г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Обзор апелляционной практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда республики Тыва за первое полугодие 2015 года

shutterstock_1558049451. СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О РАБОТЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

Согласно статистическим данным для рассмотрения в апелляционном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Республики Тыва в первом полугодии 2015 года поступило 956 судебных дел (в первом полугодии 2014 года 1005, далее в скобках данные за 1 полугодие 2014 года), в том числе: 267 (170) дел по представлениям прокуроров, 686 (826) дел с жалобами, повторно на новое апелляционное рассмотрение поступило 4 дела (9 дел). С учетом остатка на начало года в производстве находилось 1032 судебных дел (1072).

Судебной коллегией возвращено дел без рассмотрения, в том числе с прекращением производства в связи с отзывом жалобы, представления, — 34 (51). Остаток неоконченных на конец полугодия дел составил 69 (90).

В первом полугодии 2015 года судебной коллегией в апелляционном порядке рассмотрено 929 (931) судебное дело в отношении 991 (1009) лиц, из которых:

— 445 дел с приговорами в отношении 484 лиц;

— постановлений по вопросам избрания, продления меры пресечения в ходе досудебного производства по уголовным делам в отношении 203 лиц;

— постановлений по вопросам избрания, продления меры пресечения в ходе судебного производства по уголовным делам в отношении 52 лиц;

— постановлений о возвращении дел прокурору в отношении 42 лиц;

— постановлений, принятых в порядке исполнения и судебного контроля, в отношении 158 лиц;

— постановлений о прекращении уголовных дел в отношении 8 лиц;

— 6 постановлений о применении принудительных мер медицинского характера;

— иные судебные акты в отношении 38 лиц.

Статистические данные показывают, что количество рассмотренных судебной коллегией в апелляционном порядке дел по сравнению с первым полугодием 2014 года уменьшилось на 2 дела.

По результатам рассмотрения были отменены решения в отношении 107 лиц, из которых:

— приговоры в отношении 36 лиц;

— в порядке ст.125 УПК РФ в отношении 10 лиц;

— о возвращении дел прокурору в отношении 24 лиц;

— постановлений о прекращении дел в отношении 2 лиц;

— в порядке стст. 397-400 УПК РФ в отношении 10 лиц;

— по вопросам избрания, продления и изменения меры пресечения в ходе досудебного производства в отношении 13 из 203 лиц;

— по вопросам мер пресечения в порядке ст.255 УПК РФ в отношении 2 лиц;

— по иным вопросам судебные решения в отношении 10 лиц.

По результатам рассмотрения судебной коллегией отменены приговоры в отношении 36 лиц, в том числе в отношении 5 оправданных лиц. Из указанного количества отмененных приговоров в отношении 3 лиц они отменены с возвращением дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. В отношении 17 лиц отменены обвинительные приговоры с вынесением нового обвинительного приговора, таким образом, количество дел с вынесением нового обвинительного приговора возросло в 1,4 раза в сравнении с 1 полугодием 2014 года. Направлены на новое судебное рассмотрение дела в отношении 16 (18) лиц.

Внесены изменения в приговоры в отношении 113 (108) осужденных, из них с изменением юридической квалификации без изменения наказания в отношении 4 (8) лиц, с изменением юридической квалификации со смягчением наказания в отношении 16 (27) лиц, без изменения юридической квалификации содеянного со смягчением наказания в отношении 78 (67) осужденных, без изменения юридической квалификации с усилением наказания в отношении 15 (6) лиц.

Таким образом, от общего количества обжалованных приговоров по лицам отменены приговоры в отношении 7,4% лиц (10,9%), изменены приговоры в отношении 23,4% лиц (25,1%).

Результаты рассмотрения судебной коллегией уголовных дел с итоговыми решениями в виде приговоров в первом полугодии 2015 года выглядят следующим образом:

Период

Приговоры

(в лицах)

Всего обжаловано

Оставлено без изменения

Отменено

Изменено

1 полугодие

2013 года

428

326

76,2 %

52

12,1 %

102

23,8 %

1 полугодие

2014 года

431

276

64%

47

10,9%

108

25,1%

1 полугодие

2015 года

484

335

69,2%

36

7,4%

113

23,4%

Утверждаемость приговоров в первом полугодии 2015 года составила по делам 70,1% а по лицам – 69,4%.

Основания к отмене или изменению приговоров выглядели следующим образом:

1) из-за неправильного применения уголовного закона в отношении 87 (90) лиц;

2) из-за существенного нарушения уголовно-процессуального закона в отношении 30 (48) лиц;

3) ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела в отношении 23 (12) лиц;

4) из-за несправедливости приговора в отношении 9 (5) лиц.

В первом полугодии 2015 года апелляционной инстанцией были отменены приговоры в отношении 2 лиц, осужденных за убийства, по делам об иных посягательствах на жизнь человека в отношении 2 лиц, по делам об умышленном причинении тяжкого либо средней тяжести вреда здоровью в отношении 5 лиц, по делам о незаконных действиях с наркотическими средствами в отношении 11 лиц, по делам о кражах в отношении 2 лиц, за мошенничество в отношении 1 лица, за грабёж, разбойные нападения в отношении 3 лиц, за неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения в отношении 1 лица, за изнасилование в отношении 1 лица, 3 — за нарушение правил безопасности движения эксплуатации транспорта. Отменены оправдательные приговоры в отношении 5 (5) лиц.

Из общего количества судебных актов, обжалованных в апелляционном порядке, они отменены в отношении 107 лиц (119), утверждаемость решений по всем видам судебных актов составила 78,7 против 79,8% в 2014 году.

2. ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА

2.1. КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Согласно примечанию к ст.158 УК РФ значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее 2500 руб.

Приговором Кызылского городского суда Республики Тыва от 27 января 2015 года Кара-Сал С.А. осужден по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Согласно приговору, 6 ноября 2014 года около 14 часов 05 минут Кара-Сал находясь в зале для посетителей кафе расположенного ** умышленно, из корыстных побуждений, тайно похитил из сумки, висевшей на дверной ручке за барной стойкой, денежные средства в сумме 2100 рублей, принадлежащие И. и скрылся с места преступления.

Судебная коллегия на основании п. 2 ст. 389.15 УПК РФ приговор изменила ввиду неправильного применения уголовного закона.

Суд первой инстанции пришел к выводу о виновности Кара-Сала в тайном хищении чужого имущества, совершенном с причинением значительного ущерба гражданину и квалифицировал его действия по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, при этом установив размер причиненного ущерба потерпевшей в сумме 2100 руб.

Согласно примечанию к ст.158 УК РФ значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее 2500 руб.

При таких обстоятельствах, вывод суда о квалификации действий осужденного по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ нельзя признать основанным на законе, поскольку установленный судом первой инстанции материальный ущерб, причиненный потерпевшей И., составляет менее 2500 руб.

Судебная коллегия переквалифицировала действия Кара-Сала С.А. на ч. 1 ст. 158 УК РФ и назначила наказание в виде 1 года 2 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Согласно п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (в редакции постановления от 3.03.2015 г. №9), при наличии в действиях лица, совершившего кражу, грабеж, разбой, нескольких квалифицирующих признаков, предусмотренных, в том числе разными частями статьи (например, разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и т.п.), в описательно-мотивировочной части судебного решения следует перечислить все установленные квалифицирующие признаки, не ограничиваясь указанием только на наиболее тяжкий из них.

Приговором Бай-Тайгинского районного суда Республики Тыва от 27 января 2015 года Хомушку А.М. осуждена по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ к 3 годам 10 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, Тандар-оол А.О. осуждена по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима.

Согласно приговору, 10 ноября 2014 года около 18-19 часов во дворе **, Тандар-оол предложила Хомушку похитить из указанного дома продукты питания, для последующего приобретения спиртных напитков, на что последняя согласилась. Тандар-оол камнем разбила оконное стекло, после чего Хомушку незаконно проникла в дом, где собрала продукты питания и передала их Тандар-оол, после чего обе с похищенным скрылись с места преступления, причинив потерпевшей Д. ущерб на общую сумму ** рублей ** копеек.

Судебная коллегия приговор изменила в части квалификации действий осужденных по следующим основаниям.

Из предъявленного осужденным обвинения и установленных судом обстоятельств дела следует, что Тандар-оол и Хомушку совершили кражу группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в жилище, однако, действия осужденных суд первой инстанции квалифицировал как кражу с незаконным проникновением в жилище.

При этом выводы суда относительно исключения квалифицирующего признака «группой лиц по предварительному сговору» надлежащим образом не мотивированы.

Согласно закону, при наличии в действиях лица, совершившего кражу, грабеж, разбой, нескольких квалифицирующих признаков, предусмотренных, в том числе разными частями статьи (например, разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и т.п.), в описательно-мотивировочной части судебного решения следует перечислить все установленные квалифицирующие признаки, не ограничиваясь указанием только на наиболее тяжкий из них.

Судебная коллегия переквалифицировала действия Хомушку и Тандар-оол с п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ — совершение кражи, с незаконным проникновением в жилище, на п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ как совершение кражи с квалифицирующими признаками — группой лиц по предварительному сговору и с незаконным проникновением в жилище.

Квалификация действий осужденного как незаконное приобретение и перевозка огнестрельного оружия и боеприпасов признана ошибочной.

Приговором Чаа-Хольского районного суда Республики Тыва от 17 марта 2015 года Оюн К.-Х. В. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 9 годам лишения свободы, ч. 1 ст. 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы, ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы, ч. 1 ст. 166 УК РФ к 2 годам лишения свободы, ч. 1 ст. 167 УК РФ к 1 году лишения свободы, ч. 1 ст. 222 УК РФ к 1 году 9 месяцам лишения свободы, ч. 1 ст.222 УК РФ к 1 году 6 месяцами лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 17 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено нарезное ружье, ** охотничьих патронов, ** винтовочных охотничьих патрона, ** военный патрон уничтожить по вступлении приговора в законную силу.

Судебная коллегия приговор из осуждения Оюна по ч. 1 ст. 222 УК РФ (по эпизоду с огнестрельным оружием и боеприпасами) исключила незаконное приобретение и перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов по следующим основаниям.

В силу п. «б» ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления средней тяжести прошло шесть лет.

Из материалов дела следует, что Оюн незаконно приобрел огнестрельное оружие в 1996 году. Квалифицируя эти его действия по ч. 1 ст. 222 УК РФ, как незаконное приобретение огнестрельного оружия, суд не учел, что данное преступление, в отличие от незаконного хранения, не является длящимся и считается оконченным с момента незаконного приобретения оружия. Исходя из установленных судом обстоятельств дела, срок давности привлечения Оюна к уголовной ответственности за незаконное приобретение огнестрельного оружия истек 31 декабря 2002 года, в связи с чем, незаконное приобретение огнестрельного оружия подлежит исключению из его осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Поскольку время незаконного приобретения Оюном боеприпасов — ** патронов калибра ** мм и ** патрона калибра ** мм судом не установлено, а в силу п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ данное обстоятельство подлежит доказыванию по уголовному делу, незаконное приобретение данных боеприпасов также подлежит исключению из осуждения Оюна по ч. 1 ст. 222 УК РФ.

По смыслу закона под незаконной перевозкой огнестрельного оружия и боеприпасов следует понимать их перемещение на любом виде транспорта, но не непосредственно при обвиняемом.

Как следует из приговора, Оюн, взяв из тайника оружие и боеприпасы, перевозил их при себе на автомашине марки ** с государственным регистрационным знаком ** под управлением О. из ** района, а затем продолжил перевозку оружия и боеприпасов на территории ** района на автомашине марки ** с государственным регистрационным знаком ** под управлением К.

Таким образом, огнестрельное оружие и боеприпасы во время поездки на автомобилях под управлением О. и К. все время оставались при осужденном Оюне, каких-либо тайников или специально приспособленных мест в транспортном средстве для его перевозки он не использовал. При таких обстоятельствах из осуждения Оюна «незаконная перевозка огнестрельного оружия и боеприпасов» подлежит исключению.

Кроме того, судебная коллегия решение об уничтожении вещественных доказательств ружья и патронов признала ошибочным.

Согласно п. 2 ч. 3 ст. 81 УПК РФ, ст. 28 Федерального закона «Об оружии» и Инструкции о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами, после разрешения уголовного дела огнестрельное оружие, его основные части, пули, гильзы и патроны со следами оружия, признанные вещественными доказательствами, должны направляться в распоряжение соответствующего органа внутренних дел, который осуществляет контроль за оборотом оружия.

Судебная коллегия приговор в отношении Оюна изменила, исключив из осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ (по эпизоду с огнестрельным нарезным оружием, ** винтовочным патронам и ** военному патрону) незаконное приобретение и перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов и снизив назначенное ему по данной статье наказание до 1 года 6 месяцев лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначила Оюну наказание в виде лишения свободы сроком на 17 лет 3 месяца с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Вещественные доказательства — нарезное ружье, ** охотничьих патронов, ** винтовочных охотничьих патронов, ** военного патрона переданы в МВД по ** для определения судьбы в соответствии с Федеральным законом «Об оружии».

По смыслу уголовного закона, под хранением следует понимать любые умышленные действия, связанные с фактическим нахождением наркотических средств или психотропных веществ во владении виновного. При этом не имеет значения, в течение какого времени лицо незаконно хранило собранные растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, либо их части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества.

Приговором Пий-Хемского районного суда Республики Тыва от 10 декабря 2014 года Ооржак И.Н. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Ооржак осужден за незаконное приобретение наркотических средств без цели сбыта в крупном размере.

Согласно приговору, 2 ноября 2014 года в период времени с 12 часов 30 минут по 13 часов 20 минут на поле, расположенном возле зданий складов по **, Ооржак умышленно, с целью личного употребления незаконно приобрел наркотическое средство марихуана массой ** грамма, относящееся к крупному размеру, затем направился в другую сторону и в 13 часов 30 минут на расстоянии около 250 метров от зданий складов был задержан сотрудниками правоохранительных органов.

Судебная коллегия по апелляционному представлению изменила приговор в части квалификации действий Ооржака по следующим основаниям.

Суд первой инстанции квалифицировал действия Ооржака по ч. 2 ст. 228 УК РФ, как незаконное приобретение наркотических средств без цели сбыта в крупном размере, исключив из обвинения незаконное хранение наркотических средств.

По смыслу уголовного закона, под хранением следует понимать любые умышленные действия, связанные с фактическим нахождением наркотических средств или психотропных веществ во владении виновного. При этом не имеет значения, в течение какого времени лицо незаконно хранило собранные растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, либо их части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества.

Суд первой инстанции, установив, что осужденный Ооржак незаконно приобрел наркотические средства марихуана в крупном размере, исключил из обвинения их незаконное хранение, посчитав, что Ооржак был застигнут на том самом месте, где незаконно приобрел наркотические средства марихуана в крупном размере.

Однако, как видно из материалов дела, Ооржак был застигнут сотрудниками через некоторый промежуток времени на расстоянии 250 метров от зданий складов, когда он уже покинул поле и направился с наркотическими средствами домой.

Судебная коллегия признала, что при таких обстоятельствах суд первой инстанции ошибочно исключил признак незаконного хранения Ооржаком наркотических средств в крупном размере, переквалифицировала его действия с ч. 2 ст. 228 УК РФ с незаконного приобретения наркотических средств в крупном размере без цели сбыта на ч. 2 ст. 228 УК РФ как незаконные приобретение и хранение наркотических средств без цели сбыта в крупном размере.

2.2. НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ

При назначении наказания суд не применил положения ч.1 ст.62 УК РФ, что повлекло изменение приговора и снижение срока наказания.

Приговором Барун-Хемчикского районного суда Республики Тыва от 17 февраля 2015 года Монгуш К.В. осужден по ч.1 ст.111 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия приговор изменила, а назначенное наказание снизила из-за нарушения требований ч.1 ст. 62 УК РФ.

В соответствии с ч.1 ст.62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

В нарушение требований указанной нормы уголовного закона суд первой инстанции в описательно-мотивировочной части приговора, признав обстоятельствами, смягчающими Монгушу наказание явку с повинной, активное способствование расследованию преступления, предусмотренные п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ, а также иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему, предусмотренные п. «к» ч.1 ст.61 УК РФ, и указав на отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, не применил положения ч.1 ст.62 УК РФ.

Судебная коллегия приговор изменила и с применением положений ч.1 ст.62 УК РФ снизила назначенное по ч.1 ст.111 УК РФ Монгушу наказание до 1 года 10 месяцев лишения свободы.

В случае рассмотрения дела в порядке, предусмотренном главы 40 УПК РФ, и при наличии оснований, предусмотренных ч.1 ст.62 УК РФ, наказание назначается сначала с учетом требований ч.5 ст.62 УК РФ в связи с рассмотрением дела в особом порядке и после этого определяется по правилам ч.1 ст.62 УК РФ.

Приговором Кызылского городского суда Республики Тыва от 15 января 2015 года Биче-оол В.К. осужден по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия приговор изменила, а срок назначенного наказания снизила по следующим основаниям.

Уголовное дело в отношении Биче-оола было рассмотрено в порядке главы 40 УПК РФ. С учетом положений ч.1 ст.62 УК РФ при рассмотрении дела в особом порядке наказание не может превышать 2/3 от максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

При назначении наказания Биче-оолу суд учел явку с повинной в качестве смягчающего наказание обстоятельства, обстоятельств, отягчающих наказание не установил.

В соответствии с ч.1 ст.62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пп. «и, к» ч.1 ст.61 УК РФ и отсутствии отягчающих обстоятельств, срок или размер наказания не могут превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Учитывая, что уголовное дело в отношении Биче-оола рассмотрено в порядке главы 40 УПК РФ, наказание по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ в соответствии с требованиями чч.1 и 5 ст.62 УК РФ не могло превышать 2 лет 8 месяцев лишения свободы.

Апелляционная инстанция приговор изменила, снизив с применением чч.1 и 5 ст.62 УК РФ назначенное Биче-оолу наказание по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ до 2 лет 6 месяцев лишения свободы.

При назначении наказания за неоконченное преступление при наличии оснований, предусмотренных чч.1 и 5 ст.62 УК РФ, следует исчислять две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания от максимального наказания, предусмотренного за неоконченное преступление (то есть две трети от половины — за приготовление к преступлению и две трети от трех четвертей — за покушение на преступление), а затем применить положения ч.1 ст.62 УК РФ.

Приговором Кызылского городского суда Республики Тыва от 27 января 2015 года Има Ч.Д. осужден по ч.3 ст.30, п.«г» ч.2 ст.158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.

Судебная коллегия приговор изменила по следующим основаниям.

Има осужден за покушение на кражу из одежды потерпевшего.

В соответствии с ч.3 ст.66 УК РФ срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление. С учетом ч.3 ст.66 УК РФ Има не могло быть назначено наказание в виде лишения свободы свыше 3 лет 9 месяцев.

Приговор рассмотрен в порядке главы 40 УПК РФ по ходатайству Има, который согласился с предъявленным обвинением. Следовательно, в соответствии с ч.5 ст.62 УК РФ назначенное наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Исходя из требований ч.5 ст.62 УК РФ, назначенное наказание не должно превышать 2 лет 6 месяцев (2/3 от 3 лет 9 месяцев).

Согласно приговору, одним из смягчающих наказание Има обстоятельств суд первой инстанции признал его активное способствование раскрытию и расследованию преступления, что предусмотрено п. «и» ч.1 ст.62 УК РФ, отягчающих наказание обстоятельств по делу, не установлено. Следовательно, с учетом оснований, предусмотренных ч.1 ст.62 УК РФ, назначенное наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, т.е. назначенное Има окончательное наказание не может превышать 1 год 8 месяцев лишения свободы (2/3 от 2 лет 6месяцев).

Судебная коллегия с учетом требований ч.3 ст.66, ч.5 ст.62, и ч.1 ст.62 УК РФ снизила размер наказания Има до 1 года 6 месяцев лишения свободы, на основании ст.73 УК РФ – условно с испытательным сроком 2 года и на основании п.9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 апреля 2015 года №6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» освободила осужденного от наказания вследствие акта амнистии.

Назначение наказания в виде лишения свободы с нарушением требований ч.1 ст.56 УК РФ повлекло изменение приговора со смягчением наказания.

Приговором Тес-Хемского районного суда Республики Тыва от 23 декабря 2014 года Кыргыс М.Д. осужден по ч.1 ст.112 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

Судебной коллегией приговор в части назначения наказания Кыргысу изменен по следующим основаниям.

В соответствии с ч.1 ст.56 УК РФ наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст.63 УК РФ, за исключением преступлений, предусмотренных ч.1 ст.228, ч.1 ст.231 и ст. 233 УК РФ, или только если соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

Как видно из приговора, обстоятельств, допускающих назначение Кыргысу наказания в виде лишения свободы за преступление, предусмотренное ч.1 ст.112 УК РФ, которое законом отнесено к небольшой тяжести, по настоящему делу не имеется.

Судебная коллегия приговор изменила, с учетом ч.1 ст.56 УК РФ назначила Кыргысу наказание по ч.1 ст.112 УК РФ в виде 1 года ограничения свободы.

При назначении наказания в виде ограничения свободы необходимо указать территорию муниципального образования, за пределы которого запрещено выезжать осужденному.

Приговором Эрзинского районного суда Республики Тыва от 23 октября 2014 года Чылбай О.Б. осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год. На основании ч.1 ст.53 УК РФ на Чылбая возложены ограничения: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации.

Судебная коллегия внесла в приговор изменения в части дополнительного наказания на основании п.3 ст.389.15 УПК РФ из-за неправильного применения уголовного закона.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ, осужденному при назначении наказания в виде ограничения свободы, устанавливается ограничение в виде запрета на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования.

По смыслу закона в приговоре необходимо устанавливать территорию муниципального образования, за пределы которого осужденному к ограничению свободы запрещается выезжать.

Однако, устанавливая Чылбаю данное ограничение, суд в резолютивной части приговора не указал наименование муниципального образования, за пределы которого осужденному нельзя выезжать, что может вызвать неясности при исполнении приговора.

Как следует из материалов уголовного дела, Чылбай проживает в **, который наделен статусом отдельного муниципального образования.

Судебная коллегия признала необходимым внести в приговор изменения, конкретизировав, за пределы какого муниципального образования на Чылбая возложено ограничение на выезд.

Кроме того, суд первой инстанции, назначив дополнительное наказание в виде ограничения свободы, не указал срок его исчисления.

Поскольку по смыслу закона ограничение свободы, назначенное в качестве дополнительного наказания, подлежит самостоятельному исполнению после отбытия осужденным основного наказания в виде лишения свободы, то необходимо уточнить, что дополнительное наказание в виде ограничения свободы подлежит исполнению после отбытия Чылбаем основного наказания в виде лишения свободы.

Помимо этого суд первой инстанции в резолютивной части приговора ошибочно указал об установлении Чылбаю ограничения в виде явки два раза в месяц в уголовно-исполнительную инспекцию для регистрации. Согласно ч.1 ст.53 УК РФ возложенная явка осужденного в уголовно-исполнительную инспекцию для регистрации является обязанностью, а не ограничением.

Согласно п. «б» ч.4 ст. 18 УК РФ судимости за преступления, совершенные лицом в несовершеннолетнем возрасте, не образуют рецидив преступлений и не учитываются при назначении вида исправительной колонии.

Приговором Кызылского районного суда Республики Тыва от 12 декабря 2014 года Н.Ч.С. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 04 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия приговор изменила на основании п.3 ст.389.15 УПК РФ из-за ошибки, допущенной при назначении наказания, выразившейся в следующем.

Судом первой инстанции в качестве обстоятельства, отягчающего наказание Н.Ч.С., признан опасный рецидив преступлений в связи с наличием у него судимости по приговору от 14 ноября 2006 года. Однако данным приговором Н.Ч.С. был осужден за преступления, совершенные им в несовершеннолетнем возрасте.

В соответствии п. «б» ч.4 ст.18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитывается судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет.

Следовательно, в действиях осужденного Н.Ч.С. отсутствует рецидив преступлений.

Кроме того, исключение рецидива преступлений влечет за собой изменение вида исправительного учреждения, поскольку, несмотря на то, что осужденный Н.Ч.С. ранее отбывал лишение свободы, при отсутствии рецидива преступлений, ему надлежит отбывать лишение свободы в исправительной колонии общего режима, так как по смыслу закона, в случае осуждения к лишению свободы за тяжкое преступление лица мужского пола, ранее отбывавшего лишение свободы, при отсутствии рецидива преступлений (например, если лишение свободы отбывалось за преступление, совершенное по неосторожности или в несовершеннолетнем возрасте) отбывание наказания назначается в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия исключила рецидив преступлений признанный в качестве отягчающего наказание обстоятельства, снизила назначенное Н.Ч.С. по ч.2 ст.228 УК РФ наказание до 3 лет 6 месяцев лишения свободы, изменила вид исправительного учреждения на колонию общего режима.

Согласно «а» ч.3 ст. 18 УК РФ, рецидив считается особо опасным при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено за тяжкое преступление к реальному лишению свободы.

Приговором Тес-Хемского районного суда Республики Тыва от 28 января 2015 года Байкара Б.Д. осужден по п.«з» ч.2 ст.111 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по апелляционному представлению прокурора изменила приговор и усилила назначенное Байкара наказание по следующим основаниям.

Суд первой инстанции признал в действиях осужденного Байкара опасный рецидив преступлений, мотивировав, что он совершил тяжкое преступление, будучи ранее судимым за умышленное тяжкое преступление к реальному лишению свободы.

Из материалов дела видно, что Байкара ранее судим 26 октября 2004 года по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 4 года. 8 июля 2005 года он осужден по п. «в» ч.2 ст.158, п.«г» ч.2 ст.161 УК РФ и на основании ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение, назначенное приговором от 26 октября 2004 года и с применением ст.70 УК РФ по совокупности приговоров ему назначено 6 лет 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Байкара освободился 10 августа 2009 года условно-досрочно на 2 года 7 месяцев.

Таким образом, Байкара ранее два раза был судим за умышленное тяжкое преступление к реальному лишению свободы.

В соответствии с п. «а» ч.3 ст. 18 УК РФ рецидив считается особо опасным при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено за тяжкое преступление к реальному лишению свободы.

При таких обстоятельствах, в действиях Байкара имеется особо опасный рецидив, а не опасный рецидив, как указано в приговоре.

В соответствии со ст. 58 УК РФ отбывание лишения свободы при особо опасном рецидиве назначается в исправительной колонии особого режим

Судебная коллегия признала в действиях Байкара особо опасный рецидив преступлений и усилила назначенное ему по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ наказание до 5 лет 6 месяцев лишения свободы, изменив вид исправительного учреждения на исправительную колонию особого режима.

В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ в случаях, когда после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу, наказание назначается по совокупности преступлений.

Приговором Улуг-Хемского районного суда Республики Тыва от 17 марта 2015 года Шивит-Хуурак В.И. судимый:

1) 9 декабря 2010 года по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы, освободившийся по отбытии наказания 16 июля 2014 года;

2) 29 января 2015 года по ч.2 ст.228 УК РФ к 3 годам 6 месяцем лишения свободы,

осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы, на основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору от 29 января 2015 года к 6 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия на основании п.2 ч.1 ст.389.18 УПК РФ изменила приговор, указав следующее.

В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ в случаях, когда после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу, наказание назначается по совокупности преступлений.

Как видно из материалов дела, Шивит-Хуурак был ранее осужден 29 января 2015 года по ч.2 ст.228 УК РФ к 3 годам 6 месяцем лишения свободы.

Преступление, за которое Шивит-Хуурак осужден по последнему приговору, он совершил 18 января 2015 г., то есть до вынесения предыдущего приговора.

При таких обстоятельствах наказание Шивит-Хуураку следовало назначить по правилам ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, а не с применением ст.70 УК РФ по совокупности приговоров.

Поскольку юридические последствия совершения совокупности преступлений являются более мягкими, чем последствия совершения преступления лицом, отбывающим наказание по предыдущему приговору, суд, назначая наказание по совокупности приговоров, ухудшил положение осужденного.

Судебная коллегия изменила приговор в отношении Шивит-Хуурака, вместо ст.70 УК РФ применила ч.5 ст.69 УК РФ и путем частичного сложения назначенного по ч. 2 ст. 228 УК РФ наказания в виде 4 лет лишения свободы с наказанием по приговору от 29 января 2015 года по совокупности преступлений назначила 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. В окончательное наказание зачтено наказание, отбытое по приговору от 29 января 2015 года с 29 января 2015 года по 16 марта 2015 года.

В соответствии с п. «в» ч.1 ст.72 УК РФ при частичном или полном сложении наказаний по совокупности преступлений и совокупности приговоров одному дню лишения свободы соответствуют три дня исправительных работ.

Приговором Кызылского городского суда Республики Тыва от 4 февраля 2015 года Саая А.-Ч.К. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ путем полного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору от 23 августа 2013 года к 10 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия на основании п. 3 ч. 1 ст. 389.15 УПК РФ приговор изменила в связи с неправильным применением уголовного закона.

Саая ранее был судим 23 августа 2013 года по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием из заработной платы 5 % в доход государства, данное наказание им не отбыто.

Согласно ч. 1 ст. 70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда.

В силу п. «в» ч. 1 ст. 71 УК РФ при частичном или полном сложении наказаний по совокупности преступлений и совокупности приговоров одному дню лишения свободы соответствуют три дня исправительных работ.

Суд первой инстанции, обоснованно применив правила ст. 70, 71 УК РФ допустил ошибку при назначении окончательного срока наказания. В соответствии с положениями ст. 71 УК РФ один год исправительных работ соответствует 4 месяцам лишения свободы. Следовательно, при полном присоединении к наказанию, назначенному по ч. 1 ст. 105 УК РФ, неотбытой части наказания по приговору от 23 августа 2013 года окончательное наказание не могло превышать 9 лет 10 месяцев лишения свободы.

Судебная коллегия снизила назначенное Саая с применением ст. 70 УК РФ наказание до 9 лет 10 месяцев лишения свободы.

Неприменение судом акт амнистии повлекло освобождение осужденного от исполнения наказания.

Приговором Кызылского районного суда Республики Тыва от 18 мая 2015 года Еловиков Е.С. осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ к штрафу в размере 10000 руб.

Судебная коллегия освободила Еловикова от наказания вследствие акта амнистии ввиду следующего.

Согласно ч. 2 ст. 84 УК РФ лица, осужденные за совершение преступления могут быть освобождены от наказания вследствие объявления Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации акта об амнистии.

Согласно п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» по уголовным делам о преступлениях, которые совершены до дня вступления в силу постановления, суд, если признает необходимым назначить наказание условно, назначить наказание, не связанное с лишением свободы, либо применить отсрочку отбывания наказания, освобождает указанных лиц от наказания.

Еловиков совершил умышленное преступление, отнесенное к категории небольшой тяжести 19 февраля 2015 года, то есть до вступления в силу акта об амнистии. Судом Еловикову назначено наказание в виде штрафа, поэтому он подлежал освобождению от исполнения назначенного наказания вследствие акта амнистии.

В случае осуждения лица к лишению свободы, ранее отбывавшего лишение свободы, действия которого не содержали рецидива преступлений, вид исправительного учреждения назначается в соответствии с п. «а» ч.1 ст.58 УК РФ, так как обязательным условием назначения исправительной колонии строгого режима является совершение лицом преступления при рецидиве или опасном рецидиве преступлений.

Приговором Улуг-Хемского районного суда Республики Тыва от 5 февраля 2015 года Тамдын А.А. осужден по пп. «а, б, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия приговор на основании п.3 ст.389.15 УПК РФ внесла в приговор изменения ввиду неправильного применения уголовного закона.

Согласно п. «г. ч.1 ст.61 УК РФ наличие малолетних детей у виновного является смягчающим наказание обстоятельством.

Суд первой инстанции установив наличие на иждивении у Тамдына малолетнего ребенка не признал данное обстоятельство смягчающим ему наказание.

Кроме того, осужденному Тамдыну вид исправительного учреждения назначен в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ как исправительная колония строгого режима с учетом того, что он ранее отбывал наказание в виде лишения свободы.

Из смысла уголовного закона, в случае осуждения к лишению свободы за умышленные преступления небольшой и (или) средней тяжести лица мужского пола, ранее отбывавшего лишение свободы, при отсутствии рецидива преступлений отбывание наказания назначается в исправительной колонии общего режима.

Тамдын ранее судим за преступления небольшой тяжести, что в соответствии с п. «а» ч.4 ст.18 УК РФ не образует рецидива преступлений в его действиях.

Судебная коллегия приговор изменила, признала в качестве смягчающего наказание обстоятельства наличие малолетнего ребенка, снизила назначенное Тамдыну наказание до 1 года 10 месяцев лишения свободы, изменила вид исправительного учреждения с колонии строгого режима на исправительную колонию общего режима.

3. ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА

3.1. МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ

Согласно ч.2.1 ст.221 УПК РФ, ходатайство о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, в случае его недостаточности для выполнения судом требований, предусмотренных ч.3 ст.227 УПК РФ, возбуждает прокурор.

В суд с ходатайством о продлении К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ, срока содержания под стражей на 1 месяц обратился следователь органов внутренних дел.

Постановлением судьи Дзун-Хемчикского районного суда Республики Тыва от 7 мая 2015 года ходатайство следователя удовлетворено, К. продлен срок содержания под стражей на 1 месяц, всего до 6 месяцев 27 суток, по 12 июня 2015 года.

Судебная коллегия постановление судьи отменила по следующим основаниям.

Из представленных материалов дела следует, что 25 марта 2014 года возбуждено уголовное дело №** по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

17 ноября 2014 года в 23 часа 20 минут по подозрению в совершении данного преступления в порядке стст. 91 и 92 УПК РФ задержан К.

19 ноября 2014 года постановлением суда К. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на 1 месяц, по 16 декабря 2014 года. После этого, срок содержания под стражей и срок следствия неоднократно продлялся, в последний раз и то и другое до 12 июня 2015 года.

28 апреля 2015 года уголовное дело направлено прокурору ** района для утверждения обвинительного заключения и направления дела в суд.

29 апреля 2015 года следователем вынесено постановление о возбуждении перед судом ходатайства о продлении срока содержания под стражей.

В соответствии с ч. 2 ст. 162 УПК РФ в срок предварительного следствия включается время со дня возбуждения уголовного дела и до дня его направления прокурору с обвинительным заключением.

Из смысла ч. 2.1 ст. 221 УПК РФ следует, что в период нахождения уголовного дела у прокурора, вопрос об обращении в суд для продления срока содержания обвиняемого под стражей, в случае его недостаточности, разрешается прокурором.

Исходя из смысла указанных норм, после направления уголовного дела прокурору, следователь не вправе принимать по нему процессуальные решения, в том числе выносить ходатайства о продлении срока содержания под стражей, поскольку уголовное дело выбывает из его производства.

Из материалов дела следует, что 28 апреля 2015 года дело было направлено прокурору для утверждения обвинительного заключения, однако, после этого, 29 апреля 2015 года следователем вынесено постановление о возбуждении перед судом ходатайство о продлении срока содержания под стражей, на основании которого вынесено обжалуемое решение.

Таким образом, следователь не имел права возбуждать перед судом ходатайство о продлении срока содержания под стражей, и данное ходатайство подлежало возврату как поданное неуполномоченным лицом.

Апелляционная инстанция постановление судьи отменила как вынесенное с нарушением требований уголовно-процессуального закона, а производство по ходатайству следователя прекратила.

Мера пресечения изменена с заключения под стражу на домашний арест.

Постановлением судьи Кызылского городского суда Республики Тыва от 24 апреля 2015 года С. подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на 1 месяц 29 суток, по 21 июня 2015 года.

Уголовное дело №** по признакам состава преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ, возбуждено 22 апреля 2015 года.

23 апреля 2015 года по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ, в порядке стст. 91-92 УПК РФ задержан С. при наличии предусмотренных законом оснований.

30 апреля 2015 года С. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ.

Суд первой инстанции пришел к выводу о необходимости избрания меры пресечения С., так как он может уничтожить доказательства, а также оказать воздействие на участников судопроизводства, в частности на потерпевшую и не допрошенных свидетелей, скрыться от органов следствия и суда, тем самым воспрепятствовать полному, всестороннему и объективному расследованию уголовного дела.

Апелляционная инстанция изменила С. меру пресечения на домашний арест по следующим основаниям.

Суд первой инстанции при избрании С. меры пресечения в виде заключения под стражу в качестве основания к этому учел возможность подозреваемого скрыться от органов следствия и суда.

Однако, как следует из ходатайства следователя, данное обстоятельство не приводилось в качестве основания для избрания С. данной меры пресечения. В судебном заседании сторона обвинения, также не ставила вопрос о возможности С. скрыться от органов следствия и суда.

Из материалов дела следует, что С. имеет постоянное место жительства, **.

При таких обстоятельствах, вывод суда о возможности подозреваемым С. скрыться от органов следствия и суда, нельзя признать обоснованным, так как он не подкреплен фактическими данными.

Ввиду изложенного, выводы суда первой инстанции о невозможности применения к С. более мягкой меры пресечения, в частности домашнего ареста, апелляционная инстанция признала необоснованными.

Согласно ч.1 ст. 107 УПК РФ, домашний арест в качестве меры пресечения избирается по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения и заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в полной либо частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением ограничений и (или) запретов и осуществлением за ним контроля.

Из представленных материалов дела видно, что обыск в жилище С. с целью изъятия вещественных доказательств, следственными органами был проведен. С. имеет постоянное место жительства, **, он положительно характеризуется.

В суде апелляционной инстанции следователь пояснила, что в отношении потерпевшей применены меры государственной защиты, неотложные следственные действия с участием С. по делу проведены.

При таких обстоятельствах апелляционная инстанция признала, что общение с другими участниками судопроизводства может быть ограничено путем наложения запретов установленных ч.7 ст.107 УПК РФ.

С учетом приведенного апелляционная инстанция пришла к выводу, что судебное решение подлежит изменению, так как достижение предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством целей может быть обеспечено путем избрания С. меры пресечения в виде домашнего ареста.

3.2. РАССМОТРЕНИЕ ЖАЛОБ В ПОРЯДКЕ СТ.125 УПК РФ

Возвращение жалобы поданной в порядке ст.125 УПК РФ для устранения недостатков признано необоснованным.

Тюлюш Р.Д. обратилась в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконным бездействия руководителя Управления Министерства внутренних дел России по ** и о возложении на него обязанности устранить допущенные нарушения, указав, что она обратилась в Управление Министерства внутренних дел России по ** с заявлением о привлечении к уголовной ответственности Г. Возбужденное уголовное дело 16 мая 2012 года приостановлено производством на основании п. 1 ч. 1 ст.208 УПК РФ в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Указанное решение 26 сентября 2014 года отменено прокурором по ** и материалы направлены в Управление Министерства внутренних дел России по ** для проведения следственных и оперативно-розыскных действий и выполнения требований ч. 2 ст. 42 УПК РФ. Однако до настоящего времени органом дознания не выполнены указания прокурора, копии процессуальных решений по делу ей не направляются.

Постановлением судьи Кызылского городского суда Республики Тыва от 19 января 2015 года жалоба Тюлюш возвращена для устранения недостатков в связи с отсутствием в жалобе требования о признании незаконным и необоснованным решения, действия (бездействия) должностного лица, неуказанием конкретного должностного лица, чье бездействие обжалуется, что препятствует рассмотрению жалобы по существу.

Судебная коллегия отменила судебное решение по следующим основаниям.

В порядке ст. 125 УПК РФ обжалуются действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Из жалобы Тюлюш видно, что она обжаловала в суд бездействие должностных лиц Управления Министерства внутренних дел России по ** по расследованию дела возбужденного по ее заявлению о привлечении к уголовной ответственности Г. Жалоба Тюлюш содержит все необходимые сведения: в ней указано, какое бездействие должностных лиц какого органа и по какому делу заявитель обжалует.

Выводы суда первой инстанции об отсутствии в жалобе указания о необходимости признания незаконным и необоснованным бездействия должностного лица, а также о неуказании конкретного должностного лица, бездействие которого заявитель обжалует, апелляционная инстанция признала необоснованными.

Отсутствие в жалобе указания о необходимости признания незаконным бездействия органов дознания, не свидетельствует об отсутствии данных требований исходя из содержания заявленных требований.

По смыслу закона при подготовке к рассмотрению жалобы судья истребует по ходатайству лиц, участвующих в судебном заседании, или по собственной инициативе материалы, послужившие основанием для решения или действия должностного лица, а также иные данные, необходимые для проверки доводов жалобы.

Отсутствие в жалобе заявителя сведений о конкретных должностных лицах Управления Министерства внутренних дел России по **, проводивших проверку по заявлениям Тюлюш, не является основанием для возвращения жалобы заявителю, поскольку подлежит устранению путем истребования судьей при подготовке жалобы к судебному рассмотрению материалов, необходимых для проверки доводов жалобы. При этом необходимо учесть, что в жалобе как раз и ставится вопрос об ограничении ее прав в связи с непредоставлением копий процессуальных решений по делу,

Судебное коллегия отменила постановление судьи, направив жалобу в суд первой инстанции на новое судебное рассмотрение.

При отсутствии оснований для проверки законности и обоснованности действий (бездействия) или решений должностного лица, осуществляющего предварительное расследование, судья выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению либо прекращает производство по жалобе.

Заявитель Технюк В.В. обратился в суд с жалобой в порядке ст.125 УПК РФ о признании незаконным постановления прокурора от 10 ноября 2014 года об отказе в удовлетворении его жалобы об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Постановлением судьи Кызылского городского суда Республики Тыва от 30 января 2015 года жалоба заявителя Технюка оставлена без удовлетворения, поскольку обжалуемое постановление вынесено по результатам проверки надлежащим должностным лицом в пределах предоставленных ему прав, с приведением мотивов принятого решения.

В апелляционной жалобе заявитель Технюк просил отменить судебное решение, так как необходимо проведение дополнительной проверки по его заявлению по факту хищения его паспорта.

Судебная коллегия постановление судьи отменила, а производство по жалобе прекратила ввиду следующего.

Заявитель Технюк обратился к прокурору в порядке ст.124 УПК РФ с жалобой об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 13 марта 2014 года, вынесенного по факту хищения паспорта.

Постановлением прокурора от 10 ноября 2014 года в удовлетворении жалобы заявителя Технюка отказано.

Суд первой инстанции пришел к выводу о законности и обоснованности постановления прокурора об отказе в удовлетворении жалобы заявителя Технюка.

Однако при принятии решения суд первой инстанции не учел, что на момент рассмотрения жалобы Технюка в порядке ст.125 УПК РФ обжалуемое им постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 13 марта 2014 года отменено как незаконное и необоснованное постановлением прокурора от 19 января 2015 года.

Как следует из содержания постановления об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, основанием для его отмены явилась неполнота проведенной предварительной проверки в порядке ст.144-145 УПК РФ, то есть по тем же основаниям, на которые указывал заявитель в своей жалобе, адресованной прокурору.

По смыслу закона, при подготовке к рассмотрению жалобы судья истребует по ходатайству лиц, участвующих в судебном заседании, или по собственной инициативе материалы, послужившие основанием для решения или действия должностного лица, а также иные данные, необходимые для проверки доводов жалобы. В случае, если по поступившей в суд жалобе будет установлено, что жалоба с теми же доводами уже удовлетворена прокурором, то в связи с отсутствием основания для проверки законности и обоснованности действий (бездействия) или решений должностного лица, осуществляющего предварительное расследование, судья выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению, копия которого направляется заявителю. Если указанные обстоятельства установлены в судебном заседании, то производство по жалобе подлежит прекращению.

В нарушение вышеуказанных требований суд первой инстанции, не истребовав в порядке подготовки к судебному разбирательству необходимые материалы проверки, вынес решение об отказе в удовлетворении жалобы Технюка.

Установив, что обжалуемое заявителем постановление об отказе в возбуждении уголовного дела отменено прокурором другого уровня, однако по тем же основаниям, на которые указывает заявитель, суду первой инстанции надлежало рассмотреть вопрос о прекращении производства по жалобе ввиду отсутствия предмета ее рассмотрения.

При указанных обстоятельствах, обжалуемое постановление подлежит отмене, производство по жалобе заявителя – прекращению в связи с отсутствием предмета рассмотрения.

3.3. ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛА ПРОКУРОРУ В ПОРЯДКЕ СТ.237 УПК РФ

Постановление о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом отменено, поскольку нарушений, исключающих возможность принятия судом решения по существу дела на основании имеющегося обвинительного заключения, не допущено.

Постановлением судьи Тере-Хольского районного суда Республики Тыва от 19 марта 2015 года уголовное дело в отношении Чадамба У.С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ, Кочаа А.А., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.115, ст. 316 УК РФ возвращено прокурору на основании п.1 ч.1 ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Суд возвратил уголовное дело прокурору в порядке ст.237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом, указав, что показания обвиняемого Кочаа, данные им в ходе предварительного следствия являются противоречивыми и не соответствуют изложенному в обвинении обстоятельствам, опровергаются показаниями свидетелей Б., А. и Ш. Кроме того, не установлено, когда совершено преступление Чадамба У.С.

Судебная коллегия по апелляционному представлению прокурора постановление судьи отменила по следующим основаниям.

В соответствии уголовно-процессуальным законом, требования ч.1 ст.237 УПК Российской Федерации не исключают — по своему конституционно-правовому смыслу в их взаимосвязи — правомочие суда по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях существенных нарушений уголовно-процессуального закона, не устранимых в судебном производстве, если возвращение дела прокурору не связано с восполнением неполноты произведенного предварительного следствия.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих возвращение уголовного дела прокурору, по делу не установлено.

Согласно требованиям стст.73, 171, 220 УПК РФ, в обвинительном заключении должны быть указаны описание преступления с указанием времени, места его совершения, способа, а также формулировка предъявленного обвинения, соответствующая пункту, части, статье УК РФ, предусматривающим ответственность за данное преступление.

Вышеприведенные требования уголовно-процессуального закона органами предварительного следствия при расследовании данного уголовного дела и составлении обвинительного заключения не нарушены.

Как видно из представленных материалов уголовного дела обвинительное заключение в отношении Чадамба и Кочаа соответствует требованиям ст. 220 УПК РФ, существо и формулировка предъявленного обвинения соответствует диспозиции вмененного Чадамба состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105, УК РФ, а также ч.1 ст. 115, ст.316 УК РФ вмененных Кочаа.

Вывод суда о необходимости проведения следственных действий для проверки и устранения противоречий в показаниях обвиняемого Кочаа и свидетелей Б., А. и Ш., не может быть признан нарушением уголовно-процессуального закона, которое препятствует рассмотрению дела в суде. Суд, в ходе судебного разбирательства, наделен полномочиями исследовать, проверить и оценить доказательства, с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, устранить возникшие противоречия и принять по делу законное, обоснованное и справедливое решение.

При таких обстоятельствах выводы суда о необходимости возвращения уголовного дела прокурору признаны необоснованными, поскольку каких-либо препятствий для принятия приговора или иного судебного решения на основе имеющегося в уголовном деле обвинительного заключения не имеется.

3.4. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ

В соответствии с п. 1 ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Приговором Кызылского городского суда Республики Тыва от 7 апреля 2015 года Миков С.Н. осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору от 25 марта 2010 года по совокупности приговоров к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Миков признан виновным и осужден за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в значительном размере.

Согласно приговору, преступление совершено при следующих обстоятельствах.

При неустановленных следствием времени и месте Миков умышленно, без цели сбыта известным ему способом умышленно незаконно приобрел наркотическое средство – марихуану, весом ** гр. в значительном размере, которое хранил в стеклянной банке в шкафу на веранде дома **. 10 декабря 2014 года в период времени с 12 часов 40 минут до 14 часов 05 минут сотрудниками правоохранительных органов данное наркотическое средства было изъято из незаконного оборота.

Судебная коллегия на основании п.2 ст.389.15 УПК РФ приговор изменила.

В соответствии со ст. 73 УК РФ при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию, в том числе, время, место и другие обстоятельства совершения преступления.

Согласно ч. ч. 1 и 2 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины и другие обстоятельства преступления, в том числе доказательства, подтверждающие выводы суда.

В нарушение закона, ни орган дознания в обвинительном акте, ни суд первой инстанции в описательно-мотивировочной части приговора, не указали обстоятельства незаконного приобретения наркотического средства в значительном размере без цели сбыта осужденным Миковым. Поскольку не установлены и не указаны обстоятельства незаконного приобретения наркотического средства, приговор в этой части нельзя признать законным и обоснованным.

Судебная коллегия исключила из осуждения Микова приобретение наркотического средства без цели сбыта в значительном размере, признав верной квалификацию по ч. 1 ст. 228 УК РФ как незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства в значительном размере.

Согласно статьям 141 и 143 УПК РФ, рапорт сотрудника органов внутренних дел об обнаружении признаков преступления является поводом для возбуждения уголовного дела.

Приговором Кызылского районного суда Республики Тыва от 13 марта 2015 года Ногаан-Матпа А.К. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия исключила из описательно-мотивировочной части приговора ссылки суда на рапорт оперативного дежурного о доставлении потерпевшего М. в ** больницу **, приведенное в качестве доказательства виновности осужденного.

Согласно ст. 143 УПК РФ сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, чем указанные в статьях 141 и 142 УПК РФ, принимается лицом, получившим данное сообщение, о чем составляется рапорт об обнаружении признаков преступления.

В соответствии с п. 3 ч.1 ст.140 УПК РФ сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников является поводом для возбуждения уголовного дела.

Судебная коллегия признала, что рапорт оперативного дежурного органов внутренних дел о доставлении потерпевшего в больницу не является доказательством виновности Ногаан-Матпа в совершении преступления и исключил его из числа доказательств по делу.

3.5. СУДЕБНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

При возражении потерпевшего против постановления приговора без проведения судебного разбирательства судья выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Приговором Чеди-Хольского районного суда Республики Тыва от 10 декабря 2014 года Хертек А.В. осужден по ч. 4 ст. 264 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

Приговор постановлен судом без проведения судебного разбирательства на основании ходатайства осужденного Хертека заявленного при ознакомлении с материалами уголовного дела, о согласии с предъявленным обвинением и о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства.

Судебная коллегия приговор отменила из-за несоблюдения процедуры судопроизводства по следующим основаниям.

В силу ч. 6 ст. 316 УПК РФ, при возражении потерпевшего против постановления приговора без проведения судебного разбирательства судья выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Данные требования закона судом не выполнены.

Из материалов уголовного дела видно, потерпевшая О. не участвовала в судебном заседании при рассмотрении дела. Согласно заявлению от 3 декабря 2014 года потерпевшая О. просила рассмотреть дело без ее участия и возражала против рассмотрения дела в особом порядке.

Несмотря на это обстоятельство, судом не вынесено решение о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке, дело рассмотрено без проведения судебного разбирательства.

Согласие представителя потерпевшей — адвоката Ооржак У.Б. не возражавшей против постановления приговора без проведения судебного разбирательства, не дает права на рассмотрение дела без проведения судебного разбирательства, поскольку отсутствовало согласие потерпевшей на рассмотрение дела в особом порядке.

Кроме того, по смыслу закона, в связи с тем, что ст. 264 УК РФ наряду с основным наказанием предусматривает возможность применения к виновному дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством, исходя из ст. 47 УК РФ указанное дополнительное наказание может быть назначено как лицу, которому в установленном законом порядке было выдано соответствующее удостоверение, так и лицу, управлявшему автомобилем или другим транспортным средством без соответствующего разрешения.

В связи с этим апелляционная инстанция признала, что вывод суда о не назначении дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством в связи с отсутствием у осужденного водительского удостоверения не основан на законе.

Судебная коллегия приговор отменила, а дело направила на новое судебное разбирательство.

Согласно ч.5 ст.20 УПК РФ, при возбуждении уголовного дела руководителем следственного органа, следователем, а также с согласия прокурора дознавателем о преступлении, указанном в чч.2,3 ст.20 УПК РФ, при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, оно становится делом публичного обвинения.

Постановлением судьи от 28 апреля 2015 года уголовное дело в отношении Хоюгбана А.Д., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ прекращено на основании ч.2 ст.20 УПК РФ, в связи с примирением сторон.

Апелляционная инстанция судебное решение отменила по следующим основаниям.

Согласно ч.2 ст.20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.116 УК РФ считаются делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных ч.4 ст.20 УПК РФ, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

Исходя из положения ч.4 ст.20 УПК РФ дознаватель с согласия прокурора возбуждает уголовное дело о любом преступлении, указанном в ч.2 ст.20 УПК РФ, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны.

Из материалов уголовного дела следует, что 15 июля 2014 года в дежурную часть органов внутренних дел поступило сообщение от ** о том, что в фельдшерский пункт обратился несовершеннолетний ** с признаками побоев.

Дознавателем по факту нанесения побоев несовершеннолетнему ** 27 августа 2014 года с согласия прокурора на основании ч.4 ст.20 УПК РФ в отношении Хоюгбана было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ.

После проведения дознания, уголовное дело было направлено в суд для рассмотрения по существу. В судебном заседании подсудимый Хоюгбан, его защитник и законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего заявили ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением, государственный обвинитель не возражал против прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон.

Суд прекратил дело, указав, что в соответствии с ч.2 ст.20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях частного обвинения подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

Однако при принятии решения судом не были учтены положения ч.4 ст.20 УПК РФ, согласно которым данное дело после его возбуждения дознавателем с согласия прокурора перешло в разряд публичных и не могло быть прекращено за примирением сторон на основании ч.2 ст.20 УПК РФ.

Отсутствовали основания и для прекращения уголовного дела в соответствии со ст. 25 УПК РФ и ст.76 УК РФ, поскольку прекращение уголовного дела по этим нормам закона возможно, в случае если лицо, впервые совершило преступление небольшой и средней тяжести.

Из материалов дела следует, что Хоюгбан был судим 1 мая 2002 года по пп. «а», «в», «г» ч.2 ст.158 УК РФ, 12 апреля 2004 года по ч.4 ст.111 УК РФ, которые не сняты и не погашены.

Судебная коллегия отменила постановление судьи о прекращения уголовного дела за примирением сторон и направила дело на новое судебное разбирательство.

Приговор отменен, поскольку в нарушение положений ч.3 ст.240 УПК РФ суд в подтверждение своих выводов о виновности лица сослался на собранные по делу доказательства, которые не были исследованы в ходе судебного разбирательства и не нашли отражения в протоколе судебного заседания.

Приговором Улуг-Хемского районного суда Республики Тыва от 6 марта 2015 года Бегзи А.-Х.Д. осужден по п. «з» ч.2 ст.111 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Судебной коллегией приговор отменен по следующим основаниям.

Выводы суда о доказанности виновности Бегзи в совершении преступления основаны на не исследованных в судебном заседании доказательствах.

Согласно ст.240 УПК РФ, в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением случаев, предусмотренных законом. Суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств.

В нарушение указанных требований закона, судом в основу приговора положены доказательства, которые, как следует из протоколов судебных заседаний, в ходе судебного разбирательства не оглашались и не исследовались: протокол осмотра места происшествия **, заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении потерпевшего Д. №**.

Таким образом, судом первой инстанции были нарушены закрепленные в ст.240 УПК РФ принципы непосредственности и устности судебного разбирательства, что повлекло отмену приговора, поскольку других приведенных в приговоре доказательств недостаточно для правильного разрешения дела по существу предъявленного Бегзи обвинения.

Отсутствие в резолютивной части обвинительного приговора решения о признании подсудимого виновным в совершении преступления повлекло отмену приговора.

Приговором Тес-Хемского районного суда Республики Тыва от 26 марта 2015 года Уванзай А.А. осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия на основании п.3 ст.389.15 УПК РФ приговор отменила ввиду следующих нарушений уголовно-процессуального закона допущенных при постановлении приговора.

Согласно требованиям п. 2 ч. 1 ст. 308 УПК РФ, в резолютивной части обвинительного приговора должно быть указано решение о признании подсудимого виновным в совершении преступления.

Из приговора в отношении Уванзая следует, что суд в резолютивной части приговора не признал его виновным в совершении инкриминируемого преступления.

3.6. СУДЕБНЫЕ РЕШЕНИЯ В ПОРЯДКЕ ИСПОЛНЕНИЯ ПРИГОВОРА

Судебное решение отменено в связи с нарушением требований ч.2 ст.399 УПК РФ, обязывающей суд извещать осужденного о дате, времени и месте судебного заседания не позднее 14 суток до дня судебного заседания.

Мызин В.Г. обратился в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Постановлением судьи Кызылского городского суда Республики Тыва от 6 апреля 2015 года Мызину отказано в удовлетворении ходатайства об условно – досрочном освобождении от отбывания наказания.

В апелляционной жалобе осужденный Мызин просил отменить постановление судьи, указав, что он не был извещен о дате и времени судебного заседания.

Судебная коллегия постановление судьи отменила по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 399 УПК РФ при рассмотрении вопросов связанных с исполнением приговора, осужденный должен быть извещен о дате, времени и месте судебного заседания не позднее 14 суток до дня судебного заседания. Ходатайство осужденного об участии в судебном заседании может быть заявлено одновременно с его ходатайством по вопросам, связанным с исполнением приговора, либо в течение 10 суток со дня получения осужденным извещения о дате, времени и месте судебного заседания.

Из смысла указанной нормы следует, что заявление осужденным ходатайства о рассмотрении дела без его участия не освобождает суд от обязанности известить его о дате, времени и месте судебного заседания, поскольку с этим связана возможность реализации им права на участие в судебном заседании.

Из материалов дела следует, что сведений об извещении Мызина о проведении судебного заседания 6 апреля 2015 года, когда ходатайство осужденного было разрешено по существу не имеется.

Апелляционная инстанция признала, что данное нарушение лишило осужденного возможности ходатайствовать об участии в судебном заседании, и отменила судебное решение.

Согласно ч.2 ст.399 УПК РФ, при наличии ходатайства осужденного об участии в судебном заседании суд обязан обеспечить его непосредственное участие в судебном заседании либо предоставить возможность изложить свою позицию путем использования систем видеоконференц-связи.

Постановлением судьи Кызылского городского суда Республики Тыва от 15 мая 2015 года Соколову Д.Г. отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Судебная коллегия постановление судьи отменила по следующим основаниям.

Из материалов видно, что Соколов просил рассмотреть его ходатайство об условно-досрочном освобождении без его непосредственного участия, но с предоставлением возможности изложить свою позицию посредством использования системы видеоконференц-связи.

В силу ч.2 ст.399 УПК РФ при наличии ходатайства осужденного об участии в судебном заседании суд обязан обеспечить его непосредственное участие в судебном заседании либо предоставить возможность изложить свою позицию путем использования систем видеоконференц-связи. Вопрос о форме участия осужденного в судебном заседании решается судом.

В нарушение приведенных положений закона, суд первой инстанции просьбу осужденного Соколова о предоставлении возможности довести до суда свою позицию путем использования системы видео-конференц-связи, ошибочно расценил как отказ от участия в судебном заседании и принял решение рассмотреть ходатайство об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в отсутствие заявителя.

Апелляционная инстанция пришла к выводу, что суд первой инстанции нарушил право на участие Соколова в судебном заседании, и отменила судебное решение.

Исходя из положений ч.1 ст.133 УПК РФ и ч.4 ст.135 УПК РФ о возмещении вреда реабилитированному в полном объеме и с учетом уровня инфляции размер выплат, подлежащих возмещению реабилитированному, определяется судом с учетом индекса роста потребительских цен по месту работы или жительства реабилитированного на момент начала уголовного преследования, рассчитанного государственными органами статистики Российской Федерации в субъекте Российской Федерации на момент принятия решения о возмещении вреда.

Постановлением судьи Кызылского городского суда Республики Тыва от 17 февраля 2015 года заявление Богаткиной Т.В. о возмещении в порядке реабилитации имущественного вреда, причиненного в результате уголовного преследования, удовлетворено частично, с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации взыскано ** рубль в виде возмещения сумм, выплаченных за оказание юридической помощи.

Судебная коллегия увеличила размер подлежащий возмещению Богаткиной по следующим основаниям.

Согласно материалам дела, адвокат Г. принимал участие в суде первой инстанции в течение 11 дней – 8, 9, 21 июня 2010 года, 13, 20, 22, 27 и 28 июля 2010 года, в том числе знакомился с материалами уголовного дела 16 июня, 2 июля, 19 августа 2010 года, а также принимал участие в суде кассационной инстанции в течение 1 дня – 15 декабря 2010 года.

Однако участие адвоката Г. в суде кассационной инстанции при определении размера возмещения имущественного ущерба суд первой инстанции не учел.

Таким образом, Г. участвовал в судебных заседаниях не 11 дней, как об этом указано в постановлении, а 12 дней, в связи с чем расходы, подлежащие возмещению Богаткиной за оказанную адвокатом юридическую помощь, учитывая ее частичную реабилитацию, составляет 11 172 рубля (1862х12 = 22344:2 = 11 172).

Кроме того, согласно ч. 4 ст. 133 УПК РФ выплаты о возмещении вреда производятся с учетом уровня инфляции, размер которых определяется судом с учетом индекса роста потребительских цен по месту работы или жительства реабилитированного на момент начала уголовного преследования, рассчитанного государственными органами статистики Российской Федерации в субъекте Российской Федерации на момент принятия решения о возмещении вреда.

Как усматривается из постановления, судом при расчете размера возмещения вреда не принимались во внимание положения закона о необходимости учитывать уровень инфляции.

Судебной коллегией для индексации применен индекс потребительских цен с момента начала уголовного преследования Богаткиной Т.В. – декабрь 2008 года и по момент принятия решения о возмещении вреда – февраль 2015 года, представленный Территориальным органом Федеральной службы Государственной статистики по ** (**) за период с декабря 2008 года по февраль 2015 года, который составляет 164,2%.

Индекс потребительских цен является показателем, характеризующим инфляционные процессы в стране (постановление Госкомстата РФ от 25 марта 2002 года № 23 «Об утверждении «Основных положений о порядке наблюдения за потребительскими ценами и тарифами на товары и платные услуги, оказанные населению, и определения индекса потребительских цен») и может применяться для индексации расходов, понесенных заявителем на оплату услуг адвокатов.

Всего размер выплат, подлежащих возмещению Богаткиной Т.В. с учетом индексации, составляет 18344 рубля 42 копейки из расчета:

— 11 172 рубля х 164,2% = 18344 рубля 42 копейки – сумма с учетом индексации за период с декабря 2008 года по февраль 2015 года.

Указанная сумма подлежит взысканию в пользу Богаткиной из казны Российской Федерации.

Апелляционная инстанция увеличила размер возмещения имущественного вреда в виде сумм, выплаченных реабилитированной Богаткиной за оказание юридической помощи, до 18344 рублей 42 копеек.

Судебное решение об отмене условного осуждения признано необоснованным, поскольку выводы о том, что осужденный не исполняет обязанности, возложенные на него судом, не возместил ущерб потерпевшему, нарушает условия отбывания наказания, скрывается от контроля инспекции, не нашли подтверждения.

Кара-Сал С.В. осужден 21 марта 2013 года по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года с возложением обязанностей: не менять постоянного места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, являться на регистрацию один раз в месяц, отчитываться о своем поведении.

Постановлением судьи от 5 марта 2014 года Кара-Салу испытательный срок продлен на три месяца и возложены дополнительные обязанности: трудоустроиться в течение 2 месяцев и возместить вред, причиненный преступлением.

Начальник уголовно-исполнительной инспекции обратился в суд с представлением об отмене условного осуждения и исполнении назначенного судом наказания в отношении Кара-Сала, назначенного приговором суда, указав, что он за время испытательного срока показал себя с отрицательной стороны, допустил нарушения порядка и условий прохождения испытательного срока, не трудоустроился и мер к трудоустройству не принимает, не возместил ущерб, причиненный преступлением, систематически не исполняет обязанности, возложенные на него судом.

Постановлением судьи Сут-Хольского районного суда Республики Тыва от 25 декабря 2014 года Кара-Салу на основании ч. 3 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 21 марта 2013 года, которым он осужден по п. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 3 года, определив отбывание наказания в колонии-поселении.

Судебная коллегия постановление судьи отменила по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 74 УК РФ, если условно осужденный в течение испытательного срока систематически нарушал общественный порядок, за что привлекался к административной ответственности, систематически не исполнял возложенные на него судом обязанности, либо скрылся от контроля, суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, может вынести решение об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда.

При принятии решения об отмене условного осуждения суд, исходя из указанных требований закона, должен во всех случаях выяснить наличие или отсутствие уважительности причин неисполнения условно осужденным возложенных на него обязанностей, законность вынесения уголовно-исполнительной инспекцией предупреждений, проверить содержащиеся в объяснениях осужденного доводы об уважительности неявки на регистрацию, оценить в постановлении эти доводы с совокупностью с другими доказательствами и либо подтвердить, либо опровергнуть их.

Суд, удовлетворив представление уголовно-исполнительной инспекции указал, что осужденный, будучи предупрежденным об отмене условного осуждения, в период испытательного срока систематически не исполнял возложенные на него обязанности,неоднократно допустил нарушения условий и порядка отбывания наказания, в частности сменил место жительства без уведомления инспекции, не трудоустроился и не возместил ущерб, причиненный преступлением.

Однако эти выводы суда о неисполнении Кара-Салом возложенных на него судом обязанностей по трудоустройству и возмещении ущерба не нашли подтверждения.

Согласно протоколу судебного заседания Кара-Сал утверждал, что он состоит на учете в Центре занятости населения, ущерб потерпевшему возместил передав ему скот. Данный факт потерпевший О., участвовавший в судебном заседании также подтвердил.

Эти обстоятельства суд первой инстанции не проверил и не дал им оценку в судебном решении.

Из исследованной в апелляционной инстанции справки следует, что Кара-Сал состоял с 5 декабря 2013 года по 21 февраля 2014 года на регистрационном учете на основании ст. 3 Закона РФ «О занятости населения в РФ». Потерпевший О. представил расписку о том, что Кара-Сал полностью возместил ему ущерб причиненный преступлением.

Выводы суда о том, что Кара-Сал покидал место жительства без разрешения уголовно-исполнительной инспекции не подтверждены конкретными фактами. Согласно приговору от 21 марта 2013 года на Кара-Сала не возлагалась обязанность не выезжать из места постоянного проживания.

Из регистрационного листа следует, что Кара-Сал С.В. ежемесячно являлся в уголовно-исполнительную инспекцию для регистрации.

Из материалов следует, что по месту жительства администрацией сельского поселения Кара-Сал характеризуется положительно, указано, что нарушений общественного порядка он не допускал.

При таких обстоятельствах судебная коллегия отменила постановление в отношении Кара-Сала и отказала в удовлетворении представления об отмене условного осуждения по приговору от 21 марта 2013 года и исполнении назначенного судом наказания.

Анализ апелляционной практики показал, что судами республики допускаются ошибки как в применении норм процессуального, так и материального закона. Судьям республики следует неукоснительно выполнять требования уголовного и уголовно-процессуального законодательства, постоянно следить за их изменениями, более тщательно изучать разъяснения, содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, а также знать и применять при разрешении судебных дел правовые позиции, сформированные Конституционным Судом Российской Федерации и Верховным Судом Российской Федерации по вопросам уголовного судопроизводства.

Председателям Кызылского городского и районных судов республики необходимо повышать качество отправления правосудия по уголовным делам, уделив особое внимание изучению нового закона.

Председатель судебной коллегии

по уголовным делам, судья

Верховного Суда Республики Тыва

Х.И. Тулуш

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Приказ Ростехнадзора от 14.05.2019 N 184 "Об утверждении Методики определения размера платы за оказание необходимой и обязательной услуги по проведению экспертизы проекта нормативов допустимых выбросов радиоактивных веществ в атмосферный воздух и (или) проекта нормативов допустимых сбросов радиоактивных веществ в водные объекты на предмет их разработки в соответствии с пунктом 26 Правил разработки и установления нормативов допустимых выбросов радиоактивных веществ, нормативов допустимых сбросов радиоактивных веществ, а также выдачи разрешений на выбросы радиоактивных веществ, разрешений на сбросы радиоактивных веществ, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2018 г. N 731 "О нормативах допустимых выбросов радиоактивных веществ и нормативах допустимых сбросов радиоактивных веществ, а также о выдаче разрешений на выбросы радиоактивных веществ, разрешений на сбросы радиоактивных веществ", и предельного размера платы за оказание указанной услуги"
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии