г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Последствия неисполнения уголовного наказания в виде штрафа

Оригинал находится здесь
В. СТЕПАШИН

Сфера применения штрафа, являющегося одним из альтернативных лишению свободы видов наказания, неуклонно растет. Штраф активно включается в санкции статей Особенной части УК РФ, сняты ограничения по его применению к несовершеннолетним. Вместе с тем неразрешенными остаются многие вопросы, касающиеся фактического исполнения этой меры государственного принуждения.
Во-первых, нельзя признать удачным само понятие «злостное уклонение от уплаты штрафа». Серьезные нарекания вызывала уже первоначальная редакция ст. 32 УИК РФ, определявшая злостное уклонение от уплаты штрафа, не учитывавшая возможностей рассрочки и отсрочки его уплаты.
Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ этот недостаток был устранен, однако одновременно были внесены существенные коррективы в содержание понятия злостного уклонения от отбывания наказания в виде штрафа, под которым стала пониматься неуплата штрафных сумм в установленный срок. Тем самым оказались нивелированными причины неисполнения наказания, которые могут существенно разниться. В одном случае неуплата штрафа обусловлена стремлением осужденного избежать наказания, а в другом — объективной невозможностью его уплаты. И.Я. Фойницкий, например, отмечал, что уголовное право «знает замену наказания как по физической или фактической невозможности применения нормального наказания, так и по невозможности юридической» <1>. В последнем случае (при физической невозможности исполнения наказания осужденным) замена штрафа более строгим наказанием становится явно несправедливой, т.е. фактически «наказанием за бедность» <2>.
———————————
<1> Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. М.: Добросвет-2000; Городец, 2000. С. 103.
<2> Уткина С.С. Уголовное наказание в виде штрафа. Томск: Изд-во Томского ун-та, 2004. С. 157.

Нельзя не согласиться с С.С. Уткиной в том, что как минимум ч. 1 ст. 32 УИК РФ следует дополнить словами: «…без уважительных причин после сделанного судебным приставом-исполнителем письменного предупреждения, а также скрывшийся с целью уклонения от уплаты штрафа» <3>. Пока же подобным образом стоило бы применять закон, толкуя его по смыслу.
———————————
<3> Там же. С. 149.

Кроме того, нельзя не учесть и другое обстоятельство. Поскольку на практике зачастую исполнительные листы указанной категории по независящим от судебного пристава-исполнителя причинам начинают исполняться по истечении значительного периода времени со дня вступления приговора в законную силу, законодатель предусмотрел, что если исполнительное производство возбуждается через сорок пять и более календарных дней после вступления приговора в законную силу, то требование о взыскании штрафа за преступление должно быть исполнено судебным приставом-исполнителем в течение пятнадцати календарных дней со дня возбуждения исполнительного производства <4> (ч. 4 ст. 103 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).
———————————
<4> Комментарий к Федеральному закону от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (постатейный) / Под общей ред. Ю.А. Дмитриева. М.: ООО «Новая правовая культура» // СПС «ГАРАНТ», 2008.

Во-вторых, довольно противоречиво определены последствия неуплаты штрафа. Это обусловлено как наличием очевидных пробелов в уголовном законе, так и многослойностью правовой основы исполнения штрафа. В настоящее время эти вопросы разрешаются тремя законодательными актами — УК РФ, УИК РФ и Федеральным законом от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» <5>. При этом положения названных законов во многом противоречат друг другу, что приводит к появлению неразрешимых проблем в правоприменительной деятельности. Не исправили ситуацию и рекомендации, данные в Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. N 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» <6> и от 29 октября 2009 г. N 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания» <7>.
———————————
<5> СЗ РФ. 2007. N 41. Ст. 4849.
<6> Российская газета. 24.01.2007.
<7> Российская газета. 11.11.2009.

Так, по-разному разрешается вопрос об обязательности замены штрафа более строгим наказанием. В ч. 5 ст. 46 УК РФ говорится, что «в случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, он заменяется в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части». А ч. 2 ст. 32 УИК РФ обязывает в таких случаях судебных приставов-исполнителей направлять в суд представление о замене штрафа другим видом наказания. Однако в п. 3 Постановления Пленума от 11 января 2007 г. отмечается, что штраф, назначенный в качестве основного наказания, в случае злостного уклонения от его уплаты может быть заменен другим видом наказания. Тем самым вопреки однозначному требованию закона Пленум перевел замену штрафа из разряда императивных, обязательных в категорию диспозитивных, что инициировало споры о возможности различных вариантов понимания законодательных формулировок. Наконец, в п. 1 ч. 10 ст. 103 Федерального закона «Об исполнительном производстве» прямо указывается на возможность отказа суда в замене штрафа другим видом наказания.
По нашему мнению, прав Ю.М. Ткачевский, который отметил, что злостное уклонение от отбывания наказания — это твердо выраженное нежелание отбывать его, когда все способы иного воздействия на осужденного уже исчерпаны. Но если это так, то постановка вопроса о замене рассматриваемого наказания лишением свободы должна быть обязательной, а не факультативной <8>. Вряд ли можно объяснить законодательное установление «особого» режима исполнения исправительных работ, при котором принятие решения о замене исправительных работ более строгим наказанием вследствие злостного уклонения от их отбывания отдано на усмотрение суда.
———————————
<8> Ткачевский Ю.М. Прогрессивная система исполнения уголовных наказаний. М.: Зерцало, 1997. С. 70 — 71, 119.

При уклонении от исполнения наказания принуждение должно обеспечиваться заменой другой, более строгой мерой. Именно при замене наказания более строгим применяется санкция нормы уголовного права <9>. Как справедливо отмечает С.Ф. Милюков, «взаимозаменяемость наказаний представляется особенно важным свойством, поскольку каждое наказание должно обеспечить реализацию двух главных принципов уголовного права, находящихся в диалектическом противоречии. Во-первых, это принцип справедливости, требующий всемерной защиты приоритетных для российского общества институтов (личности, собственности, окружающей среды, конституционного строя и др.), во-вторых, принцип гуманизма (или, как его еще называют, экономии репрессии), побуждающий суд назначить виновному предельно мягкое, щадящее его наказание» <10>.
———————————
<9> Благов Е.В. Применение уголовного права. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 75 — 76.
<10> Милюков С.Ф. Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа. СПб.: СПбИ-ВЭСЭП, 2000. С. 151.

Уклонение осужденного от отбывания наказания всегда должно влечь ужесточение репрессии. Вместе с тем и сами правовые последствия уклонения осужденного от уплаты штрафа определены в действующем законодательстве неоднозначно. Как отмечалось, уголовный и уголовно-исполнительный законы предусматривают механизм замены штрафа, назначенного в качестве основного наказания, более строгой мерой государственного принуждения. Однако ч. 10 ст. 103 Федерального закона «Об исполнительном производстве» предусматривает возможность принудительного взыскания штрафа за преступление в общем порядке обращения взыскания на имущество должника, установленном этим Федеральным законом в случаях, когда штраф за преступление, назначенный в качестве основного наказания, не уплачен должником в срок для добровольного исполнения и суд отказал в замене штрафа другим видом наказания. Принудительное взыскание штрафа предусмотрено и в случае, если штраф за преступление, совершенное несовершеннолетним, не уплачен лицом, на которое судом возложена обязанность его уплаты, в срок для добровольного исполнения (п. 3 ч. 10 ст. 103 Федерального закона «Об исполнительном производстве»). Подобные предписания отсутствуют как в УК РФ, так и в УИК РФ.
Указанные особенности правового регулирования последствий уклонения от уплаты штрафа оказались обойденными вниманием даже в исследованиях, посвященных штрафу как виду наказания и замене наказаний <11>.
———————————
<11> См., напр.: Ткачевский Ю.М. Указ. соч.; Уткина С.С. Указ. соч.; Лемперт И.Н. Правовая характеристика штрафа как вида уголовного наказания: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Красноярск, 2004.

Прав О.Н. Бибик, утверждая, что «уголовный закон весьма несовершенен, и признание его единственным источником уголовного права не создает для индивида достаточных гарантий от нарушения его прав и свобод в ходе применения норм уголовного права» <12>. Действительно, «вызывает сомнения тот факт, что уголовно-правовые отношения могут регулироваться только УК РФ», а потому нельзя не признать, что в систему уголовного законодательства включены и отдельные нормативные предписания, содержащиеся в иных законодательных актах <13>. Не случайно в связи с «нахождением части уголовно-правовых предписаний в составе других нормативных актов» положение ст. 1 УК РФ о том, что уголовное законодательство РФ состоит из настоящего Кодекса, а новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в УК РФ, оценивается в литературе лишь как «желаемое» <14>.
———————————
<12> Бибик О.Н. Источники уголовного права Российской Федерации. СПб.: Юридический Центр Пресс, 2006. С. 77.
<13> Там же. С. 80, 114, 210.
<14> Кругликов Л.Л., Смирнова Л.Е. Унификация в уголовном праве. СПб.: Юридический Центр Пресс, 2008. С. 177.

При этом мы солидарны с теми авторами, которые критически оценивают практику включения уголовно-правовых предписаний в акты иной отрасли законодательства <15> и полагают, что в УК РФ обязательно должны включаться те законы, которые устанавливают уголовную ответственность, т.е. осуществляют криминализацию и пенализацию деяния <16>. Тем более нельзя согласиться с мнением о том, что Федеральный закон «Об исполнительном производстве» «имеет приоритетное значение» по вопросам условий и порядка замены штрафа другим видом наказания <17>. Указанный Закон призван установить порядок взыскания штрафа <18>.
———————————
<15> Иванчин А.В. Уголовно-правовые конструкции и их роль в построении уголовного законодательства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2003. С. 6.
<16> Пудовочкин Ю.Е. Источники уголовного права Российской Федерации // Журнал российского права. 2003. N 5. С. 68.
<17> Комментарий к Федеральному закону от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» / Под ред. О.В. Исаенковой // СПС «ГАРАНТ», 2008.
<18> См.: пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания» // Российская газета. 2009. 11 ноября.

На практике же нормы УИК РФ и Федерального закона «Об исполнительном производстве» не дублируют и не развивают положения УК РФ о последствиях уклонения от отбывания штрафа, а восполняют пробелы УК РФ, являясь, по сути, уголовно-правовыми предписаниями. Представляется, что названные положения должны быть помещены и непосредственно в уголовный закон, что позволит разрешить как теоретические дискуссии, так и правоприменительные проблемы.
Нельзя не отметить в этой связи и то, что в УК РФ вовсе отсутствует определение последствий злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания (этот пробел восполнен в ч. 2 ст. 32 УИК РФ). Тем самым УИК в данной части регламентирует не порядок и условия отбывания наказания, что и является задачей уголовно-исполнительного законодательства (ч. 2 ст. 1 УИК РФ), а устанавливает последствия уклонения от отбывания наказания, вновь вторгаясь в сферу уголовно-правового регулирования.
Само законодательное решение о последствиях злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания, трудно признать удачным. Аналогичное положение было известно и последнему советскому УК РСФСР 1960 г. (оно подвергалось заслуженной критике). Как пишет Ю.М. Ткачевский, «большой недостаток ст. 30 УК РСФСР заключался в том, что в ней не предусматривалась возможность замены штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания, в случаях злостного уклонения от его исполнения» <19>. Представляется, что в этой части необходимо вернуться к первоначальной редакции ч. 5 ст. 46 УК РФ, установив единые последствия неуплаты штрафа в установленный срок независимо от того, в качестве основного или дополнительного наказания была предусмотрена эта принудительная мера.
———————————
<19> Ткачевский Ю.М. Прогрессивная система исполнения уголовных наказаний. М.: Зерцало, 1997. С. 75.

В то же время обращает на себя внимание и то, что уклонение от отбывания дополнительных наказаний в виде штрафа, назначенного при условном осуждении, не только не предполагает их замены более строгой мерой государственного принуждения, но и не служит основанием для отмены условного осуждения и применения назначенного наказания реально. Как представляется, в этой части ст. 74 УК РФ нуждается в корректировке.
Реализации замены наказания более строгим препятствует и очевидная рассогласованность норм Уголовного кодекса, предусматривающих такую ротацию, и правил, определяющих сферу применения отдельных мер государственного принуждения. Так, штраф может быть заменен любым видом наказания, указанным в соответствующей санкции. При этом следует учитывать, что в отношении всех отличных от штрафа мер государственного принуждения установлены существенные ограничения в применении. Как следствие, это в отдельных случаях исключает саму возможность замены назначенного судом наказания, от отбывания которого имело место злостное уклонение, более строгой мерой государственного принуждения, поскольку наказания-«заменители» не могут быть применены к отдельным категориям осужденных.
Неясным, например, остается вопрос и о возможности замены несовершеннолетним осужденным наказаний в виде штрафа, обязательных либо исправительных работ лишением свободы. Так, в соответствии с ч. 6 ст. 88 УК РФ наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, а также остальным несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления небольшой тяжести впервые. А. Бриллиантов в этой связи отмечает, что назначение указанным категориям несовершеннолетних лишения свободы невозможно, а замена штрафа лишением свободы формально не запрещена, поскольку законодательных ограничений нет <20>. С данным подходом следует согласиться, если прибегнуть к филологическому толкованию упомянутой нормы, поскольку ч. 6 ст. 88 УК запрещает именно назначение лишения свободы. Однако представляется, что такой вывод противоречит генеральному курсу законодателя на либерализацию уголовной ответственности несовершеннолетних, стремлению избежать применения к ним лишения свободы. Поэтому анализируемая норма, на наш взгляд, нуждается в корректировке.
———————————
<20> Бриллиантов А. Изменения законодательства о наказании // Российская юстиция. 2004. N 5. С. 39.

В-третьих, замена штрафа более строгим наказанием не всегда может быть должным образом обеспечена. В.Д. Филимонов прав, отмечая: «Бросается в глаза отсутствие фактического решения вопроса о замене штрафа другим наказанием. В УК есть статьи, в которых в качестве вида наказания предусмотрен только штраф, а также статьи, в которых помимо штрафа предусмотрено только лишение свободы» <21>. Справедливо обращается внимание и на то, что закон не предусматривает четкого эквивалента таких замен в зависимости от размера штрафа, отсутствуют критерии для определения продолжительности нового вида наказания, назначаемого в порядке замены <22>.
———————————
<21> Филимонов В.Д. Норма уголовного права. СПб.: Юридический Центр Пресс, 2004. С. 272.
<22> Ткачевский Ю.М. Указ. соч. С. 120.

Так, И.Н. Лемперт предлагает при замене штрафа более строгим наказанием установить требование пропорциональности, исходя из расчета: 2500 руб., или заработная плата, или иной доход осужденного за две недели: за два месяца лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; за сорок часов обязательных работ; за один месяц исправительных работ или ограничения по военной службе; за двадцать дней ограничения свободы; за десять дней ареста, содержания в дисциплинарной воинской части или лишения свободы. При этом общий срок лишения свободы не может превышать 5 лет <23>.
———————————
<23> Лемперт И.Н. Указ. соч. С. 8, 22.

Предлагаемый вариант совершенствования механизма замены штрафа более строгим видом наказания выглядит небесспорным, поскольку он прежде всего не решает проблемы выбора судом адекватного «заменяющего» вида наказания (суд сможет заменить назначенное ранее наказание как на исправительные работы сроком на два года, так и на лишение свободы продолжительностью пять лет). К сожалению, система санкций как таковая в действующем законодательстве отражена весьма условно, но мы полагаем, что реализация подобного предложения не устранит существующий дисбаланс между тяжестью деяния и предусмотренным за него наказанием (в том числе при применении правил о замене наказания более строгим).
По мнению С.Ф. Милюкова и О.В. Старкова, определенным ориентиром в этом направлении может служить ч. 3 ст. 30 ранее действовавшего УК РСФСР 1960 г., в соответствии с которым суд имел право заменить неуплаченную сумму штрафа исправительными работами из расчета один месяц исправительных работ за два МРОТ <24>.
———————————
<24> Старков О.В., Милюков С.Ф. Наказание: уголовно-правовой и криминопенологический анализ. СПб.: Юридический Центр Пресс, 2001. С. 70.

С.С. Уткина, пытаясь разрешить исследуемую проблему, сопоставляет максимальные значения штрафа и обязательных работ; по ее мнению, «на сегодняшний день для взрослых неуплаченный штраф или его часть могли бы заменяться обязательными работами в пропорции «за каждые 480 рублей неуплаченной суммы — 1 час обязательных работ», а для несовершеннолетних — «за каждые 3,2 рубля неуплаченной суммы — 1 час обязательных работ» <25>. При этом, во-первых, по-прежнему не решается проблема избрания судом вида замещающего наказания, невозможность применения отдельных мер государственного предупреждения к ряду категорий осужденных, не проводится связь между предлагаемой пропорцией и законодательными пределами для обязательных и исправительных работ. Кроме того, остается неразрешенным вопрос о возможных пропорциях при замене штрафа иными, более строгими видами наказания (например, лишением свободы).
———————————
<25> Уткина С.С. Указ. соч. С. 158.

Наконец, предлагаемое решение не учитывает особенности экономической ситуации в РФ. Так, благодаря современным показателям инфляции размер штрафа, исчисляемого в рублях, ожидает ежемесячная девальвация. Вряд ли это может свидетельствовать об адекватном снижении характера и степени общественной опасности тех деяний, совершение которых может повлечь назначение виновным штрафа. В то же время реальное содержание наказания штрафом в размере, допустим, 500 тыс. руб., назначенного за тождественные преступления в 2004 и 2010 гг., будет существенно отличаться. Это обстоятельство весьма негативно сказывается и на механизме замены штрафа более строгим наказанием.
На наш взгляд, невозможность замены штрафа более строгим наказанием должна компенсироваться взысканием штрафа в принудительном порядке, определяемом Федеральным законом «Об исполнительном производстве». Такая возможность должна быть предусмотрена непосредственно в УК РФ.
Таким образом, правила замены штрафа более строгим наказанием представляют собой специфический механизм уголовно-правового обеспечения исполнения наказания. Необходимость корректировки рассматриваемого института очевидна. В этой связи представляется возможным предложить следующие изменения в законодательстве:
1) изложить ч. 5 ст. 46 УК РФ в следующей редакции: «В случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, он заменяется в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса. При невозможности замены штрафа более строгим видом наказания, а также в случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания, а равно при неуплате штрафа в срок для добровольного исполнения лицом, на которое судом возложена обязанность его уплаты за преступление, совершенное несовершеннолетним, взыскание штрафа производится в принудительном порядке, предусмотренном Федеральным законом «Об исполнительном производстве»;
2) изложить ч. 1 ст. 32 УИК РФ в следующей редакции: «Злостно уклоняющимся от уплаты штрафа признается осужденный, не уплативший в установленные настоящим Кодексом и Федеральным законом «Об исполнительном производстве» сроки штраф либо часть штрафа без уважительных причин после сделанного судебным приставом-исполнителем письменного предупреждения, а также скрывшийся с места жительства осужденный, местонахождение которого неизвестно».

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — юридическая помощь в Москве, Самаре
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии