г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Особый порядок привлечения к уголовной ответственности предпринимателей и освобождения от нее

Авторы — Александр Сергеевич Александров, д. ю. н., профессор, профессор кафедры уголовного процесса Нижегородской академии МВД России, Ирина Александровна Александрова, д. ю. н., доцент, профессор кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Нижегородской академии МВД России

В 2016 году в целом сложился уникальный межотраслевой правовой институт, нормы которого регулируют особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. К его созданию привела уголовная политика, проводимая в нашей стране с 2009 года, о чем мы неоднократно писали1. Не вдаваясь подробно в вопросы уголовной политологии, охарактеризуем данный результат законотворчества в его истолковании Пленумом Верховного Суда РФ в постановлении от 15.11.2016 № 48; далее — Постановление № 48)2.

Прежде всего, надо сказать о том, что анализируемый правовой институт, включающий в себя целый ряд норм материального и формального уголовного права, не образует единого правового пространства. Имеются два правовых механизма. Один создан для противодействия «предпринимательским» преступлениям против собственности (ст. ст. 159–159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 УК РФ). Другой — для противодействия преступлениям в сфере иной экономической деятельности (ст.ст. 170.2, 171–174, 174.1, 176–178, 180–183, 185–185.4, ч. 1 ст. 185.6, ст.ст. 190–199.2УК РФ).

Главное, что их объединяет, состоит в том, что оба они содержат существенные изъятия из общего (публично-правового) порядка привлечения к уголовной ответственности. Они представляют собой дополнительные материально-правовые и процессуальные гарантии обеспечения прав и законных интересов лиц, обвиняемых в совершении преступлений, или в сфере предпринимательской деятельности, или в сфере иной экономической деятельности. Разумеется, объединяет их и общая идеология: защита частной собственности, создание и поддержание в Российской Федерации благоприятного делового, предпринимательского и инвестиционного климата и условий для ведения бизнеса и исключение возможности использования уголовного преследования в качестве средства для давления на предпринимательские структуры и решения споров хозяйствующих субъектов.

Выделим те общие юридико-технические моменты, которые имеются в указанных правовых механизмах.

ОСОБЫЙ РЕЖИМ МЕР ПРЕСЕЧЕНИЯ

Из смысла норм УПК РФ в их истолковании Пленумом Верховного Суда РФ (п.п. 6–8 Постановления № 48) вытекает вывод о том, что для норм о привлечении к ответственности бизнесменов характерны одинаковые особенности применения мер пресечения. Речь идет в первую очередь о предусмотренном ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ прямом запрете на применение меры пресечения в виде заключения под стражу к обвиняемым в этих преступлениях при отсутствии обстоятельств, предусмотренных в п.п. 1–4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ. Впрочем, и наличие указанных обстоятельств не обязывает суд избирать данную меру пресечения (п. 6 Постановления № 48). Кроме того, как разъяснил Пленум, данный запрет распространяется и на «иных лиц», которые оказались соучастниками совершения преступлений данного рода, независимо от наличия у них статуса предпринимателя, но состоящих с ними в трудовых отношениях (п. 8 Постановления № 48). Главное условие для получения такой льготы «иным лицом» (например, менеджером, бухгалтером, торговым агентом и др. наемным персоналом) состоит в наличии у него трудового договора с индивидуальным предпринимателем или руководителем коммерческой организации (п.п. 5, 8 Постановления № 48). Это расширительное толкование смысла закона, но такова позиция высшего органа судебной власти в контексте проводимой уголовной политики.

Права в рамках меры пресечения. Второй общий правовой момент также касается мер пресечения и обеспечения прав данной категории обвиняемых, находящихся под стражей или домашним арестом. Они наделены законом правами иметь свидания с нотариусом в целях удостоверения доверенности на право представления интересов подозреваемого или обвиняемого в сфере законной предпринимательской деятельности (п. 3.1 ч. 4 ст. 6, п. 9.1 ч. 4 ст. 47, ч. 13 ст. 107 УПК РФ). Таким образом, законодатель сформировал единый подход к особому порядку применения мер пресечения в отношении данной категории обвиняемых.

Арест, если потерпевший — не предприниматель. Спорным остается вопрос о том, распространяется ли запрет на заключение под стражу предпринимателей (ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ) на нормы ч. 3 ст. 20 УПК РФ, которая исключает из частно-публичных преступления по ст.ст. 159–159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 УК РФ, если причинили вред интересам:

— государственного или муниципального унитарного предприятия,

— государственной корпорации, государственной компании,

— коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования

— либо когда предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

Думается, такого рода «исключение из исключения» из общего порядка производства по уголовным делам должно распространяться и на иные элементы анализируемого нами правового института, в том числе на меру пресечения в виде заключения под стражу (ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ). Отсутствие такого рода оговорки в самой ч. 1.1 ст. 108 УПК объясняется тем, что данная норма была введена раньше, чем появилась новая редакция ст. 20 УПК РФ. Правовое предписание о переходе на общий правовой режим обеспечения защиты общественного интереса, содержащееся в ч. 3 ст. 20 УПК РФ, является, с одной стороны, специальным по отношению к более общим нормам, а с другой — универсальным. В пользу нашей позиции говорит канон правового толкования, согласно которому должен применяться системный подход к пониманию смысла толкуемых норм, составляющих единую правовую конструкцию. В данном случае мы говорим об институте привлечения к уголовному преследованию за преступления в сфере предпринимательской, иной экономической деятельности — он должен быть проникнут внутренним единством.

Таким образом, оговорка, предусмотренная в ч. 3 ст. 20 УПК РФ, распространяется, во-первых, на уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 159, 159.1–159.3, 159.5, 159.6, 160 и 165УК РФ. Это происходит тогда, когда потерпевшими по этим преступлениям являются не индивидуальные предприниматели и коммерческие организации. Во-вторых, обвиняемые по делам о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 171, 171.1, 172, 172.1, 172.2, 173.1, 173.2, 174, 174.1, 176, 177, 178, 180, 181, 183, 185, 185.1, 185.2, 185.3, 185.4, ч. 1 ст. 185.6, ст.ст. 190–199.2 УК РФ, могут быть арестованы, когда преступлением причинен вред государству, интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации и т. д. либо когда предметом преступления является государственное или муниципальное имущество.

ОСНОВАНИЯ И ПОРЯДОК ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Пленум сформулировал общий правовой стандарт оценки судом фактических оснований постановления о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, подозреваемого в совершении преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Такое решение дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа могут принять только на основании сведений, полученных в порядке, предусмотренном УПК РФ. Между тем в числе способов получения фактических данных Пленум указывает как следственные и иные процессуальные действия, предусмотренные ч. 1 ст. 144 УПК РФ, так и гласные ОРМ «обследование принадлежащих им производственных помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств». Таким образом, результаты ОРД могут быть положены в основу постановления о возбуждении уголовного дела наряду с другими уголовно-процессуальными доказательствами, при условии соблюдения положений ст.ст.75 и 89 УПК РФ. При этом Пленум подчеркивает необходимость безусловного соблюдения законности и обоснованности процессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением имущественных и иных прав и свобод предпринимателей, а также лиц, состоящих с ними в трудовых отношениях (п. 5 Постановления № 48).

К этому надо добавить то, что есть еще и ведомственные нормы, предъявляющие специальные требования к субъекту, уполномоченному возбуждать уголовные дела о такого рода преступлениях. Так, Следственный департамент МВД России 29.07.2016 принял решение, в котором говорится следующее: «Ввести в практику принятия процессуальных решений по сообщениям о преступлениях, предусмотренных статьями 159–159.6, 160, 165, 171, 172, 174, 174.1, 193, 193.1, 195–197, 200.1, 200.2, 200.3, 201, 272–274, 285, 286 УК РФ, если они совершены:

— в кредитно-финансовой сфере,

— оборонно-промышленном, жилищно-коммунальном, топливно-энергетическом, агропромышленном комплексах,

— в сфере государственного оборонного заказа, информационных технологий (за исключением мошенничеств с использованием мобильных телефонных средств связи), долевого строительства многоквартирных домов,

— а также связаны с деятельностью «финансовых пирамид» и повлекли причинение ущерба либо извлечение незаконного дохода в сумме, превышающей шесть миллионов рублей, только следователями» (п. 6.7 Решения совещания у заместителя министра МВД России — начальника Следственного Департамента МВД России). При этом ранее изданный приказ МВД России требует согласования постановления о возбуждении уголовного дела с руководителем следственного органа по субъекту РФ3.

Таким образом, в системе МВД России существует особый порядок принятия решения о возбуждении уголовных дел в отношении (привлечения к уголовному преследованию) подозреваемых, обвиняемых в преступлениях экономической направленности.

ИЗЪЯТИЕ ПРЕДМЕТОВ И ДОКУМЕНТОВ

Общими для анализируемого института являются нормы, содержащиеся в ст. 81.1 УПК РФ, в которых излагаются требования к порядку и срокам признания предметов и документов вещественными доказательствами, а также их возвращения лицам, у которых они были изъяты. Пленум ВС РФ специально разъясняет порядок обжалования решения органа предварительного расследования об отказе в возвращении указанных предметов и документов лицам, у которых они были изъяты (п. 10 Постановления № 48), но не признаны вещественными доказательствами. Такой отказ заинтересованное лицо может обжаловать как руководителю следственного органа или прокурору, так и в суд в порядке ст. 125 УПК РФ.

ВИД И РАЗМЕР НАКАЗАНИЯ

Пленум сформулировал общий правовой стандарт к определению вида и размера наказания за преступления, предусмотренные ст.ст. 159–159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 УК РФ, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также ст.ст. 170.2, 171–174, 174.1, 176–178, 180–183, 185–185.4, ч. 1 ст. 185.6, ст.ст. 190–199.2 УК РФ. Как разъяснил Пленум, судам необходимо руководствоваться общими началами назначения наказания, обсуждать возможность применения положений:

— о наказании ниже низшего (части 1 и 2 ст. 64 УК РФ);

— условном осуждении (ст. 73 УК РФ);

— изменении категории преступления (ч. 6 ст. 15 УК РФ);

— освобождении от наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80.1 УК РФ).

Содержание осужденного под стражей до постановления приговора не может предопределять назначение ему наказания в виде реального лишения свободы. При этом в силу положений ч. 5 ст. 72 УК РФ, назначая такому лицу в качестве основного вида наказания штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, суд, учитывая срок содержания под стражей, смягчает назначенное наказание или полностью освобождает осужденного от отбывания этого наказания (п. 19 Постановления № 48).

МЕРЫ ПРОТИВ НЕЗАКОННОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ БИЗНЕСМЕНОВ

Последнее, что объединяет механизмы противодействия «предпринимательским» преступлениям против собственности и преступлениям в сфере иной экономической деятельности, это специальные меры против незаконного уголовного преследования бизнесменов4. В пункте 20Постановления Пленума № 48 говорится о праве суда вынести частное определение, если при рассмотрении уголовного дела о преступлении в сфере предпринимательской или экономической деятельности он выявит нарушения закона со стороны органов дознания или следствия. Аналогичные меры предусмотрены и в ведомственных нормативных актах ряда правоохранительных органов. Так, в уже упомянутом выше решении Следственного департамента МВД России говорится: «Принять меры по исключению умышленного инициирования подчиненными сотрудниками следственных подразделений при обстоятельствах, носящих явно заказной неправомерный характер, уголовного преследования предпринимателей в целях решения хозяйственного спора в пользу одного из субъектов гражданско-правовых отношений. О выявленных фактах и результатах проводимых в связи с этим служебных проверок незамедлительно докладывать в Следственныйдепартамент МВД России» (п. 6.9 Решения).

Наконец, главной охранительной мерой стали изменения, внесенные в ст. 299 УК РФ5. В части 3ст. 299 УК РФ предусмотрен специальный состав за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности6.

РАЗНИЦА В ПОРЯДКАХ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Во второй части нашей статьи укажем на главные различия в выделенных нами правовых режимах привлечения к уголовной ответственности новой категории — «спецсубъектов». Они состоят в следующем.

Несмотря на общее сходство (описанное выше), порядок возбуждения уголовных дел о предпринимательских преступлениях против собственности и уголовных дел об иных преступлениях экономической направленности различен.

Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 159–159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 УК РФ, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, отнесены к делам частно-публичного обвинения (ч. 2 ст. 20 УПК РФ). Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 170.2, 171–174, 174.1, 176–178, 180–183, 185–185.4, ч. 1 ст. 185.6, ст.ст. 190–199.2 УК РФ, которые совершаются в сфере иной экономической деятельности, возбуждаются в публичном порядке. При этом для дел о некоторых преступлениях публичный порядок также имеет свою специфику.

Фальсификация финансовых документов финансовой организацией. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 172.1 УК РФ «Фальсификация финансовых документов учета и отчетности финансовой организации», возбуждаются с учетом требования ч. 1.2 ст. 140 УПК РФ. Это значит, что поводом для возбуждения уголовного дела являются материалы, направленные органу предварительного следствия Банком России в соответствии с Федеральным законом от 10.07.2002 № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»7, а также конкурсным управляющим (ликвидатором) финансовой организации.

Налоговые преступления. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 198–199.1 УК РФ, возбуждаются в координации с налоговыми органами (части 7–9 ст. 144 УПК РФ.)

РАЗЛИЧИЯ В ПРЕДМЕТЕ ДОКАЗЫВАНИЯ

Ключевое значение для определения особого — частно-публичного правового режима производства по уголовному делу имеет понятие «предпринимательская деятельность».

Понятие преступления в сфере предпринимательской деятельности. К безусловно совершаемым в сфере предпринимательской деятельности относятся преступления, предусмотренные частями 5–7 ст. 159 УК РФ. Исходя из п. 4 примечаний к ст. 159 УК, преступления, предусмотренные частями 5–7 ст. 159 УК РФ, всегда совершаются названными выше лицами только в сфере предпринимательской деятельности.

Между тем Пленум ВС РФ отнес к «предпринимательским» преступлениям против собственности и преступления, предусмотренные частями 1–4 ст. 159 УК РФ, развив тем самым уголовно-правовой аспект понятия «предпринимательская деятельность» (п. 7 Постановления № 48). Таким образом, любое из указанных преступлений, может входить в материально-правовой состав анализируемого нами субинститута. В пользу этой точки зрения говорят формулировки п.п. 1–3, 7, 9 Постановления № 48, где приводится перечень составов преступлений в таком виде: «статьями 159–159.3, 159.5, 159.6, 160 и 165 УК РФ». Для понимания позиции Пленума важно учитывать то, что в окончательной редакции Постановления № 48 не нашла закрепления первоначально существовавшая в нем формулировка: «Для квалификации действий виновного по частям 5–7 статьи 159 УК РФ не имеет значения, в какой момент возник умысел на совершение мошенничества, до или после заключения соответствующего договора». Далее следовало, что «мошеннические действия, связанные с преднамеренным неисполнением договорных обязательств, когда сторонами являются предприниматели и (или) коммерческие организации, ни при каких обстоятельствах не могут быть квалифицированы по частям 1–4 статьи 159 УК РФ».

Значит, преступления, предусмотренные ст.ст. 159, 159.1–159.3, 159.5, 159.6, 160 и 165 УК РФ, подпадают под действие анализируемого правового института, если они совершены в сфере предпринимательской деятельности и субъект преступления имеет статус предпринимателя.

Поэтому в предмет доказывания входит установление специального — «предпринимательского» статуса обвиняемого. Таковыми могут быть:

— руководитель коммерческой организации, если совершил преступление, которое связано или (1) с осуществлением им полномочий по управлению коммерческой организацией или (2) при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности;

— член органа управления коммерческой организации, если совершил преступление, которое связано или (1) с осуществлением им полномочий по управлению коммерческой организацией, или (2) при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности (п. 7 Постановления № 48);

— лицо, работающее по трудовому договору в коммерческой организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность (например, менеджер, бухгалтер, торговый агент и др.), или с индивидуальным предпринимателем, которое совершило преступление в соучастии с индивидуальным предпринимателем или руководителем коммерческой организации — при названных выше условиях (п. 8 Постановления № 48).

Умысел на неисполнение договора. Обвинение должно доказать такой обязательный признак мошенничества, предусмотренный ч. 5 ст. 159 УК РФ, как преднамеренное неисполнение договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности. Нужны доказательства умышленного неисполнения стороной договора в полном объеме или в части принятого на себя обязательства в целях хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием другой стороны договора (п. 9 Постановления № 48).

Поскольку этот признак может быть предметом судебной проверки в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, значит квалифицировать его надо как стандарт доказанности, называемый «обоснованное предположение». Иными словами, следствию необходима совокупность доказательств, достаточная для начала уголовного преследования, вместе с тем допускающая в дальнейшем пересмотр позиции правоприменителя при выяснении новых обстоятельств8.

Дискуссионным остается вопрос о необходимости доказывания договорных, гражданско-правовых отношений между потерпевшим и подозреваемым на момент подачи заявления о возбуждении уголовного дела. В споре о доказательственном значении этого обстоятельства можно поддержать П. С. Яни, который считает, что предпринимательский характер преступления не исключен и тогда, когда предметом мошеннического завладения становятся средства государственных целевых программ, выделение которых связано с предпринимательской деятельностью. Более того, предпринимательский характер преступления против собственности не зависит ни от наличия договорных отношений, прикрывающих преступное посягательство на имущество, ни от обманного способа такого посягательства, ни от возникновения умысла на хищение еще до получения виновным имущества по договору9.

Статус потерпевшего. Обвинение также должно установить, что потерпевший — заявитель является индивидуальным предпринимателем или представителем коммерческой организации. Как разъяснил Пленум, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 159–159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 УК РФ, возбуждаются по заявлению:

— лица, являющегося в соответствии с уставом организации ее единоличным руководителем (лицом, выполняющим функции единоличного исполнительного органа) или руководителем коллегиального исполнительного органа (например, председатель правления акционерного общества), либо

— лица, уполномоченного руководителем коммерческой организации представлять ее интересы в уголовном судопроизводстве в соответствии с ч. 9 ст. 42 УПК РФ.

Если в совершении указанных преступлений подозревается руководитель коммерческой организации, уголовное дело может быть возбуждено по заявлению:

— органа управления организации, в компетенцию которого в соответствии с уставом входит избрание, назначение руководителя и (или) прекращение его полномочий (например, совета директоров), либо

— лица, уполномоченного этим органом обратиться с таким заявлением.

Если сообщение о преступлении поступило от иных лиц, то оно не может служить поводом для возбуждения уголовного дела. Признаки уполномоченного заявителя обязан установить следователь, который принимает решение о возбуждении уголовного дела, посредством соответствующих документов. В противном случае уголовное дело подлежит прекращению по п. 5ч. 1 ст. 24 УПК РФ: отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ.

РАЗЛИЧИЯ В ПРАВИЛАХ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Принципиальное отличие между преступлениями предпринимателей против собственности (ст.ст. 159–159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 УК РФ) и иными деяниями в сфере экономической деятельности состоит в порядке освобождения от уголовной ответственности. Уголовные дела о предпринимательских преступлениях против собственности прекращаются в общем порядке. В то время как для прекращения уголовных дел о преступлениях в экономической сфере существует особый порядок, который предусмотрен ст. 28.1, ч. 4 ст. 213 УПК РФ, ст.ст. 76.1, 76.2УК РФ.

Надо сказать, что именно предусмотренная ст. 28.1 УПК РФ процедура стала полигоном для отработки новых юридических технологий, призванных создать максимально комфортный режим для разрешения уголовно-правовых споров, возникших в сфере исполнения налогового законодательства, а также в сфере иной экономической деятельности10.

Главное направление правового строительства состоит в размывании классической модели деятельного раскаяния, которая лежит в основании данного субинститута. Этот процесс был начат Пленумом ВС РФ ранее11, и завершился формированием его позиции в п.п. 11–18 Постановления № 48. Проявилось это в следующих моментах.

Сужение понятия судимости по экономическим преступлениям. Пленум Верховного Суда РФ, развивая свою позицию по данному вопросу, изложенную в п. 2 постановления от 27.06.2013 № 19, продолжил ослабление критерия повторности нарушения уголовного закона как препятствия для прекращения уголовного дела. Так, Пленум разъяснил, что при освобождении от уголовной ответственности лиц по основаниям, предусмотренным ст. 76.1 УК РФ, необходимо учитывать примечания к соответствующим статьям УК РФ. Исходя из этого, судам следует иметь в виду, что лицо признается впервые совершившим преступление, если оно не имеет неснятую или непогашенную судимость за преступление, предусмотренное той же статьей, от ответственности по которой оно освобождается (п. 11 Постановления № 48).

Значит, не является препятствием для прекращения уголовного дела по данному основанию тот факт, что обвиняемый имеет неснятую или непогашенную судимость за преступление, предусмотренное другой статьей Особенной части УК РФ, чем преступление, от ответственности по которому оно освобождается по данному уголовному делу. Само по себе наличие неснятой или непогашенная судимость за любое другое преступление или преступления, перечисленные в соответствующей части ст. 76.1 УК РФ, чем то, по которому осуществляется производство по делу, нельзя считать повторностью. Тем более не считается повторностью факт прекращения уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 28.1 УПК РФ: уголовное дело можно прекращать по данному основанию неоднократно. Размывание критерия повторности создает еще более благоприятные условия для освобождения от уголовной ответственности предпринимателей.

Необязательность полного возмещения вреда. Также не обязательно выполнять даже такое требование, как полное возмещение или иное заглаживание вреда. Об этом говорится в п. 16Постановления № 48.

Пленум указал, что «в случаях выполнения не всех или не в полном объеме действий, предусмотренных статьей 76.1 УК РФ, лицом, совершившим преступление небольшой или средней тяжести в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, его ходатайство о прекращении уголовного преследования по основаниям, предусмотренным статьями 75, 76 или 76.2 УК РФ, может быть удовлетворено судом при условии выполнения содержащихся в указанных нормах требований». Таким образом, суд может прекратить уголовное дело в случаях:

— неполного согласия подсудимого с предъявленным обвинением,

— неполного возмещения вреда.

Вообще, что касается деятельного раскаяния, то этот признак не является присущим процедуре, предусмотренной ст. 28 УПК РФ, включая такие его атрибуты, как позитивные посткриминальные действия, сотрудничество с органами предварительного расследования и т. д. На принятие решения о прекращении уголовного преследования эти обстоятельства прямого влияния не имеют.

ЛИТЕРАТУРА
1Александров, А. С. Куда ведет современная уголовная политика по противодействию преступности в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности? // Сборник материалов Всероссийской науч.-практ. конф. «Уголовный процесс и криминалистика: теория, практика, дидактика». 57-е криминалистические чтения. — М.: Академия управления МВД России, 2016. — С. 20–27.
2Доктринальная модель уголовно-процессуального доказательственного права Российской Федерации и комментарии к ней / под ред. А. С. Александрова. — М., 2015. — 299 с.
3 Яни, П. С. Специальные виды мошенничества // Законность. — 2015. — № 6.

1 См., напр.: Александров А. С. Куда ведет современная уголовная политика по противодействию преступности в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности? // Сборник материалов Всероссийской науч.-практ. конф. «Уголовный процесс и криминалистика: теория, практика, дидактика». 57-е криминалистические чтения. М.: Академия управления МВД России, 2016. С. 20–27.
2«О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» // Российская газета. 2016. 24 нояб.
Приказ Следственного департамента МВД России от 26.10.2011 № 55 «Об организации ведомственного контроля при рассмотрении материалов доследственной проверки в порядке ст.ст. 140–145 УПК РФ о преступлениях экономической и коррупционной направленности».
4Данная тема, как известно, стала актуальной в 2016 году с подачи Президента РФ В. В. Путина. См.: Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 01.12.2016 // Парламентская газета. 2016. 02–08 дек.
Федеральный закон от 19.12.2016 № 436-ФЗ «О внесении изменений в статью 299 Уголовного кодекса Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Официальный интернет-портал правовой информации pravo.gov.ru, 20.12.2016.
6Очевидно, под действие состава подпадают все незаконные процессуальные действия и решения, связанные с привлечением к уголовному преследованию.
7Российская газета. 2002. 13 июля.
8Подробнее см.: Доктринальная модель уголовно-процессуального доказательственного права Российской Федерации и комментарии к ней / под ред. А. С. Александрова. М., 2015. С. 19 и след.
9 См.: Яни П. С. Специальные виды мошенничества // Законность. 2015. № 6.
10Логично было бы распространить этот механизма и на уголовные дела о предпринимательских преступлениях против собственности.
11 См.: пункты 1, 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 № 19 (в ред. постановления от 29.11.2016 № 56) «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» // Российская газета. 2013. 05 июля.
Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — юридическая помощь в Москве, Самаре
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии