г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

К вопросу об оценочных категориях в наследственном праве России

А.В. ФИОШИН

Фиошин Александр Владимирович, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Ульяновского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, кандидат юридических наук.

Статья посвящена отдельным оценочным категориям в наследственном праве России. Проанализированы такие понятия, как «разумная возможность пригласить нотариуса», «необходимые расходы, вызванные предсмертной болезнью наследодателя», «необходимые расходы, связанные с исполнением завещания» и другие. Исследована соответствующая судебная практика.

Ключевые слова: оценочные категории, наследодатель, разумная возможность пригласить нотариуса, судебная практика.

On the issue of evaluation categories in the inheritance law of Russia

A.V. Fioshin

Fioshin Aleksandr V., assistant professor, Chair of Civil-Law Disciplines, Ulyanovsk Branch, Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration, candidate of juridical services.

The article is devoted to the separate assessment categories in the inheritance law of Russia. Such terms as «reasonable opportunity to invite a notary», «necessary expenses caused due to deathbed sickness of the testator», «necessary expenses associated with management of a will», and others have been analyzed. Corresponding Judicial precedents has been investigated.

Key words: assessment categories, testator, reasonable opportunity, to invite a notary, judicial precedents.

Не является секретом тот факт, что «даже самое совершенное гражданское законодательство не в состоянии учесть всего многообразия общественных отношений, требующих правового регулирования. Поэтому в ряде случаев законодатель в силу объективной невозможности однозначно регламентировать процессы в правовой сфере использует понятия неопределенного содержания» <1>.

———————————

<1> Лукьяненко М.Ф. Оценочные понятия гражданского права: разумность, добросовестность, существенность. М.: Статут, 2010; СПС «КонсультантПлюс».

Такие общие, оценочные понятия зачастую являются важным средством регулирования общественных отношений, в том числе и в сфере наследственного права <2>.

———————————

<2> См., например: Фиошин А.В. Фактическое принятие наследства: спорные вопросы правоприменения // Наследственное право. 2014. N 3. С. 39 — 43.

Прежде всего обращает на себя внимание положение п. 3 ст. 1127 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), согласно которому завещание, приравниваемое к нотариально удостоверенному, должно быть, как только для этого представится возможность, направлено лицом, удостоверившим завещание, через территориальные органы федерального органа исполнительной власти, осуществляющего правоприменительные функции и функции по контролю и надзору в сфере нотариата, нотариусу по месту жительства завещателя. Если же лицу, удостоверившему завещание, известно место жительства завещателя, то завещание направляется непосредственно соответствующему нотариусу.

Возникает вопрос: что имел в виду законодатель, когда указывал, что завещание, приравниваемое к нотариально удостоверенному, должно быть отправлено компетентным лицам, как только для этого представится возможность? Имелось ли в виду, что субъекты, управомоченные на основании п. 1 ст. 1127 ГК РФ удостоверять такие завещания, должны отправлять их сразу же после совершения? На следующий день? В течение недели? Месяца? Не ясно. Думается, что во избежание различных аберраций законодателю целесообразно было бы указать конкретный (например, тридцатидневный) срок, в течение которого такого рода завещания должны быть направлены нотариусу непосредственно либо через соответствующие территориальные органы федерального органа исполнительной власти.

Пункт 4 ст. 1127 ГК РФ также содержит оценочную категорию. Данная норма гласит, что если в каком-либо из случаев, предусмотренных п. 1 ст. 1127 ГК РФ <3>, гражданин, намеревающийся совершить завещание, высказывает желание пригласить для этого нотариуса и имеется разумная возможность выполнить это желание, лица, которым в соответствии с указанным пунктом предоставлено право удостоверить завещание, обязаны принять все меры для приглашения к завещателю нотариуса.

———————————

<3> Данная норма предусматривает случаи нахождения граждан: на излечении в больницах, госпиталях, других стационарных лечебных учреждениях или проживающих в домах для престарелых и инвалидов; находящихся во время плавания на судах, плавающих под Государственным флагом Российской Федерации; находящихся в разведочных, арктических, антарктических или других подобных экспедициях; находящихся в местах лишения свободы. Сюда же включаются военнослужащие, а в пунктах дислокации воинских частей, где нет нотариусов, также работающие в этих частях гражданские лица, члены их семей и члены семей военнослужащих.

В приведенной норме оценочной категорией является разумная возможность пригласить нотариуса для совершения завещания. Что под ней понимать? Разумная в значении «осуществимая»? Соответствующая требованиям разума? Обращенная по отношению к homo sapiens? Или что-то иное? Представляется, что прилагательное «разумная» в данной норме едва ли уместно, поскольку не только не вносит ясность, но и не способствует, если угодно, принципу правовой определенности. В качестве варианта совершенствования рассматриваемой нормы, de lege ferenda, можно предложить исключение из нее категории «разумная».

Не лишена оценочной категории и ст. 1136 ГК РФ, которая предусматривает, что исполнитель завещания имеет право на возмещение за счет наследства необходимых расходов, связанных с исполнением завещания, а также на получение сверх расходов вознаграждения за счет наследства, если это предусмотрено завещанием. Здесь оценочная категория — необходимые расходы, связанные с исполнением завещания. В литературе к таким расходам обычно относят: затраты, произведенные душеприказчиком для розыска наследников (на публикацию в прессе соответствующих объявлений, сообщения по радио и телевидению, запросы в адресные бюро и т.п.); суммы государственной пошлины, уплаченные при обращении в суд по делам, связанным с исполнением завещания; оплату получения в различных организациях справок и документов в отношении наследственного имущества; оплату хранения наследственного имущества и т.д. <4>. Высказывается также мнение, что к необходимым «следует относить не только расходы, которых нельзя было избежать, но и те расходы, которые производятся в интересах наследников с целью предотвратить более значительные затраты в будущем (например, осуществление ремонта протекающей крыши дома во избежание его разрушения и порчи находящегося в нем имущества)» <5>. Думается, что при анализе необходимости подобного рода расходов исходить следует из того, что их осуществление было обусловлено исключительно исполнением завещания, а отсутствие таковых могло привести к невозможности его исполнения.

———————————

<4> См., например: Гонгало Б.М. и др. Гражданский кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий к разделу V: Наследственное право / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2013. 264 с.; СПС «КонсультантПлюс».

<5> Вавилин Е.В., Гурьева Е.В. Новый порядок наследования и дарения. М.: Юркнига, 2006; СПС «КонсультантПлюс».

Есть оценочные категории и в п. 1 ст. 1174 ГК РФ, который гласит, что необходимые расходы, вызванные предсмертной болезнью наследодателя, расходы на его достойные похороны, включая необходимые расходы на оплату места погребения наследодателя, расходы на охрану наследства и управление им, а также расходы, связанные с исполнением завещания, возмещаются за счет наследства в пределах его стоимости.

Как видим, данное законоположение содержит несколько оценочных понятий, к коим можно отнести: «необходимые расходы, вызванные предсмертной болезнью наследодателя», «достойные похороны» и «необходимые расходы на оплату места погребения наследодателя».

Что касается необходимых расходов, вызванных предсмертной болезнью наследодателя <6>, то, как представляется, необходимость таких расходов должна иметь объективный характер и быть обусловленной болезнью наследодателя, которая повлекла его смерть. Судебная практика к таковым относит: расходы на лекарственные средства, приобретаемые в соответствии с назначениями лечащих врачей наследодателя <7>; расходы на оплату операций, вызванных предсмертной болезнью наследодателя, медицинских средств для таких операций <8>; расходы на оплату услуг сиделок, уход которых обусловлен соответствующими медицинскими документами <9>.

———————————

<6> Подробно об этом см.: Абраменков М.С., Блинков О.Е. Ответственность наследников по долгам наследодателя в российском и иностранном праве // Наследственное право. 2010. N 3. С. 19 — 23; Блинков О.Е. Ответственность наследников по долгам наследодателя (практические соображения) // Нотариус. 2004. N 1. С. 30 — 36.

<7> См.: Апелляционное определение Омского областного суда от 4 июня 2014 г. по делу N 33-3646/2014 // СПС «КонсультантПлюс».

<8> См.: Апелляционное определение Московского городского суда от 22 августа 2013 г. по делу N 11-22793 // СПС «КонсультантПлюс».

<9> См.: Апелляционное определение Омского областного суда от 4 июня 2014 г. по делу N 33-3646/2014 // СПС «КонсультантПлюс». Следует обратить особое внимание на обусловленность ухода сиделок соответствующими медицинскими документами. При их отсутствии, даже если наследодатель имел тяжелое заболевание (находился на инвалидности), подобного рода расходы судами не взыскиваются. См., например: Апелляционное определение Московского городского суда от 30 июня 2014 г. по делу N 33-24755 // СПС «КонсультантПлюс»; Определение Московского городского суда от 19 мая 2014 г. N 4г/7-4729/14 // СПС «КонсультантПлюс»; Апелляционное определение Пензенского областного суда от 9 июля 2013 г. по делу N 33-1690 // СПС «КонсультантПлюс».

Рассматривая категорию «достойные похороны», большинство судебных инстанций отмечают, что ни Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» <10> (далее — ФЗ о погребении, ФЗ «О погребении и похоронном деле»), ни ГК РФ не определяют критерии достойности похорон, в связи с чем признается, что данное понятие является оценочным, где главным ориентиром должно служить волеизъявление умершего. В случае отсутствия такового в соответствии с п. 3 ст. 5 ФЗ о погребении право на разрешение действий по достойному отношению к телу умершего имеют супруг, близкие родственники (дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушка, бабушка), иные родственники либо законный представитель умершего, а при отсутствии таковых — иные лица, взявшие на себя обязанность осуществить погребение умершего.

———————————

<10> См.: Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» (ред. от 28.07.2012, с изм. от 04.06.2014) // СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 146.

Погребение согласно ст. 3 ФЗ о погребении определяется как обрядовые действия по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями, не противоречащими санитарным и иным требованиям. Осуществляться оно может путем предания тела (останков) умершего земле (захоронение в могилу, склеп), огню (кремация с последующим захоронением урны с прахом), воде (захоронение в воду в порядке, определенном нормативными правовыми актами Российской Федерации).

Знание обычаев и традиций в данном случае необходимо для определения объема ритуальных действий (услуг), предметов, традиционно используемых при погребении <11>.

———————————

<11> См.: Малышкин А.В. Обычаи и традиции в судебной практике судов общей юрисдикции // Российский судья. 2013. N 3. С. 7.

Как отметил Санкт-Петербургский городской суд, исходя из положений ФЗ «О погребении и похоронном деле», а также обычаев и традиций населения России, расходы на достойные похороны (погребение) включают как расходы на оплату ритуальных услуг (покупка гроба, покрывала, подушки, савана, иконы и креста в руку, венка, ленты, ограды, корзины, креста, таблички, оплата укладки в гроб, выкапывания могилы, выноса, захоронения, установки ограды, установки креста, предоставления оркестра, доставки из морга, предоставления автокатафалка, услуг священника, автобуса до кладбища) и оплату медицинских услуг морга (туалет трупа, реставрирование, бальзамирование, хранение), так и расходы на установку памятника и благоустройство могилы, поскольку установка памятника на могиле умершего и благоустройство могилы общеприняты и соответствуют традициям населения России, в памятнике родственники умершего увековечивают сведения об усопшем, обращают к нему слова, в дни поминовения усопших родственники собираются у памятника и чтят память умершего; уход за памятником и могилой для людей, потерявших близкого человека, является символом почитания памяти усопшего, способом реализации потребности заботиться о безвозвратно ушедшем человеке <12>.

———————————

<12> См.: Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 26 марта 2014 г. N 33-4426 по делу N 2-53/14 // СПС «КонсультантПлюс». Аналогичный вывод сделан и Владимирским областным судом, а в части памятника и обустройства места захоронения еще и Московским городским судом, Ярославским областным судом, Свердловским областным судом. См.: Апелляционное определение Владимирского областного суда от 23 января 2014 г. по делу N 33-27/2014 // СПС «КонсультантПлюс»; Апелляционное определение Московского городского суда от 24 июля 2013 г. по делу N 11-20693 // СПС «КонсультантПлюс»; Апелляционное определение Ярославского областного суда от 29 мая 2014 г. по делу N 33-3009/2014 // СПС «КонсультантПлюс»; Апелляционное определение Свердловского областного суда от 2 июля 2014 г. по делу N 33-7908/2014 // СПС «КонсультантПлюс».

Наряду с этим существуют и такие судебные акты, в которых установление надгробной плиты и благоустройство могилы основаниями необходимых расходов не признаются. Так, по одному из дел Челябинский областной суд пришел к выводу о том, что расходы по изготовлению оградки, столика, цветника и надгробной плиты не являются необходимыми, и исключил их из суммы взысканных судом первой инстанции расходов <13>.

———————————

<13> См.: Апелляционное определение Челябинского областного суда от 4 июля 2014 г. по делу N 11-6516/2014 // СПС «КонсультантПлюс».

Думается, в данном случае верной и более аргументированной является позиция судов, признающих, что расходы на достойные похороны (погребение) включают в себя расходы на установление памятника (надгробной плиты) и благоустройство места захоронения.

В подавляющем большинстве случаев, рассматривая дела о возмещении расходов, вызванных смертью наследодателя, суды сталкиваются с требованиями о возмещении расходов, произведенных истцом на организацию поминальных обедов (приобретение продуктов) спустя 9 <14> и 40 дней с момента кончины наследодателя.

———————————

<14> В некоторых субъектах Российской Федерации — 7.

Судебная практика по данному вопросу, как правило, единообразна. Суды обычно отказывают в возмещении расходов на поминальные обеды на 9-й и 40-й день с момента смерти наследодателя, мотивируя это тем, что данные расходы выходят за пределы обрядовых действий по непосредственному погребению тела и потому возмещению не подлежат <15>.

———————————

<15> См., например: Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 11 февраля 2014 г. по делу N 33-123/14 // СПС «КонсультантПлюс»; Апелляционное определение Свердловского областного суда от 2 июля 2014 г. по делу N 33-7908/2014 // СПС «КонсультантПлюс»; Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 9 апреля 2013 г. по делу N 33-2997 // СПС «КонсультантПлюс»; Апелляционное определение Самарского областного суда от 29 октября 2012 г. по делу N 33-9930 // СПС «КонсультантПлюс»; Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 4 июля 2013 г. по делу N 33-7815/13 // СПС «КонсультантПлюс»; Апелляционное определение Суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 15 октября 2013 г. N 33-4289/2013 // СПС «КонсультантПлюс».

Наряду с этим встречаются в судебной практике и такие казусы, когда суды субъектов Российской Федерации признают правомерным возмещение расходов на поминальные обеды на 9-й (в отдельных регионах 7-й) и 40-й день с момента смерти наследодателя. Так, Московский городской суд, рассматривая одно из дел в порядке кассационного производства, констатировал правомерность такого рода расходов, указав, что они являются необходимыми для достойных похорон наследодателя <16>. Другое дело было предметом рассмотрения Верховного суда Республики Адыгея, который отметил, что свидетель, являющийся эфенди <17>, пояснил, что расходы, связанные с проведением поминальных обедов на седьмой и сороковой день после смерти, являются обязательными, положенными по традиции. Основываясь на данных пояснениях и ст. ст. 3, 5 ФЗ о погребении, суд пришел к выводу об обоснованности возмещения таких расходов <18>.

———————————

<16> См.: Определение Московского городского суда от 25 июня 2013 г. N 4г/8-5985 // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 22.10.2014).

<17> См.: Одно из значений слова «эфенди» — почетный титул сановников и ученых на востоке. URL: http://dic.academic.ru/apple.php (дата обращения: 31.10.2014).

<18> См.: Апелляционное определение Верховного суда Республики Адыгея от 18 апреля 2014 г. по делу N 33-496/2014год // СПС «КонсультантПлюс».

Представляется, что позиция правоприменителя, согласно которой расходы на поминальные обеды на 9-й (7-й) и 40-й день с момента кончины наследодателя подлежат возмещению, также contra legem не является. Аргументация судов, отказывающих в возмещении таких расходов, сводится к тому, что данные расходы выходят за пределы обрядовых действий по непосредственному погребению тела. Но ведь расходы на поминальные обеды, проводимые в день похорон, в строгом смысле слова тоже не относятся к таким действиям (проводятся после процедуры захоронения), и тем не менее они практически во всех случаях взыскиваются. Думается, что основанием взыскания данных расходов являются упомянутые в ст. 3 ФЗ о погребении обычаи и традиции, предполагающие проведение поминальных обедов, а не действия по непосредственному погребению тела наследодателя. Сюда же можно отнести и такие судебные решения, по которым возмещению подлежат расходы на приобретаемые, как говорят, «на помин души», носовые платочки и махровые полотенца <19>. В этой связи расходы на проведение поминальных обедов не только в день похорон, но и на 9-й (7-й), 40-й день с момента смерти наследодателя, безусловно соответствующие традициям населения России, также можно признать подлежащими возмещению.

———————————

<19> См., например: Апелляционное определение Самарского областного суда от 7 мая 2013 г. по делу N 33-4224/2013 // СПС «КонсультантПлюс».

Широко распространенным требованием, связанным с возмещением расходов на организацию поминальных обедов, является и требование о возмещении расходов, произведенных истцом на приобретение спиртных напитков. В данном вопросе судебные инстанции еще более единодушны. Суды обычно отказывают во взыскании таких расходов, объясняя это тем, что они не признаются: «целесообразными и разумными» <20>, «необходимыми и разумными» <21>, «отвечающими критерию разумности и необходимости» <22>.

———————————

<20> См.: Апелляционное определение Пензенского областного суда от 20 мая 2014 г. по делу N 33-1279 // СПС «КонсультантПлюс».

<21> См.: Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 26 марта 2014 г. N 33-4426 // СПС «КонсультантПлюс».

<22> См.: Апелляционное определение Тверского областного суда от 29 апреля 2014 г. по делу N 33-1560 // СПС «КонсультантПлюс».

Нам встретился лишь один судебный акт апелляционной инстанции, в котором судебная коллегия согласилась с необходимостью взыскания стоимости спиртных напитков, включенных в поминальный обед в день похорон. При этом суд отметил, что приобретение спиртных напитков на поминальный обед «можно расценить как соблюдение сложившейся традиции помянуть усопшего» <23>.

———————————

<23> См.: Апелляционное определение Ярославского областного суда от 26 мая 2014 г. по делу N 33-2944/2014 // СПС «КонсультантПлюс».

Думается, что судебная практика, в соответствии с которой расходы на приобретение спиртных напитков на поминальный обед не взыскиваются, является верной. Православие, равно как и другие традиционные религии России, не признают такой формы поминовения усопших, как распитие спиртных напитков <24>. Более того, следуя сформированной практике об отказе во взыскании данных расходов, суды в некоторой степени могут способствовать реализации государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения Российской Федерации <25>.

———————————

<24> См., например: Вопросы священнику. «Как правильно поминать усопших?» URL: http://www.pravmir.ru/voprosy-svyashhenniku-kak-pravilno-pominat-usopshix/ (дата обращения: 31.10.2014).

<25> Предусмотрена распоряжением Правительства РФ от 30 декабря 2009 г. N 2128-р «О Концепции реализации государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения Российской Федерации на период до 2020 года».

Обращая внимание на категорию «необходимые расходы на оплату места погребения наследодателя», отметим, что такого рода расходы должны быть объективно обусловлены и не выходить за пределы расходов по непосредственному погребению тела наследодателя. Так, по одному из дел Воронежский областной суд отказал в возмещении расходов на планировочные работы (выравнивание ландшафта, вырубка кустарника, уборка снега, обслуживание захоронения в течение 12 месяцев) <26>. В другом деле Московский городской суд отказал в возмещении расходов на оплату места погребения наследодателя, мотивировав это тем, что на том же кладбище имеется захоронение матери наследодателя, скончавшейся восемью годами ранее, и оформление отдельного места являлось личной инициативой истца. Кроме этого, суд отметил, что «истец имела право на бесплатное предоставление участка на ином кладбище, но приняла самостоятельное решение об оплате участка на Раевском кладбище и его оформлении на свое имя» <27>.

———————————

<26> См.: Апелляционное определение Воронежского областного суда от 19 декабря 2013 г. N 33-6261 // СПС «КонсультантПлюс».

<27> См.: Апелляционное определение Московского городского суда от 24 апреля 2014 г. по делу N 33-13750 // СПС «КонсультантПлюс».

Литература

1. Абраменков М.С., Блинков О.Е. Ответственность наследников по долгам наследодателя в российском и иностранном праве // Наследственное право. 2010. N 3. С. 19 — 23.

2. Блинков О.Е. Ответственность наследников по долгам наследодателя (практические соображения) // Нотариус. 2004. N 1. С. 30 — 36.

3. Вавилин Е.В., Гурьева Е.В. Новый порядок наследования и дарения. М.: Юркнига, 2006. 112 с.

4. Гонгало Б.М. и др. Гражданский кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий к разделу V: Наследственное право / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2013. 264 с.

5. Лукьяненко М.Ф. Оценочные понятия гражданского права: разумность, добросовестность, существенность. М.: Статут, 2010. 423 с.

6. Малышкин А.В. Обычаи и традиции в судебной практике судов общей юрисдикции // Российский судья. 2013. N 3. С. 6 — 10.

7. Фиошин А.В. Фактическое принятие наследства: спорные вопросы правоприменения // Наследственное право. 2014. N 3. С. 39 — 43.


Источник: журнал «НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО»

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии