г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Обзор судебной практики апелляционной кассационной инстанций по уголовным делам Приморского краевого суда за 6 месяцев 2015 года

Утверждён президиумом

Приморского краевого суда

20 июля 2015 года

 

Обзор судебной практики апелляционной и кассационной

инстанций по уголовным делам

Приморского краевого суда за 6 месяцев 2015 года

В судебную коллегию по уголовным делам Приморского краевого суда за 6 месяцев 2015 года на рассмотрение суда апелляционной инстанции с учётом остатка поступило 4272 уголовных дел и материалов, что на 7 уголовных дел и материалов больше, чем за аналогичный период 2014 года.

За отчётный период судом апелляционной инстанции рассмотрено 3454 уголовных дел и материалов в отношении 3609 лиц, что на 7 уголовных дел и материалов больше, чем за 6 месяцев 2014 года. Из них окончено производством:

на приговоры и иные судебные решения по существу дела987 уголовных дел, что на 77 уголовных дела меньше, чем за 6 месяцев 2014 года;

на промежуточные судебные решения (судебные решения, вынесенные на стадии судебного производства)45материалов, что на 18 материалов больше, чем за 6 месяцев 2014 года;

на судебные решения в порядке судебного контроля1170 материалов, что на 84 материала больше, чем за 6 месяцев 2014 года;

на судебные решения по вопросам, связанным с исполнением приговора1215 материалов, что на 14 материалов меньше, чем за 6 месяцев 2014 года.

По результатам рассмотрения уголовных дел и материалов судом апелляционной инстанции за 06 месяцев 2015 года:

оставлено без изменения приговоров и решений по существу дела в отношении 954 лиц или 84,4 % от общего числа обжалованных, что на 35 лиц больше, чем за аналогичный период 2014 года;

отменено приговоров в отношении 36 лиц или 3,2% от числа обжалованных, что на 17 лиц меньше, чем за 6 месяцев 2014 года;

изменено приговоров в отношении 133 лиц или 11,8% от числа обжалованных, что на 96 лиц меньше, чем за аналогичный период 2014 года;

отменено оправдательных приговоров в отношении 2 лиц, за 6 месяцев 2014 года отменено оправдательных приговоров в отношении 2 лиц;

отменено или изменено  постановлений о прекращении уголовного дела в отношении 4лиц, что на 1 лицо меньше, чем за 6 месяцев 2014 года;

— в отношении 1 лица отменены постановления о применении принудительных мер медицинского характера. В 2014 году также было отменено в отношении 1 лица постановление  о применении принудительных мер медицинского характера.

В кассационной инстанции Приморского краевого суда за 6 месяцев 2015 года  с учетом остатка поступило 1942 жалобы и представления, что на 208 жалоб и представлений меньше, чем за аналогичный период 2014 года.

Всего рассмотрено 1024 жалобы и представления, что на  96 жалоб и представлений рассмотрено больше, чем за 6 месяцев 2014 года.

Из числа рассмотренных:

с отказом в удовлетворении кассационной жалобы и представления 895 жалоб и представлений, что на 69 жалоб и представлений больше, чем за 6 месяцев 2014 года (рассмотрено 826 жалоб и представления);

с возбуждением кассационного производства 129 жалоб и представлений, что на 27 жалоб и представлений больше, чем за 6 месяцев 2014 года;

возвращено заявителю и направлено на рассмотрение других органов 755 кассационных жалоб и представлений, что на 302 жалобы и представления меньше, чем в первом полугодии 2014 года

Судом кассационной инстанции Приморского краевого суда за 6 месяцев 2015 года рассмотрено 135 уголовных дела в отношении 150 лиц, что на 17 дел меньше, чем за аналогичный период 2014 года.

По результатам рассмотрения уголовных дел судом кассационной инстанции Приморского краевого суда:

отменено приговоров в отношении 16 лиц, что на 6 лиц больше, чем за 6 месяцев 2014 года;

изменено приговоров в отношении 81 лица, также как и за 6 месяцев 2014 года;

отменено апелляционных постановлений с возвращением на новое апелляционное рассмотрение в отношении 13 лиц (6 месяцев 2014 г. –в отношении 4 лиц);

отменены судебные постановления с возвращением прокурору в отношении 4 лиц (за 6 месяцев 2014 г.- отменных нет).

Ошибки при применении норм Уголовного закона

Вопросы квалификации преступлений

 

Согласно примечанию к ст. 222 УК РФ, лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

По приговору Чугуевского районного суда от 29 июля 2013 года, с учётом изменений, внесённых апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Приморского краевого суда от 04.02.2014, З. осуждён по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 годам 1 месяцу лишения свободы, по ч. 1 ст. 222 ч.1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании 3 ст. 69 УК РФ назначено 8 лет 7 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Президиум состоявшиеся судебные решения изменил, указав на неправильное применение уголовного закона о выводе о виновности З. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, выразившееся в следующем.

Согласно примечанию к ст. 222 УК РФ, лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в ст. 222 УК РФ, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

По смыслу закона под добровольной сдачей следует понимать выдачу лицом указанных предметов по своей воле или сообщение органам власти о месте их нахождения при реальной возможности дальнейшего хранения вышеуказанных предметов.  При этом надлежит иметь в виду, что закон не связывает выдачу с мотивом поведения лица, а также с обстоятельствами, предшествовавшими ей или повлиявшими на принятое решение.

Согласно фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, З. после его задержания по подозрению в совершении убийства, в ходе дачи явки с повинной сообщил о том, что он выбросил ружье, из которого совершил убийство. 02.01.2013 г. он указал сотрудникам СО по Чугуевскому району СУ СК по ПК место, где выбросил ружье – участок трассы «Уборка-Ариадное» 14 км. Факт добровольной выдачи оружия подтверждён показами самого З., а также показаниями свидетелей и протоколом осмотра места происшествия, согласно которому на расстоянии 500 м от участка трассы в кювете обнаружено ружье.

Таким образом, из материалов уголовного дела следует, что З. добровольно сообщил органам следствия о месте нахождения огнестрельного оружия при реальной возможности его дальнейшего хранения, в связи с чем, на основании примечания к ст. 222 УК РФ он освобожден от уголовной ответственности с прекращением в отношении него в этой части уголовного дела и с исключением указания на назначения наказания по ч. 3 ст. 69 УК РФ,

 

Положения ч. 1 ст. 327 УК РФ предусматривают уголовную ответственность за подделку удостоверения или иного официального документа, в целях его использования, либо сбыт такого документа, а равно изготовление в тех же целях или сбыт поддельных государственных наград РФ, РСФСР, СССР, штампов, печатей и бланков.

Приговором Дальнереченского районного суда от 22 января 2015 года С. осужден по ч.1 ст. 327 УК РФ к 1 году ограничения свободы. Возложены обязанности.

Отменяя приговор  в отношении С. и прекращая  уголовное дело в отношении него  за отсутствием в деянии состава преступления на основании п. 2 ч.1  ст. 24 УПК РФ суд апелляционной инстанции указал следующее.

Предметом преступления являются официальные документы, предоставляющие права или освобождающие от обязанностей, а также государственные награды. В соответствии со ст. 5 Закона РФ № 77-ФЗ от 29.12.1994 г. «Об обязательном экземпляре документов» (в редакции от 11.07.2011 г.) под официальным документом понимаются документы, принятые органами законодательной, исполнительной и судебной власти, имеющие обязательный, рекомендательный или информационных характер. К обязательным признакам официальных документов относятся следующие: а) они должны быть выданы государственными органами власти и управления, органами местного самоуправления либо другими организациями; б) они должны предоставлять права или освобождать от обязанностей; в) они должны удостоверять юридически значимые факты и события и быть надлежаще оформлены.

Как следует из материалов уголовного дела, 01.09.2013 г. С., являясь генеральным директором НП Охотхозяйство «П»,изготовил на персональном компьютере на имя Ш, и выдал последнему путевку (разрешение) 25 № 00000 на уничтожение вредных хищников, а именно волков и ворон, однако, как правильно установлено судом первой инстанции данная форма путевки (разрешения) на добычу охотничьих ресурсов  предусмотрена Министерством природных ресурсов и экологии РФ до 04.10.2011 года.

Таким образом, на дату выдачи С. путевки (разрешения) 25 № 0000 — 01.09.2013 года, данная форма документа утратила свою юридическую силу. Приказом Минприроды России от 23.04.2010 N 121 установлена конкретная форма бланка разрешения на добычу охотничьих ресурсов, которая выдается уполномоченным органом исполнительной власти субъекта РФ.

Как следует из показаний свидетеля Г., являющегося экспертом-специалистом Департамента охотничьего надзора Приморского края, указанные разрешения с 2010 г. выдает Департамент. Охотхозяйства могут выдавать данные разрешения, предоставив в Департамент полный пакет документов, предусмотренный законом, после, выдаются бланки разрешений, которые являются бланками строгой отчетности и имеют определенную степень государственной защиты. Разрешение, выданное С. на имя Ш. не предоставляло никаких прав, т.к. его форма не имела законной силы с момента издания Приказа Минприроды России от 23.04.2010 N 121.

Исходя из вышеизложенного суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что выданное Ш. разрешение не предоставляло его владельцу право на отстрел волков и ворон, а так же не предоставляло никаких иных прав и не освобождало от обязанностей, следовательно, путевка (разрешение) 25 № 0000, не являлась официальным документом, в смысле понимания статьи 327 УК РФ.

За С. признано право на реабилитацию.

Согласно ст. 73 ч. 1 п. 1 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления). С учетом этих требований и в силу ст. 307 УПК РФ описательно- мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным судом, с указанием места, времени и способа его совершения.

Приговором Ханкайского районного суда  от 18 ноября 2014 года Х. признан виновным и осужден за незаконное приобретение, хранение, перевозку, изготовление без цели сбыта наркотических средств, совершенные в крупном размере.

Согласно приговору Х. осужден за то, что в лесном массиве без цели сбыта нарвал, то есть незаконно приобрел дикорастущую, наркотикосодержащую коноплю, затем изготовил наркотическое средство – масло каннабиса (гашишное масло), часть которого смешал с табаком, и незаконно изготовленное наркотическое средство смесь табака с маслом каннабиса (гашишным маслом), массой в пересчете на высушенное вещество весом 3, 947 г., что является значительным размером и оставшееся наркотическое средство масло каннабиса (гашишное масло) весом 125, 1 г., что является крупным размером, незаконно хранил и перевозил до момента изъятия сотрудниками ОМВД.

Действия Х. квалифицированы судом как незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление без цели сбыта наркотических средств, совершенные в крупном размере.

Однако в материалах дела отсутствует заключение эксперта, в котором определен вес дикорастущей конопли как наркотического средства, то есть, не установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции изменил приговор в отношении Х., исключил из квалификации действий указание на незаконное приобретение наркотического средства, снизил срок назначенного наказания как по статье, так и по совокупности приговоров.

Аналогичные ошибки допущены Ханкайским районным судом при рассмотрение дела в отношении Б. (приговор от 18.11.2014 года), Спасским районным судом при рассмотрении дела в отношении Ш ( приговор от 26.01.2015 года). Указанные приговоры изменены судом апелляционной инстанции, с исключением из квалификации осужденных указания на незаконное приобретение наркотического средства и снижении срока наказания.

В соответствии с частями 7 и 8 ст. 246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предполагает принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя, поскольку формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечивается обвинителем.

Приговором Советского районного суда г.Владивостока от 22 ноября 2012 года, с учетом изменений, внесенных кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Приморского краевого суда от 11 февраля 2013 года, Л. осужден по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ ,по ч. 1 ст. 228 УК РФ, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ 5 годам 5 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Изменяя судебные решения в кассационном порядке, президиум Приморского краевого суда установил, что органами предварительного расследования действия Л. по покушениям на сбыт наркотического средства 02 и 06 августа 2012 года квалифицированы как самостоятельные преступления. Из протокола судебного заседания следовало, что в прениях государственный обвинитель заявил о квалификации действий Л. «единожды» по ч.3 ст. 30, п. «б» ч.2 ст. 228.1 УК РФ, так как имела место провокация при проведении оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка». О том, что государственный обвинитель расценил повторное проведение оперативно-розыскного мероприятия 06.08.2012 как провокацию, свидетельствовала и речь защитника в прениях, приведенная в протоколе судебного заседания.

Поскольку государственным обвинителем в судебном заседании признано, что оперативно-розыскное мероприятие «Проверочная закупка» 06.08.2012 проведено с нарушением закона, полученные в результате этого доказательства являются недопустимыми, у суда не имелось законных оснований в силу ч.7, 8 ст. 246 УПК РФ для признания Л. виновным в совершении покушения на сбыт наркотического средства 06.08.2012 года, поскольку формулирование обвинения и его поддержания перед судом обеспечивается государственным обвинителем.

Президиум Приморского краевого суда изменил судебные решения, с исключением из описательно-мотивировочной части приговора при назначении наказания указания на «количество изъятого наркотического средства, и его специфику»; с исключением эпизода покушения на сбыт наркотического средства 06 августа 2012 года со снижением срока наказания.

Аналогичная ошибка допущена и при рассмотрении дела в отношении И. К. и П., которые  осуждены приговором Первомайского районного суда г.Владивостока от  24 января 2014 года.

Органами предварительного следствия действия И., К., П. квалифицированы по ч. 3 ст. 162 УК РФ, как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, помещение.

В судебных прениях государственным обвинителем предложено квалифицировать действия подсудимых по ч. 3 ст. 162 УК РФ, как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение, исключив признак незаконного проникновения в жилище.

Суд, с учетом позиции государственного обвинения, исключил из обвинения И., К., П. признак незаконного проникновения в жилище и квалифицировал действия подсудимых по ч. 3 ст. 162 УК РФ как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное в с применением насилия, опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, при этом фактически исключил и квалифицирующий признак совершения разбойного нападения с незаконным проникновением в помещение.

Учитывая изложенное, президиум переквалифицировал действия осужденных на ч. 2 ст. 162 УК РФ — разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия и снизил  наказание.

Смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства.

 

Приговором Лесозаводского районного суда от 13 мая 2008 года осужден П. по ч.1 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы.

В апелляционном порядке приговор не обжалован.

Согласно ч.1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных п.п. «и» и (или) «к» ч.1 ст. 61 УК РФ и отсутствия отягчающих обстоятельств, срок или размер наказания не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за данное преступление.

В качестве смягчающего наказание обстоятельства суд указал заявление П., в котором он признал свою причастность к совершенному преступлению. Из материалов дела следует, что при допросе в качестве свидетеля 26.11.2007 П. признал свою вину в убийстве М.; в этот же день им написано заявление аналогичного содержания, где он дал согласие на осмотр жилища, в ходе которого из погреба, на полу которого находились грунтовые воды, изъят нож, которым, со слов П., он совершил убийство. Согласно заключению экспертизы вещественных доказательств телесное повреждение потерпевшему могло быть причинено складным ножом, изъятым по месту жительства П. В материалах дела не содержится сведений о том, что на момент допроса П. в качестве свидетеля и написания им заявления, в котором он признал себя виновным, органам предварительного расследования было известно о его причастности к преступлению.

Изменяя приговор, суд кассационной инстанции указал, что имеющиеся в деле доказательства в совокупности свидетельствуют о том, что П. активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, что в соответствии с п. «и» части первой ст.61 УК РФ является обстоятельством, смягчающим наказание. Поскольку отягчающих обстоятельств судом не установлено, назначенное наказание снижено с учетом требования ч.1 ст. 62 УК РФ  до 9 лет 10 месяцев лишения свободы.

Приговором Уссурийского районного суда от 08 мая 2014 года О. осужден по ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ, ч.3 ст. 68 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в ИК строгого режима.

Президиумом Приморского краевого суда приговор отменен, дело направлено на новое рассмотрение вследствие нарушения требований уголовного закона при применении норм Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Так, согласно приговору О. назначено наказание с применением положений ч. 3 ст. 68 УК РФ и ст. 64 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 6 лет.

Суд признал совокупность смягчающих обстоятельств — полное признание вины О., активное способствование расследованию преступления, наличие тяжелого хронического заболевания, исключительной.

Вместе с тем, показания О. суд подверг критической оценке, как противоречащие фактическим обстоятельствам совершенного преступления, установленным судом.

Кроме того, в приговоре суд не анализировал обстоятельства, связанные с целями и мотивами совершения О. особо тяжкого преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств, его поведение во время и после совершения преступления, иные обстоятельства, существенно влияющие на степень общественной опасности преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30, п. «б» ч.3 ст. 228.1 УК РФ. Суд не привел мотивов, по которым сделал вывод о том, что О. в действительности активно способствовал расследованию преступления.

В соответствии с п.«в» ч.4 ст.18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы

Приговором Спасского районного суда от 20 декабря 2010 года З. ранее судимый 14.01.2004 года по ч.1 ст. 158 УК РФ, 16.03.2004 года по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ, 05.11.2004 года по ч.1 ст. 158 УК РФ, с применением ст. 74, 70 УК РФ, 10 ноября 2010 года по ч.1 ст. 158 УК РФ, осужден, с учетом изменений, внесенных постановлением Спасского районного суда от 08.07.2014 года по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ  к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. При назначении З. наказания суд в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, признал явку с повинной, в качестве обстоятельства, отягчающего наказание- рецидив преступлений.

Федеральным законом № 74 от 16 мая 2008 года внесены изменения в ст.7.27 КРФоАП в соответствии с которыми, мелким признается хищение чужого имущества стоимостью, не превышающей 1000 рублей.

Из материалов уголовного дела следует, что приговорами от 14 января 2004 года и 05 ноября 2004 года З. осужден по ч.1 ст.158 УК РФ, за тайное хищение чужого имущества, на сумму 700 и 800 рублей, в соответствии с действующим на момент их постановления уголовным законом.

Таким образом, приговоры от 14 января 2004 года и 05 ноября 2004 года на момент постановления настоящего приговора от 20.12.2010 года не порождали уголовной ответственности, поскольку хищение чужого имущества, на сумму 700 и 800 рублей, признавалось мелким.

В соответствии с п. «в» ч.4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось, и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы.

Преступление совершенное З., за которое он осужден приговором от 05 ноября 2004 года, декриминализировано, в связи с чем, отмена в отношении осужденного условного осуждения по предыдущему приговору от 16 марта 2004 года, на момент постановки обжалуемого приговора правовых последствий не имела, в связи с чем судимость от 16 марта 2004 года не должна была учитываться при признании рецидива преступлений.

Приговор от 10 ноября 2010 года, по которому З. назначено наказание в виде лишения свободы условно, также в силу п.«в» ч.4 ст.18 УК РФ не образует рецидив преступлений

Учитывая изложенное, суд кассационной инстанции исключил из приговора указание на наличие в действиях З. обстоятельства, отягчающего наказание — рецидив преступлений и снизил назначенное наказание, определив отбывать его в исправительной колонии общего режима.

Аналогичное нарушение допущено Арсеньевским городским судом при рассмотрении дела в отношении Д., осужденного приговором от 15 июля 2011 года по п. «а,г» ч.2 ст. 161 УК РФ, с применением ч.5 ст. 69 УК РФ окончательно к 9 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Согласно приговору при назначении наказания Д. суд в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, учёл явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему путем принесения извинения в судебном заседании, а в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, признал рецидив преступлений.

Согласно материалам уголовного дела, Д. имел судимости по приговорам от 25 декабря 1997 года и 22 мая 1998 года за совершение им преступлений в несовершеннолетнем возрасте, в связи с чем, в соответствии с п. «б» ч.4 ст.18 УК РФ данные судимости не должны учитываться при определении в действиях осужденного рецидива преступлений.

По приговору от 22 января 2001 года Д. осуждён за совершение тайного хищения чужого имущества (кражу), неоднократно, с причинением значительного материального ущерба на сумму 1220 рублей, лицом, ранее два раза судимым за хищение.

Однако, Федеральным законом № 162-ФЗ от 8 декабря 2003 года из Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации был исключен институт неоднократности преступлений, под которой понималось совершение лицом двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи данного кодекса.

Тем же Федеральным законом из статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации исключен соответствующий квалифицирующий признак, в том числе, из ст.158 УК РСФСР — пункт «б», предусматривающий ответственность за кражу, совершенную неоднократно.

Кроме того, согласно вышеуказанному Федеральному закону, под значительным ущербом, причиненным гражданину при хищении, составлял таковой в размере не менее 2500 рублей.

Таким образом, преступление, за которое Д. осуждён приговором от 22 января 2001 года, в связи с данными изменениями должно было быть переквалифицировано на ч.1 ст.158 УК РФ, что относится в соответствии со ст.15 УК РФ к категории преступления небольшой тяжести, и данная судимость в силу п.«а» ч.4 ст.18 УК РФ не могла учитываться при признании рецидива преступлений.

При данных обстоятельствах на момент совершения Д. 10 апреля 2005 года преступления по настоящему приговору, он ранее не имел судимостей, в связи с которыми в его действиях могло быть установлено отягчающее обстоятельство в виде рецидива преступлений

Указанные обстоятельства послужили основанием для изменения приговора судом кассационной инстанции,  исключения указания на наличие в действиях Д. рецидива преступлений, снижения наказания, с назначением отбывания его в исправительной колонии общего режима.

 

В соответствии с п. «в» ч.4 ст. 18 УК РФ обязательным условием для признания рецидива преступлений является не только отмена условного осуждения, но и направление осужденного для отбывания наказания в места лишения свободы.

Приговором Чугуевского  районного суда от 19 ноября 2014 года К. осужден К. за совершения ряда преступлений, с применением ч.2 ст.69, ст. 70 УК РФ к 12 годам 2  месяцам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

При рассмотрении уголовного дела вышестоящим судом установлено, что, назначая наказание К., суд первой инстанции учел в качестве отягчающего обстоятельства рецидив преступлений, вместе с тем данное обстоятельство в действиях осужденного отсутствует, поскольку в соответствии с п. «в» ч.4 ст. 18 УК РФ обязательным условием для признания рецидива преступлений является не только отмена условного осуждения, но и направление осужденного для отбывания наказания в места лишения свободы.

Из материалов уголовного дела видно, что по постановлению от 15 августа 2012 года условное осуждение, назначенное К. по приговору от 13 сентября 2011 года отменено, назначено к отбытию 2 года лишения свободы в колонии-поселении.

Преступления по приговору от 19 ноября 2014 года совершены 14 марта 2013 года и 12 апреля 2013 года.

Согласно имеющихся в уголовном деле сведений К. задержан по постановлению от 13 апреля 2013 года и содержался в ФКУ СИЗО-4 г. Спасска-Дальнего, в ФКУ КП-52 ГУФСИН России по Приморскому краю прибыл 14 июня 2013 года.

Вышеуказанное свидетельствует о том, что К. на момент совершения преступлений 14 марта 2013 года и 12 апреля 2013 года наказание в виде лишения свободы в исправительном учреждении не отбывал

Судом апелляционной инстанции приговор изменен, исключено указание на рецидив преступлений, снижено наказание.

Вопросы назначения наказания

При повторном рассмотрении уголовного дела, положение осуждённого не может быть ухудшено и не может бытьусилено наказание, либо назначено более строгое, чем по первому приговору, если первоначальный приговор не отменялся за мягкостью назначенного наказания или в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей.

Приговором Партизанского городского суда  от 13 октября 2014 года К. осужден по ч.3 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Приморского краевого суда приговор изменила, указав следующее.

Из обвинительного приговора в отношении К. от 01 марта 2010 г. следует, что «молодой возраст виновного на момент совершения преступления, совершение преступления под принуждением» признавалось обстоятельством, смягчающим наказание К.

При отмене обвинительного приговора от 01.03.2010г. не ставилось под сомнение законность и обоснованность признания указанного обстоятельства смягчающим и также справедливость назначенного наказания.

Однако, в нарушение требований ст. 60 УК РФ и п. 4 ст. 307 УПК РФ при новом рассмотрении суд не признал данные обстоятельство смягчающим, признав доводы подсудимого в указанной части несостоятельными, чем ухудшил положение лица, совершившего преступление.

Таким образом, непризнание данного обстоятельства смягчающим наказание при постановлении нового приговора  не основано на законе и повлекло ухудшение положения осужденного, что явилось поводом для изменения приговора суда.

На основании ч.2 ст.69 УК РФ если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой или средней тяжести, либо приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению, либо покушением на тяжкое или особо тяжкое преступление, окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения назначенных наказаний. При этом окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. В соответствии с ч.5 ст. 69 УК РФ по тем же правилам назначается наказание, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу. В этом случае в окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору суда.

 

Приговором Ленинского районного суда г.Владивостока от 16 декабря 2013 года осужден Б. по ч.3 ст.30, ч.2 ст. 222 УК РФ к 2 года 6 месяцам лишения свободы, на основании ч.5 ст. 69 УК РФ к 5 годам 4 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

При назначении Б. окончательного наказания судом первой инстанции были нарушены положения ч.5 ст. 69 УК РФ, согласно которым с учетом ч.3 ст. 69 УК РФ, окончательное наказание в виде лишения свободы, не может превышать более чем наполовину максимальный срок наказания  в виде лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Наиболее тяжким из преступлений, входящих в совокупность, за которые осужден Б. ( с учетом приговора от 20.02.2013 года, которым он осужден в общем порядке за преступление средней тяжести), является ч.2 ст. 222 УК РФ, предусматривающая наказание от 2 до 6 лет лишения свободы. Соответственно, срок наказания, назначенного ч.3,5 ст. 69 УК РФ, с учетом ч.1 ст. 62 УК РФ и ч.3 ст. 66 УК РФ не мог превышать 4 лет 6 месяцев лишения свободы.

Установив допущенные судом первой инстанции нарушения, суд апелляционной инстанции приговор изменил, срок наказания снизил.

При установленных обстоятельствах судебная коллегия по уголовным делам Приморского краевого суда изменила приговор, снизив назначенное наказание.

Аналогичная ошибка допущена Шкотовским районным судом при рассмотрении дела в отношении Д.

Д. признан виновным и осужден за совершение тринадцати преступлений, предусмотренных п. «б,в» ч.2 ст. 158 УК РФ и одного преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30, п. «б,в» ч.2 ст. 158 УК РФ.

Уголовное дело в отношении Д. рассмотрено в особом порядке.

Назначая окончательное наказание по совокупности преступлений, по правилам ч.2 ст. 69 УК РФ судом не учтено, что максимально возможным наказание суд мог назначить в виде 5 лет лишения свободы (наиболее тяжким преступлением является п. «б,в.»ч.2 ст. 158 УК РФ, с учетом ст. 62 ч.5 УК РФ судом максимально могло быть назначено 5* 2/3= 3 года 4 месяца. Следовательно, по ст. 69 ч.2 УК РФ, судом могло быть назначено не более 5 лет лишения свободы).

При указанных обстоятельствах, суд кассационной инстанции изменил состоявшиеся судебные решения, снизив срок назначенного наказания.

Ошибки в применении норм Уголовно-процессуального закона

 

Возвращение дела прокурору

 

В соответствии со ст.237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, в частности, в случае, если обвинительный акт составлен с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного акта.

Постановлением Находкинского городского суда   от 12 февраля 2015 года уголовное дело в отношении М. возвращено прокурору г.Находка для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Возвращая уголовное дело прокурору, суд первой инстанции сослался на приговоры от 21.03.2012 г. и  02.08.2013 г., в которых указано, что М. состоит на диспансерном учете у врача психиатра с диагнозом: «Органическое расстройство личности вследствие черепно-мозговых травм», и дознаватель, располагая сведениями о наличии у М. психического заболевания, в нарушении ст.196 УПК РФ не назначил судебно-психиатрическую экспертизу, проведение которой является обязательным, когда возникают сомнения во вменяемости, тем самым, не установлено отсутствие предусмотренных ст.21 УК РФ обстоятельств, которые могли бы повлечь за собой освобождение обвиняемого от уголовной ответственности. Невыполнение дознавателем требований ст.73 ч.1 п.7 УПК РФ препятствовало окончанию следственных действий и составлению обвинительного акта. В связи с чем обвинительный акт составлен с нарушением требований ст.225 УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного акта.

Отменяя постановление и направляя уголовное дело в тот же суд на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания, суд апелляционной инстанции указал следующее:

В соответствии со ст.196 УПК РФ назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить психическое состояние обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве.

Однако, необходимость проведения судебной экспертизы для установления психического состояния обвиняемого не может являться основанием к возвращению уголовного дела прокурору, так как не препятствует его рассмотрению. Такая экспертиза в соответствии с требованиями статей 196 и 283 УПК РФ, в случае необходимости, может быть назначена и проведена в ходе судебного разбирательства уголовного дела.

В постановлении суда не указано, какие именно нарушения допущены дознавателем при составлении обвинительного акта, которые препятствуют постановлению по делу приговора или вынесения иного решения по существу.

Как усматривается из материалов уголовного дела, обвинительный акт составлен с соблюдением требований ст.225 УПК РФ.

Окончание дознания без назначения судебно-психиатрической экспертизы в отношение М., по мнению апелляционной инстанции не свидетельствует о нарушениях при составлении обвинительного акта, поскольку в силу действующего законодательства дознаватель при проведении дознания уполномочен самостоятельно производить следственные и иные процессуальные действия и принимать процессуальные решения, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ на это требуется согласие начальника органа дознания, согласие прокурора или судебное решение.

Изложенные в постановлении выводы относительно хода проведения дознания не свидетельствуют о нарушениях органа дознания при составлении обвинительного акта, а фактически представляют собой оценку суда собранных по делу доказательств, что не соответствует ст.237 ч.1 п.1 УПК РФ.

Если суд устанавливает необходимость проведения судебно-психиатрической экспертизы, то в соответствии со ст.283 УПК он может ее назначить самостоятельно, а возвращение уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ возможно лишь при установлении факта нахождения подсудимого во время совершения деяния в состоянии невменяемости или у подсудимого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действия (бездействия) либо руководить ими. В случае отсутствия указанных обстоятельств суд продолжит рассмотрение уголовного дела по существу.

Доказательства по уголовному делу

 

В силу ч. 3 ст. 240 УПК РФ приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые исследованы в судебном заседании.

Приговором Ленинского районного суда г.Владивостока от 16 сентября 2014 года Г. осужден за ряд преступлений , с применением ч.3, 5 чт. 69 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Рассматривая дело в апелляционном порядке, суда второй инстанции установил, что в качестве одного из доказательств виновности Г. в содеянном суд сослался, в том числе, на показания свидетеля З., оглашенные в суде. Между тем, как усматривается из протокола судебного заседания, данное доказательство в ходе судебного разбирательства не исследовано.

В силу требований ст. 389.17 УПК РФ такое нарушение явилось основанием изменения приговора  судом апелляционной инстанции, исключении из приговора ссылки на показания свидетеля З. в обоснование доказанности вины осужденного и снижении срока наказания.

Аналогичные нарушения  за отчетный период неоднократно допущены рядом судов края.  Во всех случаях вышестоящими судами исключались из приговоров неисследованные в судебном заседании доказательства по делу либо данное обстоятельство было основанием для отмены состоявшегося по делу приговора.

 

Нарушение права на защиту

 

В соответствии с ч.1 ст.  293 УПК РФ после окончания прений сторон председательствующий предоставляет подсудимому последнее слово.

 

Приговором Кировского районного суда от 14 июля 2014 года Б. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст. 228 УПК РФ к 1 году лишения свободы.

В апелляционном порядке приговор не обжаловался.

Суд кассационной инстанции отменил приговор с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

В обоснование принятого решения президиум указал, что согласно протоколу судебного заседания, суд первой инстанции в нарушение требований статьи 293 УПК РФ, после окончания прений сторон, не предоставил Б. последнее слово, удалился в совещательную комнату, по выходу из которой провозгласил приговор.  Допущенное нарушение уголовно-процессуального закона существенно ограничило гарантированные законом права осужденного.

Аналогичные нарушения допущены мировым судьей судебного участка №93.

Постановлением  мирового судьи судебного участка № 93 от 16 июня 2014 года в отношении М. прекращено уголовное дело по факту совершения запрещенных уголовным законом деяний, предусмотренных ч.1 ст.119, ч.1 ст.119 УК РФ и применены принудительные меры медицинского характера, с помещением М. в психиатрический стационар специализированного типа.

Апелляционным постановлением Хорольского районного суда от 23.10.2014 года постановление оставлено без изменения.

Отменяя состоявшиеся судебные решения суд кассационной инстанции указал, что судом первой инстанции требования уголовно-процессуального закона, позволяющие лицу, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, реализовать гарантированные законом процессуальные права, не выполнены.

Как следует из протокола судебного заседания при рассмотрении уголовного дела мировым судьей М, участвовавшему в судебном заседании, не предоставлена возможность дать пояснения, выступить в прениях сторон, а также не предоставлено последнее слово, что свидетельствует о нарушении права на защиту.

Судом апелляционной инстанции указанные нарушения уголовно-процессуального закона оставлены без внимания

Аналогичные нарушения допущены Арсеньевским городским судом при рассмотрении 30 декабря 2014 года в апелляционном порядке дела в отношении К.; Яковлевским районным судом при рассмотрении 07 августа 2014 года в апелляционном порядке дела в отношении Ш.; Михайловским районным судом при рассмотрении 24 сентября 2014 года в апелляционном порядке дела в отношении М.. Указанные апелляционные постановления отменены постановлениями президиума Приморского краевого суда, уголовные дела направлены на новое апелляционное рассмотрение.

Нарушения порядка постановления приговора

 

В соответствии частью 3 статьи 401.15 УПК РФ приговор, определение, постановление суда и все последующие судебные решения отменяются с возвращением уголовного дела прокурору, если при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке будут выявлены обстоятельства, указанные в статье 237 УПК РФ, препятствующие рассмотрению дела судом, в частности, в случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании.

Приговором Находкинского городского суда от 18 ноября 2014 года отменен приговор мирового судьи в отношении С., признаного виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ с назначением наказания в виде штрафа в размере 5000 рублей, на основании ст. 78 УК РФ освобожденного от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности.

Как следует из материалов уголовного дела, по результатам проведенных проверок в порядке ст.ст. 144, 145 УПК РФ по факту предоставления в ноябре 2012 года С. в бухгалтерию ОАО «В» фиктивного документа, являющегося основанием для получения имущества в свою собственность, вынесено 5 постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении С. за отсутствием события преступления – от 11.12.2012, от 29.12.2012, от 13.02.2013, от 13.02.2013, и от 23.02.2013.

Постановлениями заместителя Находкинского транспортного прокурора от 13.12.2012 и от 09.01.2013 отменены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 11.12.2012 и от 29.12.2012. Также в материалах дела имеется два постановления заместителя прокурора от 11.02.2013 и от 27.02.2013 об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, в которых отсутствует первый абзац резолютивной часть с указанием, какое постановление подлежит отмене, и из содержания описательно-мотивировочной части невозможно сделать об этом вывод.

Таким образом, в материалах уголовного дела имеется пять постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении С. и четыре постановления заместителя прокурора об отмене постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела.

Постановлением старшего дознавателя отдела дознания Находкинского ЛО МВД на транспорте от 03.04.2013 возбуждено уголовное дело в отношении С. по ч.1 ст. 159 УК РФ по факту того, что он в ноябре 2012 года в целях хищения чужого имущества, злоупотребив доверием, предоставив в бухгалтерию ОАО «В» поддельную справку, подтверждающую наличие льготы на приобретение по заниженной цене отходов технологического угля, путем обмана похитил уголь, чем причинил ущерб на сумму 1714 руб. 85 коп.

Изложенное свидетельствует о том, что уголовное дело в отношении С. возбуждено и все доказательства по делу получены при наличии неотмененного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по тому же факту в отношении того же лица.

Мировой судья и суд апелляционной инстанции не усмотрели оснований, препятствующих рассмотрению уголовного дела и принятию итогового решения.

Вместе с тем, суд кассационной инстанции отметил, что указанные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные органами предварительного расследования, являясь существенными, неустранимыми в судебном заседании, исключали возможность постановления приговора или вынесения иного итогового решения по делу, и отменил приговор мирового судьи, приговор суда апелляционной инстанции,  уголовное дело возвратил прокурору, указав, что допущенные в досудебном производстве нарушения уголовно-процессуального закона, влекут процессуальную недействительность производства по уголовного делу в суде первой и апелляционной инстанции.

Аналогичные нарушения допущены мировым судьей судебного участка № 94.

Приговором мирового судьи судебного участка № 94 З. осуждена по ч.3 ст. 327 УК РФ к штрафу в размере 10000 руб., на основании п. «а» ч.1 ст. 78 УК РФ освобождена от назначенного наказания.

Апелляционным постановлением приговор оставлен без изменения.

В ходе рассмотрения настоящего уголовного дела, постановлением мирового судьи судебного участка № 94 от 21.03.2014 продление срока следствия на 1 месяц до 25.08.2013 признано необоснованным, а доказательства, полученные в указанный период, — недопустимыми.

В соответствии с требованиями ч. 6 ст. 162 УПК РФ (в ред. Федерального закона от 28.12.2010 № 404-ФЗ), правовой позиции, высказанной в определениях Конституционного Суда Российской Федерации (от 17.10.2006 № 418-О, от 25.12.2008 № 962-О-О, от 19.10.2010 № 1412-О-О, от 18.10.2012 № 1907-О, от 24.10.2013 №1621-О), положения указанной нормы уголовно-процессуального закона не могут рассматриваться как позволяющие неоднократно продлевать срок предварительного следствия, если в результате его продолжительность будет более чем на один месяц превышать установленные в частях 4 и 5 статьи 162 УПК РФ сроки.

Как следует из материалов уголовного дела, срок предварительного расследования по настоящему делу продлен в соответствии с ч.5 ст. 162 УПК РФ руководителем следственного органа СУ УМВД России по Приморскому края до 8 месяцев, т.е. до 01.05.2013 (л.д. 9-10 т.2). В дальнейшем, в связи с возвращением уголовного дела прокурором для производства дополнительного расследования постановлениями от 16.05.2013 и 12.07.2013, срок следствия продлевался руководителем следственного органа, в производстве которого находилось уголовное дело дважды – 30.05.2013 и 25.07.2013, и каждый раз на 1 месяц, т.е. до 30.06.2013 и до 25.08.2013 соответственно.

При указанных обстоятельствах, выводы мирового судьи о незаконном продлении срока предварительного расследования являлись правильными.

Не усмотрев оснований, препятствующих рассмотрению уголовного дела и принятию итогового решения, мировой судья постановил обвинительный приговор в отношении З., освободив от наказания на основании п. «а» ч.1 ст. 78 УК РФ.

Вместе с тем, выполнение требований ст. 217 УПК РФ и составление обвинительного заключения за пределами продленного в соответствии с требованиями статьи 162 УПК РФ срока, мировым судьей и судом апелляционной инстанции оставлены без внимания.

Кроме того, при исчислении сроков давности, предусмотренных ст. 78 УК РФ, мировой суд исходил из того, что деяние З.носило длящийся характер, поскольку с 09.10.2007 по 11.01.2011 она использовала полезные свойства подложного документа (диплома), предъявленного при трудоустройстве в сентябре 2007 года. Однако, по смыслу уголовного закона, преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 327 УК РФ, считается оконченным не с момента достижения преступного результата, а с момента предъявления заведомо подложного документа с целью достижения этого результата.

Установив вышеуказанные нарушения, суд кассационной инстанции пришел к выводу, что приговор мирового судьи и апелляционное постановление подлежат отмене, а уголовное дело возвращению прокурору, поскольку допущенные в досудебном производстве нарушения уголовно-процессуального закона, влекут процессуальную недействительность производства по уголовного делу в суде первой и апелляционной инстанции.

В силу сформулированной Конституционным Судом РФ правовой позиции повторное участие судьи в рассмотрении уголовного дела — поскольку оно было бы связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу и с переоценкой своих собственных выводов по делу — является недопустимым вне зависимости от того, было или не было отменено вышестоящим судом ранее принятое с участием этого судьи решение. В противном случае высказанная судьей в процессуальном решении позиция ограничивала бы его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и вынесении по нему итогового судебного решения и таким образом могла бы поставить под сомнение объективность и беспристрастность судьи.

Суд апелляционной инстанции отменил приговор и направил дело на новое рассмотрение в тот  же суд в ином составе, установив следующее.

Как следует из материалов дела, судья Хасанского районного суда А. 20 августа 2012 года, рассмотрев в порядке ст. 125 УПК РФ жалобу Б. на действия и.о. начальника СО ОМВД России по Хасанскому району К. при производстве дополнительного осмотра места происшествия 12 августа 2012 года, отказал в ее удовлетворении. При этом в процессуальном решении, принятом по жалобе, судья высказал свое мнение о несостоятельности доводов заявителя о нарушении ее права как участника следственного действия.

Судебной коллегией по уголовным делам Приморского краевого суда 27 сентября 2012 года постановление от 20 августа 2012 года отменено, материал направлен на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

После этого судья Хасанского районного суда А. принял участие в рассмотрении уголовного дела в отношении Б. по существу, и 23 октября 2014 года постановил по делу обвинительный приговор. При этом, на стадии предварительного слушания удовлетворил ходатайство Б. и ее защитника об исключении доказательства по делу – протокола осмотра места происшествия от 12 августа 2012 года, указав, что поскольку следственное действие проведено в отсутствие защитника Б., на участии которого последняя настаивала, протокол осмотра места происшествия от 12 августа 2012 года получен с нарушением права Б. на защиту, что влечет его исключение как недопустимого доказательства.

При таких обстоятельствах, повторное участие судьи в рассмотрении уголовного дела связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу и с переоценкой своих собственных выводов по делу, что является недопустимым и ставит под сомнение его объективность, беспристрастность и независимость при рассмотрении дела по существу.

 

По этим же основаниям  суд апелляционной инстанции 02 июня 2015 года отменил приговор Фрунзенского районного суда г.Владивостока от 21 ноября 2014 года, по которому  Г. осуждён по п. «а,г» ч.3 ст. 228.1, п. «а,г» ч.3 ст. 228.1, ч.1 ст. 30, п. «а,г» ч.3 ст. 228.1 УК РФ, с применением ч.3 ст. 69 УК РФ к 14 годам лишения свободы с отбыванием наказания в ИК строгого режима; в обоснование принятого решения суд апелляционной инстанции указал на нарушение требований ч.2 ст. 61 УПК РФ, поскольку ранее этим же судьей рассмотрено уголовное дело в отношении Л., который совершил преступления в составе организованной группы с Г.

 

Иные нарушения уголовно-процессуального закона.

 

Согласно п.8 ч.2 ст.131 УПК РФ ежемесячное государственное пособие, выплачиваемое обвиняемому, временно отстраненному от должности в порядке, установленном ч.1 ст.114 УПК РФ, определено в размере прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации.

Постановлением Михайловского районного суда от 26 сентября 2014 года подозреваемый Д. временно отстранен от занимаемой должности с назначением на время отстранения ему ежемесячного пособия в размере 5 МРОТ.

Согласно п.8 ч.2 ст.131 УПК РФ ежемесячное государственное пособие, выплачиваемое обвиняемому, временно отстраненному от должности в порядке, установленном ч.1 ст.114 УПК РФ, определено в размере прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации.

В связи с чем, президиум постановление Михайловского районного суда Приморского края от 26 сентября 2014 года изменил в части определения размера ежемесячного государственного пособия, необходимого для выплаты Д. на период его временного отстранения от должности, установив таковой в размере прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации, установленного Правительством Российской Федерации.

 

В соответствии с ч.1 ст. 31 УПК РФ мировому судье подсудны уголовные дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает 3 лет лишения свободы, за исключением ряда уголовных дел.

В силу ч.2 ст. 31 УПК РФ районному суду подсудны уголовные дела о всех преступлениях, за исключением уголовных дел, указанных в частях 1 (в части подсудности уголовных дел мировому судье), ч. 4 в ст. 31 УПК РФ.

 

Апелляционным постановлением Приморского краевого суда от 28 января 2015 года приговор Лесозаводского районного суда от 28 августа 2014 года в отношении К., осуждённого по ст. 319 УК РФ к штрафу в размере 30 000 рублей отменён, уголовное дело направлено в тот же суд  для дальнейшего направления мировому судье, поскольку уголовное дело рассмотрено с нарушением правил подсудности.

Приговором Уссурийского районного суда от 19 февраля 2015 года С., ранее не судимая, осуждена по ст. 322.3 УК РФ к штрафу в размере 120 000 рублей.

Апелляционным постановлением Приморского краевого суда от 16 апреля  2015 года приговор в отношении С. отменён, поскольку нарушены правила подсудности. Уголовное дело направлено на новое рассмотрение мировому судье.

 

Обзор подготовила

член президиума Приморского

краевого суда

Кучинская Е.В.

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — юридическая помощь в Москве, Самаре
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Постановление Правительства РФ от 03.05.2019 N 551 "О государственной поддержке программ деятельности лидирующих исследовательских центров, реализуемых российскими организациями в целях обеспечения разработки и реализации дорожных карт развития перспективных "сквозных" цифровых технологий" (вместе с "Правилами предоставления субсидий из федерального бюджета на государственную поддержку программ деятельности лидирующих исследовательских центров, реализуемых российскими организациями в целях обеспечения разработки и реализации дорожных карт развития перспективных "сквозных" цифровых технологий", "Положением о проведении конкурсного отбора на предоставление государственной поддержки программ деятельности лидирующих исследовательских центров, реализуемых российскими организациями в целях обеспечения разработки и реализации дорожных карт развития перспективных "сквозных" цифровых технологий")
Постановление Правительства РФ от 20.04.2019 N 472 "О порядке учета и декларирования объема производства, оборота и (или) использования фармацевтической субстанции спирта этилового (этанола), а также производства, изготовления и (или) оборота (за исключением розничной продажи) спиртосодержащих лекарственных препаратов и (или) спиртосодержащих медицинских изделий и о внесении изменений в Постановление Правительства Российской Федерации от 19 июня 2006 г. N 380" (вместе с "Правилами учета объема производства, оборота и (или) использования фармацевтической субстанции спирта этилового (этанола), а также производства, изготовления и (или) оборота (за исключением розничной продажи) спиртосодержащих лекарственных препаратов и (или) спиртосодержащих медицинских изделий", "Правилами представления деклараций об объеме производства, оборота и (или) использования фармацевтической субстанции спирта этилового (этанола), а также производства, изготовления и (или) оборота (за исключением розничной продажи) спиртосодержащих лекарственных препаратов и (или) спиртосодержащих медицинских изделий")
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости