top-menu
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Санкт-Петербург
menu-mobile

Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 28.05.2020 по делу № 77-417/2020. Суд установил, что сведения о моменте возникновения опасности получены экспертами из текста постановлений о назначении экспертиз. В свою очередь, следователи указали эти данные произвольно, без проведения следственного эксперимента или иных процессуальных действий. Анализируя заключения экспертиз в этой части, кассационные суды указали, что выводы экспертов о наличии у водителя технической возможности торможением предотвратить наезд на пешехода основаны на предположении, что недопустимо в соответствии с требованиями ст. 75 УПК

Главная Профессиональные новости Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 28.05.2020 по делу № 77-417/2020. Суд установил, что сведения о моменте возникновения опасности получены экспертами из текста постановлений о назначении экспертиз. В свою очередь, следователи указали эти данные произвольно, без проведения следственного эксперимента или иных процессуальных действий. Анализируя заключения экспертиз в этой части, кассационные суды указали, что выводы экспертов о наличии у водителя технической возможности торможением предотвратить наезд на пешехода основаны на предположении, что недопустимо в соответствии с требованиями ст. 75 УПК

ВТОРОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 мая 2020 года № 77-417/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего — судьи ФИО2,

судей ФИО12 и ФИО3,

при секретаре ФИО4,

с участием прокурора ФИО5,

представителя потерпевшей ФИО6 — ФИО7,

осужденного ФИО1,

его защитника — адвоката ФИО8

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного ФИО1 на приговор Замоскворецкого районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное постановление Московского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ.

По приговору Замоскворецкого районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ

ФИО1, родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, несудимый,

осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год 6 месяцев с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на срок 2 года.

К месту отбывания наказания постановлено следовать за счет государства самостоятельно в порядке, предусмотренном ст. 75.1 УИК РФ.

Срок отбывания наказания исчислен со дня прибытия в колонию-поседение, в срок отбывания наказания зачтено время следования к месту отбывания наказания из расчета один день за один день.

Приговором разрешен гражданский иск.

Апелляционным постановлением Московского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ приговор отменен в части разрешения гражданского иска с направлением дела на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи ФИО12 об обстоятельствах уголовного дела, содержании судебных решений, доводах кассационной жалобы и возражений; выступления осужденного ФИО1, адвоката ФИО8, поддержавших кассационную жалобу, представителя потерпевшей ФИО7, прокурора ФИО5, полагавших необходимым судебные решения оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

ФИО1 признан виновным и осужден за нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека, совершенное ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный ФИО1 не соглашается с судебными решениями, Полагает, что судом не учтено, что он управлял трамваем, скорость движения которого строго регламентирована, он двигался с соблюдением всех установленных ограничений и инструкций, а пешеход ФИО9 пересекал проезжую часть вне пешеходного перехода, не убедился, что не создает помех для движения транспортных средств, кроме того, находился в состоянии опьянения. Учитывая изложенное, приходит к выводу, что ДТП произошло по причине нарушения требований ПДД пешеходом. Не соглашается с проведенной судебной автотехнической экспертизой, которая основывалась исключительно на представленных следствием данных, а именно протоколе осмотра места ДТП и схеме места ДТП, иные материалы уголовного дела эксперту предоставлены не были, в связи с чем исследование было проведено не в полном объеме. Полагает, что при предоставлении эксперту материалов дела в полном объеме, а также при проведении дополнительных технических исследований выводы экспертизы могли быть иными, в том числе и прямо противоположными. Отмечает, что его подпись на «черновой» план-схеме отличается от остальных имеющихся в материалах дела подписей, что может свидетельствовать о фальсификации со стороны составивших ее лиц. Указывает, что суд первой инстанции ссылается на показания представителя потерпевшего ФИО10, однако она является потерпевшей. Считает назначенное наказание несправедливым и чрезмерно суровым, не соответствующим характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения, его личности и жизненной ситуации. Полагает, что судом не учтены в полной мере принятие мер к вызову службы «03», оказание первой помощи потерпевшему, принесение извинений его родственникам, частичное возмещение вреда, неоднократную выплату денежной компенсации, не было учтено состояние потерпевшего на момент дорожно-транспортного происшествия. Также, по мнению автора жалобы, суд указал, но фактически не принял во внимание привлечение его к уголовной ответственности впервые, отсутствие отягчающих обстоятельств, положительные характеристики по месту жительства и работы, отсутствие нарушений ПДД РФ, крайне тяжелые жизненные обстоятельства в его семье: состояние здоровья супруги, матери и тещи, страдающих хроническими заболеваниями и нуждающихся в постоянном медицинском обследовании и лечении, обучение дочери в учебном заведении. Просит судебные решения отменить, передать дело на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель ФИО11 просит приговор оставить без изменения, а доводы кассационной жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела и доводы кассационной жалобы осужденного, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

По смыслу закона, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого подтверждена совокупностью непосредственно исследованных судом доказательств, а описательно-мотивировочная часть такого приговора должна, кроме прочего, содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Однако данные требования закона судом первой инстанции при постановлении приговора в отношении ФИО1 в полном объеме выполнены не были.

Так, признавая ФИО1 виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, суд на основе исследованных доказательств, пришел к выводу о том, что ФИО1, управляя трамваем, нарушил требования пп. 1.3, 1.5, 10.1 Правил дорожного движения: создал опасность для движения, что повлекло за собой причинение вреда, а также избрал скорость без учета интенсивности движения, особенностей и состояния управляемого транспортного средства, дорожных и метеорологических условий, видимости в направлении движения, не обеспечивающую ему возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований правил, при возникновении опасности для движения, которую он был в состоянии обнаружить, располагая в существующей дорожной обстановке технической возможностью предотвратить наезд на пешехода, не принял возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства, совершил наезд на пешехода ФИО9, повлекший по неосторожности смерть последнего.

Как усматривается из материалов уголовного дела, при производстве предварительного следствия была назначена и проведена автотехническая экспертиза, заключение которой было исследовано в судебном заседании.

Согласно выводам экспертизы, при заданных и принятых исходных данных, в данной дорожно-транспортной ситуации водитель трамвая располагал технической возможностью предотвратить наезд применением торможения в момент начала движения пешехода от правой границы проезжей части <адрес> на пути 7,2 м со скоростью 4,8 км/ч.

Вместе с тем, данная экспертиза проведена строго по исходным данным, заданным в постановлении о назначении автотехнической экспертизы. На экспертизу представлены кроме указанного постановления протокол осмотра места дорожно-транспортного происшествия и схема места ДТП.

При этом выводы судов первой и апелляционной инстанций в части достаточности представленных материалов для проведения экспертизы, так как эксперт, имея право требовать от следователя в случае необходимости дополнительные материалы, не воспользовался данным правом, являются необоснованными, поскольку для производства экспертизы при заданных следователем условиях представленных сведений было достаточно.

Из материалов уголовного дела следует, что трамвай двигался без превышения скорости, а потерпевший переходил дорогу вне пешеходного перехода.

При этом суд не учел, что вождение водителем трамвая со скоростью, не превышающей установленного ограничения, не может находиться в причинно-следственной связи с дорожно-транспортным происшествием в случае отсутствия у него технической возможности избежать столкновения.

Указанная позиция изложена в пп. 6, 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ № «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения», согласно которым уголовная ответственность по ст. 264 УК РФ наступает, если у водителя имелась техническая возможность избежать дорожно-транспортное происшествие и между его действиями и наступившими последствиями установлена причинная связь.

Согласно п. 10.1 Правил дорожного движения возникшая опасность обязывает водителя принять меры к предотвращению возможного ДТП. Момент возникновения опасности для движения характеризует положение в пространстве объекта, представляющего опасность, где водитель имел возможность его обнаружить.

Из материалов уголовного дела следует, что опасность для движения трамвая была создана пешеходом, переходящим проезжую часть в неустановленном месте, то есть нарушающим Правила дорожного движения, кроме того, пешеход находился в светлой одежде, затрудняющей его обнаружение в зимний период времени.

Суд не учел, что в силу безусловной обязанности водителей соблюдать Правила дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, каждый участник дорожного движения вправе рассчитывать на их соблюдение другими участниками дорожного движения.

При решении вопроса о технической возможности предотвращения дорожно-транспортного происшествия судам следует исходить из того, что момент возникновения опасности для движения определяется в каждом конкретном случае с учетом дорожной обстановки, предшествующей дорожно-транспортному происшествию. Опасность для движения следует считать возникшей в тот момент, когда водитель имел объективную возможность ее обнаружить. Поэтому момент возникновения опасности для движения должен определяться индивидуально в каждом случае.

В связи с изложенным, для установления вины ФИО1 необходимо было в первую очередь установить момент обнаружения им опасности, и лишь затем определять техническую возможность предотвращения наезда.

Из материалов уголовного дела не представляется возможным установить, каким образом следователь установил момент обнаружения опасности водителем трамвая и скорость движения пешехода, учитывая, что следственный эксперимент по делу не производился. Кроме того, заданные следователем условия противоречат и схеме места ДТП в части направления движения пешехода.

Вопрос о том, на каком расстоянии ФИО1 мог увидеть пересекавшего дорогу потерпевшего, мог быть разрешен в рамках проведения следственного эксперимента по определению общей и конкретной видимости в условиях, максимально приближенных (погодных и иных условий) к тем, которые имели место в момент совершения дорожно-транспортного происшествия.

Между тем следственный эксперимент либо судебные экспертизы для определения момента возникновения опасности для водителя, как показывает изучение материалов уголовного дела, не проводились, и момент возникновения опасности фактически не определен.

Таким образом, заключения эксперта в части выводов о наличии у водителя технической возможности торможением предотвратить наезд на пешехода основаны на предположении, что недопустимо в соответствии с требованиями ст. 75 УПК РФ.

Кроме некорректно заданных условий, не отражающих фактические обстоятельства происшествия, и поставленных вопросов, исключающих наличие в действиях пешехода противоправных действий, следователем не были представлены эксперту материалы уголовного дела, в том числе, показания водителя трамвая ФИО1 и видеозапись видеорегистратора.

Согласно положениям Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, доказательства подлежат оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а в их совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела. При этом судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь законом и совестью, причем никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (ст. 17 УПК РФ).

В соответствии с разъяснениями, данными в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ № «О судебной экспертизе по уголовным делам», заключение эксперта не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все они, оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами.

Суд, принимая решение по делу, указанные требования закона и разъяснения постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации не учел, не дал надлежащей оценки заключению автотехнической экспертизы, положив ее выводы в основу обвинительного приговора.

Учитывая, что данные обстоятельства, в нарушение требований ст. 389.9 УПК РФ, оставлены без внимания судом апелляционной инстанции, что повлекло нарушение права ФИО1 на справедливое судебное разбирательство в суде второй инстанции, состоявшееся в отношении него апелляционное постановление не может быть признано законным и обоснованным и в силу ст. 401.15 УПК РФ подлежит отмене с передачей материала судебного производства на новое апелляционное рассмотрение, в ходе которого необходимо принять решение, основанное на требованиях уголовно-процессуального закона.

Принимая во внимание, что ФИО1 обвиняется в совершении преступления по неосторожности, в период предварительного следствия и судебного разбирательства не скрывался, самостоятельно следовал для отбывания наказания в колонию-поселение, судебная коллегия не находит оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, и он подлежит освобождению из исправительного учреждения.

Для обеспечения дальнейшего производства по уголовному делу суд считает необходимым применить в отношении ФИО1 меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Руководствуясь ст. 401.13, 401.14 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

кассационную жалобу осужденного ФИО1 удовлетворить частично.

Апелляционное постановление Московского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ в отношении ФИО1 отменить, уголовное дело передать на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

Избрать ФИО1 меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

ФИО1 из места лишения свободы освободить.

Дата актуальности материала: 02.01.2022

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed