г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса,
д. 192, оф. 619
+7 (846) 212-99-71

Изучение адвокатом-защитником материалов уголовного дела через призму требований уголовно-процессуального закона

Л.Д. КАЛИНКИНА

Калинкина Любовь Даниловна, заведующая кафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора Мордовского государственного университета имени Н.П. Огарева, кандидат юридических наук, доцент, заслуженный юрист Республики Мордовия, почетный адвокат России.

Необходимость изучения и анализа адвокатом-защитником материалов уголовного дела через призму требований уголовно-процессуального закона диктуется необходимостью выработки им позиции по уголовному делу, и не только по основному вопросу уголовного дела — о виновности или невиновности подзащитного, а также по всему кругу вопросов, подлежащих разрешению судом при постановлении приговора.

В статье Л.Д. Калинкиной акцентируется внимание на анализе допущенных в деле нарушениях уголовно-процессуального закона с позиций их существенности, устранимости и восполнимости.

Ключевые слова: обжалование судебных актов, нарушение уголовно-процессуального закона, итоговые уголовно-процессуальные документы, право обвиняемого на защиту, существенность, устранимость и восполнимость нарушений уголовно-процессуального закона.

Объем, глубина, полнота и пределы изучения материалов уголовного дела защитником определяются с учетом того, когда, в какой момент и на какой стадии он вступил в уголовное дело. Методы изучения материалов уголовного дела адвокат-защитник выбирает с учетом стоящих перед ним задач, и они могут быть следующими:

сплошной метод — когда адвокат-защитник изучает материалы уголовного дела в той последовательности, в какой они подшиты в дело, начиная с повода возбуждения уголовного дела, продолжая материалами проверочного производства и т.д.;

последовательный метод — когда адвокат-защитник изучает дело последовательно, документ за документом. Изучение материалов уголовного дела может быть и этапно-итоговым и начинаться с изучения итоговых уголовно-процессуальных документов, или с первых из них и последовательно до последних, или, наоборот, с последнего и до первого итогового уголовно-процессуального документа. Изучение таких итоговых уголовно-процессуальных документов может диктовать переход к изучению других уголовно-процессуальных документов (например, протокола судебного заседания), а также других непосредственно исследованных документов в ходе судебного следствия. Все индивидуально исходя из непосредственных задач, стоящих перед адвокатом-защитником и с учетом позиции его клиента и т.д. (например, адвокат-защитник вступает в дело лишь в ходе апелляционного производства). Изучение материалов уголовного дела в таких случаях, конечно же, должно начинаться с обжалуемого в апелляционном порядке судебного решения, вслед за чем анализируются протокол судебного заседания, исследованные в ходе судебного следствия документы.

В любом случае подлежат изучению такие итоговые уголовно-процессуальные документы, как обвинительное заключение, обвинительный акт, обвинительное постановление, постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, поскольку от соответствия указанных итоговых уголовно-процессуальных документов требованиям Уголовно-процессуального кодекса РФ зависит оценка состояния законности производства по уголовному делу, решение вопроса о том, не было ли непреодолимых препятствий в виде существенных нарушений уголовно-процессуального закона при движении уголовного дела с одного этапа на другой. Например, неуказание в обвинительном заключении при описании преступного деяния места, времени его совершения явилось основанием для возвращения уголовного дела прокурору в апелляционном порядке. При этом в своем определении суд апелляционной инстанции указал, что «неуказание в обвинительном заключении при описании преступного деяния места его совершения не позволяет в соответствии с п. 1 ст. 228 УПК по поступившему уголовному делу определить подсудность данного дела и выполнить требования ч. 3 ст. 8 УПК и ст. 47 Конституции РФ, предусматривающие право подсудимого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом» <1>.

———————————

<1> http://vs.bkr.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud

Каким бы ни был алгоритм действий адвоката-защитника при изучении материалов уголовного дела, при их оценке ему следует выявлять имеющиеся нарушения уголовно-процессуального закона, квалифицировать их через призму существенности, устранимости и восполнимости. С учетом такой оценки избирать позицию, согласовывать ее с подзащитным и составлять тот или иной акт адвокатского реагирования.

Существенный характер нарушений уголовно-процессуального закона служит серьезной преградой для вступления в законную силу любого судебного решения. Существенными признаются нарушения уголовно-процессуального закона, при наличии которых судебное решение не может состояться в законной силе. Такой вывод вытекает из того, что в статье 389.17 УПК РФ существенное нарушение уголовно-процессуального закона предусмотрено в качестве апелляционного основания для отмены или изменения не вступившего в законную силу судебного решения. В связи с этим при выявлении и оценке характера и степени тяжести нарушений уголовно-процессуального закона, обнаруженных адвокатом-защитником при изучении материалов уголовного дела, следует, конечно же, ориентироваться на критерии существенности нарушений уголовно-процессуального закона, содержащихся в части 1 ст. 389.17 УПК РФ. При этом одним из признаков существенности нарушений УПК РФ устанавливает такой способ нарушения, как лишение или ограничение гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства. Указание на данный способ обусловлено назначением уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ), исходит из признания прав и свобод участников уголовного судопроизводства наиболее высокой ценностью, охраняемой уголовно-процессуальным законом. Лишить участника уголовного судопроизводства гарантированного уголовно-процессуальным законом права — значит его не предоставить, несмотря на прямое предписание закона. Ограничение участника уголовного судопроизводства в праве приводит к ущемлению его в праве, предоставлению права в урезанном, неполном, ограниченном варианте. Отсюда приоритетными должны быть изучение и анализ адвокатом-защитником того, насколько при производстве по уголовному делу соблюдались нормы уголовно-процессуального закона по обеспечению участников уголовного судопроизводства теми или иными правами.

Суды апелляционной инстанции неизменно в своих решениях обращают внимание на необходимость обеспечения участников уголовного судопроизводства гарантированными УПК РФ правами. Так, отменяя судебные решения в апелляционном порядке, судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан в 2015 г. указывала на недопустимость нарушения следующих прав участников уголовного процесса:

— в силу требований части 4 ст. 231, части 4 ст. 227 УПК РФ стороны должны быть извещены о месте, дате и времени проведения судебного заседания не менее чем за пять суток до его начала, при этом копия постановления судьи о назначении судебного заседания направляется обвиняемому, потерпевшему и прокурору;

— в соответствии с пунктом 1 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, в частности, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке, установленном статьей 52 УПК РФ;

— защитник осуществляет в установленном УПК РФ порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и не вправе занимать позицию, противоречащую интересам защищаемого им лица;

— в соответствии со статьями 44, 54 УПК РФ решение о признании лица гражданским истцом или ответчиком оформляется определением суда или постановлением судьи, следователя или дознавателя. Согласно требованиям статьи 268 УПК РФ председательствующий в судебном заседании обязан разъяснить гражданским истцу и ответчику их права и ответственность, предусмотренные уголовно-процессуальным законом;

— согласно статье 18 УПК РФ участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика. Если следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, указанные документы должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет;

— согласно статье 48 УПК РФ по уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители в порядке, установленном статьями 426, 428 УПК РФ, и т.п. <2>.

———————————

<2> http://vs.tat.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud

Большую помощь при оценке существенности допущенных по делу нарушений уголовно-процессуального закона играет перечень безусловно существенных нарушений уголовно-процессуального закона, сформулированный в части 2 ст. 389.17 УПК РФ. Данный перечень состоит из 11 нарушений уголовно-процессуального закона, существенный характер которых заранее определен законом, предписывающим, что указанные нарушения в любом случае влекут за собой отмену или изменение судебных решений в апелляционном порядке.

Единообразию оценки нарушений уголовно-процессуального закона в качестве существенных служат постановления Пленума Верховного Суда РФ, в которых формулируются правовые позиции по оценке тех или иных нарушений уголовно-процессуального закона. В частности, в пункте 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (в ред. от 30 июня 2015 г.) разъясняется, что «под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в статьях 220, 225 УПК РФ положений, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта. В частности, исключается возможность вынесения судебного решения в случаях, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого; когда обвинительное заключение или обвинительный акт не подписан следователем, дознавателем либо не утвержден прокурором; когда в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствуют указание на прошлые судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу, и др.

Если возникает необходимость устранения иных препятствий к рассмотрению уголовного дела, указанных в пунктах 25 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, а также в других случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании, а устранение таких нарушений не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, судья в соответствии с частью 1 ст. 237 УПК РФ по собственной инициативе или по ходатайству стороны в порядке, предусмотренном статьями 234 и 236 УПК РФ, возвращает дело прокурору для устранения допущенных нарушений» <3>.

———————————

<3> http://www.vsrf.ru/second.php

Исходя из того, что одним из важнейших предназначений вышестоящих судов является обеспечение единства судебной практики, следует ориентироваться и на позиции Верховного Суда РФ по оценке тех или иных нарушений уголовно-процессуального закона в качестве существенных, которые отражаются в обзорах, обобщениях судебной практики, в конкретных решениях по уголовным делам. Такие документы в наши дни широко доступны — они публикуются в Бюллетене Верховного Суда РФ, на официальном сайте Верховного Суда РФ, на их основе формируются перечни нарушений уголовно-процессуального закона, которые Верховным Судом РФ по конкретным уголовным делам признавались существенными.

Апелляционная и кассационная практика Верховного Суда РФ по данному вопросу предопределяет характер и содержание судебной практики нижестоящих судов, и на основе такой практики формируются наиболее типичные существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые также ориентируют на подобную оценку при изучении материалов уголовного дела. Так, краевые, областные и равные им суды в апелляционном порядке одинаково, как незаконный состав суда, оценивают случаи нарушений, когда судья, ранее высказавший свое мнение по существу рассматриваемого дела, рассмотрел уголовное дело по существу. На оценку такого нарушения, как нарушение беспристрастности суда, было указано в апелляционных определениях, например, судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Мордовия, судебной коллегии по уголовным делам Республики Башкортостан и т.д. Так, отменяя в апелляционном порядке приговор Дюртюлинского районного суда Республики Башкортостан от 26 мая 2014 г. в отношении Г., М. и Г. по основанию, предусмотренному пунктом 2 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ (вынесение судом решения незаконным составом суда), суд апелляционной инстанции указал, что «по смыслу закона высказанная в процессуальном решении до завершения рассмотрения уголовного дела позиция судьи относительно наличия или отсутствия события преступления и о виновности лица в его совершении, является препятствием для разрешения уголовного дела по существу этим судьей. Исходя из положений ч. 1 ст. 120 Конституции Российской Федерации о праве каждого гражданина на рассмотрение его дела справедливым и беспристрастным судом, Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 01.03.2012 N 426-О-О признал, что высказанная судьей в процессуальном решении до завершения рассмотрения уголовного дела позиция относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств определенным образом ограничивала бы его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и постановлении приговора или иного итогового решения. По данному делу установлено, что судьей Х., постановившим приговор, ранее было вынесено вступившее в законную силу постановление о продлении срока содержания под стражей в отношении одного из обвиняемых Г. Мотивируя свое решение, суд указал, что вина Г. в совершении инкриминируемого ему преступления подтверждается показаниями свидетелей М., Н., Х., показаниями подозреваемого М., заключениями судебных экспертиз. Таким образом, при решении вопроса о продлении меры пресечения суд разрешил вопрос о виновности Г., а также дал оценку показаниям свидетелей, а также показаниям обвиняемого М., данным им на досудебном производстве, которые в последующем были исследованы и оценены судьей при постановлении приговора и явились доказательством вины как Г., так и М. в совершении инкриминируемых им преступлений, а также третьего обвиняемого Г. <4>».

———————————

<4> http://vs.mor.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud; http://vs.bkr.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud

В другом случае судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан отменила приговор Благовещенского районного суда от 30 октября 2014 г. в отношении Ч. и Б., осужденных по части 2 ст. 162 УК РФ, указав на то, что «судьей, постановившим приговор, ранее была рассмотрена жалоба обвиняемого Ч. в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконными действий (бездействия) следователя Ж., которая отказала в удовлетворении его ходатайства об исключении доказательств. При этом, отказывая в удовлетворении жалобы обвиняемого, суд указал, что протоколы следственных действий соответствуют требованиям статей 166, 167, 173, 174, 187190 УПК РФ.

Таким образом, при осуществлении судебного контроля в ходе досудебного производства суд дал оценку доказательствам, которые в последующем были исследованы и оценены этим же судьей при постановлении приговора и явились доказательством вины осужденных в совершении инкриминируемого им преступления» <5>.

———————————

<5> http://vs.bkr.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud

Судами апелляционной инстанции на уровне краевых и равных им судов в качестве существенных нарушений уголовно-процессуального закона рассматриваются и такие нарушения, как:

— нарушение требований статьи 307 УПК РФ <6>;

———————————

<6> http://vs.udm.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud

— нарушение требований статьи 302 УПК РФ (обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления достоверно подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств) <7>;

———————————

<7> http://vs.udm.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud

— нарушение требований статьи 240 УПК РФ о том, что приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании, и т.п. <8>.

———————————

<8> http://vs.udm.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud


Источник — журнал «Адвокат», 2017, №3

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокат в Самаре Анатолий Антонов
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Самаре +7 (846) 212-99-71!
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии