top-menu
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Санкт-Петербург
menu-mobile

Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Хакасия по рассмотрению гражданских дел в кассационном порядке за первое полугодие 2016 год

Главная Профессиональные новости Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Хакасия по рассмотрению гражданских дел в кассационном порядке за первое полугодие 2016 год

Нарушение и неправильное применение норм материального права

Оплата проданного недвижимого имущества предполагала рассрочку платежа, а потому спор должен был быть разрешен с учетом положений пункта 2 статьи 489 Гражданского кодекса Российской Федерации.

С. обратилась в суд с иском к ООО «Комфорт» о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества, возложении обязанности возвратить недвижимое имущество в собственность, взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки, мотивируя требования тем, что 03 июля 2013 года между сторонами заключён договор купли-продажи недвижимого имущества: земельного участка, столовой «Берендей», двух зданий склада. Условия договора по оплате за недвижимость ответчиком не исполнены. С учетом уточнения иска просила расторгнуть договор, возложить на ответчика обязанность вернуть в собственность истца указанное имущество, взыскать проценты за пользование чужими денежными средствами ., неустойку за просрочку исполнения обязательства по оплате товара.

ООО «Комфорт» предъявило встречный иск к С. о взыскании денежной суммы в размере 5 000 000 рублей, переданной покупателем продавцу в счёт исполнения договора купли-продажи. С учетом изменения исковых требований просило признать недействительным соглашение сторон от 12 мая 2015 года о внесении изменений и дополнений в договор купли-продажи от 03 июля 2013 года ввиду того, что данная сделка является крупной, однако не была одобрена (согласована) учредителем Общества в установленном законом порядке.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским, исковые требования С. удовлетворены частично: с ООО «Комфорт» в пользу С. взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами, неустойка за просрочку исполнения обязательства по оплате товара.

В удовлетворении иска С. к ООО «Комфорт» о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества, возвращении недвижимого имущества в собственность, взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, в также в удовлетворении встречного иска ООО «Комфорт» к ней о признании соглашения о внесении изменений и дополнений в договор купли-продажи недействительным отказано.

Судом установлено, что 03 июля 2013 года между С. и ООО «Комфорт» заключён договор купли-продажи недвижимого имущества: земельного участка, общей площадью 2 267 кв.м, столовой «Берендей», общей площадью 1 877,9 кв.м, здания склада, общей площадью 37,5 кв.м, здания склада, общей площадью 16,9 кв.м, (п. 1, 2 договора).

Пунктом 5 договора цена имущества установлена в размере 15 000 000 рублей.

Пунктом 7 договора определён порядок расчёта по нему: в течение десяти дней с момента подписания договора покупатель обязуется оплатить часть стоимости имущества в сумме 2 500 000 рублей в счёт стоимости земельного участка; оставшуюся часть стоимости имущества в сумме 12 500 000 рублей покупатель обязуется передать продавцу в следующем порядке: 2 500 000 рублей не позднее 15 августа 2013 года в счёт стоимости складов, 3 000 000 рублей не позднее 15 сентября 2013 года в счёт стоимости столовой «Берендей», 7 000 000 рублей не позднее 15 июля 2014 года в счет стоимости столовой «Берендей».

Указанное имущество передано продавцом покупателю по акту приёма-передачи от 03 июля 2013 года.

12 мая 2015 года межу сторонами заключено соглашение о внесении изменений и дополнений в договор купли-продажи недвижимого имущества от 03 июля 2013 года: пункт 5 договора изложен в новой редакции: цена имущества установлена по соглашению сторон, составляет 21 000 000 рублей и включает в себя цену земельного участка – 2 500 000 рублей, цену столовой «Берендей» — 16 000 000 рублей, цену здания склада площадью 37,5 кв.м – 1 500 000 рублей, цену здания склада площадью 16,9 кв.м – 1 000 000 рублей; подпункт 2 пункта 7 договора изложен в следующей редакции: оставшуюся часть стоимости имущества в сумме 18 500 000 рублей покупатель обязуется передать продавцу в следующем порядке: 2 500 000 рублей не позднее 15 августа 2013 года в счет стоимости складов, 16 000 000 рублей не позднее 30 июня 2015 года в счет стоимости столовой «Берендей»; пункт 8 договора сторонами исключен; пункт 9 договора изложен в следующей редакции: в случае просрочки исполнения покупателем обязательств по договору покупатель уплачивает продавцу неустойку в размере 0,1% от суммы долга за каждый день просрочки.

На указанное недвижимое имущество ООО «Комфорт» произведена государственная регистрация права собственности. Обязательство по оплате стоимости недвижимого имущества в порядке и сроки, предусмотренные договором, им исполнены частично в размере 5 000 000 рублей, что подтверждается расписками Солодухиной Е.Ф. от 03 июля 2013 года и 14 августа 2013 года на суммы по 2 500 000 рублей каждая.

С. направляла письменные требования о расторжении договора, адресованные ответчику, полученные им 11 февраля 2015 года и 06 июля 2015 года.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований С. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества, а также исковых требований, производных от данного требования, суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, исходил из того, что С. не представлено доказательств существенности нарушений ООО «Комфорт» условий договора по смыслу пункта 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации, при этом не признал существенным нарушением договора саму по себе невыплату в срок покупателем денег продавцу за это имущество.

Также суд указал, что ни договор купли-продажи недвижимого имущества, ни нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, в которых закреплены общие положения о договоре купли-продажи недвижимости, не содержат возможность расторжения продавцом договора купли-продажи при неуплате покупателем покупной цены за объект недвижимости, при том, что продавец передал, а покупатель принял недвижимое имущество, являющееся предметом договор.

С такими выводами суда Президиум не согласился.

По общему правилу, предусмотренному подпунктом 1 пункта 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации договор может быть изменен или расторгнут по решению суда по требованию одной из сторон, в том числе при существенном нарушении договора другой стороной, под которым понимается нарушение, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Относительно договора продажи товара в рассрочку пунктом 2 статьи 489 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплена возможность отказаться от исполнения и потребовать возврата проданного товара, когда покупатель не производит в установленный договором срок очередной платеж за проданный и переданный ему товар, если иное не предусмотрено договором, за исключением случаев, когда сумма платежей, полученных от покупателя, превышает половину цены товара.

Судами первой и апелляционной инстанций не учтено, что, наряду с требованием о расторжении договора, С. было заявлено требование о возврате спорного недвижимого имущества в связи с неисполнением обществом обязательства по оплате товара, проданного в рассрочку.

По настоящему делу установлено, что оплата проданного недвижимого имущества предполагала рассрочку платежа, а потому спор должен был быть разрешен с учетом положений пункта 2 статьи 489 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Президиум отменил состоявшиеся по делу удебные постановления с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Постановление 44Г-7/2016

В случае расторжения трудового договора по инициативе молодого специалиста, молодого рабочего ранее, чем через три года с момента его заключения, он обязан в течение трех месяцев возвратить денежные средства, затраченные на предоставление социальной выплаты на обустройство, в полном объеме.

Министерство сельского хозяйства Красноярского края обратилось в суд с иском к А. о взыскании социальной выплаты. Требования мотивированы тем, что в рамках долгосрочной целевой программы «Кадровое обеспечение агропромышленного комплекса Красноярского края» на 2012-2014 годы», утвержденной постановлением Правительства Красноярского края от 13 октября 2011 года № 585-П, министерством сельского хозяйства Красноярского края Анашкевичу М.А. предоставлена социальная выплата на обустройство в размере 90000 рублей как молодому специалисту, заключившему трудовой договор с сельскохозяйственным товаропроизводителем. Согласно условиям договора о предоставлении государственной поддержки в виде социальной выплаты от 28 июня 2012 года ответчик обязался возвратить средства социальной выплаты в случае расторжения трудового договора ранее чем через три года с момента его заключения. Трудовой договор, заключенный 27 июля 2011 года между работником А. и работодателем ЗАО «Березовское», расторгнут по инициативе ответчика до истечения трехлетнего срока. Обязательство по возврату средств социальной выплаты ответчиком не исполнено.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам, исковые требования удовлетворены частично.

Удовлетворяя исковые требования министерства сельского хозяйства Красноярского края в части, суд исходил из того, что получатель социальной выплаты А. расторг трудовой договор с сельскохозяйственным производителем, отработав менее трех лет, в связи с чем обязан возвратить денежные средства, затраченные на предоставление социальной выплаты. Учитывая, что А. отработал у сельскохозяйственного производителя два года семь месяцев, суд пришел к выводу о взыскании средств социальной выплаты пропорционально отработанному ответчиком времени.

С выводами суда первой инстанции согласилась судебная коллегия, применив также к спорным правоотношениям нормы трудового законодательства, указав, что расторжение А. трудового договора по собственному желанию обусловлено невозможностью продолжения работы в связи с нарушением работодателем его трудовых прав — одностороннем изменении условий трудового договора, выразившимся в уменьшении работнику заработной платы.

Президиум не согласился с выводами судов о взыскании средств социальной выплаты пропорционально отработанному ответчиком времени.

Абзацем первым пункта 1 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

Пунктом 1 статьи 179 Бюджетного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что государственные программы Российской Федерации, государственные программы субъекта Российской Федерации, муниципальные программы утверждаются соответственно Правительством Российской Федерации, высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации, местной администрацией муниципального образования.

Статьей 27.1 Закона Красноярского края от 21 февраля 2006 года №17-4487 «О государственной поддержке субъектов агропромышленного комплекса края» установлено, что государственная поддержка кадрового обеспечения агропромышленного комплекса края осуществляется, в том числе в форме предоставления социальных выплат на обустройство гражданам, изъявившим желание переехать на постоянное место жительства в сельскую местность и заключившим трудовой договор с сельскохозяйственным товаропроизводителем, вновь созданным сельскохозяйственным товаропроизводителем. Порядок и условия предоставления государственной поддержки, предусмотренной настоящей статьей, в том числе перечень, формы и сроки представления документов, необходимых для ее получения, категории и (или) критерии отбора получателей субсидий, социальных выплат, порядок возврата средств государственной поддержки в случае нарушения условий, установленных при их предоставлении, утверждаются Правительством края.

Постановлением Правительства Красноярского края от 13 октября 2011 года № 585-П утверждена долгосрочная целевая программа «Кадровое обеспечение агропромышленного комплекса Красноярского края» на 2012-2014 годы» (далее – Программа).

Данным нормативным правовым актом установлены основания возникновения гражданских прав и обязанностей граждан и государственных органов при финансировании мероприятий в форме социальных выплат рабочим и служащим, молодым специалистам и молодым рабочим.

Согласно подразделу 2.2 Программы государственным заказчиком программы является министерство сельского хозяйства и продовольственной политики Красноярского края.

В соответствии с пунктом 1 подраздела 2.3.6 Программы социальная выплата на обустройство предоставляется молодым специалистам, молодым рабочим, заключившим трудовой договор с сельскохозяйственным товаропроизводителем, вновь созданным сельскохозяйственным товаропроизводителем на срок не менее трех лет.

Социальная выплата в размере 90,0 тысячи рублей предоставляется единовременно в течение года с момента заключения трудового договора с сельскохозяйственным товаропроизводителем, вновь созданным сельскохозяйственным товаропроизводителем (пункт 2 подраздела 2.3.6 Программы).

В случае расторжения трудового договора по инициативе молодого специалиста, молодого рабочего ранее чем через три года с момента его заключения, а также в случае нарушения условий, предусмотренных пунктом 5 настоящего подраздела программы, молодой специалист, молодой рабочий в течение трех месяцев возвращает на лицевой счет министерства денежные средства, затраченные на предоставление социальной выплаты на обустройство, в полном объеме.

Социальные выплаты на обустройство не возвращаются в случае расторжения трудового договора по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 статьи 81, пунктами 2-13 части 1 статьи 83 и пунктом 5 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации, а также в случае перевода или трудоустройства молодого специалиста, молодого рабочего у другого сельскохозяйственного товаропроизводителя, вновь созданного сельскохозяйственного товаропроизводителя (пункт 6 подраздела 2.3.6 Программы).

Пунктом 10 порядка предоставления социальных выплат на обустройство молодым специалистам, молодым рабочим и их возврата в случае нарушения условий, установленных при их предоставлении (приложение № 4 к подразделу 2.3 «Механизм реализации программы») предусмотрено, что в случае выявления факта нарушения получателем социальной выплаты условий, установленных при предоставлении социальной выплаты, а также в случае предоставления получателем социальной выплаты недостоверных сведений, содержащихся в документах, представленных им для получения социальной выплаты, министерство направляет письменное уведомление получателю социальной выплаты о возврате в трехмесячный срок денежных средств, затраченных на предоставление социальной выплаты, в полном объеме в доход краевого бюджета (далее — уведомление). Получатель социальной выплаты в течение трех месяцев с момента получения уведомления обязан произвести возврат денежных средств, затраченных на предоставление социальной выплаты, в полном объеме в доход краевого бюджета.

Из приведенных положений нормативного правового акта, регулирующего спорные гражданско-правовые отношения, следует, что в случае расторжения трудового договора по инициативе молодого специалиста, молодого рабочего ранее чем через три года с момента его заключения, он обязан в течение трех месяцев возвратить денежные средства, затраченные на предоставление социальной выплаты на обустройство, в полном объеме.

Нормативный правовой акт устанавливает обязанность по возврату всей суммы социальной выплаты независимо от причин и мотивов, послуживших основанием для расторжения трудового договора по инициативе молодого специалиста до истечения трех лет с момента его заключения, не предусматривает возможности возврата суммы социальной выплаты пропорционально отработанному молодым специалистом, молодым рабочим времени.

При рассмотрении настоящего спора судами не было установлено каких-либо противоречий данного нормативного правового акта действующему законодательству, оснований для его неприменения не имелось.

Согласно частям 1 и 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Как предусмотрено абзацем вторым пункта 6 подраздела 2.3.6 Программы, социальные выплаты на обустройство не возвращаются в случае расторжения трудового договора по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 статьи 81, пунктами 2-13 части 1 статьи 83 и пунктом 5 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации, а также в случае перевода или трудоустройства молодого специалиста, молодого рабочего у другого сельскохозяйственного товаропроизводителя, вновь созданного сельскохозяйственного товаропроизводителя.

Вместе с тем судами обстоятельства трудоустройства ответчика после расторжения трудового договора с ЗАО «Березовское» у другого сельскохозяйственного товаропроизводителя, вновь созданного сельскохозяйственного товаропроизводителя не были определены как имеющие значение для дела, на обсуждение сторон не выносились.

Президиум отменил состоявшиеся судебные постановления с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Постановление 44Г-13/2016

Требование закона о запрете обращения взыскания на доходы должника, состоящие из указанных пособий и средств материнского (семейного) капитала, является универсальным и подлежит исполнению в любом случае всеми органами, связанными с его исполнением.

Л. обратилась в суд с административным исковым заявлением к судебному приставу–исполнителю Абаканского городского отдела судебных приставов № 2 УФССП России по РХ об оспаривании действий, требования мотивировала тем, что по постановлению судебного пристава-исполнителя от 28 апреля 2015 года об обращении взыскания на денежные средства в рамках исполнительного производства наложен арест и обращено взыскание на денежные средства, находящиеся на счете, открытом в ОАО «Сбербанк России». Ссылаясь то, что на денежные средства, имеющиеся на указанном счете, не может быть обращено взыскание в силу п.п. 12,13 ч. 1 ст. 101 ФЗ «Об исполнительном производстве», поскольку счет открыт для перечисления детских пособий и материнского капитала, просила признать действия судебного пристава-исполнителя Кызласова В.А. незаконными.

Решением суда административный иск удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам решение отменено и принято новое решение об отказе в удовлетворении административного иска.

Федеральный закон от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» определяет условия и порядок принудительного исполнения судебных актов.

Одной из мер принудительного исполнения согласно п. 1 ч. 3 ст. 68 Федерального закона «Об исполнительном производстве» является обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги.

В силу п. п. 12, 13 ч. 1 ст. 101 Федерального закона «Об исполнительном производстве» взыскание не может быть обращено на следующие виды доходов: пособия гражданам, имеющим детей, выплачиваемые за счет средств федерального бюджета, государственных внебюджетных фондов, бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов; средства материнского (семейного) капитала, предусмотренные Федеральным законом от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей».

Судом установлено, что денежные средства, списанные банком со счета должника, поступили на него в рамках мер государственной поддержки семей, имеющих детей.

Удовлетворяя административный иск, суд первой инстанции пришел к выводу о незаконности действий судебного пристава-исполнителя по обращению взыскания на денежные средства должника, предусмотренные п.п. 12, 13 ч. 1 ст. 101 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом, отменяя решение суда первой инстанции, и принимая новое решение об отказе в удовлетворении иска, исходила из того, что счёт в банке предназначен для зачисления любых поступающих на имя Л. денежных средств, при этом в п. 2 постановления судебного пристава-исполнителя от 28 апреля 2015 года, указано на необходимость сообщения банком судебному приставу-исполнителю о невозможности исполнить постановление в части обращения взыскания на денежные средства, на которые в соответствии со ст. 101 Федерального закона «Об исполнительном производстве» не может быть обращено взыскание, однако при поступлении на депозитный счёт службы судебных приставов денежных средств, списанных со счёта должника Л., сведения об источнике их поступления судебному приставу-исполнителю не предоставлялись и обязанности по запросу таких сведений у него не было, в связи с чем пришла к выводу о том, что указанное постановление судебного пристава-исполнителя, а также действия по распределению взыскателю поступивших на депозитный счёт службы судебных приставов денежных средств, являются законными и не нарушают права административного истца, поскольку взыскание на денежные средства обращено при наличии к тому оснований – не исполненного судебного решения.

С такими выводами суда апелляционной инстанции Президиум не согласился.

В силу п. 2 ст. 60 Семейного кодекса Российской Федерации суммы, причитающиеся ребенку в качестве алиментов, пенсий, пособий, поступают в распоряжение родителей (лиц, их заменяющих) и расходуются ими на содержание, воспитание и образование ребенка.

Из смысла приведенной правовой нормы следует, за ребенком, которому причитаются выплаты сумм в качестве алиментов, пенсий, пособий, фактически признается право собственности на эти суммы, а родители, либо лица их заменяющие, являются лишь распорядителями таких денежных средств, расходование которых определено законом исключительно на содержание, воспитание и образование ребенка.

Однако, в нарушение вышеприведенных правовых норм судебным приставом-исполнителем, как установлено судом, взыскание было обращено на денежные средства, находящиеся на лицевом счете Легковой К.О. в Абаканском отделении Сберегательного банка России, на который перечислялись детские пособия, а также средства материнского (семейного) капитала.

Согласно п. 1 ст. 2 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» дополнительные меры государственной поддержки семей, имеющих детей, — меры, обеспечивающие возможность улучшения жилищных условий, получения образования, а также повышения уровня пенсионного обеспечения с учетом особенностей, установленных настоящим Федеральным законом; материнский (семейный) капитал — средства федерального бюджета, передаваемые в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации на реализацию дополнительных мер государственной поддержки, установленных настоящим Федеральным законом.

Средства материнского (семейного) капитала могут быть использованы только лицами, получившими сертификат, и только по перечисленным в законе направлениям (ст. 7 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ).

В соответствии с п. 16 ч. 1 ст. 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в процессе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель вправе проводить проверку правильности удержания и перечисления денежных средств по судебному акту. При проведении такой проверки организация или иное лицо, указанные в части 1 статьи 8, части 1 статьи 8.1 и части 1 статьи 9 настоящего Федерального закона, обязаны представить судебному приставу-исполнителю соответствующие бухгалтерские и иные документы.

В связи с этим суд первой инстанции, исследовав материалы исполнительного производства, в котором имеются сведения о назначении и выплате пособий на детей Л., обоснованно сделал вывод о том, что судебный пристав-исполнитель не проверил правовую природу денежных средств, их целевое назначение, не истребовал в Абаканском отделении Сбербанка России дополнительную информацию в целях проверки правильности удержания и перечисления денежных средств взыскателю, обратив на них взыскание, а впоследствии перераспределил взыскателю денежные средства должника, в отношении которых законом установлен исполнительский иммунитет.

Требование закона о запрете обращения взыскания на доходы должника, состоящие из указанных пособий и средств материнского (семейного) капитала, является универсальным и подлежит исполнению в любом случае всеми органами, связанными с его исполнением.

То обстоятельство, что судебному приставу-исполнителю не представлены сведения об источнике поступления денежных средств, хотя специальное указание об этом содержалось в постановлении от 28 апреля 2015 года, не может служить основанием для обращения взыскания на денежные средства в виде детских пособий, не являющиеся собственностью должника Легковой К.О., а также средства материнского (семейного) капитала с учетом их целевого назначения, поскольку в данном случае должностным лицом органа, исполнявшим исполнительный документ, выступал судебный пристав-исполнитель, который и несет всю полноту ответственности за свои действия.

Президиум отменил апелляционное определение с оставлением в силе решения суда первой инстанции.

Постановление 44Г-14/2016

Нарушение норм процессуального права.

Вывод суда о том, что у поверенной отсутствовали полномочия на подтверждение факта получения денег в связи с отсутствием у нее нотариально удостоверенной доверенности, а также об отсутствии допустимых доказательств, подтверждающих получение денежных средств в счет оплаты стоимости квартиры, основаны на неправильном применении норм материального и процессуального права.

З. обратилась в суд с иском к А. о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами, мотивируя требования тем, что является наследником умершего З., который, находясь под стражей, 07 августа 2002 года выдал А. доверенность на право распоряжения квартирой и она была продана, однако денежные средства ответчик не передавала.

Решением суда исковые требования удовлетворены в части. С Н. в пользу З. взыскано неосновательное обогащение, судебные расходы. В иске к А. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам решение изменено.

Как видно из материалов дела, по доверенности, удостоверенной начальником СИЗО-2 ГУИН Минюста России по Красноярскому краю 07 августа 2002 года З. уполномочил А., пользоваться и распоряжаться принадлежащей ему на праве собственности квартирой, с правом продажи, определением суммы, получением денег.

14 ноября 2002 года А., действующая от имени З., заключила с Н. договор купли-продажи вышеуказанной квартиры. Согласно п. 5 расчет между сторонами произведен полностью до подписания договора

Право собственности Н. на спорную квартиру в установленном законом порядке зарегистрировано 06 сентября 2013 года.

22 марта 2014 года З. умер, его наследником является З.

Удовлетворяя исковые требования в части, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что договор купли-продажи квартиры от 14 ноября 2002 года является незаключенным, поскольку передача спорного недвижимого имущества покупателю и оплата им стоимости имущества не подтверждены доказательствами, в связи с чем взыскал неосновательное обогащение с Н. исходя из рыночной стоимости квартиры, определенной в размере 517000 руб.

Изменяя решение суда в части размера денежных средств, подлежащих взысканию с Н. в пользу З., судебная коллегия исходила из того, что факт регистрации права на квартиру за ответчиком подтверждает исполнение сделки по передаче недвижимого имущества, в связи с чем обоснованно исключила вывод суда первой инстанции о незаключенности договора купли-продажи.

В то же время, судебная коллегия указала на то, что у поверенной отсутствовали полномочия на подтверждение факта получения денег в связи с отсутствием у нее нотариально удостоверенной доверенности, а потому согласилась с выводом суда первой инстанции об отсутствии допустимых доказательств, подтверждающих получение денежных средств продавцом З. или его поверенной А. от покупателя Н. в счет оплаты стоимости квартиры.

Между тем с выводами суда первой и апелляционной инстанций согласиться нельзя, поскольку они основаны на неправильном применении норм материального и процессуального права.

Согласно ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Как следует из п.п. 4, 5 договора стоимость спорной квартиры определена по соглашению сторон договора в размере 84631 руб. и данная сумма уплачена до подписания договора.

Составления сторонами дополнительных документов в подтверждение передачи денежных средств условиями договора и законом не предусмотрено.

Договор купли-продажи от 14 ноября 2002 года подписан лично А., что ею не отрицалось при рассмотрении дела, она действовала на основании доверенности, удостоверенной начальником СИЗО-2 ГУИН Минюста России по Красноярскому краю 07 августа 2002 года, что в силу п. 3 ст. 185 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент выдачи доверенности) приравнивается к нотариально удостоверенным доверенностям. Доверенность предусматривала право на получение денежных средств по сделке.

Таким образом, А., подписав указанный договор лично, тем самым подтвердила факт оплаты ей стоимости отчуждаемого имущества, что является также подтверждением надлежащего исполнения покупателем договора купли-продажи.

Согласно ст. 971 ГК РФ по договору поручения одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия. Права и обязанности по сделке, совершенной поверенным, возникают непосредственно у доверителя.

В соответствии с абз. 4 ст. 974 ГК РФ поверенный обязан передавать доверителю без промедления все полученное по сделкам, совершенным во исполнение поручения.

Однако выводы суда относительно исполнения обязательств А., (поверенной) перед З. (доверителем) судебные постановления не содержат.

Указанные выше требования закона судами не были учтены при рассмотрении возникшего спора и привели к неправильному разрешению дела.

Президиумом судебные постановления отменены с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Постановление № 44Г-1/2016

Суду апелляционной инстанции в соответствии с абзацем первым пункта 29 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» следовало поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств.

Б. в лице представителя. обратилась в суд с иском к А., Ф. об устранении препятствий в пользовании недвижимым имуществом. Требования мотивированы тем, что истица является собственником объекта недвижимости – причала, общей площадью 396,1 кв.м. Ответчики являются владельцами смежного земельного участка, на котором построили капитальное каркасное брусовое строение, выходящее за пределы границ принадлежащего им земельного участка и частично находящееся на причале, что создает препятствия в пользовании принадлежащим ей недвижимым имуществом. С учетом уточненных требований истица просила обязать ответчика освободить причал путем демонтажа строения 1, строения 2, печи, металлического каркаса, деревянного настила.

Решением суда иск удовлетворен. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам отменено.

В пункте 45 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что применяя статью 304 ГК РФ, в силу которой собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения, судам необходимо учитывать следующее. В силу статей 304,305 ГК РФ иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение. Такой иск подлежит удовлетворению и в том случае, когда истец докажет, что имеется реальная угроза нарушения его права собственности или законного владения со стороны ответчика. Иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению независимо от того, на своем или чужом земельном участке либо ином объекте недвижимости ответчик совершает действия (бездействие), нарушающие право истца.

Удовлетворяя исковые требования к А., суд первой инстанции, применив вышеназванные правовые нормы к спорным правоотношениям, исходил из того, что Б. принадлежит по праву собственности объект недвижимости – причал, на котором возведены строение 1, строение 2, печь, металлический каркас, деревянный настил, принадлежащие А., что препятствует Б. пользоваться причалом.

Отменяя решение суда и принимая новое решение об отказе в удовлетворении иска к А., суд апелляционной инстанции исходил из того, что А. длительное время эксплуатирует возведенные строения, а Б. не владеет принадлежащим ей причалом, в связи с чем последней избран ненадлежащий способ защиты права.

С таким выводом суда апелляционной инстанции Президиум не согласился.

Статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации установлены способы защиты гражданских прав.

Выбор способа защиты права принадлежит субъекту права, который вправе воспользоваться как одним из них, так и несколькими способами.

Вместе с тем способ защиты права предопределяется теми правовыми нормами, которые регулируют конкретные правоотношения.

Выбор способа защиты вещного права, квалификация спорного отношения судом и в итоге разрешение гражданского спора зависит от того, в чьем фактическом владении находится спорное имущество.

Истица, доказавшая свое право собственности на причал, указывала на то, что действиями ответчиков, не связанными с лишением ее владения, нарушается ее право собственности на причал, в кассационной жалобе она указывает на то, что владеет причалом, имеющим два уровня, в связи с возведением на причале ответчиками строений она не может полноценно пользоваться вторым уровнем причала.

При рассмотрении заявленного негаторного иска необходимо установить в чьем фактическом владении находится принадлежащий истице причал, а не строения, принадлежащие ответчику.

Поскольку судом первой инстанции указанные выше обстоятельства неправильно не были определены как имеющие значение для дела, то суду апелляционной инстанции в соответствии с абзацем первым пункта 29 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» следовало поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции в нарушение указанных правовых норм и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ не поставил на обсуждение вопрос о необходимости представления истицой доказательств факта нахождения причала в ее владении, не предложил ей представить дополнительные доказательства в обоснование правовой позиции по делу и для устранения имеющихся противоречий, при этом факт длительности нарушения права – эксплуатации Андреевым А.В. возведенных на причале строений сам по себе не препятствует удовлетворению негаторного иска.

Президиум отменил судебное постановление с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Постановление 44Г-2/2016

Суд апелляционной инстанции в нарушение положений статьи 67 ГПК РФ не оценил доказательства на предмет их относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, не устранил имеющиеся противоречия между указанными доказательствами, несмотря на то, что содержащиеся в них сведения о фактических обстоятельствах имеют существенное значение для правильного разрешения спора по настоящему делу.

Л. , П. обратились в суд с иском к Я. об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Требования мотивированы следующим: истцы являются наследниками Л, после смерти которого осталось наследственное имущество, находившееся в его квартире. Ответчица вывезла из квартиры часть имущества, оно находится в ее владении. С учетом уточнения исковых требований просили истребовать из чужого незаконного владения ответчицы холодильник; стиральную машину; кухонный гарнитур, раковину в ванную комнату; подвесной унитаз зеркало; полотенцесушитель.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично. Суд обязал истребовать из чужого незаконного владения Я. холодильник, стиральную машину. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам вышеназванное решение в части отказа в удовлетворении исковых требований об истребовании кухонного гарнитура отменено.

Согласно пункту 2 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества. В случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

Право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором (пункт 1 статьи 223 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

В силу статьи 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

В пункте 36 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что в соответствии со статьей 301 Гражданского кодекса РФ лицо, обратившееся в суд с иском об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения, должно доказать свое право собственности на имущество, находящееся во владении ответчика. Право собственности на движимое имущество доказывается с помощью любых предусмотренных процессуальным законодательством доказательств, подтверждающих возникновение этого права у истца.

Удовлетворяя исковые частично требования и отказывая в удовлетворении остальной части исковых требований, суд первой инстанции, применив вышеназванные правовые нормы к спорным отношениям, исходил из того, что истцами представлены доказательства права собственности на холодильник и стиральную машину, в то время как доказательств принадлежности им иного имущества представлено не было.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение, суд апелляционной инстанции исходил из того, что материалы дела содержат письменные доказательства принадлежности данного имущества истцам – показания ответчицы, данные в рамках доследственной проверки. Также суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что представленные ответчицей письменные доказательства – акт приема-передачи кухонного гарнитура, правила пользования и условия эффективного и безопасного использования мебели не являются доказательствами принадлежности данного имущества ответчице, поскольку отношения между нею и Л., связанные с ремонтом квартиры, возникли в августе 2013 года.

Президиум не согласился с такими выводами суда апелляционной инстанции.

В соответствии с частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В данном случае истцы в соответствии с положениями пункта 2 статьи 218, пункта 1 статьи 223 Гражданского кодекса Российской Федерации должны доказать право собственности наследодателя на истребуемое имущество, которое перешло к ним по наследству, представить доказательства приобретения наследодателем права собственности на имущество по договору либо иному основанию.

В подтверждение права собственности истцов на кухонный гарнитур суд апелляционной инстанции указал на письменные доказательства – показания ответчицы, данные в рамках доследственной проверки, о том, что кухонный гарнитур приобретал Л. в 2011 году.

Вместе с тем материалы дела не содержат таких письменных доказательств, а обстоятельства времени возникновения отношений между ответчицей и Л., связанных с ремонтом квартиры, для разрешения вопроса о принадлежности истребуемого имущества правового значения не имеют.

Как разъяснено в пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда РФ №10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», применяя статью 301 ГК РФ, судам следует иметь в виду, что собственник вправе истребовать свое имущество от лица, у которого оно фактически находится в незаконном владении.

Таким образом, с помощью виндикационного иска может быть истребовано индивидуально определенное имущество (вещь), имеющееся у незаконного владельца в натуре.

Часть 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Согласно материалам дела истцы просили истребовать кухонный гарнитур.

Факт нахождения указанного имущества во владении ответчицы подтверждается протоколом осмотра места происшествия от 27 декабря 2014 года

Вместе с тем суд апелляционной инстанции обязал истребовать из чужого незаконного владения ответчицы кухонный гарнитур Арито + техника + кухонный гарнитур Oxford + техника, л/м Бостон 3-1-1, доказательств идентичности данного имущества имуществу, указанному в иске, материалы дела не содержат.

Согласно абзацу второму части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных настоящей главой.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2012 года № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Названные выше требования закона и указания Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.

Суд апелляционной инстанции в нарушение положений статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не оценил данные доказательства на предмет их относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, не устранил имеющиеся противоречия между указанными доказательствами, несмотря на то, что содержащиеся в них сведения о фактических обстоятельствах имеют существенное значение для правильного разрешения спора по настоящему делу.

Президиумом отменено апелляционное определение суда с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

Постановление № 44Г-6/2016

Отдел проверки вступивших в законную силу судебных решений по уголовным и гражданским делам Верховного Суда Республики Хакасия

Дата актуальности материала: 11.08.2016

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

Приказ Минсельхоза России от 02.11.2022 N 776 "Об утверждении порядка назначения лекарственных препаратов для ветеринарного применения, перечня лекарственных средств для ветеринарного применения, в том числе антимикробных препаратов для ветеринарного применения, отпускаемых по рецепту на лекарственный препарат или по требованию ветеринарной организации или организации (индивидуального предпринимателя), осуществляющей (осуществляющего) разведение, выращивание и содержание животных, формы рецептурного бланка на лекарственный препарат для ветеринарного применения, формы требования ветеринарной организации или организации (индивидуального предпринимателя), осуществляющей (осуществляющего) разведение, выращивание и содержание животных, порядка оформления таких рецептурного бланка и требования, их учета и хранения" (Зарегистрировано в Минюсте России 30.11.2022 N 71227)

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed