top-menu
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
menu-mobile

Обзор судебной практики Пятого кассационного суда общей юрисдикции за 2 полугодие 2021 года

Главная Профессиональные новости Обзор судебной практики Пятого кассационного суда общей юрисдикции за 2 полугодие 2021 года

ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ

Квалификация деяния содержит существенные противоречия

По приговору Кизилюртовского районного суда Республики Дагестан от 5 октября 2020 года М.М., М.Р. осуждены к лишению свободы по ч.1 ст.228 и ч.2 ст.228 УК РФ.

В апелляционном порядке приговор не пересматривался.

М.М. и М.Р. осуждены за незаконные приобретение и хранение без цели сбыта растений, содержащих наркотические средства в значительном размере (ч.1 ст.228 УК РФ), и за незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере (ч.2 ст.228 УК РФ).

Суд кассационной инстанции установил, что приговор не в полной мере соответствует требованиям ст.297 УПК РФ по следующим основаниям.

Так, квалификация судом действий осужденных не соответствует описанию в приговоре преступлений, в совершении которых М.М. и М.Р. признаны виновными, а также квалификации предъявленного им обвинения.

Как следует из постановлений о привлечении в качестве обвиняемых, а также обвинительного заключения, осужденным предъявлено обвинение по ч.1 ст.228 УК РФ в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства в крупном размере; по ч.2 ст.228 УК РФ в незаконном изготовлении и хранении без цели сбыта наркотического средства в крупном размере.

Суд при описании совершенных преступлений, указав в приговоре на незаконное приобретение М.М. и М.Р. наркотического средства растительного происхождения в значительном размере, квалифицировал их действия по ч.1 ст.228 УК РФ как незаконные приобретение и хранение без цели сбыта растений, содержащих наркотические средства в значительном размере, то есть по другому признаку данного преступления, но без обоснования изменения обвинения и квалификации действий осужденных.

Кроме того, указав в приговоре на незаконное изготовление и хранение М.М. и М.Р. наркотического средства в крупном размере, суд квалифицировал их действия по ч.2 ст.228 УК РФ как незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, то есть по признаку «приобретение» вместо «изготовление», также без обоснования изменения обвинения и квалификации действий осужденных.

Между тем, Пленум Верховного Суда РФ в п.20 постановления от 29 ноября 2016 года № 55 «О судебном приговоре» указал судам, что всякое изменение обвинения в суде должно быть обосновано в описательно-мотивировочной части приговора.

Допущенные судом существенные нарушения уголовно-процессуального закона повлияли на исход уголовного дела, неустранимы в кассационном порядке без отмены приговора.

Приговор отменен, уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Кассационное определение № 77-1006/2021

При осуждении за хищение чужого имущества судом не определен размер похищенного

По приговору Ипатовского районного суда Ставропольского края от 3 декабря 2020 года О. осуждён по п.«б» ч.2 ст.158, ст.70 УК РФ к 2 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В апелляционном порядке приговор не обжаловался.

О. признан виновным в хищении из помещения склада, расположенного на территории ГКОУ «Специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат» № 13, бывших в употреблении музыкальных инструментов «Туба» стоимостью 3610 рублей и «Туба духовая» стоимостью 1710 рублей, на общую сумму 5320 рублей при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Уголовное дело в отношении О. рассмотрено в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, в связи с чем доказательства по уголовному делу не исследовались.

Из материалов уголовного дела следует что О. своими действиями причинил ГКОУ «Специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат» № 13 ущерб на общую сумму 5320 рублей, однако оценка стоимости похищенных духовых инструментов не производилась, сумма ущерба установлена только из расчётов, произведённых ГКОУ «Специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат» № 13, согласно которым стоимость 1 трубы весом 9,5 килограмм составляет 3610 рублей и стоимость 1 духовой трубы весом 4,4 килограмма составляет 1710 рублей.

Вместе с тем, из показаний директора ГКОУ «Специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат № 13, являющейся потерпевшей по уголовному делу, следует, что указанные музыкальные инструменты в связи с изношенностью были списаны с баланса образовательного учреждения и после очередной инвентаризации планировалась их сдача в металлоприёмный пункт. Однако, в материалах уголовного дела отсутствуют документы, подтверждающие наличие указанных музыкальных инструментов на балансе образовательного учреждения, а также их списания с баланса образовательного учреждения, данный факт подтверждается лишь показаниями потерпевшей и её письменным ответом на запрос следователя о предоставлении сведений о балансовой стоимости похищенного имущества.

Согласно п.17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации о 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре» в силу принципа презумпции невиновности обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все неустранимые сомнения в доказанности обвинения, в том числе отдельных его составляющих (формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и т.д.), толкуются в пользу подсудимого. Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора.

В случаях рассмотрения уголовного дела в особом порядке, не предусматривающем исследования в судебном заседании доказательств, относящихся к обвинению, судья постановляет приговор только при условии, если придёт к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по делу (часть 7 статьи 316 УПК РФ). При наличии сомнений в обоснованности обвинения судья выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Вместе с тем, при наличии сомнений в обоснованности обвинения и необходимости исследования собранных по делу доказательств, суд не принял решение о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении уголовного дела в общем порядке.

Допущенные нарушения закона являются существенными, искажающими смысл судебного решения как акта правосудия и повлияли на исход дела, явились основанием для отмены приговора с передачей уголовного дела на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Кассационное определение № 77-1282/2021

Приговор отменен, так как состав преступления отсутствует

По приговору Хасавюртовского городского суда Республики Дагестан от 25 февраля 2020 года Г. осуждён по ч.1 ст.228 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 10 000 рублей.

В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

Г. признан виновным в незаконных изготовлении, хранении без цели сбыта наркотического средства марихуаны (каннабиса) в значительном размере массой 2,19 грамма при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Суд кассационной инстанции указал следующее.

В соответствии с ч.ч. 1, 8 ст.316 УПК РФ во взаимосвязи с п.1 ст.307 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть приговора, постановленного в отношении подсудимого в особом порядке судебного разбирательства, предусмотренном гл.40 УПК РФ, должна содержать описание преступного деяния, в совершении которого обвиняется подсудимый, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Согласно ч.1 ст.3, ч.1 ст.14 УК РФ преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только Уголовным кодексом РФ, а преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещённое Уголовным кодексом РФ под угрозой наказания.

Диспозиция ч.1 ст.228 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за незаконные приобретение, хранение, изготовление без цели сбыта наркотических средств в значительном размере, значения которых установлены постановлением Правительства РФ от 1 октября 2012 № 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Как следует из приговора, суд признал Г. виновным в незаконном изготовлении и хранении без цели сбыта курительной смеси, которая согласно заключению эксперта, является наркотическим средством марихуаной (каннабисом) общей массой 2,19 грамма.

Согласно постановлению Правительства РФ № 1002 от 1 октября 2012 года, ответственность за незаконное приобретение и хранение каннабиса (марихуаны) в размере менее значительного, установленного названным Постановлением Правительства РФ в размере не свыше 6 граммов — предусмотрена ч.1 ст.6.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Принимая во внимание изложенное, учитывая, что суд осудил Г. за незаконное изготовление и хранение без цели сбыта 2,19 грамма каннабиса (марихуаны), не составляющего значительный размер, то есть за противоправное, виновное действие, не являющееся уголовно-наказуемым, приговор отменен, производство по делу прекращено за отсутствием в деянии состава преступления на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ. За Г. признано право на реабилитацию.

Кассационное определение № 77-928/2021

Приговор отменен, так как состав преступления отсутствует

По приговору мирового судьи судебного участка № 2 г. Георгиевска и Георгиевского района Ставропольского края от 2 ноября 2020 года К. осуждён по ч.1 ст.159, ч.5 ст.69 УК РФ
к наказанию в виде принудительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства.

Апелляционным постановлением Георгиевского городского суда Ставропольского края от 14 января 2021 года приговор изменён:

- включено в описательно-мотивировочную часть приговора назначение наказания К. с учётом положений ч.1 ст.62 УК РФ.

Как следует из приговора, суд признал К. виновным в том, что он 7 июля 2020 года в период с 11 часов 54 минут до 12 часов 19 минут, путём обмана похитил денежные средства Н., причинив потерпевшей ущерб на сумму 500 рублей. В этот же день в период с 14 часов до
14 часов 21 минуты К. тем же способом похитил денежные средства К.Н., причинив потерпевшей ущерб на сумму 2500 рублей. И, кроме того, 7 июля 2020 года в период времени с 16 часов до 18 часов 45 минут К. путём обмана завладел денежными средствами Н.Д., причинив потерпевшей ущерб на сумму 1500 рублей.

Из описания деяния также следует, что К. получал возможность распоряжаться похищенными денежными средствами сразу же после поступления перевода денежных средств от потерпевших, то есть хищение было окончено в отношении потерпевших в каждом конкретном случае.

При таких обстоятельствах, в действиях К. усматривается не единое продолжаемое преступление, за которое он осуждён, а совокупность аналогичных хищений, поскольку действия К. по завладению денежными средствами разных лиц, в различный период времени, на различные суммы, с различными условиями и в отношении каждой из потерпевших, не охватывались и не могли охватываться единым преступным умыслом, а были окончены в каждом конкретном случае после получения от потерпевших денежных средств.

Таким образом, оснований для квалификации хищений денежных средств у разных потерпевших как единое преступление у суда не имелось. При этом схожие обстоятельства совершения хищений не свидетельствуют об отсутствии совокупности противоправных деяний.

Поскольку в отношении каждой из потерпевших размер похищенного не превышал размера 2500 рублей, фактические обстоятельства дела свидетельствует об отсутствии достаточной степени общественной опасности содеянного К. для квалификации его действий как преступления, судебные решения отменены, производство по делу прекращено за отсутствием в деянии состава преступления на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ.

За К. признано право на реабилитацию.

Кассационное определение № 77-1429/2021

Приговор изменен, так как состав преступления отсутствует

По приговору Невинномысского городского суда Ставропольского края от 8 сентября 2020 года ранее судимый К. осужден в особом порядке по п. «г» ч.3 ст.158, ч.2 ст.325, ч.1 ст.228, ч.3 ст.69, ст.70 УК РФ на 3 года лишения свободы в исправительной колонии особого режима с лишением права заниматься деятельностью по управлению транспортными средствами на 2 года 6 месяцев.

В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

К. признан виновным в том, что 2 декабря 2019 года совершил тайное хищение чужого имущества с банковского счета с причинением М. значительного ущерба на сумму 13 800 рублей.

Он же признан виновным в похищении паспорта и других важных личных документов на имя М.П. и М.В., совершенном 2 декабря 2019 года.

К. также признан виновным в незаконных приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства в значительном размере — каннабиса (марихуаны) массой после высушивания 27,90 гр., которое было у него изъято 18 июня 2020 года.

Судом кассационной инстанции установлено следующее.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч.2 ст.325 УК РФ, характеризуется только прямым умыслом. Однако из собранных по делу доказательств не усматривается, что К. имел прямой умысел на похищение паспорта и иного важного личного документа.

Так, из показаний самого осужденного и других доказательств по делу не усматривается, что, похищая из автомобиля папку, К. знал о наличии в ней документов и желал их похитить. На следующий день он подбросил документы во двор потерпевшего.

При таких обстоятельствах вывод суда о наличии в действиях осужденного состава преступления, предусмотренного ч.2 ст.325 УК РФ, является необоснованным.

Приговор в отношении К. в части осуждения по ч.2 ст.325 УК РФ отменен, производство по делу в этой части прекращено за отсутствием состава преступления на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ. За К. признано право на реабилитацию. Наказание, назначенное по совокупности преступлений и приговоров, смягчено.

Кассационное определение № 77-1138/2021

НАРУШЕНИЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА

По уголовному делу подсудимому не предоставлено последнее слово

По приговору мирового судьи судебного участка №1 Курского района Ставропольского края от 3 декабря 2020 года Ш. осуждён по ч.1 ст.158 УК РФ к 7 месяцам лишения свободы в колонии-поселении.

Апелляционным постановлением Курского районного суда Ставропольского края от 28 декабря 2020 года приговор изменен: усилено назначенное наказание по ч.1 ст.158 УК РФ до 8 месяцев лишения свободы; исключена из описательно-мотивировочной части приговора ссылка на ч.5 ст.62 УК РФ; срок отбывания наказания исчислен со дня вступления приговора в законную силу; в остальном приговор оставлен без изменения.

Ш. признан виновным в краже, совершенной 26 сентября 2020 года в ст. Курской Курского района Ставропольского края при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Суд кассационной инстанции установил следующее.

Согласно ч.2 ст.389.14 УПК РФ в суде апелляционной инстанции по окончании прений сторон суд предоставляет последнее слово лицу, в отношении которого проверяется судебное решение, если данное лицо участвует в судебном заседании, после чего суд удаляется в совещательную комнату для принятия решения.

Как видно из протокола судебного заседания от 28 декабря 2020 года, осужденный Ш., приговор в отношении которого проверялся, участвовал в заседании суда апелляционной инстанции.

Однако, по окончании прений сторон, вопреки предписанию ч.2 ст.389.14 УПК РФ, суд, не предоставив Ш. последнее слово, удалился в совещательную комнату и в этот же день огласил апелляционное постановление.

В нарушение требований ст.259 УПК РФ, аудиопротокол заседания суда апелляционной инстанции в материалах дела отсутствует.

Согласно п.7 ч.2 ст.389.17 УПК РФ непредоставление последнего слова осужденному является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену судебного решения.

По указанным основаниям апелляционное постановление отменено, уголовное дело передано на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

Кассационное определение №77-967/2021

Описательно-мотивировочная часть приговора противоречит резолютивной части

По приговору Ессентукского городского суда Ставропольского края от 7 июля 2020 года А. осуждён к лишению свободы по совокупности преступлений, предусмотренных п.«а» ч.3 ст.158, ч.2 ст.159, по п.«б» ч.3 ст.158 УК РФ.

В апелляционном порядке приговор не обжаловался.

Суд кассационной инстанции установил следующее.

Установлено, что А. совершил тайное хищение имущества ГБУЗ СК «Ессентукская городская клиническая больница» и его действия судом правильно квалифицированы по п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ.

Однако в резолютивной части приговора указано об осуждении А. по п. «б» ч.3 ст.158 УК РФ.

В связи с чем, приговор в этой части изменен, действия переквалифицированы, наказание смягчено.

Кассационное определение № 77-1981/2021

В приговоре не приведено описание преступного деяния

По приговору Назрановского районного суда Республики Ингушетия от 9 сентября 2019 года, постановленному на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, Т. осужден к лишению свободы по ч.1 ст.222 УК РФ (2 преступления), ч.2 ст.222.1 УК РФ, ч.1 ст.222.1 УК РФ.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.30, п.п. «е», «ж», «л» ч.2 ст.105 УК РФ, за неустановлением события преступления Т. оправдан на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, с признанием за ним права на реабилитацию.

В апелляционном порядке приговор не обжаловался.

Т. признан виновным в незаконных хранении, ношении, перевозке взрывных устройств и взрывчатых веществ; в незаконных хранении, ношении, перевозке боеприпасов; в незаконных перевозке, передаче, хранении взрывчатых веществ; в незаконных перевозке, передаче, хранении боеприпасов, при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 года № 55 «О судебном приговоре», признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям (например, тяжкие последствия, существенный вред, наличие корыстной или иной личной заинтересованности), суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака.

В нарушение требований закона, суд не привел мотивы, на основании которых пришел к выводу о наличии в действиях осужденного квалифицирующего признака ч.2 ст.222.1 УК РФ — группой лиц по предварительному сговору. Поскольку при описании преступного деяния этот признак не расписан, действия Т. подлежат переквалификации на ч.1 ст.222.1 УК РФ.

Приговор по указанным основаниям изменён со смягчением наказания.

Кассационное определение №77-1118/2021

Суд не привел описание преступного деяния, указав только в чем лицо обвиняется

По приговору мирового судьи судебного участка № 10 Моздокского судебного района Республики Северная Осетия-Алания от 9 ноября 2020 года А. осуждена по ч.1 ст.112 УК РФ к наказанию в виде ограничения свободы на срок 1 год с установлением ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ.

В апелляционном порядке уголовное дело не рассматривалось.

А. признана виновной в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлёкшего последствий, указанных в ст.111 УК РФ.

Согласно ч.1 ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления, а также доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Однако данные требования закона мировым судьёй при постановлении приговора в отношении А. выполнены не были.

Как видно из материалов уголовного дела, описательно-мотивировочная часть приговора мирового судьи не содержит описание преступного деяния, признанного судом доказанным, а в ней лишь излагается предъявленное А. органом предварительного расследования обвинение.

Приговор отменен, уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение.

Кассационное определение № 77-987/2021

Приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые исследованы в судебном заседании

По приговору Карабудахкентского районного суда Республики Дагестан от 1 октября 2020 года М. осуждён по п.«а» ч.6 ст.264 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к 5 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима с лишением права управлять транспортным средством на 2 года.

В апелляционном порядке уголовное дело не рассматривалось.

М. признан виновным в том, что 22 апреля 2020 года на участке автодороги «Манас-Сергокала», проходящей по административной территории с. Карабудахкент Карабудахкентского района Республики Дагестан, управляя в состоянии алкогольного опьянения технически исправным автомобилем марки «BMW X5 3.01», нарушив Правила дорожного движения РФ, выехал на сторону проезжей части дороги, предназначенной для встречного движения, и допустил столкновение с автомобилем марки «ВАЗ 211440» под управлением И.Р., что по неосторожности повлекло за собой смерть двух лиц — пассажиров И.М. и И.Ш.

В соответствии с ч. 3 ст. 240 УПК РФ приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства, что предписано в п. 2 ст. 307 УПК РФ.

Приговор суда в отношении М. постановлен с нарушением приведенных положений уголовно-процессуального закона и без учета разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, данных в пунктах 4, 6 постановления от 29 ноября 2016 года № 55 «О судебном приговоре».

В частности, показания подсудимого М., потерпевшего И.М., свидетелей А., Б., М.А. изложены в приговоре согласно их показаниям, данным на предварительном следствии, но не оглашённым в судебном заседании, в большем объёме, чем их показания, отражённые в протоколе судебного заседания.

Показания допрошенных в суде по ходатайству стороны защиты свидетелей С., Б. и М. вообще не нашли оценки в приговоре.

По этим основаниям приговор отменен, уголовное дело передано в тот же суд на новое судебное рассмотрение в ином составе.

Кассационное определение № 77-1070/2021

Уголовное дело незаконно возвращено прокурору

По приговору Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 21 июля 2020 года К. осуждён по ч.3 ст.159 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ст.73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 6 месяцев, с возложением определенных обязанностей.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 11 декабря 2020 года приговор от 21 июля 2020 года отменен, уголовное дело возвращено прокурору г. Нальчика КБР для устранения препятствий его рассмотрения судом.

По мнению суда апелляционной инстанции, обвинительное заключение и постановление о привлечении в качестве обвиняемого составлены с такими недостатками, что по делу невозможно вынести решение по существу.

Нарушения заключаются в том, что в предъявленном К. обвинении не указано, в чем выразилось злоупотребление доверием, чем подтверждается наличие умысла, направленного на хищение чужого имущества, возникшего до получения чужого имущества, и заведомость отсутствия намерений исполнить обязательства. Также указано про неконкретизированность способа, мотива и цели совершения преступления.

Однако, как указано в п.14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2009 года № 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству», при решении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, указанным в статье 237 УПК РФ, под допущенными при составлении обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в статьях 220, 225, частях 1, 2 статьи 226.7 УПК РФ положений, которые служат препятствием для рассмотрения судом уголовного дела по существу и принятия законного, обоснованного и справедливого решения.

В частности, исключается возможность вынесения судебного решения в случаях, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого; обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление не подписаны следователем (дознавателем), обвинительное заключение не согласовано с руководителем следственного органа либо не утверждено прокурором, обвинительный акт или обвинительное постановление не утверждены начальником органа дознания или прокурором; в обвинительном заключении, обвинительном акте или обвинительном постановлении отсутствуют указание на прошлые неснятые и непогашенные судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу.

Таких нарушений при составлении обвинительного заключения не допущено.

В обвинительном заключении указаны следующие обстоятельства: должность К., список законов и подзаконных актов, которые К. должен соблюдать; его информированность о том, что осуществление предпринимательской деятельности по управлению многоквартирными домами не допускается без лицензии; что К. осуществлял деятельность по обслуживанию дома, не имея на то законных оснований, поскольку знал, что этот дом не включён в реестр лицензий субъекта Российской Федерации; с целью хищения чужого имущества с использованием своего служебного положения незаконно начислял и выставлял счета на оплату за техническое обслуживание общего имущества; за период с 1 сентября 2015 года по 1 июля 2018 года жильцами дома оплачено 293 008 рублей 29 копеек; создавая видимость исполнения своих обязанностей, К. произвёл техническое обслуживание дома на сумму 64 013 рублей; 228 995 рублей 29 копеек им потрачено на собственные нужды; квалификация деяния.

Таким образом, из материалов уголовного дела следует, что в обвинительном заключении указаны существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия, суммы причинённого ущерба и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, а также перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и доказательств, на которые ссылается сторона защиты.

Данное обвинительное заключение предоставляет суду возможность после исследования доказательств, представленных сторонами, дать оценку соответствующим доказательствам и решить вопрос о наличии или отсутствии в действиях К. состава преступления.

Апелляционное постановление отменено, уголовное дело передано на новое апелляционное рассмотрение.

Кассационное определение № 77-1168/2021

Условное осуждение отменено незаконно

По приговору Шпаковского районного суда Ставропольского края от 20 августа 2020 года, постановленному в порядке гл.40 УПК РФ, Р. осужден по п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

На основании ч.4 ст.74 УК РФ условное осуждение Р. по приговору Шпаковского районного суда Ставропольского края от 27 февраля 2019 года отменено. Окончательное наказание назначено на основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров.

Апелляционным постановлением Ставропольского краевого суда от 13 октября 2020 года приговор оставлен без изменения.

При отмене условного осуждения и назначении наказания по совокупности приговоров суд допустил существенные нарушения уголовного закона, повлиявшие на исход дела.

Так, согласно ч.4 ст.74 УК РФ, в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока преступления по неосторожности либо умышленного преступления небольшой или средней тяжести вопрос об отмене или о сохранении условного осуждения решается судом.

Пленум Верховного Суда РФ в п.66 постановления от 22 декабря 2015 года № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» разъяснил, что при решении вопроса о возможности отмены или сохранения условного осуждения в отношении лица, совершившего в период испытательного срока новое преступление по неосторожности либо умышленное преступление небольшой тяжести или средней тяжести, необходимо учитывать характер и степень общественной опасности первого и второго преступлений, а также данные о личности осужденного и о его поведении во время испытательного срока. При необходимости для выяснения таких данных в судебное заседание может быть вызван представитель органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного. Установив, что условно осужденный в период испытательного срока вёл себя отрицательно, не выполнял возложенных на него обязанностей, нарушал общественный порядок и т.п., суд, в силу ч.4 ст.74 УК РФ, может отменить условное осуждение с мотивировкой принятого решения и назначить наказание по совокупности приговоров.

Отменяя условное осуждение по приговору Шпаковского районного суда Ставропольского края от 27 февраля 2019 года, суд применил ч.4 ст.74 УК РФ без учета разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, ограничился указанием лишь на то, что Р. на путь исправления не встал, нарушил порядок и условия отбывания наказания, в связи с чем считает необходимым отменить условное осуждение.

Судебные решения изменены, исключено указание об отмене условного осуждения по приговору от 27 февраля 2019 года на основании ч.4 ст.74 УК РФ и о назначении наказания на основании ст.70 УК РФ, приговор от 27 февраля 2019 года в отношении Р. постановлено исполнять самостоятельно.

Кассационное определение № 77-1082/2021

Нарушено право на защиту

По приговору мирового судьи судебного участка № 3 г. Ессентуки Ставропольского края от 1 июня 2018 года П. осужден по ст.264.1 УК РФ к 340 часам обязательных работ с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, сроком на 2 года 2 месяца, с отбыванием основного наказания на объектах, определяемых органом местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

П. осужден за то, что он, будучи, подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения, 19 августа 2017 года в г. Ессентуки Ставропольского края управлял автомобилем в состоянии опьянения при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Суд кассационной инстанции установил следующее.

В ходе предварительного и судебного следствия П. свою вину в совершении преступления не признавал, активно защищался от предъявленного обвинения. В ходе судебных прений и, выступая с последним словом, П. также вину в преступлении не признал.

Несмотря на такую позицию подсудимого, не признающего свою вину, в судебных прениях защитник наряду с адвокатом О. и адвокат С., не поддержав подсудимого, фактически, не осуществляя его защиту, не приводя доводов в подтверждение позиции П., просили назначить ему минимальное наказание, тем самым устранились от осуществления защиты.

Приговор отменен, уголовное дело передано в Ессентукский городской суд на новое судебное рассмотрение.

Кассационное определение №77-1320/2021

Органами следствия и судом не проверены данные о личности подсудимого, что повлекло нарушение подследственности и подсудности уголовного дела

По приговору мирового судьи судебного участка № 22 Промышленного судебного района г. Владикавказа Республики Северная Осетия-Алания от 11 января 2019 года Э. осужден по ст.264.1 УК РФ к 120 часам обязательных работ с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, сроком на 1 год 8 месяцев.

В апелляционном порядке приговор обжалован не был.

Э. осужден за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, будучи, ранее подвергнутым административному наказанию за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, совершенное 23 июня 2018 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Из представленных в суд кассационной инстанции документов следует, что в период с 27.02.2017 по 16.07.2020 Э. проходил военную службу в мотострелковом полку.

В соответствии с ч.3 ст.150 УПК РФ по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст.264.1 УК РФ, проводится дознание.

В отношении лиц, указанных в подп. «в» п.1 ч. 2 ст.151 УПК РФ (в том числе военнослужащих), в силу п.7 ч.3 ст.151 УПК РФ дознание проводится следователями Следственного комитета РФ.

В соответствии с ч.5 ст.31 УПК РФ уголовные дела о всех преступлениях, совершенных военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы, за исключением уголовных дел, подсудных вышестоящим военным судам, рассматривает гарнизонный военный суд.

Таким образом, уголовное дело расследовано с нарушением подследственности, дело рассмотрено с нарушением правил подсудности.

При таких обстоятельствах приговор отменен, уголовное дело возвращено прокурору Промышленного района г. Владикавказа Республики Северная Осетия-Алания для устранения препятствий рассмотрения дела судом.

Кассационное определение № 77-1027/2021

Приговор отменен с возвращением уголовного дела прокурору

По приговору Зеленчукского районного суда Карачаево-Черкесской Республики от 29 июня 2020 года М. осужден по ч.2 ст.228, ст.ст. 74 и 70 УК РФ к 3 годам 5 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В апелляционном порядке приговор не обжаловался.

М. признан виновным в незаконных приобретении и хранении без цели сбыта частей растения, содержащего наркотическое средство–тетрагидроканнабинол массой 492,3 гр. в крупном размере, совершенных в период с октября по 20 ноября 2019 года при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора, М. признан виновным и осужден по ч.2 ст.228 УК РФ – за незаконные приобретение и хранение без цели сбыта частей растения, содержащего наркотическое средство, в крупном размере.

В обоснование вывода о виновности осужденного в содеянном суд сослался на исследованные в судебном заседании доказательства, в том числе на заключение эксперта №1133-3 от 26 ноября 2019 года, согласно которому представленное на экспертизу вещество растительного происхождения, принадлежащее М., является частями растения конопля, подвергшегося экстракции и содержащего наркотическое средство тетрагидроканнабинол массой 492,3 гр.

Между тем, органом предварительного следствия М. предъявлено обвинение в незаконных приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства в крупном размере. Именно такая формулировка обвинения содержится в обвинительном заключении.

Диспозиция части статьи 228 УК РФ предусматривает ответственность за незаконный оборот:

1) наркотических средств;

2) психотропных веществ или их аналогов;

3) растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества.

Вопреки требованиям ст.252 УПК РФ, суд вышел за пределы обвинения, предъявленного М., чем нарушил право последнего на защиту.

Допущенное судом нарушение уголовно-процессуального закона является существенным, повлиявшим на исход дела, и служит основанием для отмены приговора с возвращением дела прокурору на основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ.

Приговор отменен, уголовное дело возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Кассационное определение №77-1167/2021

Выводы суда апелляционной инстанции противоречивы

По приговору Кировского районного суда Ставропольского края от 19 марта 2020 года Г. осуждён по ч.4 ст.111 УК РФ к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Б. осуждён по ч.4 ст.111 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Ставропольского краевого суда от 19 августа 2020 года приговор изменен: из описательно-мотивировочной части исключена ссылка на п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ как излишне указанное обстоятельство, смягчающее осужденному Г. наказание; смягчено назначенное Б. наказание до 6 лет 8 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Г. и Б. признаны виновными в умышленном причинении Ф. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Согласно ст.389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции должен привести в постановлении (определении) обоснованные и убедительные мотивы принятого решения, изложить и опровергнуть доводы, содержащиеся в жалобах, представлении, указать в постановлении (определении) доказательства, в силу которых эти выводы признаны неправильными или несущественными.

Вышеперечисленные требования уголовно-процессуального закона судом апелляционной инстанции не соблюдены.

Как следует из апелляционного определения, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что Г. и Б. при обстоятельствах, изложенных в приговоре, признаны виновными в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, повлекшего по неосторожности смерть Ф., группой лиц. В подтверждение своего вывода суд апелляционной инстанции сослался на доказательства, ставшие предметом исследования и оценки суда первой инстанции.

Соглашаясь с квалификацией содеянного, суд апелляционной инстанции указал о том, что квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору» нашёл своё подтверждение как в ходе предварительного следствия, так и в ходе судебного разбирательства.

Однако далее в апелляционном определении отмечено, что судебная коллегия приходит к выводу, что «юридическая квалификация действий Г. и Б. по преступлению, предусмотренному ч.4 ст.111 УК РФ, – это совершение умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлёкшего по неосторожности смерть потерпевшего».

Между тем, как следует из приговора, при описании преступного деяния, совершенного Г. и Б., суд первой инстанции сослался на признак «группой лиц», но действия обоих квалифицировал по ч.4 ст.111 УК РФ – совершение умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, повлёкшего по неосторожности смерть потерпевшего, т.е. признак «группой лиц» не указал.

При таких данных, суд апелляционной инстанции сформулировал противоречивые выводы, с одной стороны пришёл к выводу о правильности квалификации действий осужденных судом первой инстанции, с другой стороны установил, что Г. и Б. признаны виновными в совершении преступления группой лиц, а также о наличии в действиях обоих квалифицирующего признака «группой лиц по предварительному сговору».

Апелляционное определение отменено, уголовное дело передано в тот же суд на новое апелляционное рассмотрение в ином составе.

Кассационное определение №77-1417/2021

ВОПРОСЫ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

Суд не назначил обязательное наказание

По приговору Дербентского районного суда Республики Дагестан от 14 декабря 2020 года А. осужден по ст.264.1 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Апелляционным постановлением Верховного Суда Республики Дагестан от 24 марта 2021 года приговор изменен: исключено указание на судимость от 24.04.2018; исключено указание о совершении управления автомобилем «будучи подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения»; наказание снижено до 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

А. осужден за управление автомобилем в состоянии опьянения, будучи, подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения, а также, будучи, осужденным по ст.264.1 УК РФ за управление транспортным средством в состоянии опьянения.

Санкцией ст.264.1 УК РФ помимо основного наказания в виде лишения свободы предусмотрено и обязательное дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью сроком на 3 года.

В соответствии с п.4 ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, освобождению от него или его отбывания.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п.12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 декабря 2008 года № 25 (в ред. от 24.05.2016) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» при постановлении обвинительного приговора по частям 2 — 6 ст.264 или по ст.264.1 УК РФ судам необходимо учитывать, что назначение виновному дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью является обязательным, в том числе если к основному наказанию лицо осуждается условно. Неприменение такого дополнительного наказания допускается лишь при наличии условий, предусмотренных ст.64 УК РФ.

Как видно из приговора суда, дополнительное наказание А. не назначено. В описательно-мотивировочной части приговора мотивы, по которым суд пришел к выводу о неприменении дополнительного наказания, являющегося обязательным, не содержатся.

Судебные решения по кассационному представлению прокурора отменены, уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение.

Кассационное определение № 77-1308/2021

Не учтена добровольная выдача части похищенного

По приговору Степновского районного суда Ставропольского края от 18 мая 2020 года, постановленному в порядке особого судопроизводства, О. осужден по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания, назначенного по приговору от 27 августа 2019 года, окончательно к 3 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В апелляционном порядке приговор не обжаловался.

О. признан виновным в краже, т.е. тайном хищении имущества, принадлежащего М., с причинением материального ущерба на сумму 8429,56 руб., являющего для него значительным.

Суд кассационной инстанции указал, что в силу требований ст.6 УК РФ наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми.

Согласно ч.3 ст.60 УК РФ при назначении наказания судом учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В соответствии с п. «к» ч.1 ст.61 УК РФ к обстоятельствам, смягчающим наказание, относятся иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему.

Из содержания протокола осмотра места происшествия от 16 июля 2019 года видно, что О. добровольно выдал насос и шуруповерт, которые, со слов, были похищены.

Суд первой инстанции оставил без внимания это обстоятельство.

Приговор изменён со смягчением наказаний, назначенных как за совершенное преступление, так и по совокупности преступлений.

Кассационное определение №77-1143/2021

При назначении наказания учтена погашенная судимость

По приговору Кировского районного суда Ставропольского края от 25 июня 2019 года П., ранее судимый 26 мая 2009 года по п.«в» ч.2 ст.158, ч.2 ст.159 УК РФ к 2 годам лишения свободы; 13 августа 2009 года по ч.1 ст.158, п. «а» ч.3 ст.158, п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ, ч.3 ст.69, ст. 70 УК РФ к 4 годам лишения свободы; 25 ноября 2009 года по ч. 2 ст.228, ч.5 ст.69 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, освобождён по отбытии наказания 13 сентября 2013 года, осужден по п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 5 годам лишения свободы, п.п. «а», «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 5 годам лишения свободы, ч.1 ст.228 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде 7 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Ставропольского краевого суда от 13 сентября 2019 года приговор в отношении П. оставлен без изменения.

Суд кассационной инстанции установил следующее.

Согласно п. «в» ч.3 ст.86 УК РФ судимость погашается в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой или средней тяжести, — по истечении трех лет после отбытия наказания.

В силу п. «а» ч.3 ст.18 УК РФ особо опасный рецидив образует совершение лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено за тяжкое преступление к реальному лишению свободы.

По приговору от 26 мая 2009 года П. осужден к лишению свободы за совершение преступлений средней тяжести. По приговорам от 13 августа 2009 года и 25 ноября 2009 года он же осужден за совершение тяжких преступлений к наказанию в виде лишения свободы, но при этом окончательное наказание ему назначено по правилам ч.5 ст.69 УК РФ, т.е. по совокупности преступлений.

13 сентября 2013 года П. освободился из мест лишения свободы по отбытии наказания, в связи с чем судимость по приговору от 26 мая 2009 года на момент совершения нового преступления — 20.07.2017 года — погашена и подлежит исключению из судебных решений.

П. является единожды судимым за тяжкое преступление, что образует в его действиях рецидив преступлений, вид которого является опасным. В силу положений п. «в» ч.1 ст.58 УК РФ, отбывание лишения свободы при опасном рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы, назначается в исправительной колонии строгого режима.

Судебные решения изменены, исключено указание на судимость по приговору от 26 мая 2009 года, по всем преступлениям смягчено наказание, смягчено окончательное наказание, которое постановлено отбывать в исправительной колонии строгого режима.

Кассационное определение №77-1381/2021

Суд апелляционной инстанции не учёл, какое наказание в действительности назначено осужденному

По приговору Георгиевского городского суда Ставропольского края от 22 сентября 2020 года В. в особом порядке осужден по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным постановлением Ставропольского краевого суда от 11 декабря 2020 года приговор оставлен без изменения.

В. признан виновным в краже имущества Ш. с причинением ей значительного ущерба на сумму 6084 руб. Преступление совершено 18 июня 2020 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Как видно из протокола судебного заседания суда апелляционной инстанции и вводной части апелляционного постановления, суд апелляционной инстанции установил, что В. осужден по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Следовательно, оставляя приговор без изменения, в том числе в части наказания, суд апелляционной инстанции исходил из того, что В. назначено наказание в виде 1 года 4 месяцев лишения свободы.

Поэтому назначенное ему наказание подлежит смягчению с применением ч.3 ст.68 УК РФ до 1 года 4 месяцев лишения свободы. Совокупность смягчающих наказание обстоятельств, указанных в приговоре, позволяет принять такое решение.

Судебные решения изменены, с применением ч.3 ст.68 УК РФ наказание В. смягчено до 1 года 4 месяцев лишения свободы.

Кассационное определение № 77-1441/2021

При назначении наказания необоснованно не учтен рецидив преступлений

По приговору мирового судьи судебного участка № 29 Советского судебного района г.Владикавказа РСО-Алания от 26 января 2021 года К., судимый:

1) 6 июля 2017 года по ч.2 ст.160 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев;

2) 19 декабря 2017 года по ч.1 ст.228, ч.4 ст.74, 70 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы;

3) 18 апреля 2018 года по ч.1 ст.228, ч.5 ст.69 УК РФ к 1 году 9 месяцам лишения свободы, освобожден 19 ноября 2019 года по отбытии наказания, осужден по ч.1 ст.158 УК РФ (2 преступления) с применением ч.2 ст.69 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Апелляционным постановлением Советского районного суда г. Владикавказа РСО-Алания от 5 марта 2021 года приговор оставлен без изменения.

К. признан виновным и осужден за две кражи чужого имущества, совершенные 9 января и 3 мая 2020 года в г. Владикавказе Республики Северная Осетия-Алания при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Рассмотрев уголовное дело по кассационному представлению прокурора, суд кассационной инстанции установил следующее.

Мотивируя вывод о необоснованности доводов апелляционного представления о наличии в действиях К. рецидива преступлений, суд апелляционной инстанции сослался на положения п.45 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 года № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», согласно которому отмена условного осуждения при постановлении приговора, по которому наказание назначается с применением статьи 70 УК РФ, не образует рецидива преступлений.

Однако при этом суд апелляционной инстанции не учел положения того же пункта постановления Пленума о том, что отмена условного осуждения образует рецидив преступлений в случае, когда решение об отмене условного осуждения и о направлении осужденного для отбывания наказания в места лишения свободы было принято до совершения им нового преступления. При этом не имеет значения, по каким основаниям прежде отменялось условное осуждение — в соответствии с частью 4 или частью 5 статьи 74 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров или в случаях, предусмотренных частью 3 этой статьи, на основании постановления суда. Не имеет значения и то, было ли осужденным начато реальное отбывание лишения свободы. Если по первому приговору лицо было осуждено за умышленное преступление (кроме преступления небольшой тяжести) к лишению свободы условно, при вынесении второго приговора за новое преступление суд, на основании части 5 статьи 74 УК РФ, отменил условное осуждение и назначил наказание в соответствии со статьей 70 УК РФ, то при постановлении третьего приговора за вновь совершенное преступление первая и вторая судимости учитываются при определении наличия рецидива преступлений.

Как следует из материалов уголовного дела, условное осуждение по приговору от 6 июля 2017 года за совершение преступления средней тяжести отменено приговором от 19 декабря 2017 года, назначено наказание по ст.70 УК РФ, которое в дальнейшем сложено с наказанием по приговору от 18 апреля 2018 года. К. освобожден по отбытии наказания 19 ноября 2019 года.

Суд апелляционной инстанции не дал оценки доводам представления о наличии непогашенной судимости на момент инкриминируемых деяний 9 января 2020 года и 3 мая 2020 года, образующей рецидив преступлений.

Апелляционное постановление отменено, уголовное дело передано на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Кассационное определение №77-1072/2021

Судимость за неосторожное преступление при признании рецидива преступлений не учитывается

По приговору Советского районного суда Ставропольского края от 25 сентября 2012 года ранее судимый Л. осуждён в особом порядке судебного разбирательства по ч.1 ст.264 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с лишением права управлять транспортным средством на 2 года.

В апелляционном порядке уголовное дело не рассматривалось.

Л. признан виновным в нарушении правил дорожного движения, повлёкших причинение несовершеннолетней Д. тяжкого вреда здоровью.

Суд кассационной инстанции изменил приговор, указав следующее.

Суд установил отягчающее наказание обстоятельство в виде рецидива преступлений.

Вместе с тем рецидивом преступлений на основании ч.1 ст.18 УК РФ признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление.

Поскольку преступление, предусмотренное ч.1 ст.264 УК РФ, является неосторожным преступлением, действия Л. не образуют рецидива преступлений.

При таких обстоятельствах из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание на отягчающее обстоятельство — рецидив преступлений, на назначение наказания по правилам ч.2 ст.68 УК РФ, а также на назначение дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством на 2 года, назначенное наказание смягчено.

Кассационное определение № 77-1290/2021

Если ограничение свободы назначено без назначения установленных в ст.53 УК РФ ограничений, то наказание считается не назначенным

По приговору Предгорного районного суда Ставропольского края от 17 декабря 2020 года К. осуждён по ч.1 ст.222 УК РФ к 2 годам ограничения свободы, по ч.2 ст.228 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 3 года 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Ставропольского краевого суда от 7 апреля 2021 года приговор изменен в части зачета в срок отбытого наказания времени содержания под стражей.

К. признан виновным в незаконном хранении без цели сбыта наркотического средства в крупном размере – вещества, содержащего героин (диацетилморфин), 6-моноацетилморфин и ацетилкодеин, массой 9,1 г.

Он же признан виновным в незаконном ношении боеприпасов – боевой ручной гранаты РГ-42 наступательного типа, пригодной для использования по назначению.

Суд кассационной инстанции установил следующее.

Согласно требованиям ст.69 УК РФ и п. п. 4 и 5 ч.1 ст.308 УПК РФ, если подсудимый признается виновным в совершении нескольких преступлений, то в резолютивной части обвинительного приговора надлежит указывать вид и размер наказания, назначенного подсудимому отдельно за каждое из совершенных им преступлений.

Исходя из положений ч.1 ст.53 УК РФ, осужденному к наказанию в виде ограничения свободы, в приговоре должны быть обязательно установлены ограничение на изменение места жительства или пребывания и ограничение на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия уголовно-исполнительной инспекции, а также должна быть возложена на него обязанность являться в уголовно-исполнительную инспекцию для регистрации.

Однако в нарушение ч.1 ст.53 УК РФ и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенных в постановлении от 22 декабря 2015 года № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», при назначении К. ограничения свободы в качестве основного вида наказания по ч.1 ст.222 УК РФ суд не установил предусмотренных законом обязательных ограничений и обязанности, то есть фактически не назначил ему наказание за данное преступление.

При таких обстоятельствах приговор и апелляционное определение изменены, исключено указание о назначении по ч.1 ст.222 УК РФ ограничения свободы сроком на 2 года, исключено указание о назначении наказания по правилам ч.3 ст.69 УК РФ.

Кассационное определение № 77-1780/2021

По совокупности преступления средней тяжести и неоконченного особо тяжкого преступления окончательное наказание назначается по правилам, предусмотренным ч.2 ст.69 УК РФ

По приговору Кировского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 13 октября 2020 года А. осужден по ч.3 ст.30, п.«г» ч.4 ст.228.1, по ч.1 ст.222 УК РФ, на основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений к 10 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима,

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Дагестан от 10 марта 2021 года приговор изменен: в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, признано активное способствование раскрытию и расследованию преступления (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ), наказание смягчено по ч.3 ст.30, п.«г» ч.4 ст.228.1 УК РФ с применением ст.64 УК РФ до 9 лет лишения свободы, по ч.1 ст.222 УК РФ — до 8 месяцев лишения свободы, на основании ч.3 ст.69 УК РФ — до 9 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

А. осужден за покушение на незаконный сбыт наркотического средства гашиш, совершенное в крупном размере массой 38,91 гр., за незаконное хранение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Суд кассационной инстанции приговор изменил по следующим основаниям.

Назначая наказание по правилам ч.3 ст.69 УК РФ, суд не учел, что особо тяжкое преступление, совершенное осужденным, является неоконченным, а преступление, предусмотренное ч.1 ст.222 УК РФ, относится к категории средней степени тяжести, что влечет назначение наказания по правилам ч.2 ст.69 УК РФ, а не по правилам ч.3 ст.69 УК РФ, с возможностью применения при назначении наказания не только принципа частичного сложения наказания, но и его поглощения.

Проверяя по апелляционным жалобам законность, обоснованность и справедливость приговора, суд апелляционной инстанции указанное нарушение не выявил.

При таких обстоятельствах, судебные решения изменены: на основании ч.2 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, п.»г» ч.4 ст.228.1 УК РФ и ч.1 ст.222 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначено 9 лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационное определение № 77-1537/2021

Оперативно-розыскное мероприятие «Проверочная закупка» проведено незаконно

По приговору Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 22 июля 2019 года И.Т. осуждена по пп. «а», «б» ч.3 ст.228.1, ч.2 ст.228, ч.3 ст.69 УК РФ к 9 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима; И.Е. осуждён по пп. «а», «б» ч.3 ст.228.1, п. «б» ч.3 ст.228.1, ч. 2 ст. 228, ч.3 ст.69 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Ставропольского краевого суда от 25 ноября 2019 года приговор оставлен без изменения.

И.Т. и И.Е. признаны виновными в незаконном сбыте наркотического средства в значительном размере, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в период с 16 февраля по 15 марта 2018 года.

Они же признаны виновными в незаконном хранении без цели сбыта наркотического средства в крупном размере – каннабиса (марихуаны) массой после высушивания 428,74 гр., изъятого
20 сентября 2018 года.

И.Е. также признан виновным в том, что 20 сентября 2018 года незаконно сбыл наркотическое средство в значительном размере – каннабис (марихуану) общей массой 20,030 гр.

Суд кассационной инстанции пришел к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, и, в частности, из показаний свидетеля Н., оперативная информация о том, что И.Е. и И.Т. занимаются незаконным сбытом наркотических средств, стала известна до проведения оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка» от 16 февраля 2018 года.

После проведения проверочной закупки 16 февраля 2018 года, в ходе которой была подтверждена полученная оперативная информация и выявлен сбыт супругами И-ми наркотического средства, 15 марта 2018 года сотрудниками правоохранительных органов в отношении них было проведено аналогичное оперативно-розыскное мероприятие с участием одного и того же лица – Н.

Вместе с тем согласно п.4 ст.6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» проверочная закупка предусмотрена как один из видов оперативно-розыскных мероприятий, проводимых при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

Согласно ст.2 указанного Закона, задачами оперативно-розыскной деятельности являются выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

Между тем, повторное проведение оперативно-розыскного мероприятия в отношении осужденных с целью документирования их преступной деятельности, не вызывалось необходимостью, поскольку повторная проверочная закупка фактически проводилась в отношении тех же лиц, не обуславливалась целями выявления иных обстоятельств дела.

Об этом свидетельствует постановление о проведении проверочной закупки от 15 марта 2018 года. Данное оперативно-розыскное мероприятие, как и первая проверочная закупка 16 февраля 2018 года, была направлена лишь на установление лиц по имени Т. и Е., занимающихся незаконным сбытом наркотических средств, и при этом не мотивировалась иными целями и задачами.

Кроме того, каких-либо сведений о том, что повторное проведение оперативно-розыскного мероприятия в отношении осужденных принесло новые результаты, из материалов дела не усматривается.

Таким образом, вопреки задачам оперативно-розыскной деятельности, после того как 16 февраля 2018 года сотрудники правоохранительных органов установили участие осужденных в незаконном обороте наркотических средств, они не пресекли их действия, а вновь 15 марта 2018 года, при отсутствии законных оснований, провели однотипное оперативно-розыскное мероприятие в отношении уже известных им лиц.

Согласно ст.75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, перечисленных в ст.73 УПК РФ.

Поскольку вывод суда о виновности осужденных в незаконном сбыте 15 марта 2018 года наркотического средства каннабиса (марихуаны) общей массой 5,770 гр. основан на недопустимых доказательствах, И.Т. и И.Е. могут нести уголовную ответственность лишь за действия по незаконному сбыту наркотических средств от 16 февраля 2018 года.

При таких обстоятельствах судебные решения изменены, действия И-вых переквалифицированы с п.п. «а», «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ на п. «а» ч.3 ст.228.1 УК РФ, по которой каждому назначено 8 лет лишения свободы, смягчено наказание, назначенное по совокупности преступлений.

Кассационное определение № 77-1889/2021

ИНЫЕ ВОПРОСЫ

Судебный штрафа назначен необоснованно

Постановлением Пятигорского городского суда Ставропольского края от 10 марта 2021 года уголовное дело в отношении И., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.264 УК РФ, прекращено с применением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 10 000 рублей.

В апелляционном порядке уголовное дело не рассматривалось.

И. обвинялся в том, что нарушил Правила дорожного движения РФ и допустил наезд на пешехода, вследствие чего здоровью потерпевшей Л. по неосторожности причинён тяжкий вред.

В силу ст.76.2 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в случае, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 июня 2013 года №19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» разъяснил, что в ст.76.2 УК РФ под ущербом следует понимать имущественный вред, который может быть возмещён в натуре (в частности, путём предоставления имущества взамен утраченного, ремонта или исправления повреждённого имущества), в денежной форме (например, возмещение стоимости утраченного или повреждённого имущества, расходов на лечение) и т.д.

Под заглаживанием вреда понимается имущественная, в том числе денежная, компенсация морального вреда, оказание какой-либо помощи потерпевшему, принесение ему извинений, а также принятие иных мер, направленных на восстановление нарушенных в результате преступления прав потерпевшего, законных интересов личности, общества и государства. Способы возмещения ущерба и заглаживания вреда должны носить законный характер и не ущемлять права третьих лиц.

Суд прекратил уголовное дело, ссылаясь на то, что И. не судим, преступление небольшой тяжести совершил впервые, вину в совершении преступления признал полностью и раскаялся в содеянном, по местам жительства и работы характеризуется положительно, на учётах у врачей нарколога и психиатра не состоит, трудоустроен, полностью возместил причинённый преступлением потерпевшей материальный ущерб и загладил моральный вред, что подтвердила потерпевшая в представленных суду заявлениях, осознает характер заявленного следователем ходатайства, добровольно высказал своё согласие на прекращение уголовного дела и назначение меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, активно способствовал раскрытию и расследованию преступления.

При этом суд не проверил и не оценил по правилам ст.ст. 87 и 88 УПК РФ соглашение от 25 февраля 2021 года, по условиям которого И. обязуется возместить Л. причиненный в результате ДТП ущерб в размере 120 000 рублей, выплачивая по 10 000 рублей ежемесячно с 24 февраля 2021 года до 31 января 2022 года, то есть после прекращения дела.

Существенное нарушение положений уголовно-процессуального закона, обеспечивающих принятие решения, отвечающего требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ, повлияло на исход дела в отношении И.

Постановление отменено, уголовное дело передано в тот же суд на новое рассмотрение в ином составе.

Кассационное определение № 77-1561/2021

Режим исправительного учреждения определен неверно

По приговору Невинномысского городского суда Ставропольского края от 5 июля 2019 года Е., ранее судимый: 4 сентября 2017 года по п.п. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ к лишению свободы на срок 6 месяцев; 15 ноября 2018 года по ч.2 ст.228 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, осуждён по п. «г» ч.3 ст.158, п.п. «а», «г» ч.2 ст.161, ч.ч. 3 и 5 ст.69 УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Ставропольского краевого суда от 19 сентября 2019 года приговор оставлен без изменения.

Установлено, что суд при назначении вида исправительного учреждения, в котором надлежит отбывать наказание осужденному, руководствовался пунктом «в» ч.1 ст.58 УК РФ, в соответствии с которым при рецидиве или опасном рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы, отбывание лишения свободы назначается в исправительных колониях строгого режима.

Однако в материалах уголовного дела отсутствуют сведения о том, что Е. ранее отбывал наказание в виде лишения свободы в исправительной колонии. Дополнительно истребованные и полученные судом кассационной инстанции сведения также не содержат информации об отбывании Е. наказания по приговору от 4 сентября 2017 года в исправительной колонии.

Согласно п.«б» ч.1 ст.58 УК РФ отбывание лишения свободы мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, назначается в исправительных колониях общего режима.

Суд апелляционной инстанции оставил без внимания допущенные судом первой инстанции нарушения норм уголовного закона.

При таких обстоятельствах приговор и апелляционное определение изменены, местом отбывания наказания определена исправительная колония общего режима.

Кассационное определение № 77-1172/2021

Судебная коллегия по уголовным делам Пятого кассационного суда общей юрисдикции

Дата актуальности материала: 07.08.2022

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed