г. Самара, пр-т Карла Маркса, д. 192, офис 614
Москва, ул. Верхняя Красносельская, д. 11А, офис 29
Санкт-Петербург, Спасский пер., д. 14/35, лит. А, офис 1304
АНТОНОВ
И ПАРТНЁРЫ
АДВОКАТСКОЕ БЮРО

Образец апелляционной жалобы в судебную коллегию по уголовным делам Архангельского областного суда по уголовному делу по ч.1 ст. 318 УК РФ

Образец апелляционной жалобы в судебную коллегию по уголовным делам Архангельского областного суда по уголовному делу по ч.1 ст. 318 УК РФ

В Судебную коллегию по уголовным делам Архангельского областного суда 

163000, г. Архангельск, ул. К. Маркса, д. 20

Тел.: (8182) 63-98-40, 63-98-00, (8182) 63-97-00 (ф.) oblsud.arh@sudrf.ru

от ФИО1, осужденного по ч.1 ст.318 УК РФ

Адрес: Архангельск, ул. Логинова, д., кв.

Уголовное дело № НОМЕР1

Апелляционная жалоба

 

Приговором Ломоносовского районного суда города Архангельска от 01.07.2019 по делу № НОМЕР1 я, ФИО1 был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного  ч.1 ст. 318 УК РФ, и мне было назначено наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы условно, с испытательным сроком 3 года. 

Данный приговор считаю незаконным, необоснованным и подлежащим отмене.

Исходя из ст.389.15 УПК РФ, основаниями для изменения и отмены приговора в суде апелляционной инстанции являются, в том числе существенное нарушение уголовно-процессуального закона, а также неправильное применение уголовного закона.

Считаю, что при вынесении судом приговора были допущены все указанные нарушения.

  • Существенное нарушение уголовно-процессуального закона

Существенные расхождения в показаниях ФИО2, ФИО3 и ФИО4

Потерпевшая ФИО2 и свидетели ФИО3 и ФИО4 были неоднократно допрошены до возбуждения уголовного дела и в ходе следствия. Однако их показания противоречат другу другу в ключевых моментах.

Были ли в магазине покупатели во время проверки 

01.06.2019  ФИО2, являясь специалистом — экспертом отдела защиты прав потребителей Роспотребнадзора, прибыла по месту нахождения ООО “НАЗВАНИЕ1” для проведения проверки по факту нарушая прав потребителей. Для производства осмотра помещения магазина были привлечены понятые  ФИО3 и ФИО4. По их собственным словам, они лично присутствовали в помещении магазина.

ФИО2 в ходе дачи пояснений и опросов говорила, что в магазине во время проверки не было покупателей (т.1 л.д.102, т.1 л.д.114, т.1 л.д.121, т.1 л.д.138).

Затем она изменяет свои показания и говорит, что во время проверки в магазине находились два покупателя — мужчина и женщина (т.1 л.д.142).

ФИО3 на допросе поясняла, что во время проверки в магазине находилась только одна женщина, но она сразу же ушла (т.2 л.д.69).

Кто именно первоначально просил их покинуть помещение

Исходя из материалов опроса ФИО2, когда она пришла с проверкой в помещение магазина “НАЗВАНИЕ1”, она предъявила документы. После этого находящаяся там моя супруга ФИО5 позвонила мне, и их просили покинуть помещение. Однако показания противоречат в части того, кто просил их покинуть помещение.

Исходя из первоначальных пояснений ФИО2, покинуть помещение их просила ФИО5 по телефону. Такие же показания содержатся в материалах последующих опросов (т.1 л.д.121).

В ходе опроса ФИО3 поясняет, что из помещения их просила выйти присутствующая там женщина — ФИО5 (т.1 л.д.78). 

При этом ФИО4 в показаниях поясняет, что из помещения их выгнала неизвестная женщина, прибывшая с мужчиной (т.1 л.д.79).

В последующем свидетели ФИО3 и ФИО4 изменили свои показания. Исходя из материалов их последующих допросов, их попросил выйти я (т.1 л.д.157 и т.1 л.д.121 соответственно). В последующем ФИО4 придерживается указанной позиции — т.1 л.д.182.

Были ли скинуты со стола документы

Показания разнятся и в части событий, предшествовавших моменту, когда, по мнению суда и следствия, было совершено преступление.

Так, в ходе завязавшейся перепалки я предпринял попытки скинуть со своего стола документы, представленные ФИО2. В этот момент понятые находились снаружи, около двери помещения магазина. Дверь была открыта, и они могли видеть все, что происходит внутри.

ФИО3 в первоначальных пояснениях указывает, что я якобы скинул на пол лежавшие на столе документы (т.1 л.д.79).

ФИО4 я своих пояснениях указывает, что я пытался скинуть документы со стола, однако из придержала ФИО2 (т.1 л.д.182).

В ходе дополнительного допроса ФИО2 пояснила, что на самом деле документы не падали на пол, однако в этот момент стол, на котором лежали документы, был заслонен, поэтому они не могли это видеть.

Полная тождественность показаний потерпевшей и свидетелей

В ходе перепалки из-за волнения моей супруге ФИО5 стало плохо, она находилась в предобморочном состоянии. Однако на вопрос следователя о том, в каком состоянии была ФИО5, они отвечают, что она “чувствовала себя хорошо” и “ее никто не поддерживал, она вышла из помещения самостоятельно”. Данная формулировка в точности повторяется всеми допрашиваемыми лицами, без каких-либо изменений, даже в последующих допросах (т.1 л.д.138, т.1 л.д.157, т.1 л.д.190-193, т.1 л.д.182, т.1 л.д.182). 

Данные фразы сказаны разными людьми, имеющими различные профессии и род деятельности, уровень образования. При этом вопрос о том, самостоятельно ли  ФИО5 выходила из помещения и придерживал ли ее кто-либо, не ставился. 

Заинтересованность понятых ФИО3 и ФИО4

В первоначальных показаниях ФИО2 поясняла, что понятые  ФИО3 и ФИО4 были незаинтересованными лицами и были встречены ФИО2 на улице. В последующем они сами признавались в том, что ранее были в той или иной мере знакомы с ФИО2.

ФИО3 поясняла, что она неоднократно проходила практику в Роспотребнадзоре, но ее рабочий график отличался от графика ФИО2, поэтому они не знакомы близко. Чтобы привлечь ее к участию в осмотре, ей позвонили по телефону (т.1 л.д.157).

ФИО4 работает в гардеробе в Роспотребнадзоре и знает в лицо ФИО2 Однако, с ее слов, она работает неофициально, поэтому изначально пояснила, что осуществляет трудовую деятельность у ИП ФИО7 (т.1 л.д.182).

И ФИО3, и ФИО4 понимают, что ими были даны незаконные показания. Они пояснили истинное положение вещей самостоятельно и искреннее раскаиваются в содеянном.

То есть суд, обосновывая виновность подсудимого, сослался на показания свидетелей и потерпевшей, уличенных еще на предварительном следствии в даче ложных показаний. При этом показания самого подсудимого и свидетелей защиты суд необоснованно отверг. 

Суд в приговоре в качестве доказательства того, что ФИО4 и ФИО3 в находились на месте происшествия и могли видеть момент применения насилия, приводит показания потерпевшей ФИО2, от которой оба свидетеля находятся в служебной зависимости, что тщательно скрывали от следствия, а ФИО3 пыталась скрыть это и в суде. После предоставления Приказа о приеме на работу она созналась, что работает в в бюджетном учреждении ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Архангельской области» который является некоммерческой организацией, обеспечивающей деятельность Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия населения по Архангельской области и единственным учредителем которого является Росптребнадзор.

Судом не рассмотрены Ходатайства о признании очных ставок с ФИО4 и ФИО3 недостоверными доказательствами и о признании Протоколов осмотра на месте от 25.08.2017 которые были проведены следователем ФИО6

Суд в приговоре не дал оценки доводам защиты о том, что  Определение №158 от 25.05.2017 г. (копия) (т.1 л.д.80), Определение № 158–истр/2017 от 25.05.2017 (т.1 л.д.81) не соответствуют требованиям законности. Протокол осмотра места преступления с участием ФИО2 от 25.08.2017 (т.1 л.д.121-127), Протокол проверки показаний на месте ФИО4 от 25 августа 2017, Протокол проверки показаний на месте ФИО3 от 25 августа 2017, имеют  признаки фальсификации, о чем было указано в прениях, и подтверждено свидетелями ФИО4 и ФИО3, а также отрицалось потерпевшей ФИО2.

Как именно держали ФИО2 

После перепалки, как утверждает сторона обвинения, я применил физическое насилие, а именно вытолкал ФИО2 из помещения. Однако части того, как именно он это сделал, имеются существенные различия в показаниях.

ФИО2 в ходе первоначального опроса пояснила, что я схватил ее за верхнюю одежду в области воротника сзади (т.1 л.д.105). Затем в ходе опросов она утверждает, что ее схватили за левое плечо (т.1 л.д.113,118). В последующем она вновь уточнила свои показания и сообщила, что левой рукой подсудимый схватил ее за левое плечо, а правой схватил ее за верхнюю одежду на спине в области воротника (т.1 л.д.138).

ФИО3 в пояснениях указывает, что я схватил ФИО2 за руки в область плеч (т.1 л.д.78). После этого она меняет свои показания и сообщает, что ФИО2 схватили руками за плечи сзади (т.1 л.д.157). 

ФИО4 в показания указывает, что я схватил ФИО2 за руки в районе плеч (т.1 л.д.79). После этого она меняет свои показания и сообщает, что я схватил ФИО2 левой рукой за плечо, правой рукой за воротник куртки (т.1 л.д.189). 

Также заслуживают внимания различия в показания ФИО4 в части того, сопротивлялась ли ФИО2 Сначала она поясняет, что ФИО1 был значительнее сильнее ФИО2, поэтому она не могла сопротивляться (т.1 л.д.183). Затем она поясняет, что ФИО2 сопротивлялась слабо, немного упиралась ногами (т.1 л.д.182). В последующем она указывает, что ФИО2 сопротивлялась, притормаживала ногами, шла нехотя (т.2 л.д.229).  

ФИО2 на дополнительном допросе непоследовательно отвечает на уточняющие вопросы следователя, путается в своих показаниях относительно того, оказывала ли она сопротивление, поворачивал ли я ее лицом к выходу и сколько было толчков (т.1 л.д.138). 

Следует отметить, что при вынесении обвинительного приговора суд не давал надлежащую оценку несколько раз измененным показаниям потерпевшей ФИО2 и свидетелей ФИО4, ФИО3 в отношении которых следователем было вынесено процессуальное решение.

В судебном заседании  ФИО2, ФИО4, и ФИО3 давали противоречивые показания по обстоятельствам событий 01.06.2017 г., их показания  отличались не только от моих показаний, но и отличались существенно в деталях друг относительно друга касательно наблюдения события вымышленного преступления, а также относительно момента непосредственного выхода ФИО2 из помещения магазина в коридор, где находились свидетели. Подробный анализ этих показаний защита давала в прениях сторон. Однако суд в приговоре, дабы устранить противоречия, указал, что каких либо убедительных доводов, позволяющих сомневаться в правдивости показаний потерпевшей ФИО2, свидетелей ФИО3 и ФИО4 не приведено.

Все вышесказанное позволяет прийти к выводу, что свидетели ФИО3 и ФИО4 либо не присутствовали лично при указанных событиях, либо не могли их видеть собственными глазами. Потерпевшая ФИО2 также непоследовательна в своих показаниях, есть основания усомниться в их правдивости.

В то же время, в приговоре Ломоносовского районного суда города Архангельска от 01.07.2019 указано: “Все исследованные в судебном заседании доказательства были получены в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и относятся к существу предъявленного обвинения, в связи с чем суд признает их относимыми, допустимыми и достоверными, а в своей совокупности также достаточными для вывода о доказанности вины подсудимого в полном объеме. … Показания потерпевшей согласуются с показаниями свидетелей ФИО3 и ФИО4, являвшихся очевидцами этого”.

В связи с тем, что показания потерпевшей ФИО2 и свидетелей ФИО3 и ФИО4 противоречат друг другу, они не могут быть признаны достоверными. Следовательно, в соответствии со ст.75 УПК РФ они являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу приговора суда.

В соответствии с п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 31.10.1995 №8 «О некоторых вопросах применения Конституции РФ при осуществлении правосудия», при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации), а также выполнения требований ст. 75 УПК РФ, в силу которой доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального законодательства, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

Доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

В соответствии с ч.1 ст.88 УПК РФ, каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

В соответствии с ч.2 ст.17 УПК РФ, никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Исходя из указанных норм, суд не вправе был основывать приговор исключительно на показаниях потерпевшей ФИО2 и свидетелей ФИО3 и ФИО4, фактически игнорируя доказательства, противоречащие их показаниям.

В соответствии с ч.1 ст.297 УПК РФ, приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Поэтому, если в основе приговора лежат недопустимые доказательства, то приговор не может считаться обоснованным. 

Следовательно, приговор суда вынесен с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, поэтому он подлежит отмене в суде апелляционной инстанции на основании п.2 ст.389.15 УПК РФ.

  • Неправильное применение уголовного закона

Исходя из приговора суда, я применил насилие к главному специалисту – эксперту отдела защиты прав потребителей Роспотребнадзора ФИО2 в связи с исполнением ею законных должностных обязанностей. 

В соответствии с приговором, 1 июня 2017 в период с 13 до 14-40, находясь в помещении ООО «НАЗВАНИЕ1» в рамках административного расследования по делу, возбужденному по ст.14.15 КоАП РФ ввиду отказа в предоставлении книги отзывов и предложений потребителю, ФИО2 осуществила осмотр  торгового помещения и находящихся там вещей и документов в соответствии со ст.28.7 КоАП РФ. Я, являясь соучредителем ООО «НАЗВАНИЕ1», отказался выполнять требования ФИО2 — предоставить торговое помещение и находящиеся там вещи и документы, а также давать объяснения. Желая избежать административной  ответственности, по словам потерпевшей ФИО2, я применил в отношении нее насилие – левой рукой схватил ее за левое плечо и с силой сжал, а правой рукой взял за ворот одежды и толкнул в верхнюю часть спины, вытолкнув из торгового помещения, чем причинил ей, с ее слов, физическую боль.

Однако в деле отсутствуют надлежащие доказательства, подтверждающие законность действий ФИО2 В деле отсутствуют доказательства того, что к ней было применено насилие, от которого возможно испытать физическую боль. 

Свидетель ФИО8 на допросе показал, что он во время указанных событий находился в подсобном помещении с хорошей слышимостью и иногда выходил оттуда. Он не слышал ничего, что свидетельствовало бы о применении насилия. Более того, он видел, что ФИО2 выходила из помещения магазина самостоятельно (т.2 л.д.100).

Как уже было сказано, все обвинение строится на показаниях самой потерпевшей ФИО2 и свидетелей ФИО3 и ФИО4, которые противоречат друг другу. 

Потерпевшая ФИО2 в медицинское учреждение для снятия побоев на обращалась, объяснив это тем, что ей не был причинен вред здоровью (т.1 л.д.102).

Все указанные события были записаны мной на камеру на телефоне. Запись скопирована на оптический диск и приобщена к материалам уголовного дела. Из материалов записи следует, что при разговоре ФИО2 сказала мне: “Вы меня, пожалуйста, руками не трогайте”. После чего не слышно, чтобы в отношении нее применялось насилие. Более того, разговор продолжался еще какое-то время, после чего запись заканчивается (т.4 л.д.33). 

Однако суд, исследовав данное доказательство в судебном заседании, счел его доказывающим мою виновность и объективно подтверждающим показания потерпевшей ФИО2, что не соответствует действительности.

Таким образом, есть основания полагать, что насилие в отношении ФИО2 не применялось.

В соответствии с ч.1 ст.14 УК РФ, преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания.

В судебном заседании не был неопровержимо доказан тот факт, что мной было совершено общественно-опасное деяние — применение насилия к представителю власти. Есть основания полагать, что показания потерпевшей ФИО2 и свидетелей ФИО3 и ФИО4 являются недостоверными, в то время как объективными доказательствами (материалами видеозаписи) факт причинения насилия на доказан.

Таким образом, приговор суда был вынесен с неправильным применением уголовного закона, поэтому он подлежит отмене в суде апелляционной инстанции на основании п.3 ст.389.15 УПК РФ.

  1. Множественные нарушения, допущенные ФИО2 при проведении проверки

В соответствии со ч.1 ст.318 УК РФ, лицо подлежит привлечению к уголовной ответственности в связи с  применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

В материалах уголовного дела имеются документы, свидетельствующие о том, что проведение проверки в помещении ООО “НАЗВАНИЕ1” было незаконным.

Законность возбуждения дела об административном правонарушении

14.02.2018 в магазин “НАЗВАНИЕ1” зашла ФИО9 с целью закупить искусственные цветы. Однако ей было отказано в обслуживании, и она попросила предоставить книгу жалоб и предложений, в чем ей было отказано.

12.04.2019 ФИО9 направила в Роспотребнадзор обращение с требованием рассмотреть указанное нарушение ее прав и принять необходимые меры.

Данное обращение было рассмотрено, и 25.05.2017 было возбуждено дело об административном правонарушении и назначена проверка.

В соответствии с п.3 ч.1 ст.28.1 КоАП РФ, поводами к возбуждению дела об административном правонарушении являются, в том числе, сообщения и заявления физических и юридических лиц, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения.

При этом, в соответствии с п.8 Постановления Правительства РФ от 19.01.1998 N 55 «Об утверждении Правил продажи отдельных видов товаров, перечня товаров длительного пользования, на которые не распространяется требование покупателя о безвозмездном предоставлении ему на период ремонта или замены аналогичного товара, и перечня непродовольственных товаров надлежащего качества, не подлежащих возврату или обмену на аналогичный товар других размера, формы, габарита, фасона, расцветки или комплектации», продавец обязан иметь книгу отзывов и предложений, которая предоставляется покупателю по его требованию. Однако данное правило распространяется только на продажу определенных видов товаров, список которых является исчерпывающим. Закон РФ “О защите прав потребителей” такого требования не содержит. Так как ООО “НАЗВАНИЕ1” не осуществляет продажу данных видов товаров, то на него данное требование не распространяется.

Однако, несмотря на указанный факт, производство по делу об административной возбуждении было возбуждено. Таким образом, производство по делу об административных правонарушениях было возбуждено незаконно, при отсутствии оснований для этого.

Статус ФИО9 в деле

Как следует из материалов проверки по делу об административных правонарушениях, ФИО9 была допрошена 19.05.2017 в качестве свидетеля. Однако дело об административном правонарушении было возбуждено только 25.05.2017.

В соответствии с ч.ч.1 и 2 ст.25.6 КоАП РФ, в качестве свидетеля по делу об административном правонарушении может быть вызвано лицо, которому могут быть известны обстоятельства дела, подлежащие установлению. Свидетель обязан явиться по вызову органа, должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении.

В соответствии с ч.1 ст.25.2 КоАП РФ, потерпевшим является физическое лицо, которому административным правонарушением причинен физический, имущественный или моральный вред. 

Таким образом, лицо является свидетелем только с момента возбуждения производства по делу об административном правонарушении, и поэтому допрос ФИО9 является незаконным.

Более того, исходя из обстоятельств дела, права ФИО9 были якобы нарушены отказом в предоставлении книги жалоб и предложений, поэтому она должна иметь статус потерпевшего, а не свидетеля.

Нарушение правил производства осмотра

01.06.2019 ФИО2 был произведен осмотр помещения магазина, принадлежащего ООО “НАЗВАНИЕ1”. 

В соответствии с п.2 ст.27.8 КоАП РФ, осмотр принадлежащих юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю помещений, территорий и находящихся там вещей и документов осуществляется в присутствии представителя юридического лица, индивидуального предпринимателя или его представителя, а также в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи.

В соответствии с ч.1 ст.25.7 КоАП РФ, в случаях, предусмотренных КоАП РФ, должностным лицом, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, в качестве понятого может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо. 

Как уже было сказано выше, понятые являются в данном деле заинтересованными лицами: ФИО3 неоднократно проходила практику в Роспотребнадзоре и была знакома с ФИО2; ФИО4 работает в гардеробе в Роспотребнадзоре и знает в лицо ФИО2.

Таким образом, осмотр в помещении ООО “НАЗВАНИЕ1” был произведен незаконно.

При производстве дела об административном правонарушении были допущены такие существенные нарушения, которые делают само производство незаконным. Так как указанные нарушения были совершены ФИО2 добровольно и сознательно, то они не могут быть связаны с исполнением ей своих должностных обязанностей. 

В связи с этим, в указанном случае отсутствует обязательный признак состава преступления — потерпевший (должностное лицо) должно находиться при исполнении своих должностных обязанностей.

В соответствии с п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению при отсутствии в деянии состава преступления.

Таким образом, уголовное дело в отношении меня должно быть прекращено в связи с отсутствием состава преступления.

Фактически, суд своим решением создал условия, при которых должностное лицо Роспотребнадзора ФИО2, следователи ФИО6 и ФИО10, могут уйти от ответственности. Вынесение неправосудного приговора может свидетельствовать либо о коррупции в правоохранительных, следственных и судебных органах, либо некомпетентности судьи.

При рассмотрении уголовного дела по существу, судья вынес приговор исключительно на доказательствах – показаниях свидетелей, которые опровергнуты в судебном заседании другими исследованными в ходе судебного следствия доказательствами. Более того, суд позволил произвольно толковать и интерпретировать (изменять) показания свидетелей и осужденного.

Суд в ходе судебного следствия исследовал все собранные доказательства, однако в приговоре  не дал им надлежащей оценки. Суд лишь избирательно, в интересах вынесения обвинительного приговора, вычленил  из текста показаний свидетелей только данные, которые могут свидетельствовать о моей виновности. При этом суд не раскрыл сущность  иных доказательств – показаний свидетелей ФИО11, ФИО8, ФИО12, ФИО5, которые свидетельствуют о моей непричастности к преступлению.

 Суд в приговоре указал, что находит собранные доказательства относимыми,  допустимыми и достоверными, несмотря на то, что они были получены с очевидным  нарушением требований ч.3 ст. 194 УПК РФ о запрете одновременной проверки на месте показаний нескольких лиц. Суд в приговоре в качестве доказательств,  привел протоколы следственных действий, в которых зафиксировано, что проводилась одновременная проверка показаний на месте ФИО2, ФИО4 и ФИО3 Данное обстоятельство зафиксировано имеющимися в деле фотоматериалами, приложенными к протоколам следственных действий, на которых они изображены. Кроме того,  в суде они подтвердили свое одновременное участие в проведение данных следственных действий 25.08.2017. Они также подтвердили, они приехали на одной машине со следователем ФИО6, и одновременный опрос всех троих в полиции 01.06.2017 в одном кабинете под копирку.

Суд вышел за рамки своих полномочий. Он не обладал специальными познаниями в области баллистики, трасологии, судебной медицины, ситуационной экспертизы. Он пришел к выводу о виновности подсудимого лишь по фотографиям к протоколу проверки показаний на месте потерпевшей и свидетелей. Суд не  проводил моделирование событий по фоторепортажу следственного эксперимента. Никаких медицинских экспертиз, осмотров потерпевшей не было, никаких побоев не было зафиксировано. 

Презумпция невиновности, содержащаяся в ст.14 УПК РФ, предусматривает, в том числе, что обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в порядке, предусмотренном УПК РФ, и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

В приговоре были нарушены не только нормы УК РФ и УПК РФ, то и этот основополагающий принцип уголовного процесса. В суд были представлены доказательства, опровергающие виновность подсудимого. Однако, несмотря на это, суд фактически вынес приговор, положив в его основу доказательств, являющимися недопустимым. Суд поверил на слово ФИО2, ФИО4 и ФИО3, несмотря на то, что их показания противоречат не только друг другу, но и сами себе.  Данные лица заинтересованы в исходе дела, поэтому их показания должны оцениваться в совокупности с другими доказательствами по делу. Несмотря на наличие таких доказательств — показаний ФИО8 и ФИО12, материалов видеозаписи, оценка фактически не была проведена.

Суд формально подошел к оценке доказательств, опровергающих вину подсудимого, лишь назвав их в приговоре, но не проанализировав их относительно других доказательств. Более того, суд указал, что материалы видеозаписи подтверждают показания потерпевшей ФИО2 Однако из анализа этой видеозаписи не видно, что по отношению к потерпевшей ФИО2 была применена физическая сила.

В соответствии с п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ, оправдательный приговор постановляется, в том числе, в случае, если не установлено событие преступления. Как следует из материалов дела, само преступное деяние — применение насилия в отношении представителя власти не было достоверно и неопровержимо установлено. 

Таким образом, суд, проигнорировав основания для вынесения оправдательного приговора, вынес обвинительный приговор, положив в его основу недопустимые доказательства.

В соответствии со ст.ст.302, 389.1-389.4, 389.15, 389.20 УПК РФ,

Прошу суд:

  1. Приговор Ломоносовского районного суда города Архангельска от 01.07.2019 по делу № 1-24/2019 (1-384/2018) отменить;
  2. Вынести в отношении меня оправдательный приговор в связи с отсутствием в моих действиях состава преступления.

“___” ___________ 2019 г.               _______________________ ФИО1

Дата актуальности материала: 07.01.2020

Оставить комментарий

Добавить комментарий
Ваш email не будет опубликован.

Готовы доверить решение проблемы нам?

Ваше сообщение успешно отправлено.
Наши сотрудники свяжутся с Вами в ближайшее время.

Наша главная цель — помощь клиентам в решении существующих проблем и их профилактика в будущем.

Оставьте заявку на консультацию, чтобы убедиться в этом лично!

Мы работаем по всей России. Укажите Ваш город в комментарии

Отправляя форму вы соглашаетесь на обработку персональных данных

Отзывы

Получить консультацию юриста
Наверх
x
Полезная информация
Сторонние сайты
Адвокатского бюро «Антонов и партнеры»
пр-т. Карла-Маркса, дом 192, оф. 614 Самара Россия 443080
Phone: +7 (846) 212-99-71 Email: antonov.partner@gmail.com URL: