г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Кассационная жалоба на приговор по ст. 158, 166 УК РФ

В Судебную коллегию по уголовным делам

   защитника (адвоката) _____________,

адрес: __________________________

тел.____________________________

в интересах _____________________

 

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

(в порядке ст. ст. 401.1 УПК РФ)

на обвинительный приговор В-кого городского суда от …..

Считаю приговор суда незаконным, постановленным с грубыми нарушениями уголовно-процессуального закона и ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Также судом были нарушены требования Европейской Конвенции  по защите прав и основных свобод человека.

  1. Дело было рассмотрено незаконным составом суда.

1.1. Согласно письменному сообщению председателя В-кого городского суда М.Л.И. от 06.10.20ХХ г. в городском суде были созданы две коллегии судей: одна — для рассмотрения  гражданских дел, другая — для рассмотрения уголовных дел.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ в своих решениях, что гарантированное статьей 47 Конституции РФ «право на суд» означает конституционное требование определения «суда» федеральным законом, в частности, его подсудность и состав.

В соответствии со ст. 21 Федерального конституционного закона от 31.12.1995 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе» полномочия, порядок образования и деятельности районного суда устанавливаются федеральным конституционным законом.

Федеральным конституционным законом «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» от 07.02.2011 №1-ФКЗ не установлено деление состава районного суда на какие-либо коллегии и не предоставлено право председателю районного суда вводить какие-либо специализации.

Соответственно, постановление приговора судьей, который входит в состав незаконно образованной уголовной коллегии в Великолукском городском суде, является грубым нарушением Конституции РФ и УПК РФ, которое влечет безусловную отмену судебного решения (ст. 389.17 УПК РФ).

По данному обстоятельству мною был заявлен отвод председательствующему по делу судье _____, который постановлением от 29.09.20ХХ г. отказал в отводе.

1.2. Кроме того, незаконность состава суда является также нарушением норм Европейской Конвенции.

В соответствии с п. 1 ст. 6 Европейской Конвенции по защите прав и основных свобод человека каждый при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, имеет право на суд, созданный на основании закона.

В деле «Посохов против России» Европейский Суд признал нарушением п. 1 ст. 6 Европейской Конвенции вынесение приговора П.С.В. составом суда, созданным в нарушение закона, поскольку требования указанной нормы Конвенции относится не только к правовому основанию самого существования суда, но и к составу суда по каждому делу.

Согласно разъяснению Верховного Суда правовые позиции Европейского Суда по правам человека (далее — Европейский Суд, Суд), которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов. С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами учитываются правовые позиции Европейского Суда, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств — участников Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского Суда.

1.3. Правовые позиции Европейского Суда учитываются при применении законодательства Российской Федерации. В частности, содержание прав и свобод, предусмотренных законодательством Российской Федерации, должно определяться с учетом содержания аналогичных прав и свобод, раскрываемого Европейским Судом при применении Конвенции и Протоколов к ней. (Постановление Пленума ВС РФ от 27.06.2013 №21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и протоколов к ней»).

  1. Грубые нарушения процессуальных прав защиты.

19 июля 20ХХ г. мой защитник К.Д.Е. обратился к  председательствующему по делу с ходатайством об ознакомлении и фотокопировании судебного протокола.

Председательствующий по делу судья ____ судебный протокол ему не выдал.

По данному обстоятельству мною был заявлен отвод судье, которым Постановлением от 18 августа 20ХХ г. отказ в отводе, сославшись на отсутствие права на ознакомление с протоколом, поскольку в судебном заседаний объявлялись перерывы и не было отложений судебных заседаний.

Учитывая указанную мотивировку судьи, в следующем судебном заседании мною был снова заявлен отвод, на основании того, что объявление перерывов не предусмотрено УПК РФ и председательствующий судья Ф.Э.Е. в объявленных «перерывах» моего уголовного дела рассмотрел около 30 других уголовных дел, то есть судья Ф..Е. грубо нарушает  нормы УПК РФ.

Постановлением от 23 августа 20ХХ г. председательствующий по делу судья ____ отказал в отводе, приводя ту же самую мотивировку.

То есть, по сути, заявление об отводе не рассмотрел.

Этого же числа мой адвокат ___________ заявил о необходимости ознакомления с судебным протоколом для подготовки к судебным прениям (лист 46 судебного протокола).

Возможность ознакомления с судебным протоколом снова не была мне предоставлена.

Таким образом, председательствующий по делу судья Ф.Э.Е. под различными надуманными и незаконными предлогами не предоставил возможность для ознакомления с судебным протоколом ранее состоявшихся судебных заседаний.

  1. Грубые нарушения норм УПК РФ при разрешении ходатайств.

3.1. В судебном заседании 24 августа 20ХХ года мною было заявлено ходатайство о вынесении частного постановления по факту фальсификации сотрудниками милиции протокола моего задержания 30 марта 20ХХ г. — в протоколе задержания было указано на наличие очевидцев, показавших на меня как совершившего кражу, но таких очевидцев в действительности не было.

Судьёй Ф.Э.Е. мое ходатайство разрешено не было.

3.2. В судебном заседании 23 августа 20ХХ г. мною было заявлено ходатайство о признании недопустимыми доказательствами протоколов допросов на предварительном следствии свидетелей Г.В.В., Б.Е.Н. и Б.Ю.А. по причине недопустимости воспроизведения аудиозаписей при допросах, так как УПК РФ допускает воспроизведение только следственных действий.

Свои постановлением судья Ф.Э.Е. отказал в удовлетворении моего ходатайства.

В судебном заседании 24 августа 20ХХ г. мною заявлено ходатайство о признании данных протоколов допросов недопустимыми доказательств по причине того, что при допросе свидетелей воспроизводились не те аудиозаписи, которые были приобщены к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств (подробное обоснование содержится в ходатайстве).

Своим постановлением судья Ф.Э.Е. отказал в удовлетворении второго ходатайства, просто переписав мотивировку из постановления от 23 августа 20ХХ г.

Другим словами, фактически не рассмотрел моего «второе» ходатайство и не проверил доводы в нём изложенные.

Вышеуказанные действия судьи Ф.Э.Е. грубо нарушили требования УПК РФ и мои процессуальные права и свидетельствуют о его необъективности и намеренном желании постановить в отношении меня и Т. обвинительный приговор, что на основании ст. 389.17 УПК РФ является основанием к отмене приговора.

  1. Вынесение приговора в отсутствие протокола судебного заседания.

4.1. Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах и их источников, которые были исследованы в ходе разбирательства (публичного, гласного, состязательного). Весь процесс исследования, весь перечень и содержание доказательств, исследованных судом, отражается в протоколе судебного заседания (ч.3 ст. 259 УПК РФ).

То есть, протокол судебных заседаний является основным процессуальным документом, на основании которого может быть вынесен приговор.

Изготовление же судом протокола судебного заседания после вынесения приговора лишает протокол судебного заседания всякого процессуально-правового значения и не может служить источником свидетельских показаний, проверки хода ведения судебных заседаний вышестоящим судом.

Судебный протокол не был изготовлен в течении 3 суток со дня окончания судебного разбирательства — указанная в протоколе дата (02 сентября 20ХХ) является фальсификацией.

Ввиду не изготовления судебного протокола в установленный законом срок, я был вынужден написать жалобу на незаконные действия судьи Фёдорова Э.Е. и направить в суд краткую кассационную жалобу на приговор.

Учитывая отсутствие судебного протокола длительный срок после оглашения приговора,  а также то обстоятельство, что приговор был объявлен через час после окончания судебного заседания, следует что при вынесении приговора суд не оценивал  судебные доказательства, отраженные в судебном протоколе.

Данное обстоятельство свидетельствует о необъективности постановленного 14-страничного приговора.

Данные нарушения требований закона, допущенные при изготовлении протокола судебного заседания, а также составление приговора «заранее» (в отсутствии судебного протокола), является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену судебного решения (ст. 389.17 УПК РФ УПК РФ).

4.2. Существенные нарушения установленной УПК РФ процедуры судебного разбирательства являются также нарушением п. 2 ст. 6 Европейской Конвенции, которая указывает на возможность признания обвиняемого виновным только в случае её установления в «законном порядке».

Нарушение судом норм международного права является основанием к отмене судебного акта.

  1. Незаконное не прекращение уголовного дела при наличии к тому законных оснований.

В соответствии со статьями 254, 25 и 28 УПК РФ, а также статьями 75 и 76 УК РФ суд прекращает уголовное дело в судебном заседании в случаях, когда обвиняемый в совершении преступления средней тяжести примирился с потерпевшим и в связи деятельным раскаянием обвиняемого (статьи 25 УПК РФ и 76 УК РФ;  статьи 28 УПК РФ и 75 УК РФ).

В судебном заседании потерпевший Д.Г.И. заявил ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении меня в связи с примирением со мною и заглаживании мною причиненного ему вреда.

Кроме того, в материалах дела имеется явка с повинной о кражи автомашины у Д.Г.И.  (которое судом неправомерно не оценено).

Обоснование судом отказа в прекращении уголовного дела ввиду не соответствия целям и задачам защиты прав и законных интересов личности, общества и государства является произвольным (не указано о каких целях и задачах идет речь) и абсурдным (о какой личности идет речь, если потерпевший заявил о примирении, и конституционная задача государства (а значит и общества!) по обеспечению доступа потерпевших к правосудию была выполнена).

Таким образом, существовали законные основания для прекращения уголовного дела относительно кражи автомашины у Д.Г.И., и игнорирование судом данных оснований влечет безусловную отмену судебного решения (ст. 389.17 УПК РФ).

  1. Обоснование приговора недопустимыми доказательствами.

6.1. Свой вывод о моей виновности в совершении кражи автомашины в п. ААА, суд обосновал показаниями свидетелей Г.В.В., Б.Е.Н., Б.Ю.А., якобы данными на предварительном следствии.

Между тем, протоколы допросов данных свидетелей на предварительном следствии получены с нарушением закона.

В своем ходатайстве об исключении о признании данных протоколов допроса недопустимыми доказательствами я подробно указал, что аудиокассеты с аудиозаписью телефонных переговоров, которые были получены из УБОП при УВД по Псковской области, не были теми аудиокассетами, которые давали прослушиваться указанным свидетелям.

Считаю нет необходимости тоже самое излагать в кассационной жалобе и прошу ознакомиться с ходатайством.

Обоснование приговора недопустимыми доказательствами является нарушением ч. 2 ст. 50 Конституции РФ и ч. 3 ст. 7 УПК РФ, что влечет безусловную отмену судебного решения (ст. 389.17 УПК РФ).

6.2. Свой вывод о моей виновности в совершении кражи автомашины в п. ААА, суд обосновал аудиозаписью телефонных разговоров по телефонным номерам, зарегистрированным на Т.. и на Д.М.А., полученным на основании Постановлений Псковского областного суда от 25 июня 2007 г. рег. № 15 и от 12 марта 2008 г. рег. № 5.

Между тем, данные аудиозаписи получены с нарушением закона.

Постановлениями Псковского областного суда от 25 июня 20ХХ г. рег. № 1 и от 12 марта 200ХХг. рег. № 5 были ограничены конституционные права в отношении меня и разрешено проведение оперативно-розыскных мероприятий сроком на 180 суток: прослушивание телефонных переговоров; снятие информации с технических каналов связи; обследование жилых помещений; контроль почтовых отправлений.

В указанных судебных решениях указано, что Д. является участником преступной группы, занимающейся квалифицированными квартирными кражами и угонами автотранспорта на территории Псковской области и исполняет роль координатора и связного; в действиях её членов усматриваются признаки состава преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 158 и ч. 3 ст. 166 УК РФ; указанное решение принято «для пресечения преступной деятельности».

То есть, до вынесения обвинительного приговора суд, принимая решение о санкционировании прослушивания, считал меня преступником.

Что является грубым нарушением конституционной гарантии презумпции невинности (ч. 1 ст. 49 Конституции РФ) и охраны достоинства личности (ч. 1 ст. 21 Конституции РФ).

При этом, в данном постановлении суда не содержит ссылок на конкретные документы, подтверждающие наличие признаков преступлений (событий преступлений) по ст. 158 и ст. 166 УК РФ, а также на конкретные документы, подтверждающие мою причастность к совершению преступлений и его участию в ОПГ.

То есть, судебные постановления являются необоснованными и немотивированными.

Что является грубым нарушением конституционных требований статей 46 46, 118 и 126 Конституции РФ (см. определения КС РФ  от 06.03.2001 г. № 58-О, от 24.11.2005 г. № 448-О, от 08.02.2007 г. № 128-О-П, от 24.11.2005 г. № 448-О).

Вышеуказанные нарушения закона делают доказательства, полученные на основании неправосудных судебных решений, недопустимыми.

Поскольку аудиозаписи были получены на основании судебных постановлений, вынесенных с нарушением норм Конституции РФ, эти доказательства являются недопустимыми.

6.3. Свой вывод о моей виновности в совершении кражи автомашины в п. ААА, суд обосновал протоколом выемки в филиале ОАО «МТС» протокола входящих и исходящих соединений абонента № ___________ за период с 08 августа 2007 г. по 25 августа 20ХХ г.

Между тем, протокол выемки и полученные протоколы телефонных соединений получены с нарушением закона.

Выемка данного протокола была произведена на основании постановления судьи Дедовического районного суда Алексеевой Е.А. от 09 апреля 2008 г.

Поскольку данное постановление судьи содержит лишь ссылку на документы, указывающие на события преступлений (кражи автомашин в п. ААА), но в решении отсутствует какое-либо обоснование о возможной моей причастности к данным кражам.

Поэтому данное судебное решение является необоснованным, нарушающим конституционные требования статей 46, 118 и 126 Конституции РФ, предъявляемые к судебным решениям (Определение Конституционного Суда РФ  от 24.11.2005 г. № 448-О).

Доказательства, полученные при нарушении норм Конституции РФ или в нарушение установленного уголовно-процессуальным законодательством порядка их собирания и закрепления являются недопустимыми доказательствами (ст. 75 УПК РФ и п. 16  Постановления Пленума Верховного Суда от 31 октября 1995 г. N 8).

Таким образом, обоснование приговора недопустимыми доказательствами является нарушением ч. 2 ст. 50 Конституции РФ и ч. 3 ст. 7 УПК РФ, что влечет безусловную отмену судебного решения (ст. 389.17 УПК РФ).

6.4. Кроме того, использование судом вышеуказанных доказательств будет являться нарушением ст. 8 Европейской Конвенции.

Согласно прецедентной практике Европейского Суда по правам человека понятие «личной (частной) жизни» является автономным понятием (см., например Постановление от 17 июля 2003 г. по делу «Perry v. UK»). В частности, по данной статье охраняются персональные данные человека (такие как изображение, личная информация, голос и т.д.). Вмешательство публичных властей в сферу частной жизни человека возможно лишь в строго установленных случаях: а) когда, это предусмотрено законом; б) когда преследуются только правомерные цели; с) когда является необходимым и пропорциональным.

Поскольку запись телефонных разговоров с мобильного телефона и протокола телефонных соединений мобильного номера, зарегистрированного на мою жену, осуществлялась на основании неправомерных судебных решений, то  вмешательство в мою частную жизнь осуществлялось не «в порядке, предусмотренным законом».

Согласно прецедентной практике Европейского Суда по правам человека нарушение конвенционных прав может является нарушением требования п. 1 ст. 6 Европейской Конвенции о справедливости судебного процесса (см., например Постановление от 12 мая 2000 г. по делу «Khan v. UK»).

В соответствии с п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 г. № 8 доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

  1. Вывод суда о моей виновности в сбыте транспортного средства с заведомо поддельными номерами НЕ ОСНОВАН на доказательствах.

Сбыт автомобиля с заведомо поддельными идентификационным номером кузова и номера двигателя суд обосновал доказательствами, по которым признал мою виновность в краже автомашины в п. ААА у К.

Данный довод суда не выдерживает никакой критики.

Как установлено в судебном заседании за день до продажи автомашины 28 сентября 20ХХ г., которую я приобрел в г. Москве, я встречался с покупателем И. и он её осматривал — то есть автомашина была в г. ВВВ и была в исправном состоянии 27 сентября 20ХХ г.

Как установлено в судебном заседании 26 сентября 20ХХ г. мною автомашина А. была снята с регистрационного учета в ГИБДД г. Москвы.

По логике суда, за ночь с 26 по 27 сентября 2007 г. я мог найти «неустановленное лицо» в г. Москве, которое демонтирует два фрагмента маркировочной панели кузова на автомашине А., отбуксировать в определенное место данную неисправную машину, после подделки номеров  проехать более 500 км. г. Москвы до г. ВВВ, снова найти «неустановленное лицо», которое вварило фрагменты  маркировочной панели кузова на автомашину К.

Осуществление подобных действий за 10-15 часов возможно лишь лицом, обладающим сверхспособностями, коим меня наверное считает суд.

В действительности, выводы суда основаны на его предположениях, а не на доказательствах.

При этом прошу обратить внимание суда, что не опровергнуты ни одним доказательством, мои утверждения, что автомашину А. я приобрел через посредника Д. и в технически исправном состоянии.

Ссылка суда на справку 5 отделения МОТОТРЭР УВД ЗАО г. Москва также несостоятельна, поскольку в данной справке не указывается, что я снимал автомашину с учета в неисправном состоянии.

Кроме того, указание начальника К.В.В. о том, что приказ МВД РФ от 2003 г. не регламентирует снятие с учета неисправных транспортных средств, говорит о незнании им положении данного Приказа.

В соответствии с п. 89 Правил, утв. Приказом МВД от 27.01.2003 г. № 59 при снятии с регистрационного учёта транспортных средств производится осмотр транспортного средства (п. 63), за исключением п/п «е» п. 35 Правил — когда предоставляется Акт технического осмотра.

Отсутствие в документах 5 отделения МОТОТРЭР УВД ЗАО г. Москва акта технического осмотра автомашины Алексеевых свидетельствует о том, что при снятии с учёта она находилась в исправном состоянии.

Соответственно, если отсутствуют доказательства того, что с помощью «неустановленных лиц» я осуществил подделку регистрационных номеров автомашины Коротких, то я не мог и осуществить кражу данной автомашины.

  1. Вывод суда о совершении мною кражи автомашины Коротких также является несостоятельным.

8.1. Суд указал, что из аудиозаписи следует, что подсудимые Д. и Т. похищают автомобиль.

Из каких слов и фраз сделал данный вывод суд в решении не указал — наверное необходимо догадаться о субъективном восприятии судьей.

То есть, данная ссылка суда является произвольной.

Кроме того, в телефонных разговорах НИЧЕГО не говориться ни о взломе автомашины, ни о краже, ни о передвижении на похищенной машине и т.п.

Телефонный разговор может быть интерпретирован в разных контекстах — в зависимости от собственных предпочтений и фантазий.

8.2. Далее суд сослался на протокол телефонных соединений, согласно которому в 22 часа 24 минуты я созванивался со своей женой.

Но данное обстоятельство не подтверждает того, что в ночь кражи автомашины К. я находился с Т.В.А. в п. ААА, а тем более, совершал кражу автомашины К.

Я в ходе предварительного следствия и в суде ясно и четко указывал на то, что телефон отдавал знакомым, и мои показания достоверно не опровергнуты.

Кто в данное время пользовался телефоном должно было достоверно установлено следствием — а если оно не смогло это сделать, то недопустимо произвольно обвинять меня.

Прошу обратить внимание суда, что также Т. было указано, что вечером 09 августа 20ХХгода он отдавал телефон знакомому, который возвратил его 10 августа 20ХХ г.

Его показания также не опровергнуты достоверными доказательствами.

За время телефонных соединений в ночь с 09 по 10 августа 20ХХ г. с номеров, зарегистрированных на мою жену и Т. не осуществлялось каких-либо звонков нашим близким или друзьям.

Что косвенно подтверждает, что телефонами пользовались не мы.

8.3. Суд сослался на показания свидетелей Г.В.В., БЕ.Н. и БЮ.А., данных на предварительном следствии, которые якобы опознали мой голос и голос Т. на прослушанных аудиокассетах.

Аудиокассеты, на которых записаны телефонные разговоры  двух мужчин, неоднократно переписывались и не опечатывались после вскрытия, вследствие чего их прослушивание не может достоверно подтвердить какие-либо телефонные разговоры, поскольку отсутствуют гарантии монтажа аудиозаписей.

Кроме того, все свидетели в суде указали, что не узнавали голосов, а то, что указано в протоколах является недостоверным.

Доводы суда о том, что данные свидетели изменили свои показания ввиду желания смягчить вину подсудимых, является, по сути, обвинением в лжесвидетельствовании, что в принципе недопустимо.

Указанные свидетели ясно и четко мотивировали причины подписания подложных протоколов — давление или обман со стороны следователя К.А.А.

Обращаю внимание на тот факт, что даже эксперт при направлении ему на фоноскопическую экспертизу аудиозаписей телефонных переговоров на аналоговых носителях (аудиокассетах) не смог приступить к экспертизе ; и следователем К.А.А. было дано поручение о необходимости получения аудиозаписей на цифровом носителе.

Эксперт при наличии аудиозаписей на цифровых носителях не смог сделать однозначный вывод о принадлежности голосов мне и Т.В.А.

Несмотря то, что судом заключение признано недопустимым доказательством, я имею право ссылаться на него в части в целях своей защиты.

Получается, что эксперт не смог установить идентичность голосов, а свидетели после прослушивания разговоров на аудиокассетах однозначно узнали голоса.

Это обстоятельство, как раз, подтверждает фальсификацию протоколов допросов следователем К.А.А.

  1. Вывод суда о совершении мною кражи автомашины Д. в группе с другим лицом основан на ложных свидетельских показаниях и произвольных выводах.

9.1. Суд сослался на показания сотрудников милиции Ш.Д.В. и В.А.Е., согласно которым они видели меня и Т.П. в ночь с 27 по 28 марта 20ХХ г.  кражи автомашины в г. Б.Б.Б.

Суд указал, что «никаких оснований» не доверять показаниям этих свидетелей не имеется.

Между тем, данные свидетели указывали, что видели как я передвигался на краденной автомашине позади принадлежащей мне автомашины Фольксваген, управлял которой Т.П.

Ш. и В. утверждали, что автомашины Фольксваген была моя — её номера фиксировались (см. стр. 7 и 19 судебного протокола и протоколы допросов на предварительном следствии).

При этом суд признал достоверными мои показания о том, что в данный период моя автомашина Фольксваген была в неисправном состоянии.

Таким образом, суд принимает показания Ш. и В. достоверными (в т.ч. в отношении управления Т.П. моей автомашиной) и тут же признает, что моя автомашина была неисправна в этот период.

В действительности же, показания свидетелей Ш. и В. являются ложными и подлежат соответствующей оценки со стороны правоохранительных органов.

9.2. Относительно произвольности и неправомерности ссылок суда на протоколы допросов свидетелей Г.В.В., БЕ.Н. и БЮ.А., данных на предварительном следствии, мною указано в п. 7.3.

9.3. Суд сослался на аудиозапись телефонных разговоров от 27 и 28 марта 20ХХ г., из которых якобы следует, что я и Т. П. похищаем автомобиль в г. БББ.

Из каких слов и фраз сделал данный вывод суд в решении также не указал.

То есть, данная ссылка суда является произвольной.

В разговорах не имеется информации о совершении краже автомашины — не сообщается даже о нахождении в г. БББ.

Кроме того, суд обвинил в краже ТП., который в установленном порядке не признан виновным.

Никаких доказательств в подтверждении того, что «другое лицо» находилось со мною в г. БББ судом не приведено.

Таким образом, вывод суда являются противоречивыми и не основанными на достоверных и допустимых доказательствах, что является основанием к его отмене (ст. 389.17 УПК РФ).

На основании изложенного ПРОШУ:

— ОТМЕНИТЬ приговор _________ городского суда от ___ августа 20ХХ г.;

— ПРЕКРАТИТЬ уголовное дело по эпизоду кражи автомобиля у Д;

— ОПРАВДАТЬ по обвинению в краже автомобиля у К.;

— ОПРАВДАТЬ по обвинению в сбыте автомобиля с заведомо поддельными номерами.

В связи с тем, что протокол судебного заседания не был изготовлен (по крайней мере, возможность ознакомления с ним была предоставлена) в установленные законом сроки, я подал краткую кассационную жалобу.

В нарушение УПК РФ судья ____ не вынес постановление о сроке для пересоставления кассационной жалобы, вследствие чего я не мог знать о последней дате подачи мотивированной кассационной жалобы.

В связи с этим ходатайствую о восстановлении процессуального срока на кассационное обжалование обвинительного приговора от ____августа 2010 г.

 

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Приказ Ростехнадзора от 14.05.2019 N 184 "Об утверждении Методики определения размера платы за оказание необходимой и обязательной услуги по проведению экспертизы проекта нормативов допустимых выбросов радиоактивных веществ в атмосферный воздух и (или) проекта нормативов допустимых сбросов радиоактивных веществ в водные объекты на предмет их разработки в соответствии с пунктом 26 Правил разработки и установления нормативов допустимых выбросов радиоактивных веществ, нормативов допустимых сбросов радиоактивных веществ, а также выдачи разрешений на выбросы радиоактивных веществ, разрешений на сбросы радиоактивных веществ, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2018 г. N 731 "О нормативах допустимых выбросов радиоактивных веществ и нормативах допустимых сбросов радиоактивных веществ, а также о выдаче разрешений на выбросы радиоактивных веществ, разрешений на сбросы радиоактивных веществ", и предельного размера платы за оказание указанной услуги"
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии