top-menu
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
menu-mobile

Ограничения и запреты‚ налагаемые на обвиняемого (подозреваемого) при избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения

Главная Профессиональные новости Ограничения и запреты‚ налагаемые на обвиняемого (подозреваемого) при избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения

Автор статьи — Захарцев Сергей Иванович

В статье приведен анализ ограничений и запретов‚ налагаемых на обвиняемого (подозреваемого) при избрании домашнего ареста. Раскрываются проблемы, возникающие в ходе применения данной меры пресечения, исследуется зарубежный опыт, по результатам чего автором предлагаются дополнения и изменения в уголовно-процессуальный закон.

Ключевые слова: мера пресечения, домашний арест, подозреваемый, обвиняемый, права граждан, ограничение, запрет.

Limitations and restrictions’ imposed on the accused (suspect) in the election of house arrest as a preventive measure The analysis of the restrictions and bans imposed on accused (suspect) when electing house arrest is provided in article. The problems arising during application of this measure of restraint reveal, foreign experience is investigated by results of what the author off ers additions and changes in the criminal procedure law.

Key words: preventive measure, house arrest, suspect, accused, rights of citizens, limitation, prohibition.

Для достижения целей уголовного судопроизводства уголовно-процессуальный закон допускает применение мер государственного принуждения. В частности, к лицу, обвиняемому или подозреваемому в совершении преступления, возможно применение мер пресечения, которые ограничивают его права и свободы. Так, в ч. 7 ст. 107 УПК РФ закреплены запреты и ограничения, которые может установить суд, когда приходит к выводу, что возможно не применять меру пресечения в виде заключения под стражу, а избрать домашний арест.

Суд может ограничить следующие права и свободы:

обвиняемому (подозреваемому) может быть ограничено право или совсем запрещено покидать жилое помещение, в котором он проживает;

лицо может быть ограничено в общении с участниками уголовного судопроизводства по делу, особенно с другими подозреваемыми и обвиняемыми, а также со свидетелями (чтобы избежать воздействия на них, например, для отказа от дачи показаний или для их изменения), потерпевшими (также для предупреждения противоправного воздействия на них) и их представителями, с экспертами и понятыми; среди таких лиц, помимо прочих, могут быть родственники, друзья, коллеги по работе, если есть данные, что с их помощью обвиняемый (подозреваемый) может противодействовать расследованию;

обвиняемому, подозреваемому может быть ограничено право общения и при помощи средств связи: получение, отправка почты; использование телефона, в том числе мобильного, сети Интернет и т.д.

В зависимости от тяжести предъявленного обвинения и фактических обстоятельств уголовного дела суд может принять решение о том, чтобы подвергнуть обвиняемого (подозреваемого) как всем запретам и (или) ограничениям, перечисленным в ч. 7 ст. 107 УПК РФ, так и отдельным из них. Суд может в ходе применения домашнего ареста изменить введенные ограничения и запреты по ходатайству следователя или дознавателя, в производстве которого находится уголовное дело, или по ходатайству самого обвиняемого, подозреваемого или его защитника. При этом изменения могут отягчить положение обвиняемого (подозреваемого) либо смягчить режим исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста [1, с. 180–184].

Несмотря на раскрытые положения уголовно-процессуального закона, отметим, что в юридической литературе нет единого мнения о том, в чем именно могут состоять запреты и ограничения, применяемые при избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста. Так, В.А. Михайлов указывает, что режим изоляции, связанный с ограничением прав и свобод обвиняемого (подозреваемого), в пределах жилого помещения может отличаться по степени строгости, а именно может быть связан с запретом оставлять жилище в течение всего периода применения меры пресечения, а также с запретом посещать работу, образовательное учреждение, либо режим пребывания может быть связан с правом кратковременных выходов, также возможна изоляция на дому лишь в ночное время (с 22 до 6 часов) и т.д. [2, с. 262].

В свою очередь, В.М. Быков и Д.А. Лисков пишут, что запреты и ограничения, которые связаны с применением меры пресечения в виде домашнего ареста и направлены на ограничение свободы передвижения обвиняемого (подозреваемого), не должны заставлять его отказаться от привычных занятий и обыденных дел. Так, запреты и ограничения не могут относиться к трудовой деятельности или посещению образовательной организации, а также определенных необходимых для жизнедеятельности мест: магазинов, рынков для покупки продуктов питания, аптек для приобретения лекарств, поликлиник и т.д. Ограничения и запреты должны быть направлены на посещение указанными лицами мест отдыха и развлечений: ресторанов и баров, дискотек, кино и театров. В свою очередь, ограничения, направленные на право общения, могут быть связаны с посещением родных и знакомых. Вместе с тем и здесь возможны исключения, например, обвиняемый или подозреваемый может посещать своих родителей преклонного возраста, которые нуждаются в его поддержке, уходе и помощи. При этом, по мнению авторов, целесообразно запретить обвиняемому (подозреваемому) оставлять место жительства более чем на три часа [3, с. 12–14].

Ю.Г. Овчинников, в свою очередь, полагает, что особое свойство такой меры пресечения, как домашний арест, состоит в том, что она обеспечивает надлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого) с оставлением лица в условиях «мягкой изоляции». За лицом, к которому применен домашний арест в качестве меры пресечения, сохраняется право жить в своем доме (квартире) с наложением некоторых запретов и ограничений. Так, автор выделяет две формы домашнего ареста: первая форма связана с полной изоляцией обвиняемого (подозреваемого) и с назначением стражи; вторая форма связана с неполной изоляцией и не предполагает назначение стражи [4, с. 25, 110, 138–139].

Основные вопросы о запретах и ограничениях, связанных с применением домашнего ареста, должны регулироваться законодательством, чтобы исключить излишнюю свободу и коррупциогенные факторы в деятельности субъектов уголовного судопроизводства. В частности, в уголовно-процессуальном законе следует закрепить основания и условия разрешения или ограничения прогулок на свежем воздухе или занятий спортом вне дома и т.п. Сейчас предоставление подобной возможности обвиняемому (подозреваемому), в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, находится в компетенции суда, который ее применяет. Поэтому может быть необоснованно ограничено, например, конституционно гарантированное право на охрану здоровья и другие гражданские права.

Исходя из этого, мы вполне поддерживаем имеющиеся в юридической литературе мнения о необходимости законодательного урегулирования обозначенных вопросов, в частности предложение дополнить ст. 107 УПК РФ частью 1.1 следующего содержания: «При избрании меры пресечения в виде домашнего ареста суд разрешает вопрос о возможности предоставления обвиняемому (подозреваемому) времени прогулок и занятий физическими упражнениями в пределах двух часов в сутки, с правом покидать в этот период место своего жительства по согласованию со следователем (дознавателем) и контролирующим органом мест посещения для этих целей» [5].

При применении рассматриваемой меры пресечения важно учитывать, что, несмотря на ее более «мягкий» характер по сравнению с заключением под стражу, длительное по времени пребывание под домашним арестом значительно ограничивает конституционные права обвиняемого (подозреваемого), в частности сферу реализации права на труд и, как следствие, его финансовое положение. Исходя из этого, можем отметить, что дополнительного законодательного регулирования требуют пока не решенные проблемы, связанные с возможностью трудиться, с материальным обеспечением лиц, находящихся под домашним арестом (вещами, продуктами питания), с возможностью заботиться о состоянии здоровья (посещая поликлинику, больницу, приобретая лекарства и т.д.). Хотя нам могут и возразить. Так, в юридической литературе высказывается мнение, что домашний арест и право на трудовую деятельность несовместимы (за исключением случаев, когда есть возможность брать работу на дом). Обвиняемый не посещает свою работу по уважительным причинам, при этом ему не выплачивается заработная плата [6]. Однако, на наш взгляд, рассматриваемая мера пресечения вполне может предусматривать возможность трудиться и обеспечивать себя и свою семью.

Обратим внимание на то, что отмена отдельных или всех назначенных судом ограничений или запретов, связанных с избранием в отношении обвиняемого (подозреваемого) домашнего ареста, является исключительной прерогативой суда. Следователь, дознаватель, если придет к выводу о необходимости отменить назначенные ранее ограничения и запреты, должен вынести соответствующее постановление, согласовать его с руководителем следственного органа или прокурором, а затем обратиться в суд, представив в обоснование ходатайства материалы уголовного дела, которые подтверждают такую необходимость. На наш взгляд, указанная процессуальная процедура ограничивает возможность быстро реагировать на возможные изменения обстоятельств уголовного дела, на изменения ситуации, связанной с материальным положением, состоянием здоровья и т.п. самого обвиняемого (подозреваемого). Помимо этого, данная процедура необоснованно загружает суды, органы предварительного следствия, дознания и уголовно-исполнительные инспекции, вследствие чего большинством ученых-процессуалистов предлагается применять в рассматриваемой ситуации порядок, предусмотренный ч. 3 ст. 110 УПК РФ, который допускает возможность следователю с согласия руководителя следственного органа и дознавателю с согласия прокурора принять решение об отмене меры пресечения. Если следователь и дознаватель будут обладать правом отмены всех или отдельных назначенных судом ограничений и запретов во время нахождения обвиняемого (подозреваемого) под домашним арестом, то это приведет к процессуальной экономии времени, сил и средств [7, с. 49–52].

Исследование зарубежного опыта применения домашнего ареста позволило сделать вывод, что ограничения и запреты, которые налагаются при применении в качестве меры пресечения домашнего ареста, могут быть дифференцированы в зависимости от установления определенных уровней строгости отбывания указанной меры пресечения. Например, в США лицо, к которому применяется домашний арест, должно оставаться в своем жилище в течение всего срока действия указанной меры пресечения, и лишь на некоторое время оно может покидать его. От того, как часто лицо, находящееся под домашним арестом, может покидать место жительства, зависит строгость условий отбывания данной меры пресечения. Выделяют три уровня строгости: на первом уровне лицо обязано находиться дома только в конкретные периоды времени; на втором уровне обвиняемый (подозреваемый) обязан находиться дома постоянно, при этом отдельно определяется допустимость посещения места работы и учебы, возможность покинуть место пребывания по вызовам адвоката, суда, а также возможность посещать другие места; третий уровень предусматривает постоянное нахождение дома и выход из него только по повестке суда или на мероприятия, которые назначил суд, а также в лечебные учреждения по медицинским показаниям. Контроль за соблюдением определенных запретов и ограничений производится в форме проверок на дому, а также путем применения электронного мониторинга. При нарушении наложенных ограничений и запретов домашний арест может быть отменен, в этом случае возможно применение более строгой меры пресечения. В целом национальная практика производства по уголовным делам придерживается тех же позиций, только они не закреплены на законодательном уровне.

Подводя итог исследования, следует отметить‚ что в российском уголовно-процессуальном законодательстве еще имеются пробелы и проблемы правового регулирования вопросов, связанных с регламентацией запретов и ограничений, налагаемых на обвиняемого (подозреваемого) в связи с применением домашнего ареста. Так, остаются неурегулированными вопросы прогулок, занятия спортом и пребывания на свежем воздухе обвиняемого (подозреваемого), вопросы его снабжения предметами первой необходимости и продуктами питания, а также вопросы посещения работы и осуществления трудовых обязанностей. Для решения этих проблем важно дополнить ст. 107 УПК РФ частью 1.1 с ранее обозначенным содержанием, а также, имплементируя зарубежный опыт, предусмотреть и законодательно закрепить уровни строгости отбывания домашнего ареста с указанием соответствующих этим уровням ограничений и запретов.


1. Антонов И.А. Уголовное судопроизводство: развитие нравственных начал уголовнопроцессуальной деятельности и совершенствование нравственного содержания уголовно-процессуального закона // Общество и право. 2015. № 4(54). С. 180–184.

2. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под общ. ред. В.П. Верина, В.В. Мозякова. М., 2004.

3. Быков В.М., Лисков Д.А. Домашний арест как новая мера пресечения по УПК РФ // Рос. следователь. 2004. № 4. С. 12–14.

4. Овчинников Ю.Г. Домашний арест как мера пресечения в уголовном процессе: науч.- метод. пособие. М., 2006.

5. Алексеев И.М. Правовая регламентация сроков в досудебных стадиях уголовного процесса Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2013.

6. Цоколова О.И., Костылева Г.В., Муженская Н.Е., Данилова С.И. Домашний арест и залог как меры пресечения. Доступ из справ. правовой системы «КонсультантПлюс».

7. Жиляев Р.М., Первозванский В.Б., Медведева И.Н. О некоторых проблемах избрания судами меры пресечения в виде домашнего ареста и путях их решения // Рос. юстиция. 2013. № 11. С. 49–52.


СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ

Захарцев Сергей Иванович, доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры правозащитной, правоохранительной деятельности, уголовного права и процесса Псковского государственного университета; e-mail: sergeyivz@yandex.ru

INFORMATION ABOUT AUTHOR S.I. Zahartsev, Doctor of Law, Professor, Professor of the Chair of Human Rights, Law Protective, Law Enforcement Activity, Criminal Law and Procedure of the Pskov State University; e-mail: sergeyivz@ yandex.ru


Источник — «ОБЩЕСТВО И ПРАВО», 2018, № 1 (63)

Дата актуальности материала: 24.02.2020

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed