г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 20.05.2021 по делу № 77-1650/2021. Суд указывает на необходимость исключения объяснения подсудимого как доказательства вины.

  • Главная
  • Профессиональные новости
  • Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 20.05.2021 по делу № 77-1650/2021. Суд указывает на необходимость исключения объяснения подсудимого как доказательства вины.

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 мая 2021 года № 77-1650/2021

Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Болдовой М.В.,

судей: Шамонина О.А., Романовой С.А.,

при секретаре Б.,

с участием прокурора кассационного отдела управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Голишниковой Т.П.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Л. на приговор мирового судьи судебного участка N 10 Володарского судебного района г. Брянска от 20 июля 2020 года и апелляционное постановление Володарского районного суда г. Брянска от 30 ноября 2020 года.

По приговору мирового судьи судебного участка N 10 Володарского судебного района г. Брянска от 20 июля 2020 года

Л., родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, гражданин Российской Федерации, работающий мастером ЦМТ N 2 в АО «УК «БМЗ», зарегистрированный и проживающий по адресу: <адрес>, имеющий двоих малолетних детей, несудимый,

осужден по ч. 1 ст. 118 УК РФ к штрафу в размере 10000 рублей.

Мера процессуального принуждения в виде обязательства о явке оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

Разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств.

Апелляционным постановлением Володарского районного суда г. Брянска от 30 ноября 2020 года приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Шамонина О.А., изложившего содержание приговора мирового судьи, апелляционного постановления, доводы кассационной жалобы осужденного Л., возражений прокурора Хаустова А.П., мнение прокурора Голишниковой Т.П., полагавшей необходимым частично удовлетворить кассационную жалобу, судебные решения отменить и передать уголовного дела на новое судебное рассмотрение мировому судье другого судебного участка, судебная коллегия

установила:

по приговору Л. признан виновным в причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности.

Из приговора мирового судьи следует, что Л. совершил преступление ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, в отношении своего малолетнего сына — ФИО11, ДД.ММ.ГГГГ года рождения.

В кассационной жалобе осужденный Л. судебные решениями считает незаконными, вынесенными с существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального законов, которые повлияли на исход дела. Полагает, что уголовное дело возбуждено незаконно в связи с отсутствием в его действиях признаков состава преступления. Считает, что мировой судья неправильно установил фактические обстоятельства, при которых, его малолетний сын выпал из окна и у него образовались телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью; изложенные в приговоре выводы основаны на домыслах, догадках, предположениях и не находят подтверждение исследованными доказательствами; в нарушении требований ст. 252 УПК РФ мировой судья вышел за пределы предъявленного ему обвинения, указав, что он оставил ребенка в опасности открыв окно. Обращает внимание, что ему было предъявлено обвинение в том, что он оставил ребенка в опасности в квартире. Считает, что в нарушении ст. 73 УПК РФ судом не установлено когда именно ребенок выпал из окна, и как он мог предотвратить несчастный случай, с учетом того, что в момент произошедшего события он не находился в квартире, поскольку ушел на работу, а в квартире осталась его супруга. Полагает, что в его действиях отсутствуют признаки состава преступления. Считает, что произошел несчастный случай, исключающий уголовную ответственность. Указывает, что в приговоре мировой судья не указал в чем именно выразилась опасность условий, в которых он оставил ребенка в собственной квартире. Полагает, что суд незаконно отстранил мать ребенка от участия в уголовном процессе в качестве законного представителя. Обращает внимание, что при обсуждении вопроса о замене законного представителя потерпевшего в судебном заседании защитник был лишен права высказать свою позицию. Считает, что объяснения, данные им и ФИО18 до возбуждения уголовного дела являются недопустимыми доказательствами по делу, поскольку не соблюдены положения ст. ст. 75, 89 УПК РФ, им не разъяснялись процессуальные права, не разъяснялась ответственность, при даче объяснений не присутствовал защитник, сторона защиты не ходатайствовала об оглашении в судебном заседании данных объяснений, однако в приговоре имеется ссылка на данные документы как на доказательства его вины, что по мнению автора не допустимо. Считает незаконным решение о признании вещественными доказательствами по делу объяснения полученные от его супруги и от него до возбуждения уголовного дела. Выражает несогласие с решением суда апелляционной инстанции, который не проверил законность, обоснованность и справедливость приговора, не проверил доводы апелляционной жалобы, не дал им надлежащей оценки, не устранил допущенные мировым судьей нарушения уголовно-процессуального закона. Отмечает, что суд апелляционной инстанции не дал оценку показаниям свидетелей Ф. и С., которые, по мнению автора жалобы, содержат сведения о том, что родители малолетнего ребенка (он и его жена) покидали квартиру не вместе, а по отдельности, а в момент падения малолетнего ФИО11 из окна, его мать — ФИО9 находилась в соседней комнате квартиры и услышала крик упавшего ребенка. Просит судебные решения отменить, постановить оправдательный приговор.

В возражениях на кассационную жалобу прокурор Хаустов А.П. судебные решения считает законными и обоснованными, доводы кассационной жалобы — несостоятельными.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений, заслушав мнение прокурора Голишниковой Т.П., судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалобы, представления суд проверяет законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального законов.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такие нарушения по делу допущены.

Исходя из положений ст. 297 УПК РФ, приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, при этом он признается таковым, если постановлен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и основан на правильном применении уголовного закона.

В силу ст. ст. 73, 307 УПК РФ, описательно-мотивировочная части обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления, с учетом предъявленного обвинения и пределов судебного разбирательства, установленных в ст. 252 УПК РФ.

В соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется судом на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены, оценены и устранены, и лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

Согласно чч. 1, 2 ст. 28 УК РФ, деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Между тем, по настоящему делу указанные требования закона мировым судьей не соблюдены.

Из приговора следует, что признав Л. виновным в причинении по неосторожности тяжкого вреда здоровью своему малолетнему сыну — ФИО11, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, мировой судья указал на наличие в его действиях неосторожной формы вины в виде преступной небрежности.

Излагая установленные обстоятельства дела, мировой судья указал следующее: ДД.ММ.ГГГГ, около N часов, ФИО1, находясь в <адрес>, расположенной на N этаже <адрес>, нарушая свои обязанности, установленные ч. 1 ст. 63 Семейного Кодекса РФ и меры предосторожности в отношении малолетнего ребенка, не предвидя возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия в виде причинения вреда здоровью ребенка, открыл с целью проветривания настежь окно в спальной комнате, где находился его малолетний сын — ФИО11, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, и, не уведомив об этом супругу — ФИО9, вместе с ней и младшим сыном — ФИО12, <…> года рождения, покинул квартиру, оставив ФИО11 одного в опасных условиях. Выйдя на улицу, ФИО1 поехал на работу, а его супруга с младшим сыном стали выгуливать собаку. В указанное время, малолетний ФИО11, оставшись один в комнате, залез на подоконник окна, облокотился на москитную сетку открытого окна, выпал вместе с сеткой с третьего этажа на землю, в результате чего образовались телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью.

В мотивировочной части приговора, обосновывая юридическую квалификацию действий Л. по ч. 1 ст. 118 УК РФ мировой судья указал, что укладывая спать малолетнего сына ФИО19, ФИО1 открыл окно и вышел из комнаты, не убедился, что сын уснул, сообщил супруге, чтобы она не входила в комнату, так как ребенок засыпает.

Указанные в описательной части приговора обстоятельства совершенного преступления противоречат сведениям, изложенным в мотивировочной части приговора о совершенных ФИО1 действиях, и обстоятельствах их совершения, учтенных мировым судьей при юридической квалификации действий подсудимого.

Изложенные в приговоре фактические обстоятельства, в том числе сведения о том как именно было открыто окно, полностью или на режим проветривания, который, как полагал Л. не позволял малолетнему ФИО20 самостоятельно открыть окно, об отсутствии в квартире в момент падения из окна малолетнего ФИО11 его матери — ФИО9, основаны на оглашенном протоколе осмотра предметов, согласно которому были осмотрены признанные вещественными доказательствами, полученные до возбуждения уголовного дела объяснения от Л. и ФИО9, в которых Л. пояснил, что открыл окно в комнате, в которой укладывал сына спать, после чего вместе с женой и младшим сыном вышел на улицу, а ФИО9 пояснила, что укладывая ребенка спать, Л. полностью открыл окно, после чего они вышли с младшим сыном на улицу, а также производных от указанных объяснений показаний сотрудников полиции ФИО13, ФИО14, отобравших эти объяснения применительно к сведениям, сообщенными им ФИО9 и Л., от которых Л-вы впоследствии отказались.

Будучи допрошенным в судебном заседании Л. пояснил, что открыл окно на режим проветривания, а квартиру покинул когда ФИО9 пришла с прогулки.

ФИО9 пояснила суду, что возвратившись с младшим сыном и собакой с прогулки, она встретила Л. в прихожей квартиры. Муж сообщил ей о том, что открыл окно в комнате и уложил ФИО28 спать, при этом дал сыну телефон и включил мультики. Л. сказал чтобы она не заходила в комнату, поскольку сын засыпает. Впоследствии, находясь в квартире, она услышал плач ФИО29, который выпал из окна с москитной сеткой.

Мировой судья, вопреки требованиям уголовно-процессуального закона, не дал оценку в приговоре показаниям Л-вых о нахождении в квартире, в момент падения малолетнего ФИО11 из окна, его матери — ФИО9

Не проверив в полном объеме доводы подсудимого, не дав надлежащую оценку показаниям Л. и свидетеля ФИО9 о том, что они не оставляли малолетнего ребенка одного в квартире, мировой судья положил в основу приговора, в части установления фактических обстоятельств дела, в том числе о том, что окно было открыто именно настежь, об отсутствии в квартире родителей в момент падения ребенка из окна, сведения из объяснений Л-вых, полученных сотрудниками полиции до возбуждения уголовного дела.

Вместе с тем, признав объяснения Л-вых допустимыми доказательствами по делу мировой судья не учел требования ст. 74 УПК РФ, в силу которых объяснение лица не является доказательством по уголовному делу.

Кроме того, мировой судья не учел требования ст. 81 УПК РФ, в соответствии с которыми объяснения не относится к перечню предметов, которые могут быть признаны вещественными доказательствами, а принятое следователем решение о признании объяснений Л-вых вещественными доказательствами не отвечает вышеуказанным требованиям уголовно-процессуального закона.

По смыслу закона доказательства, производные от объяснений, в частности протокол осмотра объяснений, постановление о приобщении их в качестве вещественных доказательств, также не отвечают требованиям ч. 1 ст. 74 УПК РФ, в связи с чем не могут признаваться допустимыми доказательствами, использоваться для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ, и в силу положений п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ подлежат исключению из числа доказательств по делу.

Кроме того, в случае признания полученных доказательств недопустимыми они не могут быть восполнены путем допроса оперативных работников, дознавателей, следователей о содержании показаний подозреваемых, обвиняемых, данных им, либо в их присутствии, но впоследствии измененных, а равно о содержании показаний свидетелей.

Учитывая изложенное, вывод мирового судьи о том, что показания, допрошенных в качестве свидетелей по делу сотрудников полиции К. и Р. о содержании полученных ими объяснений от Л-вых противоречит смыслу и требованиям уголовно-процессуального закона.

Указав в приговоре, что Л-вы вместе покинули квартиру, оставив ФИО11 одного в опасных условиях, вопреки требования закона мировой судья не дал оценку показаниям свидетелей С., Ф., которым, со слов свидетеля ФИО9, непосредственно после произошедших событий, а именно ДД.ММ.ГГГГ, стало известно о том, что во время падения малолетнего ФИО30 из окна квартиры, она находилась в соседней комнате этой же квартиры, услышав крик Кирилла вошла в комнату, и обнаружила что ребенок выпал через открытое окно вместе с москитной сеткой на землю с третьего этажа.

При таких обстоятельствах, мировой судья не выполнил требования ст. 88 УПК РФ, в связи с чем судебная коллегия приходит к выводу о том, что обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, предусмотренные ст. 73 УПК РФ установлены с использованием недопустимых доказательств, а следовательно, фактически не установлены.

Допущенные мировым судьей нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, поскольку повлияли на принятое решение о признании Л. виновным в совершении инкриминированного преступления.

В силу положений ст. 401.15 УПК РФ основаниями к отмене приговора или постановления суда являются нарушения уголовно-процессуального закона, к которым в любом случае относятся обоснование приговора недопустимыми доказательствами и нарушение права обвиняемого на защиту, выразившееся в игнорировании требований о даче оценки исследованным доказательствам, которые, по мнению подсудимого, свидетельствовали о его невиновности.

При рассмотрении дела в апелляционном порядке суд апелляционной инстанции, согласно ст. 389.9 УПК РФ, должен проверить законность, обоснованность и справедливость приговора, дать надлежащую оценку всем изложенным в апелляционной жалобе доводам.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции не выявил и не устранил вышеуказанные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные мировым судьей, в связи с чем апелляционное постановление не отвечает требованиям ч. 4 ст. 7, ст. 389.28 УПК РФ.

С учетом изложенного судебные решения не могут быть признаны законными, подежат отмене, а уголовное дело — передаче на новое судебное рассмотрение.

В связи с отменой приговора доводы осужденного о его невиновности, приведенные в кассационной жалобе, рассмотрению судом кассационной инстанции не подлежат, и должны быть проверены мировым судьей при новом рассмотрении уголовного дела.

С учетом сведений о личности Л. оснований для избрания в отношении него меры процессуального принуждения судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

кассационную жалобу осужденного Л. удовлетворить частично.

приговор мирового судьи судебного участка N 10 Володарского судебного района г. Брянска от 20 июля 2020 года и апелляционное постановление Володарского районного суда г. Брянска от 30 ноября 2020 года в отношении Л. отменить, уголовное дело передать на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства мировому судье другого судебного участка.

Уголовное дело направить председателю Володарского районного суда г. Брянска для определения подсудности.

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Постановление Правительства РФ от 29.12.2021 N 2567 "Об ограничении осуществления переводов денежных средств и приема платежей физических и юридических лиц в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации" (вместе с "Правилами формирования и ведения перечня лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц", "Правилами формирования и ведения перечня иностранных поставщиков платежных услуг, оказывающих услуги по приему платежей, переводу денежных средств, в том числе электронных денежных средств, путем осуществления операций с использованием электронных средств платежа по поручению физического или юридического лица в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации, сведения о котором включены в перечень лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц, а также состав сведений, включаемых в указанный перечень иностранных поставщиков платежных услуг")
ПРАВО.RU
Свежие комментарии