г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Обзор судебной практики Белгородского областного суда за март 2015 года

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

по уголовным делам за март 2015 года

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Досудебное производство

По смыслу ч. 1 ст. 125 УПК РФ в названном порядке судебного обжалования подлежат решения и действия (бездействие) должностных лиц, принятые только на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Заявитель Н. обратилась в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконным бездействия начальника УМВД РФ по городу Белгороду, оставившего без ответа обращение, касающееся судьбы изъятой из ее магазина алкогольной продукции.

Постановлением Свердловского районного суда города Белгорода жалоба Н. оставлена без удовлетворения.

Суд апелляционной инстанции постановление отменил, указав следующее.

По смыслу ч. 1 ст. 125 УПК РФ в названном порядке судебного обжалования подлежат решения и действия (бездействие) должностных лиц принятые только на досудебных стадиях уголовного судопроизводству.

Между тем, согласно материалам дела, в магазине принадлежащем Н. сотрудником ПК УМВД России по городу Белгороду проводилась проверочная закупка коньяка, после чего в ходе осмотра места происшествия из магазина была изъята алкогольная (спиртосодержащая) продукция.

По данному факту возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 14  КоАП РФ за нарушение правил розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции.

Таким образом, предметом первичной жалобы Н. являлось бездействие должностного лица, допущенное в рамках административного расследования.

Ссылка в судебном решении на п. 4 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года № 1 является ошибочной.

В данном случае законодатель допускает обжалование в порядке ст. 125 УПК РФ решений и действий должностных лиц и органов осуществляющих оперативно-розыскную деятельность только по выявлению, пресечению преступлений, а также проверке заявлений и сообщений о совершенном или готовящемся преступлении в порядке выполнения поручения следователя и т.п..

Таким образом, данное положение не распространяется на административное производство.

Следовательно, обжалование Н. бездействия начальника УМВД РФ городу Белгороду в рамках административного производства не образует предмета судебного контроля при рассмотрении жалоб в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ

С учетом изложенного, производство по жалобе Н. судом апелляционной инстанции было прекращено.

 

В соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Заявитель Ч. обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконным постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела принятого по факту дорожно-транспортного происшествия, имевшего место 30 августа 2014 года.

Постановлением Новооскольского районного суда Белгородской области в принятии к рассмотрению жалобы Ч. отказано.

Суд апелляционной инстанции постановление отменил, материалы дела направил на новое судебное рассмотрение в тот же суд, указав следующее.

Согласно разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года № 14 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 Уголовно­процессуального кодекса Российской Федерации», в ходе предварительной подготовки к судебному заседанию суды должны выяснять, подсудна ли жалоба данному суду, подана ли она надлежащим лицом, имеется ли в ней предмет обжалования в соответствии со ст. 125 УПК РФ, содержит ли жалоба необходимые сведения для ее рассмотрения. С учетом того, что жалоба на основании ст. 125 УПК РФ может быть подана в суд, а также одновременно на основании ст. 124 УПК РФ прокурору или руководителю следственного органа, судья при решении вопроса о назначении судебного заседания должен выяснять, не воспользовался ли заявитель правом, предусмотренным ст. 124 УПК РФ, и не имеется ли решения об удовлетворении такой жалобы.

Из материалов дела видно, что к жалобе Ч. прилагал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 15 ноября 2014 года, принятое по факту дорожно-транспортного происшествия, имевшего место 30 августа 2014 года.

Также в материалах дела имелось еще одно постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 15 ноября 2014 года, принятое по результатам дополнительной проверки, материал на которою поступил в ОМВД России по Новооскольскому району 4 декабря 2014 года.

Таким образом, суд отказывая Ч. в принятии жалобы к рассмотрению по основаниям, что им уже обжаловалось данное постановление и по жалобе принято судебное решение, фактически не проверил, то ли постановление им обжаловано.

Кроме того, суд не истребовал материал проверки по факту дорожно-транспортного происшествия в котором пострадал Ч. и не проверил наличие в нем решения об отмене постановления об откате и возбуждении уголовного дела.

Судебное производство

В силу требований ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Таковым приговор признается, если он отвечает требованиям уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Приговором Ивнянского районного суда Белгородской области В. осужден по ч. 1 ст. 318 УК РФ и ст. 319 УК РФ (преступления в отношении сотрудников полиции Ш. и С.) к лишению свободы на 2 года 2 месяца.

В части обвинения в угрозе применения насилия в отношении сотрудника полиции Л. и нанесении ему публичного оскорбления, В. по ч.1 ст. 318 и ст. 319 УК РФ оправдан по основанию, предусмотренному  п. 3 ч.2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Апелляционным постановлением Белгородского областного суда приговор изменен, в части оправдания В. по ч. 1 ст. 318, ст. 319 УК РФ (преступления в отношении Л.) отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе. В остальном приговор оставлен без изменения.

Президиум областного суда указанные судебные решения отменил, указав следующее.

Согласно п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля  1996 года № 1 «О судебном приговоре» в случаях, когда подсудимому вменено совершение преступления, состоящего из нескольких эпизодов продолжаемой преступной деятельности и подпадающего под действие одной статьи уголовного закона, и обвинение в совершении некоторых из них не подтвердилось, то, если это не влечет изменения квалификации содеянного, суду достаточно в описательно-мотивировочной части приговора с приведением надлежащих мотивов сформулировать вывод о признании обвинения в этой части необоснованным.

Как следует из обвинительного заключения В. органом предварительного следствия обвинялся в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 и ст. 319 УК РФ, а именно в применении насилия, не опасного для жизни или здоровья и в угрозе применения такого насилия в отношении представителей власти в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей и в публичном оскорблении представителей власти при исполнении ими своих должностных обязанностей в связи с их исполнением, совершенных 30 июля 2013 года в отношении трех сотрудников полиции Ш., С. и Л..

Признав доказанным совершение В. преступлений в отношении Ш. и С.  суд первой инстанции вынес решение о признании его виновным по ч. 1 ст. 318, ст. 319 УК РФ. В части угрозы применения насилия и публичном оскорблении представителя власти – сотрудника полиции Л. в связи с исполнением им должностных обязанностей суд признал обвинение недоказанным и вынес решение об оправдании В. по ч. 1 ст. 318, ст. 319 УК РФ за отсутствием в его действиях составов преступлений.

Таким образом, суд фактически принял решение не по двум эпизодам продолжаемой преступной деятельности осужденного, а по четырем, то есть вышел за рамки предъявленного обвинения, изменив юридическую оценку содеянного путем включения дополнительной квалификации преступлений, не вменяемой  В., и предусматривающую более строгое наказание, чем нарушил требования ст. 252 УПК РФ и его право на защиту.

Апелляционная инстанция, признав, что при оправдании В. судом допущены нарушения требований уголовно-процессуального закона и неправильно применен уголовный закон, которые не могли быть устранены при апелляционном рассмотрении, приняла решение об отмене приговора не в полном объеме, а лишь в части оправдания, тем самым также нарушила требования уголовно-процессуального закона.

Статьей 47 УПК РФ закреплено право обвиняемого обжаловать приговор, определение, постановление суда и получать копии обжалуемых решений.

Постановлением Губкинского городского суда Белгородской области заявителю С. отказано в удовлетворении ходатайства о выдаче копии протокола судебного заседания, проведенного в порядке ч. 4 ст. 50 УК РФ в связи с пропуском процессуальных сроков, установленных ч. 7 ст. 259 УПК РФ и ч. 1 ст. 389.4 УПК РФ.

Суд апелляционной инстанции постановление отменил, указав следующее.

В соответствии с ч. 8 ст. 259 УПК РФ копия протокола судебного заседания изготавливается по письменному ходатайству участника судебного разбирательства и за его счет.

При этом определенного срока реализации этого права в целях осуществления функции защиты, законодатель не установил.

Таким образом, суд не вправе был отказать в удовлетворении заявленного С. ходатайства по мотивам пропуска срока подачи такого ходатайства.

Ссылка суда на предусмотренный ч. 7 ст. 259 УПК РФ срок подачи ходатайства об ознакомлении с протоколом судебного заседания также являлась несостоятельной, поскольку осужденным было заявлено ходатайство не об ознакомлении с протоколом судебного заседания, а об изготовлении его копии.

Указания в постановлении на ч. 1 ст. 389.4 и ч. 1 ст. 389.6 УПК РФ пресекающих срок для обращения с ходатайствами об ознакомлении с протоколом судебного заседания, содержанию апелляционной жалобы и приложений к ней, при разрешении ходатайства заявителя о выдаче ему копии протокола судебного заседания суд апелляционной инстанции признал неуместной.

Статьей 47 УПК РФ закреплено право обвиняемого обжаловать приговор, определение, постановление суда и получать копии обжалуемых решений.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 13 июня 2006 г. N 274-0, отсутствие денежных средств на лицевом счете у лиц, осужденных к наказанию в виде лишения свободы и находящихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, не должно препятствовать осуществлению ими права на защиту, в связи с чем суды имеют право принимать решения об освобождении таких лиц от уплаты государственной пошлины при подаче заявления о повторной выдаче копий судебных документов.

Как видно из постановления суда, С. содержится под стражей. Вопрос об освобождении его от уплаты государственной пошлины для получения копии протокола судебного заседания в постановлении не разрешался. Отказывая в выдаче копий судебных документов С., находящемуся в условиях лишения свободы без уплаты государственной пошлины, суд по существу, создал препятствие для осуществления осужденным права на судебную защиту.

Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что основания, по которым суд первой инстанции отказал в выдаче С. копии протокола судебного заседания, нельзя признать правильными, а поэтому постановление признал незаконным.

ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРАВА

В случае непризнания обстоятельства смягчающим, суд обязан мотивировать свое решение в описательно-мотивировочной части приговора.

Приговором Октябрьского районного суда города Белгорода М. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет.

Президиум областного суда приговор изменил, смягчив назначенное М. наказание до 4 лет лишения свободы, указав следующее.

В соответствии с ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

Согласно закону, в случае непризнания обстоятельства смягчающим, суд обязан мотивировать свое решение в описательно-мотивировочной части приговора.

В данном случае эти требования закона судом не выполнены.

В судебном заседании осужденный М. сообщил, что в счет погашения причиненного вреда он в добровольном порядке оказал материальную помощь потерпевшему А..

В апелляционной жалобе осужденный также указывал, что выплатил потерпевшему 50 000 рублей и представил копию расписки о получении им указанной суммы в качестве компенсации расходов на лечение и приобретение лекарств.

В судебном заседании апелляционной инстанции представитель потерпевшего подтвердил получение денежных средств потерпевшим от М..

Однако суд первой инстанции это обстоятельство не проверил, апелляционная инстанция также оставила без внимания представленные сведения о добровольно принятых М. мерах по заглаживанию перед потерпевшим вреда, причиненного преступлением и в судебных решениях не привели мотивы, по которым обстоятельство, предусмотренное п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, не признано в качестве смягчающего наказание.

Согласно ст. 6 УК РФ наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым.

Приговором Октябрьского районною суда города Белгорода К. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (2 эпизода), ч. 3 ст. 30 УК РФ — ч. 1 ст. 158 УК РФ, с применением ч. 2 ст. 69 УК РФ к лишению свободы на 1 год.

Президиум областного суда приговор изменил, назначенное К. наказание смягчил до 11 месяцев лишения свободы, по следующим основаниям.

Согласно ст. 6 УК РФ наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

В соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ обстоятельством смягчающим наказание признается явка с повинной.

Из материалов дела следует, что осужденным была написана явка с повинной, в которой он признался в желании похитить из магазина спортивную куртку.

Данная явка с повинной от 25 февраля 2014 года была указана в обвинительном заключении в качестве доказательства и исследовалась судом в судебном заседании.

В приговоре суд указал, что признает смягчающими наказание обстоятельствами явки с повинной по преступлениям от 16 января 2014 года и 16 марта 2014 года, при этом не привел каких-либо убедительных суждений, по которым явка с повинной от 25 февраля 2014 года не признается судом смягчающим наказание обстоятельством.

Кроме того, назначая К. наказание по ч. 3 ст. 30 УК РФ — ч. 1 ст. 158 УК РФ в виде 6 месяцев лишения свободы суд первой инстанции допустил нарушения положений ч. 3 ст. 66 УК РФ ч. 7 ст. 316 УПК РФ и ч. 3 ст. 68 УК РФ в соответствии с которыми, назначенное осужденному наказание не должно было превышать 4 месяцев лишения свободы.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, и признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Приговором Губкинского городского суда Белгородской области С. и П. осуждены в том числе по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ за совершение кражи, с незаконным проникновением в жилище.

Президиум областного суда приговор изменил, переквалифицировав действия осужденных на п. «а,б» ч.2 ст. 158 УК РФ по следующим основаниям.

Под жилищем понимается жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания.

Из материалов дела следует, что кража С. и П. фактически была совершена из помещения веранды, которая является хозяйственной постройкой, отдельным строением и к жилому дому потерпевших не примыкает.

При рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции осужденный С. также просил переквалифицировать его действия по факту кражи у на ч. 2 ст. 158 УК РФ, как проникновение в иное хранилище или помещение, поскольку кража совершена из веранды, а умысла похищать что-то из жилого помещения у него не было, вместе с тем  суд апелляционной инстанции этому обстоятельству оценки в определении не дал и данный вопрос осужденного не рассмотрел.

При приведении приговора в соответствие с Федеральным законом от 29 июня 2009 г. N 141-ФЗ, новые положения ч. 1 ст. 62 УК РФ не применяются, если соответствующей статьей Особенной части УК РФ предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь.

Постановлением Валуйского районного суда Белгородской области Е., осужденному по п. «ж,к» ч. 2 ст. 105 УК РФ отказано в удовлетворении ходатайства о приведении приговора в соответствие с Федеральным законом от 29 июня 2009 года № 141-ФЗ.

Суд отказал в смягчении наказания, мотивируя это тем, что положения ч. 1 ст. 62 УК РФ, в силу с ч. 3 ст. 62 УК РФ не могут быть применены, поскольку санкцией ч. 2 ст. 105 УК РФ предусмотрено наказание в виде пожизненного лишения свободы и смертной казни.

Президиум областного суда постановление оставил без изменения указав следующее.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации в своих определениях, при рассмотрении вопросов о возможности принятия к рассмотрению в заседании Конституционного суда Российской Федерации жалоб граждан о признании ч. 3 ст. 62 УК РФ противоречащей Конституции Российской Федерации, положения ч. 3 ст. 62 УК РФ, исключающие применение положений ее части первой, если соответствующей статьей Особенной части данного Кодекса предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь, и устанавливающие, что в этом случае наказание назначается в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части, дифференцируют ответственность с учетом общественной опасности преступного деяния, что не может рассматриваться как ухудшение положения обвиняемого (осужденного) (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2011 года № 984- 0-0 и № 985-0-0, от 20 октября 2011 года № 1396_0-0, от 22 марта 2012 года № 628-0-0, от 24 декабря 2012 года № 2341-0 и от 23 апреля 2013 года № 569-0).

Таким образом, судебное решение в отношении Е. в части отказа в смягчении наказания по п. «ж,к» ч. 2 ст. 105 УК РФ является законным и обоснованным.

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

При наличии по одному и тому же факту совершения противоправных деяний лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о возбуждении уголовного дела, производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 5 г. Старый Оскол П. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Заместитель председателя областного суда постановление отменил, указав следующее.

В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое подлежит прекращению при наличии по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном той же статьей или той же частью статьи КоАП РФ или закона субъекта РФ, либо постановления о возбуждении уголовного дела.

Постановление мирового судьи П. признан виновным в том, что управлял транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, чем нарушил п. 2.7 ПДД РФ.

Из приложенного к жалобе копии приговора Старооскольского городского суда видно, что П. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 264 УК РФ.

Обстоятельства совершенного преступления (время, место) аналогичны обстоятельствам правонарушения, в совершении которого признан виновным П.

При квалификации действий по ч. 4 ст. 264 УК РФ суд учел нарушение П. требований п. 2.7 ПДД РФ, которое в совокупности с другими нарушениями ПДД РФ находилось в причинно-следственной связи с ДТП, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего.

При таких данных, повторное привлечение П. к ответственности за нарушение им п. 2.7 ПДД РФ в рамках административного производства недопустимо, что не было учтено мировым судьей при вынесении постановления.

Лица, участвующие в производстве по делу об административном правонарушении, имеют право заявлять ходатайства, подлежащие обязательному рассмотрению судьей, органом, должностным лицом, в производстве которого находится данное дело.

Решением судьи Губкинского городского суда оставлено без изменения постановление и.о. начальника полиции ОМВД России по г. Губкину, которым В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.20 КоАП РФ.

Судья областного суда решение отменил по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 2.4.4 ч. 1 КоАП РФ лица, участвующие в производстве по делу об административном правонарушении, имеют право заявлять ходатайства, подлежащие обязательному рассмотрению судьей, органом, должностным лицом, в производстве которого находится данное дело.

Ходатайства заявляются в письменной форме и подлежат немедленному рассмотрению. Решение об отказе в удовлетворении ходатайства, выносится судьей, органом, должностным лицом, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, в виде определения (ч. 2 ст. 24.4 КоАП РФ).

В соответствии со ст. 30.4 и ч. 2 ст. 30.5 КоАП РФ при подготовке к рассмотрению жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, а также при рассмотрении жалобы, судья, должностное лицо разрешают имеющиеся ходатайства.

Как видно из материалов дела, в жалобе В. на постановление и.о. начальника полиции ОМВД России по г. Губкину, поданной в городской суд, содержалось ходатайство о вызове и допросе понятых и свидетелей с целью уточнения обстоятельств правонарушения.

Указанное ходатайство судьей городского суда в установленном законом прядке рассмотрено не было, в материалах дела отсутствует отдельное мотивированное определение об отказе в удовлетворении ходатайства В.

Изложенное свидетельствует о том, что судьей не были созданы необходимые условия для обеспечения процессуальных гарантий прав лица, привлекаемого к административной ответственности, следовательно, решение является незаконным.

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
по гражданским делам за март 2015 года

Вопросы применения норм материального права

Штраф, предусмотренный п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» следует рассматривать как предусмотренный Законом способ обеспечения исполнения обязательств (ст. 329 ГК РФ) в гражданско-правовом смысле этого понятия (ст. 307 ГК РФ).

Основанием для взыскания штрафа является неудовлетворение законных требований потребителя в добровольном порядке

В г. Старый Оскол произошло дорожно-транспортное происшествие с участием водителя В., управлявшего автомобилем ВАЗ 21124, , водителя Л., управлявшего автомобилем Лада 219000, и водителя Б., управлявшего автомобилем Тайота Королла.  В результате транспортные средства повреждены.

Дорожно-транспортное происшествие произошло в результате нарушения Правил дорожного движения водителем В., гражданская ответственность которого на тот момент была застрахована ОАО «Альфа Страхование», куда обратился потерпевший Б. Страховая выплата до настоящего времени страховщиком не произведена.

Б. инициировал судебное разбирательство, предъявив иск к ОАО «Альфа Страхование», в котором просил взыскать страховое возмещение — 56494 руб., 3100 руб. за услуги оценщика, 2500 руб. за составление искового заявления, компенсацию морального вреда 10000 руб., штраф в размере 50 % от присужденной суммы.

Решением суда исковые требования удовлетворены в части. С ОАО «Альфа Страхование» в пользу истца взысканы страховое возмещение   60026 руб., расходы на оплату юридических услуг 2500 руб., компенсация морального вреда 2000 руб., штраф  в сумме 31013, в доход бюджета взыскана государственная пошлина в размере 2200,78 руб.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Судом апелляционной инстанции решение отменено в части.

Удовлетворяя заявленные требования, суд, правильно применив положения ст. ст. 15, 929, 931, 935, 1064 Гражданского кодекса Российской ФедерацииФедерального Закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации N 263 от 07.05.2003 г., пришел к обоснованному выводу о необходимости взыскания с ответчика страхового возмещения.

Такие выводы суда первой инстанции судебная коллегия считает правильными, поскольку они сделаны судом при верной оценке обстоятельств дорожно-транспортного происшествия, размера ущерба.

Между тем,  согласно п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Удовлетворяя требования Б. о взыскании штрафа, предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей», суд первой инстанции исходил из того, что страховая компания в добровольном порядке не исполнила обязанности по выплате страхового возмещения, допустив нарушение прав истца как потребителя.

Однако с таким выводом суда первой инстанции судебная коллегия согласиться не может, поскольку  в адрес страховой компании не поступало заявление о страховой выплате с приложенными документами

Материалы дела не содержат сведений о надлежащем извещении страховщика о наступлении страхового случая.

Из разъяснений, содержащихся в п. 46 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» следует, что суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду.

Данным Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации разрешен вопрос о правовой природе штрафа, предусмотренного положениями п. 6 ст. 13 указанного Закона, как об определенной законом неустойке, которую в соответствии со ст. 330 ГК РФ должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения.

Исходя из смысла указанных разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации штраф, предусмотренный п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» следует рассматривать как предусмотренный Законом способ обеспечения исполнения обязательств (ст. 329 ГК РФ) в гражданско-правовом смысле этого понятия (ст. 307 ГК РФ).

Исходя из положений приведенных правовых норм и разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», основанием для взыскания штрафа является неудовлетворение законных требований потребителя в добровольном порядке.

Истцом не представлено доказательств надлежащего обращения в страховую компанию с заявлением о страховой выплате либо претензией и фактически истец лишил страховую компанию возможности произвести доплату страхового возмещения без обращения в судебные органы.

На основании изложенного, оснований для взыскания штрафа, предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей», а также компенсации морального вреда, связанной с нарушением прав истца как потребителя, у суда первой инстанции не имелось, решение суда первой инстанции в этой части подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе во взыскании штрафа, компенсации морального вреда и как следствие изменения путем снижения размера взысканной в доход местного бюджета с ответчика государственной пошлины пропорционально удовлетворенной части требований до 2000,78 руб. 

Исполнение Российским Союзом  Автостраховщиков  обязательства перед другим кредитором, к которому перешло право требования по страховому случаю, освобождает его от обязанности по  возмещению вреда в пределах страховой суммы лицу, в пользу которого считается заключенным договор страхования

Ш., управляя автомобилем ВАЗ-2108,  нарушил п. 8.1 Правил дорожного движения Российской Федерации и совершил столкновение с автомобилем Mitsubishi Lanser, под управлением О.В результате ДТП автомобили повреждены. Гражданская ответственность причинителя вреда на момент ДТП застрахована была в ЗАО «Русские страховые традиции», у которой отозвана лицензия на осуществление страховой деятельности.

Согласно отчету ООО «Воланд» стоимость восстановительного ремонта автомобиля Mitsubishi Lanser с учетом износа составила 192739 руб.

В связи с отзывом у ЗАО «Русские страховые традиции» лицензии на осуществление страховой деятельности, О. обратился в Российский Союз Автостраховщиков с заявлением о получении компенсационной выплаты.

О. инициировал дело предъявлением иска, в котором, с учетом увеличения требований, просил взыскать в его пользу с Российского Союза Автостраховщиков компенсационную выплату в размере 120 000 руб., неустойку за несвоевременное исполнение обязательств в размере 36960 руб., компенсацию морального вреда в сумме 5000 руб., штраф в размере 50% от присужденной суммы, расходы по оплате услуг представителя 9300  руб., а с Шапаренко А.В. разницу между лимитом страховой ответственности и ущербом, в размере 72739 руб., расходы по оплате услуг представителя 5700 руб., расходы по оплате госпошлины 2382, 17 руб.

Решением суда иск признан обоснованным в части.С Российского Союза Автостраховщиков в пользу О. взысканы компенсационная выплата в размере 120 000 руб., расходы на оплату услуг представителя в сумме 9300 руб., а всего 129300 руб.

С Российского Союза Автостраховщиков в доход бюджета  муниципального района «Алексеевский р-н и г. Алексеевка» взыскана госпошлина в размере 3600 руб.

С Ш. в пользу О. взысканы в возмещение ущерба, причиненного в результате ДТП, 72739 руб., расходы по оплате госпошлины в сумме 2382 руб., расходы по оплате услуг представителя в размере 5700 руб., а всего 80821, 17 руб.

В удовлетворении остальной части иска О. отказано.

Апелляционным определением решение суда отменено  в части по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд первой инстанции, установив фактические обстоятельства дела, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, руководствуясь ст. ст. 15, 929, 931 ГПК Российской Федерации, ст. ст. 18, 19 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», пришел к выводу о наличии оснований для возложения на Российский Союз Автостраховщиков обязанности по осуществлению в пользу О. компенсационной выплаты в размере 120 000 руб., в связи с отзывом у ЗАО «Русские страховые традиции» лицензии  на осуществление страховой деятельности, а с Ш. разницы между компенсационной выплатой и размером ущерба в размере 72 739 руб.

С выводами суда в части взыскания с Российского Союза Автостраховщиков компенсационной выплаты и, соответственно, судебных расходов нельзя согласиться ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела, нарушения норм материального права, что в силу п.п. 3,4 ч.1 ст.330 ГПК Российской Федерации является основанием для отмены в части судебного постановления в апелляционном порядке.

В силу ч. 4 ст. 931 ГК Российской Федерации в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Согласно ст. 13 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» от 25.04.2002 г N 40-ФЗ (в редакции действовавшей на момент наступления страхового случая) потерпевший вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу, в пределах страховой суммы.

В соответствии с п. 1 ст. 18 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» Российский Союз Автостраховщиков, как профессиональное объединение страховщиков, по требованию потерпевшего уполномочен осуществлять компенсационную выплату в счет возмещения вреда, причиненного имуществу потерпевшего, если страховая выплата по обязательному страхованию не может быть осуществлена вследствие отзыва у страховщика лицензии на осуществление страховой деятельности; применения к страховщику процедуры банкротства.

Согласно ст. 19 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» к отношениям между потерпевшим и профессиональным объединением страховщиков по поводу компенсационных выплат по аналогии применяются правила, установленные законодательством Российской Федерации для отношений между выгодоприобретателем и страховщиком по договору обязательного страхования.

Таким образом, объединение страховщиков обязано возместить потерпевшему ущерб, причиненный действиями лица, чья гражданская ответственность была застрахована в компании, у которой отозвана лицензия.

Юридически значимыми обстоятельствами по данному делу являлись: факт причинения ущерба, наличие договора страхования, отсутствие у страховщика лицензии, объем обязательства и факт его неисполнения ответчиком.

Как усматривается из представленных ответчиком в суд апелляционной инстанции документов, решением Арбитражного суда г. Москвы от 14.10.2014 г. удовлетворен иск ООО «ТД Русмаркет» к Российскому Союзу Автостраховщиков о взыскании компенсационной выплате в размере 120 000 руб., в связи с дорожно-транспортным происшествием имевшим место 14.09.2011 г. с участием автомобиля Mitsubishi Lanser, принадлежащего  О. Право требования страхового возмещения за вред, возникший вследствие ДТП, произошедшего 14.09.2011 г., перешло к истцу по арбитражному спору — ООО «ТД Русмаркет» — по договору уступки права требования, заключенному О. и ООО «ТД Русмаркет» 01.02.2013 г.. Данное решение Арбитражного суда г. Москвы исполнено Российским Союзом Автостраховщиков, что подтверждается платежным поручением от 12.11.2014 г.

Таким образом, ответчиком Российским Союзом Автостраховщиков представлены доказательства, подтверждающие исполнение им обязательства перед другим кредитором, к которому перешло право требования по страховому случаю, имевшему место 14.09.2011 г., в связи с повреждением принадлежащего истцу автомобиля Mitsubishi Lanser.

 С учетом изложенного, у истца не имелось права требования к Российскому Союзу Автостраховщиков, ввиду исполнения последним своего обязательства по данному страховому случаю.

 

Само по себе выявление ряда недостатков при визуальном обследовании жилого помещения не может являться достаточным основанием для вывода о его непригодности для проживания 

22 декабря 2006 года межведомственной комиссией по рассмотрению вопросов о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу, созданной на основании постановления Главы администрации Яковлевского района от 27 сентября 2006 года, произведено обследование многоквартирного дома по адресу: Яковлевский район, п. Яковлево, ул. Южная, д. 1 (далее – многоквартирный дом). По результатам обследования дома межведомственной комиссией сделано заключение о том, что устранение дефектов конструктивных элементов многоквартирного дома технически невозможно и экономически нецелесообразно.

В этот же день межведомственной комиссией составлено заключение, которым упомянутый многоквартирный дом признан не соответствующим требованиям, предъявляемым к жилому помещению, непригодным для постоянного проживания, аварийным и подлежащим сносу с предварительным отселением жителей.

28 декабря 2006 года Постановлением Главы местного самоуправления Яковлевского района утверждено вышеприведенное заключение межведомственной комиссии, а многоквартирный дом признан аварийным и подлежащим сносу с предварительным расселением жителей дома.

Дело инициировано собственниками трех жилых помещений многоквартирного дома), которые просили:

— признать незаконными действия администрации Яковлевского района о признании многоквартирного дома непригодным для проживания,

— признать незаконным и отменить акт межведомственной комиссии от 22 декабря 2006 года,

— признать незаконными и отменить в части Постановление Главы местного самоуправления Яковлевского района Белгородской области №690 от 28 декабря 2006 года и заключение о признании многоквартирного дома непригодным для проживания от 22 декабря 2006 года.

Решением суда в удовлетворении заявления отказано.

Решение отменено в апелляционном порядке.

Обращаясь в суд, заявители сослались на незаконность действий администрации Яковлевского района по признанию многоквартирного дома, в котором они проживают, аварийным и подлежащим сносу.

С учетом существа заявленных требований и положений ст. 249 ГПК РФ именно упомянутая администрация обязана доказать законность оспариваемых заявителями действий. Указанные особенности формы судопроизводства при принятии заявления к производству суда не учитывались, а положения вышеупомянутой статьи Гражданского процессуального кодекса РФ лицам, участвующим в деле, в определении о принятии заявления к производству суда не разъяснялись.

Как следует из оспариваемого акта обследования многоквартирного дома, межведомственная комиссия сделала вывод о несоответствии многоквартирного дома необходимым требованиям на основе обследования технического состояния конструктивных элементов дома. В акте отражены выявленные недостатки каждого из конструктивных элементов многоквартирного дома с указанием процента его износа, при этом в каждом случае сделаны выводы о нецелесообразности ремонта.

Судебная коллегия отмечает, что в силу ст. 15 ЖК РФ, жилое помещение может быть признано непригодным для проживания по основаниям и в порядке, которые установлены Правительством Российской Федерации.

Во исполнение указанных положений Жилищного кодекса РФ Постановлением Правительства РФ от 28 января 2006 года № 47 утверждено Положение о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции (далее – Положение).

Из содержания п. 42 указанного Положения следует, что при принятии решения о признании жилого помещения непригодным для проживания комиссия обязана провести оценку соответствия помещения требованиям, установленным разделом II Положения.

Согласно пункту 43 этого же Положения при оценке соответствия находящегося в эксплуатации помещения установленным в Положении требованиям проверяется его фактическое состояние. При этом проводится оценка степени и категории технического состояния строительных конструкций и жилого дома в целом, степени его огнестойкости, условий обеспечения эвакуации проживающих граждан в случае пожара, санитарно-эпидемиологических требований и гигиенических нормативов, содержания потенциально опасных для человека химических и биологических веществ, качества атмосферного воздуха, уровня радиационного фона и физических факторов источников шума, вибрации, наличия электромагнитных полей, параметров микроклимата помещения, а также месторасположения жилого помещения.

Кроме того, в силу п. 44 Положения, процедура проведения оценки соответствия помещения установленным в Положении требованиям включает ряд обязательных этапов среди которых:

— определение перечня дополнительных документов (заключения (акты) соответствующих органов государственного надзора (контроля), заключение проектно-изыскательской организации по результатам обследования элементов ограждающих и несущих конструкций жилого помещения), необходимых для принятия решения о признании жилого помещения соответствующим (не соответствующим) установленным в настоящем Положении требованиям;

— определение состава привлекаемых экспертов проектно-изыскательских организаций исходя из причин, по которым жилое помещение может быть признано нежилым, либо для оценки возможности признания пригодным для проживания реконструированного ранее нежилого помещения.

Указанное подразумевает, что выводы комиссии о непригодности многоквартирного дома для проживания должны быть основаны на детальном натурном обследовании спорного помещения с использованием специализированного оборудования и проведением необходимых замеров, фиксации полученных результатов, их оценке лицами, обладающими специальными познаниями в области строительства и реконструкции помещения, сопоставлении полученных результатов с требованиями СНиП и иных норм и правил, регламентирующих состояние жилых помещений, а также совершению иных действий, позволяющих сделать обоснованный вывод о соответствии или несоответствии обследуемого жилого помещения требованиям, установленным в вышеупомянутом Положении.

С учетом изложенного, само по себе выявление ряда недостатков при визуальном обследовании жилого помещения не может являться достаточным основанием для вывода о его непригодности для проживания.

Такая правовая позиция отражена и в Обзоре судебной практики по делам, связанным с обеспечением жилищных прав граждан в случае признания жилого дома аварийным Штраф, предусмотренный п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» следует рассматривать как предусмотренный Законом способ обеспечения исполнения обязательств (ст. 329 ГК РФ) в гражданско-правовом смысле этого понятия (ст. 307 ГК РФ).

Основанием для взыскания штрафа является неудовлетворение законных требований потребителя в добровольном порядке

В г. Старый Оскол произошло дорожно-транспортное происшествие с участием водителя В., управлявшего автомобилем ВАЗ 21124, , водителя Л., управлявшего автомобилем Лада 219000, и водителя Б., управлявшего автомобилем Тайота Королла.  В результате транспортные средства повреждены.

Дорожно-транспортное происшествие произошло в результате нарушения Правил дорожного движения водителем В., гражданская ответственность которого на тот момент была застрахована ОАО «Альфа Страхование», куда обратился потерпевший Б. Страховая выплата до настоящего времени страховщиком не произведена.

Б. инициировал судебное разбирательство, предъявив иск к ОАО «Альфа Страхование», в котором просил взыскать страховое возмещение — 56494 руб., 3100 руб. за услуги оценщика, 2500 руб. за составление искового заявления, компенсацию морального вреда 10000 руб., штраф в размере 50 % от присужденной суммы.

Решением суда исковые требования удовлетворены в части. С ОАО «Альфа Страхование» в пользу истца взысканы страховое возмещение   60026 руб., расходы на оплату юридических услуг 2500 руб., компенсация морального вреда 2000 руб., штраф  в сумме 31013, в доход бюджета взыскана государственная пошлина в размере 2200,78 руб.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Судом апелляционной инстанции решение отменено в части.

Удовлетворяя заявленные требования, суд, правильно применив положения ст. ст. 15, 929, 931, 935, 1064 Гражданского кодекса Российской ФедерацииФедерального Закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации N 263 от 07.05.2003 г., пришел к обоснованному выводу о необходимости взыскания с ответчика страхового возмещения.

Такие выводы суда первой инстанции судебная коллегия считает правильными, поскольку они сделаны судом при верной оценке обстоятельств дорожно-транспортного происшествия, размера ущерба.

Между тем,  согласно п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Удовлетворяя требования Б. о взыскании штрафа, предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей», суд первой инстанции исходил из того, что страховая компания в добровольном порядке не исполнила обязанности по выплате страхового возмещения, допустив нарушение прав истца как потребителя.

Однако с таким выводом суда первой инстанции судебная коллегия согласиться не может, поскольку  в адрес страховой компании не поступало заявление о страховой выплате с приложенными документами

Материалы дела не содержат сведений о надлежащем извещении страховщика о наступлении страхового случая.

Из разъяснений, содержащихся в п. 46 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» следует, что суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду.

Данным Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации разрешен вопрос о правовой природе штрафа, предусмотренного положениями п. 6 ст. 13 указанного Закона, как об определенной законом неустойке, которую в соответствии со ст. 330 ГК РФ должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения.

Исходя из смысла указанных разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации штраф, предусмотренный п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» следует рассматривать как предусмотренный Законом способ обеспечения исполнения обязательств (ст. 329 ГК РФ) в гражданско-правовом смысле этого понятия (ст. 307 ГК РФ).

Исходя из положений приведенных правовых норм и разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», основанием для взыскания штрафа является неудовлетворение законных требований потребителя в добровольном порядке.

Истцом не представлено доказательств надлежащего обращения в страховую компанию с заявлением о страховой выплате либо претензией и фактически истец лишил страховую компанию возможности произвести доплату страхового возмещения без обращения в судебные органы.

На основании изложенного, оснований для взыскания штрафа, предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей», а также компенсации морального вреда, связанной с нарушением прав истца как потребителя, у суда первой инстанции не имелось, решение суда первой инстанции в этой части подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе во взыскании штрафа, компенсации морального вреда и как следствие изменения путем снижения размера взысканной в доход местного бюджета с ответчика государственной пошлины пропорционально удовлетворенной части требований до 2000,78 руб.

 

Исполнение Российским Союзом  Автостраховщиков  обязательства перед другим кредитором, к которому перешло право требования по страховому случаю, освобождает его от обязанности по  возмещению вреда в пределах страховой суммы лицу, в пользу которого считается заключенным договор страхования

Ш., управляя автомобилем ВАЗ-2108,  нарушил п. 8.1 Правил дорожного движения Российской Федерации и совершил столкновение с автомобилем Mitsubishi Lanser, под управлением О.В результате ДТП автомобили повреждены. Гражданская ответственность причинителя вреда на момент ДТП застрахована была в ЗАО «Русские страховые традиции», у которой отозвана лицензия на осуществление страховой деятельности.

Согласно отчету ООО «Воланд» стоимость восстановительного ремонта автомобиля Mitsubishi Lanser с учетом износа составила 192739 руб.

В связи с отзывом у ЗАО «Русские страховые традиции» лицензии на осуществление страховой деятельности, О. обратился в Российский Союз Автостраховщиков с заявлением о получении компенсационной выплаты.

О. инициировал дело предъявлением иска, в котором, с учетом увеличения требований, просил взыскать в его пользу с Российского Союза Автостраховщиков компенсационную выплату в размере 120 000 руб., неустойку за несвоевременное исполнение обязательств в размере 36960 руб., компенсацию морального вреда в сумме 5000 руб., штраф в размере 50% от присужденной суммы, расходы по оплате услуг представителя 9300  руб., а с Шапаренко А.В. разницу между лимитом страховой ответственности и ущербом, в размере 72739 руб., расходы по оплате услуг представителя 5700 руб., расходы по оплате госпошлины 2382, 17 руб.

Решением суда иск признан обоснованным в части.С Российского Союза Автостраховщиков в пользу О. взысканы компенсационная выплата в размере 120 000 руб., расходы на оплату услуг представителя в сумме 9300 руб., а всего 129300 руб.

С Российского Союза Автостраховщиков в доход бюджета  муниципального района «Алексеевский р-н и г. Алексеевка» взыскана госпошлина в размере 3600 руб.

С Ш. в пользу О. взысканы в возмещение ущерба, причиненного в результате ДТП, 72739 руб., расходы по оплате госпошлины в сумме 2382 руб., расходы по оплате услуг представителя в размере 5700 руб., а всего 80821, 17 руб.

В удовлетворении остальной части иска О. отказано.

Апелляционным определением решение суда отменено  в части по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд первой инстанции, установив фактические обстоятельства дела, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, руководствуясь ст. ст. 15, 929, 931 ГПК Российской Федерации, ст. ст. 18, 19 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», пришел к выводу о наличии оснований для возложения на Российский Союз Автостраховщиков обязанности по осуществлению в пользу О. компенсационной выплаты в размере 120 000 руб., в связи с отзывом у ЗАО «Русские страховые традиции» лицензии  на осуществление страховой деятельности, а с Ш. разницы между компенсационной выплатой и размером ущерба в размере 72 739 руб.

С выводами суда в части взыскания с Российского Союза Автостраховщиков компенсационной выплаты и, соответственно, судебных расходов нельзя согласиться ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела, нарушения норм материального права, что в силу п.п. 3,4 ч.1 ст.330 ГПК Российской Федерации является основанием для отмены в части судебного постановления в апелляционном порядке.

В силу ч. 4 ст. 931 ГК Российской Федерации в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Согласно ст. 13 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» от 25.04.2002 г N 40-ФЗ (в редакции действовавшей на момент наступления страхового случая) потерпевший вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу, в пределах страховой суммы.

В соответствии с п. 1 ст. 18 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» Российский Союз Автостраховщиков, как профессиональное объединение страховщиков, по требованию потерпевшего уполномочен осуществлять компенсационную выплату в счет возмещения вреда, причиненного имуществу потерпевшего, если страховая выплата по обязательному страхованию не может быть осуществлена вследствие отзыва у страховщика лицензии на осуществление страховой деятельности; применения к страховщику процедуры банкротства.

Согласно ст. 19 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» к отношениям между потерпевшим и профессиональным объединением страховщиков по поводу компенсационных выплат по аналогии применяются правила, установленные законодательством Российской Федерации для отношений между выгодоприобретателем и страховщиком по договору обязательного страхования.

Таким образом, объединение страховщиков обязано возместить потерпевшему ущерб, причиненный действиями лица, чья гражданская ответственность была застрахована в компании, у которой отозвана лицензия.

Юридически значимыми обстоятельствами по данному делу являлись: факт причинения ущерба, наличие договора страхования, отсутствие у страховщика лицензии, объем обязательства и факт его неисполнения ответчиком.

Как усматривается из представленных ответчиком в суд апелляционной инстанции документов, решением Арбитражного суда г. Москвы от 14.10.2014 г. удовлетворен иск ООО «ТД Русмаркет» к Российскому Союзу Автостраховщиков о взыскании компенсационной выплате в размере 120 000 руб., в связи с дорожно-транспортным происшествием имевшим место 14.09.2011 г. с участием автомобиля Mitsubishi Lanser, принадлежащего  О. Право требования страхового возмещения за вред, возникший вследствие ДТП, произошедшего 14.09.2011 г., перешло к истцу по арбитражному спору — ООО «ТД Русмаркет» — по договору уступки права требования, заключенному О. и ООО «ТД Русмаркет» 01.02.2013 г.. Данное решение Арбитражного суда г. Москвы исполнено Российским Союзом Автостраховщиков, что подтверждается платежным поручением от 12.11.2014 г.

Таким образом, ответчиком Российским Союзом Автостраховщиков представлены доказательства, подтверждающие исполнение им обязательства перед другим кредитором, к которому перешло право требования по страховому случаю, имевшему место 14.09.2011 г., в связи с повреждением принадлежащего истцу автомобиля Mitsubishi Lanser.

С учетом изложенного, у истца не имелось права требования к Российскому Союзу Автостраховщиков, ввиду исполнения последним своего обязательства по данному страховому случаю.

 

Само по себе выявление ряда недостатков при визуальном обследовании жилого помещения не может являться достаточным основанием для вывода о его непригодности для проживания 

22 декабря 2006 года межведомственной комиссией по рассмотрению вопросов о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу, созданной на основании постановления Главы администрации Яковлевского района от 27 сентября 2006 года, произведено обследование многоквартирного дома по адресу: Яковлевский район, п. Яковлево, ул. Южная, д. 1 (далее – многоквартирный дом). По результатам обследования дома межведомственной комиссией сделано заключение о том, что устранение дефектов конструктивных элементов многоквартирного дома технически невозможно и экономически нецелесообразно.

В этот же день межведомственной комиссией составлено заключение, которым упомянутый многоквартирный дом признан не соответствующим требованиям, предъявляемым к жилому помещению, непригодным для постоянного проживания, аварийным и подлежащим сносу с предварительным отселением жителей.

28 декабря 2006 года Постановлением Главы местного самоуправления Яковлевского района утверждено вышеприведенное заключение межведомственной комиссии, а многоквартирный дом признан аварийным и подлежащим сносу с предварительным расселением жителей дома.

Дело инициировано собственниками трех жилых помещений многоквартирного дома), которые просили:

— признать незаконными действия администрации Яковлевского района о признании многоквартирного дома непригодным для проживания,

— признать незаконным и отменить акт межведомственной комиссии от 22 декабря 2006 года,

— признать незаконными и отменить в части Постановление Главы местного самоуправления Яковлевского района Белгородской области №690 от 28 декабря 2006 года и заключение о признании многоквартирного дома непригодным для проживания от 22 декабря 2006 года.

Решением суда в удовлетворении заявления отказано.

Решение отменено в апелляционном порядке.

Обращаясь в суд, заявители сослались на незаконность действий администрации Яковлевского района по признанию многоквартирного дома, в котором они проживают, аварийным и подлежащим сносу.

С учетом существа заявленных требований и положений ст. 249 ГПК РФ именно упомянутая администрация обязана доказать законность оспариваемых заявителями действий. Указанные особенности формы судопроизводства при принятии заявления к производству суда не учитывались, а положения вышеупомянутой статьи Гражданского процессуального кодекса РФ лицам, участвующим в деле, в определении о принятии заявления к производству суда не разъяснялись.

Как следует из оспариваемого акта обследования многоквартирного дома, межведомственная комиссия сделала вывод о несоответствии многоквартирного дома необходимым требованиям на основе обследования технического состояния конструктивных элементов дома. В акте отражены выявленные недостатки каждого из конструктивных элементов многоквартирного дома с указанием процента его износа, при этом в каждом случае сделаны выводы о нецелесообразности ремонта.

Судебная коллегия отмечает, что в силу ст. 15 ЖК РФ, жилое помещение может быть признано непригодным для проживания по основаниям и в порядке, которые установлены Правительством Российской Федерации.

Во исполнение указанных положений Жилищного кодекса РФ Постановлением Правительства РФ от 28 января 2006 года № 47 утверждено Положение о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции (далее – Положение).

Из содержания п. 42 указанного Положения следует, что при принятии решения о признании жилого помещения непригодным для проживания комиссия обязана провести оценку соответствия помещения требованиям, установленным разделом II Положения.

Согласно пункту 43 этого же Положения при оценке соответствия находящегося в эксплуатации помещения установленным в Положении требованиям проверяется его фактическое состояние. При этом проводится оценка степени и категории технического состояния строительных конструкций и жилого дома в целом, степени его огнестойкости, условий обеспечения эвакуации проживающих граждан в случае пожара, санитарно-эпидемиологических требований и гигиенических нормативов, содержания потенциально опасных для человека химических и биологических веществ, качества атмосферного воздуха, уровня радиационного фона и физических факторов источников шума, вибрации, наличия электромагнитных полей, параметров микроклимата помещения, а также месторасположения жилого помещения.

Кроме того, в силу п. 44 Положения, процедура проведения оценки соответствия помещения установленным в Положении требованиям включает ряд обязательных этапов среди которых:

— определение перечня дополнительных документов (заключения (акты) соответствующих органов государственного надзора (контроля), заключение проектно-изыскательской организации по результатам обследования элементов ограждающих и несущих конструкций жилого помещения), необходимых для принятия решения о признании жилого помещения соответствующим (не соответствующим) установленным в настоящем Положении требованиям;

— определение состава привлекаемых экспертов проектно-изыскательских организаций исходя из причин, по которым жилое помещение может быть признано нежилым, либо для оценки возможности признания пригодным для проживания реконструированного ранее нежилого помещения.

Указанное подразумевает, что выводы комиссии о непригодности многоквартирного дома для проживания должны быть основаны на детальном натурном обследовании спорного помещения с использованием специализированного оборудования и проведением необходимых замеров, фиксации полученных результатов, их оценке лицами, обладающими специальными познаниями в области строительства и реконструкции помещения, сопоставлении полученных результатов с требованиями СНиП и иных норм и правил, регламентирующих состояние жилых помещений, а также совершению иных действий, позволяющих сделать обоснованный вывод о соответствии или несоответствии обследуемого жилого помещения требованиям, установленным в вышеупомянутом Положении.

С учетом изложенного, само по себе выявление ряда недостатков при визуальном обследовании жилого помещения не может являться достаточным основанием для вывода о его непригодности для проживания.

Такая правовая позиция отражена и в Обзоре судебной практики по делам, связанным с обеспечением жилищных прав граждан в случае признания жилого дома аварийни подлежащим сносу или реконструкции, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 29 апреля 2014 года.

Судебная коллегия отмечает, что Положение содержит типовые формы заключения о признании жилого помещения пригодным (непригодным) для постоянного проживания и акта обследования помещения. Образец акта предусматривает необходимость приложения к нему результатов инструментального контроля; результатов лабораторных испытаний; результатов исследований; заключения экспертов проектно-изыскательских и специализированных организаций, а также других материалов по решению межведомственной комиссии. Помимо этого типовая форма упомянутого акта предусматривает и обязательную оценку результатов проведенного инструментального контроля и других видов контроля и исследований.

Пункты 48 и 49 Положения предусматривает необходимость по окончании работы межведомственной комиссией составления заключения и акта в соответствии с типовыми формами (Приложение №1 и 2 к Положению).

Оспариваемые акт обследования и заключение не содержат вышеупомянутых данных, равно как и иных сведений о документах, содержащих информацию о ходе обследования многоквартирного дома, применяемых инструментах, произведенных измерениях и исследованиях, полученных заключениях экспертов и специалистов.

Процессуальные вопросы

В случае, если соглашение сторон об установлении договорной подсудности не оспорено и не признано недействительным, то исковое заявление подлежит принятию в соответствии с этим соглашением и соглашению не может даваться правовая оценка на стадии принятия иска к производству суда

ОАО «Россельхозбанк» инициировало судебное разбирательство предъявлением иска, в котором, ссылаясь на неисполнение заемщиком ООО «АПК «Белгород-Агро» взятых на себя обязательств, просило взыскать с поручителей солидарно задолженность по кредитному договору, а также расходы по оплате госпошлины.

Определением судьи исковое заявление возвращено истцу в связи с нарушением правил подсудности.

Определение отменено в апелляционном порядке.

Согласно ст.28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации.

Возможность изменения территориальной подсудности для дела до принятия его судом к своему производству сторонами по соглашению между собой предусмотрена ст. 32 ГПК РФ.

Подсудность, установленная ст. 26, 27 и 30 настоящего Кодекса, не может быть изменена соглашением сторон.

Возвращая исковое заявление, суд первой инстанции сослался на то, что условие о договорной подсудности, указанное в договорах поручительства от 02.06.2011, заключенных между ОАО «Россельхозбанк» и М., а также В. явно обременительно для заемщика и противоречит ст.32 ГПК РФ, а также п.2 ст.428 ГК РФ и в их правом единстве.

С данными выводами судебная коллегия не согласилась.

Судом при разрешении вопроса о возможности принятия искового заявления ОАО «Россельхозбанк» к производству обстоятельства, указанные в ст. 26, 27 и 30 ГПК РФ и препятствующие изменению территориальной подсудности спора сторонами, не установлены.

Как предусмотрено п.4.5 договоров поручительства физического лица, при недостижении сторонами согласия по договору любой спор в отношении существования, действительности, исполнения или прекращения договора подлежит передаче в суд по месту нахождения Белгородского регионального филиала ОАО «Россельхозбанк».

Данный пункт договоров с достаточной определенностью указывает на изменение территориальной подсудности рассмотрения исковых заявлений по спорам между сторонами договора.

Условие о подсудности споров, содержащееся в данном пункте договоров поручительства недействительным не признано, в исковом заявлении не оспаривается, каких-либо требований относительного него не заявлено, следовательно, является обязательным как для сторон договора, так и для суда.

В случае, если соглашение сторон об установлении договорной территориальной подсудности не оспорено и не признано недействительным, то исковое заявление подлежит принятию в соответствии с этим соглашением и соглашению не может даваться правовая оценка на стадии принятия иска к производству суда (аб.8-15 п.2 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ от 22 мая 2013 года).

Таким образом, ОАО «Россельхозбанк» фактически было лишено права на равный и свободный доступ к правосудию и защиту нарушенных прав, а также права на определение подсудности спора.

При указанных обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу, что определение судьи Октябрьского районного суда г. Белгорода года о возврате искового заявления ОАО «Россельхозбанк» нельзя признать законным и обоснованным, поскольку исковое заявление подано в соответствии с определенной сторонами договора подсудностью, которая определена соглашением сторон при заключении договоров поручительства о рассмотрении в суде по месту нахождения Белгородского регионального филиала ОАО «Россельхозбанк», которое относится к юрисдикции Октябрьского районного суда г. Белгорода.

Судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований ст. ст. 131 и 132 настоящего Кодекса,  если при подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду. В случае, если при этом нарушаются правила подсудности дела, судья возвращает заявление.

К. обратилась в суд с заявлением об оспаривании действий (бездействия) и решений органа государственной власти, в котором просила признать незаконными и необоснованными действия (бездействия) и решения ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации, выразившиеся в несвоевременном рассмотрении поданного в 2012 году заявления о признании ее участником программы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категории граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2011-2015 годы по Министерству обороны Российской Федерации, в не представлении ей в установленный законом срок ответа на ее заявление и непризнания ее участником вышеназванной программы; обязать ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации устранить в полном объеме допущенное нарушение ее прав и свобод, признав ее участником программы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категории граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2011-2015 годы по Министерству обороны Российской Федерации и обязать предоставить ей государственный жилищный сертификат на состав семьи 2 человека.

Определением судьи заявление об оспаривании действий (бездействия) и решений органа государственной власти возвращено К. с приложенными к нему документами,  разъяснено, что она вправе обратиться для защиты нарушенных прав в суд по месту нахождения ответчика (ст. 28 ГПК РФ) в порядке искового производства в г.Санкт-Петербург по мессу нахождения  ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации.

Определение отменено в апелляционном порядке.

Возвращая заявление К., предъявленное в суд в порядке главы 25 ГПК РФ, судья указал в определении, что заявленные требования не могут быть рассмотрены в указанном порядке, поскольку имеется спор о праве на обеспечение жилым помещением; в связи с чем, спор должен рассматриваться в исковом производстве, путем предъявления искового заявления к ответчику с соблюдением правил подсудности с учетом местонахождения ответчика. Вывод суда является ошибочным, противоречит нормам процессуального права.

Действительно, по правилам ч. 3 ст. 247 Гражданского процессуального кодекса РФ в случае, если при подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду, судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований ст. ст. 131 и 132 настоящего Кодекса. В случае, если при этом нарушаются правила подсудности дела, судья возвращает заявление.

Из буквального содержания заявления не следует, что К. заявила требования материально-правового характера; по ее мнению, судебной проверки в порядке, предусмотренном главой 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации требуют лишь действия заинтересованного лица, выразившиеся в подготовке ответов на ее обращения, а также законность решения ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации об отказе в признании заявителя участником подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категории граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2011-2015 годы по Министерству обороны Российской Федерации, для последующего получения указанного жилищного сертификата.

Заинтересованное лицо — ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации – согласно положениям статьи 254 ГПК РФ, относится к лицам, действия и решения которого оспариваются в порядке глав 23, 25 ГПК РФ.

Данное заявление подлежит разрешению в порядке главы 25 ГПК РФ, поскольку требований материально-правового характера К. не заявляет, ссылаясь лишь на незаконность действий ФКГУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» и решения об отказе в признании ее участником подпрограммы.

Право же получить государственный жилищный сертификат, не является самостоятельным материальным правом, на которое могут распространяться статьи 131 и 132 ГПК РФ, регламентирующие правила подачи искового заявления, а является производным от того, будет или нет заявитель признана участником соответствующей подпрограммы.

Таким образом, выводы суда о наличии в заявлении требований, подразумевающих наличие спора о праве, на представленных в дело материалах не основаны.

По делам данной категории должностное лицо в силу положений ст. 249 Гражданского процессуального кодекса РФ обязано доказать в суде законность действий (бездействия), послуживших основанием для обращения заявителя в суд.

Заявление подлежало рассмотрению в том порядке, в котором заявлено требование, основания для вывода о наличии спора о праве у суда отсутствовали.

Судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям

П. обратился в суд с иском к ООО «Экспертцентр», Р. о взыскании материального ущерба в размере 32697,49 руб., причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия 01.07.2009, компенсации морального вреда 100000 руб., ссылаясь на неверно определенный размер материального ущерба в отчете ООО «Экспертцентр».

Определением судьи в принятии искового заявления отказано со ссылкой на наличие вступивших в законную силу решений мирового судьи судебного участка № 1 Белгородского района Белгородской области 26.02.2010 по иску П. к ЗАО «Гута-Страхование» и Р. о взыскании недополученного страхового возмещения и компенсации морального вреда, Свердловского районного суда г. Белгорода от 28.04.2010 по иску П. к ООО «Экспертцентр», ЗАО «МАКС» об установлении страхового случая, взыскании страхового возмещения и компенсации морального вреда, Свердловского районного суда г. Белгорода от 12.02.2014 по иску П. к ООО «Экспертцентр» об установлении страхового случая, взыскании материального ущерба, постановленных по спору между теми же сторонами, том же предмете и по тем же основаниям.

Суд посчитал, что доводы П. о неправильном определении стоимости восстановительного ремонта, фальсификации отчета ООО «Экспертцентр» от 06.07.2009, фактически направлены на переоценку и пересмотр ранее установленных судом фактов, что противоречит ст.ст. 13, 61, 209 ГПК Российской Федерации.

Определение отменено в части по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 134 Гражданского процессуального кодекса РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Из представленных материалов следует, что действительно ранее состоявшимися судебными постановлениями разрешены требования П.. к ООО «Экспертцентр» о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда, а также требование к Р. о взыскании компенсации морального вреда.

Требования к Р. о взыскании материального ущерба не были предметом рассмотрения споров.

При таком положении оспариваемое определение судьи нельзя признать законным и обоснованным в части, в связи с чем, оно подлежит отмене в силу ст. 330 ГПК РФ (неправильное применение норм процессуального права, которое привело к неправильному разрешению вопроса).

 

Установление в судебном порядке факта отсутствия гражданства Российской Федерации законом не предусмотрено

П. обратился в Алексеевский районный суд Белгородской области с заявлением об установлении факта того, что он не является гражданином Российской Федерации.

Определением судьи Алексеевского районного суда Белгородской области заявление возвращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ — в связи с неподсудностью его Алексеевскому районному суду Белгородской области.

Определение отменено в апелляционном порядке

Как видно из заявления П., он просил установить факт отсутствия у него гражданства Российской Федерации. При этом, он сослался на то, что родился в Азербайджанской ССР, откуда выехал в 1988 году, паспорт гражданина СССР не получал, зарегистрирован по месту жительства в Бельгии.

Согласно ст. 265 ГПК РФ суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, только при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, или при невозможности восстановления утраченных документов.

В силу ст. 10 Федерального закона от 31.05.2002 N 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации», документом, удостоверяющим гражданство Российской Федерации, является паспорт гражданина Российской Федерации или иной основной документ, содержащие указание на гражданство лица. Виды основных документов, удостоверяющих личность гражданина Российской Федерации, определяются федеральным законом.

Основания, условия и порядок приобретения и прекращения гражданства Российской Федерации регламентированы в Федеральном законе от 31.05.2002 N 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации».

 Установление в судебном порядке факта отсутствия гражданства Российской Федерации законом не предусмотрено.

При принятии заявления судья обязан проверить, подлежит ли рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства данное заявление. В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии заявления, если оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке. Судья допустил нарушение п. 1 ч. 1 ст. 134 и п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, поскольку названное заявление П.. не подлежит рассмотрению в суде, в связи с чем, необходимо было отказать в его принятии, а не возвращать в связи с неподсудностью.

 

Изменение способа исполнения решения суда может заключаться в замене одного вида исполнения другим или в определенной трансформации первоначального способа исполнения решения суда и допускается только при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение либо свидетельствующих о невозможности исполнить решение суда тем способом, который указан в решении суда

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода от 27.02.2013 г., оставленным без изменения апелляционным определением от 25.06.2013 г., за С. признано право на обеспечение жилым помещением вне очереди по договору социального найма, в соответствии с нормами предоставления, закрепленными в ч. 3 ст. 2 Закона Белгородской области № 93 от 25.01.2007 г. «Об обеспечении жилыми помещениями детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа в Белгородской области», с учетом состава семьи на момент предоставления жилого помещения. Обязанность по обеспечению С. жилым помещением в вышеуказанном порядке возложена на администрацию Губкинского городского округа.

20.08.2013 г. постановлением Губкинского районного отдела судебных приставов возбуждено исполнительное производство.

24.10.2013 г. определениями суда отклонены заявления администрации Губкинского городского округа о разъяснении решения суда и приостановлении исполнительного производства.

17.02.2014 г. определением суда оставлено без удовлетворения заявление Седых А.С. об изменении способа исполнения решения суда и взыскании в его пользу 2 043 900 руб.

В этот же день судом удовлетворено заявление администрации Губкинского городского округа и предоставлена отсрочка исполнения решения суда до 01.06.2014 г.

06.06.2014 г. С. обратился в суд с заявлением и просил изменить способ исполнения решения суда, взыскав с администрации Губкинского городского округа 2 043 900 руб.

Определением суда заявление С. признано обоснованным. Изменен способ исполнения решения суда, а с администрации Губкинского городского округа в пользу С. взысканы 1 154 025 руб.

Определение отменено в апелляционном порядке.

В соответствии с ч. 1 ст. 327.1, ч. 1 ст. 333 ГПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность определения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в частной жалобе и возражениях относительно нее.

Статьей 210 ГПК РФ предусмотрено, что решение суда приводится в исполнение после вступления его в законную силу.

В силу ст. 434 ГПК РФ при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного постановления или постановлений иных органов, взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель вправе поставить перед судом, рассмотревшим дело, или перед судом по месту исполнения судебного постановления вопрос об отсрочке или о рассрочке исполнения, об изменении способа и порядка исполнения, а также об индексации присужденных денежных сумм. Такие заявление сторон и представление судебного пристава-исполнителя рассматриваются в порядке, предусмотренном ст. ст. 203 и 208 настоящего Кодекса.

Согласно ст. 203 ГПК РФ суд, рассмотревший дело, по заявлениям лиц, участвующих в деле, судебного пристава-исполнителя либо исходя из имущественного положения сторон или других обстоятельств вправе отсрочить или рассрочить исполнение решения суда, изменить способ и порядок его исполнения.

По смыслу ст. ст. 203, 434 ГПК РФ изменение способа исполнения решения суда может заключаться в замене одного вида исполнения другим или в определенной трансформации первоначального способа исполнения решения суда и допускается только при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение либо свидетельствующих о невозможности исполнить решение суда тем способом, который указан в решении суда.

Аналогичная норма содержится в п. 1 ст. 37 Федерального закона от 02.10.2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Таким образом, данная форма защиты прав взыскателя должна применяться с учетом доказанности им обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта в том виде, в каком оно вынесено судом.

Заявление С. не подлежит удовлетворению, так как законом установлен порядок предоставления жилых помещений лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, кроме того, на момент апелляционного рассмотрения дела решение суда фактически исполнено.

Механизм обеспечения жилыми помещениями детей-сирот, а также детей, оставшихся без попечения родителей, установлен Федеральным законом от 21.12.1996 г. № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», Федеральным законом от 29.02.2012 г. № 15-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» и Законом Белгородской области от 25.01.2007 г. № 93 «Об обеспечении жилыми помещениями детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа в Белгородской области».

Приведенные законодательные акты устанавливают дополнительные, повышенные меры, направленные на реальное обеспечение жильем лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и его сохранение за указанными лицами.

Законом Белгородской области от 25.01.2007 г. № 93 предусмотрено, что обеспечение жилыми помещениями указанных лиц производится посредством предоставления им жилых помещений, то есть в натуральном виде.

Вопреки положениям ст. 56 ГПК РФ, в материалы дела не представлено доказательств невозможности исполнения решения суда в том виде, в каком оно было принято судом.

В своей частной жалобе администрация Губкинского городского округа ссылается на принятие мер к исполнению решения суда от 27.02.2013 г., а именно: на неоднократность размещения заказов на приобретение жилого помещения для предоставления С.

Данные обстоятельства нашли свое подтверждение при апелляционном рассмотрении дела.

В материалах дела также имеется постановление администрации Губкинского городского округа от 13.10.2014 г. № 2278-па «Об утверждении решения комиссии по жилищным вопросам при администрации Губкинского городского округа» , которым С., лицу из числа детей-сирот, предоставлена двухкомнатная квартира № **** в доме №**** по ул. **** в с. ****  Губкинского района, общей площадью 36,2 кв.м., жилой площадью 23,2 кв.м., на состав семьи из 3 человек по договору социального найма.

Таким образом, на данный момент решение суда от 27.02.2013 г. реально исполнено предусмотренным в нем способом, выводы суда первой инстанции не соответствуют обстоятельствам дела (п. 3 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ), в связи с чем не имеется оснований для удовлетворения заявления об изменении порядка и способа исполнения данного решения суда.

 

Лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок может быть восстановлен только  при наличии  причин, признанным судом уважительными

07 ноября 2014 года решением Октябрьского районного суда в иске К. к Л., администрации г. Белгорода, ГСК «Петрович -72», федеральному агентству Управления госимуществом по Белгородской области об установлении факта принятия о признании недействительными справки, свидетельства о государственной регистрации права, договора, установлении факта принятия наследства и признания права собственности на гараж отказано.

Решение суда изготовлено в окончательной форме 14 ноября 2014 года.

21 января 2015 года К. обратился в суд с апелляционной жалобой и ходатайством о восстановлении срока на подачу апелляционной жалобы.

Определением суда срок восстановлен.

Определение отменено в апелляционном порядке.

Согласно ч.2 ст.321 ГПК РФ апелляционные жалоба, представление могут быть поданы в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме, если иные сроки не установлены настоящим Кодексом.

В соответствии с ч.1 ст.112 ГПК РФ лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

В соответствии с п.8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» для лиц, участвующих в деле, к уважительным причинам пропуска указанного срока, в частности, могут быть отнесены: обстоятельства, связанные с личностью лица, подающего апелляционную жалобу (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.); получение лицом, не присутствовавшим в судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела, копии решения суда по истечении срока обжалования или когда времени, оставшегося до истечения этого срока, явно недостаточно для ознакомления с материалами дела и составления мотивированных апелляционных жалобы, представления; неразъяснение судом первой инстанции в нарушение требований ст.193 и ч.5 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации порядка и срока обжалования решения суда; несоблюдение судом установленного ст. 199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации срока, на который может быть отложено составление мотивированного решения суда, или установленного ст. 214 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации срока высылки копии решения суда лицам, участвующим в деле, но не присутствовавшим в судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела, если такие нарушения привели к невозможности подготовки и подачи мотивированных апелляционных жалобы, представления в установленный для этого срок.

В соответствии со ст. 214 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лицам, участвующим в деле, но не присутствующим в судебном заседании, копии решения суда высылаются не позднее чем через пять дней со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судом  установлено, что о времени и месте судебных заседаний К. был извещен. Его интересы с правом обжалования судебного постановления представляла по доверенности Е., которая участвовала в судебном заседании 07 ноября 2014 года. Судом, при вынесения резолютивной части решения,  участникам процесса разъяснялись содержание, срок и порядок обжалования судебного постановления. Полный текст решения был изготовлен 14 ноября 2014 года, 19 ноября 2014 года копия решения была направлена К. и возвращена в суд как не востребованная адресатом.

К. обратился с апелляционной жалобой 12 января 2015 года, то есть по истечении предусмотренного законом срока. Судом жалоба возвращена в связи с отсутствием ходатайства о восстановлении срока на ее подачу.

Между тем, обращение истца с апелляционной жалобой на решение суда от 07 ноября 2014 года последовало лишь 21 января 2015 года вместе с ходатайством о восстановлении срока на ее подачу, тогда как представитель истца получил решение суда 10 декабря 2014 года.

Таким образом, апелляционная жалоба была подана по истечении месяца со дня, когда ему достоверно стало известно о вынесенном судом решении.

Согласно ч. 1 ст. 35 ГПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями ч. 3 ст. 123 Конституции РФ и ст. 12 ГПК РФ, закрепляющими принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается, как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Вопреки  требованиям ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, К. не представил суду доказательств, подтверждающих уважительность причин пропуска им срока на апелляционное обжалование решения суда, в связи с чем судебная коллегия не может согласиться с выводами суда, что направление в адрес К. копии решения суда и возвращение ее в суд как не востребованную адресатом, является уважительной причиной пропуска процессуального срока на обжалование.

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ПРАКТИКА ПЕРЕСМОТРА СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

По Уголовным Делам

За период с 01 по 31 марта 2015 года судебной коллегией по уголовным делам областного суда в апелляционном порядке пересмотрено 137 решений судов первой инстанции, в том числе:

  1. Судебные решения, вынесенные по существу дела – 43, из них: оставлено без изменения — 31, изменено – 9, отменено – 3 судебных решений. Стабильность составила 72 %.
  2. Судебные решения, вынесенные в порядке судебного контроля – 54, из них: оставлено без изменения – 48, изменено – 0, отменено – 6 судебных решений. Стабильность составила 89 %.
  3. Судебные решения, связанные с исполнением приговора — 36, из них: оставлено без изменения – 26, изменено – 3, отменено – 7 судебных решений. Стабильность составила 72 %.
  4. Судебные решения, вынесенные на стадии судебного производства – 4, из них оставлено без изменения – 4, изменено – 0, отменено – 0 судебных решения. Стабильность составила 100 %.

По Гражданским Делам

За период с 01 по 31 марта 2015 года судебной коллегией по гражданским делам Белгородского областного суда в апелляционном порядке проверено 373 решения судов первой инстанции, из них:

оставлено без изменения – 272,

отменено полностью – 42,

отменено в части – 33,

изменено – 26.

Стабильность составила 73%.

Проверено 101 определение судов первой инстанции, из них:

оставлено без изменения – 76,

отменено – 25.

Стабильность составила 75,3%.

В Верховном Суде Российской Федерации

По Уголовным Делам

Действия осужденного, нанесшего потерпевшей удары ножом в жизненно важные органы, правильно квалифицированы судом как убийство.

 

(определение № 89-АПУ14-4)

Установлено, что П., будучи в состоянии ал­когольного опьянения, с целью одолжить деньги пришел в квартиру своего знакомого. Дверь от­крыла жена Б., с которой П. ранее знаком не был. Неожиданно П. имевшимся у него ножом нанес Б. удар в живот и левую часть груди. На крики Б. в коридор вышла Л., и П., увидев на ней золотые украшения, угрожая ножом, потребовал передать их ему. Испугавшись угроз, потерпевшая Л. отда­ла осужденному четыре золотых кольца. Вос­пользовавшись тем, что П. отвлекся, Л. убежала из квартиры.

От полученных ножевых ранений Б. сконча­лась в больнице.

Действия П. квалифицированы судом по ч. 2 ст. 162 и п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В апелляционных жалобах осужденный П. и его адвокат оспаривали выводы суда о наличии у П. умысла на лишение жизни потерпевшей Б.. Просили переквалифицировать действия П. в этой части на ч. 4 ст. 111 УК РФ, мотивируя тем, что он нанес только два удара ножом, имея воз­можность продолжить свои действия и довести умысел на лишение жизни Б. до конца, однако покинул место происшествия.

Судебная коллегия по уголовным делам Вер­ховного Суда РФ оставила приговор без измене­ния, а жалобы — без удовлетворения, указав сле­дующее.

Суд пришел к обоснованному выводу, что на­несение П. ударов в жизненно важные органы и выбор для этого в качестве орудия преступления предмета с колюще-режущими свойствами, ко­торым возможно нарушить анатомическую цело­стность тканей человека, свидетельствуют о на­личии умысла на лишение жизни.

Нанесенные удары являлись достаточными для лишения Б. жизни, что с учетом характера причиненных П. ранений являлось очевидным для осужденного. Поэтому у него не было необ­ходимости в продолжении нанесения ударов для осуществления умысла на убийство, который был им уже реализован совершенными действи­ями.

Доводы о том, что вина П. в отношении на­ступления смерти Б. характеризуется неосторож­ностью, являются несостоятельными.

По смыслу закона (ч. 2 ст. 26 УК РФ) при не­осторожности расчет виновного лица, ожидающего, что последствия не наступят, должен опи­раться на реальные обстоятельства, которые дают основание предполагать такой исход.

В данном случае указанных обстоятельств не усматривается. При нанесении ударов ножом в жизненно важные органы у осужденного П. не было оснований рассчитывать на то, что смерть Б. от его действий не наступит. Осужденный осознавал общественную опасность своих дейст­вий и предвидел возможность наступления обще­ственно опасных последствий в результате своих действий, т.е. смерть Б. причинил умышленно.

Согласно ч. 4 ст. 413 УПК РФ новыми обстоя­тельствами являются такие фактические обстоятельст­ва, которые не были ранее предметом исследования по делу в силу объективных причин, а не в результате упу­щения со стороны органов предварительного рассле­дования.

(определение № 82-Д14-4)

По приговору суда от 9 августа 2012 года З. и Ф. осуждены по ч. 2 ст. 159 УК РФ.

Они признаны виновными в совершении груп­пой лиц по предварительному сговору в период с декабря 2008 года по апрель 2011 года  хищения денеж­ных средств федерального бюджета и бюджета об­ласти путем обмана на общую сумму 2 232 448 рублей.

Президиум областного суда 27 января 2014 года удовлетворил заключение прокурора и возобно­вил производство по уголовному делу ввиду но­вых обстоятельств. Президиум отменил приговор в отношении З. и Ф., уголовное дело возвратил прокурору для устранения препятствий к его рас­смотрению судом и организации предваритель­ного расследования в связи с необходимостью расследования новых обстоятельств, свидетель­ствующих о возможном наличии оснований для предъявления З. и Ф. обвинения в более тяжком преступлении.

Отменяя приговор и возвращая уголовное дело прокурору, президиум сослался на то, что органы предварительного следствия и суд не располагали данными о причастности З. и Ф. к фактам хищения путем обмана денежных средств на сумму 292 223 рублей, выявленными в ходе проведения до­полнительных проверок в мае 2012 года. Поскольку эти сведения не были известны суду во время вы­несения приговора от 9 августа 2012 года, то они, в со­ответствии со ст. 413 УПК РФ, являются новыми, т.е. возникшими после постановления приговора.

В жалобах адвокаты осужденных просили по­становление президиума отменить, а заключение прокурора отклонить, поскольку новое обвине­ние фактически является расширением предыду­щего обвинения, по которому уже вынесен обви­нительный приговор.

Судебная коллегия по уголовным делам Вер­ховного Суда РФ отменила постановление пре­зидиума и отклонила заключение прокурора о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств, указав следующее.

Согласно п. 2 ч. 2 ст. 413 УПК РФ (в ред. Феде­рального закона от 26 апреля 2013 года № 64-ФЗ) но­выми являются указанные в ч. 4 ст. 413 УПК РФ обстоятельства, не известные суду на момент выне­сения судебного решения, устраняющие преступ­ность и наказуемость деяния или подтверждающие наступление в период рассмотрения уголовного дела судом или после вынесения судебного реше­ния новых общественно опасных последствий ин­криминируемого обвиняемому деяния, являющих­ся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления.

По смыслу закона новыми обстоятельствами являются такие фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, которые в силу объективных причин не могли входить в предмет исследования по делу.

По данному делу в заключении прокурора указано, что в ходе проведенной проверки по возбужденному производству ввиду новых об­стоятельств допрошенные представитель потер­певшего и ряд свидетелей показали, что результа­ты проведенной в мае 2011 года комплексной про­верки отдела социальной защиты населения, в ходе которой выявлены факты мошенничества З. и Ф., были сразу же направлены в правоохрани­тельные органы для решения вопроса об уголов­ном преследовании данных лиц. Вместе с тем ох­ватить весь период преступной деятельности и установить иные факты хищения бюджетных средств З. и Ф. в ходе проведенной проверки не представилось возможным, поскольку необходи­мо было проверить значительный объем доку­ментов, на основании которых проводились вы­платы пособий.

Только после проведения окончательной и полной проверки информация, содержащая новые факты преступной деятельности З. и Ф., в мае 2012 года была направлена в правоохранительные ор­ганы, после чего было возбуждено уголовное дело.

Таким образом, новые факты преступной дея­тельности З. и Ф., полученные в ходе расследова­ния, не были ранее предметом исследования по делу не в силу каких-либо объективных причин, а в результате упущения со стороны органов пред­варительного следствия, которые, как следует из заключения прокурора, «не могли охватить весь период преступной деятельности и установить иные факты хищений З. и Ф. из-за необходимости проверки значительного объема документов».

Тем самым результатом отмены президиумом областного суда приговора фактически является восполнение неполноты предварительного след­ствия, что недопустимо.

 

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — юридическая помощь в Москве, Самаре
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости