г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Обзор кассационной практики по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан за сентябрь-октябрь 2014 года

I. Вопросы квалификации.

1. По смыслу ст.161 УК РФ к числу посторонних нельзя отнести лиц, с которыми похититель связан такими отношениями, которые дают ему основание полагать, что они не будут противодействовать изъятию имущества.

По приговору Стерлитамакского городского суда от 21 мая 2013 года С.. ранее судимый, осужден в особом порядке судебного разбирательства по п. «в» ч.2 ст.161 УК РФ к 2 годам 2 месяцам лишения свободы, на основании ч.4 ст.74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 22 мая 2012 года и в соответствии со ст.70 УК РФ, путем частичного присоединения неотбытого наказания по предыдущему приговору, окончательно назначено наказание в виде 2 лет 8 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Апелляционной инстанцией 3 октября 2013 года приговор изменен:

— в резолютивной части указано об отмене условного осуждения по приговору от 22 мая 2012 года на основании ч.5 ст.74 УК РФ вместо ч.4 ст.74 УК РФ; из описательно-мотивировочной части исключено указание об учете отягчающих обстоятельств при назначении наказания; наказание, назначенное по п. «в» ч.2 ст.161 УК РФ, снижено до 2 лет лишения свободы; наказание, назначенное на основании ст.70 УК РФ, снижено до 2 лет 6 месяцев лишения свободы.

Президиум судебные решения изменил по следующим основаниям.

С. признан виновным в том, что 25 мая 2012 года в магазине ООО Синтез «7 Копеек» г.Стерлитамака из ячейки камеры хранения, в присутствии Х., С-й и С-вой открыто похитил сумку с ноутбуком, компьютерной мышью и флеш-модемом, причинив Д. ущерб на общую сумму 11 200 рублей.

Действия С. квалифицированы как грабеж на том основании, что преступление он совершил в присутствии своих знакомых – Х., С-й и С-вой.

Согласно материалам уголовного дела, с указанными лицами С. пришел в магазин для совместного приобретения спиртного и продуктов питания, т.е. указанные лица не являлись для осужденного посторонними.

По смыслу ст.161 УК РФ к числу посторонних нельзя отнести лиц, с которыми похититель связан такими отношениями, которые дают ему основание полагать, что они не будут противодействовать изъятию имущества.

Согласно материалам дела, Х., С-я и С-ва действительно не препятствовали хищению. С. похитил имущество Д. тайно как от нее, так и от работников магазина и покупателей.

При таких обстоятельствах действия осужденного подлежали квалификации по п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ, как тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в хранилище.

Дело №44у-418/2014.

2. В случаях передачи наркотического средства в ходе проверочной закупки, проводимой представителями правоохранительных органов, содеянное следует квалифицировать по части 3 статьи 30 и соответствующей частистатьи 228.1 УК РФ.

По приговору Кумертауского городского суда от 21 мая 2013 года П. осуждена по ч.1 ст.228.1 УК РФ к 4 годам 2 месяцам лишения свободы, ч.1 ст.228 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 4 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Апелляционной инстанцией 14 ноября 2013 года приговор изменен: в качестве смягчающего наказание обстоятельства признана явка с повинной; назначенное по ч.1 ст.228.1 УК РФ наказание снижено до 4 лет 1 месяца лишения свободы, ч.1 ст.228 УК РФ – до 11 месяцев лишения свободы; на основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 4 года 4 месяца лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Президиум судебные решения изменил по следующим основаниям.

П. признана виновной в том, что 14 ноября 2012 года незаконно сбыла за 2000 руб. И. наркотическое средство – смесь, содержащую в своем составе а-пирролидиновалерофенон (РVР), являющегося производным наркотического средства N-метилэфедрон, массой 0,11 г в двух отрезках фольгированной бумаги.

После задержания П. и И. сотрудниками полиции в ходе личного досмотра у И. переданное ей наркотическое средство изъято, у П. обнаружено и изъято такое же наркотическое средство массой 0,38 г, в крупном размере, в двух полимерных пакетиках, которое она незаконно хранила без цели сбыта, при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В соответствии со ст.6 Федерального закона от 12 августа 1995 года №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (с последующими изменениями) видами оперативно-розыскных мероприятий, наряду с проверочной закупкой, проводимыми при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, являются: опрос, наведение справок, наблюдение.

Исследованными судом доказательствами установлено, что 14 ноября 2012 года сотрудниками отдела МВД России по г.Кумертау РБ в рамках проводимой спецоперации «Притон» по выявлению лиц, занимающихся незаконным оборотом наркотических средств, в результате осуществленного во дворе дома по ул.Шахтостроительная г.Кумертау наблюдения задержаны сначала И., а потом и П. При личном досмотре у них обнаружены и изъяты наркотические средства.

Изъятые наркотические средства в ходе предварительного расследования по уголовному делу осмотрены и приобщены в качестве вещественных доказательств, по приговору суда подлежат уничтожению.

По смыслу закона, в тех случаях, когда передача наркотического средства осуществляется в ходе проверочной закупки, проводимой представителями правоохранительных органов в соответствии с Федеральным законом от 12 августа 1995 года №144-ФЗ (с последующими изменениями) «Об оперативно-розыскной деятельности», содеянное следует квалифицировать по части 3 статьи 30 и соответствующей части статьи 228.1 УК РФ, поскольку в этих случаях происходит изъятие наркотического средства из незаконного оборота.

Несмотря на то, что наркотические средства изъяты сотрудниками правоохранительных органов из незаконного оборота в ходе оперативно-розыскных мероприятий, действия П. по передаче И. наркотического средства ошибочно квалифицированы судом как оконченное преступление по ч.1 ст.228.1 УК РФ, а не по ч.3 ст.30. ч.1 ст.228.1 УК РФ.

Дело №44у-403/2014.

3. При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного.

По приговору Стерлитамакского городского суда от 1 октября 2013 года Г. осужден по ч.1 ст.116 УК РФ к 3 месяцам исправительных работ, по ч.1 ст.105 УК РФ к 9 годам лишения свободы, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем полного сложения наказаний к 9 годам 1 месяцу лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Гражданские иски К. и Т. удовлетворены.

Апелляционной инстанцией 14 января 2014 года приговор изменен: по ч.1 ст.116 УК РФ назначено наказание в виде 3 месяцев исправительных работ в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями, но в районе места жительства осужденного, с удержанием из его заработной платы 5 % в доход государства; явка с повинной признана обстоятельством, смягчающим наказание по ч.1 ст.105 УК РФ; наказание, назначенное по ч.1 ст.105 УК РФ, снижено до 8 лет 10 месяцев лишения свободы; на основании ч.3 ст.69 УК РФ, путем полного сложения наказаний, окончательно назначено 8 лет 11 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Президиум судебные решения изменил по следующим основаниям.

Г. признан виновным в том, что в период времени с 20 до 21 часа 20 минут 3 января 2013 года в квартире после совместного распития спиртных напитков, в ходе ссоры, после угроз убийством со стороны К., умышленно нанес последнему несколько ударов ногой по голове, причинив физическую боль и телесные повреждения в виде ссадин лица, которые не повлекли кратковременного расстройства здоровью или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

Он же признан виновным в том, что в тот же промежуток времени из личных неприязненных отношений в подъезде указанного дома совершил убийство К., нанеся множественные удары в область живота, груди, шеи последнего.

Вывод суда о виновности Г. в умышленном причинении смерти другому человеку основан на доказательствах, исследованных судом всесторонне, полно и объективно.

Вместе с тем, согласно материалам уголовного дела, Г. вначале нанес К. побои, а после этого убил его. Эти действия, совершенные в единый промежуток времени, фактически непрерывные и начатые как побои, переросли в более тяжкое преступление – убийство потерпевшего.

При таких обстоятельствах, вывод суда о наличии в действиях осужденного совокупности преступлений являлся ошибочным.

С учетом изложенного, президиум постановил исключить осуждение Г. по ч.1 ст.116 УК РФ и назначение наказания по правилам ч.3 ст.69 УК РФ и считать его осужденным по ч.1 ст.105 УК РФ к 8 годам 10 месяцам лишения свободы.

Дело №44у-417/2014.

II. Вопросы назначения наказания.

1. Для всех жидкостей и растворов, содержащих хотя бы одно наркотическое средство или психотропное вещество, перечисленных в Списке I, их количество определяется массой сухого остатка после высушивания до постоянной массы при температуре +70 … +110 градусов Цельсия.

По постановлению Стерлитамакского городского суда от 21 февраля 2013 года в удовлетворении ходатайства С., судимого 30 ноября 2011 года по ч.2 ст.228 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, о пересмотре приговора на основании Федерального закона от 1 марта 2012 года №18-ФЗ и Постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 года №1002 отказано.

В апелляционном порядке постановление не обжаловалось.

Президиум судебное решение изменил по следующим основаниям.

Как следует из приговора Октябрьского районного суда г. Орска Оренбургской области от 30 ноября 2011 года, С. совместно с М. и Щ. 16 мая 2011 года в дневное время умышленно, незаконно, для личного употребления, изготовили наркотическое средство – дезоморфин, массой более 4,80 гр., часть которого употребили путем внутривенных инъекций, а оставшуюся часть изготовленного наркотического средства – дезоморфин, массой 4,80 гр., то есть в особо крупном размере, Щ. незаконно хранил без цели сбыта в жилище М. Указанное наркотическое средство 16 мая 2011 года изъято в ходе осмотра места происшествия.

Судом эти действия С. квалифицированы по ч. 2 ст. 228 УК РФ как незаконное изготовление наркотического средства (дезоморфина) без цели сбыта в особо крупном размере.

Признавая размер наркотического средства особо крупным, суд исходил из всего объема изготовленного осужденными раствора дезоморфина, составляющего 4,80 грамм, который с учетом Постановления Правительства РФ от 7 февраля 2006 года №76 «Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации», как превышающий 2,5 грамма, являлся особо крупным.

При этом, согласно указанному Постановлению, для определения крупного и особо крупного размера, применяемого для наркотического средства или психотропного вещества списка №1, учитывались все смеси, в состав которых входит хотя бы одно наркотическое средство или психотропное вещество, перечисленное в списке 1, независимо от их содержания в смеси.

С. обратился в Стерлитамакский городской суд по месту отбывания наказания для рассмотрения вопроса о приведении приговора в соответствие с Федеральным законом от 1 марта 2012 года №18-ФЗ и применении Постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 года №1002, которым был изменен порядок определения размера наркотического средства, содержащегося в жидкости и растворе.

Согласно примечанию Постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 года №1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации» для всех жидкостей и растворов, содержащих хотя бы одно наркотическое средство или психотропное вещество, перечисленных в списке 1, их количество определяется массой сухого остатка после высушивания до постоянной массы при температуре +70 … +110 градусов Цельсия.

Как следует из справки об исследовании № 202 от 16 мая 2011 года и экспертного заключения № 115 от 27 мая 2011 года, масса изъятого в ходе осмотра места происшествия -жилища М. наркотического средства в виде жидкости, содержащей в своем составе дезоморфин, определена весовым методом и составляла 4,80 гр. Сухой остаток наркотического средства методом высушивания не определялся.

Изучение материалов уголовного дела показало, что в настоящее время определить размер сухого остатка наркотического вещества, которое С. совместно с М. и Щ. незаконно изготовили для личного употребления, не представляется возможным.

Согласно приговору вещественные доказательства, в том числе наркотическое средство — дезоморфин, подлежали уничтожению после вступления приговора в законную силу.

Приговор вступил в законную силу 7 февраля 2012 года.

Согласно списку I наркотических средств, утвержденному Постановлением Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 года №1002, уголовная ответственность за незаконный оборот такого наркотического средства, как дезоморфин, наступает, если его размер превышает 0,05 грамма.

В соответствии со ст.10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу.

Поскольку в материалах дела отсутствуют сведения о массе сухого остатка наркотического средства, С. подлежал освобождению от назначенного наказания в соответствии со ст.10 УК РФ.

Дело №44у-396/14.

2. Лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ и с учетом положений Общей части Уголовного кодекса РФ.

По приговору Октябрьского городского суда от 29 января 2014 года Б., ранее судимый, осужден при особом порядке судебного разбирательства по п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ (за три преступления) к 1 году 6 месяцам лишения свободы за каждое преступление, п.«б» ч.2 ст.158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, пп.«б»,«в» ч.2 ст.158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, ч.1 ст.158 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, ч.3 ст.30, ч.1 ст.161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ч.2 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы, на основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказания по приговору от 10 декабря 2013 года, окончательно назначено 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В апелляционной инстанции приговор не обжаловался.

Президиум изменил судебное решение по следующим основаниям.

В соответствии с ч.1 ст.6 УК РФ наказание должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ и с учетом положений Общей части Уголовного кодекса РФ.

При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи (ч.3 ст.60 УК РФ).

Уголовное дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

При рассмотрении уголовного дела судом установлено наличие обстоятельства, смягчающего наказание, предусмотренного п.«и» ч.1 ст.61 УК РФ – активное способствование раскрытию и расследованию преступления, и отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, в связи с чем наказание назначено в соответствии с требованиями ч.1 ст.62 УК РФ.

При назначении наказания за покушение на преступление, в соответствии с ч.3 ст.66 УК РФ, срок или размер наказания не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

Таким образом, при наличии оснований, предусмотренных ч.1 ст.62 УК РФ, одновременно с основаниями, предусмотренными ч.5 ст.62 УК РФ, данные нормы подлежали последовательному применению.

Как видно из приговора, наказание в виде лишения свободы за инкриминированное преступление, предусмотренное ч.3 ст.30, ч.1 ст.161 УК РФ, назначено Б. с нарушением указанных требований уголовного закона.

С учетом изложенного, президиумом приговор в отношении Б. изменен: смягчено наказание по ч.3 ст.30, ч.1 ст.161 УК РФ с 1 года 6 месяцев до 1 года 2 месяцев лишения свободы; на основании ч.2 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 2 года 4 месяца лишения свободы; в соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 10 декабря 2013 года окончательно назначено 3 года 8 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Дело №44у-405/2014.

3. В силу ст.78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственно­сти, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли два года, сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до мо­мента вступления приговора суда в законную силу.

По приговору Салаватского городского суда от 12 декабря 2007 года Г. осуждён по п.«г» ч.3 ст.228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы, ч.3 ст.30, п.«б» ч.2 ст.228.1 УК РФ к 6 годам лишения свободы, ч.1 ст.228 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ч.3 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путём час­тичного сложения наказаний, окончательно назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По кассационному определению судебной коллегии по уголовным де­лам Верховного Суда Республики Башкортостан от 18 декабря 2013 года приговор оставлен без из­менения.

Г. признан виновным в том, что 12 мая 2005 года на лестничной площадке дома №6 бульвара С.Юлаева г.Салавата незаконно сбыл К. наркотическое средство в особо крупном размере – героин массой 22,19 г. Полученное от Г. наркотическое средство К. в этот же день передал Б.

Он же признан виновным в том, что 8 июля 2005 года совершил покушение на незаконный сбыт К. наркотического средства в крупном размере – героина общей массой 2,27 г.

Г. также признан виновным в незаконном хранении без цели сбыта наркотического средства в крупном размере – героина массой 1,80 г, совершенного 11 июля 2005 года в г. Салавате РБ.

Президиум судебные решения изменил по следующим основаниям.

В силу ст.78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственно­сти, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли два года, сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до мо­мента вступления приговора суда в законную силу.

Согласно ч.2 ст.15 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декаб­ря 2011 года №420-ФЗ), преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает трёх лет лишения свобо­ды.

Преступление, предусмотренное ч.1 ст.228 УК РФ, за совершение ко­торых осуждён Г., является преступлением небольшой тяжести, со дня его совершения 11 июля 2005 года до вынесения 18 декабря 2013 года кассационного определения прошло более двух лет.

Таким образом, на мо­мент вступления приговора от 12 декабря 2007 года в законную силу, истёк срок давности привлечения Г. к уголовной ответственности за это преступление.

Данные о наличии оснований для приостановления течения этого срока в материалах дела отсутствуют.

Дело №44у-381/2014.

4. Лицу, впервые совершившему преступление небольшой тяжести, при условии отсутствия отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст.63 УК РФ, не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, кроме случаев, указанных в уголовном законе.

По приговору мирового судьи г. Агидель от 10 апреля 2014 года И. осужден в особом порядке судебного разбирательства по ч.1 ст.112 УК РФ к 1 году 3 месяцам лишения свободы на основании ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 9 месяцев.

В апелляционном порядке приговор не обжалован.

Президиум изменил судебное решение по следующим основаниям.

В соответствии с положениями части 1 ст.56 УК РФ в редакции Федерального закона №420-ФЗ от 7 декабря 2011 года лицу, впервые совершившему преступление небольшой тяжести, при условии отсутствия отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, кроме случаев совершения деяний, предусмотренных частью 1 ст.228, частью 1 ст.231 и частью 1 ст.233 УК РФ, а также, если в соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса РФ лишение свободы не является единственным видом наказания.

Из приговора усматривается, что И. совершил преступление небольшой тяжести, ответственность за которое предусмотрено частью 1 ст.112 УК РФ (ч.2 ст.15 УК РФ). Его предыдущие судимости к моменту совершения последнего преступления погашены (п.«а» ч.3 ст.86 УК РФ).

При обсуждении вопроса о наказании И. суд первой инстанции учел в качестве смягчающих обстоятельств признание вины и раскаяние в содеянном, отягчающих обстоятельств не установил.

Вместе с тем, суд, принимая во внимание позицию потерпевшего о строгом наказании И., пришел к выводу о назначении ему наказания в виде лишения свободы с соблюдением пределов, установленных ч.7 ст.316 УПК РФ и с применением ст.73 УК РФ.

При этом суд не учел требования части 1 ст.56 УК РФ в редакции Федерального закона №420-ФЗ от 7 декабря 2011 года, а также то, что в санкции части 1 ст.112 УК РФ лишение свободы не является единственным видом наказания.

По смыслу уголовного закона (ст.61 УК РФ) наличие малолетнего ребенка учитывается смягчающим обстоятельством, если виновное лицо не было лишено родительских прав или им не было совершено преступление в отношении ребенка.

Из уголовного дела усматривается, что 21 ноября 2013 года трое малолетних детей И. изъяты из семьи в связи с угрозой жизни по причине пьянства их матери И-ой и помещены в приют.

Данных о лишении осужденного родительских прав или совершении им в отношении детей противоправных действий не имеется, однако суд не мотивировал, почему наличие малолетних детей не учтено при назначении наказания.

Указанные обстоятельства не препятствовали признанию наличия у И. малолетних детей смягчающим обстоятельством.

В соответствии с положениями уголовного закона отягчающими наказание обстоятельствами, могут быть признаны лишь те, которые указаны в ст.63 УК РФ, поэтому ссылка в приговоре на мнение потерпевшего о строгом наказании осужденного являлась необоснованной.

Дело №44у-441/2014.

5. В соответствии с ч. 1 ст.60 УК РФ, лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статей Особенной части, и с учетом положений Общей части Уголовного кодекса РФ.

По приговору Мелеузовского районного суда от 20 мая 2013 года Г. в особом порядке судебного разбирательства осужден по п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ (7 преступлений) к 1 году 8 месяцам лишения свободы за каждое преступление, на основании ч.2 ст.69 УК РФ окончательное наказание назначено в виде 5 лет лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

Гражданские иски потерпевших удовлетворены.

Апелляционной инстанцией 3 октября 2013 года из описательно-мотивировочной части приговора исключены суждения об отказе потерпевшего Н. от исковых требований, об удовлетворении требований потерпевших П. и Г-на на сумму, указанную в обвинении, в остальной части оставлено без изменения.

В соответствии с ч.1 ст.60 УК РФ, лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статей Особенной части, и с учетом положений Общей части Уголовного кодекса РФ.

Судом при назначении наказания указанные требования уголовного закона соблюдены не в полной мере.

В соответствии с содержанием ч.2 ст.69 УК РФ, если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями средней тяжести окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения назначенных наказаний. При этом окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

Как усматривается из приговора, уголовное дело в отношении Г. рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства, при назначении наказания его объяснение от 1 декабря 2012 года учтено как явка с повинной, отягчающих обстоятельств не имеется.

При таких обстоятельствах в соответствии с требованиями частей 1 и 5 ст.62 УК РФ, наказание по п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ не может превышать 2 лет 2 месяцев 20 дней, а при назначении по совокупности преступлений на основании ч.2 ст.69 УК РФ – 3 лет 4 месяцев лишения свободы.

Однако судом, вопреки требованиям закона, Г. окончательное наказание на основании ч.2 ст.69 УК РФ назначено в виде 5 лет лишения свободы.

Кроме того, как видно из мотивировочной части приговора, при назначении осужденному наказания суд учел наряду с иными обстоятельствами и «позиции потерпевших, которые просили строго наказать виновного».

Между тем, согласно действующему уголовному законодательству (ст. ст.60, 63 УК РФ) при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, при этом перечень отягчающих наказание обстоятельств является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Указанное судом в приговоре при назначении наказания, об учете «позиции потерпевших, которые просили строго наказать виновного» в указанный перечень не входят и поэтому подлежат исключению.

Дело №44у-451/2014.

III. Процессуальные вопросы.

1. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

По приговору Октябрьского городского суда от 13 июня 2013 года П. осужден по ч.1 ст.111 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

С П. в пользу Республики Башкортостан взысканы средства, затраченные на лечение М., в размере 63389 руб 03 коп, с перечислением в Республиканский фонд обязательного медицинского страхования.

Апелляционной инстанцией 17 декабря 2013 года приговор изменен: учтены в качестве смягчающих наказание обстоятельств наличие на иждивении второго малолетнего ребенка и беременность супруги, участие П. в боевых действиях; назначенное наказание смягчено до 2 лет 10 месяцев лишения свободы. В части взыскания средств, затраченных на лечение потерпевшего, приговор отменен и производство прекращено. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Президиум судебные решения отменил, уголовное дело направил на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

П. признан виновным в том, что умышленно причинил потерпевшему М. тяжкий вред здоровью, опасный для жизни, в виде ушиба головного мозга тяжелой степени, двухсторонней субдуральной гематомы, путем нанесения одного удара по плечу потерпевшего и двух ударов ногой по голове.

Согласно ст.302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

По смыслу закона приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

В соответствии со ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Положения уголовно-процессуального закона не допускают постановление судом приговора, основанного на произвольной проверке и оценке доказательств.

В соответствии со ст.87 УПК РФ каждое из доказательств должно быть проверено судом путем сопоставления его с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

Вышеприведенные требования закона по данному делу не выполнены.

Не признавая свою вину в совершении преступления, П. показывал, что он с Г., Б. и М. распивал спиртное за гаражами, М. стал придираться к нему, толкнул его, и П. упал. Затем он встал, толкнул М., тот упал и остался лежать на земле. Ногами М. он не бил.

Отвергая доводы П. о том, что по голове он не наносил ударов, суд сослался на показания потерпевшего М., данные в ходе предварительного следствия, из которых следует, что П. нанес ему удар в плечо, а затем два удара ногой по голове, а также на показания свидетелей Б. и Г., показавших, что они не видели «контакта головы М. с землей».

Вместе с тем, из показаний свидетелей Г., Б., З., Б-ной следует, что П. М-ова ногами не бил, а лишь толкнул его, после чего М. упал и остался лежать на земле.

Расценивая как недостоверные показания вышеуказанных свидетелей в этой части, суд указал, что такие показания даны с целью смягчения ответственности П., однако при этом суд не привел конкретных фактов, свидетельствующих о заинтересованности указанных свидетелей в пользу П.

По заключению судебно-медицинской экспертизы телесные повреждения, обнаруженные у М., могли быть получены при падении на распространенную поверхность с неровным покрытием, травяным покровом.

В нарушение требований ст.17, 87,88 УПК РФ суд не дал надлежащую оценку этому выводу эксперта в совокупности с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле.

Более того, из материалов дела следует, что потерпевший М. долгое время не мог быть допрошен по состоянию здоровья (находился в коме), первый раз следователь его допросил 13 ноября 2012 года, а затем повторно 4 декабря 2012 года.

Из показаний отца потерпевшего – М-а, следует, что на момент допросов его сын говорить не мог, изъяснялся только мимикой и жестами.

В судебном заседании потерпевший не допрашивался по состоянию здоровья.

Таким образом, выводы суда о нанесении П-ным М-ву ударов ногами по голове основаны в решающей степени на фактических данных, содержащихся в оглашенных показаниях потерпевшего, которому сам П. ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не имел возможности задать вопросы, что свидетельствует о нарушении права П. на справедливое судебное разбирательство (пункт 1 и 3 (d) Статьи 6 Конвенции о защите прав и основных свобод). Оценка показаний потерпевшего судом дана с нарушением требований ст.88 УПК РФ, без учета совокупности других доказательств.

Кроме того, как следует из показаний отца потерпевшего, 12 апреля 2012 года его сын был избит неизвестными парнями на улице, на лице его были синяки, ему открыли больничный лист; из объяснений М-ва следует, что 16 апреля 2012 года он приехал забрать сына, лежащего около гаражей, при этом подумал, что сын пьяный и когда он вместе с И. нес сына домой на пятый этаж, сын соскользнул с рук, скатился по лестнице.

Из материалов дела следует, что 12 апреля 2012 года действительно в дежурную часть поступало сообщение, что М. получил телесные повреждения –ушиб мягких тканей головы, плеча, кровоизлияние мягких тканей.

Факт получения М. телесных повреждений 12 апреля 2012 года (в том числе и в области головы), а также факт падения М.16 апреля 2012 года на лестнице, оставлены судом без внимания и оценки, возможность получения потерпевшим телесных повреждений в виде ушиба головного мозга тяжелой степени, двухсторонней гематомы в указанное время, не исследовался ни в процессе предварительного следствия, ни в судебном заседании.

Таким образом, при исследовании и оценке доказательств судом были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на правильность установления судом фактических обстоятельств дела.

Дело №44у-406/2014.

2. Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

По постановлению Ленинского районного суда г.Уфы от 22 июля 2013 года ходатайство М., осуждённого 16 июня 2008 года Ейским городским судом Краснодарского края по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ (4 преступления) к 4 годам лишения свободы за каждое преступление, п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ (3 преступления) по каждому к 3 годам лишения свободы, п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ к 5 годам лишения свободы, на основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 8 лет лишения свободы, в соответствии с ч.7 ст.79 УК РФ условно-досрочное освобождение по предыдущему приговору от 10 апреля 2001 года отменено, на основании ст.70 УК РФ окончательно к отбытию назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. О приведении приговора от 16 июня 2008 года в соответствие с Федеральным законом №26-ФЗ от 7 марта 2011 года удовлетворено частично:

— действия переквалифицированы: по 4 преступлениям с п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ на п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ (в редакции Федерального закона №26-ФЗ от 7 марта 2011 года) и по каждому назначено наказание в виде 3 лет 10 месяцев лишения свободы; по 3 преступлениям с п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ на п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ (в редакции Федерального закона №26-ФЗ от 7 марта 2011 года) и по каждому назначено наказание в виде 2 лет 10 месяцев лишения свободы; с п.«г» ч.2 ст.161 УК РФ на п.«г» ч.2 ст.161 УК РФ (в редакции Федерального закона №26-ФЗ от 7 марта 2011 года) назначено 4 года 10 месяцев лишения свободы. По совокупности преступлений с применением ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено 7 лет 10 месяцев лишения свободы. В соответствии с ч.7 ст.79 УК РФ условно — досрочное освобождение по приговору от 10 апреля 2001 года отменено, на основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию определено наказание 8 лет 10 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Апелляционной инстанцией 28 октября 2013 года постановление оставлено без изменения.

Президиум отменил судебные решения по следующим основаниям.

В соответствии со ст.10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Судом первой инстанции приговор Ейского городского суда Краснодарского края от 16 июня 2008 года в отношении М. по каждому преступлению приведен в соответствие с изменениями, внесенными в Уголовный Кодекс РФ Федеральным законом № 26-ФЗ от 7 марта 2011 года, положение осуждённого улучшено, назначенное наказание соразмерно снижено по каждому преступлению и по ч.3 ст.69 УК РФ. Также суд принял обоснованное решение в соответствии с ч.7 ст.79 УК РФ — условно-досрочное освобождение по приговору от 10 апреля 2001 года отменить и на основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно снизил наказание до 8 лет 10 месяцев лишения свободы.

Вместе с тем, суд не рассмотрел вопрос о применении указанного Федерального закона к предыдущему приговору от 10 апреля 2001 года, которым М. осужден по ч.2 ст.161, ч.2 ст.158, ч.2 ст.162 УК РФ, освобожден условно-досрочно 20 августа 2007 года и неотбытое наказание по которому частично присоединено на основании ст.70 УК РФ к наказанию по последнему приговору.

Кроме того, суд не обсудил вопрос о наличии либо отсутствии оснований для применения к осуждённому положений ч.6 ст.15 УК РФ об изменении категории преступления в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 7 декабря 2011 года.

С учетом изложенного судебный материал передан в суд первой инстанции на новое рассмотрение в ином составе суда.

Дело №44у-414/2014.

3. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным судом, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

По приговору мирового судьи по Уфимскому району от 27 марта 2014 года Т. осуждён по ч.1 ст.116 УК РФ к штрафу в размере 16000 рублей.

За М. признано право на удовлетворение гражданского иска и передаче вопроса о размерах возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Апелляционным постановлением Уфимского районного суда РБ от 12 мая 2014 года приговор оставлен без изменения.

Т. признан виновным в насильственных действиях, причинивших потерпевшему М. физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК РФ.

Президиум отменил апелляционное постановление по следующим основаниям.

Согласно разъяснениям, изложенным в п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года №1 «О судебном приговоре», в соответствии со ст.73 УПК РФ при производстве по уголовному делу в суде подлежат доказыванию, в частности, событие преступления, виновность подсудимого в совершении преступления, форма его вины и мотивы преступления. С учетом этих требований и в силу ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным судом, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Мировой судья данные требования уголовно-процессуального закона выполнил не в полной мере.

Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора содержит описание заявления М. о привлечении Т. к уголовной ответственности и не содержит описание преступного деяния, признанного доказанным судом, не установлено чем и сколько раз нанес удары Т. по лицу М.

По смыслу закона, в случаях, когда в деле имеется несколько заключений экспертов, содержащих различные выводы по одним и тем же вопросам, суду следует дать в приговоре оценку каждому из них в совокупности с другими доказательствами по делу и привести мотивы, по которым он согласился с одним из заключений и отверг другие.

Согласно материалам дела, на основании справки нейрохирурга №439 от 16 июля 2013 года М. выставлен клинический диагнозОЗЧМТ, сотрясение головного мозга, ушибы мягких тканей лица.

Из заключения судебного эксперта №6042 от 19 июля 2013 года следует, что у М. установлены повреждения в видекровоподтека, ссадин лица, образовавшиеся в результате контакта с тупыми предметами, не исключается возможность их образования 16 июля 2013 года в результате «удара», расцениваются как повреждения не причинившие вред здоровью человека.

Судом первой инстанции изложенные документы, при различных выводах о наличии телесных повреждений у М., положены в основу приговора.

Указав об обоснованности судебно-медицинской экспертизы и убедительности её выводов, суд оставил без оценки справку нейрохирурга о полученных М. телесных повреждениях.

Вместе с тем, в описательно-мотивировочной части приговора суд указал о наличии у М. на основании справки №439 от 16 июля 2013 года ОЗЧМТ, сотрясения головного мозга, ушибов мягких тканей лица.

Вопреки требованиям ст.51 Конституции РФ, устанавливающей право любого гражданина не свидетельствовать против себя самого, суд первой инстанции при назначении наказания Т. учел, что в содеянном он не раскаялся, оставив без внимания то обстоятельство, что отрицание подсудимым своей вины является одной из форм реализации права на защиту.

Судом апелляционной инстанции изложенным выше обстоятельствам оценка не дана. Кроме того, оставив приговор мирового судьи без изменения, в описательно-мотивировочной части постановления суд указал о наличии у М. от действий Т. телесных повреждений в виде кровоподтека и ссадин лица.

С учетом изложенного, апелляционное постановление в отношении Т. отменено, уголовное дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в Уфимский районный суд.

Дело №44у-413/2014.

4. При производстве по уголовному делу наряду с другими данными подлежат обязательному доказыванию виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы.

По приговору Уфимского районного суда от 21 октября 2013 года Б. осужден по ч.3 ст.30, п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы, ч.3 ст.30, пп. «а», «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ к 5 годам лишения свободы, ч.1 ст.30, п.«г» ч.3 ст.228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы, на основании ч.2 ст.69 УК РФ путем поглощения менее строгого наказания более строгим к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционной инстанцией 20 марта 2014 года приговор оставлен без изменения.

Б. признан виновным в том, что 5 декабря 2008 года группой лиц по предварительному сговору, при проведении сотрудниками УФСКН РФ по РБ оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка» совершил покушение на незаконный сбыт наркотического средства в особо крупном размере – смеси, содержащей в своем составе героин массой 3,051 г.

Он также признан виновным в том, что 15 декабря 2008 года при проведении сотрудниками УФСКН РФ по РБ оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка» группой лиц по предварительному сговору совершил покушение на сбыт наркотического средства в крупном размере – смеси, содержащей в своем составе героин массой не менее 1,220 г.

Он же признан виновным в приготовлении к сбыту наркотического средства в особо крупном размере – смеси, содержащей в своем составе героин массой 3,218 г.

Президиум судебные решения изменил по следующим основаниям.

В соответствии с п.2 ч.1 ст.73 УПК РФ при производстве по уголовному делу наряду с другими данными подлежат обязательному доказыванию виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы.

Достаточных и бесспорных доказательств вины Б. в покушении на сбыт наркотических средств, совершенном 5 декабря 2008 года, по делу не установлено.

В обоснование вины Б. в сбыте наркотических средств в особо крупном размере суд сослался на показания свидетеля М-ой, акт ее досмотра, заключение эксперта, акт наблюдения и показания сотрудника УФСКН Б-ова.

Вместе с тем, указанные доказательства не свидетельствуют о сбыте наркотического средства Б., а подтверждают факт приобретения М-вой героина у Ш. и изъятия его у М-вой.

Б. 5 декабря 2008 года не задерживался, деньги, переданные на оплату наркотического средства, у него не изымались.

При таких обстоятельствах осуждение Б. по ч.3 ст.30, п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ признано незаконным.

Судом установлены смягчающие наказание обстоятельства: признание Б. вины, его раскаяние в содеянном, наличие заболевания, положительные характеристики, нахождение на иждивении нетрудоспособной матери.

Президиум посчитал возможным признать данную совокупность смягчающих обстоятельств исключительной со смягчением наказания, назначенного ему по ч.3 ст.30, пп. «а», «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ и ч.1 ст.30, п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ.

С учетом изложенного, президиум из судебных решений исключил осуждение Б. по ч.3 ст.30, п.«г» ч.3 ст.228.1 УК РФ, применил ст.64 УК РФ, смягчил наказание в виде лишения свободы, назначенное по ч.3 ст.30, пп. «а», «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ до 4 лет 10 месяцев, ч.1 ст.30, п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ до 7 лет 6 месяцев, на основании ч.2 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, пп. «а», «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ, ч.1 ст.30, п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, назначил окончательное наказание в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

Дело №44у-484/2014.

5. Постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

По постановлению Стерлитамакского городского суда от 7 марта 2014 года уголовное дело по обвинению М. в совершении преступления, предусмотренного п.«б» ч.3 ст.286 УК РФ, возвращено прокурору Куюргазинского района в порядке, предусмотренном ст.237 УПК РФ.

В апелляционном порядке постановление не обжаловалось.

Органами предварительного следствия М. обвинялся в превышении должностных полномочий с применением специальных средств.

Свое решение суд мотивировал тем, что в нарушении ст.152 УПК РФ не установлено место окончания преступления; уголовное дело в отношении М. возбуждено и все доказательства по делу получены при наличии по делу не отмененного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по тому же факту и в отношении того же лица, что исключает вынесение судом приговора или иного решения; нарушено право М. на защиту, поскольку он был ограничен в даче показаний по обстоятельствам дела в части сведений, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела, но относящихся к сведениям, составляющим государственную тайну.

По данному делу принесено кассационное представление заместителя прокурора РБ.

Президиум отменил судебное решение по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о том, что в нарушении ст. 152 УПК РФ органами следствия не установлено место окончания преступления, в совершении которого обвиняется М., является несостоятельным.

Как следует из материалов дела, в ходе дополнительного расследования уголовного дела в отношении М., возвращенного по постановлению Кумертауского городского суда от 6 августа 2012 года в порядке ст.237 УПК РФ прокурору г. Кумертау, осмотр места преступления проводился с использованием навигатора, который установил точные географические координаты места преступления: 52град.50.135* северной широты, 55град.56.804* восточной долготы, соответствующего 1,8 км. автодороги, что является территорией Куюргазинского района.

По постановлению Куюргазинского районного суда от 23 января 2013 года уголовное дело в отношении М. направлено в Верховный Суд РБ для определения территориальной подсудности.

Постановлением заместителя Председателя Верховного Суда РБ от 28 февраля 2013 года изменена территориальная подсудность уголовного дела в отношении М., для рассмотрения по существу оно направлено в Стерлитамакский городской суд.

Изменение территориальной подсудности обосновано тем, что согласно обвинительному заключению, наручники на А. надеты в г. Кумертау, а согласно его показаниям в качестве потерпевшего, наручники сняты в кабинете УВД г. Стерлитамак, то есть преступление начато в г. Кумертау и окончено в г.Стерлитамак.

Отсутствие в обвинительном заключении указаний на то, что наручники с А. сняты в помещении УВД г. Стерлитамака, не является препятствием для рассмотрения дела по существу.

Территориальная подсудность дела, которая устанавливается исходя из данных о месте совершения преступления, в настоящее время определена заместителем Председателя Верховного Суда РБ. Какие-либо споры по данному вопросу согласно ст.36 УПК РФ недопустимы.

Является необоснованным вывод суда и о нарушении права М. на защиту, что он был ограничен в даче показаний по обстоятельствам дела в части сведений, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела, но относящихся к сведениям, составляющим государственную тайну.

По постановлению Стерлитамакского городского суда от 11 апреля 2013 года уголовное дело по обвинению М. в совершении преступления, предусмотренного п.«б» ч.3 ст.286 УК РФ, возвращалось прокурору Куюргазинского района в порядке ст.237 УПК РФ.

Данное решение суда, помимо прочего, было мотивировано тем, что М. был ограничен в даче показаний по обстоятельствам дела в части сведений, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела, но относящихся к сведениям, составляющим государственную тайну.

По апелляционному определению судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РБ от 2 июля 2013 года постановление от 11 апреля 2013 года отменено, уголовное дело направлено в тот же суд для продолжения судебного разбирательства по существу.

Свое решение суд апелляционной инстанции мотивировал, в том числе, тем, что судом первой инстанции не дана оценка тому, что после дополнительного допроса обвиняемого заместитель руководителя Мелеузовского МСО СУ СК РФ по РБ, оценив показания М., в которых как установлено следствием, не имеется сведений, составляющих государственную тайну, отказал в удовлетворении ходатайства М. об истребовании из МВД по РБ сведений, содержащих государственную тайну. При этом заместитель руководителя следственного отдела в соответствии с п.3 ч.2 ст.38 УПК РФ уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных действий и иных процессуальных действий.

Довод суда о наличии в деле постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении М. по тому же факту, что вменяется ему в вину, также признан необоснованным.

Как видно из материалов дела, 11 октября 2011 года в отношении М. отказано в возбуждении уголовного дела по факту вымогательства.

Согласно обвинительному заключению, М. обвинялся в превышении должностных полномочий, в результате которого в отношении А. совершено вымогательство. Таким образом, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела вынесено по другому факту. Ссылка в обвинительном заключении на то, что в результате действий М. в отношении А. совершено вымогательство, соответствует требованиям п.3 ч.1 ст.220 УПК РФ, в соответствии с которыми в обвинительном заключении должны быть указаны последствия совершенного преступления. Того же требует и диспозиция ст.286 УК РФ.

С учетом изложенного президиум постановление Стерлитамакского городского суда от 7 марта 2014 года в отношении М. отменил и передал уголовное дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Дело №44у-497/2014.

6. Приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании

По приговору Краснокамского районного суда 6 августа 2013 года Ш. осужден по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы, на основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного сложения к назначенному наказанию наказания по предыдущему приговору от 25 октября 2011 года окончательно назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционной инстанцией 15 января 2014 года приговор оставлен без изменения.

Президиум изменил судебные решения по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст. 240 УПК РФ приговор может быть основан только лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

В приговоре суд сослался на протокол выемки и протокол осмотра документов, однако, как усматривается из протоколов судебных заседаний, судом в судебном разбирательстве они не исследовались.

Принимая во внимание изложенное, президиум посчитал необходимым приговор в этой части изменить и исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылку на протокол выемки и протокол осмотра предметов, так как исключение из приговора ссылок на данные доказательства не влияет на выводы суда о достаточности доказательств вины Ш. в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ.

Дело №44у-499/2014.

7. При производстве по уголовному делу в суде подлежат доказыванию, в частности, событие преступления, виновность подсудимого в совершении преступления, форма его вины и мотивы преступления.

По приговору Бурзянского районного суда от 24 января 2014 года А. осужден по ч.1 ст.107 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с применением ст.73 УК РФ с испытательным сроком на 1 год.

В апелляционном порядке приговор не обжалован.

А. признан виновным в убийстве Я., совершенном в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта) при следующих обстоятельствах.

29 мая 2013 года в период времени с 16.00 до 21.00 часов на территории берега р. Белая, расположенном в 100 метрах от дома по ул.С. Юлаева д.Старомунасипово Бурзянского района, между А. и Я., находившимися в состоянии алкогольного опьянения, произошла ссора, в ходе которой А. на почве личных неприязненных отношений, будучи в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, физиологического аффекта, нанес Я. множественные удары ножом по телу. В результате преступных действий А-а Я-ной причинены телесные повреждения, повлекшие за собой легкий и тяжкий вред здоровью. Смерть Я. наступила от шести проникающих колото-резаных ран груди с повреждением магистральных сосудов и органов грудной полости. После чего А. переместил труп Я. в р.Белая с целью сокрытия следов преступления.

Президиум удовлетворил кассационное представление прокурора и отменил судебное решение по следующим основаниям.

В силу ст.60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, с учетом положений Общей части УК РФ.

Согласно ч.1 ст.56 УК РФ (в редакции ФЗ-420 от 7 декабря 2011 года) наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступления небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст.63 УК РФ, или только если соответствующей статьей Особенной части УК РФ лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

А. впервые осужден за совершение преступления небольшой тяжести. Отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено. Помимо лишения свободы санкцией ч.1 ст.107 УК РФ предусмотрены и иные виды наказания.

Таким образом, наказание в виде лишения свободы по ч.1 ст.107 УК РФ А. назначено незаконно.

Вместе с тем, согласно протоколу судебного заседания, интересы А. представлял адвокат У., позиция которого противоречила интересам осужденного. Так, из протокола судебного заседания следует, что в прениях сторон подсудимый вину в совершении преступления не признал, просил вынести оправдательный приговор, адвокат У. предлагал действия А. переквалифицировать на ч.1 ст.107 УК РФ в связи с тем, что вина в совершении преступления доказана и назначить наказание, не связанное с лишением свободы. Данное обстоятельство свидетельствует о нарушении права А. на защиту.

Кроме того, в соответствии со ст.401.6 УПК РФ пересмотр в кассационном порядке приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

Такие нарушения указаны в представлении прокурора.

Поэтому президиум указал, что при новом судебном рассмотрении дела следует проверить и доводы кассационного представления о том, что суд пришел к выводу о наличии в действиях А. признаков ч.1 ст.107 УК РФ преждевременно, без учета мнения потерпевшей о переквалификации обвинения с ч.1 ст.105 УК РФ на ч.1 ст.107 УК РФ, без достаточного анализа материалов дела и данных явки с повинной.

Дело №44у-452/2014.

8. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания может быть применено только к тем осужденным, которые, по признанию суда, для своего исправления не нуждаются в полном отбывании назначенного судом наказания и отбыли предусмотренную законом его часть.

Калининским районным судом г.Уфы 7 ноября 2013 года отказано в удовлетворении ходатайства адвоката К. об условно – досрочном освобождении от отбывания наказания Д., осужденного по приговору Верховного Суда Республики Башкортостан от 20 апреля 2011 года (с последующими изменениями) по ч.1 ст.30 , п.«г» ч.3 ст.228.1, ст.79, ст.70 УК РФ к 9 годам 7 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Начало срока отбывания – 29 декабря 2006 года, конец срока – 28 июля 2016 года.

Апелляционной инстанцией 26 февраля 2014 года постановление оставлено без изменения.

Президиум судебные решения отменил, материал направил на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания может быть применено только к тем осужденным, которые, по признанию суда, для своего исправления не нуждаются в полном отбывании назначенного судом наказания и отбыли предусмотренную законом его часть.

Согласно разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащихся в постановлении от 21 апреля 2009 г. №8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания», фактическое отбытие осужденным предусмотренной законом части срока наказания в соответствии с частью 3 статьи 79 УК РФ и частью 2 статьи 80 УК РФ не может служить безусловным основанием для условно-досрочного освобождения или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

Вывод суда о том, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания или заслуживает замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, должен быть основан на всестороннем учете данных о его поведении за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства или представления. При этом подлежит учету мнение представителя исправительного учреждения и прокурора о наличии либо отсутствии оснований для признания лица не нуждающимся в дальнейшем отбывании наказания или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

Указанные положения уголовного закона при принятии решений по данному материалу не выполнены.

При вынесении постановления суд сослался на данные о личности осужденного за период отбывания наказания в ИК-3, т.е. с 19 июля 2013 года, а не за весь период отбывания наказания с 29 декабря 2006 года. Данных о наличии или отсутствии нарушений режима содержания или поощрениях Д. за период с 29 декабря 2006 года до 19 июля 2013 года материал не содержит, фактически суд учитывал поведение осужденного только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства, что вызывает сомнение в обоснованности вынесенных решений.

Дело №44у-419/2014.

9. Досудебное производство включает в себя уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу.

По постановлению Туймазинского районного суда от 19 июня 2013 года Г. отказано в принятии жалобы в порядке ст.125 УПК РФ.

Апелляционной инстанцией 10 сентября 2013 года постановление суда оставлено без изменения.

Президиум отменил судебные решения по следующим основаниям.

Исходя из требований ч.4 ст.7 УПК РФ постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Таким признается судебной акт, отвечающий требованиям уголовного и уголовно-процессуального законов и содержащий основанные на материалах дела выводы суда по обстоятельствам, относящимся к предмету разрешаемых вопросов.

Как видно из судебного материала, Г. обратился в Октябрьский межрайонный следственный отдел СУ СК России по РБ с заявлением о коррупционных преступлениях в обстоятельствах передачи полномочий налогового органа коммерческим организациям, причинении ему ущерба и хищении у заявителя денежных средств.

Данное заявление принято и зарегистрировано в качестве сообщения о преступлении не было, проверка в порядке ст.144-145 УПК РФ по нему не проведена. Руководителем указанного следственного органа 13 марта 2013 года заявление Г. было направлено руководителю Управления ФНС России по РБ по компетенции.

Решение об отказе в приёме жалобы осуждённого суд первой инстанции обосновал тем, что обжалуемые заявителем действия руководителя следственного органа не образуют предмета ст.125 УПК РФ, поскольку не связаны с осуществлением уголовного преследования в досудебном производстве по уголовному делу.

Эту же позицию поддержал суд апелляционной инстанции.

Вместе с тем, данные выводы суда не основаны на законе, поскольку согласно п.9 ст.5 УПК РФ понятие досудебного производства включает в себя уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу, а в силу ст.125 УПК РФ судебному обжалованию подлежат принятые в досудебном производстве решения и действия (бездействие) руководителя следственного органа, которые способны затруднить доступ граждан к правосудию.

При этом, по смыслу уголовно-процессуального закона, к затрудняющим доступ граждан к правосудию следует относить такие действия (бездействие) либо решения должностных лиц, ограничивающие права граждан на участие в досудебном производстве по уголовному делу, которые создают гражданину препятствие для дальнейшего обращения за судебной защитой нарушенного права. К ним относятся, например, отказ в признании лица потерпевшим, отказ в приёме сообщения о преступлении либо бездействие при проверке этих сообщений, постановление о приостановлении предварительного следствия и другие.

Кроме этого, вопреки требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ, ни постановление суда, ни апелляционное постановление не содержат сведений о подаче Г. заявления о коррупционных преступлениях в обстоятельствах передачи полномочий налогового органа коммерческим организациям, в связи с чем проверить в полном объеме правильность выводов судов первой и второй инстанции об отсутствии предмета рассмотрения жалобы в порядке ст.125 УПК РФ и соответствующего отказа в ее приеме не представляется возможным.

Президиум указанные нарушения уголовно-процессуального закона посчитал существенными, в связи с чем отменил судебные решения и направил материал на новое судебное рассмотрение.

Дело №44у-503/2014.

10. Право на реабилитацию, в том числе и право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеет подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор.

По приговору Ленинского районного суда г.Уфы от 26 мая 2005 года З.

осужден по ч.1 ст.159 УК РФ (по 2 преступлениям) к 1 году лишения свободы за каждое преступление и на основании ч.2 ст.69УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказания, окончательно назначено 1 год 4 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, а по ч.2 ст.159 УК РФ оправдан, за отсутствием в деянии состава преступления.

З. обратился в суд с ходатайством о признании права на реабилитацию, мотивируя тем, что он по ч.2 ст. 159 УК РФ оправдан за отсутствием в деянии состава преступления.

По постановлению Ленинского районного суда г.Уфы от 24 февраля 2014 года в удовлетворении ходатайства З. о признании его права на реабилитацию отказано.

В апелляционном порядке постановление не обжаловано.

Президиум судебное решение отменил, материал направил на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно п.1 ч. 2 ст.133 УПК РФ право на реабилитацию, в том числе и право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеет подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор.

Как следует из судебного материала, З. по приговору Ленинского районного суда г. Уфы от 26 мая 2005 года по ч.2 ст.159 УК РФ оправдан, за отсутствием в его деянии состава преступления, а по ч.1 ст.159 УК РФ (по 2 преступлениям) по совокупности преступлений осужден к 1 году 4 месяцам лишения свободы.

В силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной, в частности, в определениях от 16 февраля 2006 года №19-О, от 20 июня 2006 г. №270-О, ни в ст.133 , ни в других статьях Уголовно-процессуального кодексаРоссийской Федерации не содержится положений, исключающих возможность возмещения вреда лицу, которое было оправдано по приговору суда или в отношении которого было внесено постановление (определение) о прекращении уголовного преследования на том лишь основании, что одновременно это лицо было признано виновным в совершении другого преступления.

При указанных обстоятельствах вывод суда об отсутствии у З. оснований для его частичной реабилитации являлся необоснованным.

В соответствие с ч.2 ст.399 УПК РФ З., который обратился с ходатайством о реабилитации, должен был извещен о дате, времени и месте судебного заседания не позднее 14 суток до дня судебного заседания.

Как усматривается из материалов дела извещение в адрес начальника ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по РБ о назначении дела рассмотрением на 24 февраля 2014 года направлено 13 февраля 2014 года. Расписка о получении извещения отсутствует.

Указанные нарушения уголовно-процессуального закона президиум признал существенными.

Дело №44у-394/2014.

  

Судебная коллегия по уголовным делам

Верховного Суда Республики Башкортостан

Оригинал статьи находится здесь

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — юридическая помощь в Москве, Самаре
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии