г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Обзор судебной практики ВС РФ 1 (2014) от 24.12.2014 г. (Судебная коллегия по административным делам)

Утверждён Президиумом Верховного Суда
Российской Федерации 24 декабря 2014 года
ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
1 (2014)

 

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО АДМИНИСТРАТИВНЫМ ДЕЛАМ

I. Оспаривание нормативных правовых актов

1. Субъект Российской Федерации вправе установить повышенный размер арендной платы за земельные участки, находящиеся в его собственности, и земельные участки, государственная собственность на которые не разграничена, предоставляемые для строительства нежилых помещений, если объекты недвижимости на данном земельном участке не введены в эксплуатацию по истечении трёх лет с даты заключения договора аренды земельного участка.

О. и Ж. обратились в Волгоградский областной суд с заявлением о признании недействующим п. 21.5 Порядка расчёта арендной платы за земельные участки, государственная собственность на которые не разграничена, и земельные участки, находящиеся в собственности Волгоградской области, утверждённого постановлением администрации Волгоградской области от 22 августа 2011 г. № 469-п (далее – Порядок).
Согласно оспариваемому пункту размер арендной платы за земельные участки, предоставленные для строительства, за исключением земельных участков, указанных в абзаце первом подп. 21.4увеличивается в два раза в случае, если объекты недвижимости на данном земельном участке не введены в эксплуатацию по истечении трёх лет с даты заключения договора аренды земельного участка. В абзаце первом подп. 21.4 Порядка говорится об арендной плате за земельные участки, предоставленные в соответствии с п. 15 ст. 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. № 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» (далее – Федеральный закон от 25 октября 2001 г. № 137-ФЗ) для жилищного строительства, комплексного освоения в целях жилищного строительства.
Заявители считали, что оспариваемая норма противоречит пп. 1 и 3 ст. 65 Земельного кодекса Российской Федерации и п. 7 Правил определения размера арендной платы, а также порядка, условий и сроков внесения арендной платы за земли, находящиеся в собственности Российской Федерации, утверждённых постановлением Правительства РФ от 16 июля 2009 г. № 582 (далее – Правила), и нарушает их права и законные интересы. Они являются арендаторами земельного участка под незавершённым строительством зданием птичника, находящимся в их общей долевой собственности в г. Волжском Волгоградской области, срок действия договора аренды установлен с 16 января 2006 г. по 16 января 2055 г. В связи с введением рассматриваемого регулирования в 4,5 раза увеличен размер арендной платы за данный земельный участок.
Отказывая в удовлетворении заявления, Волгоградский областной суд исходил из вывода о том, что п. 21.5 Порядка не противоречит федеральному законодательству, имеющему большую юридическую силу.
Оспариваемая норма и акты большей юридической силы, на которые ссылались О. и Ж., имеют различные правовые основания для их издания и различные предметы правового регулирования. Пункт 21.5 Порядка принят в соответствии с п. 10 ст. 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. № 137-ФЗ и касается объектов незавершённого
строительства из категории нежилых помещений, а п. 7 Правил – в соответствии с п. 3 ст. 65 ЗК РФ и относится к объектам жилищного строительства.
Верховный Суд Российской Федерации, рассматривая дело по апелляционной жалобе О. и Ж., признал, что вывод суда первой инстанции, изложенный в решении, основан на анализе действующего законодательства и оснований для признания его неправильным не имеется.
Согласно п. 1 ст. 65 ЗК РФ использование земли в Российской Федерации является платным. Формами платы за использование земли являются земельный налог (до введения в действие налога на недвижимость) и арендная плата. 
На основании п. 3 этой же статьи за земли, переданные в аренду, взимается арендная плата. Порядок определения размера арендной платы, порядок, условия и сроки внесения арендной платы за земли, находящиеся в собственности субъектов Российской Федерации, устанавливаются органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Размер арендной платы является существенным условием договора аренды земельного участка. В случае, если по истечении трёх лет с даты предоставления в аренду земельного участка, находящегося в государственной собственности, для жилищного строительства, за исключением случаев предоставления земельных участков для индивидуального жилищного строительства, не введён в эксплуатацию построенный на таком земельном участке объект недвижимости, арендная плата за такой земельный участок устанавливается в размере не менее двукратной налоговой ставки земельного налога на соответствующий земельный участок, если иное не установлено земельным законодательством.
Аналогичное правовое предписание отражено в п. 7 Правил. 
В соответствии с п. 10 ст. 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. № 137-ФЗ порядок определения размера арендной платы за использование земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена, устанавливается органами государственной власти субъектов Российской Федерации, если иное не предусмотрено Федеральным законом «О государственной компании «Российские автомобильные дороги» и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».
Подпунктом «д» п. 2 ст. 21 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» высшим исполнительным органам государственной власти субъектов Российской Федерации предоставлено право управлять и распоряжаться собственностью субъекта Российской Федерации.
Введение оспариваемой нормы, не касающейся арендной платы для объектов незавершённого жилищного строительства, составляет предмет полномочий высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации и не противоречит актам большей юридической силы.
Определение № 16-АПГ14-5

2. Многоквартирным признаётся дом, состоящий из двух и более квартир, а также принадлежащего собственникам этих квартир на праве общей долевой собственности общего имущества, в состав которого входят помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме.

В ст. 3 Закона Архангельской области от 2 июля 2013 г. № 701-41-ОЗ «Об организации проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах, расположенных на территории Архангельской области» (далее – Закон) приведены основные понятия, используемые в данном законе. Так, согласно подп. 3 п. 1 ст. 3 Закона многоквартирный дом – совокупность двух и более квартир, имеющих самостоятельные выходы в помещения общего пользования в таком доме. 
Заместитель прокурора Архангельской области обратился в суд с заявлением о признании недействующим подп. 3 п. 1 ст. 3 Закона, ссылаясь на его противоречие действующему законодательству, поскольку он исключает возможность проведения капитального ремонта многоквартирных жилых домов, жилые помещения в которых имеют самостоятельные выходы на земельные участки, прилегающие к таким домам. Прокурор также указывал, что федеральным законодательством к многоквартирным жилым домам отнесены не только дома, состоящие из двух и более квартир, имеющих самостоятельные выходы в помещения общего пользования, но и дома, жилые помещения в которых имеют самостоятельные выходы на земельные участки, прилегающие к таким домам.
Решением Архангельского областного суда от 27 января 2014 г. заявление заместителя прокурора Архангельской области удовлетворено, подп. 3 п. 1 ст. 3 Закона, в редакции, действовавшей на момент рассмотрения дела, признан недействующим со дня вступления решения суда в законную силу.
Проверив материалы дела по апелляционным жалобам Архангельского областного Собрания депутатов и губернатора Архангельской области, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к следующему. 
Согласно п. «к» ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации жилищное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.
По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон (чч. 2 и 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации).
В соответствии с п. 61 ст. 2 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее – ЖК РФ) органы государственной власти и органы местного самоуправления в пределах своих полномочий обеспечивают условия для осуществления гражданами права на жилище, в том числе организуют обеспечение своевременного проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах за счет взносов собственников помещений в таких домах на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирных домах, бюджетных средств и иных не запрещённых законом источников финансирования.
Пунктом 83 ст. 13 указанного кодекса к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации в области жилищных отношений отнесено определение порядка установления необходимости проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме.
Разделом IX ЖК РФ урегулированы вопросы организации проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах. Так, ст. 167 ЖК РФ определено, что органы государственной власти субъекта Российской Федерации принимают нормативные правовые акты, которые направлены на обеспечение своевременного проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах, расположенных на территории субъекта Российской Федерации.
Частью 1 ст. 15 и ч. 1 ст. 16 ЖК РФ установлено, что объектами жилищных прав являются жилые помещения, к которым относятся жилой дом, часть жилого дома, квартира, часть квартиры, комната.
Часть 2 ст. 16 ЖК РФ признаёт жилым домом индивидуально-определённое здание, которое состоит из комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком здании. В соответствии с ч. 3 ст. 16 ЖК РФ квартирой признаётся структурно обособленное помещение в многоквартирном доме, обеспечивающее возможность прямого доступа к помещениям общего пользования в таком доме и состоящее из одной или нескольких комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком обособленном помещении.
В силу ст. 289 ГК РФ собственнику квартиры в многоквартирном доме наряду с принадлежащим ему помещением, занимаемым под квартиру, принадлежит также доля в праве собственности на общее имущество дома.
Состав общего имущества собственников квартир в многоквартирном доме, а также их права и обязанности в отношении данного имущества определены в ст. 290 ГК РФ, ст. 36 — 40 ЖК РФ.
Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования, пришёл к правильному выводу о том, что оспариваемый подп. 3 п. 1 ст. 3 Закона противоречит нормам федерального законодательства. Из приведённых законоположений следует, что под многоквартирным домом понимается дом, который имеет не менее двух квартир,
отвечающих требованиям ч. 3 ст. 16 ЖК РФ, а также принадлежащее собственникам этих квартир на праве общей долевой собственности общее имущество, в состав которого согласно ч. 1 ст. 36 названного кодекса входят помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы); иные помещения в данном доме, не принадлежащие отдельным собственникам и предназначенные для удовлетворения социально-бытовых потребностей собственников помещений в данном доме, включая помещения, предназначенные для организации их досуга, культурного развития, детского творчества, занятий физической культурой и спортом и подобных мероприятий; крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции данного дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения; земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства, иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома и расположенные на указанном земельном участке объекты.
Законодатель Архангельской области без учёта требований федерального законодательства произвольно ограничил круг многоквартирных домов, в которых разделом IX ЖК РФ предусмотрена организация проведения капитального ремонта общего имущества.
Федеральным законодательством при определении основных признаков объектов правоотношений в жилищной сфере, в том числе связанных с проведением капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах, не предусмотрен критерий организации выходов из такого дома (в помещение общего пользования либо без такового). Смысл правового регулирования правоотношений по определению объектов капитального ремонта также не связывается в федеральном законодательстве с указанным критерием. Как следует из приведённых норм жилищного и гражданского законодательства, субъекту Российской Федерации не предоставлены правомочия по установлению критериев отнесения жилых домов к категории многоквартирных, более того, произвольных и дискриминационных критериев, не связанных с целями правового регулирования данного конкретного нормативного правового акта, поскольку необходимость проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах не может зависеть от особенностей конструктивной планировки многоквартирного дома, в том числе от способа организации выходов из квартир такого дома.
Определение № 1-АПГ14-7

3. Уменьшение размера платы за услуги холодного и горячего водоснабжения и водоотведения в связи с временным отсутствием жильца в жилом помещении, не оборудованном индивидуальным или общим (квартирным) прибором учёта воды, не является основанием для перерасчёта размера платы за указанные услуги другим жильцам дома, не имеющим индивидуальных или общих (квартирных) приборов учёта воды.

Пунктом 32 постановления Правительства Москвы от 10 февраля 2004 г. № 77-ПП «О мерах по улучшению системы учёта водопотребления и совершенствованию расчётов за холодную, горячую воду и тепловую энергию в жилых зданиях и объектах социальной сферы города Москвы» в редакции постановления Правительства Москвы от 25 февраля 2014 г. №75-ПП утверждена Методика распределения между абонентами и потребителями объёмов и стоимости холодной и горячей воды и услуг водоотведения на основе показаний приборов учёта воды (далее – Методика).
Разделом 3 Методики определён порядок расчёта объёмов холодной и горячей воды и водоотведения, подлежащих оплате потребителями услуг в жилых зданиях при отсутствии квартирных приборов учёта холодной и горячей воды.
Согласно п. 322 Методики при временном отсутствии потребителя в жилом помещении осуществляется перерасчёт размера платы всем жильцам за услуги холодного и горячего водоснабжения и водоотведения.
Далее по тексту данного пункта установлен порядок определения размера дополнительных платежей, подлежащих оплате жильцами каждой квартиры (на примере перерасчёта за период временного отсутствия потребителя, равный трём расчётным периодам (кварталам).
Пункт 422.2 Методики гласит, что при временном отсутствии потребителя в жилом помещении, не оборудованном индивидуальным или общим (квартирным) прибором учёта, всем жильцам, не имеющим индивидуальных или общих (квартирных) приборов учёта, осуществляется перерасчёт размера платы за услуги холодного и горячего водоснабжения и водоотведения. Размер дополнительных платежей, подлежащих оплате жильцами каждой квартиры, определяется в соответствии с п. 322Методики.
С. обратился в Московский городской суд с заявлением о признании недействующими пп. 322 и 422.2 Методики, ссылаясь на то, что содержащиеся в них положения противоречат Правилам предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утверждённым постановлением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2011 г. № 354 (далее – Правила), которыми не предусмотрена возможность перерасчёта и взимания дополнительных платежей с потребителей коммунальных услуг при временном отсутствии жильцов.
Решением Московского городского суда от 6 мая 2014 г. заявление С. оставлено без удовлетворения.
Изучив доводы апелляционной жалобы С., проверив материалы дела, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации нашла данное решение подлежащим отмене, как основанное на неправильном применении норм материального права, регулирующего спорное правоотношение.
В частности, отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что органы государственной власти субъекта Российской Федерации, имея полномочия по утверждению тарифов и нормативов на услуги организаций коммунального комплекса, не лишены возможности определить порядок перерасчёта платы всем жильцам за услуги холодного и горячего водоснабжения и водоотведения при временном отсутствии потребителя в жилом помещении. Оспариваемые региональные нормы федеральному законодательству не противоречат и не нарушают каких-либо прав и законных интересов заявителя, иного механизма определения платы за холодное и горячее водоснабжение и водоотведение, отличного от порядка, предусмотренного федеральным законодателем, не устанавливают. Освобождение потребителей от оплаты коммунальных услуг в связи с их отсутствием в жилом помещении и предоставление им действующим жилищным законодательством права на перерасчёт размера платежей не освобождают иных потребителей, пользовавшихся соответствующими коммунальными услугами, от обязанности их оплаты в полном объёме.
Судебная коллегия с такими выводами не согласилась.
По смыслу ч. 1 ст. 153, ч. 4 ст. 154, ч. 11 ст. 155, чч. 1 и 2 ст. 157 ЖК РФ, федеральный законодатель, возлагая на граждан и организации обязанность своевременно и полностью вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги и определяя в связи с этим структуру платы за коммунальные услуги, одновременно предписывает, что размер платы за коммунальные услуги при отсутствии приборов учёта рассчитывается исходя из нормативов потребления коммунальных услуг, утверждаемых органами государственной власти субъектов Российской Федерации, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Неиспользование собственниками, нанимателями и иными лицами помещений не является основанием для невнесения платы за жилое помещение и коммунальные услуги. При временном отсутствии граждан внесение платы за отдельные виды коммунальных услуг, рассчитываемой исходя из нормативов потребления, осуществляется с учётом перерасчёта платежей за период временного отсутствия граждан в порядке, утверждаемом Правительством Российской Федерации.
В настоящее время порядок расчёта и внесения платы за жилое помещение и коммунальные услуги, в том числе и порядок перерасчёта размера платы за отдельные виды коммунальных услуг за период временного отсутствия потребителей в занимаемом жилом помещении, не оборудованном индивидуальным или общим (квартирным) прибором учёта, определяется Правилами.
Согласно п. 1 Правил под нормативом потребления коммунальной услуги понимается количественный показатель объёма потребления коммунального ресурса, применяемый для расчёта платы за коммунальную услугу при отсутствии приборов учёта.
В силу пп. 86, 87, 90 и 97 Правил при временном, то есть более пяти полных календарных дней подряд, отсутствии потребителя в жилом помещении, не оборудованном индивидуальным или общим (квартирным) прибором учёта, осуществляется перерасчёт размера платы за предоставленную потребителю в таком жилом помещении коммунальную услугу, за исключением коммунальной услуги по отоплению и газоснабжению на цели отопления жилых помещений.
Размер платы за коммунальную услугу по водоотведению подлежит перерасчёту в том случае, если осуществляется перерасчёт размера платы за коммунальную услугу по холодному водоснабжению и (или) горячему водоснабжению.
Перерасчёт размера платы за коммунальные услуги производится пропорционально количеству дней периода временного отсутствия потребителя, которое определяется исходя из количества полных календарных дней его отсутствия, не включая день выбытия из жилого помещения и день прибытия в жилое помещение.
Результаты перерасчёта размера платы за коммунальные услуги отражаются: а) в случае подачи заявления о перерасчёте до начала периода временного отсутствия – в платёжных документах, формируемых исполнителем в течение периода временного отсутствия потребителя в занимаемом жилом помещении; б) в случае подачи заявления о перерасчёте после окончания периода временного отсутствия – в очередном платёжном документе.
Изложенное даёт убедительную основу для вывода о том, что временное, более пяти полных календарных дней подряд, отсутствие потребителя в жилом помещении, не оборудованном индивидуальным или общим (квартирным) прибором учёта, не предполагает перерасчёта размера платы за предоставленную потребителям в других жилых помещениях, не оборудованных индивидуальным или общим (квартирным) прибором учёта, коммунальную услугу.
Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что какие-либо федеральные нормы, предоставляющие право субъекту Российской Федерации вводить своим правовым актом иной порядок перерасчёта размера платы за отдельные виды коммунальных услуг за период временного отсутствия потребителей в занимаемом жилом помещении, не оборудованном индивидуальным и (или) общим (квартирным) прибором учёта, чем это предусмотрено Правилами, отсутствуют.
Вопреки этому Правительством Москвы в оспариваемых нормах фактически введён иной порядок перерасчёта размера платы за отдельные виды коммунальных услуг за период временного отсутствия потребителей в занимаемом жилом помещении, не оборудованном индивидуальным и (или) общим (квартирным) прибором учёта, чем это предусмотрено федеральным законодательством, а именно порядок, которым не исключается в случае временного отсутствия потребителя в жилом помещении, не оборудованном индивидуальным или общим (квартирным) прибором учёта, перераспределение на других жителей дома стоимости коммунальной услуги, не использованной отсутствующим жильцом.
С учётом изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации определила решение Московского городского суда от 6 мая 2014 г. отменить, принять новое решение, которым заявление С. удовлетворить. 
Определение № 5-АПГ14-18

II. Практика применения Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

4. Часть 5 ст. 45 КоАП РФ не предусматривает возможности приостановления течения срока давности привлечения к административной ответственности на период возвращения дела об административном правонарушении для рассмотрения по месту совершения правонарушения.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 4 Ленинского района г. Нижний Новгород от 15 января 2013 г., оставленным без изменения решением судьи Ленинского районного суда города Нижний Новгород от 26 марта 2013 г., Г. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на один год.
Постановлением заместителя председателя Нижегородского областного суда от 6 сентября 2013 г. судебные акты оставлены без изменения.
В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Г. просил отменить указанные судебные акты.
Из содержания ч. 1 ст. 45 КоАП РФ следует, что срок давности привлечения к административной ответственности за административное правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, составляет три месяца со дня его совершения.
В соответствии с ч. 5 ст. 45 КоАП РФ срок давности привлечения к административной ответственности приостанавливается с момента удовлетворения ходатайства лица о рассмотрении дела по месту его жительства до момента поступления материалов судье, в орган, должностному лицу, уполномоченным рассматривать дело, по месту жительства лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.
Согласно п. 6 ч. 1 ст. 245 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при истечении сроков давности привлечения к административной ответственности.
Обстоятельства, послужившие основанием для возбуждения в отношении Г. дела об административном правонарушении, имели место 5 октября 2012 г.
31 октября 2012 г. Г. заявил ходатайство о рассмотрении дела по месту его жительства.
Определением мирового судьи судебного участка № 4 Ленинского района г. Нижний Новгород от 12 ноября 2012 г. указанное ходатайство было удовлетворено, дело об административном правонарушении в отношении Г. направлено мировому судье судебного участка № 2 Московского района г. Нижний Новгород.
Согласно правовой позиции, изложенной в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2009 года, право лица, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, на рассмотрение дела по месту его жительства может быть ограничено при необходимости защиты публичных интересов или интересов других участников производства по делу об административном правонарушении, в частности в случае наличия по делу об административном правонарушении потерпевшего, не согласного с передачей дела по месту жительства лица, привлекаемого к административной ответственности.
Из материалов дела об административном правонарушении суд установил, что потерпевший П. возражал против рассмотрения дела об административном правонарушении по месту жительства лица, в отношении которого велось производство по делу об административном правонарушении.
При таких обстоятельствах определением мирового судьи судебного участка № 2 Московского района г. Нижний Новгород от 11 декабря 2012 г. дело об административном правонарушении в отношении Г. было возвращено мировому судье судебного участка № 4 Ленинского района г. Нижний Новгород.
15 января 2013 г. дело об административном правонарушении рассмотрено мировым судьёй указанного судебного участка по месту совершения административного правонарушения.
КоАП РФ предусматривает приостановление срока давности привлечения к административной ответственности лишь в случае удовлетворения ходатайства лица, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, о рассмотрении дела по месту его жительства, когда время пересылки дела не включается в срок давности привлечения к административной ответственности.
При этом исходя из смысла ч. 5 ст. 45 КоАП РФ течение названного срока приостанавливается лишь в случае рассмотрения дела по месту жительства лица, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении.
Таким образом, срок давности привлечения Г. к административной ответственности не приостанавливался и истёк 5 января 2013 г.
Однако 15 января 2013 г. мировой судья судебного участка № 4 Ленинского района г. Нижний Новгород признал Г. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, за пределами срока давности привлечения к административной ответственности, что в силу требований п. 6 ч. 1 ст. 245
КоАП РФ является основанием для прекращения производства по делу об административном правонарушении.
Постановление № 9-АД13-9

5. До истечения десятидневного срока, отведённого владельцу транспортного средства для заключения договора страхования гражданской ответственности, водитель такого транспортного средства имеет право управлять им без соответствующего страхового полиса.

Постановлением инспектора БДПС ГИБДД УМВД России по
г. Йошкар-Оле от 7 февраля 2013 г., оставленным без изменения
решением судьи Йошкар-Олинского городского суда Республики Марий
Эл от 4 апреля 2013 г., решением судьи Верховного Суда Республики
Марий Эл от 8 мая 2013 г. и постановлением и.о. председателя
Верховного Суда Республики Марий Эл от 20 августа 2013 г., С.А.
признан виновным в совершении административного правонарушения,
предусмотренного ч. 1 ст. 1237 КоАП РФ, и подвергнут
административному наказанию в виде административного штрафа в
размере 300 рублей.
В надзорной жалобе заявитель просил отменить указанные
судебные акты.93
Изучив материалы дела об административном правонарушении и
доводы жалобы, судья Верховного Суда Российской Федерации пришел
к следующим выводам.
В соответствии с ч. 1 ст. 1237 КоАП РФ управление транспортным
средством в период его использования, не предусмотренный страховым
полисом обязательного страхования гражданской ответственности
владельцев транспортного средства, а равно управление транспортным
средством с нарушением предусмотренного данным страховым полисом
условия управления этим транспортным средством только указанными в
нём водителями, влечёт наложение административного штрафа в
размере 500 рублей (в ред. Федеральных законов от 22 июня 2007 г. №
116-ФЗ, от 23 июля 2013 г. № 196-ФЗ).
Привлекая С.А. к административной ответственности, инспектор
БДПС ГИБДД УМВД России по г. Йошкар-Оле исходил из того, что 7
февраля 2013 г. в 00 часов 14 минут возле дома 17 по улице К. в г.
Йошкар-Оле С.А. управлял транспортным средством, будучи не
вписанным в страховой полис. В связи с этим должностное лицо ДПС
ГИБДД пришло к выводу о наличии в действиях С.А. состава
административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 1237
КоАП РФ. Судебные инстанции с данными выводами согласились.
Указанные выводы Верховный Суд Российской Федерации не
признал обоснованными.
В соответствии с ч. 1 ст. 4 Федерального закона от 25 апреля 2002 г.
№ 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности
владельцев транспортных средств» (далее – Федеральный закон № 40-
ФЗ) владельцы транспортных средств обязаны на условиях и в порядке,
которые установлены названным законом и в соответствии с ним,
страховать риск своей гражданской ответственности, которая может
наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или
имуществу других лиц при использовании транспортных средств (в ред.
Федерального закона от 1 декабря 2007 г. № 306-ФЗ).
Согласно ч. 2 указанной статьи при возникновении права владения
транспортным средством (приобретении его в собственность, получении
в хозяйственное ведение или оперативное управление и т.п.) владелец
транспортного средства обязан застраховать свою гражданскую
ответственность до регистрации транспортного средства, но не позднее
чем через десять дней после возникновения права владения им (в ред.
Федерального закона от 1 июля 2011 г. № 170-ФЗ).
Согласно Федеральному закону № 40-ФЗ владелец транспортного
средства – это собственник транспортного средства, а также лицо,
владеющее транспортным средством на праве хозяйственного ведения
или праве оперативного управления либо на ином законном основании.
Не является владельцем транспортного средства лицо, управляющее 94
транспортным средством в силу исполнения своих служебных или
трудовых обязанностей, в том числе на основании трудового или
гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем
транспортного средства.
Из системного толкования приведённых норм, а также согласно п. 21.1
Правил дорожного движения Российской Федерации,
предусматривающему обязанность водителя иметь при себе страховой
полис лишь в случаях, установленных федеральным законом,
Верховный Суд Российской Федерации пришёл к выводу, что до
истечения десятидневного срока, отведённого владельцу транспортного
средства для заключения договора страхования гражданской
ответственности, водитель такого транспортного средства имеет право
управлять им без соответствующего страхового полиса.
Из материалов дела суд усмотрел, что 5 февраля 2013 г. между С.М.
и С.А. заключён договор безвозмездного пользования автомобилем,
согласно которому С.М. передал С.А. во временное пользование
принадлежащее ему на праве собственности транспортное средство –
автомобиль.
При таких обстоятельствах С.А., являясь в соответствии со ст. 1
Федерального закона № 40-ФЗ владельцем указанного транспортного
средства, вправе был застраховать свою гражданскую ответственность
не позднее чем через 10 дней после возникновения права владения
транспортным средством, то есть в данном случае последним днём
истечения такого срока явилось 15 февраля 2013 г.
На момент управления С.А. 7 февраля 2013 г. транспортным
средством – автомобилем, находящимся у него во временном владении
на основании договора от 5 февраля 2013 г., предусмотренный
указанным нормативным правовым актом срок для заключения договора
страхования гражданской ответственности не истёк, что не лишало его
права управлять таким транспортным средством без соответствующего
страхового полиса и согласуется с п. 21.1 Правил дорожного движения
Российской Федерации.
На основании изложенного наличие в действиях С.А. состава
административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 1237
КоАП РФ, исключается.
Постановление № 12-АД13-3
6. Под подложными государственными регистрационными
знаками следует понимать государственные регистрационные
знаки, изготовленные не на предприятии-изготовителе в
установленном законом порядке, либо государственные
регистрационные знаки с какими-либо изменениями,
искажающими нанесённые на них предприятием-изготовителем 95
символы, а также государственные регистрационные знаки,
выданные при государственной регистрации другого транспортного
средства.
Постановлением мирового судьи судебного участка № 64
г. Уссурийска Приморского края от 28 июня 2013 г., оставленным без
изменения решением судьи Уссурийского районного суда Приморского
края от 24 июля 2013 г. и постановлением председателя Приморского
краевого суда от 14 октября 2013 г., А. признан виновным в совершении
административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 122
КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде лишения
права управления транспортным средством сроком на 6 месяцев.
Основанием для привлечения А. к административной
ответственности послужил тот факт, что он управлял автомобилем с
заведомо подложным государственным регистрационным знаком.
В надзорной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской
Федерации, заявитель просил отменить указанные судебные акты.
Из материалов дела суд установил, что 3 апреля 2013 г. А. управлял
автомобилем, государственный регистрационный номер которого не
соответствовал номеру шасси, указанному в карточке учёта
транспортного средства.
В ходе рассмотрения дела об административном правонарушении
А. указал на то, что он 3 апреля 2013 г. произвёл замену кузова
принадлежащего ему и зарегистрированного в установленном порядке
транспортного средства, что привело к изменению номера шасси
автомобиля, в обоснование чего были представлены соответствующие
подтверждающие документы.
Данные обстоятельства не позволили прийти к выводу о том, что
государственный регистрационный знак, установленный на автомобиль,
которым управлял А., является подложным, что исключает наличие в
действиях А. объективной стороны состава административного
правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 122 КоАП РФ.
В то же время в силу пункта 11 Основных положений по допуску
транспортного средства к эксплуатации и обязанности должностных лиц
по обеспечению безопасности дорожного движения, утверждённых
постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября
1993 г. № 1090, запрещается эксплуатация автомобилей, автобусов,
автопоездов, прицепов, мотоциклов, мопедов, тракторов и других
самоходных машин, если их техническое состояние и оборудование не
отвечает требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых
запрещается эксплуатация транспортных средств.
Согласно п. 718 данного перечня запрещается эксплуатация
автомобилей, автобусов, автопоездов, прицепов, мотоциклов, мопедов, 96
тракторов и других самоходных машин, если в конструкцию
транспортного средства внесены изменения без разрешения
Государственной инспекции безопасности дорожного движения
Министерства внутренних дел Российской Федерации или иных
органов, определяемых Правительством Российской Федерации.
С учётом изложенного совершённое деяние переквалифицируется с
ч. 4 ст. 122 КоАП РФ на ч. 1 ст. 125 КоАП РФ, которой установлена
административная ответственность за управление транспортным
средством при наличии неисправностей или условий, при которых в
соответствии с Основными положениями по допуску транспортных
средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по
обеспечению безопасности дорожного движения эксплуатация
транспортного средства запрещена, за исключением неисправностей и
условий, указанных в чч. 2 — 7 этой статьи.
Постановление № 56-АД14-6
III. Разъяснения по вопросам применения
Кодекса Российской Федерации об административных
правонарушениях
ВОПРОС 1. Вправе ли судья, орган, должностное лицо, в
производстве которого находится дело об административном
правонарушении, отказать в принятии в качестве доказательства
по делу материалов видеозаписи, произведённой видеорегистратором,
установленным в транспортном средстве?
ОТВЕТ. Согласно ст. 241 КоАП РФ задачами производства по
делам об административных правонарушениях являются всестороннее,
полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого
дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения
вынесенного постановления, а также выявление причин и условий,
способствовавших совершению административных правонарушений.
Как следует из смысла ст. 261
и 262 КоАП РФ, обстоятельства,
имеющие отношение к делу об административном правонарушении,
устанавливаются путём исследования доказательств, к которым
относятся любые фактические данные, на основании которых судья,
орган, должностное лицо, в производстве которого находится дело,
определяет наличие или отсутствие события административного
правонарушения, а также виновность лица, привлекаемого к
административной ответственности.
В ч. 2 ст. 262 КоАП РФ закреплено, что эти данные могут быть
установлены не только протоколом об административном 97
правонарушении, объяснениями лица, в отношении которого ведется
производство по делу об административном правонарушении,
показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, но и
иными документами, к которым в силу ч. 2 ст. 267 КоАП РФ могут быть
отнесены материалы фото- и киносъёмки, звуко- и видеозаписи.
Частью 1 ст. 251
и ч. 2 ст. 252 КоАП РФ лицу, в отношении которого
ведётся производство по делу об административном правонарушении, а
также потерпевшему гарантируется право представлять доказательства,
а также пользоваться иными процессуальными правами в соответствии с
названным кодексом.
Следовательно, судья не вправе отказать в приобщении к
материалам дела такой видеозаписи, которая впоследствии должна быть
оценена по правилам ст. 2611 КоАП РФ наряду со всеми иными
собранными по делу доказательствами.
Иной подход означал бы нарушение прав лица, в отношении
которого ведётся производство по делу об административном
правонарушении, а также прав потерпевшего, гарантированных ст. 251
и
252 КоАП РФ.
ВОПРОС 2. Образуют ли объективную сторону состава
административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 2025
КоАП РФ, действия лица, выразившиеся в уклонении от отбывания
административного наказания в виде обязательных работ, в случае,
если такое лицо считается подвергнутым административному
наказанию по указанной норме?
ОТВЕТ. Согласно ст. 313 КоАП РФ обязательные работы
заключаются в выполнении физическим лицом, совершившим
административное правонарушение, в свободное от основной работы,
службы или учёбы время бесплатных общественно полезных работ.
В соответствии с ч. 4 ст. 2025 КоАП РФ уклонение от обязательных
работ является административным правонарушением и влечёт
наложение административного штрафа в размере от ста пятидесяти
тысяч до трехсот тысяч рублей или административный арест на срок до
пятнадцати суток.
Частью 8 ст. 1092 Федерального закона от 2 октября 2007 г.
№ 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» предусмотрено, что в
случае уклонения должника от отбывания обязательных работ,
выразившегося в невыходе на обязательные работы без уважительных
причин и нарушении трудовой дисциплины, подтверждённых
документами организации, в которую должник направлен для отбывания
обязательных работ, судебный пристав-исполнитель составляет
протокол об административном правонарушении в соответствии с 98
Кодексом Российской Федерации об административных
правонарушениях.
В ч. 12 ст. 3213 КоАП РФ под уклонением лица, которому назначено
административное наказание в виде обязательных работ, от отбывания
этого вида административного наказания понимается неоднократный
отказ от выполнения работ, и (или) неоднократный невыход такого лица
на обязательные работы без уважительных причин, и (или)
неоднократное нарушение трудовой дисциплины, подтверждённые
документами организации, в которой лицо, которому назначено
административное наказание в виде обязательных работ, отбывает
обязательные работы.
Из системного толкования приведённых норм следует, что ч. 8 ст.
1092 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ носит
бланкетный характер и отсылает к правилам исполнения
административного наказания в виде обязательных работ, закреплённым
в ч. 12 ст. 3213 КоАП РФ.
Таким образом, объективная сторона названного
административного правонарушения характеризуется действиями лица,
которому назначен этот вид административного наказания,
выразившимися в неоднократном отказе от выполнения работ, и (или)
неоднократном невыходе такого лица на обязательные работы без
уважительных причин, и (или) неоднократном нарушении трудовой
дисциплины, подтверждённых документами организации, в которой
лицо, которому назначено административное наказание в виде
обязательных работ, отбывает этот вид наказания (ч. 12 ст. 3213 КоАП РФ).
Анализ состава данного административного правонарушения
позволяет прийти к выводу, что оно не является длящимся и окончено с
момента повторного нарушения лицом, привлечённым к
административной ответственности, порядка отбывания
административного наказания в виде обязательных работ.
При этом согласно ч. 4 ст. 41 КоАП РФ назначение
административного наказания не освобождает лицо от исполнения
обязанности, за неисполнение которой оно было назначено.
Таким образом, лицо, привлечённое к административной
ответственности за уклонение от исполнения административного
наказания в виде обязательных работ, должно отбыть обязательные
работы в течение всего назначенного срока наказания.
Учитывая изложенное и принимая во внимание, что
административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 2025 КоАП
РФ, окончено с момента повторного совершения действий, указанных в
ч. 12 ст. 3213 КоАП РФ, лицо, совершившее административное
правонарушение в виде уклонения от обязательных работ, может быть
привлечено к административной ответственности за указанное 99
правонарушение неоднократно в течение всего срока отбывания этого
вида наказания, то есть и в случае, когда такое лицо уже подвергалось
административному наказанию по ч. 4 ст. 2025 КоАП РФ.
ВОПРОС 3. Возможно ли привлечение к административной
ответственности по ч. 1 ст. 2025 КоАП РФ лица, ранее подвергнутого
административному наказанию за неуплату административного
штрафа по указанной норме?
ОТВЕТ. Согласно ч. 1 ст. 2025 КоАП РФ неуплата
административного штрафа в установленный законом срок влечёт
наложение административного штрафа в двукратном размере,
административный арест на срок до пятнадцати суток, либо
обязательные работы на срок до пятидесяти часов.
Сроки уплаты административного штрафа закреплены в ч. 1 ст. 322
КоАП РФ и подлежат исчислению с момента вступления постановления
по делу об административном правонарушении в законную силу либо со
дня истечения срока отсрочки или срока рассрочки, предусмотренных
ст. 315
данного кодекса.
В силу ст. 303
и 311 КоАП РФ постановление по делу об
административном правонарушении вступает в законную силу, если оно
не было обжаловано или опротестовано, по истечении десяти дней с
момента получения или вручения копии постановления лицом,
привлекаемом к административной ответственности.
Анализ состава административного правонарушения,
предусмотренного ч. 1 ст. 2025 КоАП РФ, позволяет прийти к выводу,
что с объективной стороны оно характеризуется бездействием лица,
выразившимся в неуплате административного штрафа в установленный
законом срок, независимо от того, за какое первоначальное
правонарушение лицу, его совершившему, было назначено
административное наказание в виде штрафа.
Таким образом, неуплата административного штрафа, наложенного
на основании ч. 1 ст. 2025 КоАП РФ, образует самостоятельный состав
административного правонарушения, предусмотренный названной
нормой.
ВОПРОС 4. Обязан ли судья приостановить исполнение
постановления о назначении административного наказания в виде
административного выдворения за пределы Российской Федерации
в случае принятия Европейским Судом по правам человека
обеспечительных мер, предписывающих Российской Федерации
воздержаться от выдворения привлеченного к административной
ответственности лица?100
ОТВЕТ. В силу ст. 316 КоАП РФ судья, орган, должностное лицо,
вынесшие постановление о назначении административного наказания,
приостанавливают исполнение постановления в случае принесения
протеста на вступившее в законную силу постановление по делу об
административном правонарушении до рассмотрения протеста, а также
в иных случаях, предусмотренных названным кодексом.
При этом КоАП РФ не предусматривает возможности
приостановления исполнения постановления о назначении
административного наказания в виде административного выдворения за
пределы Российской Федерации в случае принятия Европейским Судом
по правам человека обеспечительных мер, предписывающих Российской
Федерации воздержаться от выдворения привлеченного к
административной ответственности лица.
Вместе с тем согласно ч. 2 ст. 11 КоАП РФ указанный кодекс
основывается на Конституции Российской Федерации, общепризнанных
принципах и нормах международного права и международных
договорах Российской Федерации. Если международным договором
Российской Федерации установлены иные правила, чем
предусмотренные законодательством об административных
правонарушениях, то применяются правила международного договора.
В соответствии с правилом 39 Регламента Европейского Суда по
правам человека (в редакции от 1 июля 2014 г.) по обращению стороны в
деле или любого другого заинтересованного лица либо по своей
инициативе Палата или, в соответствующих случаях, председатель
секции или дежурный судья вправе указать сторонам на
обеспечительные меры, которые следует принять в интересах сторон
или надлежащего порядка проведения производства по делу. Согласно
Практическому руководству по применению обеспечительных мер
(правило 39 Регламента Европейского Суда по правам человека),
изданному Европейским Судом по правам человека, указанные меры
являются обязательными для государства, в отношении которого эти
меры были приняты.
В силу ст. 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод
1950 г. государства-участники обязываются воздерживаться от любого
действия или бездействия, которое может воспрепятствовать
эффективному осуществлению права на индивидуальную жалобу в
Европейский Суд. Неисполнение государством обеспечительных мер
может представлять собой нарушение ст. 1, 34 названной конвенции.
Европейский Суд придает особое значение обеспечительным
мерам. Их цель, подчеркивается Европейским Судом, не только в
осуществлении эффективного рассмотрения жалобы, но также в
обеспечении эффективной защиты, предоставляемой заявителю 101
Конвенцией; такое указание впоследствии позволит Комитету
Министров контролировать исполнение окончательного постановления
Европейского Суда. Следовательно, указанные меры позволяют
соответствующему государству соблюдать свое обязательство
исполнять окончательное постановление Европейского Суда, которое
имеет обязательную силу в соответствии со ст. 46 Конвенции.
Решающее значение обеспечительных мер дополнительно
подкрепляется тем фактом, что Европейский Суд указывает на них, как
правило, в исключительных случаях на основании тщательного
рассмотрения всех относимых обстоятельств. В большинстве подобных
случаев заявители сталкиваются с реальной угрозой жизни и здоровью и
последующей реальной угрозой тяжкого невосполнимого вреда в
нарушение ключевых положений Конвенции. Эта важная роль
обеспечительных мер в конвенционной системе не только подкрепляет
правовое влияние на заинтересованные государства, как установлено
последовательной прецедентной практикой, но также придает
максимальное значение вопросу о соблюдении государствами-
участниками указаний Европейского Суда в этом отношении (пп. 212 —
213 постановления от 25 апреля 2013 г. по делу «Савриддин Джураев
против Российской Федерации».
Таким образом, исходя из ч. 2 ст. 11 КоАП РФ и с учетом
международно-правовых обязательств Российской Федерации, в случае
принятия Европейским Судом по правам человека согласно правилу 39
Регламента обеспечительных мер, предписывающих Российской
Федерации воздержаться от любых действий по высылке или выдаче
или иному принудительному перемещению заявителя в третье
государство, судье следует приостановить исполнение постановления о
назначении административного наказания в виде административного
выдворения.

 

Управление систематизации законодательства и
анализа судебной практики Верховного Суда
Российской Федерации

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — юридическая помощь в Москве, Самаре
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии