г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

О совместном завещании супругов в российском наследственном праве: быть или не быть?

О.Е. БЛИНКОВ

Блинков Олег Евгеньевич, главный редактор журнала «Наследственное право», доктор юридических наук, профессор.

В статье анализируется законопроект N 801269-6 «О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования наследственного права)» в части включения в российский наследственный правопорядок совместных завещаний супругов. Положительно оценивая саму конструкцию совместного завещания супругов, автор доказывает необходимость его более детального нормативного регулирования.

В мае текущего года в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации внесен законопроект N 801269-6 «О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования наследственного права)» (далее — Проект) который, наряду с иными кардинальными изменениями в части оформления наследственных прав вносит ряд новелл, касающихся расширения форм реализации воли завещателя <1>, в том числе допускает в российский наследственный правопорядок совместные завещания и наследственный договор.

———————————

<1> См.: Смирнов С.А. Разновидности сделок в наследственном праве России: к постановке вопроса // Нотариус. 2014. N 4. С. 26 — 28; Лоренц Д.В. Договор об отчуждении имущества на случай смерти // Нотариальный вестникъ. 2015. N 5. С. 40 — 53.

Проект уже получил отрицательные отзывы от научных и профессиональных сообществ, в том числе на «нулевых чтениях» в Общественной палате Российской Федерации <2> и заседании научно-консультативного совета Федеральной нотариальной палаты <3>. Совет при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства на заседании 13 июля 2015 г. также не одобрил Проект, отметив концептуальную необоснованность представленного законопроекта <4>. Однако некоторые эксперты отметили, что ряд положений (например, о совместных завещаниях супругов) можно принять как идею, но необходимо приложить серьезные усилия к процессу их доработки.

———————————

<2> https://www.oprf.ru/1449/2133/1537/2142/newsitem/29775

<3> https://notariat.ru/news/18974

<4> https://notariat.ru/news/19666

Анализ предлагаемой конструкции совместного завещания позволяет выделить его ключевые признаки, образующие правовую природу (естественно, предполагаемую) совместного завещания супругов в российском наследственном праве:

1) совместное завещание может быть совершено только лицами, состоящими между собой в момент его совершения в зарегистрированном браке (т.е. совместным может быть только «супружеское» завещание);

2) совместное завещание супругов может касаться не только порядка перехода прав на имущество (т.е. собственно наследования имущества), но и включать в себя иные распоряжения супругов (по сути, все те, которые может содержать в себе одностороннее (личное) завещание: назначение и подназначение наследников; определение долей наследников в наследстве; лишение наследства одного, нескольких или всех наследников по закону; назначение душеприказчика (душеприказчиков); завещательный отказ, завещательное возложение и др., предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ));

3) содержание совместного завещания супругов может включать в себя как совместные (общие) распоряжения, так и отдельные (личные) распоряжения каждого из супругов в зависимости от того, какого имущества касается завещание — общего имущества супругов или имущества каждого из них. Это правило касается и распоряжений неимущественного характера, они также могут быть как общими, так и личными;

4) совместное завещание супругов может иметь взаимный характер, когда супруги назначают наследником своего имущества друг друга и определяют лиц, к которым перейдет имущество после смерти пережившего супруга, и невзаимный характер, когда супруги назначают наследником своего имущества конкретное лицо (лиц), к которым перейдет имущество каждого супруга (доля в общем имуществе и личное имущество) как после умершего первым супруга, так и после пережившего супруга;

5) «супружеское» завещание имеет силу до тех пор, пока его субъекты имеют статус супругов (т.е. лиц, состоящих в браке), поскольку совместное завещание супругов утрачивает свою силу с прекращением брака до смерти одного из супругов. Это правило будет действовать и в случае признания брака недействительным, что ставит вопрос о защите наследственных прав и интересов добросовестного пережившего супруга, при решении которого целесообразна аналогия семейного закона о брачном договоре. Как известно, в случае признания брака недействительным брачный договор, заключенный супругами, признается также недействительным (п. 2 ст. 30 Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ)), однако при вынесении решения о признании брака недействительным суд вправе признать действительным брачный договор полностью или частично (п. 4 ст. 30 СК РФ). Для защиты наследственных прав (исключительно в интересах пережившего добросовестного супруга) аналогично можно поступить и с совместным завещанием супругов, чей брак будет признан недействительным после смерти одного (недобросовестного) из супругов, для чего требуется внесение соответствующих дополнений в ст. 30 СК РФ;

6) совершение совместного завещания супругов не лишает каждого из них права составления последующего личного завещания, однако в случае последующего совершения завещания одним из супругов их совместное завещание утрачивает свою силу. Для защиты интересов другого супруга Проект предлагает возложить на нотариуса, удостоверившего завещание одного из супругов или принявшего закрытое завещание одного из супругов, совершенные после совместного завещания супругов, обязанность уведомить о факте совершения такого завещания другого супруга. Таким образом, с одной стороны, совместное завещание супругов не ограничивает свободу завещания (о чем необоснованно заявляют некоторые оппоненты Проекта), с другой стороны, возможностью одностороннего прекращения совместного акта волеизъявления ценность этой завещательной конструкции утрачивается.

На мой взгляд, предложение Проекта о том, что в случае последующего совершения завещания одним из супругов их совместное завещание утрачивает свою силу, противоречит конституции совместного завещания. Совершая совместное завещание, супруги обоюдно связывают свою волю, ведь если бы они не хотели обусловливать действительность (зависимость) своей воли волей другого супруга, они выбрали бы одностороннее (личное) завещание. В этом вся суть — связать себя и своего супруга общим актом волеизъявления без возможности беспричинной (необоснованной) отмены совместного акта по воле одного из них. Если вы страшитесь последствий такого акта, если вы не хотите связывать свою волю волей вашего супруга, не совершайте совместного завещания! Если же вы имеете интерес ограничить волю своего супруга на случай его смерти, то, в свою очередь, в качестве «встречного предоставления» (некой компенсации), вы добровольно ограничиваете свою волю на случай вашей смерти. Мне кажется, для совместного завещания супругов абсолютно релевантны правила ГК РФ о договоре, ведь основу совместного завещания составляет соглашение супругов (иначе утрачивается совместность, и такое завещание становится документом, содержащим самостоятельные друг от друга волеизъявления супругов), поэтому как изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или договором, так и совместное завещание супругов должно изменяться или отменяться по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или совместным завещанием. Подобной формулировкой мы создаем возможность формулирования гарантий для супругов, совершивших совместное завещание, для одностороннего изменения или отмены данного совместного акта.

Предвосхищая контраргумент оппонентов моей позиции, апеллирующий к тому, что завещание практически во всех правопорядках сформулировано в качестве фидуциарной сделки (завещатель вправе отменить или изменить составленное им завещание в любое время после его совершения, не указывая при этом причины его отмены или изменения, без чьего-либо согласия, в том числе лиц, назначенных наследниками в отменяемом или изменяемом завещании (п. 1 ст. 1119 ГК РФ, п. 1 ст. 1130 ГК РФ)), замечу, что фидуциарность есть следствие позитивного правового регулирования, т.е. из правоположений мы определяем, является ли сделка фидуциарной или нет. Например, российский законодатель, устанавливая в качестве общего правила фидуциарность доверенности, предусматривает и ее нефидуциарную разновидность — безотзывную доверенность. Поэтому нет сколько-нибудь значимых препятствий лишить совместное завещание в позитивном праве фидуциарности, т.е. возможности в одностороннем порядке отменить совершенное совместное завещание супругов одним из них.

Если же касаться только текста Проекта, все равно возникают вопросы в отношении формулировки «совместное завещание супругов утрачивает свою силу… в случае последующего совершения завещания одним из супругов». Буквальное толкование позволяет сделать вывод, что сам факт последующего совершения завещания одним из супругов влечет утрату силы совместного завещания, однако остается вопрос: почему совместное завещание не может сохранить силу в части, в которой оно не противоречит последующему завещанию одного из супругов, как установлено для одностороннего завещания (п. 2 ст. 1130 ГК РФ)? Актуален и вопрос: если будет составлено последующее совместное завещание этими же супругами, предыдущее совместное завещание утрачивает силу полностью или аналогично правилам п. 2 ст. 1130 ГК РФ об одностороннем завещании? Все это влечет ключевой вопрос: в какой части нормы раздела V ГК РФ будут применяться к совместным завещаниям, поскольку, согласитесь, изначально они были рассчитаны и сформулированы исходя из того, что завещание является односторонней сделкой. С одной стороны, совместное завещание станет лишь только разновидностью завещаний, поэтому все правила раздела V ГК РФ о завещаниях будут применяться к совместным завещаниям, если иное не будет следовать из правил ГК, федеральных законов и иных правовых актов (п. 2 ст. 1110 ГК РФ). С другой стороны, зачем тогда проект предлагает абз. 4 п. 4 ст. 1118 ГК РФ, что к супругам, совершившим совместное завещание, применяются правила ГК РФ о завещателе? Из буквального толкования данного абзаца следует, что бланкетность устанавливается не для совместного завещания, а только для супругов, т.е. касается их правового статуса в части совершения завещания, но не касается совместного завещания как такового. А систематическое толкование может привести нас к очень опасному выводу, что в иной части (кроме той, что касается завещателей) правила ГК РФ о завещании к совместным завещаниям не применяются, что автоматически создает дефицит нормативного правового регулирования. На мой взгляд, абз. 4 п. 4 ст. 1118 ГК РФ необходимо сформулировать следующим образом: «К совместному завещанию супругов применяются соответственно правила о завещании, если это не противоречит правилам настоящего пункта и существу совместного завещания супругов».

К сожалению, этой бланкетной нормой не решить некоторых конкретных проблем, которые породит введение совместного завещания супругов. Например, как будет обеспечена воля супруга, умершего первым, о передаче по крайней мере его части общего имущества и личного имущества после смерти пережившего супруга к тем общим наследникам, которых они назначили на случай смерти последнего пережившего из них? Ведь волю супруга обеспечить здесь можно только установлением запрета отчуждения такого наследства и исключения его из имущества пережившего супруга, на которое может быть обращено взыскание по его долгам. Проблемы возникнут и в части ответственности наследников по долгам наследодателя, например, как будет определяться имущество, в стоимости которого общие наследники обоих супругов будут отвечать по долгам пережившего супруга, которые он приобрел в период своего вдовства? Что будет с совместным завещанием, если переживший супруг вступит в новый брак и новый супруг будет иметь право на обязательную долю? И это только малая толика вопросов, на которые придется ответить (желательно!) в период подготовки и принятия закона, а не в процессе судебных тяжб и выработки единообразной судебной практики.

В условиях конвергенции правовых систем решение поставленных вопросов можно обнаружить в законодательных образцах зарубежных государств, где конструкция совместного завещания апробирована в течение продолжительного времени. И поскольку российское гражданское право относится к германской ветви континентальной системы права, то именно опыт прогерманских стран может стать для нас ориентиром в решении проблем, возникающих при имплементации совместного завещания супругов в наш наследственный правопорядок <5>.

———————————

<5> См.: Малкин О.Ю., Смолина Л.А. Наследственные права бывшего супруга // Наследственное право. 2012. N 2. С. 6 — 10; Никифоров А.В. Нотариальная форма завещания в законодательстве России и зарубежных стран // Наследственное право. 2013. N 2. С. 45 — 48; Сараев А.Г. Общая характеристика института завещания в странах «общего права» // Наследственное право. 2015. N 1. С. 44 — 48.

Например, в германском гражданском (наследственном) праве общее завещание может быть составлено только супругами (§ 2265 Германского гражданского уложения (далее — ГГУ)). Для совершения общего завещания достаточно того, чтобы один из супругов составил завещание в предусмотренной законом форме, а другой супруг собственноручно подписал совместное заявление, указав дату (число, месяц и год) и место совершения подписи (§ 2267 ГГУ).

Если супруги в общем завещании, в котором они назначают друг друга наследниками, установили, что после смерти пережившего супруга их общее наследственное имущество должно перейти третьему лицу, то следует полагать, поскольку не доказано иное, что третье лицо считается наследником в отношении всего наследства супруга, умершего последним. Если супруги в общем завещании установили завещательный отказ, который подлежит исполнению после смерти пережившего супруга, следует полагать, поскольку не доказано иное, что завещательный отказ перейдет к отказополучателю только после смерти пережившего супруга (§ 2269 ГГУ).

Если супруги включили в общее завещание такие распоряжения, в отношении которых можно предположить, что распоряжение одного супруга не было бы сделано без распоряжения другого, то недействительность или отмена одного распоряжения влечет недействительность другого. Взаимосвязанность распоряжений следует также предполагать, поскольку не доказано иное, в случае, когда супруги завещают друг другу либо когда один из супругов совершает предоставление другому и в отношении принявшего предоставление пережившего супруга осуществляется распоряжение в пользу лица, состоящего в родстве или в близких отношениях с другим супругом (§ 2270 ГГУ).

Отмена распоряжения, взаимосвязанного с распоряжением другого супруга согласно § 2270 ГГУ, производится при жизни супругов в соответствии с предписаниями § 2296 ГГУ об отказе от договора о наследовании, т.е. посредством нотариально удостоверенного заявления другой стороне. Супруг не может при жизни другого супруга отменить свое распоряжение в одностороннем порядке новым распоряжением на случай смерти.

Право на отмену прекращается смертью другого супруга, переживший супруг тем не менее может отменить свое распоряжение, если он откажется от предоставленного. Также после принятия предоставления переживший супруг вправе отменить свои распоряжения, если наследник окажется виновным в недостойном поступке, который дает право наследодателю лишить его обязательной доли, либо если наследник не относится к числу правомочных на обязательную долю, дал бы право на такое лишение, будь наследник потомком наследодателя (§ 2294 ГГУ).

Если имущество завещано общему потомку супругов или потомку одного из супругов, имеющему право на обязательную долю, то наследодатель может в последующем завещательном распоряжении ограничить его право на обязательную долю (абз. 2 § 2289 ГГУ).

Общее завещание может быть отменено посредством его изъятия из учреждения официального хранения только совместно (§ 2256, 2272 ГГУ). Интересны и правила вскрытия общего завещания:

1) при вскрытии общего завещания распоряжения пережившего супруга не подлежат оглашению либо доведению до сведения заинтересованных лиц, если их можно отделить от текста завещания;

2) с распоряжений умершего супруга должна быть изготовлена засвидетельствованная копия, а завещание должно быть вновь запечатано и возвращено на особое официальное хранение;

3) если завещание содержит только распоряжения по открытию наследства, наступающему в случае смерти супруга, который умрет первым, в частности если завещание ограничено заявлением о взаимном назначении супругов наследниками, то завещание вновь не запечатывается, поскольку полностью исчерпывается (§ 2273 ГГУ) <6>.

———————————

<6> Подробно см.: Абраменков М.С. Наследование по завещанию в Российской Федерации и зарубежных странах: сравнительно-правовой аспект // Наследственное право. 2008. N 4. С. 36 — 43; Иншакова А.О. Наследственные правоотношения в международном частном праве // Наследственное право. 2012. N 1. С. 42 — 48; Арсланов К.М. Нотариальная форма сделок по действующему германскому праву // Нотариус. 2014. N 5. С. 32 — 36; Михайлова А.С. Институт наследования: проблемы теории и практики // Нотариус. 2013. N 2. С. 11 — 13; Вершинина Е.В., Кабатова Е.В., Шишкина А.А. Наследование по завещанию в России и Германии: сравнительно-правовой анализ // Семейное и жилищное право. 2010. N 6. С. 32 — 37.

В Гражданском кодексе Украины (далее — ГК У) также допускается составление общего завещания супругов относительно имущества, которое принадлежит им на праве общей совместной собственности (п. 1 ст. 1243). Такое завещание составляется для того, чтобы доля в общем имуществе после смерти одного из супругов переходила полностью к пережившему, и только после смерти последнего право на наследование всего общего имущества супругов получают лица, определенные обоими супругами в таком завещании. При жизни обоих супругов каждый из них имеет право отказаться от общего завещания, причем такой отказ подлежит нотариальному удостоверению (п. 3 ст. 1243 ГК У), после смерти одного из них нотариус накладывает запрет на отчуждение имущества, указанного в завещании супругов (п. 4 ст. 1243 ГК У) <7>.

———————————

<7> Подробно см.: Мичурин Е.А. Ограничения права наследования в гражданском праве Украины // Наследственное право. 2007. N 2. С. 38 — 40; Слободян С.А. Завещания под условием в Гражданском кодексе Украины // Наследственное право. 2008. N 2. С. 44 — 48; Рябоконь Е.А. Некоторые особенности наследственного правопреемства банковских вкладов по законодательству Украины // Наследственное право. 2014. N 3. С. 43 — 47; Кухарев А.Е. Концепция завещания с условием в гражданском законодательстве Украины // Наследственное право. 2015. N 1. С. 39 — 43.

В отличие от Германии и Украины, в латвийском наследственном праве в качестве общего правила допускается заключение многосторонних завещаний с участием любых лиц, а не только супругов. Любое завещание, в котором в виде одного совместного акта двое или более лиц взаимно назначают себя наследниками один после другого, называется взаимным (ст. 604 Гражданского закона Латвийской республики (далее — ГЗ ЛР). Взаимное завещание, кроме случаев, когда из самого его содержания ясно видно противоположное, не считается наследственным договором, и поэтому оно может быть отменено каждым из завещателей в одностороннем порядке (ст. 606 ГЗ ЛР). Например, если один из завещателей отменяет взаимное завещание или если его распоряжение каким-либо иным образом утрачивает силу, то это не влияет на действительность распоряжений других завещателей (ст. 606 ГЗ ЛР).

Если в завещании назначение одного лица наследником совершено под условием необходимости существования и действительности назначения другого лица, так что одно назначение может иметь или не иметь силу только вместе с другим, то такое завещание называется корреспективным (ст. 604 ГЗ ЛР).

Взаимность и корреспективность могут присутствовать в одном совместном акте двух или более лиц. Так, взаимное завещание признается вместе с тем и корреспективным, если завещатели определенно выразили свое намерение составить такое завещание, или если это ясно видно из обстоятельств дела, или если в нем установлено, кому причитается наследство после смерти того, кто пережил всех других сонаследников. Также действует презумпция о корреспективности взаимного завещания супругов, если иное прямо не установлено в нем (ст. 605 ГЗ ЛР). Если совместное завещание обладает корреспективностью, то отмена распоряжения, совершенная одним из завещателей, полностью отменяет также распоряжение другого, кроме случая, когда последний, узнав об отмене, совершенной первым, все-таки намеренно оставил свои распоряжения без изменения (ст. 608 ГЗ ЛР). В случае если пережившему в завещании назначено имущество умершего и он наследство принимает, то завещание, составленное им в пользу умершего, признается вследствие смерти последнего погашенным, и он приобретает право свободно распоряжаться всем имуществом, то есть как своим, так и полученным по завещанию (ст. 610 ГЗ ЛР). Если же завещание было составлено также в пользу третьего лица, то в случае смерти одного из составителей другой (переживший) может отменить корреспективное завещание, если откажется от наследования имущества по завещанию, которое перейдет наследникам по закону после умершего, зато пережившему возвращается право свободно распоряжаться своим имуществом и на случай смерти (ст. 609 ГЗ ЛР).

Приведенные образцы наглядно показывают, как могут быть решены проблемы, о которых эксперты справедливо заявили при обсуждении Проекта. Профессиональному сообществу, на основе сравнительно-правовых исследований, необходимо выбрать и предложить законотворцу наиболее приемлемую для российского правопорядка модель совместного завещания супругов, которой я говорю — быть!

Литература

1. Абраменков М.С. Наследование по завещанию в Российской Федерации и зарубежных странах: сравнительно-правовой аспект // Наследственное право. 2008. N 4. С. 36 — 43.

2. Арсланов К.М. Нотариальная форма сделок по действующему германскому праву // Нотариус. 2014. N 5. С. 32 — 36.

3. Вершинина Е.В., Кабатова Е.В., Шишкина А.А. Наследование по завещанию в России и Германии: сравнительно-правовой анализ // Семейное и жилищное право. 2010. N 6. С. 32 — 37.

4. Иншакова А.О. Наследственные правоотношения в международном частном праве // Наследственное право. 2012. N 1. С. 42 — 48.

5. Кухарев А.Е. Концепция завещания с условием в гражданском законодательстве Украины // Наследственное право. 2015. N 1. С. 39 — 43.

6. Лоренц Д.В. Договор об отчуждении имущества на случай смерти // Нотариальный вестникъ. 2015. N 5. С. 40 — 53.

7. Малкин О.Ю., Смолина Л.А. Наследственные права бывшего супруга // Наследственное право. 2012. N 2. С. 6 — 10.

8. Михайлова А.С. Институт наследования: проблемы теории и практики // Нотариус. 2013. N 2. С. 11 — 13.

9. Мичурин Е.А. Ограничения права наследования в гражданском праве Украины // Наследственное право. 2007. N 2. С. 38 — 40.

10. Никифоров А.В. Нотариальная форма завещания в законодательстве России и зарубежных стран // Наследственное право. 2013. N 2. С. 45 — 48.

11. Рябоконь Е.А. Некоторые особенности наследственного правопреемства банковских вкладов по законодательству Украины // Наследственное право. 2014. N 3. С. 43 — 47.

12. Сараев А.Г. Общая характеристика института завещания в странах «общего права» // Наследственное право. 2015. N 1. С. 44 — 48.

13. Слободян С.А. Завещания под условием в Гражданском кодексе Украины // Наследственное право. 2008. N 2. С. 44 — 48.

14. Смирнов С.А. Разновидности сделок в наследственном праве России: к постановке вопроса // Нотариус. 2014. N 4. С. 26 — 28.


Источник: журнал «НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО»

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Постановление Правительства РФ от 29.12.2021 N 2567 "Об ограничении осуществления переводов денежных средств и приема платежей физических и юридических лиц в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации" (вместе с "Правилами формирования и ведения перечня лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц", "Правилами формирования и ведения перечня иностранных поставщиков платежных услуг, оказывающих услуги по приему платежей, переводу денежных средств, в том числе электронных денежных средств, путем осуществления операций с использованием электронных средств платежа по поручению физического или юридического лица в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации, сведения о котором включены в перечень лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц, а также состав сведений, включаемых в указанный перечень иностранных поставщиков платежных услуг")
ПРАВО.RU
Свежие комментарии