есть визуально воспринимаемый символ коммерческой организации. С помощью фирменного наименования, особенно его добавления (произвольной части фирменного наименования), учредителями передается определенное послание окружающим. Несмотря на ограниченный размер такого сообщения, оно имеет огромное значение, поскольку именно с его восприятия начинается построение отношений с коммерческой организацией. По справедливому утверждению В.С. Толстого, фирменное наименование представляет собой знак. Знаком можно обозначить любое явление. Фирменное наименование, являясь знаком, представляет собой «незаменимое средство для коммуникаций в обществе» <1>. Зашифрованное в фирменном наименовании послание воспринимается и расшифровывается. «Интерпретирующий субъект осуществляет селекцию поступающей информации, задействуя в этом процессе не только свой разум, эмоции или подсознательные стереотипы поведения, но и духовный мир в целом, что позволяет иметь отношение к анализируемой информации, корректируемое внешним социальным окружением» <2>. Для того чтобы коммуникация между субъектами правового общения посредством фирменного наименования могла состояться, использование слов и выражений в фирменном наименовании должно подчиняться установленным законодательным и обычно-правовым требованиям.

———————————

<1> Толстой В.С. Указ. соч. С. 167.

<2> Поляков А.В. Постклассическое правоведение и идея коммуникации // Правоведение. 2006. N 2; цит. по: Поляков А.В. Коммуникативное правопонимание: Избранные труды. СПб., 2014. С. 73.

Например, вступая в договорные отношения с ООО «Рога и копыта», потенциальные контрагенты могут ожидать, что перед ними организация, которую учредители изначально создавали в качестве «фирмы-однодневки». Вместе с тем проведенное мною исследование ЕГРЮЛ позволило прийти к заключению, что фирменным наименованием ООО «Рога и копыта» обозначают помимо «фирм-однодневок», которые действительно в реестре с такой фирмой есть, также и организации, занимающиеся выращиванием крупного рогатого скота. В этом случае очевидны риски, с которыми сопряжен выбор фирмы, которая будет неверно интерпретирована потенциальными контрагентами.

Для понимания послания, отраженного в фирме, следует использовать приемы исследования текстов, разработанные герменевтикой. Необходимость применения герменевтики возникает там, где «слово осознается как знак, использующийся для передачи сообщения, где встает проблема понимания таких знаков» <1>. Фирменное наименование представляет собой юридический текст в том смысле, что толкование его производится для уяснения имеющего правовое значение смысла.

———————————

<1> Кузнецов В.Г. Герменевтика и гуманитарное познание. М., 1991. С. 16.

Правовая герменевтика — метод научного исследования, предназначенный для выявления смысла юридического текста, исходя из его объективных (значение слов и их исторически обусловленных вариаций) и субъективных (намерения автора) оснований, интерпретации и разъяснения содержания юридического текста (зафиксированного или не зафиксированного в документе). С помощью использования правовой герменевтики в исследовании фирменного наименования производится понимание заложенного в нем послания.

Основная цель герменевтического метода — понять автора лучше, чем он сам понимал себя и свое творение. Такой подход позволяет толкователю выходить за пределы буквального толкования текста исходя из заложенного в текст понимания его автором цели создания юридического текста, обоснованной решаемыми проблемами, историко-политической ситуаций, и пр. Основными идеями герменевтики являются диалектика части и целого, предварительное понимание и герменевтический круг. Суть заключается в последовательном изучении текста — сначала как целого, состоящего из отдельных фрагментов — частей, а затем самого текста — как части, где целым является все социокультурное пространство, в котором данный текст создан. Герменевтика предлагает последовательный переход от одного уровня исследования к другому — и обратно, с уточнением полученных выводов. На каждом таком возврате происходит предварительное понимание текста, и «выход» из этого кругового хождения может быть только после полной дешифровки смысла текста. В приложении этих приемов к исследованию фирменного наименования это означает необходимость уяснения его структуры и связи каждого его фрагмента с общим массивом и сопоставления всего текста с тем окружением, в котором он составлялся и на которое должен был воздействовать.

Предлагается следующий алгоритм проведения герменевтического правового изучения фирменного наименования коммерческой организации, который мы проиллюстрируем на примере ООО «Интернет магазин стеллажей» (Приложение N 6):

1) выявление фирменного наименования (полного и трех вариантов сокращенного) путем изучения устава или учредительного документа, записей в ЕГРЮЛ. В нашем случае ознакомление с выпиской из ЕГРЮЛ позволяет обнаружить, что полное фирменное наименование — «Общество с ограниченной ответственностью «Интернет магазин стеллажей», сокращенное фирменное наименование — ООО «ИМАГСТ»;

2) предварительное понимание юридического текста с использованием грамматического анализа: выявляется буквальный смысл каждого слова, включенного в корпус и добавление; выявляется, какие знаки препинания использованы (кавычки, скобки). Смысл фирменного наименования схватывается в первом приближении. Такой итог носит предположительный характер, по замечанию Х.-Г. Гадамера, «кто хочет понять текст, тот всегда делает предположение. Он предполагает смысл целого, который кажется ему первым смыслом в тексте. Так получается потому, что текст читают уже со значительным ожиданием определенного смысла» <1>. В нашем случае мы можем предположить, что коммерческая организация занимается розничной электронной торговлей стеллажами;

3) сопоставление фирменного наименования с системой юридических текстов, в которые он включен. Речь идет о детальном ознакомлении с уставом или сведениями в ЕГРЮЛ, выявлении соотношения использованных в фирменном наименовании слов с видами деятельности организации, названных в уставе. В нашем случае мы обращаемся к видам деятельности, указанным на третьей странице выписки, и обнаруживаем, что наше предварительное понимание лишь частично соответствует указанным видам деятельности: действительно, в списке дополнительных видов деятельности имеется «52.61.2. Розничная торговля, осуществляемая через телемагазины и компьютерные сети (электронная торговля, включая Интернет)», однако в качестве основного вида деятельности указана оптовая торговля;

4) возвращение в предварительное понимание фирменного наименования с учетом выявленных связей с другими сведениями и документами, причин создания фирменного наименования и его корректировка. В нашем случае мы можем предположить, что включение в фирменное наименование сообщения о том, что организация представляет собой интернет-магазин, при условии что основной вид деятельности — оптовая торговля, сделано в связи с тем, что при создании организации у учредителя не было четких планов относительно того, какая часть их проекта окажется более успешной;

5) изучение социокультурной ситуации создания фирменного наименования. На этом этапе герменевтическое исследование связано с изучением ситуации, в которой фирменное наименование было образовано. Следует выявить, какие слова включены в фирменное наименование добровольно, а какие — по требованию закона. При каких обстоятельствах образовано фирменное наименование — в процессе создания организации или в результате переименования. В последнем случае нелишним будет исследовать причины и обстоятельства переименования (например, по решению суда при удовлетворении иска обладателя старшего фирменного наименования). Можно опираться на сообщения в СМИ, переписку сторон, не носящую правового характера, их сообщения о ситуации, предшествующей избранию фирменного наименования, сведения из картотеки арбитражных дел и пр., однако следует помнить о недостоверном характере некоторых из перечисленных сведений. В нашем случае исследование социокультурной ситуации привело к выявлению, что в сети Интернет нет отзывов, связанных с ООО «Интернет магазин стеллажей», нет интернет-сайта с доменным именем, соответствующим полному или сокращенному фирменному наименованию этой организации. Исследование выписки из ЕГРЮЛ привело к выводу, что никакие изменения с момента создания организации ни в устав, ни в ЕГРЮЛ не вносились. Обращает на себя внимание уставный капитал организации, равный минимальному, единственная доля в котором (100%) принадлежит физическому лицу, являющемуся генеральным директором. Обозначение «Интернет-магазин», включенное в добавление фирмы, позволяет обосновывать отсутствие офиса, склада, работников, что нормально для электронной торговли. Отметим также, что на рынке мебели очень много производителей и продавцов стеллажей, поэтому включение в фирму слова «стеллаж» не позволяет достаточно индивидуализировать организацию, отделить одну от другой, занимающейся однородной деятельностью;

6) корректировка понимания фирменного наименования с учетом выявленных закономерностей и связей. На данном этапе задача уяснения смысла фирменного наименования должна быть выполнена. Анализ показал, что фирменное наименование избиралось учредителями без намерения ведения предпринимательской деятельности, исключительно для проведения нескольких операций в области оптовой торговли;

7) выявление задач, которые должны решаться с помощью анализируемого фирменного наименования. Юридическая герменевтика направлена не только на понимание юридического текста, но и его интерпретацию исходя из тех потребностей, которые с его помощью должны удовлетворяться на момент интерпретации. Проведенный анализ позволяет предположить, что исследованное фирменное наименование принадлежит коммерческой организации, являющейся «фирмой-однодневкой».

———————————

<1> Гадамер Х.-Г. Истина и метод. Основы философской герменевтики. М., 1988. С. 252.

Как можно заметить, исследование сообщения, переданного с помощью фирменного наименования, позволяет составить достаточно детальное представление о деятельности организации. Представляется, что это следует учитывать при разработке регламентов договорной работы, где в разделах, посвященных отбору потенциального контрагента, можно описать тактику исследования фирменного наименования организации с применением герменевтических кругов для выявления смысла фирмы в контексте ее использования.

§ 2.3. Индивидуализирующая функция фирменного наименования

Подавляющее большинство исследователей называют именно функцию индивидуализации основной для фирменного наименования, отмечая, что исходя из выполнения этой функции фирменные наименования образуют вместе с родственной подгруппой средств индивидуализации товаров единую группу объектов промышленной собственности — средства индивидуализации <1>. Утверждают, что имя нужно для того, «чтобы служить индивидуальным различителем его носителя» <2>. Нам представляется, что индивидуализирующая функция производна от идентификационной и коммуникативной. Для того чтобы с этим разобраться, необходимо выяснить, что такое индивидуализация и зачем она нужна.

———————————

<1> См.: Колганов Н.М. Фирменное наименование как средство индивидуализации юридических лиц // Юриспруденция. 2010. N 4(20). С. 147.

<2> Никонов В.А. Указ. соч. С. 12.

Под индивидуализацией можно понимать придание кому-либо, чему-либо или выявление у кого-либо, чего-либо характерных, индивидуальных черт, признаков <1>. Таким образом, индивидуализация может выступать в двух формах: как мыслительная операция, состоящая в исследовании объекта, оценке его объективных свойств и определения уникальности выявленных качеств; и как искусственное привнесение в существующий объект индивидуализирующих признаков, черт. Первой формой индивидуализации является, например, индивидуализация человека путем выявления отпечатков пальцев, признаков сетчатки глаза, уникального набора хромосом, а второй формой индивидуализации является маркировка товаров, их клеймение. Обе формы индивидуализации могут использоваться как в отношении вещей, так и в отношении субъектов. При этом следует отметить, что, например, люди являются объективно индивидуализированными посредством своих генетических особенностей и наделение именем в порядке, установленном Семейным кодексом РФ, формально индивидуализирует уже отличающихся друг от друга субъектов, а в отношении коммерческих организаций ситуация не так однозначна. Некоторые коммерческие организации, в уставный капитал которых передано уникальное имущество либо которые созданы физическими лицами (изначально уникальными субъектами), теоретически могут быть объективно различены через их имущество или учредителей, другие же таких объективных отличий могут и не иметь (могут быть образованы одними и теми же учредителями, в уставный капитал могут быть переданы денежные средства). Цель создания коммерческой организации никогда ее не индивидуализирует (в отличие от некоммерческих организаций), поскольку она является единой у всех коммерческих юридических лиц (извлечение прибыли и распределение ее среди участников).

———————————

<1> Комплексный словарь русского языка / Под ред. А. Тихонова. М., 2001. С. 483.

Дуализм фирмы проявляет себя и здесь. С одной стороны, если понимать фирму как объект права, то наделение фирменным наименованием относится ко второй форме индивидуализации, когда индивидуализирующий признак специально создается для маркировки, выделения среди подобных и искусственно включается в индивидуализируемый объект. Но, с другой стороны, коммерческая организация создается под фирменным наименованием, фирменное наименование включается в саму коммерческую организацию, являясь ее частью. Не может быть коммерческой организации без фирмы, и в этом смысле наличие у каждой коммерческой организации собственного фирменного наименования можно рассматривать как индивидуализацию первой формы, т.е. существование у индивидуализируемого субъекта изначально уникального свойства. Иначе говоря, да, фирма искусственно привнесена в коммерческую организацию, но и сама коммерческая организация искусственно создана вместе со своей фирмой. И до фирмы, без фирмы ее не было и не может быть.

Индивидуализацию делят на публичную и частную. Публичная индивидуализация производится государственными органами, органами местного самоуправления или иными субъектами, наделенными полномочиями индивидуализации. Частная индивидуализация осуществляется субъектами частного права. Следует отметить, что даже если индивидуализация осуществляется частными субъектами, процедура индивидуализации может быть регламентирована путем установления требований к результату индивидуализации. Наделение фирменным наименованием — частная индивидуализация, поскольку фирменное наименование создается учредителями по собственному усмотрению. Процедура индивидуализации в этом случае регламентирована законодательно. Результат такой частной индивидуализации имеет правовое значение, фиксируется в ЕГРЮЛ при создании юридического лица.

Индивидуализацию делят на относительную и абсолютную в зависимости от результата индивидуализации. Если результат индивидуализации уникален, то индивидуализация абсолютна, если результат уникален только в ограниченной области, то индивидуализация относительна. Так, доменное имя является результатом абсолютной индивидуализации, а предмет мебели, маркированный в процессе инвентаризации как «шкаф белый N 51», — результат относительной индивидуализации, поскольку не исключается возможность существования другого белого шкафа с той же маркировкой. Степень индивидуализации зависит от ее целей. В подавляющем большинстве случаев относительной индивидуализации оказывается достаточно, чтобы определить субъекта или вещь с достаточной для гражданского оборота точностью. Фирменное наименование — результат относительной индивидуализации, поскольку не исключается возможность существования множества коммерческих организаций, имеющих тождественные фирменные наименования, если они осуществляют предпринимательскую деятельность в различных сферах.

В литературе используется также выделение формальной и фактической индивидуализации, где формальная индивидуализация производится путем составления документов, фиксирующих индивидуализацию, а фактическая индивидуализация предполагает маркировку самого индивидуализируемого объекта или субъекта путем проставления на нем отметки (например, существовал обычай выжигать на лбу у домашних животных метки во избежание споров о тождестве коров и овец в стаде). Присвоение фирменного наименования является формальной индивидуализацией в силу того, что индивидуализируемое юридическое лицо в реальном мире не соответствует какому-то предмету материального мира, на который можно было бы проставить клеймо. Вместе с тем отметим, что вопрос этот не столь однозначно решался на всем протяжении становления учения о фирме. В раннем периоде отечественного фирменного права вывеска рассматривалась как метка, маркировка коммерсанта, вследствие чего можно было бы говорить о том, что присвоение фирмы — фактическая индивидуализация. Сегодня подобные суждения не соответствуют реалиям, поскольку вывеска — всего лишь предмет, на который наносится фирма, но доска, на которой она нанесена, никак не может рассматриваться в качестве маркируемого юридического лица. Юридическое лицо вообще физически маркировать невозможно в силу его нематериального существа.

Индивидуализация может иметь или не иметь правовое значение, в связи с чем в отдельных случаях порядок индивидуализации регулируется законом, а в других — нет. Например, индивидуализация объектов недвижимости посредством описания их характеристик осуществляется путем кадастрового учета; индивидуализация редких животных осуществляется путем их чипирования; библиотечные и музейные фонды маркируются в установленном порядке. В случаях, когда индивидуализация объектов не представляет публичного интереса, порядок и способы ее проведения определяются собственником вещи или иным правообладателем в рамках реализации правомочий собственника или обладателя иного абсолютного права по собственному усмотрению. Так, не регламентирован порядок присвоения кличек домашним животным, наименований деревьям и кустам роз на дачном участке, присвоения коммерческих обозначений предприятиям, названий проводимых мероприятий (выставка детских рисунков «Снова весна», лыжная эстафета «Быстрее ветра» и пр.). Выбор случаев, когда индивидуализация нуждается в правовой регламентации, производится законодателем исходя из оценки публичных и частных интересов в конкретном случае.

Индивидуализация коммерческих организаций имеет правовое значение, поэтому она регламентирована законом, с определением момента, процедуры наименования и установлением границ свободного усмотрения субъектов при выборе фирмы.

Коммерческая организация индивидуализируется не только с помощью фирменного наименования, но и с помощью ряда иных признаков, к которым относятся ее место нахождения, ОГРН и др.

§ 2.4. Репутационная функция фирменного наименования

Репутационная функция состоит в том, что, проставляя свое фирменное наименование, субъект добавляет к стоимости товара, работы, услуги собственный гудвилл. Потенциальные контрагенты при приобретении товара, заказа, выполнении работы или оказании услуги могут ориентироваться в том числе на доброе имя коммерсанта, отраженное в его фирменном наименовании. Репутационная функция фирменного наименования крайне важна для самой коммерческой организации. Точным является замечание А.И. Каминки, подчеркивающего громадную роль фирмы в деловом обороте, где имеет значение доверие. Он полагал, что необходимо «поощрять всевозможные способы запечатлевания в памяти публики деятелей торговли» <1>, основным из которых как раз и является использование фирменного наименования.

———————————

<1> Каминка А.И. Очерки торгового права. С. 132.

О том же пишет и О.С. Малкова, отмечая, что «юридическая личность фирмы и фирменное наименование олицетворяют в нашем представлении ее целостность, в том числе — ее деятельность, деловую репутацию» <1>. То же обстоятельство отмечает Е.А. Дедков, полагающий, что добросовестные субъекты приобретают определенную известность и деловую репутацию, сопряженную с фирменным наименованием <2>.

———————————

<1> Малкова О.С. Указ. соч. С. 25.

<2> См.: Дедков Е.А. Фирменные наименования юридических лиц // Корпорации и учреждения: Сб. статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2007. С. 236.

Под деловой репутацией юридического лица понимается создавшееся в течение определенного времени мнение публики. Деловая репутация ограничивается определенной сферой хозяйственной деятельности, поэтому субъект, наработавший хорошую деловую репутацию в одной сфере, не будет автоматически обладать похожей репутацией в другой сфере <1>. Понимание этого обстоятельства имеет важное значение для уяснения сущности ограничения принципа уникальности фирмы определенной территорией (как в дореволюционном отечественном праве и отдельных зарубежных правопорядках) или в определенной области предпринимательской деятельности (как в действующем российском праве), а также важен принцип постоянства фирмы.

———————————

<1> См.: Сошникова М.П. Деловая репутация: гражданско-правовые и экономические аспекты // Корпоративный юрист. 2008. N 1. С. 34.

Возможность сохранения и фиксации репутации, независимость ее от смерти участников юридического лица имеет важнейшее не только частное, но и общественное значение, усиливая позитивную ответственность коммерсанта за результат своей деятельности. При этом чем старше и известнее является фирменное наименование коммерческой организации, тем большей ценностью оно обладает и тем больше усилий будут прилагать разумные коммерсанты по его сохранению. Таким образом, использование постоянного фирменного наименования способствует обеспечению улучшения качества товаров, работ, услуг. Общество заинтересовано в честной и добросовестной торговле, а значит, в репутационной функции фирменного наименования. Одним из проявлений законодательного признания репутационной функции можно считать фирменные наименования, образованные в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий. В соответствии с Постановлением Верховного Совета РФ от 15 апреля 1993 г. N 4814-1 такие общества имели право сохранить фирменное наименование и после приватизации <1>. Обоснование, содержащееся в преамбуле этого Постановления, включает ссылку именно на репутационную функцию фирмы.

———————————

<1> Российская газета. N 85. 1993.

По-прежнему актуально мнение А.И. Каминки, отметившего, что «лицо, вложившее не только свои средства, но и огромный запас своей энергии, своих трудов в известное предприятие, добившееся превосходной репутации для этого предприятия, имеет, конечно, полное право на спокойное пользование плодами своей деятельности» <1>.

———————————

<1> Каминка А.И. Указ. соч. С. 130.

Существование у фирменного наименования репутационной функции и делает его столь привлекательным для сделок <1>. Вместе с тем права была Е.Н. Данилова, отмечая, что передаваемость и отчуждаемость фирмы с целью приобрести связанную с ней репутацию, несомненно, повышает экономическую ценность предприятия, однако в этом случае фирма перестает служить своему основному назначению — указывать на действительного владельца, т.е. выполнять идентификационную функцию (выделение и пояснение мои. — С.Ф.), и превращается в декорацию, выгодную для владельцев предприятия, но не безопасную для клиентов <2>.

———————————

<1> В настоящее время согласно отечественному законодательству фирма необоротоспособна, но это — не единственный вариант регулирования. См. об этом главу 5 настоящей работы.

<2> См.: Данилова Е.Н. Указ. соч. С. 6.

§ 2.5. Обеспечительная функция фирменного наименования

Обеспечительная функция заключается в том, что через указания в фирменном наименовании в некоторых случаях обеспечиваются интересы кредиторов посредством обозначения лица, несущего имущественную ответственность по обязательствам коммерческой организации. Фирменное наименование выступает как некая гарантия прав кредиторов, которые, вступая в отношения с обществом, заранее извещаются о том, могут или нет они рассчитывать на имущество участников <1>.

———————————

<1> См. об этом: Белов В.А., Пестерева Е.В. Хозяйственные общества. М., 2002. С. 57.

Такую функцию фирменного наименования выделяют не все ученые, что объяснимо довольно неопределенным ее характером. О ней писал В.А. Краснокутский, противопоставляя фирмы полных товариществ и товариществ с ограниченной ответственностью именно по тому, выполняется ли эта функция фирмы. Он отмечал, что «с хозяйственно-экономической стороны имена участников [товарищества с ограниченной ответственностью] не предоставляют гарантий в глазах участников оборота, так как это обычно лица, не располагающие личным кредитом» <1>.

———————————

<1> Краснокутский В.А. Указ. соч. С. 13.

Интересно отметить, что именно обеспечительная функция была одной из первых, ради которой фирма и начала использоваться в средневековой Италии. Посредством указания в фирме имен участников товарищества подписывающее документ лицо извещало о тех, кто наряду с ним будет нести ответственность по совершаемой сделке <1>. Сегодня обеспечительная функция работает сравнительно редко — фактически всего в двух случаях — для хозяйственных товариществ и казенных предприятий. Так, в соответствии с п. 4 ст. 82 ГК РФ, включение в фирменное наименование коммандитного товарищества имени вкладчика делает его полным товарищем, т.е. отвечающим всем своим имуществом по обязательствам товарищества и участвующим в управлении товарищества и ведении его дел.

———————————

<1> См.: Орлова В.В. Указ. соч. С. 49.

Само по себе включение в фирменное наименование имени участника не делает его ответственным по обязательствам организации. Для того чтобы включение имени делало лицо ответственным по обязательствам организации, это должно быть предусмотрено законом для данной организационно-правовой формы, поскольку является исключением из правила самостоятельной имущественной ответственности по своим обязательствам субъекта права.

Действие обеспечительной функции напрямую связано с требованиями закона к содержанию фирменного наименования. Если какое-то обозначение включено в фирменное наименование по требованию закона, установленному для данной организационно-правовой формы, законодатель полагает, что оно может улучшать положение кредитора, извещая его о субъектах, ответственных по обязательству перед ним. В тех же случаях, когда обозначение включено в фирму по усмотрению учредителей, обеспечительной функции такая фирма не выполняет. Такая ситуация создает некоторую правовую неопределенность. Таким образом, по фирменному наименованию, воспринимаемому как целостность корпуса с добавлением, окружающие могут составить представление, отвечает кто-либо по обязательствам такого юридического лица или нет, и если отвечает, то кто.

В этом смысле вызывает определенные сомнения правомерность включения в фирменное наименование имени физического лица, не несущего ответственности по обязательствам коммерческой организации в силу специфики правового положения юридического лица, созданного в определенной организационно-правовой форме. Так, не является ли такое включение имен в фирменное наименование нарушением принципа истинности фирменного наименования? Могут ли рассматриваться добросовестным создание и использование фирменного наименования ООО «Индивидуальный предприниматель Веденеев»? <1> В силу отсутствия юридических оснований включения фамилии учредителя в фирменное наименование общества с ограниченной ответственностью по обязательствам общества упомянутый в наименовании Веденеев нести ответственность не будет (особенно любопытно, что указанное в наименовании лицо вообще не является участником общества). Можно ли рассматривать использование такого фирменного наименования в качестве попытки ввести в заблуждение окружающих относительно организационно-правовой формы? Еще раз посетуем, что принцип истинности фирмы в современном российском законодательстве отсутствует. Особенно огорчительно это в связи с тем, что нет лица, которое могло бы потребовать изменения фирменного наименования в этом и в других подобных случаях. Право потребовать изменения фирменного наименования принадлежит налоговому органу (органу, осуществляющему государственную регистрацию юридических лиц), если фирменное наименование не соответствует требованиям п. 3, 4 ст. 1473 ГК РФ. Однако эти пункты не содержат запрета на приведенное фирменное наименование. Кроме того, право потребовать прекращения использования фирменного наименования принадлежит коммерческой организации, чье исключительное право на фирменное наименование нарушено. Очевидно, что в приведенном случае таких организаций нет. По данным ЕГРЮЛ, коммерческая организация, имеющая такое фирменное наименование, зарегистрирована только одна. В приведенном примере имеется возможность предъявления требования самим гражданином, чье имя использовано в фирме коммерческой организации, о чем будет подробно сказано в гл. 4 настоящей работы, однако если в фирму включено имя одного из учредителей, то даже такая возможность утрачивается.

———————————

<1> См.: Приложение N 5 — Выписка из ЕГРЮЛ на это общество.

Единственная возможность противодействовать появлению организации с таким фирменным наименованием был бы отказ в государственной регистрации юридического лица. Буквальное толкование положений Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» приводит к выводу, что такого основания к отказу в регистрации нет.

Исходя из установленных в законе оснований для отказа в государственной регистрации в соответствии с подп. «ж» п. 1 ст. 23 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» отказ в государственной регистрации допускается в случае несоответствия наименования юридического лица требованиям закона, но прямо закрепленного в законе запрета нет. Анализ судебной практики показывает, что регистрирующие органы все же отказывают в государственной регистрации юридических лиц в связи с несоответствием закону их фирменных наименований, даже и при отсутствии четких и очевидных нарушений, исходя из оценки фирменного наименования, и при оспаривании таких отказов суды, как правило, поддерживают решения регистрирующих органов. Здесь можно обнаружить случай обычного регулирования присвоения фирменных наименований и коррекцию положений закона обычными нормами. Сама по себе регуляция обычаями характерна для предпринимательской деятельности. Для фирменного права в силу явной недостаточности источников писаного права обычное регулирование — единственная возможность упорядочения этих отношений.

§ 2.6. Информационная функция фирменного наименования

Информационная функция состоит в том, что из фирменного наименования коммерческой организации ее контрагенты могут составить представление об основных чертах ее правового положения. Так, корпус фирмы сообщает об особенностях управления, ведения дел, о минимальном уставном капитале, об ответственности участников по обязательствам такой организации. Информационная функция близка к идентификационной, гарантийной и коммуникативной.

Именно информационной функции служит корпус фирмы, содержащий указание на ограниченную ответственность (общество с ограниченной ответственностью), а также добавление, содержащее указание на род деятельности (биржа, ломбард, кредитная организация). С помощью такого добавления конкретизируются ожидания контрагентов, например об уставном капитале, о правоспособности, составе имущества, размере чистых активов и пр.

С помощью фирменного наименования учредители юридического лица могут сообщить минимальную информацию о цели юридического лица, виде осуществляемой деятельности и иную значимую информацию. В дореволюционной практике и практике периода НЭПа отражение в фирменном наименовании цели деятельности рассматривалось как общее правило. Отмечали, что «фирменное наименование должно вытекать из преследуемой обществом цели» <1>.

———————————

<1> Краснокутский В.А. Указ. соч. С. 14.

Фирменное наименование позволяет контрагентам, опираясь на исследование корпуса фирменного наименования, составить представление о том, с кем они вступают в правоотношения, а посредством анализа добавления выявить собственные представления учредителей о созданной ими коммерческой организации. В литературе, однако, скептически относятся к выполнению фирменным наименованием информационной функции. Отмечают, что информация, которую можно извлечь из фирменного наименования, только для «сведущих контрагентов», в то же время несведущие контрагенты никаких выводов из фирмы не сделают, «ибо это сугубо юридический вопрос, понятный, как правило, только правоведам» <1>. Представляется, что не вполне верно недооценивать уровень юридической грамотности участников торгового оборота. Во-первых, профессиональный коммерсант, как правило, имеет юридическое сопровождение и может проконсультироваться по вопросам значения фирменного наименования с юристом; во-вторых, в подавляющем большинстве коммерческих организаций приняты регламенты договорной работы, содержащие раздел, регламентирующий порядок выбора контрагента, где описываются основные риски, связанные с организационно-правовой формой потенциального контрагента; в-третьих, имеются значительные возможности профессиональной подготовки предпринимателей. Сегодня прошли времена, когда предпринимательской деятельностью в свободное от основной работы время занимались лица, не имеющие никакого представления о бизнес-среде. В настоящее время предпринимательство является профессиональной деятельностью, субъекты, ее осуществляющие, имеют специальное образование или во всяком случае закончили соответствующие курсы. Одним из базовых навыков, составляющих правовые основы бизнеса, является умение «читать» фирменные наименования.

———————————

<1> Чежия Д.Ю. Указ. соч. С. 53.

Информационная функция фирменного наименования имеет определенное сходство с коммуникативной. Произвольная передача информации производится посредством правового общения, поэтому в коммуникативной функции акцент сделан на передаче и приеме в добавлении фирменного наименования определенного сообщения по усмотрению учредителей и его интерпретации. В то же время информационная функция позволяет передавать информацию посредством в первую очередь обязательной части фирмы — ее корпуса.

§ 2.7. Рекламная функция фирменного наименования

Суть рекламной функции состоит в том, что фирменное наименование выбирается и используется для создания у потенциальных потребителей положительных ассоциаций с коммерческой организацией, ее деятельностью, производимыми или продаваемыми ею товарами. Реклама, в которой не указывается какое-либо средство индивидуализации, является анонимной для потребителей, а значит, неэффективной <1>.

———————————

<1> См. об этом: Шестимиров А. Товарные знаки. М., 1996. С. 4.

Проведенные исследования показали важную роль имен собственных в любых текстах. Они оказывают особое значение на восприятие информации в тексте. Так, в одном из исследований реакции реципиентов на газетное объявление методом встречного текста изучалось воздействие имен на реакцию человека. В ходе эксперимента участникам было представлено 10 пронумерованных предложений и было предложено описать свою реакцию на чтение каждого из предложений в виде описания. Было изучено около двух тысяч реакций (встречных текстов). Включенные в текст имена собственные чаще вызывали реакцию оценки. Если при этом имя собственное представляло собой имя человека, известного реципиенту, то реакция дополнялась инфиксацией и мнением, если же имя собственное представляло собой вымышленное обозначение (в эксперименте это было наименование футбольной команды «Реал»), то реакция оценки дополнялась ориентировкой и ассоциацией <1>. Именно на этих особенностях восприятия и основывается выбор и использование фирменного наименования в рекламных целях. Задача учредителей при выборе фирменного наименования — подобрать обозначение, вызывающее устойчивые положительные ассоциации, хорошую оценку и создающее у окружающих устойчивые связи с деятельностью коммерческой организации, а значит, положительно влияющие на спрос товаров, работ, услуг.

———————————

<1> См.: Коршунова Е.В. Психолингвистический анализ восприятия имени собственного в публицистическом тексте с использованием метода встречного текста // Вестник Челябинского государственного университета. 2013. N 10(301). Филология. Искусствоведение. Вып. 76. С. 41 — 45.

Несмотря на то что фирменное наименование зачастую подбирается в первую очередь именно исходя из возможностей использования в целях рекламы, законодательство о рекламе к фирменным наименованиям не применяется. Коммерческая организация, имеющая фирменное наименование, явно не соответствующее требованиям законодательства о рекламе, несмотря на это, может использовать его в том числе путем размещения на товаре, в рекламных объявлениях и пр. Это приводит к возникновению ситуации де-факто нарушения требований к рекламе, при формальном строгом соответствии деятельности субъекта букве закона. Как видится, в подобных случаях защита должна предоставляться с применением норм права, запрещающих злоупотребительные действия (ст. 1, 10 ГК РФ).

Подводя итоги, отметим, что фирменное наименование индивидуализирует субъекта предпринимательской деятельности — коммерческую организацию, позволяя окружающим идентифицировать его, и выполняет индивидуализирующую, коммуникативную, репутационную, обеспечительную и информационную функции.

Глава 3. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ФИРМЕННОГО ПРАВА

§ 3.1. История фирмы

В отношении происхождения фирмы высказываются два основных предположения. Согласно одному из них первые индивидуализирующие обозначения коллективных субъектов появились в процессе деятельности местных гражданских общин в Древнем Риме <1>. Вместе с тем подтвержденных свидетельств этой позиции нам найти не удалось. Автор такого подхода, В.В. Голофаев, приводит скорее обоснование того, что фирмы должны были быть в тот период, чем конкретные тому подтверждения. По всей видимости, он прав, утверждая, что корни фирмы можно найти в сложившемся в древние времена обычае иметь отличительный знак, свойственный представителям знатных родов <2>. Действительно, обозначение некоего сообщества (одного рода, семьи) единым знаком, неизменяемым в зависимости от фактического состава семьи, в каждый момент времени имеет явно ту же генеральную идею, что и фирма. Отличие лишь в составе обозначаемого таким единым знаком сообщества, его происхождении и цели объединения, а также в форме выражения знака: словесного — для фирмы, изобразительного — для родовых геральдических символов. Отметим, что такие отличительные знаки имеют сходство именно с фирмой как обозначением субъекта, а не с товарным знаком, являющимся обозначением товара. Подтверждение этого обстоятельства — известный пример, описанный в литературе, когда отличительное обозначение товарищества было образовано путем механического соединения знаков всех товарищей — круга одного из них, горы — другого, креста — третьего <3>.

———————————

<1> См.: Голофаев В.В. Фирменное наименование коммерческой организации: Дис. … канд. юрид. наук. С. 15.

<2> См.: Там же. С. 16 — 17.

<3> См.: Каминка А.И. Указ. соч. С. 119; Голофаев В.В. Фирменное наименование коммерческой организации: Дис. … канд. юрид. наук. С. 17.

Согласно второй, более распространенной в литературе версии возникновение фирменных наименований следует связывать с итальянскими средневековыми товариществами. Считается, что прообразом фирменного наименования являлись titulus sosietatis, под которым товарищества принимали обязательства в XIII в. Образовывались они путем добавления к подписи товарища, чье имя входило в фирму, указания на товарищеское отношение <1>. В отношении причин появления в этот период фирмы высказывают разные версии.

———————————

<1> См.: Каминка А.И. Указ. соч. С. 126.

Как было сказано ранее, само слово «фирма» происходит от итальянского слова firma — подпись. В строгом смысле слова приведенное выше соединение изобразительных знаков товарищей вряд ли могло использоваться как подпись на документах. С развитием грамотности изобразительные знаки стали заменяться словесными и стало уместным использовать такое обозначение именно как фирму (подпись). Таким образом, начало использования фирмы связывается с особым способом подписания документов, включающим указание на то, что подписывающее документ лицо действует не от себя лично и отвечать по совершенным сделкам он тоже будет не один. Представляется, что в этом находят проявление идентификационная, информационная и гарантийная функции фирменного наименования.

По утверждениям А.И. Каминки, возникновение института фирменного наименования связано с малым распространением грамотности в Средние века, неиспользованием фамилий в торговле для индивидуализации субъектов и необходимостью идентификации субъектов с помощью знаков <1>. По сути те же обстоятельства В.В. Орлова объясняет несколько иначе. По ее мнению, дело состояло в том, что товарищества, не признававшиеся юридическими лицами, совершали сделки, по которым ответственность несли все товарищи, в связи с чем остро стояла проблема разграничения личных сделок каждого из товарищей и общих сделок, совершенных товариществом. Для этого производилась маркировка сделок, совершаемых от имени товарищества, путем указания «et sosii» и перечисления имен остальных товарищей <2>. Таким образом, происхождение фирмы связывают с: а) слабым распространением грамотности, вследствие этого потребностью использовать изобразительные знаки, обозначающие субъекта; б) необходимостью замены личного имени на коллективное вследствие ведения коллективной предпринимательской деятельности; в) отсутствием обычая использования фамилий в торговом обороте.

———————————

<1> См.: Там же. С. 125.

<2> См.: Орлова В.В. Указ. соч. С. 48.

Вполне возможно, что все эти обстоятельства имелись одновременно, и назвать основную причину возникновения фирмы не удастся.

С XIX в. начинает развиваться идея фирмы как второго, отличного от гражданского, имени любого коммерсанта. При этом фирма индивидуализирует коммерсанта в торговых отношениях, а гражданское имя — в иных. Фирма стала рассматриваться как индивидуализация лица в качестве владельца определенного торгового предприятия, при этом постепенно личность самого этого владельца переставала иметь значение, и на его место мог встать любой. По замечанию В.В. Орловой, на этом этапе «фирма становится нарицательным именем владельца торгово-промышленного предприятия, которое не изменяется, независимо от смены личности владельца конкретного предприятия» <1>.

———————————

<1> Там же. С. 50.

Впервые законодательное регулирование использования фирменных наименований появилось во Французском торговом кодексе 1808 г., где было установлено, что коммандитное товарищество действует под своим особым именем. При этом у полного товарищества собственного имени не было, оно действовало с коллективным именем.

Далее положения о фирменном наименовании появились в большинстве торговых кодексов (Германии, Швеции, Финляндии, Швейцарии и др.). Некоторые из принятых в XIX в. актов действуют и в настоящее время, в связи с чем за прошедшие 200 лет кардинально законодательство о фирме не изменилось.

Развернутого регулирования отношений, связанных с приобретением права на фирменное наименование и его использованием, отечественному законодательству долгое время не было известно. Упоминание о фирменных наименованиях встречается в ст. 2126 Свода законов гражданских Российской империи, где указывается, что товарищество составляется из лиц, действующих под одним общим именем.

В проекте Гражданского уложения предусматривалось, что юридические лица могут от своего имени приобретать права на имущество (ст. 13), и таким образом прямо и недвусмысленно указывается, что под именем действует именно само юридическое лицо. Праву на фирменное наименование специально посвящена гл. III разд. VIII кн. третьей, которая включена в раздел, посвященный праву интеллектуальной собственности. На наш взгляд, это очень важный момент, повлиявший на дальнейшее развитие фирменного права в отечественной юридической науке и законодательство о фирменных наименованиях. Как мы уже отмечали, такое место нам представляется неудачным — основное в фирме все же вовсе не интеллектуальная составляющая. В ст. 1336 предполагалось закрепить, что фирма есть наименование, под которым лицо ведет свои дела по торговле, промыслу или ремеслу. Фирмой предполагалось индивидуализировать коммерсанта, осуществляющего деятельность. Допускалось существование фирмы как у индивидуального коммерсанта, так и у действующего с товарищами. В первом случае, однако, устанавливался запрет на включение в фирму указаний, которые могли бы вызвать предположение о принадлежности фирмы товариществу. Устанавливалась отчуждаемость фирмы одновременно с «предприятием, к которому она относится» (ст. 1337), при этом приобретатель фирмы отвечал по всем обязательствам фирмы, возникшим «при прежнем собственнике» в течение пяти лет с момента внесения нового собственника в торговую запись (ст. 1340). Неукоснительно соблюдалось требование уникальности фирмы — устанавливалось, что каждая вновь учреждаемая фирма должна ясно отличаться от существующих. При этом принцип уникальности фирмы действовал только «в данной местности» (ст. 1339). Запрещалось создание даже личных фирм по фамилии учредителя фирмы, если с такой фамилией фирма уже создана однофамильцем. В этом случае в фирму следовало включить добавление, позволяющее различать фирмы. Пользование чужой фирмой по проекту влекло по требованию собственника прекращение пользования и возмещения причиненных убытков (ст. 1341). Интересно отметить, что по проекту Гражданского уложения обладатель права на фирму именуется: а) собственником фирмы (ст. 1341); б) собственником предприятия, к которому относится фирма (ст. 1337, 1338); в) учредителем фирмы (ст. 1339); г) товариществом, которому принадлежит фирма (ст. 1336). У фирмы есть обязательства (ст. 1340). Фирмой можно пользоваться (ст. 1341), ее можно передать навсегда или на определенный срок (ст. 1338). Наследоваться может как предприятие, обозначенное прежней фирмой (абз. 3 ст. 1337), так и сама фирма (ст. 1338).

Проект Гражданского уложения разрабатывался долго и очень трудно. Он отражал существовавшее в течение двух десятилетий работы над ним состояние юридической науки. Слабая разработанность проблематики фирменного наименования, дискуссионность основных положений в приведенных положениях проекта видны очень отчетливо. В этой неопределенности — проявления того дуализма правового режима фирмы, о загадке которого речь ведется с первых страниц настоящей работы.

В итоге в начале XX в. в регулировании отношений, связанных с фирменным наименованием, сложилась плачевная ситуация. Е.Н. Данилова охарактеризовала ее как практически полностью отданную на откуп обычного права, при этом она отмечала, что обычаи в этой сфере творились «стороной экономически сильнейшей без внимания к интересам более слабой стороны» <1>.

———————————

<1> Данилова Е.Н. Указ. соч. С. 3.

После Революции специальные правила, устанавливающие правовой режим фирменного наименования, были введены Положением о фирме 1927 г. Ссылки на это Положение были включены в текст Гражданского кодекса РСФСР 1922 г. (ст. 19 «а»). В соответствии с этим актом к фирменному наименованию предъявлялись требования об указании предмета деятельности, определенных организационных свойств юридического лица (например, указание на степень объединения для кооперативной организации — губернская, областная, районная и пр.), а для некоторых юридических лиц для обеспечения абсолютной уникальности должен был добавляться также номер или иное специальное обозначение (п. 6). Устанавливался запрет на введение в заблуждение посредством фирменных наименований, был определен автоматический порядок изменения фирменных наименований, включающих указание на наименование населенных пунктов при переименовании последних (п. 8). Право на фирму возникало с момента фактического использования, не требовалась его регистрация. Предусматривался неотчуждаемый характер права на фирму (п. 12). В соответствии с Положением фирма индивидуализировала предприятие.

В становлении законодательства о фирменных наименованиях важное значение имели также Закон РСФСР от 24 декабря 1990 г. N 443-1 «О собственности в РСФСР», согласно которому фирменные наименования рассматривались как интеллектуальная собственность, и Закон РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 445-1 «О предприятиях и предпринимательской деятельности», установивший обязанность субъектов предпринимательской деятельности иметь фирменное наименование, а также определивший состав фирменного наименования. Как видим, и в законодательстве на всем протяжении его становления прослеживалась тенденция регулирования одновременно нормами корпоративного, торгового законодательства и законодательства об интеллектуальной собственности.

§ 3.2. Основная дискуссия фирменного права

Исследование отечественных научных работ, посвященных проблемам фирменного права, показало, что основным обсуждаемым вопросом является выяснение того, что же, собственно, индивидуализирует фирма. Эта проблема широко обсуждалась во всех учебниках торгового права конца XIX — начала XX в., в тех монографиях, которые были написаны в те годы, что было вполне объяснимо особенностями законодательства о фирме и уровнем разработанности основных категорий гражданского и корпоративного права. Как ни странно, несмотря на существенное развитие юридической науки за прошедшие полторы сотни лет, эта проблема перекочевала и в те несколько диссертаций, которые были защищены по фирменному праву в последние 15 лет. Очень кратко приведем основные позиции, высказанные по этому поводу.

Вопрос о том, что именно индивидуализирует фирменное наименование в отечественной юридической науке, обсуждается на протяжении более 100 лет. Сложились два основных подхода. Согласно первому из них фирменное наименование индивидуализирует «бизнес» (проект, предприятие) как единое целое, включающее в себя не только совокупность имущества (предприятие в строгом смысле современного Гражданского кодекса), но и систему управления этим бизнесом. Такой подход находил закрепление в законодательстве в отдельные периоды. Так, исходя из анализа содержания Положения о фирме 1927 г., действовавшего вплоть до принятия ч. IV ГК РФ, фирма индивидуализировала именно проект, а не предпринимателя. Проявлялось это, в частности, в содержании фирмы, где должно было указываться на род деятельности юридического лица (п. 15). Родоначальником этого подхода в юридической науке можно считать Г.Ф. Шершеневича. По мнению ученого, «фирма есть название торгового предприятия». Он полагал, что задачей фирмы является индивидуализация предприятия и противопоставление его другим хозяйствам, участвующим в конкуренции. Возражая против признания фирмы средством индивидуализации торговца, ученый утверждал, что «фирма не только не способствует его [купца] индивидуализации, а, напротив, затемняет его» <1>. Свою позицию он обосновывал также и тем обстоятельством, что одно лицо может являться обладателем нескольких имен, не совпадающих с его гражданским именем.

———————————

<1> Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права: В 4 т. Т. I. М., 2003. С. 188.

Подобного подхода придерживались и ряд ученых советского периода, в частности Хр. Бахчисарайцев, полагавший, что фирма прикреплена именно к предприятию <1>, а также С.И. Вильнянский, который полагал, что «фирмой называется наименование предприятия» <2>. В современной литературе к сторонникам такого подхода можно отнести В.И. Еременко, считающего, что «фирменным наименованием является название, под которым физическое или юридическое лицо обозначает предприятие, которое оно использует для идентификации своих отношений с клиентурой в каком-либо конкретном секторе экономики» <3>. Этой позиции придерживается также Д.Ю. Чежия, отмечая, что имя дается человеку для его индивидуализации и рассмотрение фирмы как средства индивидуализации коммерсанта приводит к выводу, что у коммерсанта, «обладающего несколькими коммерческими организациями», несколько имен <4> (выделено мной. — С.Ф.). Отметим, что довод этот не нов, он фактически повторяет уже приведенную аргументацию Г.Ф. Шершеневича.

———————————

<1> См.: Бахчисарайцев Хр. О фирме предприятия // Еженедельник советской юстиции. 1924. N 19-20. С. 448.

<2> Вильнянский С.И. Лекции по советскому гражданскому праву. Харьков, 1958. С. 147.

<3> Еременко В.И. О правовой охране фирменных наименований в России // Законодательство и экономика. 2006. N 6. С. 23; Гражданское право: Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1998. С. 106.

<4> См.: Чежия Д.Ю. Указ. соч. С. 28.

Представители второго подхода полагают, что фирменное наименование индивидуализирует субъекта-предпринимателя — коммерческую организацию. Последний подход основан на разработках дореволюционных ученых А.И. Каминки и др. Встречался он и в советской юридической науке. Так, по мнению В. Шретера, «фирма — это наименование, под которым владелец предприятия, единоличный или юридическое лицо, выступает в торговом обороте» <1>. Наибольшую поддержку именно этот подход получил в современной литературе.

———————————

<1> Шретер В. Советское хозяйственное право (право торгово-промышленное). М.; Л., 1928. С. 196.

Иногда встречается и смешанный подход, в соответствии с которым «назначение фирмы состоит в идентификации коммерсанта, индивидуализации его деятельности» <1>. Так, П.П. Цитович полагал, что «фирма — имя торговца и его торговли» <2>. По его мнению, торговец, действующий в одиночку, имеет фирму, совпадающую с его гражданским именем, в связи с чем она «не замечается»; для коллективной торговли фирма звучит и выглядит иначе, чем гражданское имя каждого из участников. Определяя значение фирменного наименования, П.П. Цитович писал: «Кто распоряжается фирмой как подписью, тот, значит, распоряжается и ведением торговли» <3>. Аналогично понимал фирму и В.В. Розенберг <4>, вместе с тем он уточнял, что фирма — не только такой же элемент, как имя правоспособной личности, но и «внешнее, нужное в целях права, воплощение предприятия» <5>, и высказал некоторые сомнения относительно того, нельзя ли рассматривать индивидуализируемое фирмой предприятие в качестве самостоятельного субъекта права.

———————————

<1> Гражданское и торговое право зарубежных стран. Т. I / Отв. ред. Е.А. Васильев, А.С. Комаров. М., 2008. С. 188; Бузанов В.Ю. Правовой режим фирменных наименований в российском гражданском праве: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 34 — 35.

<2> Цитович П.П. Указ. соч. С. 95.

<3> Там же. С. 97.

<4> См.: Розенберг В.В. Указ. соч. С. 44.

<5> См.: Розенберг В.В. Указ. соч. С. 22.

Различия приведенных подходов не так очевидны, как кажется с первого взгляда. Не следует забывать, что в дореволюционный и советский периоды юридическое лицо и предприятие зачастую отождествлялись.

Так, аргументы Г.Ф. Шершеневича относительно позиции, что фирма индивидуализирует предприятие, скрупулезно разобраны В.В. Голофаевым, который убедительно показал, что в обосновании смешиваются понятия юридического лица и предприятия; термин «акционер» используется в значении «юридическое лицо» <1>. Вряд ли это — результат недоработки Г.Ф. Шершеневича. По всей видимости, проблема состоит в изменении значения отдельных терминов. Раньше в законодательстве и юридической науке предприятие рассматривалось не вполне сообразно современному легальному его пониманию.

———————————

<1> См.: Голофаев В.В. Фирменное наименование коммерческой организации: Дис. … канд. юрид. наук. С. 65.

Во времена действия Свода законов Российской империи предприятие рассматривалось как «предмет товарищества» (ст. 2127). Исходя из буквального толкования получается, что предприятие рассматривалось как деятельность товарищества, которая могла быть «всякого рода полезной и общему благу не противной», при этом в полном товариществе, товариществе на вере или по вкладам этой деятельностью занимались сами товарищи. В том же значении слово «предприятие» понималось и в отношении товариществ по участкам или в компаниях на акциях. В соответствии со ст. 2143 все компании в отношении к предметам предприятий и способам исполнения делились на группы. И здесь, как видно, предприятие обозначает не имущество, а саму предпринимательскую деятельность. В этом контексте получается, что, споря о том, что именно индивидуализировала фирма — лицо или предприятие, фактически, исходя из терминологии Свода законов, речь шла о вопросе, что индивидуализирует фирма — предпринимательскую деятельность или участника товарищества, объединившегося с другими для ведения этой деятельности. В подтверждение наших рассуждений сошлемся на отдельную статью, посвященную наименованию компании на акциях, которая была включена в Свод законов Российской империи ст. 10 Постановления от 6 декабря 1836 г. N 9763. Устанавливалось, что каждая компания должна быть учреждена под определенным наименованием, от предметов или свойств ее предприятия заимствованным. Таким образом, наименование имелось у компании, однако оно зависело от свойств деятельности, осуществляемой компанией (ее предприятия). В литературе того времени высказывались предположения, что предприятие, действуя под фирмой, само приобретает для себя права и обязанности (т.е. в современном понимании является правосубъектным), отдельные авторы даже доходили до мысли о том, что предприятие и есть юридическое лицо <1>, однако на тот момент развития юридической науки такой подход был скорее исключением из правила <2>. Как мы поняли, современному значению термина «предприятие» как имущественного комплекса в дореволюционном праве наиболее соответствовало понятие «заведение».

———————————

<1> См.: Розенберг В.В. Указ. соч. С. 116.

<2> См.: Данилова Е.Н. Указ. соч. С. 8.

Понимание указанной терминологической разницы и особенностей словоупотребления позволяет несколько иначе смотреть на приведенную дискуссию дореволюционных отечественных коммерциалистов относительно того, что индивидуализировала фирма — предприятие, коммерсанта или нечто иное, и воздержаться от участия в ней с употреблением омонимичных терминов в современном их значении.

В таком случае подходы дореволюционных исследователей можно свести к двум: фирма индивидуализирует участника юридического лица (коммерсанта — физическое лицо, товарища) или само юридическое лицо. В современных условиях первый подход вряд ли имеет хоть сколько-нибудь значимую актуальность.

Представляется, первый приведенный подход основан на буквальном понимании коммерсанта как человека (физического лица), занимающегося предпринимательской деятельностью. В таком понимании коммерческая организация оказывается объектом, принадлежащим коммерсанту. Вместе с тем если понимать коммерсанта как обобщающее понятие, описывающее любого субъекта предпринимательской деятельности — как индивидуального, так и коллективного, то большая часть возражений, приводимых сторонниками первого подхода против второго, снимаются. Говоря о том, что фирма идентифицирует и индивидуализирует коммерсанта, мы понимаем, что речь идет о самой коммерческой организации, которая и является субъектом права, она сама, от собственного имени, занимается предпринимательской деятельностью. Как и любой субъект права, она не может никому «принадлежать», она сама может быть субъектом вещных, обязательственных, корпоративных и личных неимущественных прав. Как видится, корни проблемы (особенно, если речь идет о современной юридической науке) лежат в том, что исследователи подходят к определению того, что индивидуализирует фирма из парадигмы права интеллектуальной собственности, где многие права в принципе не могут принадлежать юридическим лицам (например, право авторства, право на имя), без достаточного внимания к разработкам наук корпоративного и торгового права, где хорошо исследовано и понятие коммерсанта, и понятие юридического лица и где давно юридические лица не рассматриваются в качестве вещей, которыми можно обладать.

Яркую иллюстрацию последствий смешения подходов привел Е.А. Суханов, справедливо показавший, что в рыночном хозяйстве предприятие рассматривается как «дело» (понимаемое довольно абстрактно. — С.Ф.), куда включается совокупность разнородных ценностей, к которым относятся вещи, права, долги, фирменные наименования, клиентура и т.п. <1>. При этом стоит отметить, что в большинстве случаев это «дело» не ограничивается пределами имущественной обособленности и организационного единства одного субъекта права, а включает в себя несколько юридических лиц (воспринимаемых предпринимателями как правовое средство, формально-юридическая оболочка, которую по требованию законодателя должны приобретать некоторые их решения). Иначе говоря, как правило, для предпринимателя фирменное наименование имеет ценность наряду с вещами и правами. Видимо, именно в этом смысле Е.А. Сухановым они перечислены в едином перечне, который обобщенно назван имуществом. Здесь предприятие, т.е. буквально по ГК РФ имущество, понимается не в смысле ст. 128 ГК РФ, в которой, очевидно, ни клиенты, ни фирменное наименование к таковым не могут относиться, а в понимании ценности для предпринимателя.

———————————

<1> Суханов Е.А. Сравнительное корпоративное право. М., 2014. С. 30.

В связи с этим выглядят не вполне обоснованными упреки, предъявляемые советским и дореволюционным ученым по поводу смешения юридического лица и предприятия. Характерно следующее высказывание на сей счет Хр. Бахчисарайцева: «Торговое имя предпринимателя в действительности является прикрепленным именно к предприятию». При этом он отмечал, что существует прямая потребность оборота «в наличии определенно-нормированного и отражаемого законом способа индивидуализации каждого действующего в торгово-промышленном обороте предприятия» <1>. Очевидно, что ученый ведет речь не о вещи, а о действующем субъекте, участнике оборота. То есть речь идет об индивидуализации именно участника, а не имущественного комплекса. Для понимания такого использования терминов достаточно обратиться к действовавшему на тот момент Гражданскому кодексу РСФСР 1922 г., где в примечаниях к ст. 16, 19, а также в тексте ст. 19 указано, что предприятие рассматривается как юридическое лицо. Представляется чрезмерно категоричным утверждение, что такое отождествление юридического лица и предприятия является ошибкой ученого <2>.

———————————

<1> См.: Бахчисарайцев Хр. Указ. соч. С. 447 — 449.

<2> См.: Голофаев В.В. Фирменное наименование коммерческой организации: Дис. … канд. юрид. наук. С. 68.

Представляется, что с сегодняшним развитием юридической науки участвовать в дискуссии относительно того, что индивидуализирует фирменное наименование, основанной на различной интерпретации терминов, в настоящее время не используемых в юриспруденции, и оценивать доводы участников этой дискуссии столетней давности со ссылками на их несоответствие действующему позитивному праву по меньшей мере не вполне корректно и уж во всяком случае лишено практического смысла. В связи с этим настоящий параграф не сопровождается никакими суждениями и выводами по приведенной дискуссии.

§ 3.3. Современное правовое регулирование отношений,

возникающих по поводу фирменного наименования

Вопрос об источниках и месте норм права, регулирующих отношения, связанные с использованием фирменного наименования в российском законодательстве, как мы уже отмечали во введении к настоящей монографии, не является достаточно проработанным. Подавляющее большинство научных исследований безоговорочно относят фирменное законодательство к законодательству об интеллектуальной собственности, при этом такой вывод, как правило, даже не сопровождается системой аргументации <1>, по всей видимости, он следует за законодателем и основан на некоторой концентрации статей, регулирующих использование фирменных наименований в разделе ГК РФ, содержащем нормы об интеллектуальной собственности.

———————————

<1> См.: Чежия Д.Ю. Указ. соч. С. 13.

Вместе с тем вопрос о правовом регулировании присвоения и использования фирм неизмеримо глубже и сложнее. Он вряд ли может быть решен арифметическим путем: подсчетом числа статей кодекса. Да и сама идея о том, что системообразующим фактором для отечественного права является количественный критерий, вряд ли хоть сколько-нибудь жизнеспособна.

Начнем мы наши рассуждения с тезиса о том, что право не исчерпывается его писаной частью, исходящей от государства, не состоит только из статей законов и не может формироваться волей законодателя. Кажется, сегодня это общеизвестный факт, который не требует отдельного доказательства. Даже в период, когда позитивистское правопонимание было единственно возможным, в области частноправового регулирования признавалось существование правовых обычаев. Сегодня, когда широкое распространение в области торгового права имеют различные своды правил, разработанные сообществом коммерсантов, используются нормы обычного права (правовые обычаи, деловые обыкновения и пр.), пробелы законодательного регулирования восполняются на основании таких источников, и эта неписаная часть права в каждой области правового регулирования составляет все правовое поле, не занятое писаным правом, для того чтобы в сумме писаное и неписаное право образовали целое — единое, последовательное, полное правовое регулирование. Указывать место определенного сгустка норм, регулирующих сферу общественных отношений, по писаной его части по меньшей мере недальновидно. Ведь чем меньше норм писаного права в определенной сфере, тем большую роль в ее регулировании имеют неписаные правила.

Правовые обычаи в фирменном праве на сегодня являются основным источником правового регулирования. Не чем иным, как обычаем регулируется последовательность расположения элементов фирменного наименования (сначала корпус, затем добавление), использование кавычек, включение в фирму посвящений различным деятелям и пр. Обычаи определяют допустимость использования отдельных, не запрещенных писаным правом слов в фирмы, обозначение холдингов, правопреемников, использование в фирмах знаков, указаний населенных пунктов и пр. Отдельные правовые обычаи будут приведены далее, в гл. 4 настоящей работы при исследовании содержания фирмы.

Как мы уже отмечали, с развитием гражданского общества, становлением саморегулирования предпринимательской деятельности значение актов саморегулирования сообщества коммерсантов должно увеличиваться, в том числе в части усиления ответственности коммерсанта перед сообществом предпринимателей за нарушение правил сообщества в области использования фирм. Представляется, что именно на уровне неписаного права уже зафиксированы принципы фирмы (см. гл. 1 настоящей работы) и в задачи сообщества входит применение этих норм с привлечением нарушителей к соответствующим формам ответственности и иным негативным последствиям.

На уровне государственного регулирования должны оставаться только запрет наиболее грубых нарушений прав субъектов при использовании фирм, а также обеспечение общественных и государственных интересов, прав и законных интересов слабых субъектов, нуждающихся в специальной защите. В остальной части фирменное право не нуждается в государственных источниках правового регулирования. Обычного регулирования, а также саморегулирования сообществом коммерсантов вполне достаточно.

В настоящей монографии мы уже обосновали, что фирменные наименования используются в области торгового, корпоративного права и права интеллектуальной собственности, соответственно нормы, регулирующие отношения по присвоению и использованию фирменных наименований, включены одновременно в несколько институтов отечественного права.

Так, фирменное наименование, являющееся средством индивидуализации, регулируется нормами, определяющими оборотоспособность объектов гражданских прав, и в этом смысле нормы о фирменных наименованиях включены в правовой институт объектов гражданских прав общей части гражданского права. Фирменное наименование является правовым средством индивидуализации и идентификации субъекта гражданского права (коммерческой организации), с его помощью окружающие извещаются о корпоративном или об унитарном устройстве, правоспособности, структуре органов управления и об ответственности юридического лица; соответствующие нормы содержатся в институте корпоративного права. Кроме того, в отношении фирменного наименования у правообладателя (коммерческой организации) возникает исключительное право, реализация и защита которого осуществляются в соответствии с нормами об интеллектуальной собственности, в связи с чем нормы о фирменном наименовании включены также в подотрасль права интеллектуальной собственности, институт средств индивидуализации.

Как видим, перед нами нормы, которые включаются в разные правовые институты, для которых установлены разные институциональные принципы; методы регулирования во всех случаях используются неоднородные. По поводу фирменных наименований возникают частные и публичные отношения, имущественные, а также личные неимущественные, они регулируются дозволительным и императивным методами.

Статья 128 ГК РФ относит средства индивидуализации к числу объектов гражданских прав, в связи с чем к правовому режиму фирменных наименований могут применяться отдельные нормы об объектах гражданских прав. В частности, норма п. 4 ст. 129 ГК РФ специально устанавливает, что средства индивидуализации не оборотоспособны.

Помимо норм внутреннего права отношения, регулирующие отношения, связанные с использованием фирменных наименований, содержатся и в международных договорах. В соответствии со ст. 15 Конституции РФ международные договоры являются частью правовой системы Российской Федерации. В части правового регулирования отношений, связанных с приобретением и использованием фирменных наименований, действует ст. 8 Конвенции по охране промышленной собственности (Париж, 20 марта 1883 г.), в соответствии с которой фирменное наименование охраняется во всех странах Союза без обязательной подачи заявки или регистрации и независимо от того, является ли оно частью товарного знака. В литературе высказываются сомнения в правильности распространения режима, установленного Конвенцией, именно на фирменное наименование. Говорят, что буквальный период текста Конвенции предполагает, что речь в ней ведется о коммерческих обозначениях, а не о фирменных наименованиях <1>. Кроме того, нормы о фирме включены в международные договоры, определяющие правила участия российских коммерческих организаций в зарубежном торговом обороте, при определении правового положения российских коммерческих организаций, определении их личного закона и пр.

———————————

<1> См.: Рожкова М., Ворожевич А. Указ. соч. С. 64 — 67.

В юридической литературе предлагают различать административно-правовые и гражданско-правовые признаки фирменного наименования, при этом разграничение проведено по используемому методу правового регулирования. К административно-правовым признакам фирменного наименования предлагают относить следующие его свойства: а) фирменное наименование является неотъемлемым элементом юридического лица, без которого невозможно функционирование на рынке; б) фирменное наименование используется в качестве дополнительного средства для осуществления контроля за деятельностью юридического лица со стороны контролирующих органов; в) фирменное наименование неизменно на всем протяжении существования юридического лица; г) фирменное наименование должно содержать правдивые сведения о нем. К гражданско-правовым признакам фирменного наименования по этой классификации относят следующие: а) оно является средством индивидуализации юридического лица; б) является олицетворением деловой репутации юридического лица; в) не имеет ограничений в сроке действия; г) у каждой коммерческой организации может быть только одно фирменное наименование <1>.

———————————

<1> См.: Клейменова М.О. Административно-правовой механизм защиты фирменного наименования и прав его обладателя в Российской Федерации. М., 2012. С. 30.

Все обозначенное снова ставит перед нами проблему места норм о фирменном наименовании в отечественном законодательстве. Положение о фирме 1927 г. представляло собой комплексный нормативный правовой акт, включающий в себя одновременно нормы корпоративного права (в части, определяющей влияние организационно-правовой формы юридического лица, особенностей отношений между участниками и организацией на состав и содержание фирменного наименования), торгового права (в части, устанавливающей обязанность коммерческой организации извещать публику о своем фирменном наименовании путем размещения соответствующих указателей, а также порядка отчуждения фирмы), а также нормы об исключительном праве на средство индивидуализации (в части, ограничивающей использование тождественных и сходных фирменных наименований). Комплексный характер нормативного правового акта позволял в одном нормативном правовом акте с помощью различных приемов юридической техники и с использованием различных методов правового воздействия урегулировать все отношения, связанные с фирменными наименованиями.

Представляется, что кодификация гражданского законодательства о фирменном наименовании не удалась и решение об отмене Положения о фирме 1927 г. было преждевременным. Кодификация представляет собой способ систематизации нормативного материала, предполагающий существенную его переработку и модернизацию. В случае же так называемой кодификации фирменного законодательства из систематизированного документа были вычленены отдельные фрагменты и разобраны по различным разделам Кодекса без сохранения системного правового регулирования и с утратой основополагающих элементов, определяющих, с одной стороны, фирму как свойство субъекта, и с другой — фирму как объект права и правовой охраны. В процессе кодификации из фирменного законодательства были устранены принципы фирмы, традиционно присутствующие в фирменном законодательстве нашего государства и зарубежных стран, особенно те из них, которые не характерны для подотрасли права интеллектуальной собственности, в который нормы о фирме были включены.

Мы уже неоднократно отмечали неудачное место, избранное для норм о фирме в современном законодательстве. Включение положений о фирме в часть IV ГК РФ, содержащую нормы о так называемой интеллектуальной собственности, привело к акцентированию основного внимания на проблемах, являющихся побочными для фирменного права, — тех, которым в законодательстве о фирме традиционно уделено менее всего внимания — аспекту реализации исключительного права на фирму. В предыдущей главе мы детально проанализировали функции фирменного наименования и показали место функции индивидуализации среди других функций. Это, несомненно, важная функция, но она уступает по своему значению идентификационной, коммуникативной, обеспечительной и рекламной функциям.

Ядром фирменного права является, думается, все же его корпоративная и торговая часть — т.е. отражение в фирме юридической личности коммерческой организации, отношений между организацией и участниками и идентификация в торговом обороте коммерсанта. Неслучайно именно с этого фирма началась. В настоящее время в отечественном законодательстве именно эта часть «потерялась» за исключительным правом на фирму, обоснованность распространения которого на фирменные наименования довольно сомнительна.

Наиболее адекватной формой правового регулирования фирменных отношений писаными источниками, исходящими от государства, является принятие комплексного нормативного правового акта, не включенного в какой-либо из разделов ГК РФ, поскольку при этом теряются особенности фирменных отношений и к их регулированию применяются несвойственные методы правового воздействия. Роль такого комплексного нормативного правового акта мог бы играть раздел торгового кодекса, однако в российском праве условия для принятия такого кодекса не сложились, поэтому соответствующие нормы могут быть сконцентрированы в подзаконном нормативном правовом акте, на который могут быть сделаны соответствующие отсылки в ГК РФ.

Еще один примечательный источник — Типовой закон ВОИС «О товарных знаках, фирменных наименованиях и недобросовестной конкуренции» 1967 г. Как и все типовые законы, этот акт не может рассматриваться как источник правового регулирования, выполняя скорее функции акта lex mercatoria, однако его исследование любопытно с позиций выявления представлений о правильном регулировании рассматриваемых отношений. Самые интересные положения Типового закона состоят в отказе от уникальности фирмы и замены ее на различительную способность. В соответствии с Типовым законом основным критерием правомерного использования фирменного наименования является не его уникальность, а отсутствие введения в заблуждение потребителей, в связи с чем приводятся случаи, при которых использование одного и того же фирменного наименования допустимо, поскольку не создает угрозы введения в заблуждение окружающих. Это: а) существенное различие предприятий по предмету деятельности; б) известность лишь в пределах одной территории; в) к общему элементу в фирменных наименованиях добавлены отличительные элементы, достаточные для различения одного предприятия от другого.

Типовой закон повторяет положения Конвенции по охране промышленной собственности, устанавливая охрану фирменных наименований в силу фактического их использования. В нем отмечается, что введение в некоторых государствах требования государственной регистрации фирменного наименования служит лишь фискальным целям, в других государствах регистрируются только крупные компании, а мелкие или непостоянные — нет, вместе с тем право на фирму должно быть одинаковым для всех. Именно фактическое использование по Типовому закону — надлежащий критерий охраноспособности фирмы.

Глава 4. СОДЕРЖАНИЕ ФИРМЕННОГО НАИМЕНОВАНИЯ

§ 4.1. Общие требования к фирменному наименованию

Важнейшие функции, выполняемые фирмой в торговом обороте, приводят к тому, что законодатель устанавливает целый ряд нормативных требований, которым должно соответствовать фирменное наименование. При установлении таких требований законодатель использует методы обязывания и запрета. С помощью обязывания установлены положительные предписания, т.е. законодательно определяется то, что должно быть в фирменном наименовании обязательно; с помощью запрета устанавливаются рамки, пределы свободы усмотрения субъектов при выборе фирменного наименования коммерческой организации, иначе говоря, запрещающими нормами законодатель определяет, чего в фирменном наименовании быть не должно. Именно запрет используется законодателем для регулирования отношений, связанных с фирменными наименованиями, наиболее часто. Это связано с тем, что для частноправовой сферы, к которой относятся торговая и корпоративная, типичным методом регулирования является дозволение, предполагающее предоставление свободы усмотрения субъектов, ограниченной лишь законными пределами. Запрет и является способом определения меры свободы, тогда как обязывание (установление положительных предписаний определенного поведения) является значительно более жестким методом регуляции, лишая по сути субъектов возможности усмотрения <1>.

———————————

<1> О соотношении запрета и обязывания в регулировании частных отношений мы писали ранее. См.: Филиппова С.Ю. Инструментальный подход в частноправовой науке. С. 326 — 347.

И в том, и в другом случае установленные ограничения направлены на обеспечение публичного интереса, недопущение введения в заблуждение окружающих, получения необоснованных конкурентных преимуществ путем создания ложных представлений о коммерческой организации.

Исследование зарубежного законодательства о фирмах позволило сделать вывод, что в целом ограничения свободы усмотрения субъектов при выборе фирмы однородны, причем независимо от правовой семьи. Такое сходство не так удивительно при изучении континентального права, однако очень похожее регулирование удалось обнаружить в англосаксонском праве и даже в праве Саудовской Аравии.

Так, о «corporate name» говорится в Законе о предпринимательских корпорациях штата Нью-Йорк от 1 сентября 1963 г. в смысле, близком к отечественному наименованию юридического лица, а «trade name» и «commercial name» обозначают имя любого лица, идентифицирующего его бизнес или профессию <1>. По всей видимости, «trade name» по смыслу ближе к коммерческому обозначению, чем к фирменному наименованию, поскольку речь идет об индивидуализации бизнеса лица, а не самого этого лица. Оно не содержит указания на организационную форму, правовое положение предпринимателя, а имеет целью привлечение внимания публики.

———————————

<1> Статья 1127 Свода законов США (перевод мой. — С.Ф.).

Вместе с тем исследование требований к «corporate name» позволяет найти много сходства с требованиями, предъявляемыми к фирменным наименованиям в отечественном праве. Так же как и в отечественном праве, требуется указывать организационную форму и ответственность участников с использованием указанных в законе слов или устоявшихся аббревиатур; установлен запрет на включение в наименование слов, использование которых ограничено законодательством штата; запрещается использовать слова, вводящие в заблуждение относительно цели деятельности корпорации, кроме того, не допускается включение в «corporate name» слов, противоречащих закону, морали и нравственности.

Отрицательные требования (запреты) в отношении фирменного наименования установлены п. 4 ст. 1473 ГК РФ. Рассмотрим их.

1. В фирменные наименования не могут включаться наименования иностранных государств и производные от таких наименований. В соответствии с п. 58.4 Постановления N 5/29 запрет распространяется также и на полные или сокращенные наименования межгосударственных союзов, например Содружество Независимых Государств, СНГ. По этому основанию было удовлетворено требование налогового органа о понуждении к изменению фирменного наименования акционерного общества «Межгосударственный имущественный комплекс Россия — Украина» <1>. Впрочем, в ЕГРЮЛ зарегистрировано ООО «Фарма Интернейшенал Компани Россия — СНГ» (ОГРН 1020700739036), и никаких сведений о том, что это фирменное наименование вызывает нарекания со стороны государственных органов, нет.

———————————

<1> Постановление ФАС Центрального округа от 9 августа 2012 г. по делу N А14-11463/2010.

2. В фирменные наименования не допускается включение наименований федеральных органов государственной власти, органов власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления. Такое включение создавало бы необоснованные представления у контрагентов о коммерческой организации, неосновательно вызывало повышенное доверие со стороны граждан и в случае ненадлежащего исполнения обязательств такими коммерческими организациями негативно сказывалось бы на имидже государства, государственной власти, привело бы к снижению уровня правосознания и правовой культуры. Аналогичная норма содержится в ст. 55 Акта о компаниях (Великобритания, 2006), где установлен запрет на использование в фирменном наименовании слов, создающих ассоциации с деятельностью государственных органов или органов местной власти.

Характерным примером применения данного запрета явился отказ в государственной регистрации коммерческой организации, имеющей фирменное наименование «Общество с ограниченной ответственностью «Московское бюро судебной защиты». При рассмотрении требования о признании недействительным отказа в государственной регистрации суды указали, что использование в фирменном наименовании такого добавления «может вызвать у потребителей стойкую ассоциацию с участием государства в деятельности данной организации либо с особой значимостью деятельности данной организации в государственных интересах, а равно создать организации недопустимые конкурентные преимущества» <1>. Также справедливо было отмечено судом, что использование фирменного наименования может повлечь введение в заблуждение потребителей услуг коммерческой организации. В связи с этим в удовлетворении исковых требований суд отказал. Аналогичное решение было принято судом в отношении недопустимости регистрации коммерческой организации с фирменным наименованием ООО «Общественно-политическая газета «Государственная газета» <2> и ООО «Ростюрнадзор» <3>. Во всех этих случаях использовалась сходная аргументация. Вместе с тем, по данным ЕГРЮЛ, зарегистрировано ООО «Мэрия» (ОГРН 1132312006353). Общество образовано с уставным капиталом в 10 000 руб. единственным учредителем — физическим лицом, который осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа. Общество не имеет отношения ни к каким государственным или муниципальным органам управления, оно осуществляет ресторанную деятельность. В юридической литературе справедливо отмечают, что буквальное толкование рассматриваемого запрета приводит к невозможности регистрации юридического лица, в фирменное наименование которого включено название существующего государственного органа, органа местного самоуправления, если же учредители конструируют добавление фирменного наименования таким образом, что в него включено наименование несуществующего государственного органа, однако вызывающего стойкие ассоциации с наименованием государственного органа, то формально нарушений запрета нет и такое юридическое лицо должно быть зарегистрировано <4>. Именно подобная ситуация сложилась в случае с упомянутым ООО «Мэрия».

———————————

<1> Постановление ФАС Московского округа от 6 февраля 2013 г. по делу N А40-87094/12-2-429.

<2> См.: Постановление ФАС Московского округа от 12 декабря 2011 г. по делу N А40-54483/11-21-458.

<3> См.: Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18 июля 2014 г. N 15АП-10282/2014.

<4> См.: Колганов Н.М. Указ. соч. С. 150.

3. Закон запрещает включать в фирму полные или сокращенные наименования общественных объединений. Деятельность общественных объединений связана со специфической репутацией, основанной на целях такого объединения, состоящих в реализации политических и иных конституционных прав и свобод человека и гражданина. Коммерческие организации, использующие в своих фирмах наименования общественных объединений, осуществляли бы недобросовестное создание ассоциаций собственной деятельности с деятельностью таких объединений и пользовались бы необоснованно чужим добрым именем. Заметим, что в связи с этим нуждается в обсуждении вопрос о необходимости расширения сферы действия ограничения путем распространения его и на иные некоммерческие организации. С одной стороны, все некоммерческие организации лишены возможностей использования для защиты неприкосновенности своего наименования инструментария, разработанного для защиты права на фирму, поскольку на наименование некоммерческой организации исключительное право не возникает, а поэтому законодатель должен дать адекватную замену отсутствующего способа защиты, но, с другой стороны, по роду своей деятельности и стоящим целям некоммерческая организация не может конкурировать с коммерческой, у них не может быть однородной сферы деятельности, поэтому о нарушении требования различительной способности в таких случаях говорить не приходится.

4. В соответствии с подп. 5 п. 4 ст. 1473 ГК РФ установлен запрет на создание фирменных наименований, противоречащих общественным интересам, принципам гуманности и морали. Этические императивы не только включены в институт фирменного наименования, но и используются в отношении иных средств индивидуализации. Такой запрет известен и отдельным зарубежным правопорядкам. Так, в соответствии с законодательством Саудовской Аравии фирма должна соответствовать типу коммерсанта и не противоречить нормам исламского права и публичным интересам.

Поиски подобных фирменных наименований в ЕГРЮЛ и исследование судебной практики не позволили выявить примеров попыток государственной регистрации такого рода фирменных наименований, однако встретилось несколько аналогичных случаев в отношении наименований некоммерческих организаций, которые, однако, не являются предметом настоящего исследования. Вместе с тем, например, в реестре Нидерландов удалось обнаружить целый ряд фирменных наименований, аналоги которых были бы недопустимыми именно с позиций нарушения норм морали и гуманности. Например «Doerak» KVK 33303475 («Дурак») или Gitaarschool De Losse Snaar KVK09126361 (Школа игры на гитаре «Раздолбай») и совсем уж не соответствующая нормам морали De Blote Billen Meisjes KVK 61659509 (от буквального перевода этого названия мы воздержимся) <1>.

———————————

<1> https://www.kvk.nl

5. Установлены ограничения на включение в фирменные наименования коммерческих организаций и наименования некоммерческих организаций слов: «Олимпийский», «Паралимпийский», «Olimpic», «Paralympic» и образованных на их основе слов. Такие слова могут использоваться при соблюдении установленных правил либо на основании заключенного договора с Международным олимпийским комитетом или Международным паралимпийским комитетом <1>.

———————————

<1> См.: Приказ Минспорттуризма от 5 мая 2010 г. N 420/1 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2010. N 29.

Специальные законодательные запреты установлены законом на включение в состав добавления фирменного наименования отдельных слов, обозначающих специальные виды деятельности. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 9 Федерального закона «Об организованных торгах» от 21 ноября 2011 г. N 325-ФЗ использование слова «биржа», производных от него слов и сочетаний с ним в фирменном наименовании лицом, не имеющим лицензии биржи, не допускается. Впрочем, по данным ЕГРЮЛ на 15 мая 2015 г., 924 юридических лица имеют в добавлении фирменного наименования слово «биржа», и не все из них имеют соответствующий правовой статус. Так, ООО «Кафе Биржа» (ОГРН 1127232054410) в числе своих видов деятельности имеет деятельность ресторанов и кафе и торговлю алкогольной продукцией, что к организации торгов отношения не имеет. Данная организация не имеет лицензии Центрального банка на биржевую деятельность, следовательно, исходя из требований закона, такого добавления в фирменном наименовании иметь не вправе.

Положительные требования, находящиеся в обязывающих нормах и предписывающие коммерческим организациям включать в фирменное наименование определенные слова или сочетания слов. Их оценка будет произведена в следующих параграфах настоящей работы.

Выбор фирменного наименования коммерческой организации очень важен с точки зрения обеспечения эффективности ее предпринимательской деятельности. Фирменное наименование может как увеличить, так и подорвать доверие потенциальных контрагентов к юридическому лицу, может создать определенные ассоциации с видами деятельности, указать на принадлежность к определенной группе. Так, в определенных сферах предпринимательской деятельности сложилось обыкновение обозначать фирменным наименованием, включающим словесное обозначение «Колобок», «Рога и копыта», «Ромашка» и некоторые подобные, при создании коммерческих организаций, относящихся к так называемым фирмам-однодневкам <1>. Действительно, исследование ЕГРЮЛ позволило обнаружить 29 обществ с ограниченной ответственностью, в добавление фирменных наименований которых включено слово «Колобок», при этом восемь из них уже ликвидировано (в том числе исключено из реестра как недействующее), а еще 10 находятся в стадии ликвидации. У большинства этих организаций уставный капитал оказался равным 10 000 руб. (минимальный размер уставного капитала для обществ с ограниченной ответственностью), не указаны виды осуществляемой деятельности, т.е. присутствуют все маркеры, свидетельствующие, что это именно «фирма-однодневка».

———————————

<1> В данном случае выражение «фирма-однодневка» использовано в его общепринятом значении как организации, зарегистрированной в реестре без намерения осуществлять хозяйственную деятельность, что-то вроде «мнимого» юридического лица. В таком выражении слово «фирма» юридически употреблено не точно, не в качестве имени, а как синоним слова «организация».

Аналогичная негативная деловая репутация связана с фирменным наименованием «Рога и копыта». По данным ЕГРЮЛ на 20 мая 2015 г., в реестре зарегистрировано 23 общества с ограниченной ответственностью «Рога и копыта», при этом правоспособность 13 из них прекращена (п. 3 ст. 49 ГК РФ) в связи с ликвидацией (ст. 61 ГК РФ) или исключением из реестра как недействующих (ст. 64.2 ГК РФ). Из действующих обществ все, кроме одного, имеют уставный капитал в размере 10 000 руб., а одно — в размере 8400 руб. (т.е. размер уставного капитала даже ниже установленного в настоящее время минимального размера уставного капитала). Только одно юридическое лицо имеет записи о постановке на учет в качестве страхователя в Пенсионном фонде, имеет указание на виды деятельности, т.е. исходя из выписки действительно осуществляет предпринимательскую деятельность в сфере медицины. Остальные никакой реальной деятельности не осуществляют, по всей видимости, были созданы для проведения одной операции и «брошены» их учредителями. При избрании подобного фирменного наименования субъекты умышленно пользуются негативной деловой репутацией, связанной с фирменным наименованием, для того чтобы не создавать иллюзий нормального участника гражданского оборота у потенциальных заинтересованных лиц. Так проявляется коммуникативная функция фирменного наименования.

При таких обстоятельствах добросовестные учредители, избравшие фирменное наименование, включающее словесное обозначение «Колобок» или «Рога и копыта» без исследования обыкновений использования такого фирменного наименования, рискуют вместе с фирменным наименованием приобрести негативную деловую репутацию, связанную с ним.

Холдинги, группы дочерних и зависимых обществ зачастую включают в фирменные наименования организаций, входящих в группу, определенное словесное обозначение, тем самым обозначая принадлежность к холдингу. Так, по данным ЕГРЮЛ, в реестре зарегистрировано 777 юридических лиц, наименование которых содержит словесное обозначение «Газпром», большая часть из них являются коммерческими организациями, и это обозначение включено в добавление их фирменных наименований (например, общество с ограниченной ответственностью «ГАЗПРОМ Теплоэнерго Уфа» (Республика Башкортостан), учредителем которого является ООО «ГАЗПРОМ ТЕПЛОЭНЕРГО» с долей в размере 66,7% уставного капитала) <1>. Таким включением обозначения «ГАЗПРОМ» учредители коммерческой организации указывают на ее принадлежность к известному холдингу. Тем самым каждая из организаций холдинга имеет возможность пользоваться добрым именем и деловой репутацией, связанной с фирменным наименование АО «Газпром».

———————————

<1> https://egrul.nalog.ru

При выборе фирменного наименования коммерческой организации следует учитывать имеющиеся позитивные и негативные законодательные требования, о которых шла речь в настоящем параграфе настоящей главы, а также исследовать имеющиеся стойкие ассоциации определенных слов и выражений, имеющуюся негативную и позитивную репутацию, которая ассоциируется с этими словесными обозначениями. Представляется, что организация правовой работы холдинга может включать разработку и принятие регламента создания дочерних обществ, в котором могут устанавливаться методические рекомендации по выбору фирменного наименования.

§ 4.2. Включение в фирменное наименование указания

на организационно-правовую форму

Обязательная часть фирменного наименования (корпус) представляет собой указание организационно-правовой формы коммерческой организации. Даже в тех правопорядках, где установлены самые либеральные требования к фирме, содержится предписание по поводу указания организационно-правовой формы. Такие требования установлены законодательством ряда зарубежных государств <1>.

———————————

<1> См.: Гражданское и торговое право зарубежных государств / Под ред. Е.А. Васильева, А.С. Комарова: В 2 т. Т. 1. М., 2008. С. 190.

Например, такое требование содержится в Акте о компаниях 2006 г., причем в Акте перечислены допустимые аббревиатуры и их расшифровка. Для компаний, имеющих ограниченную ответственность участников, такое указание должно быть сделано в фирменном наименовании. Обоснованность включения указания на ограниченность ответственности регламентируется очень подробно. При обнаружении, что фирменное наименование не соответствует виду ответственности, может быть дано предписание изменить фирменное наименование с указанием срока для его выполнения.

Подобное правило установлено и в Германии. Параграф 4 Закона об акционерных обществах устанавливает требование включения в фирменное наименование указания на организационно-правовую форму («акционерное общество»).

Как и любая форма, организационно-правовая форма есть способ существования содержания, т.е. в данном случае — той организации, которая наделяется свойством юридического лица (правосубъектностью). Поэтому форма предполагает структуру основных компонентов, в совокупности образующих организацию, т.е. расположение их по отношению друг к другу, связи между ними. Организационно-правовая форма представляет собой способ внутреннего устройства организации, включающий определенную структуру органов управления, структуру отношений между организацией и учредителями (участниками), структуру и состав имущества организации.

Правильное указание организационно-правовой формы в фирменном наименовании и дальнейшая правильная интерпретация сообщат потенциальным контрагентам или участникам коммерческой организации много полезной информации.

Исчерпывающий перечень организационно-правовых форм коммерческих организаций установлен п. 2 ст. 50 ГК РФ. Коммерческие организации могут создаваться в организационно-правовых формах хозяйственных товариществ, хозяйственных обществ, крестьянских (фермерских) хозяйств, хозяйственных партнерств, производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий. В соответствии с п. 2 ст. 48 ГК РФ юридическое лицо может быть зарегистрировано только в одной из организационно-правовых форм, предусмотренных законом. Никаких иных, кроме перечисленных, организационно-правовых форм не существует.

В этом смысле интересно следующее дело. Гражданин обратился в регистрирующий орган с заявлением о государственной регистрации микрофинансовой организации с ограниченной ответственностью «Выручай-Деньги». Налоговый орган отказал в государственной регистрации в связи с отсутствием в фирменном наименовании указания на организационно-правовую форму, гражданин оспорил в суд отказ, ссылаясь на нарушение закона при отказе в регистрации, поскольку п. 1 ст. 4 Федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью» устанавливает только одно требование к фирменному наименованию общества с ограниченной ответственностью — включение слов «с ограниченной ответственностью», а эти слова в фирменном наименовании имелись. Суд, отказывая в удовлетворении иска, сослался на то, что Общероссийский классификатор форм собственности (утвержден Постановлением Госстандарта России от 30 марта 1999 г. N 97) не содержит такой организационно-правовой формы, как организация с ограниченной ответственностью <1>. Несмотря на то что решение суда по сути является, несомненно, правильным, аргументация, приведенная в судебном акте, вызывает определенное недоумение. Выявить существующие в Российской Федерации организационно-правовые формы коммерческих организаций суд мог бы и не прибегая к изучению Постановления Госстандарта 1999 г. Надо заметить, что как раз указанный ведомственный нормативный правовой акт перечня организационно-правовых форм, допустимых в Российской Федерации, устанавливать в силу п. 7 ст. 3 ГК РФ не может, и то обстоятельство, что по счастливой случайности в него общества с ограниченной ответственностью попали, а организации с ограниченной ответственностью — нет, не делает ссылку на этот документ более уместной. Тот же вывод можно было сделать из буквального толкования ст. 50 ГК РФ, и в этом случае он был бы гораздо более достоверным.

———————————

<1> Постановление ФАС Центрального округа от 10 апреля 2012 г. по делу N А09-6844/2011.

Порядок и последовательность расположения слов в фирменном наименовании не установлены законом, поэтому не обязательно фирменное наименование будет начинаться с организационно-правовой формы. Среди слов, использованных в фирменном наименовании, организационно-правовую форму иногда приходится устанавливать. Дело в том, что все слова, используемые в обозначении организационно-правовых форм коммерческих юридических лиц, могут использоваться и в названиях организационно-правовых форм некоммерческих юридических лиц, а также в добавлении. Кроме того, иногда учредители добавляют в корпус фирмы избыточные слова, в связи с этим выявление организационно-правовой формы из фирменного наименования не всегда просто.

Проиллюстрируем указанную проблему следующими примерами. В ЕГРЮЛ зарегистрирована коммерческая организация с фирменным наименованием «Общество с ограниченной ответственностью «Терминал-Акционерное строительное общество N 1» (ОГРН 1022500510603). Как видим, в фирменное наименование одновременно включены и слова «общество с ограниченной ответственностью», и слова «акционерное общество». Определить, что в фирме является корпусом, а что — добавлением, можно лишь предположительно, например, опираясь на обычай размещения сначала корпуса фирмы, а затем — добавления, а также по использованию кавычек, однако мы уже приводили и еще приведем примеры фирм, где такая последовательность не соблюдается. Как последовательность расположения слов в фирме, так и использование кавычек регулируется только на уровне правовых обычаев. Для сравнения: в соответствии с Актом о компаниях 2006 г., основное внимание уделяется именно стилю и пунктуации, примененным в фирменном наименовании, и при несоответствии обычаям государственный секретарь вправе потребовать изменения фирменного наименования (ст. 55).

В приведенном примере исследование выписки из ЕГРЮЛ позволяет предположить, что в фирму общества с ограниченной ответственностью включен элемент фирмы учредителя — закрытого акционерного общества «Акционерное строительное общество N 1» с долей в уставном капитале 46,1%. Но простое исследование фирмы в отрыве от выписки определить организационно-правовую форму не позволяет.

Следующий подобный пример — фирменное наименование «Дочернее общество с ограниченной ответственностью Автобаза «Турист» Закрытое акционерное общество «Баштур» (ОГРН 1020202858664). В этом случае даже исследование расположения кавычек в фирме не позволяет сделать предположений об организационно-правовой форме коммерческой организации.

В процессе исследования мы встретили коммерческую организацию (действующую), чью организационно-правовую форму не смогли обнаружить в фирме. Речь идет об организации «Дочернее хозяйственное общество предприятие «Краснодар Росси» (ОГРН 1022300512959). Организационно-правовая форма этого юридического лица вообще не указана и не может быть выведена из каких-либо параметров выписки из ЕГРЮЛ. Мы провели тщательное герменевтическое исследование фирмы с использованием алгоритма, описанного в гл. 2 настоящей монографии, однако результат так и остался неточный. Можно предположить, что организация является каким-то из хозяйственных обществ, однако каким именно — остается неизвестным.

Напротив, учредители хозяйственного коммерческого общества с ограниченной ответственностью «ФАИК» (ОГРН 1020502003510) сделали все от себя зависящее, чтобы недвусмысленно сообщить об организационно-правовой форме. В принципе указания «хозяйственное» и «коммерческое» были избыточными для определения организации.

Завершим примеры еще одним экзотическим случаем описания организационно-правовой формы в фирме. В ЕГРЮЛ зарегистрирована коммерческая организация с фирменным наименованием «Муниципальное предприятие «Газовик» в виде товарищества с ограниченной ответственностью» (ОГРН 1032600320642). Я не готова прокомментировать организационные особенности данного юридического лица. Возможно, слова «в виде товарищества с ограниченной ответственностью» составляют часть добавления и не несут смысловой нагрузки, в связи с чем особенности управления организацией установлены Федеральным законом от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях». Вместе с тем отметим, что использование кавычек в фирме выделяет только обозначение «Газовик», из чего можно предположить, что учредитель организации полагал, что все остальные слова в фирменном наименовании представляют собой обязательную часть, содержащую организационно-правовую форму. Очевидно, что такой организационно-правовой формы не содержится в ГК РФ; в такой организационно-правовой форме коммерческая организация не может существовать.

Рассмотрим основные слова, указывающие на организационно-правовую форму коммерческой организации.

Товарищество — группа лиц, объединенных общей целью. Слово «товарищество» может включаться в наименование некоммерческой организации (товарищество собственников жилья, садоводческие товарищества и пр.), а также в название договорного объединения, не обладающего статусом юридического лица. Маркером того, что слово «товарищество» включено именно в фирму коммерческой организации, является определение этого товарищества как «полного», «на вере», «коммандитного» или «хозяйственного». Наличие любого из этих слов одновременно со словом «товарищество» с большой долей вероятности показывает, что речь идет об организационно-правовой форме коммерческого юридического лица. Хозяйственное товарищество — объединение лиц, поэтому выявление обозначения «товарищество» в фирменном наименовании коммерческой организации должно приводить к выводу о том, что у такой организации нет органов управления; полные товарищи (хотя бы один из которых должен быть поименован в фирме) несут личную ответственность по обязательствам товарищества всем своим имуществом.

При герменевтическом исследовании фирмы товарищества следует особенно тщательно выделять корпус и добавление. Фирма товарищества включает имя или фирму участника, и при этом нет требования о последовательности размещения частей фирмы, поэтому определение того, какая часть фирмы обозначает организационно-правовую форму товарищества, а какая — организационно-правовую форму участника, может вызывать затруднения.

Исходя из классического размещения элементов фирмы, установленных правовыми обычаями наименования коммерческих организаций, сначала помещают организационно-правовую форму товарищества, затем в кавычках размещают добавление, включающее фирменное наименование полного товарища. Примером «идеального» расположения элементов фирмы товарищества является фирменное наименование «Товарищество на вере «ООО «Комсомолец» и компания» (ОГРН 1021300711904). Здесь расположение кавычек и организационно-правовых форм не дает оснований для сомнений. Организационно-правовая форма данного юридического лица — товарищество на вере, полным товарищем, который несет ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества, является ООО «Комсомолец».

Не так очевидно читается сокращенное фирменное наименование: «Товарищество на вере «Аксиома и Компания» ООО» (ОГРН 1121719001216). Организация в настоящее время исключена из ЕГРЮЛ как недействующее юридическое лицо. Первое впечатление от фирмы этой организации как о товариществе на вере, однако герменевтическое исследование полного наименования приводит к выводу, что организация была создана в организационно-правовой форме общества с ограниченной ответственностью.

Слово «общество» используется в названии организационно-правовых форм хозяйственного общества (акционерного общества и общества с ограниченной ответственностью). Слово «общество» включается и в наименование отдельных некоммерческих организаций, например общества взаимного страхования, а также очень часто используется в добавлениях общественных организаций и ассоциаций («Краснодарская краевая общественная организация «Общество любителей кошек Ирбис» (ОГРН 1022300001460)). Для сравнения: с подобным добавлением существует и коммерческая организация — общество с ограниченной ответственностью «Клуб любителей кошек «Престиж» (ОГРН 1022601637376).

Буквальное толкование положений п. 2 ст. 87 ГК РФ и п. 2 ст. 96 ГК РФ не позволяет сделать вывод, что в фирменном наименовании должно быть указание, что общество является хозяйственным. Отличие наименования некоммерческой организации от фирмы хозяйственного общества можно провести по наличию в фирме также дополнительных обозначений в виде указания «акционерное» или «с ограниченной ответственностью». Для всех хозяйственных обществ характерно отсутствие личной ответственности участников по обязательствам общества, наличие у общества имущества, соответствующего размеру уставного капитала, указанного в уставе и ЕГРЮЛ, не ниже минимально установленного законом на конец предыдущего финансового года (начиная со второго), ведение дел через органы управления, право участия в управлении участников такого общества, особый порядок совершения крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.

Слово «партнерство» также встречается не только в фирме, но и в наименовании некоммерческой организации «некоммерческое партнерство». Фирменное наименование хозяйственного партнерства включает это словосочетание. В настоящее время в ЕГРЮЛ зарегистрировано небольшое количество хозяйственных партнерств, исследование их фирменных наименований не позволило выявить никаких особенно интересных случаев, поэтому примеры фирменных наименований этих организаций нами не приводятся.

Слова «крестьянское (фермерское) хозяйство» могут обозначать как коммерческую организацию, так и неправосубъектное объединение членов семьи для ведения сельскохозяйственной деятельности на основе соглашения (п. 5 ст. 23 ГК РФ).

Слово «предприятие» может включаться как в название организационно-правовой формы коммерческого юридического лица, созданного на базе государственного или муниципального имущества, переданного на праве хозяйственного ведения или оперативного управления такой организации, так и в коммерческое обозначение определенного имущественного комплекса, принадлежащего любому субъекту предпринимательской деятельности, в том числе и гражданину-предпринимателю. Кроме того, слово «предприятие» часто используют в добавлении фирм акционерных обществ. Разграничение может быть сделано по указанию «государственное», «муниципальное» и «казенное», использованному в фирме наряду со словом «предприятие». Впрочем, как мы уже отмечали, не стоит обольщаться. В Приложении N 7 к настоящей монографии мы привели фрагмент выписки из ЕГРЮЛ коммерческой организации с фирменным наименованием «Общество с ограниченной ответственностью «Муниципальное унитарное предприятие Парковка» (ОГРН 1057421575090) — Приложение N 7. Организация создана тремя физическими лицами и имеет уставный капитал 10 000 руб. В данном случае даже обнаружение в фирме совокупности слов «муниципальное унитарное предприятие» может привести к ошибочному выводу об организационно-правовой форме коммерческой организации. Исходя из состава учредителей в данном случае корпус фирмы размещен перед добавлением, и данная организация является обществом с ограниченной ответственностью, а вовсе не унитарным предприятием.

Представляется, что в части указания организационно-правовой формы должен наиболее жестко действовать принцип истинности фирмы, т.е. указание названия организационно-правовой формы и его сокращение должны строго соответствовать той форме, в которой организация создана. Такие требования были бы вполне обоснованы исходя из функций фирменного наименования и задач, лежащих на государстве в процессе регуляции деятельности по использованию фирменных наименований. Именно указание организационно-правовой формы несет наибольшую смысловую нагрузку для кредиторов, потребителей и иных заинтересованных субъектов, указывая на правоспособность коммерческой организации, внутреннюю ее структуру и иные значимые признаки.

§ 4.3. Включение в фирменное наименование официального

наименования «Российская Федерация» или «Россия»

Включение в фирменное наименование официального наименования слов «Российская Федерация» или «Россия», а также слов, производных от этого наименования, в соответствии с п. 4 ст. 1473 ГК РФ допускается только по разрешению, выдаваемому в установленном порядке. Порядок выдачи такого разрешения определен Правилами <1>.

———————————

<1> Утверждены Постановлением Правительства РФ от 3 февраля 2010 г. N 52 // Собрание законодательства Российской Федерации. 2010. N 6. Ст. 660.

В соответствии с Правилами разрешение на включение в фирменное наименование коммерческой организации официального наименования «Российская Федерация» или «Россия» выдается Министерством юстиции РФ. К основаниям выдачи разрешения относятся следующие: а) юридическое лицо имеет филиалы и (или) представительства на территории более чем половины субъектов Российской Федерации; б) юридическое лицо включено в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара в размере более чем 35%; в) юридическое лицо занимает доминирующее положение на рынке определенного товара; г) более 25% голосующих акций акционерного общества или более 25% уставного капитала иного хозяйственного общества находятся в собственности Российской Федерации (п. 2 Правил). При наличии установленных оснований учредитель юридического лица может подать заявление в Министерство юстиции РФ с приложением документов, подтверждающих существование права на включение в фирменное наименование юридического лица указанных слов, учредительного документа юридического лица, а также решения учредителей о включении в наименование официального наименования «Российская Федерация», «Россия» или производных от них. После рассмотрения заявления в срок не позднее 30 дней Министерство юстиции РФ издает распоряжение о включении в фирменное наименование указанных слов либо принимает решение об отказе в выдаче разрешения. В случае положительного решения допускается внесение изменений в учредительный документ юридического лица в связи с изменением фирменного наименования. В случае отзыва ранее данного разрешения юридическое лицо извещается об этом и должно в течение трех месяцев внести соответствующие изменения в свой учредительный документ.

Ограничения на включение официального наименования «Российская Федерация» в фирменные наименования коммерческих организаций распространяются также и на производные от него слова и сочетания букв. Судебная практика по оспариванию отказов в государственной регистрации коммерческих организаций с такими фирмами довольно обширна.

Типичным является следующее дело. Гражданин обратился в налоговые органы с заявлением о государственной регистрации ООО «РоссИмпорт», однако налоговые органы отказали в государственной регистрации в связи с непредоставлением разрешения Министерства юстиции РФ на использование производного от официального наименования «Российская Федерация» сочетания букв в фирменном наименовании. Гражданин обратился с иском о признании недействительным решения государственного органа. Суд согласился с доводами налоговых органов и в иске отказал <1>. Аналогичная правовая позиция была высказана судом относительно законности использования производного от слова «Россия» сочетания букв в фирменном наименовании ООО «Росмашторг». Ответчик (общество с ограниченной ответственностью, к которому было предъявлено требование об обязании изменить фирменное наименование) ссылался на то, что добавление создано самими учредителями в качестве самостоятельного слова и не является составным, включающим в себя слово «Россия», однако суд указал, что для того, чтобы имеющееся в фирменном наименовании сочетание букв «рос» не квалифицировалось в качестве производного от «Россия», в учредительном документе должна содержаться расшифровка, не имеющая отношения к словам «Российская Федерация» или «Россия» <2>. Вместе с тем опираться на такую позицию суда в качестве руководства к действию и обосновывать в учредительном документе использование буквосочетания, похожего на производное от официального обозначения «Российская Федерация», нецелесообразно. Основополагающим требованием к участникам гражданского оборота является требование добросовестности (ст. 1 ГК РФ), в связи с чем любые действия субъектов должны быть оценены с этих позиций.

———————————

<1> См.: Постановление Одиннадцатого апелляционного суда от 13 октября 2010 г. по делу N А65-9874/2010.

<2> См.: Постановление Восемнадцатого апелляционного суда от 26 сентября 2011 г. по делу N 18АП-8966/2011.

Так, в одном из споров судом рассматривалась ситуация, когда общество имело в уставе расшифровку букв, включенных в фирменное наименование (ЗАО «Развитие Оптимальных Стратегий Инвестирования в Энергетике — ЗАО «Росинвест»), т.е. формально в учредительном документе имелось обоснование использования буквосочетания, сходного с наименованием государства, однако налоговые органы сочли, что обществом допущено нарушение установленного законом запрета на использование официального наименования «Россия» в фирменном наименовании, суд позицию налоговых органов поддержал и в решении о признании недействительным отказа в государственной регистрации истцу было отказано <1>.

———————————

<1> Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 января 2015 г. N 18АП-13806/2014.

Вообще, вопрос, сколько букв можно рассматривать как обозначение, производное от официального наименования «Российская Федерация», неоднозначен. В одном из споров, связанных с несогласием коммерческой организации с решением налогового органа об отказе в государственной регистрации изменений в устав, связанных с изменением фирменного наименования ООО «Биланчо» на ООО «РосКоБиланчо», суд первой инстанции, соглашаясь с доводами заявителя, справедливо отметил, что в русском языке много слов, включающих сочетание букв «рос», например «роскошь», «роса» и «росток», однако все эти слова вряд ли могут рассматриваться в качестве производных от слова «Россия». В материалах дела было заключение экспертизы, согласно которому в слове «РосКо» — корень слова «роско», а в слове «Россия» корень слова «росс», поэтому слова не могут рассматриваться как однокоренные. Отменяя решение суда первой инстанции, суд кассационной инстанции указал, что буквосочетание «Рос» вызывает стойкие ассоциации у потребителя с участием государства в деятельности организации либо с особой значимостью деятельности данной организации в государственных интересах <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС Московского округа от 11 июня 2013 г. по делу N А40-122651/12.

Производными от официального наименования «Российская Федерация» могут признаваться обозначения, производные не только от первой части официального наименования, но и от второй. Подобных случаев в судах рассмотрено намного меньше, однако и они встречаются. Так, было отказано в государственной регистрации обществу с ограниченной ответственностью «Компании регионов Федерации» с сокращенным наименованием ООО «Компании РФ», и суд признал такой отказ правомерным <1>.

———————————

<1> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 8 мая 2015 г. N Ф05-3074/2015.

Отметим, что, несмотря на усилия регистрирующего органа, в ЕГРЮЛ существует довольно много записей о действующих юридических лицах, включение в фирмы которых официального наименования «Российская Федерация» не отвечает критериям, заданным в Правилах. Так, вряд ли можно считать обоснованным включение этого обозначения в фирменное наименование общества с ограниченной ответственностью «Российский трикотаж» (ОГРН 1021200766245), созданного единственным участником — физическим лицом, или в фирменное наименование общества с ограниченной ответственностью «Российский кредитно-ипотечный центр недвижимости» (ОГРН 1102366005488 — создано физическим лицом с уставным капиталом 10 000 руб.).

Не вполне определенной является ситуация, когда на основании решения суда или добровольно из фирменного наименования обозначения, производные от официального наименования «Российская Федерация», исключаются, однако у окружающих за период использования фирмы с таким обозначением уже складываются соответствующие устойчивые ассоциации, в связи с этим организация может продолжать пользоваться положительными ассоциациями, связанными с включением таких обозначений в фирму и после фактического прекращения пользования им. Так, в фирменное наименование акционерного общества «Газпром» в настоящее время не включено официальное наименование «Российская Федерация», однако при создании в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 5 ноября 1992 г. N 1333 «О преобразовании Государственного газового концерна «Газпром» в Российское акционерное общество «Газпром» и Постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 17 февраля 1993 г. N 138 «Об учреждении российского акционерного общества «Газпром» такое указание включалось (коммерческая организация в соответствии с п. 1.3 устава имела фирменное наименование «Российское акционерное общество «Газпром») <1>, в настоящее время сообщения о компании в СМИ, поисковые системы в сети Интернет широко используют в названии организации слово «Российское».

———————————

<1> https://www.gazprom.ru/f/posts/60/091228/gazprom-articles-2014-06-27.pdf

Специальный порядок использования официального наименования «Российская Федерация» установлен для унитарных предприятий. Для государственного унитарного предприятия не требуется получения разрешения Министерства юстиции на включение указанных слов в его фирменное наименование. В соответствии с п. 4 ст. 1473 ГК РФ право на включение официального наименования «Российская Федерация» или «Россия» имеется у такого предприятия в силу особенностей его организационно-правовой формы.

§ 4.4. Включение собственного имени физического лица

или наименования юридического лица в фирменное наименование

В настоящей работе уже отмечалось явное несоответствие между количеством зарегистрированных в ЕГРЮЛ коммерческих организаций и существующих в русском языке слов, что вызывает необходимость идентифицировать и индивидуализировать коммерческую организацию путем внесения в добавления специальных обозначений. Одним из таких обозначений является собственное имя. Использование в фирме гражданского имени физического лица или наименования существующего юридического лица существенно расширяет возможности создания новых наименований. Кроме того, имя собственное имеет свой смысл, состоящий из образов и ассоциаций, связанных с лицом, чье имя включается в фирменное наименование. Мы уже ранее приводили данные исследований, показывающих, что включение в текст собственного имени физического лица или наименования юридического лица меняет восприятие текста, добавляет реакции оценки, узнавания. Фирменное наименование — это текст очень небольшого размера, а поэтому значение каждого элемента этого текста серьезно возрастает. Это касается и включенных в фирму собственных имен.

Анализ записей в ЕГРЮЛ позволил выявить два основных случая использования имен в фирменных наименованиях:

1) использование имен учредителей (участников) коммерческой организации;

2) использование имен посторонних лиц.

Эти случаи внутри тоже неоднородны. Рассмотрим их подробнее.

Первый случай связан с включением в фирменные наименования имен участников коммерческой организации. В разделе, посвященном становлению института фирмы, мы показали, что именно соединение имен учредителей исторически дало начало фирме. В современном торговом обороте имена учредителей используются в двух случаях: когда таково предписание законодательства для фирменного наименования коммерческой организации данной организационно-правовой формы и когда включение в фирменное наименование имени участника производится добровольно, по собственному усмотрению учредителей.

Традиционно основным случаем обязательного включения имен участников являются требования закона к фирменному наименованию товарищества, при этом включают имена лишь товарищей, несущих ответственность по обязательствам товарищества, если же товарищ ответственности не несет, соответствующие оговорки должны быть сделаны в фирменном наименовании. Значительное внимание регулированию такой ситуации уделено в Акте о компаниях 2006 г. (ШОЗ).

В соответствии с отечественным законодательством все полные товарищи несут ответственность по обязательствам товарищества независимо от того, включено их имя в фирму полного товарищества или нет, с коммандитными товариществами дело обстоит несколько сложнее. Ответственность по обязательствам товарищества несут полные товарищи, как те, кто поименован в фирме, так и те, кто там не поименован. При этом в соответствии с п. 4 ст. 82 ГК РФ, если в фирменное наименование коммандитного товарищества включено имя вкладчика, такой вкладчик становится полным товарищем. В этой норме проявляется уже упомянутая в настоящей работе презумпция истинности фирмы, которая находит выражение в фирменном законодательстве, а также явно прослеживается действие информационной и обеспечительной функций фирменного наименования. Фирменное наименование не должно вводить в заблуждение публику, которая исходя из фирменного наименования должна иметь возможность составить достоверное представление о коммерческой организации и лицах, отвечающих по ее обязательствам. Включение в фирменное наименование товарищества указания на организационно-правовую форму дает третьим лицам представление о том, что по обязательствам коммерческой организации будут нести ответственность ее участники, а добавление фирменного наименования дает поименный состав таких ответственных лиц. Для того чтобы эти задачи фирменное наименование могло выполнить, указание на имена участников должно быть произведено с достаточной степенью точности. В отечественном праве не раскрывается степень конкретизации имен товарищей, включаемых в фирму товарищества.

В дореволюционной литературе много внимания уделялось вопросу о том, какие именно части имени лица обязательно должны включаться в фирму товарищества. Как правило, делался вывод, что обязательно указание фамилии, указание имени и общества — факультативно <1>. В мировой практике наиболее часто встречающееся требование к содержанию фирменного наименования связано с включением в него фамилии и, реже, имени участника. В этом смысле характерна ст. 945 ШОЗ, согласно которой тот, кто ведет промысел как единоличный владелец, обязан использовать в качестве существенного элемента фирменного наименования свою фамилию вместе с именем или без него. Интересно, что Положение о фирме от 22 июня 1927 г., отмененное в связи с принятием части IV ГК РФ, содержало развернутые требования к степени конкретизации имен участников включаемых в фирменное наименование. В соответствии с п. 4, 5 Положения в фирму должны были включаться «фамилии и полностью или в инициалах их имена и отчества».

———————————

<1> См.: Розенберг В.В. Указ. соч. С. 60 — 61.

Отсутствие специальных требований к степени конкретизации имени участника в фирменном наименовании товарищества приводит к тому, что на практике в него иногда включают только собственно имя одного из участников, без фамилии либо вовсе аббревиатуру, образованную путем соединения в причудливом порядке первых букв имен участников.

По данным ЕГРЮЛ, встречаются самые разные фирменные наименования полных товариществ, при этом приведенные выше требования о включении имен участников соблюдаются не всегда и зачастую соблюдаются формально. Так, типичным примером является полное товарищество «Натальи и компании» (ОГРН 1022304065079). Участниками этого товарищества являются шесть физических лиц, одно из них действительно имеет имя Наталья. Вместе с тем доля этого участника в складочном капитале составляет всего 1083 руб. Очевидно, что указание собственно имени одного из участников (Наталья), без указания фамилии, не позволяет с достаточной степенью определенности указать на учредителя товарищества. В этом случае соблюдение требований произведено формально до такой степени, что цель правового регулирования указанных отношений заведомо не достигается.

Справедливости ради отметим, что из числа зарегистрированных в ЕГРЮЛ на 15 мая 2015 г. 1569 полных товариществ нам удалось обнаружить несколько сотен фирменных наименований, содержащих только фамилии; фамилии и инициалы; и даже фамилии, имена и отчества одного или нескольких товариществ, но таких фирменных наименований, по данным ЕГРЮЛ, меньшинство. Классическим примером соответствующего закону фирменного наименования является полное товарищество «Патрин и Дашковский», созданное двумя индивидуальными предпринимателями с соответствующими фамилиями.

Вместе с тем выявилось множество случаев, когда фирменные наименования товариществ не включали имен участников вообще, при этом если в приведенном случае с ПТ «Натальи и компании» требования закона все же соблюдены, хотя и формально, то в целом ряде случаев учредители даже не пытались создать видимости соблюдения требований закона. Так, в составе участников полного товарищества «Конон» (ОГРН 1022602422358) два физических лица, ни одно из которых не имеет ни фамилии, ни имени, созвучных с добавлением фирменного наименования.

В попытках завуалировать собственные имена участников товарищества используются различные варианты. Полное товарищество «Баженова, Исуповой, Лягунова, Обухова «Научно-производственная фирма «Семил» имеет сокращенное наименование «Научно-производственная фирма «Семил». Как видим, полное фирменное наименование товарищества отвечает всем требованиям, предъявляемым к фирме товарищества, однако сокращенное фирменное наименование имен участников не содержит вовсе. При участии в гражданском обороте полное товарищество может использовать сокращенное наименование, тем самым не раскрывая своих участников контрагентам без особого требования с их стороны, или без проявления контрагентами особой, повышенной степени осмотрительности, включающей ознакомление с регистрационными сведениями о товариществе и его учредительным договором.

В Приложении N 4 к настоящей монографии размещен фрагмент выписки из ЕГРЮЛ коммандитного товарищества «Золотая лестница и ее наставники». Предлагаем читателю самостоятельно провести исследование этого фирменного наименования с применением герменевтического анализа, алгоритм которого подробно описан в настоящей работе. Обратим внимание на то, что поименованные в фирме участники товарищества в совокупности обладают долей в размере менее чем 10% складочного капитала, тогда как основной участник — физическое лицо в фирме не упомянут. В этой фирме интересно также и сочетание фирм участников, из которых образовано полноценное вполне осмысленное произведение, которое может вызывать определенные ассоциации. Эта фирма нам напомнила уже приведенную в настоящей работе ситуацию с образованием фирмы путем механического соединения символов круга, горы и меча из гербов товарищей.

В тех случаях, когда фирменное наименование в силу закона должно включать имя участников коммерческой организации, встает вопрос о том, какова судьба фирменного наименования при изменении имени участника. Такая проблема может возникнуть, если физическое лицо — участник изменило имя либо участник — юридическое лицо изменил фирменное наименование по решению суда или добровольно (например, вследствие изменения названия населенного пункта, отзыва разрешения использовать официальное наименование «Российская Федерация» в фирменном наименовании и пр.). В зарубежных нормативных правовых актах и отечественном дореволюционном праве выделялись две ситуации, когда фирменное наименование могло не меняться и при изменении имени участника: это случай «замужества купчихи» и случай перехода фирмы вместе с предприятием в другие руки. Следует отметить, что практических сложностей эта проблема в современной России не вызывает, соответствующих судебных споров обнаружено не было, видимо, в силу крайне незначительной распространенности полных и коммандитных товариществ, для которых предусмотрено требование о включении имени участника в фирму. Вместе с тем в последние годы обнаруживается тенденция увеличения числа товариществ в силу разных причин, а поэтому такая проблема может стать актуальной. Представляется, что в силу уже упомянутой презумпции истинности фирмы включение имени в фирму товарищества делает лицо ответственным по его обязательствам, в связи с этим отпадение юридических оснований ответственности товарища, например, по прошествии двух лет после прекращения участия товарища в случае его выхода, исключения из товарищества, смерти (п. 2 ст. 75 ГК РФ), должно влечь исключение его имени из фирмы товарищества. Право потребовать переименования в данном случае должно принадлежать бывшему товарищу, его наследникам и правопреемникам, а также любому из оставшихся товарищей. Заметим, что, например, в соответствии с нормами ШОЗ в случае прекращения участия в товариществе с согласия такого товарища или его наследников его имя может оставаться в фирме товарищества с добавлением соответствующего указания. Осторожность в регулировании вопросов, связанных с исключением имени бывшего товарища из фирмы товарищества, связана с тем, что изменение фирмы может негативно сказываться на репутации коммерческой организации и требуется взвешенность в поиске баланса интересов вышедшего участника и оставшихся товарищей.

Встает вопрос, чем руководствуются учредители, избирающие для своей предпринимательской деятельности организационно-правовую форму полного товарищества, если они при этом не готовы вложить в него, образно говоря, собственную личность, что предполагает участие в полном товариществе? Ведь хозяйственное товарищество — единственный вид корпоративных организаций, в которых участники сами осуществляют предпринимательскую деятельность, органы управления в таких организациях не образуются, каждый из участников имеет право действовать от имени товарищества и все они несут ответственность по обязательствам товарищества. Основным преимуществом товарищеской формы как раз и является потенциально большее доверие к ней со стороны потенциальных контрагентов, причем доверие здесь связано не только с репутацией самой корпорации, но и с личной репутацией участников. Фактически хозяйственное товарищество — единственная коммерческая организация, в которую непосредственно, на основании закона, можно вложить свое доброе имя, когда корпорация будет им пользоваться на общее благо. Нужно отметить, что формально оплата складочного капитала, конечно же, не будет производиться внесением деловой репутации, однако сущность отношений именно такова. Для сравнения: законодательство о наиболее близкой форме к полному товариществу — договорному объединению без образования юридического лица — простом товариществе содержит возможность внесения вклада в виде репутации (п. 1 ст. 1042 ГК РФ). Ранее все товарищества в ГК РФ были включены в одну главу и соответствующая возможность распространялась и на полные товарищества. Приведенные рассуждения приводят к выводу, что, избирая организационно-правовую форму полного товарищества, учредители не вполне отчетливо понимают, что за форму они выбирают, в чем ее достоинства и недостатки, а поэтому через несоблюдение требований законодательства о фирменном наименовании, их формальное соблюдение или обход пытаются создать полное товарищество с «лицом» анонимного общества, спрятавшись за ширму юридического лица, как это принято для хозяйственных обществ.

Еще один случай обязательного включения имени учредителя в фирменное наименование установлен для унитарных предприятий. В соответствии с п. 4 ст. 113 ГК РФ фирменное наименование унитарного предприятия должно содержать указание на собственника его имущества. Кроме того, фирменное наименование казенного предприятия должно содержать указание на то, что предприятие является казенным. Это связано с особенностями ответственности учредителя по обязательствам казенного предприятия, в связи с чем третьим лицам закона предоставляется возможность знать об ответственном по обязательствам предприятия лице.

Таким образом, с обязательным включением в фирменное наименование имен участников мы видим, с одной стороны, не вполне ясное правовое регулирование и отсутствие механизмов контроля за правильностью фирменного наименования со стороны регистрирующего органа и, с другой стороны, отсутствие заинтересованности учредителей во включении в фирменные наименования собственных имен участников. При этом основное назначение имени учредителя в фирменном наименовании товарищества — доведение информации об ответственных за деятельность товарищества лицах — не является востребованным со стороны потенциальных контрагентов: они не имеют достаточного уровня правовых знаний, чтобы различать коммерческие организации по фирмам и соизмерять свои ожидания с фирменными наименованиями. Можно констатировать, что императивно установленное требование включения в фирменные наименования имен участников в настоящее время является рудиментом, отражением исторически сложившегося правового регулирования соответствующих отношений и не востребовано ни государством, ни субъектами правореализационной деятельности. Соответствующие нормы российского права не действуют, вопрос сохранения их в ГК РФ относится исключительно к юридической технике, поскольку регулирующего воздействия эти нормы все равно не имеют. В данном случае способ обязывания непригоден для правового регулирования отношений, поскольку он не соответствует ни характеру регулируемых отношений, ни интересам участников торгового оборота, ни даже интересам государства. Присутствие в законодательстве чрезмерного количества недействующих норм негативно сказывается на отношении к закону со стороны субъектов права. Возможно, при очередной кодификации гражданского законодательства эти нормы следует исключить или изменить, приведя в соответствие с реальными потребностями субъектов предпринимательской деятельности.

Второй вариант включения имен участников в фирменные наименования коммерческой организации — добровольно — связан с личным желанием учредителей. Законодатель не содержит запрета на включение в фирменные наименования собственных имен учредителей и в тех случаях, когда соответствующего требования закон не предъявляет.

Включение имен учредителей (участников) позволяет связать деятельность юридического лица с личностью учредителей. Типичный пример такого фирменного наименования: общество с ограниченной ответственностью «С.О. Островский» (ОГРН 1027729004808). Это имеет практический смысл в тех случаях, когда основным видом деятельности организации является оказание услуг, для которых личность исполнителя имеет значение, либо если имя учредителя связано со сферой деятельности коммерческой организации — он является известным изобретателем, ученым, автором произведений и пр. и коммерческая организация занимается соответствующей деятельностью. Так, обыкновения наименований организаций, оказывающих юридические услуги, предполагают включение в фирму коммерческих организаций имен участников, которые сами оказывают юридическую помощь клиентам. Подобные организации имеют определенное сходство с некоммерческими адвокатскими образованиями — адвокатскими бюро, которые также традиционно имеют подобную структуру наименований. Довольно часто фирменные наименования подобных обществ с ограниченной ответственностью включают в себя фамилии участника или участников с добавлением слов «и партнеры». С помощью добавления «и партнеры» у потенциальных потребителей соответствующих услуг создается устойчивая ассоциация с тесным, небольшим кругом доверенных лиц, которые сообща будут оказывать услугу, связанную с личностью исполнителя, его профессионализмом, умениями и навыками. Таково, например, общество с ограниченной ответственностью «Олейникова и партнеры» (ОГРН 1077757497542), оказывающее услуги в области права. Единоличный исполнительный орган у этого общества назван «управляющий партнер», что еще более усиливает ассоциации с адвокатским бюро или полным товариществом. В действительности, по данным ЕГРЮЛ, общество имеет уставный капитал в 10 000 руб., 100% доля в уставном капитале принадлежит гражданке Олейниковой, чье имя включено в фирменное наименование общества, с позиций корпоративного права никаких партнеров у г-жи Олейниковой в части управления обществом нет.

Следует оговориться, что по характеру отношений, возникающих в таких организациях, для них более соответствовала бы организационно-правовая форма производственного кооператива или полного товарищества, поскольку участники таких организаций своим личным трудом участвуют в деятельности организации и имущественное участие в уставном капитале не является ключевым в деятельности таких организаций и целью вступления в организацию является не распределение прибыли между участниками, а получение дохода от личного трудового участия. Такие организации создаются для ведения собственной профессиональной деятельности и избирают организационно-правовую форму хозяйственного общества за неимением других привлекательных вариантов организаций с ограниченной ответственностью участников, основанных на личном профессиональном вкладе учредителей. На практике организации, оказывающие юридические услуги, не используют организационно-правовую форму хозяйственного товарищества или производственного кооператива, предпочитая общество с ограниченной ответственностью, а имеющаяся связь с личностью участников, гораздо более тесная, чем это характерно для хозяйственного общества, являющегося по сути анонимным объединением капиталов, проявляется в специфических фирменных наименованиях, включающих в себя имена участников. Интересно отметить, что в таких случаях в отличие от вышерассмотренных хозяйственных товариществ участники включают свое имя в фирменные наименования добровольно, не пытаются их замаскировать, скрыть. Иначе говоря, в данном случае потребность связать деловую репутацию корпорации с собственным добрым именем, особенно в отсутствие личной ответственности по обязательствам, приводит к широкому распространению включения личных имен в фирменные наименования таких организаций.

В некоторых случаях включение собственных имен в фирмы не связано с личным характером услуг, оказываемых организацией. Яркий пример, связанный с использованием собственного имени участника в фирменном наименовании, представляет общество с ограниченной ответственностью «Индивидуальный предприниматель Федотов» (ОГРН 1027806869133). В этом случае с помощью фирменного наименования коммерческой организации в форме общества с ограниченной ответственностью с уставным капиталом 15 000 руб. у окружающих создается иллюзия ответственности по всем обязательствам гражданина Федотова всем своим имуществом. Это делается путем включения в добавление фирмы указания, что Федотов является индивидуальным предпринимателем. В действительности наличие у участника хозяйственного общества статуса индивидуального предпринимателя не влечет повышения его ответственности по обязательствам общества, поскольку в силу особенностей организационно-правовых форм, относящихся к хозяйственным обществам, участники ответственности по обязательствам хозяйственного общества не несут, несут лишь риск потери стоимости своих акций (доли в уставном капитале). В законе это не вполне точно именуется риском потери вкладов, но, как неоднократно отмечалось в юридической литературе, свои вклады участники уже потеряли, внеся в оплату уставного капитала, они потеряли права собственности на эти вклады, взамен они получили акции или долю в уставном капитале. Именно стоимость акций или доли может понизиться в результате неудачной хозяйственной деятельности общества, вследствие этого при продаже акции или доли или выходе из общества с ограниченной ответственностью полученная цена акций (доли) или действительная стоимость доли могут оказаться меньше ожидаемой суммы и в этом случае участие в обществе не принесет дохода участнику. В любом случае наличие или отсутствие статуса предпринимателя никак не влияет на приведенный механизм.

Представляется, что в этом случае коммерческая организация использует указание имени своего учредителя и генерального директора для создания искусственной связи между имиджем организации и имиджем физического лица, несмотря на то что в силу закона такой гражданин по обязательствам общества не отвечает и деятельность организации с личными качествами Федотова не связана. В Приложении N 5 к настоящей работе мы разместили фрагмент выписки коммерческой организации с аналогичным названием: общество с ограниченной ответственностью «Индивидуальный предприниматель Веденеев Владимир Вадимович». Интересно отметить, что единственным участником этой организации, равно как и лицом, действующим без доверенности от имени организации, также являются иные физические лица.

В некоторых случаях, включая свое гражданское имя в фирменное наименование, учредители пользуются специфическими ассоциациями, которые их имя вызывает благодаря случайному совпадению с именем другого лица. Так, в ЕГРЮЛ есть сведения об организации с фирменным наименованием «Индивидуальное частное предприятие Ленин», созданное Анатолием Федоровичем Лениным (ОГРН 1137232030836). В настоящее время организация исключена из реестра. Подобным образом сформировано фирменное наименование хозяйственного общества «Общество с ограниченной ответственностью «Пугачева» (ОГРН 1066166005597). Учредитель общества имеет такую фамилию, деятельность общества не связана с личными услугами, оказываемыми участником Пугачевой, по всей видимости, имя включено в фирму в связи с известностью этой фамилии публике, в свете чего лучшего запоминания такой фирмы, а значит, более эффективного выполнения идентифицирующей, индивидуализирующей, коммуникативной и рекламной функций.

Широко известна практика включения имен и в зарубежные фирменные наименования. Общеизвестны такие фирменные наименования, как Phillips, Mercedes, Baskin Robbins и пр., состоящие из фамилий.

Оправданность использования личных имен в фирменных наименованиях организаций, участники которых не несут ответственности по обязательствам организации, вызывает сомнения в юридической литературе. Как мы уже отмечали, включение в фирменное наименование имени учредителя (участника) позволяет связать юридическую личность коммерческой организации с ее учредителем (участником). Это имеет юридически обоснованный смысл в тех случаях, когда поименованное в фирме лицо несет ответственность по обязательствам коммерческой организации либо существование коммерческой организации непосредственно связано с существованием учредителя и прекращение участия (смерть, выход, исключение) такого учредителя (участника) с неизбежностью вызывает прекращение коммерческой организации или изменение фирменного наименования. Подобная ситуация встречается в отдельных зарубежных правопорядках, например в приведенных в настоящей работе положениях ШОЗ. В тех же случаях, когда существование организации юридически не зависит от существования участника, ответственности по обязательствам организации он не несет, юридического смысла это не имеет. На это обстоятельство обращал внимание В.А. Краснокутский, противопоставляя фирменные имена полных товариществ и товариществ с ограниченной ответственностью. Он отмечал, что «подвижность и переменность личного состава товарищества [с ограниченной ответственностью] препятствуют применению именных фирм по отношению к этим товариществам» <1>. Как видится, в данном случае не следует подходить к регулированию этих отношений формально.

———————————

<1> Краснокутский В.А. Указ. соч. С. 13.

По ныне действующему отечественному законодательству включение имен участников в фирменные наименования коммерческих организаций, участники которых не отвечают по ее обязательствам, праву безразлично. Добровольное использование собственного имени учредителя в фирменном наименовании коммерческой организации может способствовать решению задач, стоящих перед государством. Включение имени участника заставляет коммерческую организацию бережнее относиться к собственному имиджу и деловой репутации. Участник, чье имя включено в фирменное наименование, своими действиями будет способствовать большей позитивной ответственности организации. В связи с этим нет смысла запрещать использование личных имен в фирменных наименованиях, более того, такие фирменные наименования следует поощрять, например, путем установления соответствующей факультативной нормы, в силу которой фирменное наименование коммерческой организации, занимающейся деятельностью по оказанию услуг личного характера, может включать имя участника (участников), своим личным трудом оказывающего такие услуги. Поскольку на создание коммерческой организации учредитель всегда выражает согласие, что следует из конституционного запрета понуждения к участию в организациях и нашло реализацию в ст. 50.1 ГК РФ, согласно которой решение об учреждении юридического лица принимается единогласно учредителями или единственным учредителем, то специальное согласие на включение в фирменное наименование имени учредителя не нужно — голосуя «за» при принятии решения о создании организации, он тем самым выражает согласие и с включением его имени в учредительный документ. Вместе с тем, возможно, имеет смысл установление гарантий корпоративных прав участника, чье имя планируется включить в фирменное наименование организации в процессе ее деятельности, поскольку изменение устава организации, если иное не предусмотрено уставом, не требует единогласия участников, а принимается квалифицированным большинством голосов. Это значит, что в принципе возможна ситуация включения в фирму организации имени участника без его на то согласия — при явно выраженном несогласии, проявившимся в голосовании «против», либо при неучастии в собрании. Такие ситуации, конечно же, недопустимы. Кроме того, участнику, чье имя включено в фирму коммерческой организации, должны предоставляться дополнительные корпоративные права, связанные с тем, что его личная деловая репутация связана с деятельностью организации. Например, возможно предоставление ему права «вето» при решении вопроса об изменении устава в части видов деятельности организации. При голосовании против отдельных решений на общем собрании или неучастии в собрании у такого участника должно быть право в судебном порядке требовать исключения его имени из фирменного наименования коммерческой организации. Следует установить также гарантии на случай прекращения участия в корпорации лица, чье имя включено в фирменное наименование. Поскольку соответствующих положений в отечественном корпоративном законодательстве нет и нам представляется, что в законе им не место, учредителям коммерческих организаций, планирующих включение имен участников в фирменное наименование организации, следует разрабатывать и включать в учредительный документ (устав) соответствующие положения, установив дополнительные права и гарантии для участника, чье имя включено в фирменное наименование. Такая возможность применительно к обществам с ограниченной ответственностью и непубличным акционерным обществам соответствует законодательству. Возможно также установление соответствующих прав и гарантий корпоративным договором.

Второй случай использования собственных имен в фирменных наименованиях связан с включением в фирму имен посторонних лиц.

Отечественной практике фирменных наименований известно включение в добавление фирмы имен известных физических лиц, например, тех, чья жизнь, профессиональная деятельность связаны с деятельностью коммерческой организации: ученых, музыкантов, политических деятелей и пр. Например, по данным ЕГРЮЛ, зарегистрировано 483 акционерных общества, в чьи фирменные наименования включены имена каких-либо физических лиц.

Так, открытое акционерное общество «ТАТНЕФТЬ» имени В.Д. Шашина имеет в свое фирменном наименовании имя Валентина Дмитриевича Шашина — руководителя нефтяной отрасли СССР, начальника объединения «Татнефть» в 1956 — 1960 гг., а в фирменное наименование «Публичное акционерное общество «Завод имени И.А. Лихачева» (ОГРН 1027700135759) включена фамилия одного из руководителей завода, внесшего значительный вклад в его развитие.

С помощью включения в фирменное наименование имени советского деятеля современное акционерное общество имеет возможность пользоваться преимуществами коммерческой организации, долгое время существующей на рынке. Включение в фирменные наименования имен лиц, связанных с деятельностью коммерческой организации в прошлом, обусловлено представляющейся возможностью продемонстрировать преемственность между государственным предприятием, существовавшим в СССР, и коммерческой организацией, зарегистрированной в соответствии с действующим законодательством. Включение таких имен — один из немногих способов создать устойчивую ассоциацию у потребителей и таким образом воспользоваться деловой репутацией, наработанной государственным предприятием за десятилетия работы.

Часто в фирмы включают имена людей, вообще не имеющих отношение к деятельности организации. В подобных случаях учредители коммерческой организации пытаются воспользоваться чужим именем для того, чтобы создать у потенциальных потребителей позитивные ассоциации, которые у них связаны с лицом, чье имя включается в фирменное наименование. Так, зарегистрировано в 2009 году и существует в настоящее время общество с ограниченной ответственностью «Ленин и печник» (ОГРН 1092901004162). Очевидно, что к деятельности организации известный политический деятель В.И. Ленин не имел никакого отношения. Включение его имени в фирменное наименование произведено исключительно с целью вызвать позитивные эмоции у потенциальных заказчиков (вызвать улыбку, запомниться). Поскольку данные лица никакого отношения к деятельности организации не имеют, то пользование ассоциациями, связанными с таким именем, должно иметь под собой основания, в противном случае оно не может рассматриваться как соответствующее принципу истинности фирмы.

В ЕГРЮЛ содержится запись об организации «Общество с ограниченной ответственностью «МММ» Магомедова» (ОГРН 1022601971655), единственным учредителем и генеральным директором которой с момента создания является гражданин А.А. Бабченко. Что означает включение в добавление фамилии некоего «Магомедова» — не известно.

Очевидно, что включение любых имен посторонних для организации лиц без их согласия недопустимо. При использовании в фирменном наименовании имени гражданина, не являющегося учредителем, а значит, не выражавшего своего согласия на включение его имени в учредительный документ коммерческой организации при ее создании путем голосования за принятие решения об учреждении коммерческой организации с таким фирменным наименованием (ст. 50.1 ГК РФ), следует помнить о положениях п. 4 ст. 19 ГК РФ, согласно которым использование имени гражданина в предпринимательской деятельности другого лица допускается только с согласия такого гражданина. При этом в процессе использования чужого имени не должна создаваться ситуация, способствующая введению в заблуждение третьих лиц относительно тождества лица, использующего имя, и лица, чье имя использовано. Если лицо, чье имя используется, находится в живых, то при включении его имени в фирменное наименование организации следует получать письменное согласие такого гражданина, если же гражданина нет в живых, то вопрос о том, кто может выдать согласие на использование имени, законодательно не урегулирован. Представляется, что по аналогии закона в данном случае может применяться норма п. 1 ст. 152.1 ГК РФ относительно изображения гражданина. Возможность применения по аналогии именно этой нормы связана с тем, что право на имя и право на изображения относятся к одной группе личных прав, имеют сходное назначение и сходный правовой режим.

Таким образом, после смерти гражданина, чье имя планируется включить в фирменное наименование коммерческой организации, должно быть получено согласие детей и пережившего супруга такого гражданина, а при их отсутствии — согласие родителей. Отметим, что установленная законом очередность получения согласия не соответствует очередности наследования, установленной законодательством. Так, в соответствии с нормами наследственного права супруг, дети и родители отнесены к одной очереди наследников (ст. 1142 ГК РФ). Разделение ближайших родственников умершего на две группы для цели получения согласия на использование изображения учитывает, чьи интересы в большей степени могут быть нарушены таким использованием. Законодатель счел, что интересы супруга и детей нуждаются в приоритетном учете, в сравнении с интересами родителей гражданина. Представляется, что логика законодателя в этом случае вполне применима и к получению согласия на использование имени.

В таких случаях использование имени в фирменном наименовании не добавляет надежности деятельности организации, не указывает на повышенную ответственность лиц, чье имя включено в фирму, поэтому такое включение имен в фирменные наименования не может специально поощряться законодателем — оно не позволяет решать никаких задач государства, вместе с тем такое использование имен также не порождает и недобросовестной конкуренции и в принципе не нарушает ничьих прав и законных интересов, за исключением потенциальных прав и законных интересов самого гражданина или его родственников. При таких обстоятельствах включение в фирменные наименования имен людей, связанных с деятельностью общества, не является социально полезной деятельностью, но и не является социально вредной. А поэтому данные отношения не нуждаются в специальной дополнительной регламентации и могут оставаться в зоне дозволительного регулирования. Вместе с тем ст. 19 ГК РФ может быть дополнена указанием на порядок получения согласия на использование имени в случае смерти гражданина, при этом за основу может быть принята норма, регулирующая предоставление согласия на использование изображения.

При использовании в фирменных наименованиях посторонних для деятельности организации имен никакие задачи государства не решаются, конструктивные силы, стимулирующие позитивную ответственность и договорную дисциплину, связанные с включением в фирму собственного имени, не работают. Положительные ассоциации, вызываемые таким именем, необоснованны, кроме того, ненадлежащее ведение предпринимательской деятельности такой организацией способно повредить доброе имя лица, чье имя включено в фирму коммерческой организации.

К сожалению, в отличие от подавляющего большинства зарубежных источников в отечественном праве, как мы уже отмечали, принцип истинности фирмы имеет очень ограниченное воплощение. Прямого запрета на включение в фирму обозначений, способных ввести в заблуждение окружающих, российский закон не содержит. В случае если включение чужого имени в фирменное наименование — специально направленное введение в заблуждение, оно может быть квалифицировано как недобросовестное, нарушающее общее требование к участникам гражданского оборота, установленное ст. 1, 10 ГК РФ. Более четко обозначенный запрет для отечественной правовой системы был бы понятнее и практическое применение его было бы проще, но в его отсутствие восполнение пробела может осуществляться на уровне правовых обычаев и актов саморегулирования сообщества коммерсантов.

Представляется, что регулирование отношений по включению имен посторонних лиц в фирму должно осуществляться на трех уровнях: на законодательном — в той мере, как это предусмотрено сейчас, регулирование достаточно, поскольку необходимость получения согласия физического лица на использование его имени в предпринимательской деятельности уже установлена законом; на уровне правовых обычаев — в части недопущения нарушения обычно-правового принципа истинности фирмы и на уровне сообщества коммерсантов (саморегулирования) путем создания ситуации общественного осуждения организаций, включающих недобросовестное использование чужих имен в фирме.

§ 4.5. Включение наименования населенного пункта

в фирменное наименование

Насущная потребность расширения идентификационных возможностей фирменного наименования приводит к включению в фирменные наименования названий географических объектов. Это может быть название населенного пункта, где коммерческая организация имеет регистрацию или осуществляет основную деятельность. Иногда в фирменное наименование включают название географического объекта, имеющего связь с товарами, работами, услугами, продаваемыми коммерческой организацией, однако так происходит не всегда. Исследование ЕГРЮЛ показало, что в фирменные наименования коммерческих организаций часто включают названия географических объектов, причем не всегда они имеют какое-либо отношение к деятельности коммерческой организации. Так, зарегистрировано 3880 обществ с ограниченной ответственностью, в фирменном наименовании которых имеется обозначение «Эверест», с самыми разнообразными основными видами деятельности — реклама, торговля топливным маслом, производство и пр. География регистрации этих коммерческих организаций обширна. В каждом субъекте Федерации существует несколько сотен организаций с таким фирменным наименованием. Зарегистрировано два общества с ограниченной ответственностью «Средиземное море», ни одно из которых не осуществляло туристическую деятельность (оба в настоящее время из реестра исключены) и не имело места регистрации или места деятельности в районе Средиземного моря по очевидным причинам, связанным с географическим расположением Российской Федерации.

Нормы закона запрещают использовать в фирменных наименованиях названия иностранных государств, но не запрещают использовать названия иностранных географических объектов. Так, по данным ЕГРЮЛ, зарегистрировано более 200 коммерческих организаций, фирменное наименование которых содержит обозначение «Париж», они занимаются самыми разными видами деятельности — туристической, розничной торговлей, ресторанным бизнесом и пр.

Для сравнения: п. 2 ст. 944 ШОЗ устанавливает возможность ограничения включения в фирменные наименования обозначений национального и территориального характера. Такое ограничение отечественному праву неизвестно.

Отечественное право регламентирует порядок использования в фирменных наименованиях коммерческих организаций таких обозначений крайне фрагментарно. Так, существуют и рассмотрены выше ограничения включения в фирменные наименования официального наименования «Российская Федерация» или «Россия».

В соответствии с абз. 4 п. 1 ст. 54 ГК РФ нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации может быть установлен порядок использования в наименованиях юридических лиц официального наименования субъектов Российской Федерации. Эта норма явилась новеллой ГК РФ, вступившей в силу 1 сентября 2014 г. За прошедшее с введения в действие изменений ГК РФ до момента написания настоящей работы время соответствующие нормативные правовые акты не были приняты.

Законом установлен специальный порядок использования наименования мест происхождения товаров, однако нормы ст. 15161518 ГК РФ не содержат запрета на включение названий географических объектов, зарегистрированных в качестве наименований мест происхождения товаров, в фирменные наименования коммерческих организаций. Исходя из положений Парижской конвенции по охране промышленной собственности устанавливается защита от ложных указаний мест происхождения товара, в том числе предусмотрена возможность ареста товаров, выпущенных в оборот с нарушением положений Конвенции; вместе с тем наименования мест происхождения товаров и фирменные наименования используются для индивидуализации товаров (работ или услуг), с одной стороны, и субъектов права — с другой. Кроме того, наименование места происхождения товара является регистрируемым средством индивидуализации, а фирменное наименование — нет, оно лишь включается в ЕГРЮЛ явочным порядком, без проведения экспертизы (формальной или по существу), как это происходит в отношении некоторых иных средств индивидуализации. Использование наименования географических объектов в фирменных наименованиях встречается и в тех случаях, когда никакие особые свойства производимых или продаваемых товаров, выполняемых работ или оказываемых услуг с особенностями данной местности не связаны.

Если свойства товаров, работ или услуг не обусловлены особенностями включаемого в фирменное наименование географического объекта, в чем же практический смысл использования таких обозначений в фирменных наименованиях?

Наименования населенных пунктов включают в фирменные наименования в силу разных причин. Это может быть желание очертить сферу деятельности коммерческой организации, вызвать у потенциальных потребителей положительные ассоциации, связанные с определенным географическим объектом, кроме того, наименования населенных пунктов могут вызывать у потенциальных потребителей чувства национальной гордости, сопричастности к определенному сообществу коренных жителей населенного пункта или, напротив, вызывать чувство включения в определенную закрытую касту. Учредители коммерческой организации, избирая географический объект для включения в фирму, могут провести маркетинговое исследование, изучить характеристики целевой аудитории товаров, работ или услуг, которые будут составлять предмет предпринимательской деятельности будущей коммерческой организации, и включить такое наименование, которое в наибольшей степени отвечает предпочтениям потенциальных потребителей. Обнаружено также, что названия населенных пунктов включают в фирменные наименования дочерних обществ для демонстрации связи дочернего общества с основным. Таким образом, с помощью фирменного наименования создается представление о масштабе деятельности коммерческой организации.

Приведенные в начале настоящего параграфа фирменные наименования иллюстрируют одну из приведенных выше ситуаций включения таких обозначений в фирменные наименования — создание устойчивых положительных ассоциаций, которые могут содействовать увеличению рынка сбыта товара, привлечет покупателей, а значит, будет содействовать увеличению прибыли коммерческой организации, т.е. достижению основной ее цели.

Отсутствие специальных требований к использованию названий географических объектов в фирменных наименованиях приводит к тому, что в силу закона у коммерческой организации нет необходимости обеспечивать соответствие места деятельности или места государственной регистрации с названием населенного пункта или иного географического объекта, включенного в фирму. Никаких подтверждений или обоснований включения в фирму такого обозначения не требуется. При этом в отличие от использования в фирме имен физических лиц или персонажей, которое всегда требует получения согласия или заключения лицензионного договора, включение наименований географических объектов никакого согласия не требует, за исключением вышеназванных случаев. Налицо перекос в обеспечении интересов субъектов, когда желание учредителей коммерческой организации создать устойчивые положительные ассоциации во что бы то ни стало реализуется в ущерб интересам потребителей, которые вводятся в заблуждение подобными фирменными наименованиями с явными нарушениями принципа истинности фирмы.

В настоящей работе уже приводилось фирменное наименование общества с ограниченной ответственностью, зарегистрированного в г. Грозный (ОГРН 1022002549403), с полным фирменным наименованием «Фирма «Москва М» Общество с ограниченной ответственностью». О видах деятельности этой организации в ЕГРЮЛ сведений нет, однако нет никаких сведений и о ведении деятельности этой организацией в г. Москве. Возможно, если приведенная выше норма п. 1 ст. 54 ГК РФ начнет действовать и субъекты Российской Федерации примут нормативные правовые акты, определяющие порядок использования официальных наименований субъектов Федерации в фирменных наименованиях и станут тщательно следить за обоснованностью включения наименований субъектов в фирменные наименования, подобные фирменные наименования будут изменены при обращении уполномоченных лиц в судебные органы.

По данным ЕГРЮЛ, в России зарегистрировано восемь обществ с ограниченной ответственностью, фирменное наименование которых содержит обозначение населенного пункта Шампань. Все эти организации имеют в числе видов деятельности продажу алкогольной продукции или деятельность ресторанов и баров. Цель включения данного обозначения в фирменные наименования совершенно очевидна: тем самым создается ассоциация с известной местностью, которая славится своими алкогольными напитками. В этом случае включение названия географического объекта в фирменное наименование не может рассматриваться в качестве наименования места происхождения товара. Организации, имеющие такое обозначение в фирменном наименовании, не занимаются производством алкогольных напитков, а лишь их продают, в связи с чем фирменное наименование или вовсе не указывается на упаковке товара, или указывается в качестве наименования продавца. Вместе с тем на рынке оптовой торговли такое наименование лучше запоминается; при выборе оптового продавца алкогольной продукции покупатель (ритейлер) скорее обратится к коммерческой организации, чье фирменное наименование он запомнил, чем к той, чье фирменное наименование у него не вызывает никаких образов. В этом проявляется рекламная функция фирменного наименования.

Отдельно следует сказать о тех фирменных наименованиях, в которые наименования географических объектов включены явно с единственным намерением введения в заблуждение потребителей о свойствах товарах и характере деятельности. Типичным примером подобного является фирменное наименование «Общество с ограниченной ответственностью «Минеральные воды Боржоми». Коммерческая организация с такой фирмой имеет место нахождения в г. Москва (ОГРН 1107746833127), уставный капитал в 10 000 руб. Единственный участник организации — кипрская компания HIGHROAD HOLDINGS LIMITED. Основными видами ее деятельности, согласно сведениям ЕГРЮЛ, является сбор, очистка и распределение воды, а также оптовая торговля безалкогольными напитками. У нас не имеется сведений о том, что данная организация ведет какую-то незаконную деятельность, однако следует помнить, что коммерческая организация вправе размещать свое фирменное наименование на всей своей документации и использовать для клеймения товаров. Исходя из данных ЕГРЮЛ можно предположить, что организация занимается сбором, розливом воды, маркировкой ее с помощью своего фирменного наименования и дальнейшей продажей. Покупатели такой воды могут принять ее за известную минеральную воду «Боржоми», обладающую целебными свойствами вследствие географических и климатических особенностей расположения источника этой воды. Приведенный случай наглядно показывает издержки недостаточной урегулированности отношений, связанных с приобретением и использованием фирменных наименований, в частности ограниченности принципа истинности фирмы, о чем мы писали в первой главе настоящей работы.

Исследование ЕГРЮЛ выявило еще одну интересную группу фирм, включающих названия географического объекта. Речь идет об указании почтового адреса (полного или его части) в добавлении фирмы. Сопоставление таких адресов в фирменном наименовании с местами государственной регистрации привело к неожиданному выводу о том, что совпадение встречается отнюдь не всегда. В некоторых случаях коммерческие организации имеют фирменное наименование, соответствующее адресу их места нахождения, в других — это одно из мест ведения деятельности, например место расположения одного из предприятий, принадлежащих коммерческой организации, а иногда вовсе никакой связи между деятельностью организации и адресом, включенным в фирму, обнаружить не удалось. Так, зарегистрировано общество с ограниченной ответственностью «улица Арсенальная дом 11» (ОГРН 1027801546520), по данным ЕГРЮЛ, этот адрес не соответствует месту регистрации, исследование адресного справочника г. Санкт-Петербург (место регистрации общества) не позволило обнаружить по адресу ул. Арсенальная, 11 ни одного заведения, которому бы соответствовали виды деятельности, указанные в ЕГРЮЛ для этой организации.

Таким образом, при использовании наименований географических объектов следует различать ситуации добросовестного использования, о котором можно вести речь в случаях, когда коммерческая организация зарегистрирована или ведет деятельность на территории географического объекта, включенного в ее фирменное наименование, либо если деятельность коммерческой организации направлена на продажу товаров, выполнение работ или оказание услуг, свойства которых связаны с определенной местностью. В иных случаях использование названия географического объекта в фирменном наименовании может являться актом введения в заблуждение потребителей и контрагентов.

Представляется, что регулирование включения в фирму наименований географических объектов должно осуществляться сообществом коммерсантов путем запрета использования географических названий, не связанных с деятельностью организации и осуждения лиц, нарушающих такой запрет. Законодательное регулирование таких отношений нецелесообразно, поскольку закон не имеет достаточной степени вариативности вследствие установленных требований законодательной техники и необходимости обеспечения определенности и однозначности правового регулирования, не может устанавливать слишком большое количество альтернативных гипотез и диспозиций. В отличие от этого право коммерсантов (исходящее от сообщества предпринимателей) и обычно-правовые нормы имеют существенно большие возможности вариативного регулирования, а значит, могут обеспечивать соответствующее потребностям правовое регулирование.

§ 4.6. Включение вида или предмета деятельности

в фирменное наименование

Как мы показали в разделе, посвященном истории правового регулирования отношений по присвоению фирменных наименований, в соответствии с Положением о фирме 1927 г. указание предмета деятельности было обязательным для всех организаций. Так, формула, используемая в п. 15 Положения о фирме, одинакова и включает в себя следующее: «Фирма предприятия, принадлежащего, должна содержать указание предмета деятельности…» По всей видимости, это было связано с тем, что по Гражданскому кодексу РСФСР 1922 г., действовавшему на момент принятия Положения о фирме, все юридические лица обладали специальной (уставной) правоспособностью.

В соответствии с правилами ГК РФ 1994 г. коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, могут иметь права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом (п. 1 ст. 49 ГК РФ). Из этой нормы отдельные авторы делают вывод о том, что коммерческие организации обладают общей правоспособностью. Этот вывод нам кажется сомнительным. Мы неоднократно обосновывали свое мнение, что правоспособность любого юридического лица ограничена целями, ради которых оно создано, в этом смысле она является целевой, это находит отражение, в частности, в том, что для коммерческих организаций запрещено заключение отдельных договоров. Другое дело, что для некоторых юридических лиц правоспособность ограничивается дополнительно, больше в сравнении с иными коммерческими организациями. Такую правоспособность можно назвать специальной. Но правоспособность ни одного юридического лица нельзя считать общей, которую имеет гражданин с момента рождения. Для юридических лиц заведомо запрещено участие в целом ряде правоотношений, заключение многих договоров, приобретение и отчуждение имущества рядом способов и пр. <1>. Так, коммерческая организация не может быть одаряемой в договоре дарения или пожертвования, не может быть получателем по договору ренты, нанимателем в договоре найма жилого помещения и пр. Во всех этих случаях заключение подобных договоров не соответствует цели извлечения прибыли, а потому существует общий запрет на заключение таких договоров коммерческими организациями. Коммерческая организация не может составить завещание и быть наследником по закону, коммерческая организация не может приобрести имущество путем находки и др. Другое дело, что предмет и перечень видов деятельности в уставе большинства коммерческих организаций может и не указываться (п. 4 ст. 52 ГК РФ). Таким образом, правоспособность любого юридического лица может быть целевой, где для коммерческой организации цель установлена законом в качестве извлечения прибыли и ее распределения среди учредителей (участников), и специальной, предполагающей, с одной стороны, возможность заниматься такими видами деятельности, которыми другие юридические лица заниматься не могут, а с другой стороны, запрет на занятие другими видами деятельности или совершение отдельных видов сделок. Поскольку фирменное наименование представляет собой «лицо» коммерческой организации и в силу информационной функции призвано создать представление о самых главных положениях устава, неслучайно в него могут, а иногда и должны включаться сведения о виде деятельности коммерческой организации.

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Монография Н.В. Козловой «Правосубъектность юридического лица» включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2005.

<1> Об этом мы писали ранее. См.: Филиппова С.Ю. Корпоративный конфликт: возможности правового воздействия. М., 2009. Также см. об этом, например: Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. М., 2006.

Включение вида деятельности в фирменное наименование может осуществляться на основании требования закона (обязательно) или добровольно (по собственному усмотрению учредителей). Рассмотрим эти случаи.

Обязательное включение в фирменное наименование указания на вид или предмет деятельности, как правило, устанавливается для коммерческих организаций, имеющих специальную правоспособность, и служит предупреждению о том, что коммерческой организации запрещено заниматься определенными видами деятельности либо любыми видами деятельности, кроме прямо названных в фирменном наименовании.

Закон устанавливает требования обязательного указания вида деятельности для некоторых коммерческих организаций. Так, на основании ст. 7 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности» фирменное наименование кредитной организации должно содержать указание на характер деятельности путем использования слов «банк» или «небанковская кредитная организация». Кредитная организация имеет специальную правоспособность и не может заниматься деятельностью, не соответствующей установленной в ее уставе. Именно это сообщение содержится в фирме кредитной организации. В этом проявляется коммуникативная и информационная функции фирмы. Интересной особенностью фирменного наименования кредитной организации является установленная законом возможность Банка России запретить использование фирменного наименования кредитной организации, если оно уже содержится в книге государственной регистрации кредитных организаций. Таким образом для кредитных организаций обеспечивается более жесткое соблюдение принципа уникальности фирмы.

В соответствии с п. 2 ст. 2 Федерального закона от 19 июля 2007 г. N 196-ФЗ «О ломбардах» фирменное наименование ломбарда должно содержать слово «ломбард» и указание на организационно-правовую форму. В соответствии с п. 4 ст. 2 Федерального закона «О ломбардах» ломбарду запрещено заниматься какой-либо иной предпринимательской деятельностью, кроме предоставления краткосрочных займов гражданам, хранения вещей, а также оказания консультационных и информационных услуг. Поэтому и здесь указание на предмет деятельности является маркером специальной правоспособности коммерческой организации.

Еще одним примером рассматриваемой ситуации является также ст. 15.1 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг», которой определяется правовое положение специализированных обществ — коммерческих организаций, создаваемых в организационной форме хозяйственного общества, обладающих специальной правоспособностью, существенно ограниченной в части возможности совершения сделок. В соответствии с п. 3 этой статьи такое специализированное общество должно иметь в своем фирменном наименовании слова «специализированное финансовое общество» или «специализированное общество проектного финансирования», включение этих слов в добавление наименования призвано информировать окружающих об особенностях правового положения такого общества. В соответствии с п. 16 ст. 15.2 этого Закона «предполагается, что другая сторона сделки знала об ограничении цели и предмета деятельности специализированного общества, полное фирменное наименование которого содержит слова «специализированное финансовое общество» или «специализированное общество проектного финансирования». Здесь мы видим еще одно проявление презумпции истинности фирмы, о которой мы уже упоминали в настоящей работе. Законодатель недвусмысленно определяет цели включения в фирменное наименование определенных слов — это делается именно для предупреждения третьих лиц об ограничениях, установленных законом в части возможности участия коммерческой организации в гражданском обороте.

Часто наименование вида деятельности включается в добавление фирменного наименования без специального указания в законе, по собственному желанию учредителей для выполнения функций фирменного наименования (репутационной, рекламной, коммуникативной, информационной). Типичным в этом смысле является фирменное наименование «Общество с ограниченной ответственностью «Гончарно-майоликовый завод Гжель» (ОГРН 1037723019564).

В соответствии с п. 2 ст. 1473 ГК РФ установлен запрет на добавления, полностью состоящие только из слов, обозначающих род деятельности. Представляется в связи с этим не соответствующим закону фирменное наименование «Общество с ограниченной ответственностью «Адвокат» (ОГРН 1121690054430), основным видом деятельности которого являются услуги в области права. Чаще субъекты все же прилагают некоторые усилия, чтобы создать отличия своей фирмы от названия рода деятельности. В этом смысле характерно фирменное наименование ООО «Гостиница Н» (ОГРН 1145476049014). Как видно, добавление фирменного наименования организации в этом случае отличается от обозначения рода деятельности лишь на одну букву «Н». Еще один характерный пример. В г. Тамбове зарегистрировано юридическое лицо, имеющее фирменное наименование ООО «Бар и ресторан» (ОГРН 1096829003260). В этом случае, кроме наименований видов деятельности, в фирменное наименование включен только союз «и».

§ 4.7. Включение в фирменные наименования имен персонажей

и иных произведений

Герои литературных, мультипликационных и иных аудиовизуальных произведений широко известны в определенной аудитории. В связи с этим учредители коммерческой организации, планирующие заниматься предпринимательской деятельностью в сфере, где потребителями будет определенная категория людей (обладающих общими возрастными, гендерными и другими свойствами), имеют соблазн оценить свою целевую аудиторию путем проведения маркетингового исследования, определить предпочитаемые ею фильмы, книги и пр., и используя стойкие положительные ассоциации, связанные у потребителей с определенным героем, включить его имя в свое фирменное наименование. Нормы о фирменных наименованиях не устанавливают правил, касающихся возможности и порядка включения подобных обозначений в добавление фирменных наименований. Практика подобных фирменных наименований, по данным ЕГРЮЛ, довольно обширна. Особенно это касается фирменных наименований коммерческих организаций, продающих товары, оказывающих услуги и выполняющих работы, ориентированные на детскую аудиторию.

Персонаж — часть произведения. Выделение персонажа как отдельного объекта авторского права установлено п. 7 ст. 1259 ГК РФ. В соответствии с п. 29 Постановления N 5/29 под персонажем понимается часть произведения, содержащая описание или изображение того или иного действующего лица в форме, присущей произведению. Такой персонаж охраняется авторским правом; это значит, что право использования персонажа любым способом принадлежит автору. Для нашего исследования это означает, что включение в фирменное наименование коммерческой организации имени персонажа требует заключения лицензионного договора с автором или иным правообладателем, если исключительное право на персонаж уступлено автором по договору об отчуждении исключительного права.

Можно выделить две ситуации включения персонажей и иных произведений в фирменное наименование. Во-первых, возможна передача права на произведение, созданное учредителем для использования коммерческой организацией в своем фирменном наименовании, а во-вторых, возможно использование в фирменном наименовании произведения (персонажа), созданного другим лицом.

Наиболее распространенной является первая ситуация. Фактически во всех случаях, когда создается фирменное наименование, учредители используют свои творческие усилия и создают произведения, права на которые передаются коммерческой организации. Создание фирменного наименования осуществляется в процессе коллективной творческой деятельности учредителей юридического лица, если учредителей несколько, либо в процессе собственной творческой деятельности единственного учредителя коммерческой организации. Фирменное наименование, как и любое иное произведение, — продукт творческой деятельности — всегда создается физическими лицами (индивидуально или путем соавторства). Если учредителем коммерческой организации является юридическое лицо, создателем фирменного наименования или участником творческого коллектива его создателей является физическое лицо, участвующее в учредительном собрании, например единоличный исполнительный орган или иное лицо, действующее по заданию юридического лица. В подобных случаях такое произведение является служебным, и все исключительные права на него принадлежат юридическому лицу — учредителю, по заданию которого физическое лицо участвовало в творческом коллективе. О том, что фирменное наименование создается в процессе творческой деятельности, имеются подтверждения и в нормативных правовых актах. Так, предусматривается возможность при определении размера субсидии, предоставляемой субъекту малого предпринимательства, учесть в том числе понесенные им затраты на оплату услуг по разработке фирменного наименования <1>. Отметим, что в юридической литературе встречается и иная позиция. Так, В.В. Орлова отмечает, что «создание средств индивидуализации творческих усилий не требует» <2>. Подобный вывод делает А.Б. Иванов и ряд иных ученых. К сожалению, никакой аргументации к столь категоричному выводу ученые не приводят. Вместе с тем правильно подобранное фирменное наименование — залог успеха предпринимательской деятельности. Выбор фирменного наименования может предваряться проведением маркетинговых исследований с целью определения наиболее привлекательного, хорошо запоминающегося, вызывающего стойкие положительные ассоциации с субъектом-коммерсантом имени. Правильному выбору фирменного наименования посвящены многочисленные пособия на тему брендинга, подбор имени является прерогативой специалистов, имеющих профессиональное образование в данной сфере. В связи с этим обесценивание деятельности по выбору фирменного наименования, отказ ей в творческом характере представляются неверными. В Приложениях к настоящей работе, а также по тексту работы приведено множество фирменных наименований, творческий характер которых не вызывает сомнений. Странно отказывать им в признании объектом авторского права.

———————————

<1> См.: Приказ Минэкономразвития России от 14 июля 2008 г. N 194.

<2> Орлова В.В. Указ. соч. С. 160.

Исключительные права на созданное учредителями произведение, включаемое в фирменное наименование, может передаваться за плату или бесплатно. Чаще всего передача прав на такое произведение производится по договору безвозмездного отчуждения исключительного права. Воля автора на заключение такого договора выражается при голосовании «за» по вопросу создания общества и фиксируется в письменной форме путем подписания договора о создании общества с указанием фирменного наименования, а также протокола учредительного собрания коммерческой организации или решения о ее создании.

Возможна возмездная передача своего исключительного права на произведение или его персонаж. Так, в фирменном наименовании «Общество с ограниченной ответственностью «Чебурашка» (ОГРН 1037714081261) <1>, одним из учредителей которого является Эдуард Николаевич Успенский с долей в уставном капитале 70%, использовано в качестве добавления наименование известного литературного персонажа, созданного лично творческой деятельностью учредителя. Нам не известно, на каких условиях и при каких обстоятельствах заключен лицензионный договор на предоставление права использования персонажа в фирменном наименовании, но в данном случае учредитель мог внести в качестве вклада в уставный капитал право пользования персонажем в фирменном наименовании, тем самым оплатив свою долю. Отметим, что после изменения законодательства о юридических лицах и некоторого ужесточения требований к уставному капиталу путем ограничения видов объектов, которые могут быть внесены в оплату уставного капитала, все же предоставление исключительных прав сохранено как допустимый вид вклада (п. 1 ст. 66.1 ГК РФ). Это значит, что автор может оплатить уставный капитал, предоставив право пользования персонажем, в том числе ограничив такое использование только предоставлением права включения имени персонажа в фирменное наименование хозяйственного общества.

———————————

<1> https://egrul.nalog.ru

Исходя из того, что коммерческая организация потенциально имеет неограниченный срок существования, передача учредителем исключительного права на пользование произведением или персонажем в фирме по срочному лицензионному договору не вполне отвечает задачам коммерческой организации и принципу постоянства фирмы. Вместе с тем прямого запрета на заключение такого договора нет, поэтому учредитель — автор персонажа или иного произведения, используемого в фирменном наименовании, вправе ограничить использование персонажа указанием определенного срока. В том числе можно установить зависимость между пользованием произведением и собственным участием в коммерческой организации, указав в качестве отменительного условия в лицензионном договоре прекращение права участия в корпорации. В таком случае в договоре целесообразно указать какой-то разумный срок, в течение которого коммерческая организация должна прекратить использование произведения или персонажа в фирме путем внесения изменения в учредительный документ и его регистрации.

Вторая ситуация возникает в случаях, когда в фирменном наименовании планируется использование персонажа или иного элемента чужого произведения — лица, не являющегося учредителем организации. В таком случае для включения произведения в фирму требуется заключение с автором лицензионного договора или договора об отчуждении исключительного права на условиях, установленных таким договором.

Поскольку для приобретения прав по лицензионному договору, предусматривающему возможность пользоваться произведением, коммерческая организация должна иметь правоспособность, но на момент государственной регистрации юридического лица такой правоспособности у организации нет, то она не может до государственной регистрации быть стороной лицензионного договора или договора об отчуждении исключительного права. В связи с этим лицензионный договор может быть заключен с одним из учредителей организации с установлением возможности передачи прав третьим лицам, коммерческая организация может в момент регистрации иметь одну фирму, а далее изменить ее путем изменения устава, после заключения договора с автором о предоставлении права использования персонажа в фирме. Как видим, процедура включения персонажа в фирму в тех случаях, когда права на персонаж не принадлежат учредителю, достаточно сложна.

В тех случаях, когда коммерческая организация не имеет лицензионного договора и все же включает имя персонажа в свое фирменное наименование, она допускает незаконное использование чужого произведения, нарушает исключительное право правообладателя и может быть привлечена к ответственности в соответствии с действующим законодательством и понести негативные последствия вплоть до требования уничтожения всех контрафактных вещей, на которые нанесено имя персонажа (включенное в фирменное наименование) по требованию автора или иного обладателя исключительного права на произведение.

Так, при выборе фирменного наименования и включении его в учредительные документы коммерческой организации учредители могут исходить из намерения осуществлять недобросовестную деятельность, в связи с чем в фирменное наименование могут включаться слова, совпадающие или сходные до степени смешения с фирменными наименованиями, товарными знаками, коммерческими обозначениями, произведениями, права на которые принадлежат другим субъектам предпринимательской деятельности. Так, по данным ЕГРЮЛ, зарегистрировано 12 обществ с ограниченной ответственностью, добавление фирменных наименований которых содержит слово «Чебурашка», 11 из которых никакого отношения к автору соответствующего произведения не имеют. Те из коммерческих организаций, которые используют в своем фирменном наименовании персонаж чужого произведения, права на которое не переданы в установленном порядке правообладателем, совершают правонарушение.

Произведения народного творчества не являются объектами авторских прав, следовательно, персонажи таких произведений объектами авторских прав не признаются. Таким образом, использование в фирменных наименованиях названий персонажей русских народных сказок и иных произведений народного творчества (общество с ограниченной ответственностью «Баба Яга» (ОГРН 1081001001190), общество с ограниченной ответственностью «Леший» (ОГРН 1146915000385), открытое акционерное общество «Дед Мороз» (ОГРН 1033501002061), общество с ограниченной ответственностью «Мария Магдалена» (ОГРН 1087746152010) и пр.) не требует заключения лицензионного договора, равно как и использование имен персонажей, использованных в произведениях, срок охраны исключительного права в отношении которых истек (общество с ограниченной ответственностью «Гамлет» (ОГРН 1022402064728), общество с ограниченной ответственностью «Борис Годунов» (ОГРН 5077746675067), и пр.).

В Приложении N 3 к настоящей монографии мы разместили фрагмент выписки из ЕГРЮЛ уже исключенной из реестра коммерческой организации ООО «Смешарики-кошмарики», осуществлявшей финансовые услуги, содержащей в наименовании имя персонажа произведения. Представляется, что в отсутствие заключенного лицензионного договора такое использование произведения является нарушением авторского права.

Таким образом, посредством использования в добавлении фирменного наименования произведения (имени персонажа) создается ассоциативный ряд между деятельностью коммерческой организации, репутацией учредителя, прочно связывающегося с этим персонажем, а также образом самого этого персонажа. Это может усиливать доверие потенциальных контрагентов к такой коммерческой организации.

§ 4.8. Включение знаков отличий и иных обозначений

в фирменное наименование

Исходя из существования описанной в настоящей работе рекламной функции фирменного наименования иногда коммерческие организации включают в свои фирменные наименования указания на различные награды, тем самым усиливая доверие потенциальных потребителей к коммерческой организации с их помощью. Порядок использования сведений о наградах в фирменных наименованиях, коммерческих обозначениях или иным образом специально не регламентирован, за исключением официальных знаков и символов, поэтому в принципе такая практика является допустимой. Проиллюстрируем эту группу содержания фирменного наименования следующим. В ЕГРЮЛ зарегистрированы сведения о федеральном государственном унитарном предприятии «Национальная корпорация развития туризма» («Ордена «Знак почета», «Гипротеатр»)» <1> (ОГРН 1037745010082).

———————————

<1> Знаки скобок и кавычек приводятся по данным ЕГРЮЛ, их значение и причины именно такого расположения в фирменном наименовании нам неизвестны.

Подобное фирменное наименование имеет коммерческая организация Ордена «Знак почета» Открытое акционерное общество «Сетка» (ОГРН 1025201742224). Стоит отметить, что обоснованность включения в фирменные наименования коммерческих организаций такого рода знаков отличия не проверяется налоговыми органами при государственной регистрации юридического лица при создании или изменении учредительного документа при переименовании. Вместе с тем подобные обозначения, несомненно, вызывают у потребителей ассоциации с повышенной надежностью такой организации на рынке. В силу особенностей защиты прав субъектов в данной сфере необоснованное включение подобных обозначений в фирменное наименование довольно сложно пресекать. Закон устанавливает возможность лишь отказа в государственной регистрации юридического лица при несоответствии закону его фирменного наименования, но если нарушение было обнаружено не на стадии регистрации, а в ходе его дальнейшей деятельности, то механизм устранения такого крушения неочевиден: оснований для ликвидации коммерческой организации в этом случае нет, нарушения исключительных прав — тоже. Статья 1231.1 ГК РФ устанавливает специальный порядок включения в фирменные наименования официальных символов, наименований и знаков, в том числе она распространяется на интересующие нас ордена. Устанавливается, что включение таких символов в средства индивидуализации требует получения согласия соответствующего компетентного государственного органа, вместе с тем, каковы правовые последствия включения таких обозначений без такого согласия — остается неясным. Награды и знаки, не относящиеся к государственным знакам и символам, включаются в фирму на общих основаниях. Это значит, что и в данном случае нормирование деятельности по обеспечению истинности фирмы и добросовестности действий участников торгового оборота по включению тех или иных обозначений в фирму должно осуществляться сообществом коммерсантов.

Исследование записей в ЕГРЮЛ позволило выявить еще один вид знаков, которые включаются в фирменные наименования довольно часто. Речь идет об аббревиатурах, включаемых в полное наименование без расшифровки, как правило, после корпуса фирмы, но до части добавления, размещенной в кавычках. Приведем пример. В ЕГРЮЛ зарегистрирована коммерческая организация (ОГРН 1137232029230), имеющая фирменное наименование «Общество с ограниченной ответственностью РА «Эверест». В данном случае обозначение «РА» не расшифровано, его значение не очевидно. Его расположение в структуре фирмы способствует созданию у потребителей представлений об особом значении этого буквосочетания, например, вызывая ассоциации с известной аббревиатурой «РАО», которая часто включается в сокращенные фирменные наименования обществ со значительным участием Российской Федерации, расшифровывается как «Российское акционерное общество» и основана на полученном в установленном порядке разрешении на использование официального наименования «Российская Федерация».

Глава 5. ПРАВООТНОШЕНИЯ ПО ПОВОДУ ФИРМЕННОГО НАИМЕНОВАНИЯ

§ 5.1. Субъект права на фирменное наименование

Одним из дискуссионных вопросов фирменного права является возможность индивидуального предпринимателя обладать фирмой. Действующее российское законодательство однозначно не допускает подобной ситуации, устанавливая в качестве единственно возможного субъекта — правообладателя исключительного права на фирменное наименование — только коммерческую организацию (п. 1 ст. 1473 ГК РФ). Вместе с тем это не единственный вариант регулирования рассматриваемых отношений.

В этом смысле показательны положения Швейцарского обязательственного закона, обзывающего индивидуального коммерсанта регистрировать личную фирму. По Закону Саудовской Аравии о фирменных наименованиях обязанность иметь торговое имя установлена для всех коммерсантов, при этом торговое имя может включать либо гражданское имя коммерсанта, либо вымышленное имя, обязательно указание сведений о типе коммерсанта. Фирма должна быть и у индивидуальных коммерсантов, и у компаний.

По законодательству Германии правом на фирму также обладают не только коммерческие организации, но и индивидуальные предприниматели. Более того, в германском праве устанавливается возможность иметь фирменное наименование не только отдельному субъекту, но и филиалу.

О целесообразности предоставления филиалу возможности действовать под фирменным наименованием и для индивидуального предпринимателя писали в отечественной литературе <1>. Некоторые ученые даже полагают, что такая возможность соответствует действующему законодательству.

———————————

<1> См.: Брызгалин А. Фирменное наименование субъектов предпринимательства (проблемы и перспективы) // Хозяйство и право. 1994. N 1. С. 21; Крон В.И., Сафонов А.Г. Указ. соч. С. 8.

Например, таковым было мнение В.Ю. Бузанова, высказанное в период действия Положения о фирме 1927 г., на основании исследования положений гл. 54 ГК РФ до изменений, исключивших фирменное наименование из передаваемого по договору коммерческой концессии комплекса <1>. На момент, когда такой вывод был сделан, он не противоречил законодательству, которое сейчас в этой части значительно изменилось.

———————————

<1> См.: Бузанов В.Ю. Указ. соч. С. 42.

Помимо этого, в качестве подтверждения позиции о возможности признания индивидуального предпринимателя субъектом исключительного права на фирменное наименование приводят норму п. 3 ст. 23 ГК РФ, устанавливающую, что в отношении индивидуальных предпринимателей действуют те же нормы, что регулируют правовое положение коммерческих организаций. А потому раз коммерческая организация должна иметь фирменное наименование, то и индивидуальный предприниматель тоже должен его иметь <1>. Такая норма действительно имеется в ГК РФ, однако сделанный на ее основе вывод небесспорен. Дело в том, что сам текст ст. 23 ГК РФ содержит оговорку о том, что норма о распространении правил о коммерческих организациях к деятельности индивидуального предпринимателя применяется «если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа отношений». У коммерческой организации есть устав, образуются органы управления, уставный или складочный капитал. Все это — проявления организационного единства коммерческой организации, являющейся юридическим лицом. Индивидуальный предприниматель, являющийся естественным субъектом права, не нуждается в регламентации образования его единства — он един по своим естественным свойствам. Фирменное наименование (особенно если речь идет о фирме корпоративной организации, для которой она и была изначально создана) воплощает в себе организационное единство посредством идентификации нескольких субъектов права в качестве единого целого. Это не требуется для физического лица. Применение к правовому положению физического лица — индивидуального предпринимателя норм о коммерческой организации должно быть обусловлено решаемыми задачами и не может производиться тотально. Очевидно, что все приведенные нормы о юридических лицах к физическим лицам применяться не могут. Таким образом, само по себе то обстоятельство, что коммерческие организации имеют фирменные наименования, не дает возможности сделать вывод о допустимости фирменного наименования индивидуального предпринимателя с точки зрения позитивного отечественного права.

———————————

<1> Крон В.И., Сафонов А.Г. Указ. соч. С. 8.

Обоснование недопустимости использования фирменных наименований индивидуальными предпринимателями приводится, в частности, А.П. Сергеевым. Он полагает, что фирменным наименованием может обладать только коммерческое юридическое лицо и называет требования, которым должен отвечать обладатель исключительного права на фирменное наименование. Причины, по которым фирменное наименование не может принадлежать индивидуальному предпринимателю, по мнению А.П. Сергеева, сводятся к следующим: а) предоставление индивидуальному предпринимателю права на фирменное наименование вызовет трудности в определении действительного правового статуса предпринимателя; б) традиционная структура фирменного наименования не может быть применена к фирме индивидуального предпринимателя; в) индивидуализация предпринимателя — физического лица в гражданском обороте достаточно обеспечивается собственным именем <1>.

———————————

<1> Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учебник. Изд. 2-е, перераб. и доп. М., 2001. С. 576.

Не находит правовых оснований признания индивидуального предпринимателя в качестве субъекта права на фирменное наименование В. Голофаев, последовательно критикующий доводы в поддержание иной позиции <1>.

———————————

<1> См.: Голофаев В. Субъекты права на фирменное наименование // Хозяйство и право. 1998. N 12. С. 53.

Так или иначе за фирмой может быть скрыто гражданское имя. Вопрос о допустимости этого решается в каждой правовой системе исходя из сложившихся условий и потребностей.

Достоинством дозволения любому субъекту права скрыться за вымышленным именем является существенно большая свобода и раскованность в ведении бизнеса. Лицо, действующее под маской, более склонно рисковать, осуществлять венчурные проекты, менее опасается общественного осуждения, негативного отношения окружающих — его гражданское имя остается незапятнанным, даже в случае неудач в бизнесе. Так, если предпринимательская деятельность велась под фирмой, то в случае дисквалификации, банкротства по истечении установленного срока лицо может начать все сначала, под новой фирмой, и новые контрагенты и потребители могут и не узнать за новой фирмой «старого» предпринимателя. Если у государства в качестве приоритетной задачи стоит развитие бизнеса, то дозволение фирм для индивидуальных предпринимателей приемлемо. Если же основной задачей государства является усиление позитивной ответственности бизнеса, его стабильности, прозрачности, то максимально должен поддерживаться принцип постоянства фирмы и в таком случае должен устанавливаться запрет на фирму для индивидуального предпринимателя. Что является приоритетом для государства на каждом этапе, зависит от состояния экономики, гражданского общества и других факторов, поэтому однозначно правильного ответа на вопрос о допустимости фирмы для гражданина-предпринимателя нет.

Проблема фирменного наименования индивидуального предпринимателя в логике ее разрешения связана с еще одной проблемой — возможностью существования одночленных корпораций. Одночленная корпорация по своей сути представляет собой правовое средство, с помощью которого решается та же задача — «скрыть» под маской корпоративного юридического лица единственного участника, который тем самым де-факто пользуется вымышленным именем (фирмой), вступая в правоотношения с третьими лицами. В отличие от одночленной корпорации, которая ничего, кроме ширмы и ограничения ответственности, не дает, настоящие корпоративные организации, основанные на участии нескольких лиц, предназначены для коллективного предпринимательства (или иной коллективной деятельности <1>).

———————————

<1> См.: Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитал: опыт Запада. М., 1987.

Вопрос допустимости одночленных корпораций долго обсуждался в странах Евросоюза, и до настоящего времени нельзя считать его однозначно решенным. Определенные ограничения на участие одночленных корпораций в гражданском обороте есть практически во всех государствах. В некоторых из них запрещается существование одночленных корпораций в определенных организационно-правовых формах (как в России, Германии), в других, напротив, разрешаются только отдельные организационно-правовые формы одночленных корпораций (как в Португалии и во Франции). Во всех государствах существует целый ряд специальных правил для таких корпораций. В соответствии с директивой Евросоюза N 89/667/ЕЭС во всех государствах должна быть организационно-правовая форма, представляющая собой общество, созданное на объединении капиталов, в котором будет один участник при учреждении или в результате объединения долей в одних руках (единоличное общество).

Допустимость единственного участника скрыться за ширмой юридической личности, ограничив тем самым свою ответственность перед кредиторами, представляется более опасной конструкцией, чем предоставление возможности индивидуальному предпринимателю скрыться за фирменное наименование, сохраняя при этом полную ответственность всем своим имуществом по принятым обязательствам.

Представляется несколько нелогичным состояние отечественного законодательства, дозволяющего одночленные корпорации и не предусматривающего использование фирм предпринимателями. Исходя из сходства правовых целей, которые могут быть достигнуты в том или ином случае, и при этом из меньшего вреда для оборота от использования фирмы, чем от использования конструкции одночленной корпорации, представляется, что использование фирм индивидуальными предпринимателями может быть разрешено.

Подводя итоги, отметим, что субъект права на фирменное наименование определяется позитивным правом, существуют правовые системы, признающие субъектом права на фирму любых коммерсантов. В отечественной правовой системе право на фирменное наименование может принадлежать только коммерческой организации.

§ 5.2. Возникновение фирменного наименования

и права на фирменное наименование

В литературе справедливо отмечаются негативные последствия смешения фирмы и права на фирму <1>. Фирма (фирменное наименование) является атрибутом коммерческой организации как субъекта права, без которого он не может приобрести правосубъектность, и объектом правоотношения. Право на фирменное наименование представляет собой субъективное право коммерческой организации. В связи с этим следует различать моменты возникновения фирменного наименования и права на фирменное наименование.

———————————

<1> Грибанов А. Указ. соч. С. 6.

Исходя из анализа п. 1 ст. 1473 ГК РФ, фирменное наименование возникает путем его определения в учредительном документе. Во всех коммерческих организациях, за исключением хозяйственных товариществ, единственным учредительным документом является устав, который утверждается решением единственного учредителя или решением нескольких учредителей, которое фиксируется в протоколе учредительного собрания. В полных и коммандитных товариществах единственным учредительным документом является учредительный договор, заключаемый всеми учредителями. В уставе или учредительном договоре коммерческой организации указывается фирменное наименование юридического лица. Для коммерческих организаций, действующих на основании типового устава, фирменное наименование в учредительный документ не включается, а образуется путем принятия решения об учреждении коммерческой организации, в котором и указывается фирма, под которой она будет действовать в гражданском обороте.

С момента включения в устав или учредительный договор фирменного наименования и наделения его силой в установленном для данной организационно-правовой формы порядке (путем утверждения или заключения) фирменное наименование является образованным.

К моменту обращения за государственной регистрацией фирменное наименование у организации уже есть, ее регистрируют под этой фирмой. Учредители организации уже идентифицируют организацию по фирме. Здесь следует оговориться, что процесс создания юридического лица можно разделить на несколько этапов. На первом этапе образовывается организация (принимается решение о создании юридического лица, определяются цели, предмет деятельности, структура органов управления, права участников), обладающая организационным единством, которое фиксируется в утвержденном уставе (ином учредительном документе, решении о создании). На втором этапе при необходимости образуется имущественная основа деятельности будущего юридического лица (например, для акционерных обществ производится частичная оплата уставного капитала). С этого момента организация создана. На третьем этапе производится наделение правосубъектностью уже существующей организации посредством государственной регистрации в ЕГРЮЛ. Правовым последствием наделения правосубъектностью является приобретение таких признаков, как способность выступать в гражданском обороте, иметь права и нести обязанности, нести ответственность своим имуществом, выступать истцом и ответчиком в суде. Фирменное наименование появляется у организации на первом этапе создания, однако для приобретения права на фирменное наименование требуется правосубъектность, которая возникнет у коммерческой организации только после регистрации в ЕГРЮЛ. До приобретения коммерческой организацией правоспособности, т.е. способности иметь субъективные права и юридические обязанности, у нее не может быть никаких субъективных прав. В связи с этим понятно установленное п. 2 ст. 1475 ГК РФ правило, согласно которому исключительное право на фирменное наименование возникает со дня государственной регистрации юридического лица. Буквальное толкование этой нормы приводит к выводу о том, что до дня регистрации исключительное право на фирму как средство индивидуализации возникнуть не может. Что, несомненно, справедливо. Следует, однако, заметить, что до государственной регистрации у юридического лица не могут возникнуть не только исключительное, но и любые иные права на фирму. То есть в ст. 1475 ГК РФ нашел отражение лишь частный случай, тогда как общее правило о невозможности обладать правами, не являясь субъектом права, следует из ст. 2 ГК РФ.

То же касается и обязанности коммерческой организации иметь фирму и выступать в обороте под ней. Эта обязанность возникает у коммерческой организации с момента государственной регистрации в ЕГРЮЛ, т.е. наделения правосубъектностью. Отметим, что право на фирму и обязанность выступать в гражданском обороте под фирмой — первые право и обязанность, возникающие у организации с момента наделения ее статусом субъекта права, и они же сопровождают коммерческую организацию на всем протяжении ее существования и прекратятся одновременно с ней. Вместе с тем являются ли эти право и обязанность правами и обязанностями на фирму как на средство индивидуализации? И говорим ли мы об исключительном праве в данный момент? Думается, что нет.

Как уже было неоднократно замечено, путаница возникает, когда смешивается фирма как часть субъекта и фирма как объект права. Очевидно, что государственной регистрации достаточно для признания фирмы частью субъекта права. С этого момента коммерческая организация обязана действовать именно под фирмой, сообщая ее своим потенциальным контрагентам. Любой субъект, который будет порочить коммерческую организацию, распространяя о ней не соответствующие действительности сведения, путем включения фирмы коммерческой организации в свои сообщения в СМИ или в иных источниках (а никак иначе, кроме как посредством фирмы коммерческую организацию не удастся идентифицировать), может быть привлечен к ответственности в форме возмещения убытков, причиненных деловой репутации организации, поэтому с момента государственной регистрации у коммерческой организации возникает право на деловую репутацию и доброе имя, которые тесно связаны с фирмой. Это значит, что личное право на фирму у коммерческой организации возникает с момента ее государственной регистрации.

Что же касается момента возникновения исключительного права на фирму, то здесь ситуация несколько сложнее. Как мы уже выяснили, совершенно точно исключительное право не может возникнуть до государственной регистрации коммерческой организации по уже упомянутым причинам. Остается вопрос: является ли государственная регистрация коммерческой организации единственным основанием возникновения исключительного права на фирму как объект?

В соответствии с п. 10 Положения о фирме 1927 г. право на фирму возникало с момента, когда фактически начиналось пользование ею независимо от регистрации, при условии соответствия фирмы установленным требованиям. Норма положения соответствовала правилам Конвенции по охране промышленной собственности. В соответствии со ст. 8 Конвенции по охране промышленной собственности фирменное наименование охраняется без регистрации.

В течение длительного периода времени ведется дискуссия относительно влияния регистрации на возникновение исключительного права на фирменное наименование по отечественному праву <1>.

———————————

<1> Об этой дискуссии см., например: Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. Учебник. М., 2001. С. 582 — 583; Козлов С.К. Государственная регистрация фирменных наименований: миф или реальность? // Патенты и лицензии. 2002. N 3. С. 15 — 20; Гукасян Л. Охрана интеллектуальной собственности // Закон. 1999. N 7. С. 41; Петров И. Исключительное право на фирменное наименование // Интеллектуальная собственность. 2000. N 6. С. 18 — 19.

В соответствии с положениями ГК РФ исключительное право на фирменное наименование относится к нерегистрируемым, как и само фирменное наименование. Речь в ст. 1475 ГК РФ идет не о регистрации исключительного права на фирменное наименование, а государственной регистрации самого юридического лица — правообладателя. Это обстоятельство отмечено в п. 58.1 Постановления N 5/29.

Представляется, что прав А.Г. Санников, полагающий, что коммерческая организация «имеет исключительное право на фирменное наименование без его регистрации в силу самого факта пользования им… права на фирменное наименование приобретаются со дня регистрации коммерческой организации… никакой отдельной регистрации фирменного наименования не существует» <1>. Включение фирменного наименования в ЕГРЮЛ в первую очередь призвано обслуживать цели идентификации субъекта торгового оборота, без которой сама предпринимательская деятельность с участием коммерческой организации невозможна, и лишь в качестве дополнительной задачи является средством публичного оповещения третьих лиц и доказательством наличия приоритета в применении наименования <2>. Государственная регистрация коммерческой организации под фирмой не может рассматриваться как регистрация исключительного права на саму эту фирму. При заполнении заявления о государственной регистрации юридического лица заявитель указывает множество разнообразной информации о созданном юридическом лице помимо фирменного наименования, однако не следует считать, что существует государственная регистрация адресов мест нахождения юридических лиц, учредителей юридических лиц, их уставных капиталов и пр. Это все — сведения о юридическом лице, но не непосредственный объект регистрации. Равно как и само по себе, внесение какого-то сведения в ЕГРЮЛ не позволяет делать вывод о существовании на это сведение какого-то субъективного права в силу самого факта включения в ЕГРЮЛ.

———————————

<1> Санников А.Г. Фирменным наименованиям — надежную защиту // Патенты и лицензии. 1996. N 9. С. 19.

<2> Гражданское и торговое право зарубежных государств / Под ред. Е.А. Васильева, А.С. Комарова. С. 191.

При рассмотрении принципа уникальности (различительной способности) фирмы мы уже отмечали, что распространяется уникальность только в отношении ведения определенной деятельности, а не абстрактно. В связи с чем для того, чтобы можно было говорить о возникновении исключительного права, не достаточно зарегистрировать юридическое лицо; исходя из буквального толкования закона, необходимо также приступить к осуществлению деятельности <1>. Отметим, что судебная практика по этому поводу неоднозначна. В соответствии с п. 59 Постановления N 5/29 при осуществлении защиты права на фирменное наименование суды должны учитывать только дату включения фирменного наименования коммерческой организации в ЕГРЮЛ, но не дату начала соответствующей деятельности. Такой вывод судов вызывает определенные сомнения по его соответствию Конвенции по охране промышленной собственности и общим принципам фирмы. Различительная способность фирменного наименования должна выявляться индивидуально в каждом конкретном случае. Само по себе наличие в ЕГРЮЛ нескольких коммерческих организаций, имеющих тождественные или сходные фирменные наименования, не может рассматриваться как нарушение исключительного права на фирменное наименование.

———————————

<1> См.: Гаврилов Э. Указ. соч. С. 41.

Представляется, что при рассмотрении спора обязательно должно устанавливаться ведение аналогичной деятельности, а не только лишь указание видов деятельности в уставе. В этом и состоит «фактическое использование» фирменного наименования. Постепенное расширение сфер деятельности коммерческой организации приводит к увеличению числа сфер, на которые оно распространяется, и для каждого вновь зарегистрированного субъекта число сфер, в которых нельзя использовать фирменное наименование, тождественное или сходное до степени смешения с фирменным наименованием предшественника, будет определяться исходя из фактических обстоятельств в зависимости от использования фирменного наименования при ведении определенной деятельности. Представляется, что именно такое понимание момента возникновения исключительного права на фирменное наименование в наибольшей степени соответствует положениям ст. 8 Конвенции по охране промышленной собственности. В свою очередь, позиция, изложенная в Постановлении N 5/29, нуждается в корректировке.

Несмотря на наличие вышеуказанной позиции Верховного и Высшего Арбитражного Судов, при рассмотрении споров суды не только устанавливают даты включения записей в ЕГРЮЛ, но и проводят сопоставление видов осуществляемой деятельности. В этом смысле типичным примером является спор ООО «ПОСТСЕРВИС СПб» и ООО «ПОСТСЕРВИС» о запрете последнему использовать фирменное наименование «ПОСТСЕРВИС» при ведении аналогичной деятельности. При рассмотрении спора суд не только устанавливал даты регистрации в ЕГРЮЛ, но и выявлял, что ответчик и истец фактически осуществляют аналогичную деятельность, изучал документацию, рекламу, интернет-сайт истца и ответчика <1>. Такой подход представляется более правильным.

———————————

<1> Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 сентября 2014 г. по делу N А56-8713/2014, оставлено в силе Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 20 января 2015 г. N С0101388/2014.

Таким образом, фирма возникает с момента включения ее в учредительный документ или решения о создании коммерческой организации; личные права на фирму, обязанность выступать в обороте под фирмой возникают с момента государственной регистрации юридического лица и существуют до момента его прекращения. Субъективное исключительное право на фирменное наименование возникает в силу сложного фактического состава, в который включается: а) приобретение правоспособности коммерческой организацией путем ее государственной регистрации в качестве юридического лица и включения соответствующей записи, содержащей в том числе и сведения о фирменном наименовании в ЕГРЮЛ, а также: б) фактическое начало пользования фирменным наименованием путем осуществления деятельности в определенной сфере.

§ 5.3. Содержание правоотношения

по поводу фирменного наименования

В литературе предлагают различать право на фирму и право из фирмы <1>. Под правом на фирму предлагают понимать абстрактную возможность выступления в гражданском обороте под своим фирменным наименованием. В таком виде право на фирму является элементом правоспособности юридического лица. Являясь правом для коммерческой организации в частных правоотношениях, вместе с тем выступление в гражданском обороте именно под своим, а не под чужим или вымышленным именем является юридической обязанностью коммерческой организации, установленной публичным порядком в целях защиты публичного интереса (в частности, стабильности гражданского оборота), — в этом проявляется принцип обязательности фирмы.

———————————

<1> См.: Городов О.А. Право на средства индивидуализации. М., 2006. С. 223.

Как мы выяснили в предыдущем параграфе, права из фирмы возникают у юридического лица в связи с тем, что оно зарегистрировано в ЕГРЮЛ под определенным именем и использует его для осуществления определенной деятельности.

Рассмотрим содержание субъективных прав на фирменное наименование.

Вопрос о том, возникают ли в отношении фирменного наименования личные неимущественные права, является дискуссионным. По мнению В.А. Дозорцева, в отношении средств индивидуализации личных неимущественных прав нет вообще <1>. По мнению О.А. Городова, «в структуру исключительного права на фирменное наименование не входят в качестве элементов личные неимущественные права» <2>. Следует отметить, что с такой постановкой вопроса сложно спорить. Совершенно очевидно, что личные права в исключительное право не входят — и это положение является правильным не только в отношении фирменных наименований, но и в отношении любых объектов, на которые исключительное право может возникать в силу закона. В соответствии с положениями ГК РФ исключительное право, личные права и иные права могут возникать в отношении объекта интеллектуальной собственности. Статья 1226 ГК РФ прямо называет исключительное право имущественным. Само по себе то очевидное обстоятельство, что исключительное (имущественное) право не является личным (неимущественным), вряд ли нуждалось бы в специальном упоминании. По всей видимости, ученый хотел показать отсутствие в отношении фирменного наименования личных прав, и с таким выводом мы согласиться не можем. Свою позицию ученый обосновывает возможностью продать, сдать в залог или аренду, передать в доверительное управление фирму. Действующее законодательство не устанавливает возможности распоряжения исключительным правом, однако следует заметить, что даже и при существовании иного правового регулирования, которое имело место на момент соответствующего высказывания ученого, само по себе существование возможности отчуждения не исключает признания отчуждаемого блага объектом также и неимущественных прав. Как мы уже отмечали, в фирменное наименование могут включаться произведения, представляющие собой объекты авторского права, при наличии в них достаточной степени новизны и творчества, в таком случае фирменное наименование охраняется не только законодательством об исключительных правах, но и положениями ГК РФ об авторском праве. Пункт 2 ст. 1228 ГК РФ устанавливает, что на результат интеллектуальной деятельности право авторства возникает всегда, другое дело, что иные личные неимущественные права возникают лишь в случаях, предусмотренных законом. Практически на все результаты интеллектуальной деятельности неизменно возникают личные неимущественные права (например, уже упомянутое право авторства) и на большую часть из них одновременно возникает и исключительное право. Например, автор добавления фирмы имеет совокупность неотчуждаемых личных прав и исключительное право, которым он может распоряжаться, передав по лицензионному договору, внеся в оплату уставного капитала, и пр. В этом смысле удивительна позиция Д.Ю. Чежия, который отмечает, что «фирма обладает признаками продукта творческой деятельности», но при этом «фирма, конечно, не является объектом авторского права, не охраняется как произведение, а ее «творец» не получает соответствующих личных неимущественные прав», и далее делает вывод: «Воплощенное в ней нематериальное благо самоценно как таковое в единстве с носителем-фирмовладельцем» <3>. То есть получается, что, с одной стороны, да, фирма продукт творческой деятельности, с другой — нет — это не произведение.

———————————

<1> См.: Дозорцев В.А. Комментарий к схеме «Система исключительных прав» // Интеллектуальные права. Понятие. Система. Задачи кодификации: Сб. ст. М., 2005. С. 47.

<2> Городов О.А. Право на средства индивидуализации. С. 223.

<3> См.: Чежия Д.Ю. Указ. соч. С. 38.

Представляется, что неверно сводить все права на фирменное наименование только лишь к исключительному. В юридической литературе отрицается существование авторских прав на фирменное наименование без должной аргументации, хотя авторское право охраняет произведения независимо от их достоинств и назначения (п. 1 ст. 1259 ГК РФ). Фирменное наименование, состоящее из нескольких слов, соответствует требованиям к произведениям (выраженное в объективной форме, отличается новизной и творческим характером). Таким образом, на фирменное наименование возникают личные права у гражданина-создателя (у юридического лица права авторства возникнуть не могут) <1>. Однако этим личные права на фирменное наименование не исчерпываются. Фирменное наименование является объектом не только исключительного права, но и личных неимущественных прав самой коммерческой организации. Это неудивительно, учитывая происхождение фирмы и ее функции. Фирма произошла от имени купца, о том, что на гражданское имя возникают личные права, споры даже и не ведутся. На это обстоятельство справедливо указывает Е.А. Кондратьева, отмечая, что, выполняя функции по индивидуализации субъекта, фирменное наименование влияет на спрос на товары, работы или услуги, связи с контрагентами и партнерами юридического лица, формирует его деловую репутацию и в этом смысле выступает своеобразным нематериальным активом, так же как и тесно связанная с ним деловая репутация <2>. То обстоятельство, что эти личные права не упомянуты в разделе, посвященном правовому режиму фирмы как средства индивидуализации, объяснимы дуализмом сущности фирмы и тем, что личные права возникают на фирму не как на средство индивидуализации, а на фирму как воплощение деловой репутации коммерческой организации, ее доброго имени.

———————————

<1> В литературе встречаются высказывания, согласно которым якобы исключительное право и авторское право на фирменное наименование могут совпасть у одного субъекта, однако это мнение не сопровождается никакими аргументами, а с точки зрения буквы закона вряд ли оно обоснованно. См.: Иванов А.Б. Указ. соч. С. 43.

<2> См.: Кондратьева Е.А. Объекты интеллектуальных прав: особенности правовой охраны. М., 2014. С. 97 — 105.

О том, что на фирменное наименование возникают личные неимущественные права, писали в юридической литературе. Так, М.А. Селюков отмечал, что право на средства индивидуализации является личным неимущественным благом и абсолютным правом <1>. В.А. Дмитриев полагает, что рассмотрение права на фирму в качестве личного неимущественного является традиционным <2>.

———————————

<1> См.: Селюков М.А. Индивидуализация юридических лиц: Дис. … канд. юрид. наук. Белгород, 2006. С. 21.

<2> См.: Дмитриев В.А. Гражданско-правовая индивидуализация юридических лиц и результатов их деятельности: Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2003. С. 64 — 65.

Специальное исследование личных прав юридического лица на фирму предпринято В.С. Толстым. Он полагал, что право на фирменное наименование представляет собой реализацию права на внешний облик. Он отмечал, что «право на внешний облик включает в себя возможность предстать перед другими участниками отношений под любым знаком» <1>. По мнению ученого, право на обозначение вытекает из существа автономии воли участников гражданских правоотношений и личное неимущественное право на обозначение представляет собой «возможность юридического лица выбрать по своему усмотрению обозначения для себя, своих подразделений» <2>.

———————————

<1> Толстой В.С. Указ. соч. С. 166 — 167.

<2> Толстой В.С. Указ. соч. С. 167.

О том же писал А. Эрделевский, отмечая, что поскольку имя идентифицирует субъекта, в том числе и как обладателя определенной репутации, то оно неразрывно связано с такими нематериальными благами, как честь, достоинство и деловая репутация <1>. Отдельные ученые полагают, что по своему содержанию право на фирменное наименование, возникающее у коммерческой организации, соответствует по характеристикам правам личности и называют его правом, приравниваемым к правам личности <2>.

———————————

<1> Эрделевский А. Указ. соч. С. 18.

<2> См.: Рожкова М., Ворожевич А. Указ. соч. С. 59.

Можно назвать следующие личные права на фирменное наименование, принадлежащие коммерческой организации:

1) право на выбор фирменного наименования. При создании фирменное наименование выбирается для коммерческой организации ее учредителями, действующими в ее интересе, но с момента ее государственной регистрации далее право на выбор фирмы принадлежит самой организации. Оно может быть реализовано в том числе путем перемены фирмы;

2) право на неприкосновенность фирмы и защиту ее от искажений. Это право состоит в том, что коммерческая организация вправе требовать от каждого, кто сообщает информацию о ней, правильно отображать ее фирменное наименование — в соответствии с полным или сокращенным наименованием;

3) право на деловую репутацию, связанную с фирменным наименованием.

Личные права на фирму являются абсолютными, включают в себя право на собственные действия управомоченного лица и право требования воздержания от нарушения этих прав от окружающих. Эти права существуют и подлежат охране бессрочно, даже после изменения фирменного наименования коммерческой организацией. После ликвидации коммерческой организации защиту принадлежавших ей личных прав могут осуществлять учредители и иные заинтересованные лица.

В этом смысле любопытно следующее дело. Смешанное товарищество «Гнездышко», образованное в 1994 г., было реорганизовано в 1995 г. в товарищество на вере «Конэксбизнес и компания». Через 10 лет после этого, в 2005 г., в еженедельной газете была опубликована статья негативного содержания о текущей деятельности организации, где она именовалась «Гнездышко». При рассмотрении дела по иску о защите деловой репутации ответчик ссылался на то, что фирменное наименование истца не упомянуто, поскольку на момент публикации в СМИ организации, действующей под фирмой «Гнездышко», не существовало. Истцы утверждали, что деловая репутация товарищества на вере связана именно с фирменным наименованием правопредшественника, под этой фирмой контрагенты знают организацию. Суд согласился с доводами истца и удовлетворил исковые требования <1>. Представляется, что правовая позиция суда по этому делу свидетельствует о признании бессрочно существующего личного права на фирму.

———————————

<1> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19 ноября 2007 г. N А33-28025/05-Ф02-8540/07.

Как мы уже отмечали, отдельные авторы полагают, что исключительное право — это единственное возникающее на фирменное наименование право и отрицают существование каких-либо еще. С другой стороны, некоторые ученые полагают ошибочным само отнесение фирменного наименования к объектам интеллектуальных прав, обосновывая эту ошибку неразработанностью отечественного фирменного права <1>.

———————————

<1> См.: Рожкова М., Ворожевич А. Указ. соч. С. 57 — 68.

Исходя из буквального толкования закона на фирменное наименование возникает исключительное право. Оно представляет собой право коммерческой организации использовать фирменное наименование любым, не противоречащим закону способом (п. 1 ст. 1229 ГК РФ).

Исключительное право на фирменное наименование является абсолютным. То есть одному управомоченному лицу — коммерческой организации в таком отношении противостоит неопределенный круг обязанных лиц, которые должны воздерживаться от нарушения права управомоченного лица. Абсолютный характер исключительного права предполагает юридическую монополию на его использование в качестве средства индивидуализации участника гражданского оборота. Исключительное право включает в себя позитивную и негативную составляющую <1>. Позитивная часть исключительного права состоит из возможности совершения с объектом исключительного права любых действий. Негативная составляющая включает в себя запрет всем иным лицам совершать в отношении объекта исключительного права какие-либо действия, в том числе препятствовать в осуществлении права управомоченного лица.

———————————

<1> Городов О.А. Право на средства индивидуализации. М., 2006. С. 221.

В литературе по-разному оценивается значение позитивной и негативной составляющей исключительного права. Некоторые авторы полагают, что основным содержанием исключительного права является именно запрет всем окружающим совершать с объектом любые действия <1>. Для других авторов основным содержанием является положительная составляющая исключительного права <2>. Особенности фирменного наименования как объекта, порядок его возникновения приводят к тому, что абсолютный характер исключительного права несколько более ослаблен в сравнении с исключительным правом на иные объекты (например, изобретения, товарные знаки и иные регистрируемые объекты). Основным проявлением такого ослабления является невозможность полного запрета использования тождественных и сходных до степени смешения фирменных наименований. Об этом писали еще дореволюционные ученые, отмечая невозможность распространения исключительного права на фирму на всю территорию государства. Абсолютный характер исключительного права на фирму по современному отечественному законодательству распространяется лишь на ту сферу, которую избрала себе коммерческая организация — правообладатель, имеющая «старшую» регистрацию под данным фирменным наименованием. Такая ограниченность действия абсолютного права на фирменное наименование и ставит его под сомнение. В качестве одного из предложений, направленных на преодоление ограничений абсолютного характера исключительного права на фирменное наименование, иногда называют включение в структуру фирменного наименования в качестве обязательного компонента указания на место регистрации или место нахождения юридического лица <3>.

———————————

<1> См.: Еременко В. Содержание и природа исключительных прав (интеллектуальной собственности) // Интеллектуальная собственность. 2000. N 4. С. 34.

<2> Рабец А.П. Правовая охрана товарных знаков в России: современное состояние и перспективы. СПб., 2003. С. 216.

<3> Городов О.А. Право на средства индивидуализации. С. 222.

Статья 1474 ГК РФ посвящена регулированию реализации исключительного права на фирменное наименование. В литературе дискуссионным является вопрос о том, подлежит ли применению к реализации исключительного права норма ст. 1229 ГК РФ или нет. Отдельные авторы полагают, что ст. 1229 ГК РФ сформулирована в качестве общей нормы и применяется к исключительному праву в отношении любых объектов <1>, другие полагают, что для распространения этой нормы на регулирование реализации исключительного права в законе должна быть специальная бланкетная норма, содержащая отсылку на общие правила <2>. Представляется, что логика построения гл. 69 ГК РФ обычна для ГК РФ. Упоминание в ст. 1225, 1227, 1229 ГК РФ фирменных наименований, включение их в обобщающее понятие «результаты интеллектуальной деятельности» в ст. 1226 ГК РФ исключают возможность двоякого толкования. Несомненно, гл. 69 ГК РФ применяется к регулированию отношений, связанных с использованием фирменных наименований. Для этого не требуется каких-то специальных дополнительных указаний. Как и любой общий закон, его нормы вытесняются специальным законом при коллизиях.

———————————

<1> См.: Еременко В.И. Право на фирменное наименование в части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации // Законодательство и экономика. 2008. N 3.

<2> См.: Гаврилов Э. Указ. соч. С. 37.

Правообладатель (коммерческая организация) в отношении фирменного наименования имеет правомочие использования, под которым можно понимать позитивную юридическую возможность осуществления с фирменным наименованием любых, не противоречащих закону действий.

Использование фирменного наименования может осуществляться различными способами. Перечисленными в законе правомочными способами содержание исключительного права не исчерпывается, перечисляются лишь основные из возможных действий. Еще дореволюционные юристы выделяли наиболее распространенные формы такого использования, сохранившие свою актуальность и в современных условиях и даже нашедшие закрепление в ГК РФ. Так, П.П. Цитович отмечал, что «фирма главным образом употребляется как подпись, как заголовок разных бланков» <1>. Он же отмечал возможность использования фирмы для «клеймения». Проставление фирмы торговца на товаре, по его мнению, обозначало, что товар побывал в руках торговца, им одобрен для обращения, он метит качество товара, насколько за такое качество ручается общественная репутация фирмы <2>. Г.Ф. Шершеневич дополнял список указанием на возможность размещения фирмы на вывеске, указывающей публике, какого рода сделки совершаются в данном заведении <3>.

———————————

<1> Цитович П.П. Указ. соч. С. 96.

<2> Там же. С. 97.

<3> См.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 189.

Эти способы использования фирменного наименования актуальны и на современном этапе. Пункт 1 ст. 1474 ГК РФ дополняет его указанием на возможность использования фирменного наименования путем его указания в счетах, иной документации, в объявлениях и рекламе, а также в сети Интернет.

Двойственность фирмы приводит к тому, что зачастую не представляется возможным определить, что происходит при размещении фирмы — реализация исключительного права на фирму, исполнение обязанности выступать в гражданском обороте под своей фирмой или осуществляется реализация личного абсолютного права на фирму. Попробуем разобраться с тем, что происходит при использовании фирмы способами, указанными в ст. 1474 ГК РФ.

Закон называет в качестве одной из возможностей использование фирменного наименования путем указания на вывесках. Значение размещения фирменного наименования на вывеске простирается значительно дальше, чем просто реализация исключительного права на фирменное наименование. Представляется, что именно использование на вывеске — главное действие, которое можно осуществить с фирмой. В размещении фирмы на вывеске реализуются все права и обязанности в отношении фирмы, выполняются все ее функции.

Следует отметить, что содержание, размещение, общий вид вывески никогда не были детально регламентированы на законодательном уровне, что порождает довольно много судебных споров, связанных с разграничением вывески и наружной рекламы.

Природа вывески и права на нее вызывают определенные сомнения. В частности, отмечают, что вывеска представляет собой вещь, на нее возникает вещное право, исходя из чего вывеска может быть продана как вместе с тем сооружением, зданием, на котором она размещена, так и отдельно от него, вместе с тем передача вывески как вещи, очевидно, не означает передачи права на фирменное наименование <1>. В то же время высказывается мнение о том, что право на вывеску есть право на фирму, никакого более права на нее нет. Кроме того, еще дореволюционные исследователи говорили о двойственной природе права на вывеску, в котором сочетаются элементы вещного права в отношении материального носителя и исключительного права на фирму <2>.

———————————

<1> См.: Гусаков А.Г., Нерсесов Н.О. Торговое право: конспективный курс лекций по торговому и вексельному праву. М., 1876. С. 58.

<2> О дискуссии см.: Розенберг В.В. Указ. соч. С. 46 — 47.

В.В. Розенберг отмечал, что уже этимология слова «вывеска» ясно показывает, что она есть нечто такое, что вывешено, т.е. предмет, помещенный снаружи торгового помещения и являющийся внешним отличительным признаком, позволяющим установить местонахождение и род той профессиональной промысловой деятельности, которая осуществляется в данном заведении. Оформление вывески и ее содержание определяются в зависимости от ожидаемых вкусов и потребностей потенциальных потребителей («публики») <1>.

———————————

<1> См.: Там же. С. 41 — 42.

Вывеска в дореволюционном отечественном праве рассматривалась как самостоятельное средство индивидуализации <1>, в настоящее время закон такового не выделяет, что, однако же, не делает вывеску менее значимой.

———————————

<1> См.: Орлова В.В. Указ. соч. С. 51.

Размещение вывески, несомненно, представляет собой исполнение обязанности выступления в гражданском обороте под собственным именем. Размещение фирменного наименования на вывеске представляет собой способ доведения информации о личности юридического лица, т.е. идентификации потенциального контрагента. Правовое значение размещения указания фирменного наименования коммерческой организации на вывеске представляет собой надлежащее уполномочие всех физических лиц, которые в обозначенном вывеской заведении будут осуществлять определенную деятельность — действовать от имени юридического лица. В этом смысле деятельность под вывеской рассматривается как полномочие, явствующее из обстановки. Неслучайно практика ведения предпринимательской деятельности не предполагает наделения доверенностями всех сотрудников магазина, ателье, кафе, кинотеатра и пр. Из обстановки, включающей размещение на входе вывески с фирменным наименованием, следует полномочие всех лиц, находящихся внутри обозначенного вывеской заведения и имеющих признаки, позволяющие идентифицировать их с организацией (униформа, бейджик с именем, допуск к оборудованию и технике и пр.), выступать от имени коммерческой организации, обозначенной на вывеске. Судебная практика однозначно рассматривает таких работников как представителей юридического лица, обозначенного на вывеске. Вывеской с фирмой, таким образом, обозначается сфера распространения контроля коммерческой организации за любыми действиями, совершаемыми в заведении. В этом мы видим проявление идентификационной функции фирменного наименования.

Обязанность субъекта размещать информацию о своем фирменном наименовании до потребителя путем размещения на вывеске установлена п. 1 ст. 9 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей», в этом смысле использование фирменного наименования путем размещения на вывеске оказывается исполнением юридической обязанности субъекта в ином правоотношении и реализацией информационной функции фирмы.

П.П. Цитович писал, что если фирма различает торговлю и предприятие, то назначением вывески является отличение одного помещения от другого, а также выражение готовности торговца совершать с любым желающим основные торговые действия в указанное на вывеске время работы <1> (выделено мной. — С.Ф.). Именно вывеска позволяет выделять те предложения коммерсанта, которые можно рассматривать в качестве публичной оферты. В этом смысле показательна норма п. 2 ст. 494 ГК РФ, согласно которой выставление в месте продажи товаров, демонстрация их образцов или предоставление сведений о продаваемых товарах признается публичной офертой независимо от того, указаны ли цена и другие существенные условия договора розничной купли-продажи. Таким образом, размещение товара на витрине в торговом помещении, обозначенном вывеской продавца, само по себе рассматривается в качестве предложения этого продавца заключить договор купли-продажи. Для сравнения: если товар будет выложен на витрине, не обозначенной вывеской продавца, то такое выкладывание вещи не может рассматриваться как оферта.

———————————

<1> См.: Цитович П.П. Указ. соч. С. 98.

Размещение фирмы на вывеске, несомненно, выполняет индивидуализирующую функцию, позволяя отличать коммерсанта от других. Неслучайно довольно много вопросов вызывает размещение рядом друг с другом заведений-конкурентов, действующих под тождественными или сходными до степени смешения фирмами.

Таким образом, использование фирмы путем размещения на вывеске позволяет обозначить субъекта торгового оборота, наделить полномочиями действовать от имени организации всех субъектов, находящихся в заведении, обозначенном вывеской и имеющих идентификационные признаки принадлежности к коммерческой организации, выделить коммерсанта из числа прочих коммерсантов, а его товары, работы и услуги среди аналогичных товаров, работ и услуг на рынке.

Следующим способом использования фирменного наименования является его указание на бланках, в счетах и иной документации. Оно может производиться либо путем включения фирменного наименования в текст документа, либо посредством постановки печати.

Фирменное наименование может использоваться коммерческой организацией в своей круглой печати. С принятием Федерального закона от 6 апреля 2015 г. N 82-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части отмены обязательности печати хозяйственных обществ» использование круглой печати с фирменным наименованием хозяйственного общества не является обязательным, однако по собственному усмотрению такое использование допустимо.

Использование фирмы на бланках и в иной документации в первую очередь является исполнением обязанности действовать в гражданском обороте под собственным именем. С помощью указания фирмы в документах эти документы связываются с коммерческой организацией, а лицо, подписывающее эти документы, указывает на свою принадлежность к деятельности организации. Указание фирмы на бланке, в иной документации является наряду с иными обстоятельствами доказательством совершения действия организацией, тем самым «материализованным следом» участия юридического лица в обороте, на которые мы вынуждены ориентироваться, выявляя участие в обороте юридических лиц исходя из нематериальной сущности юридического лица. Указание фирмы в выдаваемых организацией документах установлено в подавляющем большинстве нормативных правовых актов, регулирующих особенности заключения отдельных видов договоров с потребителями. Например, в соответствии с п. 20 Правил продажи товаров по образцам, утв. Постановлением Правительства РФ от 21 июля 1997 г. N 918, при заключении договора купли-продажи товара по образцам в договоре обязательно должно быть указано наименование продавца. Аналогичная обязанность установлена подп. «ж» п. 9 Правил продажи товаров дистанционным способом (утв. Постановлением Правительства РФ от 27 сентября 2007 г. N 612).

Следующим способом использования фирменного наименования является его размещение в объявлениях и рекламе. Отметим, что использование фирмы в рекламных объявлениях зачастую порождает практические сложности и представляет собой действия на грани злоупотребления правом. В отношении содержания рекламы законодательно установлен целый ряд специальных требований, лишь при соблюдении которых рекламу можно рассматривать как надлежащую (добросовестную и достоверную — ст. 5 Федерального закона «О рекламе»). В частности, ненадлежащей является реклама, которая содержит некорректные сравнения рекламируемого товара с находящимися в обороте товарами, которые произведены другим субъектом. В соответствии с п. 29 Постановления Пленума ВАС РФ от 8 октября 2012 г. N 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона «О рекламе» использование в рекламе сравнительной характеристики объекта рекламирования с иными товарами, например путем употребления слов «лучший», «первый», «номер один», должно производиться с указанием конкретного критерия, по которому производится сравнение и который имеет объективное подтверждение. В противном случае подобная реклама рассматривается как недостоверная. Исключительное право на фирменное наименование позволяет субъектам включать в свои рекламные объявления свою фирму, в том числе добавление которой содержит текст, в ином случае расцениваемый как недостоверная или недобросовестная реклама. Зачастую при выборе фирменного наименования учредители руководствуются именно желанием в будущем использовать добавления своей фирмы в рекламе и тем самым обходить ограничения, установленные законодательством о рекламе. Один из примеров подобного фирменного наименования мы разместили в Приложении N 1 — ООО «! Очень чисто». Особенно ярко указанная ситуация иллюстрируется в следующем деле. Общество с ограниченной ответственностью «Первая юридическая компания. Первая по праву» в свои рекламные объявления, а также на все документы, исходящие от данной организации, включала свое фирменное наименование. Один из конкурентов — организация ЗАО «Сибирская юридическая компания» счел, что подобные рекламные объявления являются недостоверной рекламой и обратился с жалобой в антимонопольный орган, однако в возбуждении дела по признакам нарушения законодательства о рекламе было отказано. ЗАО «Сибирская юридическая компания» обжаловало отказ антимонопольного органа в суд, суды всех инстанций согласились с доводами антимонопольного органа, тем самым подтвердив существование права размещать в рекламных объявлениях фирменное наименование коммерческой организации в том виде, в каком оно определено в ее уставе <1>. По всей видимости, учредители ООО «Самая лучшая компания» (ОГРН 1082536002009) выбирали фирменное наименование для своей коммерческой организации также с прицелом на его использование в рекламных объявлениях. По данным ЕГРЮЛ, зарегистрировано довольно много подобных юридических лиц, фирменные наименования которых содержат использование слов и выражений, недопустимых для рекламы в силу прямого указания закона (ООО «Самая лучшая одежда», ООО «Лучшая вода», ООО «Лучшая цена», ООО «Лучшая химчистка» и пр.). В Приложении N 2 к настоящей монографии мы разместили пример такой фирмы — фрагмент выписки из ЕГРЮЛ ООО «Лучшие дверные ручки». Представляется, что исходя из правовой позиции, высказанной по приведенному выше спору в отношении фирменного наименования ООО «Первая юридическая компания. Первая по праву», нет оснований привлечения к ответственности за нарушение законодательства о рекламе при размещении фирменных наименований приведенных и других подобных юридических лиц. Вместе с тем использование подобного рода фирменных наименований вряд ли можно квалифицировать как добросовестную деятельность; в ней могут быть обнаружены также признаки злоупотребления правом. Судебной практики применения ст. 1 и 10 ГК РФ в отношении юридических лиц, чьи фирменные наименования, как и приведенные выше, фактически включают некорректные сравнения с конкурентами, к сожалению, не удалось обнаружить. В настоящей монографии мы уже неоднократно высказывали свою позицию относительно того, что оптимальным способом регулирования отношений, связанных с использованием фирменных наименований в тех случаях, когда законодательное регулирование явно «пробуксовывает» в силу его недостаточной пластичности и способности учитывать нюансы отношений, является обычно-правовое регулирование, а также регулирование сообществом коммерсантов посредством разработки и принятия сводов лучшей практики в данной области.

———————————

<1> См.: Определение ВАС РФ от 18 февраля 2013 г. N ВАС-1699/13.

Закон называет способом использования фирменного наименования также указание его на товарах или их упаковках. Такое использование фирменного наименования в дореволюционном праве именовалось «клеймением». Простановка имени на вещи именовалась «тамга», с ее помощью осуществлялась фактическая индивидуализация — тамгу выжигали для отличения своих вещей от чужих. Тамга получила развитие в клеймо. Если тамга использовалась для нанесения собственного имени на свои вещи, то клеймо представляло собой нанесение собственного имени на вещи, предназначенные для продажи. Считается, что именно клеймо получило дальнейшее развитие в товарный знак. Вместе с тем клеймение представляет собой нанесение на вещь имени коммерсанта (фирмы), тогда как товарный знак может не включать имени субъекта, а основываться на каких-либо иных образах. В этом случае назначение фирменного наименования наиболее тесным образом соприкасается с назначением товарного знака. Посредством размещения фирменного наименования производителя или продавца на товаре производится не столько идентификация уже субъекта, сколько индивидуализация товара, выделение его из числа однородных товаров путем привязки его к конкретной коммерческой организации — правообладателю.

Следующая названная в законе возможность состоит в использовании фирменного наименования в сети Интернет, может реализовываться посредством использования фирмы в доменном имени, а также для наполнения содержанием интернет-сайта, страничек в социальных сетях и пр. Наибольшее число споров возникает по поводу использования фирмы в доменном имени. Основная проблема состоит в том, что доменное имя имеет абсолютную уникальность, а фирма — относительную, в пределах различительной способности. Мы уже приводили в настоящей работе словесное обозначение «Эверест», которое использовано в добавлениях фирм более чем 4000 коммерческих организаций. Особенности адресации в сети Интернет приводят к тому, что может существовать лишь один интернет-сайт, обозначаемый доменным именем everest.ru <1>, все остальные организации, имеющие такое добавление в фирме, зарегистрировать такое же доменное имя не могут. В этом смысле характерным является следующее дело. ООО «КАМИ-Металл» обратилось с иском к гражданину о запрете использовать фирменное наименование истца путем администрирования доменного имени «ками-металл.рф» в сети Интернет. При рассмотрении спора было установлено, что истец был зарегистрирован в ЕГРЮЛ 25 декабря 2006 г., тогда как ответчик приступил к администрированию доменного имени лишь с 11 ноября 2010 г. Ответчик на странице в сети Интернет не размещал никакой информации о деятельности, однородной деятельности истца, несмотря на это суд счел, что использование фирменного наименования истца в доменном имени ответчика создает угрозу смешения в отношении предприятия, продуктов, промышленной или торговой деятельности конкурента, и запретил использование фирменного наименования истца в доменном имени ответчика <2>. Нельзя считать позицию суда по этому делу бесспорной.

———————————

<1> https://www.everest.ru

<2> См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 4 июля 2012 г. по делу N А56-43689/2011.

Право на фирменное наименование в настоящее время по российскому законодательству является неотчуждаемым. Вместе с тем такая ситуация существует не во всех правопорядках.

Очевидно, что решение вопроса о возможности отчуждения права на фирменное наименование неразрывно связано с определением того, что именно оно индивидуализирует. Об основных подходах, сложившихся в отечественной юридической науке, мы писали выше. Те правопорядки, которые признают, что фирменное наименование индивидуализирует субъекта-коммерсанта, не могут признавать возможности его отчуждения. Именно такая ситуация характерна для отечественного права.

Вместе с тем хорошая деловая репутация определенной коммерческой организации, связанная с ее фирменным наименованием, является притягательным объектом для торговых сделок. По мнению И.П. Грешникова, «имя коммерческой организации может являться товаром и в этом смысле оно приобретает некоторые свойства «бестелесной» вещи» <1>. О том же пишет В.Ю. Бузанов, отмечая, что деловая репутация или фирменное наименование представляет собой тот «невесомый компонент» имущественного комплекса коммерческой организации, который материализуется в виде разницы между балансовой стоимостью всех ее активов и обязательств и той реальной ценой, которую уплачивает покупатель в ожидании будущих выгод. Этим, по его мнению, обосновывается существование интересов торгового оборота, которые и должны быть обеспечены посредством признания имущественной ценности деловой репутации и поэтому ее принципиальной отчуждаемости <2>. Рассуждения ученого о возможности отчуждения фирменного наименования строились исходя из посылки об отсутствии законодательного запрета на такие сделки и общей дозволительности правового регулирования. Как ранее мы уже отмечали, законодатель колебался на этот счет, в отдельные периоды склоняясь к тому, чтобы относить фирменное наименование к средствам индивидуализации предприятия, а в другие — к средствам индивидуализации субъекта. В зависимости от принципиального решения этого вопроса законодателем и разрешается вопрос о допустимости его отчуждения. В настоящее время законодательство содержит недвусмысленное указание на недопустимость отчуждения фирменного наименования или права на него (ст. 1474 ГК РФ). Несмотря на прямое указание в законе, в литературе продолжают обосновывать отчуждаемость фирмы, отмечая, что исходя из интересов отдельных коммерческих организаций, нуждающихся в приобретении нового названия с включением в него организационно-правовой формы, не понятны законодательные ограничения права «собственника распоряжаться фирменным наименованием с целью извлечения прибыли» <3>. Не можем не заметить на сей счет, что в отношении фирменных наименований право собственности, безусловно, возникнуть не может — при любых подходах к природе фирменного наименования, как обозначенных в настоящей работе, так и в каких-то иных, вряд ли кто-то всерьез может рассматривать фирменное наименование в качестве вещи. Использование для средств индивидуализации понятия «интеллектуальная собственность» является в значительной мере метафорическим: не в вещно-правовом, а скорее в бытовом смысле <4>. Применять к интеллектуальной собственности непосредственно положения законодательства, относящиеся к праву собственности, нельзя. Подводя итоги, отметим, что сегодня видится бессмысленным отрицать существование законодательного запрета на отчуждение права на фирменное наименование. Позитивное право такой запрет содержит. Другой вопрос, что следует выяснить, как примирить этот запрет и потребности гражданского оборота, о которых совершенно справедливо говорят все названные ученые.

———————————

<1> Грешников И.П. Указ. соч. С. 184.

<2> См.: Бузанов В.Ю. Указ. соч. С. 26 — 28.

<3> См.: Каверинская С. Правовые коллизии и интересы владельцев фирменных наименований // Промышленная собственность. 2008. N 7. С. 35.

<4> См.: Гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. 2 / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2003.

В содержание исключительного права, являющегося, как уже отмечалось, абсолютным, включается помимо права на активные собственные действия также и право требовать от окружающих воздерживаться от совершения действий, посягающих на исключительное право на фирменное наименование. Адресованным третьим лицам запретам посвящены подп. 3 и 4 ст. 1474 ГК РФ. Управомоченное лицо вправе требовать воздержания от любых действий, связанных с неправомерным использованием фирменного наименования. Негативная часть исключительного права на фирменное наименование имеет определенные рамки. Запрещается лишь использовать чужое фирменное наименование в качестве средства индивидуализации, вместе с тем обладатель исключительного права на фирменное наименование не может запретить упоминать фирменное наименование в СМИ, в публикациях, посвященных анализу рынка, обобщениях судебной практики и пр. <1>. В этом проявляются коммуникативная и идентификационная функции фирменного наименования. С помощью фирмы третьи лица обозначают свои сообщения, относящиеся к коммерческой организации. В тех случаях, когда при этом не сообщаются недостоверные сведения о коммерческой организации, такое использование фирмы является правомерным.

———————————

<1> См.: Калятин В.О. Комментарий главы 76 части четвертой ГК РФ.

По справедливому утверждению В.П. Грибанова, «всякое субъективное право, будучи мерой возможного поведения управомоченного лица, имеет определенные границы как по своему содержанию, так и по характеру его осуществления» <1>. Не исключение и право на фирменное наименование. Пользование фирменным наименованием, как и любое субъективное право, имеет пределы. Исходя из выделенных в настоящей работе функций фирменного наименования очевидны границы правомерного использования фирменного наименования, которое не должно осуществляться со злоупотреблениями, с нарушением прав и законных интересов других лиц, общества и государства. Мы уже отмечали, что «руками» предпринимателя государство решает свои задачи, не составляет исключения и деятельность по приобретению и использованию фирменного наименования. Цель правового регулирования — не только предоставить предпринимателю возможность комфортного ведения бизнеса, что, конечно же, важно, но и решить социальные и экономические задачи государства. Именно необходимость реализации задач государства делает важным установление и поддержание пределов осуществления права на фирменное наименование.

———————————

<1> Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2001 (электронный ресурс СПС «КонсультантПлюс»).

Являясь абсолютным правом, право на фирменное наименование предполагает возможность осуществлять с ним любые действия. Вместе с тем, если какие-то из осуществляемых действий не позволяют выполнять социально-экономические задачи фирменного законодательства, то такие действия, формально находясь в рамках дозволенного поведения, в действительности оказываются использованием права во вред.

Исчерпывающего перечня таких действий нет и не может быть. Общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом потому и является общим началом регулирования отношений, что пронизывает право, являясь генеральным ограничителем поведения субъектов.

Нарушение пределов осуществления права может быть как в форме активного (действия), так и в форме пассивного (бездействия) поведения. В.П. Грибанов привел примеры пассивного поведения, являющегося злоупотреблением правом, — неиспользование мельницы, чтобы не платить установленный законом сбор, неиспользование промышленного строения и оборудования типографии, в результате чего они разрушались <1>. Все же чаще злоупотребительное поведение реализуется в активной форме (действия).

———————————

<1> Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав.

К действиям, связанным с использованием не в соответствии с назначением фирменных наименований, подлежащим запрету в соответствии со ст. 10 bis Конвенции по охране промышленной собственности, относятся:

— все действия, способные каким бы то ни было образом вызвать смешение в отношении предприятий, продуктов или промышленной или торговой деятельности;

— ложные утверждения при осуществлении коммерческой деятельности, способные дискредитировать предприятие, продукты или промышленную или торговую деятельность конкурента;

— указания или утверждения, использование которых при осуществлении коммерческой деятельности может ввести общественность в заблуждение относительно характера, способа изготовления, свойств, пригодности к применению или количества товаров.

Рассмотрим реализацию этих запретов применительно к использованию фирменного наименования.

Одним из вариантов недопустимого использования фирменного наименования является использование, осуществляемое с целью введения в заблуждение потенциальных контрагентов, создания у них неверных представлений о субъекте, осуществляемой им деятельности, участниках, предоставляемых гарантиях и пр. Такие действия могут осуществляться на различных стадиях существования права на фирменное наименование.

Еще дореволюционными исследователями отмечалось, что недопустимость введения в заблуждение окружающих с помощью фирменного наименования — одна из основных границ использования фирмы <1>.

———————————

<1> См.: Каминка А.И. Указ. соч. С. 133 — 134.

Недобросовестное использование фирменного наименования с целью получения необоснованных конкурентных преимуществ в отдельных случаях может рассматриваться как нарушение антимонопольного законодательства. Соответствующие примеры приведены в главе, посвященной защите права на фирменное наименование.

Как и любое право, исключительное право не должно использоваться не в соответствии с его назначением. Встречаются случаи, когда субъекты пытаются использовать исключительное право на фирменное наименование и установленные законом возможности для его защиты в нарушение общего запрета на злоупотребительные действия. Пожалуй, наиболее ярким примером подобного служит следующее дело. Четыре физических лица учредили ЗАО «ЭМАНТ». Через пять лет трое из них учредили еще одно ЗАО «Эмант», генеральным директором у обоих обществ выступало одно лицо — один из учредителей. Исходя из устава, обе организации занимались осуществлением аналогичной деятельности. По истечении четырех лет после регистрации второго юридического лица первое в лице генерального директора предъявило иск ко второму о запрете использования в фирменном наименовании словесного обозначения «Эмант». При рассмотрении спора суд квалифицировал действия истца, направленные на реализацию его исключительного права, как злоупотребительные. Этот вывод суд обосновал тем, что при создании второго ЗАО «Эмант» учредители заведомо знали о существовании первого. Отказывая в иске, суд сослался на нарушение ст. 10 ГК РФ и истечение срока исковой давности <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС Московского округа от 5 августа 2013 г. по делу N А40-131172/11-19-244.

§ 5.4. Договоры, объектом которых является

фирменное наименование

В соответствии с п. 2 ст. 1474 ГК РФ распоряжение исключительным правом на фирменное наименование не допускается. Само по себе, однако, это не означает, что фирменное наименование не может становиться объектом гражданско-правового договора. Создание фирменного наименования может опосредоваться заключением договора, в отдельных случаях интересы сторон требуют подыскания правовых возможностей правомерного использования чужого фирменного наименования для удовлетворения своих потребностей. В настоящем параграфе рассмотрим использование отдельных договорных моделей, объектом которых являются фирменные наименования.

Первый из договоров, заключаемых по поводу фирменного наименования, это договор авторского заказа. Мы уже отмечали, что обозначение, используемое в фирменном наименовании, обладает признаками произведения. Также много внимания было уделено функциям фирменного наименования, в том числе использованию его для продвижения товара (рекламной функции), а также для правового общения с окружающими. Небольшой объем текста фирменного наименования не оставляет права на ошибку, неточность, неверный выбор. Неудачное фирменное наименование может привести к значительным неполученным доходам. Поэтому неудивительно, что во многих случаях к созданию фирменного наименования привлекаются специалисты, которые осуществляют эту деятельность на основании заключенного договора. Природа такого договора может различаться в зависимости от представлений заказчика об ожидаемом результате и от возможностей исполнителя. Договор может быть сконструирован как простой договор авторского заказа, если ничего, кроме творческого характера исполнения, от автора не требуется, может носить смешанный характер, включающий элементы авторского договора и договора на выполнение научно-исследовательских работ в тех случаях, когда созданию фирменного наименования должно предшествовать научное исследование рынка будущих товаров, работ и услуг и фирменное наименование должно создаваться с учетом результатов такого исследования; в договор могут включаться также элементы договора возмездного оказания услуг, если в задачи исполнителя включается также поиск и исследование используемых фирменных наименований в определенной сфере деятельности. Возможны и иные варианты содержания этого договора.

В соответствии со ст. 1288 ГК РФ по договору авторского заказа одна сторона (автор) обязуется по заданию другой стороны (заказчика) создать обусловленное договором произведение на материальном носителе или в иной форме. Для договора авторского заказа на создание произведения для использования в качестве фирменного наименования задание заказчика состоит в разработке наименования, которое бы удовлетворяло установленным законом и договором требованиям в части привлекательности для потенциальных потребителей, вызываемых ассоциаций, и пр.

Предмет договора различается в зависимости от его природы. При заключении простого договора авторского заказа предмет определяется путем указания требований к создаваемому произведению.

Если в соответствии с условиями договора автор до создания фирменного наименования должен провести исследования для выявления наиболее привлекательных слов и их сочетаний с применением научных методов исследования (например, социологических опросов, интервью и пр.), то в договоре должны быть указаны критерии и требования, предъявляемые к проводимому исполнителем прикладному научному исследованию. Если по договору должны выполняться и какие-то услуги, они должны быть конкретизированы в договоре.

Для рассматриваемого договора действует презумпция возмездности гражданско-правового договора, поэтому, если иное не определено соглашением сторон, заказчик обязуется уплатить исполнителю вознаграждение.

По условиям договора может быть предусмотрено создание нескольких вариантов фирменного наименования. Допускается установление в договоре количества и частоты обсуждения промежуточных результатов с заказчиком, особенно в случаях заключения смешанного договора.

Целесообразно определить в договоре критерии оценки качества результата, поскольку формально объект авторского права считается таковым вне зависимости от его ценности, однако не любое произведение пригодно для использования в качестве фирменного наименования.

Срок не является существенным условием рассматриваемого договора, однако в интересах заказчика установить окончательный срок, а в случае заключения смешанного договора с элементами научно-исследовательских работ также и промежуточные сроки для проведения отдельных исследований. В последнем случае в договоре целесообразно указать также способ фиксации промежуточного результата, например предоставление отчета.

В соответствии с п. 2 ст. 1288 ГК РФ исключительное право на созданное по заданию произведение может быть отчуждено заказчику или передано на установленных договором условиях. Для договора авторского заказа фирменного наименования по характеру отношений возможно лишь отчуждение исключительного права на произведение заказчику для последующего использования созданного произведения в качестве фирменного наименования. Передача исключительного права на определенный срок не соответствует бессрочному характеру использования фирменного наименования.

Исполнитель должен обеспечить так называемую патентную чистоту произведения, предоставляемого для использования в качестве фирменного наименования, т.е. исполнитель должен не использовать охраняемые элементы других произведений, средств индивидуализации и пр., а при их использовании требуется заключение соответствующего договора. Для того чтобы выполнить это требование, исполнителю должна быть предоставлена надлежащая и достоверная информация о видах деятельности, которые будет осуществлять коммерческая организация, а также об иных имеющих значение обстоятельствах. Исполнение этого договора в части обеспечения «патентной чистоты» может потребовать проведения экспертизы разработанного произведения. Указанные обстоятельства следует учитывать при выработке условий рассматриваемого договора.

Как договор авторского заказа, так и договор на выполнение научно-исследовательских работ и возмездного оказания услуг являются личными. То есть результат непосредственно зависит от личности исполнителя. Это значит, что в договоре может быть указано физическое лицо, которое будет осуществлять исполнение договора, изменение этого физического лица без согласия заказчика не допускается. Равно как и не допускается перепоручение исполнения договора третьему лицу, привлечение к исполнению третьих лиц и пр.

Изготовленное по договору авторского заказа произведение станет фирменным наименованием только после того, как оно будет включено в устав коммерческой организации с соблюдением установленных для этого процедур (по решению учредителей, общего собрания участников об изменении устава и пр.), о чем мы подробно писали в § 2 настоящей главы.

В отношении уже существующего фирменного наименования дело обстоит несколько сложнее.

Ранее право на фирменное наименование могло передаваться по договору коммерческой концессии, по договорам продажи и аренды предприятия, однако с изменением законодательства такой объект был исключен из предмета этих договоров.

Для того чтобы использовать выгоды от деловой репутации, связанной с фирменным наименованием, субъекты предпринимательской деятельности могут использовать договорные модели, предусматривающие возможность одного лица действовать под именем другого. Среди договоров этой группы наибольшее распространение получило заключение договоров торгового агентирования и договора коммерческого представительства. В этих случаях субъект, осуществляющий торговую деятельность, имеет право действовать с использованием фирменного наименования другого лица. По договору агентирования агент обязуется за вознаграждение совершать от имени и по поручению принципала юридические и иные действия. Предметом этого договора являются юридические и фактические услуги, главная особенность состоит в том, что, совершая сделки и иные действия, агент указывает фирменное наименование принципала. Использование фирменного наименования принципала по этому договору дает пользу агенту лишь косвенным образом — за счет получения вознаграждения от принципала. Вместе с тем, чем лучше деловая репутация, связанная с фирмой, самого принципала, тем больше сделок удастся совершить агенту, а значит, на большее вознаграждение он может рассчитывать в тех случаях, когда размер вознаграждения исчисляется в зависимости от количества или объема совершенных торговых операций. В этом состоит принципиальное отличие договора агентирования, сконструированного по модели поручения, от агентирования, сконструированного по модели комиссии. Лишь в первом случае у агента появляется возможность извлечь пользу из гудвилла, связанного с фирменным наименованием принципала, поскольку во втором случае агент действует под собственной фирмой и его коммерческий успех в первую очередь зависит от его собственного доброго имени.

При заключении договора коммерческого агентирования, по которому агент будет осуществлять торговые операции от имени принципала, в договоре целесообразно ограничить возможные способы продвижения товара, с тем чтобы исключить повреждения деловой репутации принципала в результате недобросовестных или незаконных действий агента. Например, ненадлежащая реклама, распространенная агентом с использованием фирмы принципала, нанесет урон репутации самого принципала, равно как и ненадлежащее исполнение обязанностей перед покупателями, в тех случаях, когда их исполнение по договору должно осуществляться агентом.

В юридической литературе отмечают распространение в торговой практике и такого непоименованного договора, как «договор комплексной предпринимательской лицензии» <1>. Допустимость подобного рода договоров с точки зрения их соответствия действующему законодательству вызывает большие сомнения. Нам не удалось обнаружить признаков широкого распространения такого договора или судебных споров, связанных с таким договором.

———————————

<1> Грешников И.П. Указ. соч. С. 184.

Закон позволяет включение в товарные знаки и коммерческие обозначения фирменного наименования (как полностью, так и в части добавления). В этом случае достижение цели введения в оборот деловой репутации, связанной с фирменным наименованием, может осуществляться посредством заключения лицензионного договора или договора на отчуждение исключительного права в отношении товарного знака.

Использование связанной с фирменным наименованием деловой репутации осуществляется на практике и путем заключения договоров аренды нежилых помещений в торговых и офисных центрах, салонах красоты, а также в центрах, оказывающих услуги в определенной области. В этих случаях коммерческая организация, размещающая свое фирменное наименование на вывеске, сдает в аренду нежилые помещения в здании для определенных целей, таким образом арендаторы, продающие товары, выполняющие работы или оказывающие услуги, соответствующие указанному в договоре аренды целевому назначению сдаваемого в аренду имущества, привлекают покупателей посредством фирменного наименования своего арендодателя. Поскольку основная потребность, удовлетворяемая в таких договорах, является потребностью в пользовании добрым именем, связанным с фирмой арендодателя, а не свойством передаваемого в аренду имущества, то зачастую условие о цене в таких договорах не зависит от площади сданного в аренду помещения, а определяется в виде процента от полученного в процессе использования имущества дохода.

§ 5.5. Прекращение правоотношений

по поводу фирменного наименования

Как мы ранее отмечали, следует различать фирменное наименование, личные неимущественные и исключительные права на него. Являясь произведением — совокупностью идей и образов, выраженной в объективной форме, фирменное наименование как объект права не может прекратиться. Даже уничтожение всех вывесок, счетов, бланков, печати, устава и иных материальных носителей, на которых фирменное наименование было размещено, не влечет прекращения фирменного наименования. Фирменное наименование имеет потенциально вечное (бессрочное) существование, не может быть уничтожено либо прекращено иным способом. Что касается личных неимущественных прав на фирменное наименование и связанной с ним репутацией, то они также не подлежат уничтожению и прекращению. Эти права также существуют бессрочно, подлежат защите независимо от существования самого юридического лица, для индивидуализации которого фирменное наименование использовалось. Так, уже прекратившее свою деятельность акционерное общество «МММ» исключено из реестра, вместе с тем деловая репутация этой организации, связанная с фирменным наименованием, продолжает существовать. Мы уже приводили пример судебного спора, связанного с фирменным наименованием смешанного товарищества «Гнездышко», являющегося ярчайшей иллюстрацией сохранения личного права на фирму и после исключения сведений о фирме из учредительного документа и ЕГРЮЛ.

Аналогичная ситуация существует с любыми личными неимущественными правами, защита которых допускается после смерти гражданина-правообладателя или ликвидации правообладателя — юридического лица по требованию любого заинтересованного лица. К таким заинтересованным лицам могут относиться учредители ликвидированного юридического лица, его контрагенты и иные субъекты. Интерес в защите личного неимущественного права на фирменное наименование ликвидированного юридического лица может состоять в необходимости обеспечения собственной деловой репутации и доброго имени в силу показанной выше связи репутации коммерческой организации, ее учредителей (участников) и некоторых контрагентов (например, если производимая ими продукция изготавливается с использованием деталей, материалов, оборудования, приобретенных у ликвидированной коммерческой организации).

В связи с изложенным о прекращении принято говорить только применительно к исключительному праву на фирменное наименование, но не о личных правах на фирму.

Нормальным способом прекращения исключительного права на фирменное наименование является прекращение правоспособности коммерческой организации — правообладателя. Поскольку право на фирменное наименование существует бессрочно, сопровождая коммерческую организацию в течение всего времени ее существования, то пока существует коммерческая организация, у нее есть фирменное наименование. Вместе с тем и здесь все не так просто. Не вполне ясной является ситуация, когда организация формально еще не ликвидирована и не исключена из ЕГРЮЛ, однако фактическую деятельность она более не осуществляет. Суды к такой ситуации относятся формально, полагая, что пока организация не ликвидирована, она сохраняет исключительное право на фирму, даже если фактически не осуществляет предпринимательскую деятельность. Так, в одном из дел ответчик ссылался в возражениях на исковые требования об обязании прекратить использование фирменного наименования, сходного до степени смешения с фирменным наименованием истца, на том основании, что истец не осуществляет хозяйственную деятельность, аналогичную деятельности ответчика, в отношении его ведутся конкурсные процедуры, однако суд удовлетворил иск, указав, что право на фирменное наименование возникает со дня государственной регистрации и прекращается в момент исключения фирменного наименования из ЕГРЮЛ, поэтому обращение истца в суд с заявлением о признании его несостоятельным еще не ведет к прекращению юридического лица <1>. Как мы видим, суд не стал исследовать фактическое осуществление деятельности, аналогичной деятельности истца и формально соотнес только лишь даты регистрации юридических лиц и сопоставил сведения об осуществляемых видах деятельности в соответствии с уставом и сведениями, поданными в ЕГРЮЛ. Такая позиция судов представляется небесспорной.

———————————

<1> Постановление ФАС Поволжского округа от 17 июля 2013 г. по делу N А65-20548/2012.

В соответствии с п. 2 ст. 1475 ГК РФ исключительное право на фирменное наименование прекращается в момент исключения фирменного наименования из ЕГРЮЛ в связи с прекращением юридического лица либо изменением его фирменного наименования. Как видно, закон выделяет только два способа прекращения права на фирменное наименование:

1) прекращение самого юридического лица, в учредительный документ которого такое фирменное наименование было включено;

2) изменение фирменного наименования при сохранении юридического лица.

В литературе в качестве дополнительных оснований к прекращению права на фирменное наименование относят отказ правообладателя от права пользования фирменным наименованием, а также реорганизацию юридического лица.

Поскольку с прекращением юридического лица прекращается его правоспособность, очевидно, что более оно не может иметь субъективные права и нести обязанности. Неотчуждаемый характер исключительного права на фирменное наименование приводит к тому, что с прекращением правообладателя и само право более не может принадлежать никому: оно не включается в состав конкурсной массы, не подлежит распределению среди участников ликвидированной корпоративной организации. После ликвидации коммерческой организации исключительное право на фирму прекращается.

Вторая названная в законе ситуация сложнее.

Вопрос о возможности изменения фирменного наименования является спорным. Как мы уже отмечали в первой главе настоящей работы, в дореволюционном фирменном праве принцип постоянства фирмы рассматривался в качестве одного из базовых для всего фирменного права. Это связано с тем, что фирма — есть выражение личности коммерческой организации, она должна быть неизменной на всем протяжении существования организации. Действительно, суть фирменного наименования, состоящая в индивидуализации коммерческой организации — коммерсанта, его неотчуждаемый характер, вроде бы должны приводить к выводу о недопустимости изменения фирменного наименования. Об этом, в частности, писал П.П. Цитович, отмечая, что «раз избранное начертание не должно быть изменяемо» <1>.

———————————

<1> Цитович П.П. Указ. соч. С. 96.

Объясняя недопустимость перемены фирменного наименования, А.И. Каминка отмечал, что «перемена фирмы, несомненно, уничтожает значительную, иногда большую часть ценности предприятия», однако из этого он делает вывод, что «поэтому был бы несправедлив и не соответствовал бы интересам торгового оборота безусловный запрет перехода фирмы в другие руки» <1>.

———————————

<1> Каминка А.И. Указ. соч. С. 131.

По замечанию В.С. Толстого, «смена наименования… это одно из средств избавиться от нежелательного наследия» <1>. Практика показывает, что перемена фирменного наименования используется, если организация оказывается втянутой в корпоративный конфликт, серию судебных споров, если репутация организации оказывается испорченной вследствие появления в СМИ сообщений негативного характера. Переименование позволяет с минимальными затратами очистить репутацию организации.

———————————

<1> Толстой В.С. Указ. соч. С. 169.

Такой ореол, связанный с переименованием, заставляет сообщество коммерсантов настороженно относиться к нему. Вместе с тем переименование может являться вполне добросовестным действием, позволяя решать задачи, стоящие перед предпринимателем.

Перемену фирменного наименования (ребрендинг) производят, например, в случае изменения структуры акционерного капитала, в тех случаях, когда фирменное наименование изначально избиралось с целью создать ассоциативную цепочку с фирменным наименованием крупнейшего участника (в фирменном наименовании дочернего общества часто указывают элемент фирменного наименования основного общества), при изменении размера участия основного общества такое использование элемента фирменного наименования бывшего участника становится неоправданным. Переименование используют и при существенном расширении географии предпринимательской деятельности, изначально рассчитанной на один регион, чье наименование включалось в фирму, в дальнейшем расширившей бизнес до территории нескольких субъектов Федерации или даже всей страны. Так, известный производитель отечественной косметики ОАО «Уральские самоцветы», когда его деятельность вышла далеко за пределы Уральского региона, в результате проведенного всероссийского конкурса произвел переименование в ОАО «Концерн калина», тем самым ссылка на регион из фирмы была исключена. Дальнейшая судьба фирмы этой организации тоже любопытна. Общество было прекращено путем преобразования в ООО «Юнилевер Русь» (ОГРН 1026605387665), при этом компания до преобразования зарегистрировала целый ряд товарных знаков, в том числе изобразительный, состоящий из двух пересекающихся сердец на фоне словесного обозначения «Концерн калина» <1>. Таким образом, даже после прекращения деятельности организации-правопредшественника удалось сохранить деловую репутацию, связанную с фирменным наименованием ОАО «Концерн калина».

———————————

<1> https://kalina.org/brands/

В большинстве случаев перемена фирменного наименования коммерческой организации не связана с намерением ввести в заблуждение контрагентов, является добросовестным действием, обусловленным изменениями в деятельности организации.

Изменение фирменного наименования может производиться добровольно, а также по основаниям, предусмотренным законом или иными нормативными правовыми актами, например в случае отзыва ранее выданного Министерством юстиции РФ разрешения на использование в фирменном наименовании официального наименования «Российская Федерация» или «Россия» и производных от него слов, соответствующее изменение фирменного наименования должно быть произведено в трехмесячный срок (п. 8 Правил включения в фирменное наименование юридического лица официального наименования «Российская Федерация» или «Россия», а также слов, производных от этого наименования, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 3 февраля 2010 г. N 52). Кроме того, изменение фирменного наименования может быть произведено по решению суда в случаях, предусмотренных п. 5 ст. 1473 и п. 4 ст. 1474 ГК РФ в связи с использованием фирменного наименования, не соответствующего установленным требованиям.

Если при создании коммерческой организации фирменное наименование для нее подбирают ее учредители, то изменение фирменного наименования — прерогатива самой коммерческой организации в том порядке, в каком в соответствии с законом вносятся изменения в ее учредительный документ. Так, для хозяйственных обществ фирменное наименование указывается в уставе, в связи с чем изменение фирменного наименования производится путем принятия изменений в устав и государственной регистрации соответствующих изменений устава. Вопрос об изменении устава отнесен к компетенции высшего органа управления хозяйственного общества — общего собрания акционеров или участников. Как правило, такое решение принимается квалифицированным большинством участников высшего органа управления, однако по уставу может быть предусмотрена и необходимость получения единогласия по этому вопросу.

Нормы ГК РФ о полных и коммандитных товариществах не регламентируют порядок внесения изменений в учредительный договор, в связи с чем порядок переименования хозяйственных товариществ остается неясным. Думается, что в данном случае при смерти или выбытии товарища, чье имя было включено в фирменное наименование, соответствующие изменения в учредительный договор должны быть внесены, иначе фирменное наименование будет вводить в заблуждение окружающих. По всей видимости, в этом случае изменение учредительного договора должно производиться по решению суда, которым принято решение об исключении товарища из товарищества, либо по совместному решению всех оставшихся товарищей.

Представляется, что в вопросе перемены фирмы следует соблюдать баланс публичных и частных интересов, в связи с чем перемена фирменного наименования не должна приводить к введению в заблуждение окружающих, запутывать кредиторов организации. В этом смысле важно, что перемена фирменного наименования не рассматривается в соответствии с законом в качестве формы реорганизации, правопреемство в этом случае не возникает. Юридическое лицо при перемене фирменного наименования сохраняет свою правоспособность, а потому законодательно не устанавливаются никакие меры охраны и защиты прав кредиторов коммерческой организации, изменяющей свое фирменное наименование. Формально не являясь реорганизацией, переименование не требует таких организационных и имущественных затрат, не предоставляет никаких правовых возможностей кредиторам. Такая ситуация вызывает недоумение. Фирменное наименование наряду с другими нематериальными активами организации имеет определенную стоимость, иной раз значительно превышающую стоимость имущества организации, в связи с этим перемена фирменного наименования коммерческой организации может негативно сказываться на стоимости бизнеса, что, несомненно, затрагивает права и законные интересы кредиторов коммерческой организации. Представляется, что процедура перемены имени должна быть законодательно урегулирована с обеспечением надлежащей защиты и охраны прав кредиторов. Может быть использован механизм, сходный с установленным для перемены имени гражданина (п. 2 ст. 19 ГК РФ), включающий обязательное уведомление кредиторов и возложение на гражданина риска неблагоприятных последствий, связанных с неуведомлением, либо механизм, установленный для реорганизации юридического лица или уменьшения уставного капитала хозяйственного общества. Так, в соответствии со ст. 30 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» в течение трех рабочих дней после принятия обществом решения об уменьшении уставного капитала общество обязано сообщить о таком решении в регистрирующий орган и дважды поместить в средствах массовой информации уведомление об уменьшении уставного капитала. После этого кредитор в течение 30 дней с даты последнего уведомления вправе потребовать от общества досрочного исполнения обязательства, а при его невозможности — прекращения обязательства и возмещения причиненных убытков. Именно такой вариант регулирования представляется более предпочтительным, поскольку в нем уведомление кредиторов осуществляется путем публикации соответствующего объявления и таким образом информация о перемене имени оказывается общедоступной, тогда как порядок уведомления гражданином своих кредиторов не регламентирован.

Правоотношение, связанное с юридической обязанностью коммерческой организации выступать в гражданском обороте под своим именем, прекращается вместе с ее правоспособностью — с момента исключения юридического лица из ЕГРЮЛ.

Как видим, правоотношения, связанные с фирмой, прекращаются в разные моменты, в зависимости от того, что является их содержанием. Единого момента прекращения прав и обязанностей на фирму нет.

Глава 6. ОХРАНА И ЗАЩИТА ПРАВА НА ФИРМЕННОЕ НАИМЕНОВАНИЕ

§ 6.1. Охрана фирменных наименований и прав на них

Нормальная реализация субъективного права требует применения мер охраны и защиты этого права. Под охраной права можно понимать совокупность мероприятий, обеспечивающих создание и поддержание правового режима, при котором субъективное право не нарушается. К мероприятиям охраны прав относятся превентивные меры, исходящие от государства, гражданского общества, самих управомоченных субъектов, которые в совокупности позволяют беспрепятственно реализовать субъективное право управомоченному лицу. Чем более эффективными являются меры охраны, тем меньше необходимости в применении мер защиты. Основной задачей правовой работы является создание надлежащего режима реализации прав с помощью комплексного применения всех существующих правовых средств охраны, при этом действие одних средств не должно противоречить другим, применение правового инструментария должно быть системным и последовательным. Эти положения в полной мере распространяются и на охрану права на фирменное наименование. Рассмотрим, какие меры могут быть предприняты для создания и поддержания должного режима.

Обеспечение нормального функционирования института фирменных наименований в литературе зачастую в первую очередь связывают с осуществлением системы мер государством. Зачастую отмечают, что если бы регистрирующие органы неуклонно обеспечивали уникальность фирменных наименований, отказывая в государственной регистрации юридических лиц, чьи фирменные наименования совпадают с уже зарегистрированными в реестре, то большей части нарушений можно было бы избежать <1>. При всей кажущейся простоте такой путь представляется ошибочным. Государство не должно на себя брать избыточное вмешательство в частные дела, создавать административные барьеры предпринимательству без должных к тому оснований. Неслучайно международно-правовой режим фирменных наименований предоставляет правовую охрану фирменных наименований лишь с момента их использования, т.е. осуществления предпринимательской деятельности под фирменным наименованием, размещения его на вывесках, бланках, в сети Интернет и пр. Сама по себе государственная регистрация коммерческой организации под определенным фирменным наименованием не приводит к возникновению исключительного права на фирменное наименование в отрыве от использования такового. Подавляющее большинство зарегистрированных в ЕГРЮЛ коммерческих организаций никогда не осуществляли никакой предпринимательской деятельности, это так называемые фирмы-однодневки, учредители которых создали их для совершения одной хозяйственной операции либо вовсе без такого намерения. У таких организаций нет работников, они не производят продукции, не продают товаров, не выполняют работ и не оказывают услуг. В ЕГРЮЛ, однако же, они числятся как зарегистрированные правоспособные юридические лица. Если подходить формально к обеспечению охраны фирменных наименований, то фирмы таких «фирм-однодневок» будут защищаться против добросовестных субъектов, избравших то или иное фирменное наименование исходя из реального характера осуществляемой деятельности, из оценки привлекательности фирменного наименования для потенциальных покупателей. Результаты ограничения регистрации по вновь поступающим заявлениям на основании только лишь формального сопоставления поданного заявления с уже имеющимися в базе данных сведениями можно наблюдать на примере деятельности по регистрации доменных имен. Технические особенности регистрации не позволяют создавать доменные имена, идентичные уже имеющимся, вследствие чего активно развивается вторичный рынок доменных имен, где привлекательные доменные имена продаются по цене, в десятки и сотни тысяч превышающей плату за регистрацию доменного имени. Процветают тайпсквоттинг, киберсквоттинг и иные действия, граничащие с правонарушениями. Честные субъекты предпринимательской деятельности вынуждены вести борьбу с шантажистами в области адресации в сети Интернет, тратить значительные средства и организационные усилия. Вряд ли негативную ситуацию, сложившуюся в сфере доменных имен, стоит продвигать в другие сферы. Получается, что либо регистрирующий орган в каждом случае обращения за государственной регистрацией коммерческой организации, фирменное наименование которой совпадает с фирменным наименованием уже зарегистрированной в реестре организации, будет автоматически отказывать в регистрации, либо регистрирующий орган должен проводить экспертизу по существу, направленную на установление того, осуществляется ли фактическое пользование фирменным наименованием ранее зарегистрированной организацией, что потребует несоразмерных организационных затрат, существенного удлинения процедуры регистрации, целесообразность которых неочевидна. Более того, исходя из поставленных Президентом РФ задач увеличения инвестиционной привлекательности отечественной экономики, снижения административных барьеров для бизнеса усложнение государственной регистрации юридических лиц и увеличение числа отказов в регистрации — сомнительные решения. Как видится, оба варианта неприемлемы. Прав О.А. Городов, отметивший, что законодательство о государственной регистрации юридических лиц «не призвано регулировать отношения, складывающиеся в связи с регистрацией фирменных наименований» <2>. Представляется, что не стоит злоупотреблять государственными мерами охраны права на фирменное наименование; вмешательство государства в экономику должно быть обосновано необходимостью решения задач государства. Существующий порядок государственной регистрации, при котором на стадии регистрации отказывают лишь в случаях явного несоответствия фирменного наименования требованиям закона (например, необоснованное включение официального наименования «Российская Федерация» в фирму), является оптимальным, обеспечивающим должную защиту общественного и публичного интереса, с одной стороны, но при этом не создающим препон для ведения бизнеса — с другой. Частные интересы должны обеспечиваться частноправовыми средствами в тех случаях, когда нет риска негативных последствий для слабых, нуждающихся в правовой защите субъектов либо публичных интересов.

———————————

<1> См.: Орлова В.В. Указ. соч. С. 182.

<2> Городов О.А. Фирменное наименование и основания его использования коммерческими организациями / Актуальные проблемы науки и практики коммерческого права. Вып. 5: Сб. науч. ст. СПб., 2005. С. 209.

Второй уровень охраны прав на фирменное наименование — это уровень гражданского общества. Возможности гражданского общества по формированию правопорядка, элементом которого и является режим ненарушения прав на фирменное наименование в современных условиях, явно являются недооцененными. Саморегулирование в области фирменных наименований практически полностью отсутствует. Для сравнения: в области доменных имен саморегулирование — основной превентивный метод для недопущения недобросовестных действий при регистрации доменных имен. Существует специально созданная некоммерческая организация «Координационный центр национального домена в сети Интернет», которая и осуществляет предварительное рассмотрение споров, связанных с регистрацией доменных имен и использованием в них чужих средств индивидуализации. На уровне гражданского общества возможно формирование негативной оценки поведения коммерсантов, использующих сходные до степени смешения или тождественные фирменные наименования; допускающих недобросовестную конкуренцию с использованием фирменных наименований; нарушающих принципы истинности, уникальности, постоянства фирмы даже и в тех случаях, когда законодательное регулирование оказывается непригодным и не может обеспечить надлежащую охрану прав субъектов.

Третий уровень — надлежащая организация правовой работы на уровне коммерческой организации. Во внутренних документах коммерческой организации следует определить ответственное лицо, на которого будет возложено осуществление мониторинга рынка аналогичной деятельности с целью выявления случаев регистрации коммерческих организаций с тождественными или сходными до степени смешения фирменными наименованиями. В подобных ситуациях следует налаживать претензионную работу с выявленными нарушителями права на фирменное наименование, направляя им требования добровольного устранения нарушения. Практика показывает, что, к сожалению, в большинстве случаев нарушители отвечают отказами или вовсе не отвечают на подобные обращения. Это связано с недостаточной эффективностью мер второго уровня охраны, исходящих от гражданского общества, несформированностью правосознания и правовой культуры на должном уровне. Несмотря на это, попытки досудебного урегулирования стоит предпринимать с целью формирования репутации коммерческой организации. Для тех же целей информацию о выигранных судебных спорах по каждому из подобных случаев следует освещать в средствах массовой информации, таким образом формируя репутацию субъекта, отстаивающего свое право на фирменное наименование в суде. В свою очередь при создании коммерческой организации и выборе фирменного наименования добросовестному субъекту следует обратиться в ЕГРЮЛ и проверить, зарегистрированы ли коммерческие организации с подобными фирменным наименованием, и если да, то какой деятельностью они занимаются исходя из сведений, зарегистрированных в ЕГРЮЛ. При возникновении сомнения следует воздержаться от использования такого фирменного наименования.

При заключении договоров, направленных на предоставление права осуществления деятельности под своей фирмой другому лицу (примеры таких договоров были приведены в настоящей работе ранее), следует при разработке договорных условий принимать превентивные меры на случай причинения ущерба деловой репутации вследствие ненадлежащего ведения деятельности под фирмой. Целесообразно разработать и утвердить внутренний документ (регламент), определяющий порядок разработки условий таких договоров. Повторимся. От тщательной и вдумчивой правовой работы на уровне коммерческой организации во многом зависит беспрепятственная реализация права на фирму.

§ 6.2. Защита прав на фирменное наименование

Для защиты исключительного права на фирменное наименование может использоваться целый арсенал установленных законом способов, как общих, предусмотренных ст. 12 ГК РФ, так и специальных, применение которых регламентировано положениями гл. 76 ГК РФ.

Исследование законодательства и практики его применения позволило выявить следующие способы защиты, используемые для защиты права на фирменное наименование:

— требование прекратить использование фирменного наименования при ведении определенной деятельности;

— требование о внесении изменений в учредительные документы, исключив из фирменного наименования определенное словесное обозначение;

— возмещение убытков, причиненных незаконным использованием фирменного наименования;

— признание права на фирменное наименование;

— публикация решения суда о допущенном нарушении и др.

Если иностранное юридическое лицо, обладающее правоспособностью по зарубежному праву, осуществляет определенную деятельность под своим фирменным наименованием в Российской Федерации, то ему должна быть предоставлена защита в России и всеми способами, предусмотренными для защиты прав отечественной коммерческой организации, в том числе путем запрета использования фирменного наименования отечественной коммерческой организации, осуществляющей аналогичную деятельность <1>.

———————————

<1> Об этом см., например: Калятин В.О. Указ. соч. С. 339.

Защите исключительного права на фирменное наименование посвящен п. 6 ст. 1252 ГК РФ, в соответствии с которым установлен приоритет старшинства, заключающийся в том, что при столкновении двух фирменных наименований преимущественной защите подлежит то, исключительное право на которое возникло раньше. Применение этого пункта вызывает определенные сложности, вызванные некоторой правовой неопределенностью момента возникновения исключительного права на фирменное наименование. Суть этой проблемы мы подробно показали в разделе настоящей работы, посвященном возникновению права на фирменное наименование. Если исходить из формального подхода к возникновению этого права, то особых проблем нет: момент возникновения исключительного права на фирменное наименование должен связываться с датой государственной регистрации юридического лица или датой внесения в ЕГРЮЛ записи об изменении фирменного наименования. Если же принять неформальный подход, соответствующий положениям Конвенции по охране промышленной собственности, то для возникновения исключительного права на фирменное наименование лицо должно приступить к использованию наименования, под которым оно зарегистрировано в ЕГРЮЛ, т.е. начать осуществление предпринимательской деятельности.

Требование прекратить использование фирменного наименования

при осуществлении определенной деятельности

Из числа специальных способов защиты п. 6 ст. 1252 ГК РФ указывает на полный или частичный запрет использования фирменного наименования.

Исследование судебной практики показало, что в подавляющем большинстве случаев субъекты используют именно данный способ для защиты своего исключительного права на фирменное наименование. Такой способ может применяться в случаях, когда коммерческая организация использует тождественное или сходное до степени смешения фирменное наименование при осуществлении однородных видов деятельности. При реализации данного способа защиты суд выносит решение о прекращении использования фирменного наименования. В соответствии с законом у нарушителя есть два варианта осуществить такое прекращение, из которых сам нарушитель может выбрать наиболее удобный способ по собственному усмотрению. Во-первых, нарушитель может изменить свое фирменное наименование, исключив из него добавление или его часть, совпадающую или похожую на добавление другой коммерческой организации. Во-вторых, нарушитель может, не изменяя своего фирменного наименования, изменить виды осуществляемой деятельности, тем самым прекратить конкурировать с обладателем тождественного или сходного фирменного наименования. На практике чаще субъекты идут по первому пути.

Для применения данного способа защиты подлежат установлению следующие обстоятельства: а) тождество или сходство фирменных наименований; б) наличие степени смешения; в) однородность сферы деятельности коммерческих организаций.

В отношении выявления тождества и сходства фирменных наименований специальных правил не установлено. Однако Приказом Роспатента от 31 декабря 2009 г. N 197 утверждены Методические рекомендации по проверке заявленных обозначений на тождество и сходство. Представляется, что отдельные идеи, изложенные в этих Методических рекомендациях, применимы и к выявлению тождества и сходства фирменных наименований.

Так, о тождестве фирменных наименований можно говорить только в случаях, когда они совпадают во всех элементах. Это значит, что тождественными могут рассматриваться фирменные наименования, в которых совпадает и корпус, и добавление. В литературе и судебной практике нет однозначного мнения относительно того, что именно обладает индивидуализирующей функцией — все фирменное наименование либо только добавление. Так, Э. Гаврилов полагает, что тождественность и сходность до степени смешения должны определяться без учета указания на организационно-правовую форму путем сравнения «собственно наименований» юридических лиц <1>. Это имеет существенное значение для определения того, в каких случаях можно говорить о тождественности или сходстве до степени смешения двух фирменных наименований, а в каких — нельзя. Представляется, что прав И.П. Грешников, заметивший, что по этому поводу вряд ли целесообразно придерживаться каких-то жестких позиций. Следует тщательно выявлять обстоятельства дела в каждом конкретном случае, выявляя причины и основания регистрации сходных фирменных наименований <2>.

———————————

<1> См.: Гаврилов Э. Указ. соч. С. 39.

<2> См.: Грешников И.П. Указ. соч. С. 188.

Судебная практика по этому поводу разнородна, но с преобладанием позиции, согласно которой тождественными являются фирменные наименования, где совпадают все части фирмы, а сходными могут быть в том числе и различающиеся по корпусу.

Подобных судебных споров довольно много в судебной практике. Если установлено тождество фирменных наименований, суд удовлетворяет требование коммерческой организации, которая была ранее зарегистрирована под спорным фирменным наименованием. Типичным является спор между ЗАО «Московский архитектурный центр» и ЗАО «Московский архитектурный центр» <1>, ООО «Текстильный сервисный центр» и ООО «Текстильный сервисный центр» <2> и пр. Указанные фирменные наименования являются тождественными. Если же корпус фирменных наименований различен, по нашему мнению, о тождестве говорить не приходится. Вместе с тем, как отмечается в п. 17 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 декабря 2007 г. N 122, «различие организационно-правовой формы как части фирменного наименования истца и ответчика само по себе не свидетельствует об отсутствии нарушения права на фирменное наименование» <3>. Указанное разъяснение давалось на основании ныне не действующего Положения о фирме, однако и сегодня оно представляется верным. Действительно, закон защищает исключительное право на фирменное наименование и в отношении тождественных, и в отношении сходных до степени смешения фирменных наименований, поэтому само по себе отсутствие тождества не означает отсутствия правонарушения (совершаемого в форме использования сходного фирменного наименования). Такой вывод сделан в отношении товарных знаков в Методических рекомендациях (разд. 3).

———————————

<1> См.: Постановление ФАС Московского округа от 9 апреля 2010 г. по делу N А40-24079/08-15-89.

<2> См.: решение Арбитражного суда г. Москва по делу N А40-132109/11.

<3> См.: п. 17 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утв. информационным письмом ВАС РФ от 13 декабря 2007 г. N 122.

Сходство в отличие от тождества установить сложнее, оно в большей степени основано на субъективных оценках наблюдателя, его восприятии и вызываемых фирменным наименованием ассоциаций. В соответствии с п. 4.2 Методических рекомендаций сходство может быть звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим). Особое значение для выявления сходства фирменных наименований имеет звуковое и смысловое сходство, поскольку шрифт и способ написания не включаются в охраняемую часть фирменного наименования в отличие от, например, товарного знака.

Для выявления звукового сходства фирменных наименований в нем следует выявить сильные и слабые элементы. Сильные элементы являются оригинальными, не носят описательного характера, а слабые элементы систематически повторяются в фирменных наименованиях (например, -мат, -трон, -ол, -дент, карб- и т.д.), а также неохраняемые обозначения (ЭКО, ИНФО, ПЛЮС, AUTO, SOFT, FORTE). Так, в обозначении AUTOSCRIPT слабым элементом является AUTO, а сильным — SCRIPT. При определении сходства сравнивают сильные элементы фирменных наименований. О звуковом сходстве можно говорить применительно к фирменным наименованиям, в частности при наличии близких и совпадающих звуков в сравниваемых наименованиях, наличии совпадающих слогов и их расположении, близости состава гласных или согласных, вхождении одного обозначения в другое, ударении и др. В качестве примеров звукового сходства в Методических рекомендациях приводятся тождественные по звучанию (при разном написании) DIXIE — DIXI, DIXY, ДИКСИ; по тождеству звучания начальных частей — GEMO — ГЕМА, СТИЛОСЕРТ — СТИЛОЦЕРД; по фонетическому вхождению одного обозначения в другое — ДЕТОКС — ФИТОДЕТОКС и др.

О смысловом сходстве можно говорить в случаях подобия заложенных в обозначение понятий, идей (МУЗЫКА СНА — МЕЛОДИЯ СНА), в том числе при совпадении значения обозначений в разных языках (АРОМАТНАЯ МЕЛОДИЯ — AROMATIC MELODY); совпадении одного из элементов обозначения, на которое падает логическое ударение и который имеет самостоятельное значение (GARLA FRACCI GISELLE — ЖИЗЕЛЬ); противоположности заложенных в обозначение понятий и идей (МОЙ МАЛЫШ — ВАШ МАЛЫШ).

В случае если добавление фирменного наименования состоит из нескольких слов, сравниваться должно как каждое слово, так и их сочетание.

О сходстве фирменных наименований следует говорить, например, при сопоставлении фирменных наименований ООО «Антивирусный центр» и ООО «Антивирус-центр». При рассмотрении спора суд первой инстанции подошел к вопросу формально. Обнаружив различия в написании фирменных наименований, суд сделал вывод об отсутствии тождества и в иске старшей коммерческой организации (созданной на семь лет ранее коммерческой организации ответчика) отказал. При рассмотрении спора в суде апелляционной инстанции суд указал, что «потребитель осуществляет идентификацию обозначения, руководствуясь в том числе общим впечатлением (часто нечетким) об обозначении, виденном ранее, и не имеет возможности непосредственно сравнить обозначения» <1>. Представляется, что в приведенном деле отчетливо видно различие тождества и сходства. Если тождество представляет собой полное совпадение, то о сходстве можно говорить и в случае создания с помощью двух разных фирменных наименований стойких ассоциаций с единым образом. Стоит отметить, что поскольку исключительное право на фирменное наименование включает в себя негативную часть, состоящую в запрете использования даже сходных фирменных наименований, то можно сделать вывод, что законодатель признает охраноспособность не только словесного обозначения, но и тесно связанной с ним деловой репутации, о чем мы писали выше.

———————————

<1> Подробное описание процесса рассмотрения спора, оценку доводов сторон по делу N А08-7793/10 см.: Ермакова Е.А. Нарушение прав на фирменные наименования, состоящие из указания на вид деятельности // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2013. N 7. С. 90 — 92.

В соответствии с законом критерий сходства уточнен указанием на его качественную характеристику, которая должна быть «до степени смешения». Это значит, что сходство фирменных наименований должно быть таково, что у среднего потребителя возникают идентичные ассоциации, и такой потребитель не может различить два фирменных наименования. Для установления такого сходства следует установить, привели ли действия ответчика под спорным фирменным наименованием к реальному смешению или введению в заблуждение потребителей о том, кто именно является их контрагентом, продает товары, выполняет работы или оказывает услуги <1>.

———————————

<1> См.: Ермакова Е.А. Указ. соч. С. 90.

Степень смешения — есть различительная способность, понятие которой разработано применительно к товарным знакам. Справедливо отмечают, что основное ее свойство — способность вызывать разные образы, соответственно, если эти образы одинаковы, различительная способность отсутствует. Так, по мнению А.Д. Корчагина, под ней следует понимать «способность вызывать у потребителя ассоциативные образы, необходимые и достаточные для индивидуализации товара и его производителя» <1>. О субъективном моменте различительной способности говорит и А. Григорьев, отмечая в качестве непременного способность потребителя распознать его <2>. О том же пишет и В.В. Орлова, указывая, что различительная способность есть способность обозначения вызывать в сознании потребителя ассоциации с определенным лицом <3>. В нашем случае под различительной способностью фирменных наименований можно говорить, если возникающие у среднего потребителя ассоциации, вызываемые фирменными наименованиями, настолько различаются, что потребитель способен различать коммерческие организации, обозначенные фирмами.

———————————

<1> Как защитить интеллектуальную собственность в России. Правовое и экономическое регулирование / Под ред. А.Д. Корчагина. М., 1995. С. 140.

<2> Григорьев А. Различительная способность — главный критерий охраноспособности товарного знака // Интеллектуальная собственность. 1994. N 5-6. С. 19 — 20.

<3> См.: Орлова В.В. Указ. соч. С. 98.

Иллюстрирует сказанное следующее дело. При рассмотрении иска ЗАО «Соя» к ЗАО «Хабаровская Соя» (обе организации имеют место нахождения г. Хабаровск) о прекращении использования фирменного наименования, суд установил, что несмотря на фонетическую разницу фирменных наименований, использованное одинаковое ключевое слово «соя» приводит к сходству до степени смешения фирменных наименований, и иск удовлетворил <1>. Отметим, что решение суда небесспорно. Для сравнения: тот же суд шестью месяцами раньше в аналогичном случае отказал в иске, не обнаружив сходства фирменных наименований ООО «Дальневосточный юристъ» и ООО «Юристъ» <2>.

———————————

<1> См.: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 29 июля 2011 г. N Ф03-3368/2011.

<2> См.: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 31 января 2011 г. N Ф03-9785/2010.

Третье важнейшее обстоятельство, которое должно быть установлено для применения в качестве способа защиты запрета использования фирменного наименования, это осуществление аналогичной деятельности. Все коммерческие организации занимаются деятельностью, направленной на извлечение прибыли, т.е. предпринимательской, и в этом смысле деятельность всех коммерческих организаций является аналогичной. Вряд ли такая степень обобщения может быть использована для выявления нарушения требования законодательства об использовании исключительного права на фирменное наименование. По всей видимости, речь должна идти не об общей, одинаковой для всех, деятельности, направленной на извлечение прибыли, а об определенных видах деятельности, которыми занимается конкретная организация, именно той деятельности, с помощью которой организация извлекает прибыль. Ситуация осложняется тем, что в силу прямого указания закона учредительный документ коммерческой организации (за исключением унитарного предприятия и некоторых иных, прямо указанных в законе случаев) может и не содержать указания на определенные виды деятельности коммерческой организации. Это связано с тем, что особенностью целевой правоспособности коммерческой организации является предоставленная ей возможность иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом (п. 1 ст. 49 ГК РФ). Та же идея нашла отражение и в п. 4 ст. 52 ГК РФ, согласно которому предмет и определенные цели деятельности коммерческой организации могут быть предусмотрены в уставе. Иначе говоря, определение предмета и целей деятельности в уставе коммерческой организации, кроме указанных законом случаев, — право, а не обязанность учредителей коммерческой организации. Они пользуются этим правом для реализации собственных потребностей, например, в части ограничения полномочий единоличного исполнительного органа и упрощения будущего привлечения его к ответственности и пр. Вследствие этого определение аналогичности деятельности двух коммерческих организаций под тождественными или сходными фирменными наименованиями не может производиться только лишь исходя из сопоставления уставных предмета и видов деятельности. Об аналогичности деятельности можно говорить в тех случаях, когда коммерческие организации продают одинаковые или однородные товары, оказывают одинаковые или сходные услуги или работы. Такое понимание аналогичности, как правило, используется судами. Для выявления аналогичности следует изучать целую совокупность обстоятельств, в том числе исследовать рекламные объявления, содержание интернет-страницы коммерческой организации, основные договоры, заключаемые организацией. Так, в одном из судебных дел ООО «Авто.ру» требовало запрета использования словесного обозначения «Авто.ру» в фирменном наименовании ответчика ООО «Группа компаний Авто.ру». Суд удовлетворил иск лишь частично, запретив использование данного фирменного наименования при осуществлении рекламной деятельности. Суд сопоставил виды деятельности истца и ответчика, выявил единственное совпадение и распространил запрет только на эту совпадающую область <1>. Вспомогательное значение может иметь также исследование ОКВЭД, где по заявлению коммерческой организации указываются осуществляемые виды деятельности. При использовании подобных кодов следует помнить, что коммерческая организация не связана в процессе осуществления предпринимательской деятельности заявленными видами, а поэтому если, несмотря на отсутствие в указанных видах деятельности определенного кода, исходя из иных имеющихся в деле доказательств, что коммерческая организация этой деятельностью занимается, то она может быть признана аналогичной и при ее несоответствии кодам статистики. Часто говорят, что об аналогичности деятельности субъектов можно судить и по тому, что субъекты являются конкурентами <2> либо их интересы пересекаются <3>.

———————————

<1> См.: Постановление ФАС Московского округа от 11 августа 2010 г. N КГ-А40/7795-10-П.

<2> См.: Бузанов В.Ю. Указ. соч. С. 126.

<3> См.: Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности. С. 572.

Только исследование всех обстоятельств в совокупности позволяет выявить однородность или аналогичность деятельности коммерческих организаций.

В литературе иногда говорят о правиле треугольника, суть которого состоит в том, что при сопоставлении средств индивидуализации следует учитывать: а) тождество или сходство до степени смешения средств индивидуализации; б) различительную способность средства индивидуализации правообладателя и в) однородность товаров, работ или услуг, предлагаемых под обозначением <1>.

———————————

<1> См. об этом, например: Старженецкий В.В. Столкновение средств индивидуализации: подходы судебной практики // Интеллектуальная собственность в России и ЕС: правовые проблемы: Сб. ст. М., 2008. С. 239 — 262.

В этом смысле показательным является следующее дело. Производственное предприятие «БИ-ЭС Косметик» (зарегистрированное по законодательству Польши) предъявило требование к ООО «БИ-ЭС Косметик» (зарегистрированному по российскому законодательству) о запрете использования отличительной части фирменного наименования при производстве и продаже косметической и парфюмерной продукции. Отказывая в иске, суд ссылался на то, что истец не доказал, что к моменту регистрации ООО «БИ-ЭС Косметик» истец приступил к осуществлению деятельности по изготовлению и продажи косметики и парфюмерии или осуществляет ее на момент рассмотрения спора в суде <1>. Как видится, в данном случае суд установил два из трех необходимых обстоятельств: сходство фирменных наименований и отсутствие различительной способности фирм, однако при недоказанности третьего обстоятельства суд правомерно отказал в удовлетворении исковых требований.

———————————

<1> Постановление ФАС Московского округа от 11 сентября 2008 г. N КГ-А41/8205-08.

При принятии решений об удовлетворении иска об обязании прекратить использование фирменного наименования в решении должно быть указано, в отношении каких именно видов деятельности распространяется такой запрет. Так, судом апелляционной инстанции было изменено решение суда первой инстанции об обязании прекратить использование фирменного наименования ООО «Правозащитник» именно в связи с отсутствием в решении суда перечня запрещаемых видов деятельности. В измененном решении соответствующее указание появилось. Запрет касался ведения деятельности «в области права» <1>.

———————————

<1> Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 августа 2014 г. N 17АП-8982/2014-ГК оставлено без изменения Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 26 ноября 2014 г.

Возникает интересный теоретический вопрос: что происходит с правоспособностью коммерческой организации, которой судебным решением запрещено заниматься определенными видами деятельности? Как видится, в данном случае мы видим ситуацию лишения права на основании судебного решения <1>.

———————————

<1> О феномене лишения права мы писали ранее. См.: Филиппова С.Ю. Лишение права как частноправовой феномен: природа, основания, функции // Известия вузов. Правоведение. N 5.

Возмещение убытков как способ защиты прав

на фирменное наименование

Следующим способом защиты, который может быть применен при нарушении исключительного права на фирменное наименование, является возмещение причиненных убытков. Возмещение убытков является универсальным способом защиты гражданских прав. Он относится к числу компенсационных, поскольку в результате его применения само нарушение не устраняется, нарушенное право не восстанавливается. Применение этого способа направлено на устранение негативных имущественных последствий, вызванных нарушением права. Порядок расчета убытков определен ст. 15 ГК РФ. Убытки включают в себя реальный ущерб и упущенную выгоду. Реальный ущерб — расходы, которые лицо понесло или должно будет понести для восстановления нарушенного права. Их взыскание в случае нарушения исключительного права на фирменное наименование представляется довольно затруднительным. Это связано с тем, что для взыскания возмещения убытков нужно доказать, во-первых, понесенные правообладателем имущественные потери, и во-вторых, причинную связь между использованием фирменного наименования нарушителем и понесенными потерями. В этом смысле характерно следующее дело. Общество с ограниченной ответственностью «Наш дом» обратилось с иском в суд к обществу с ограниченной ответственностью «Управляющая компания Наш дом» о запрете использования словесного обозначения «Наш дом» в фирменном наименовании. Решением суда требования истца были удовлетворены, однако ответчик не внес изменений в устав, не изменил фирменное наименование и продолжил использовать словесное обозначение «Наш дом» в своем фирменном наименовании, размещать в документации и иным образом нарушать исключительное право на фирменное наименование. ООО «Наш дом» предъявило иск о возмещении убытков, которые общество оценило в 1 451 831 руб. 28 коп. В суде истцу не удалось доказать причинной связи между нарушением права на фирменное наименование и данными потерями, поэтому суд в иске о возмещении убытков отказал <1>.

———————————

<1> См.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 29 мая 2013 г. по делу N А33-17802/2012.

С изменением ГК РФ Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ в отношении возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, установлено, что размер убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности, при этом суд не может отказать в удовлетворении требования о возмещении убытков лишь на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков должен быть определен судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности (п. 5 ст. 393 ГК РФ). Указанная норма не подлежит применению к случаям нарушения исключительного права; эта норма относится лишь к институту исполнения обязательств, однако представляется, что исходя из необходимости обеспечения единообразного регулирования сходных отношений ее целесообразно применять по аналогии закона и в случаях предъявления требований о возмещении убытков, причиненных нарушением исключительного права на фирменное наименование.

Второй вид убытков — упущенная выгода, т.е. доходы, которые потерпевший не получил, хотя получил бы, если бы право нарушено не было. Статья 15 ГК РФ устанавливает упрощенный порядок доказывания упущенной выгоды в случаях, когда правонарушитель извлек доходы от нарушения права. Упущенная выгода, согласно закону, может быть взыскана в сумме, не меньшей, чем доходы, полученные нарушителем. В нашем случае это значит, что правообладатель «старшего» фирменного наименования вправе взыскать с обладателя «младшего» фирменного наименования сумму, равную доходам, полученным нарушителем от использования фирменного наименования. Следует понимать, что это не все доходы коммерческой организации с «младшим» фирменным наименованием, а лишь полученные от ведения деятельности, аналогичной деятельности потерпевшего, поскольку только таковая является нарушением исключительного права.

Публикация решения суда о допущенном нарушении

В соответствии с п. 1 ст. 1252 ГК РФ специальным способом защиты права на фирменное наименование является публикация решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя. Данный способ защиты является юрисдикционным (применяется по решению суда), правовосстановительным — в результате его использования восстанавливается нарушенное право субъекта, в частности его доброе имя, деловая репутация. Представляется, что существование такого способа защиты демонстрирует косвенным образом признание существования личных неимущественных прав у коммерческой организации на фирменное наименование. Действительно, ожидаемым результатом публикации такого решения является доведение информации до публики. Никаких денежных выплат при этом не производится, имущество правообладателя не увеличивается. Полезный эффект существует только в области доброго имени правообладателя. Справедливости ради следует отметить, что в судебной практике дел, где бы такой способ применялся, не удалось обнаружить.

Признание права на фирменное наименование

Как и любое субъективное право, право на фирменное наименование может защищаться и универсальными способами. К таковым, например, можно отнести признание права. Как правило, признание права используется истцами наряду с другими способами защиты их прав, например предъявляется иск о признании права и о прекращении использования фирменного наименования ответчиком. Иск о признании служит установлению существования у субъекта оспариваемого права. Не случайно такое требование редко бывает единственным — вслед за устранением правовой неопределенности, связанной с существованием права, должен быть использован какой-то еще правовосстановительный или компенсационный способ, чтобы прекратить нарушение или минимизировать негативные имущественные последствия, связанные с нарушением права.

Заключение

Исследование сущности фирмы, а также правоотношений по ее поводу привело нас к следующим выводам. Фирменное наименование представляет собой включенное в ЕГРЮЛ словесное обозначение, позволяющее идентифицировать коммерческую организацию в торговом обороте, индивидуализирующее ее среди иных, занимающихся сходными видами деятельности, предназначенное для сообщения всем заинтересованным лицам минимально необходимой информации о ней, определяемое в учредительном документе юридического лица.

Фирма представляет собой одновременно часть коммерческой организации, без которой она не может быть создана, и объект правоотношения. В этом дуализме фирмы состоит корень всех проблем фирменного права.

Исторически к фирменному наименованию предъявляются четыре базовых требования (принципа) — уникальности, постоянства, истинности и обязательности. С развитием коммерческого оборота эти требования смягчаются, адаптируются к реалиям, однако их проявления неизменно присутствуют в фирменном праве. Законодательного закрепления принципы фирмы не имеют, однако содержатся в обычно-правовых нормах и поддерживаются сообществом коммерсантов.

Фирменное наименование выполняет идентификационную, индивидуализирующую, коммуникативную, рекламную, репутационную, обеспечительную и информационную функции.

Идентификационная функция фирменного наименования проявляется в том, что с помощью фирмы физические лица маркируют совершаемые ими действия в качестве действий коммерческой организации, а также в обозначении участников определенного гражданско-правового сообщества в качестве единого целого. Идентификационная функция является основной для фирменного наименования, именно необходимость ее осуществления привела к возникновению фирмы. Эта функция находит закрепление в ст. 48 ГК РФ, в установлении необходимости участия юридического лица в обороте под собственным именем. Реализация идентификационной функции осуществляется путем установления юридической обязанности всех коммерческих организаций действовать под фирмой и запрета использования псевдонима или анонимного участия в гражданском обороте для коммерческой организации.

Коммуникативная функция заключается в передаче посредством фирменного наименования определенного сообщения участникам гражданского оборота, интерпретация которого должна осуществляться с использованием разработанных правовой герменевтикой приемов и способов.

Индивидуализирующая функция фирменного наименования состоит в отграничении одной коммерческой организации от других коммерческих организаций. Информационная функция состоит в передаче с помощью фирмы необходимой информации о коммерческой организации в случаях, когда включение такой информации является обязательным; одним из проявлений (частным случаем) информационной функции является обеспечительная функция, состоящая в том, что в отдельных случаях через фирму учредители обязаны сообщить о себе как о лицах, отвечающих по обязательствам коммерческой организации перед кредиторами. Рекламная функция фирмы состоит в ее использовании для продвижения товара, работ, услуг коммерческой организации, а репутационная функция проявляется в оценке по фирме деловых качеств коммерческой организации.

Нормы о фирменном наименовании содержатся в различных правовых институтах: в нормах корпоративного, торгового законодательства и законодательства об интеллектуальной собственности. В зависимости от цели правового регулирования тех или иных отношений, используемых принципов правового регулирования, отношения в области фирменных наименований в каждом правовом институте регулируются с использованием разных методов. Вследствие этого фирменное право не может рассматриваться как самостоятельная отрасль права или хотя бы как самостоятельный правовой институт. Наиболее адекватной формой правового регулирования фирменных отношений является принятие комплексного нормативного правового акта, не включенного в какой-либо из разделов ГК РФ, поскольку при этом теряются особенности фирменных отношений и к их регулированию применяются несвойственные методы правового воздействия.

В силу этого нельзя признать удачным рассмотрение фирменного права как части права интеллектуальной собственности и сводить сущность фирменного наименования к средствам индивидуализации коммерческой организации. В зарубежных правопорядках роль отдельного нормативного правового акта выполняют разделы торговых кодексов, которые изначально формируются не на основе выделения отношений, требуемых в регуляции единообразными методами, а исключительно на основе общности регулируемой сферы и носят всегда комплексный характер. В российском праве условия для принятия торгового кодекса не сложились, поэтому соответствующие нормы могут быть сконцентрированы в подзаконном нормативном правовом акте, на который могут быть сделаны соответствующие ссылки в ГК РФ.

Содержание фирмы представляет собой то словесное сообщение, которое адресуется неопределенному кругу лиц и содержит сведения о коммерческой организации. Порядок включения отдельных слов в фирменное наименование регулируется законом и правовыми обычаями. Больше всего требований установлено к включению в фирму названий других субъектов права. Наиболее частым нарушением при создании фирменного наименования является необоснованное включение в фирму официального наименования Российской Федерации или производных от него слов.

Основным требованием к использованию отдельных слов и выражений должно быть обеспечение недопустимости введения в заблуждение окружающих. Основная роль в этом ложится на регулирование коммерческим сообществом и обычно-правовые нормы, которые могут обеспечить большую вариативность гипотез и диспозиций, а значит, более соответствовать конкретной ситуации. Модель общественного отношения, включаемая в статью нормативного правового акта, такой пластичности содержать не может.

Фирма представляет собой результат творческой деятельности, она возникает с момента закрепления ее в уставе, учредительном договоре или решении о создании коммерческой организации, действующей на основании типового устава. Для возникновения личного права коммерческой организации на фирму, а также обязанности по ее использованию достаточно государственной регистрации коммерческой организации в ЕГРЮЛ. Для возникновения исключительного права на фирму необходим сложный фактический состав, включающий помимо государственной регистрации коммерческой организации еще и фактическое использование фирмы для ведения предпринимательской деятельности.

Ни фирма, ни право на нее государственной регистрации не подлежат.

Личное право на фирму является абсолютным и состоит в возможности самостоятельно избирать и менять фирму, а также требовать от окружающих не искажать фирму при идентификации коммерческой организации, не порочить фирму, иным образом не нарушать право на фирму коммерческой организации. Исключительное право состоит в возможности использовать фирму по своему усмотрению и в запрете окружающих использовать тождественную или сходную фирму. Обязанность выступать под фирмой является мерой должного поведения коммерческой организации. Личное право на фирму существует бессрочно и может защищаться заинтересованными лицами даже после прекращения коммерческой организации. Исключительное право и обязанность действовать под фирмой прекращаются с исключением организации из ЕГРЮЛ.

Охрана права на фирму включает в себя трехуровневую систему мероприятий, направленную на обеспечение беспрепятственного осуществления права и недопущение его нарушения. Она включает в себя уровень государства, уровень гражданского общества (сообщества коммерсантов) и уровень субъектов правореализационной деятельности. Защита права на фирму может осуществляться как с применением универсальных способов, так и специальными способами защиты.

Проведенное исследование позволило сформулировать основы отечественного фирменного права, подразделения частноправовой юридической науки, исследующей закономерности создания и использования фирменных наименований коммерческой организацией. Сущность фирмы и разрозненность нормативного правового регулирования фирменных отношений не позволяют считать фирменное право частью науки гражданского, корпоративного или торгового права, каждая из которых не может охватить всех закономерностей фирменных отношений. Только комплексное научное исследование, основанное на выводах каждого из научных направлений, позволяет создать целостное представление о фирме и ее использовании в торговой практике.

Библиографический список

Ариевич Е.А. Охрана фирменных наименований и некоторых объектов авторского права в качестве товарных знаков // Вопросы изобретательства. 1984. N 1. С. 36 — 40.

Бахчисарайцев Хр. О фирме предприятия // Еженедельник советской юстиции. 1924. N 19 — 20.

Башилов А.П. Русское торговое право (практический курс, по наброскам лекций). СПб., 1887.

Белов В.А., Пестерева Е.В. Хозяйственные общества. М., 2002.

Боденхаузен Г. Парижская конвенция по охране промышленной собственности: Комментарий. М., 1977.

Борщ-Компанеец Н. Договорные отношения при передаче прав на использование объектов интеллектуальной собственности // Финансовая газета. 1997. N 6.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Договоры о выполнении работ и оказании услуг» (книга 3) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2002 (издание исправленное и дополненное).

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М., 2003.

Брызгалин А. Фирменное наименование субъектов предпринимательства (проблемы и перспективы) // Хозяйство и право. 1994. N 1.

Бузанов В.Ю. Правовой режим фирменных наименований в российском гражданском праве: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2003.

Венецианов М. Общесоюзный закон о фирме // Еженедельник советской юстиции. 1927. N 49.

Вильнянский С.И. Лекции по советскому гражданскому праву. Харьков, 1958.

Волчинский В.К. Понятие и содержание фирменного наименования // Вестник МГУ. Серия «Право». 1973. N 1.

Гаврилов Э. О праве на фирменное наименование // Хозяйство и право. 2008. N 10.

Гадамер Х.-Г. Истина и метод. Основы философской герменевтики. М., 1988.

Голофаев В.В. Фирменное наименование коммерческой организации: Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999.

Голофаев В. Субъекты права на фирменное наименование // Хозяйство и право. 1998. N 12.

Городов О.А. Фирменное наименование и основания его использования коммерческими организациями // Актуальные проблемы науки и практики коммерческого права. Вып. 5: Сб. науч. ст. М., 2005.

Городов О.А. Право на средства индивидуализации. М., 2006. Гражданское и торговое право зарубежных стран. Т. I / Отв. ред. Е.А. Васильев, А.С. Комаров. М., 2008.

Гражданское право: Учебник. Ч. II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1998.

Грешников И.П. Субъекты права. Алматы, 2001.

Грибанов А. Предприятие и фирменное наименование (Сравнительный анализ по праву России и Германии) // Хозяйство и право. 2000. N 11. С. 12.

Григорьев А. Различительная способность — главный критерий охраноспособности товарного знака // Интеллектуальная собственность. 1994. N 5-6. С. 19 — 20.

Григорьев А. Критерии охраны географических указаний // Интеллектуальная собственность. 1995. N 5/6. С. 15 — 19.

Гукасян Л. Охрана интеллектуальной собственности // Закон. 1999. N 7.

Гурвич Г.Д. Идея социального права // Философия и социология права: Избранные сочинения. СПб., 2004.

Гусаков А.Г., Нерсесов Н.О. Торговое право. 1876.

Данилина Е., Цапенко А. Фонетические и визуальные особенности словесных обозначений // Интеллектуальная собственность. 1997. N 1-2. С. 16 — 17.

Данилова Е.Н. Фирма и название предприятия. Пг., 1915.

Дедков Е.А. Фирменные наименования юридических лиц // Корпорации и учреждения: Сб. ст. / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2007.

Демьянец М.В., Елин В.М., Жарова А.К. Предпринимательская деятельность в сети Интернет. М., 2014.

Дмитриев В.А. Гражданско-правовая индивидуализация юридических лиц и результатов их деятельности: Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2003.

Дубовицкая Е. Европейское корпоративное право. 2-е изд. М., 2008.

Еременко В. Содержание и природа исключительных прав (интеллектуальной собственности) // Интеллектуальная собственность. 2000. N 4.

Еременко В.И. О правовой охране фирменных наименований в России // Законодательство и экономика. 2006. N 6.

Ермакова Е.А. Нарушение прав на фирменные наименования, состоящие из указания на вид деятельности // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2013. N 7. С. 90 — 92.

Забегало Л.А., Назаров И.А. Актуальные вопросы применения законодательства о фирменном наименовании юридического лица // Современное право. 2010. N 8. С. 73 — 77.

Иванов А.Б. Фирменное наименование как средство индивидуализации субъектов предпринимательской деятельности: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2010.

Каверинская С. Правовые коллизии и интересы владельцев фирменных наименований // Промышленная собственность. 2008. N 7.

Как защитить интеллектуальну