г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Понятие и правовое регулирование договора финансовой аренды (лизинга)

Одним из самых часто встречающихся внешнеэкономических сделок является международный лизинг. Такие договоры начали приобретать массовый характер, когда в 1950-х годах США стала активно продавать оборудование за границу[1].

В настоящее время правовое регулирование лизинга составляют следующие акты:

  1. Гражданский кодекс;
  2. Федеральный закон «О финансовой аренде (лизинге)»;
  3. Оттавская Конвенция УНИДРУА о международном финансовом лизинге 28.05.1988;
  4. Конвенция о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования 16.11.2001;
  5. Конвенция СНГ о межгосударственном лизинге 25.11.1998;

Статья 665 Гражданского кодекса определяет договор лизинга (финансовой аренды) как договор, по которому арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца. Договор лизинга, согласно отечественному законодательству, является разновидностью договора аренды, к нему субсидиарно применяются положения ГК об аренде. Договор лизинга в узком смысле слова является соглашением арендодателя и арендатора. В то же время, согласно статье 4 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)», субъектами лизинга как правоотношения являются продавец, арендодатель и арендатор, то есть имеет место усложнение договорных связей.

Стороны договора международного лизинга

Согласно пункту 1 статьи 7 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)», при осуществлении международного лизинга лизингодатель или лизингополучатель является нерезидентом Российской Федерации. Исходя из формулировки части 1 статьи 246.2 Налогового кодекса, нерезидентом РФ является юридическое лицо, иностранное юридическое лицо, место управления которого находится за пределами РФ, если иное не предусмотрено международным  договором, то есть в основу понятия международного лизинга положен критерий оседлости. Это положение весьма примечательно, так как для регулирования частных отношений было использовано понятие, применяемое в публичном праве[2].

Что касается международного регулирования, то согласно пункту 1 статьи 2 Оттавской Конвенции УНИДРУА, он применяется, когда коммерческие предприятия арендодателя и арендатора находятся в разных государствах. Таким образом, в Оттавской конвенции УНИДРУА  применяется критерий места нахождения коммерческого предприятия.

Конвенция о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования также регулирует отношения международного лизинга, однако там содержится лишь правила определения местонахождения должника. Согласно статье 4 названной Конвенции, должник считается находящимся в каком-либо из Договаривающихся Государств:

  1. a) в соответствии с законодательством которого он был учрежден или образован;
  2. b) в котором он имеет зарегистрированное учреждение или предусмотренную законодательством штаб-квартиру;
  3. c) в котором он имеет свой административный центр или
  4. d) в котором он ведет свою хозяйственную деятельность. Таким образом, здесь используется несколько критериев определения местонахождения должника, то есть имеет место гибкий подход к правовому регулированию

Согласно статье 1 Конвенции СНГ о межгосударственном лизинге международный лизинг — лизинговая деятельность, в которой участвуют лизинговые компании и хозяйствующие субъекты любых двух и более иностранных государств. Согласно пункту «б» части 6.2. статьи 6 данной Конвенции, при отсутствии соглашения между сторонами относительно права, которое должно применяться к договору лизинга, применяется право государства, где учреждена, имеет свое местонахождение или основное место деятельности сторона, являющаяся лизингодателем в договоре лизинга.

Таким образом, имеет место коллизия в том, кто является субъектами международного лизинга и можно ли квалифицировать конкретный договор как договор международного лизинга. Например, имеет место ситуация, когда заключен договор между украинским юридическим лицом А. (его коммерческое предприятие находится на Украине, но исполнительный орган находится в РФ), и российским юридическим лицом Б. (коммерческое предприятие – в РФ, исполнительный орган – также в РФ). С точки зрения ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» и Налогового кодекса, юридическое лицо А. является резидентом РФ, поэтому данный договор не является международным лизингом. С точки зрения Оттавской Конвенции УНИДРУА, данный договор является международным лизингом, так как коммерческие предприятия сторон находятся в разных государствах.

Применимое право

Согласно пункту 3 части 2 статьи 1211 Гражданского кодекса, при отсутствии выбора применимого права сторонами договора аренды, применяется право арендодателя. Так как лизинг по российскому законодательству является разновидностью аренды, то применяется право арендодателя. То есть ГК закрепляет обязательственный статут данного договора.

Согласно пункту 6.2 статьи 6 Конвенции СНГ о межгосударственном лизинге, участники лизинговой деятельности, заключающие договор лизинга, руководствуются следующими правилами:

  • форма договора лизинга, права и обязанности его сторон определяются национальным законодательством государства, в котором заключается этот договор, и настоящей Конвенцией;
  • при отсутствии соглашения между сторонами относительно права, которое должно применяться к договору лизинга, применяется право государства, где учреждена, имеет свое местонахождение или основное место деятельности сторона, являющаяся лизингодателем в договоре лизинга.

Между Гражданским Кодексом и Конвенцией СНГ о межгосударственном лизинге нет коллизий, в Конвенции приводится дополнительная коллизионная привязка, применимая к форме договора.

Вещный статут урегулирован в статье 7 Оттавской Конвенции УНИДРУА. Так, подлежит применению:

  • в отношении зарегистрированного судна — государства, в котором судно зарегистрировано на имя его собственника (для целей настоящего подпункта фрахтователь судна без экипажа не рассматривается в качестве собственника);
  • в отношении воздушного судна, зарегистрированного в соответствии с Конвенцией о международной гражданской авиации, подписанной в Чикаго 7 декабря 1944 года, — государства, в котором это воздушное судно зарегистрировано;
  • в отношении другого вида оборудования, которое обычно перемещается из одной страны в другую, включая авиационные двигатели, — государства, в котором находится основное коммерческое предприятие арендатора;
  • в отношении любого другого оборудования — государства местонахождения этого оборудования.

Термином «оборудование» в данной Конвенции обозначаются не только заводские станки и другие механизмы, но и любые средства производства (например, здания и сооружения), которые могут являться предметом договора.

Таким образом, можно сделать вывод, что разными источниками правового регулирования определен и обязательственный статут самого договора, и вещный статут имущества, переданного по договору. В ситуации заключения договора между российским и украинским юридическим лицом:

  1. Форма договора будет урегулирована по праву места его заключения;
  2. Обязанность по передаче предмета договора – по праву арендодателя;
  3. Права арендатора, связанные с истребованием имущества из чужого незаконного владения – по право государства, где эта вещь находится, за исключением морского судна, воздушного судна и иного имущества, которое обычно перемещается из одной страны в другую в процессе использования.

Возможность привлечения арендодателя к ответственности по обязательствам, вытекающим из купли-продажи предмета лизинга

Ключевой особенностью договора лизинга, отграничивающей его от договора аренды, является, помимо цели приобретения имущества, и характер ответственности субъектов обязательства. Так, по обязательствам, вытекающим их договора купли-продажи предмета договора, арендатор может привлечь к ответственности продавца в случае, если он осуществлял его выбор сам, либо арендодателя, если выбор продавца осуществлял он.

В то же время, Конвенция СНГ о межгосударственном лизинге затрагивает лишь случаи, когда выбор предмета лизинга и продавца осуществлял арендатор. Следовательно, Конвенция регулирует обязанности поставщика (продавца), связанные с договором купли-продажи предмета лизинга (часть 7.9 статьи 7 Конвенции)

Согласно части 1 статьи 8 Оттавской Конвенции УНИДРУА, если иное не оговорено в настоящей Конвенции или договоре лизинга, арендодатель освобождается от всякой ответственности перед арендатором в отношении оборудования, кроме случаев, когда арендатору причинены убытки вследствие того, что он полагался на опыт и суждение арендодателя, и вследствие вмешательства последнего в выбор поставщика или спецификаций оборудования. То есть здесь содержится дополнительное основание ответственности арендодателя – влияние его опыта и суждения на арендатора.

Применение международных договоров к внутренним отношениям

Согласно части 1 статьи 28 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)», под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В пункте «в» части 2 статьи 1 Оттавской Конвенции УНИДРУА указано, что периодические платежи, подлежащие выплате по договору лизинга, рассчитываются, в частности, с учетом амортизации всей или существенной части стоимости оборудования.

Как уже было сказано, данная Конвенция применяется в случаях, когда коммерческие предприятия арендодателя и арендатора находятся в разных государствах и при этом:

а) эти государства, а также государство, в котором поставщик имеет свое коммерческое предприятие, являются Договаривающимися Государствами; или

б) как договор поставки, так и договор лизинга регулируются правом одного из Договаривающихся Государств (часть 1 статьи 3 Конвенции).

При этом в судебной практике даже при рассмотрении споров, вытекающих из внутреннего лизинга, применяются положения Оттавской Конвенции УНИДРУАв части учета амортизации при расчете лизинговых платежей[3].

Подлежит применению и статьи 13 Оттавской Конвенции УНИДРУА, согласно которой при нарушении арендатором условий договора лизинга арендодатель имеет право получить возмещение в том объеме, который он бы получил при добросовестном выполнении арендатором своих обязанностей[4].

В обоих случаях имеет место пробел в национальном регулировании лизинговых отношений, и применение Оттавской Конвенции УНИДРУА является ни чем иным, как аналогией закона.

Таким образом, договорная конструкция международного лизинга имеет ряд важных черт, отличающих этот договор от договора аренды. Кроме того, законодательство о международном лизинге характеризуется значительной гармонизированностью, что облегчает взаимоотношения между контрагентами по данному договору.

Список литературы:

  1.              Конвенция УНИДРУА о международном финансовом лизинге 28.05.1988 // Собрание законодательства РФ. — 1999.-  № 32. — ст. 4040;
  2.              Конвенция о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования 16.11.2001 // Собрание законодательства РФ. — 2011. — № 36. — ст. 5124;
  3.              Конвенция СНГ о межгосударственном лизинге 25.11.1998 // Российская газета. № 4. — 2000. — с. 58 – 70;
  4.              Гражданский кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. —   2001. — № 49, ст. 4552;
  5.              Федеральный закон «О финансовой аренде (лизинге)» // Собрание законодательства РФ. – 1998. — № 44. — ст. 5394;
  6.              Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 апреля 2014 г. по делу № А65-2876/2013 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://sudact.ru/arbitral/doc/tRPT6UPQ3v1g/ (дата обращения: 28.11.2018);
  7.              Решение Арбитражного суда города Москвы от 9 июня 2014 г. по делу № А40-20201/2014 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://sudact.ru/arbitral/doc/sHDI9G9jSO1n/ (дата обращения: 28.11.2018);
  8.              Щербакова Е.Б. Актуальные вопросы правового регулирования международного лизинга в современной России // Бизнес в законе. – 2008. — №3. – с.57;
  9.              Юзвович Л.И. Международный лизинг как форма привлечения инвестиций в национальную экономику // Проблемы современной экономики. Финансово-кредитная система. 2010. — С.246.

[1] Юзвович Л.И. Международный лизинг как форма привлечения инвестиций в национальную экономику // Проблемы современной экономики. Финансово-кредитная система. 2010. — С.246

[2] Щербакова Е.Б. Актуальные вопросы правового регулирования международного лизинга в современной России // Бизнес в законе. – 2008. — №3. – с.57

[3] См.  Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 апреля 2014 г. по делу № А65-2876/2013

[4] См. Решение Арбитражного суда города Москвы от 9 июня 2014 г. по делу № А40-20201/2014

 

Автор статьи — Бессонова Т.В., АБ «Антонов и партнеры»

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — юридическая помощь в Москве, Самаре
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости