top-menu
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
menu-mobile

Прекращение обязательств

Главная Профессиональные новости Прекращение обязательств

Статья 407. Основания прекращения обязательств

Комментарий к статье 407

1. Прекращение обязательства представляет собой исчезновение правовой связи между должником и кредитором. Поскольку обязательство представляет собой систему, то правовая связь может исчезнуть в случаях, когда исчезает один или несколько элементов этой системы. Поскольку исчезновение правовой связи имеет правовое значение, оно вызывается юридическими фактами и их составами — определенными обстоятельствами, с которыми связываются правовые последствия. Юридические факты и их составы, которые приводят к исчезновению правовой связи в силу п. 1 комментируемой статьи, могут быть предусмотрены Кодексом, другими федеральными законами, иными правовыми актами или договором.

Кодекс содержит основания прекращения обязательств как в гл. 26, так и применительно к отдельным видам обязательств. Например, в соответствии с п. 1 ст. 618 ГК досрочное прекращение договора аренды влечет прекращение договора субаренды, а стало быть, и всех прав и обязанностей субарендатора.

В п. 2, 3 ст. 11 Федерального закона от 21 декабря 2013 г. N 353-ФЗ (ред. от 21.07.2014) «О потребительском кредите (займе)» установлен в качестве основания прекращения обязательства фактический возврат суммы займа кредитору без предварительного уведомления кредитора.

Договором в качестве основания прекращения обязательства может быть указано наступление определенных обстоятельств, как зависящих, так и не зависящих от сторон, например определенные погодные условия, неисполнения обязательства контрагентом и пр. Возможности определения оснований прекращения обязательства договором зависят от субъектного состава и вида заключаемого договора. Обычно возможностей самостоятельной выработки договорных условий меньше в договорах с участием потребителей и, соответственно, больше в договорах, где обе стороны являются субъектами предпринимательской деятельности.

Буквальное толкование комментируемой нормы приводит к выводу, что обязательство может прекратиться полностью или частично. О полном прекращении обязательства можно говорить, если и право, и обязанность сторон более не существуют. В тех же случаях, когда более не существуют только субъективное право кредитора или юридическая обязанность должника, а остальные сохраняются, речь идет о прекращении обязательства в соответствующей части. Исходя из определения обязательства, данного в ст. 307 ГК, в соответствии с которым в обязательстве одному субъективному праву корреспондирует одна юридическая обязанность (см. комментарий к ст. 307 ГК), ситуация частичного прекращения обязательства является очень редкой. Например, в связи с истечением установленного законом срока исковой давности у кредитора сохраняется право потребовать исполнения обязательства, однако ему более не корреспондирует обязанность кредитора. Такое частично прекращенное обязательство в доктрине именуется «натуральным»: в процессе реформирования Кодекса оно не было включено в текст закона.

2. Норма п. 2 комментируемой статьи находит развитие в ст. 450453 ГК. По требованию одной из сторон обязательство может быть прекращено по основаниям, предусмотренным ст. 450 ГК. Если иное не вытекает из соглашения сторон, расторжение договора влечет прекращение обязательств на будущее время и не лишает кредитора права требовать с должника образовавшиеся до момента расторжения договора суммы основного долга и имущественных санкций в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств»).

По общему правилу не прекращает обязательство односторонний отказ должника от исполнения (ст. 310 ГК). Вместе с тем исходя из буквального содержания нормы п. 3 ст. 450.1 ГК понятия «отказ договора» и «отказ от исполнения договора» рассматриваются как тождественные и выступают соответственно как основания для расторжения договора. Следует иметь также в виду правовую позицию ВС РФ, согласно которой предъявление заимодавцем требования о досрочном возврате суммы займа не означает одностороннего расторжения договора, однако изменяет срок исполнения основного обязательства (Обзор судебной практики ВС РФ N 2 (2015) (утв. Президиумом ВС РФ от 26 июня 2015 г.)).

3. Норма п. 3 комментируемой статьи является новеллой. Сторонам предоставлено право своим соглашением прекратить обязательство и определить последствия его прекращения, если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства. По сути она совпадает по содержанию с нормой п. 1 комментируемой статьи в части допущения прекращения обязательства по основаниям, предусмотренным договором. Однако исходя из общего смысла ст. 407 ГК можно сделать вывод, что в п. 3 комментируемой статьи речь идет о так называемом последующем соглашении, которое в таком случае выступает в качестве самостоятельного основания прекращения всякого обязательства, в том числе внедоговорного. Вместе с тем имеются основания полагать, что такие соглашения в зависимости от содержания их условия о предмете следует квалифицировать как соглашения об отступном (ст. 409 ГК), новации (ст. 414 ГК), прощении долга (ст. 415 ГК), а также как соглашение о зачете, являющееся альтернативой зачета как односторонней сделки (ст. 410 ГК).

4. Несмотря на прекращение обязательства, в силу нормы п. 3 ст. 307 Кодекса стороны и после такого прекращения обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию. Имеются основания полагать, что данная норма применима к основаниям прекращения обязательства, не связанным с надлежащим исполнением. В любом случае, если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (п. 2 ст. 10 ГК). Например, признает условие, которому недобросовестно воспрепятствовала или содействовала эта сторона, соответственно наступившим или ненаступившим (п. 3 ст. 157 ГК); указывает, что заявление такой стороны о недействительности сделки не имеет правового значения (п. 5 ст. 166 ГК) (п. 1 Постановления Пленума ВС РФ N 25).

Статья 408. Прекращение обязательства исполнением

Комментарий к статье 408

1. По общему правилу обязательство прекращается надлежащим исполнением. Для того чтобы исполнение было квалифицировано как надлежащее, действия должника должны соответствовать условиям, закрепленным в нормах гл. 22 Кодекса (см. комментарий к ней). В случае нарушения обязательство не прекращается, осложняясь возможностью применения к должнику мер ответственности. Надлежащее исполнение обязательства одной стороной не дает права принявшему исполнение контрагенту требовать признания договора незаключенным даже при отсутствии в тексте договора того или иного существенного условия (см., например, Постановление ФАС ПО от 26 декабря 2009 г. по делу N А55-6295/2008). Данный подход нашел нормативное закрепление в норме п. 3 ст. 432 ГК.

2. Обязанность кредитора вернуть расписку или иной долговой документ либо совершить надпись о полном или частичном исполнении является одной из так называемых кредиторских обязанностей. К таковым также относятся обязанность кредитора принять исполнение и совершить действия, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства (ст. 406 ГК). Неисполнение обязанности выдать расписку об исполнении дает право должнику задержать исполнение без применения к нему мер ответственности. Однако в этом случае он должен доказать факт отказа от принятия исполнения или выдачи расписки.

Обязательство презюмируется исполненным надлежаще, если долговой документ находится у должника. Однако, так как всякая презумпция опровержима, кредитор вправе доказывать обратное. Вместе с тем в судебной практике отрицательно оценивается возможность доказывания заемных отношений лишь копиями и дубликатами договора или расписки (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 11 ноября 2014 г. N 5-КГ14-99).

В один день может быть заключено несколько договоров займа на одинаковую сумму, поэтому нахождение у кредитора нескольких идентичных расписок дает право на взыскание долга по каждой из них. Подлинники расписок, выданных заимодавцем в подтверждение получения от заемщика денежных сумм в счет возвращения долга, должны находиться у заемщика для подтверждения прекращения его обязательств по договору займа в соответствующей части (см. Определение Санкт-Петербургского городского суда от 26 сентября 2011 г. N 33-14550/2011).

В судебной практике сложился подход, в соответствии с которым по общему правилу сам по себе факт прекращения ипотеки не свидетельствует об исполнении ответчиком обязательств по кредитному договору. Вместе с тем по одному из дел, отказывая банку в иске о взыскании задолженности по кредиту, суд пришел к выводу, что, учитывая, что залог недвижимого имущества был прекращен, именно банку следовало доказать, что прекращение залога не было связано с надлежащим исполнением (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 2 декабря 2014 г. N 5-КГ14-121).

Статья 409. Отступное

Комментарий к статье 409

1. Данный способ применяется на практике, как правило, в отношении неплатежеспособных должников. В отличие от новации (см. комментарий к ст. 414 ГК) при передаче предмета соглашения об отступном происходит полное прекращение взаимоотношений сторон, возникших из конкретного юридического факта. Соглашение об отступном может предусматривать частичное прекращение обязательства пропорционально фактически предоставленному отступному (п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 102 «Обзор практики применения арбитражными судами ст. 409 ГК РФ»).

2. По соглашению об отступном возможно прекращение как договорного, так и недоговорного обязательства. В законе нет запрета на прекращение по данному основанию обязательств по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью, и по уплате алиментов. Кроме того, если соглашением об отступном не нарушены права и интересы третьих лиц или публичные интересы, предоставлением отступного может быть прекращено и обязательство по возврату полученного по недействительной сделке, возникшее в силу ст. 167 ГК (п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 102 «Обзор практики применения арбитражными судами ст. 409 ГК РФ»).

3. Предмет соглашения об отступном является существенным условием. В комментируемой статье перечень объектов, которые могут быть переданы в качестве отступного, сформулирован открыто. В отличие от прежней в новой редакции комментируемой статьи данный перечень уточнен указанием лишь на деньги и иное имущество, что представляется верным.

В новой редакции комментируемой статьи размер, сроки и порядок предоставления отступного не упоминаются как существенные условия. В таком случае должник вправе руководствоваться диспозитивными нормами гл. 22 ГК.

Специальных требований к форме соглашения об отступном нет, соответственно к нему применяются правила ст. 158165 ГК. Если объектом соглашения выступает недвижимость, то по общему правилу требуется государственная регистрация перехода права собственности на основании исполненного соглашения об отступном. До тех пор, пока переход права собственности на недвижимое имущество, передаваемое в качестве отступного на основании соответствующего соглашения, не зарегистрирован в ЕГРП, собственником этого имущества является сторона, предоставляющая отступное, а не кредитор. Следует учитывать, что до этого момента обязательство не считается прекращенным. Вместе с тем в арбитражной практике имелся случай, когда банку было отказано в требовании о взыскании процентов и пеней за просрочку уплаты процентов по кредитному договору, начисленных с момента подписания акта приема-передачи отступного (недвижимости) и государственной регистрации перехода права собственности (Постановление Президиума ВАС РФ от 10 июня 2014 г. N 2504/14 по делу N А40-79875/2013). При этом Президиум ВАС РФ в соответствии с п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ N 16 истолковал неясные условия соглашения об отступном не в пользу банка как стороны, предложившей заемщику проект данного соглашения.

4. Исключение из новой редакции комментируемой статьи указания на необходимость согласования размера, срока и порядка предоставления отступного дает основание полагать, что соглашение об отступном является реальным договором (п. 2 ст. 433 ГК). До тех пор, пока не состоялась передача отступного, обязательство сохраняется в прежнем виде.

Прежняя редакция закона давала основания полагать, что если моменты заключения соглашения об отступном и его исполнения не совпадали, возникало альтернативное обязательство, в котором право выбора предмета исполнения принадлежало должнику (ст. 320 ГК). Таким образом, теряет актуальность вывод, что в случае заключения соглашения об отступном кредитор не вправе требовать исполнения первоначального обязательства до истечения установленного сторонами срока предоставления отступного (п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 102 «Обзор практики применения арбитражными судами ст. 409 ГК РФ»).

Статья 410. Прекращение обязательства зачетом

Комментарий к статье 410

1. В комментируемой статье закреплены условия зачета: однородность и встречность. Однородность обязательств предполагает наличие во встречных обязательствах одинаковых объектов, на практике это, как правило, деньги. Встречность означает, что кредитор в одном обязательстве выступает в качестве должника в другом. В судебной практике был сделан вывод, что окончание исполнительного производства, основанное на сделанном одной из сторон заявлении о зачете, возможно только при наличии встречных исполнительных листов (Постановление ФАС ВВО от 7 августа 2006 г. по делу N А31-7383/2005-17). Третьим условием является наступление срока исполнения. Если срок определен моментом востребования, то заявление о зачете выступает одновременно в качестве требования об исполнении.

В отличие от прежней редакции наступление срока исполнения не является безусловным условием для зачета. Зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил, допускается, но только в случаях, предусмотренных законом. Фактически в силу нормы о свободе договора стороны могут в своем соглашении установить возможность зачета однородных требований, в том числе срок которых не наступил. Возможности уступки денежного требования, которое не наступило, допускает норма ст. 826 ГК, что, очевидно, предполагает возможность и его зачета.

Основание возникновения обязательства не имеет значения. Возможен зачет как договорных, так и внедоговорных обязательств. В Кодексе возможность зачета упоминается в п. 1 ст. 522, п. 2 ст. 599, п. 1 ст. 616, ст. 853 и др. Случаи недопустимости зачета установлены в ст. 411 ГК (см. комментарий к ней).

2. Заявление о зачете является односторонней сделкой. Комментируемая статья прямо не устанавливает, прекращается ли обязательство с момента направления или получения заявления стороны о зачете требования. В соответствии со ст. 165.1 ГК юридически значимые сообщения, к которым следует относить и заявление о зачете, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю.

3. В случае если зачетом денежное требование покрывается не полностью, подлежат применению правила ст. 319 ГК об очередности погашения требований по денежному обязательству.

Статья 411. Случаи недопустимости зачета

Комментарий к статье 411

1. В комментируемой статье приводится открытый перечень обязательств, по которым зачет запрещен. Ряд из них носит личный характер: о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью (§ 2 гл. 59 ГК), пожизненном содержании (§ 4 гл. 33 ГК), взыскании алиментов (разд. V Семейного кодекса РФ).

Новеллой комментируемой статьи является закрепление императивного правила о невозможности зачета в отношении обязательств с истекшим сроком исковой давности. В прежней редакции такой зачет был невозможен, только если по заявлению другой стороны к требованию подлежит применению срок исковой давности и этот срок истек. Данное правило нельзя назвать удачным в связи с новой редакцией ст. 206 ГК, в соответствии с которой признание должником долга по прошествии срока давности влечет прерывание срока давности.

2. Помимо указанных оснований запрет может быть установлен договором, а также в случаях, предусмотренных законом.

Например, в соответствии с абз. 6 п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве с даты вынесения арбитражным судом определения о введении в отношении должника наблюдения не допускается прекращение его денежных обязательств путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная п. 4 ст. 134 данного Закона очередность удовлетворения требований кредиторов (см. об условиях применения данной статьи Определение ВАС РФ от 12 января 2011 г. N ВАС-17334/10 по делу N А65-15509/2009-СГ3-25; Постановление ФАС ПО от 7 октября 2011 г. по делу N А65-24970/2010).

В силу ст. 11 Закона о банках и банковской деятельности оплата уставного капитала кредитной организации при увеличении ее уставного капитала путем зачета требований к кредитной организации невозможна, за исключением денежных требований о выплате объявленных дивидендов в денежной форме.

В ст. 19 Закона об обществах с ограниченной ответственностью по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно, участники общества в счет внесения ими дополнительных вкладов и (или) третьи лица в счет внесения ими вкладов вправе зачесть денежные требования к обществу. Следовательно, в качестве общего правила установлен запрет на оплату уставного капитала общества с ограниченной ответственностью при увеличении уставного капитала путем зачета требований к обществу.

3. После предъявления должнику иска не допускается прекращение обязательства зачетом встречного однородного требования. Ответчик может защитить свои права лишь предъявлением встречного искового требования, направленного к зачету первоначального требования, либо посредством обращения в арбитражный суд с отдельным исковым заявлением.

Статья 412. Зачет при уступке требования

Комментарий к статье 412

1. Правило абз. 1 комментируемой статьи является исключением из требования встречности зачитываемых требований и следует из нормы ст. 386 ГК, согласно которой должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору. Новый кредитор вправе обратиться к первоначальному кредитору с требованиями, вытекающими из неосновательного обогащения (гл. 60 ГК).

2. В абз. 2 содержится условие зачета при уступке требования. В судебной практике был сделан вывод, что нельзя производить зачет встречных требований с первоначальным кредитором, если уступка права требования произошла раньше, чем произведен зачет (Постановление ФАС ЗСО от 12 апреля 2007 г. N Ф04-1791/2007 (32915-А03-30) по делу N А03-7881/2006-6).

Статья 413. Прекращение обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице

Комментарий к статье 413

1. В комментируемой статье закреплено правило о прекращении обязательства при совпадении должника и кредитора в одном лице (конфузия). Такая ситуация возможна в результате наследования или иного правопреемства (см. ст. 58, 1110 ГК). Естественно, если право и корреспондирующая ему обязанность стали принадлежать одному лицу, обязательство прекращается («аннигилируется»). Дела, связанные с применением комментируемой статьи, не часты (см., например, Постановления ФАС ПО от 28 сентября 2012 г. по делу N А55-21394/2011; Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 ноября 2009 г. по делу N А12-11344/2009).

В судебной практике допускается применение нормы, предусмотренной комментируемой статьей, к обязательствам, вытекающим из бюджетных отношений. Так, суд признал Московскую область кредитором по выполненному гарантийному обязательству и должником по оказанию соответствующей данной гарантии целевой финансовой помощи муниципальным образованиям (Постановление Президиума ВАС РФ от 22 апреля 2014 г. N 796/14 по делу N А41-46475/2011).

2. Новая редакция комментируемой статьи перестала быть безусловной. Прекращение обязательства конфузией возможно, если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства. Так, положения комментируемой статьи не подлежат применению в случае, когда поручитель, приобретший облигации, исполнение обязательств по которым было обеспечено его поручительством, впоследствии передал их третьим лицам. Он продолжает отвечать перед облигационерами за исполнение эмитентом обязательств по ним в соответствии с условиями поручительства (п. 45 Постановления Пленума ВАС РФ N 42).

Статья 414. Прекращение обязательства новацией

Комментарий к статье 414

1. В отличие от отступного соглашение о новации влечет не только прекращение предшествующего, но и возникновение нового обязательства. Направленность воли сторон на это отличает данное соглашение от соглашения об отступном. Из соглашения о новации должно определенно следовать, что стороны имели в виду замену первоначального обязательства другим, что влечет для них правовые последствия, в частности невозможность требовать исполнения первоначального обязательства (п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 103 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 414 ГК РФ»).

В новой редакции комментируемой статьи исключено указание на то, что новация происходит только при замене обязательства другим обязательством с иными предметом и способом исполнения. Вместе с тем очевидно, что изменение предмета и (или) способа должно повлечь изменение первоначального обязательства на обязательство другого типа, о чем свидетельствует ст. 818 ГК. При рассмотрении конкретного дела суд указал, что изменение сроков и порядка погашения задолженности не является изменением способа исполнения обязательства. Согласно п. 1 ст. 450, п. 1 ст. 453 ГК соглашение о порядке погашения долга представляет собой изменение кредитного договора, поэтому обязательства, возникшие из кредитного договора, сохранились (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 103 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 414 ГК РФ»). Таким образом, данное изменение полагаем редакционным.

2. В прежней редакции статьи не допускалась новация обязательств по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, и по уплате алиментов. В новой редакции комментируемой статьи возможность новации распространена и на эти личные обязательства.

3. Дополнительными обязательствами, связанными с первоначальным обязательством, являются правоотношения по уплате неустойки, залогу и т.д. (ст. 329 ГК). Они продолжают действовать, если об этом прямо будет предусмотрено соглашением сторон. Однако стороны новируемого обязательства не могут сохранить залоговые отношения, если в качестве залогодателя выступало третье лицо, а также поручительство, поскольку в силу п. 3 ст. 308 ГК обязательство не создает обязанностей для лиц, в нем не участвующих.

Дополнительные обязательства также могут быть новированы. Так, в соответствии с п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 103 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 414 ГК РФ», если иное не предусмотрено соглашением сторон, с момента заключения соглашения о новации обязанность уплатить за предшествующий период неустойку прекращается, однако в соответствии с п. 5 данного письма обязательство по уплате неустойки представляет собой денежное обязательство, и стороны своим соглашением вправе новировать его в заемное. В любом случае соглашение о новации, предусматривающее сохранение дополнительных обязательств залогодателя, не являющегося должником, ничтожно (п. 6 указанного письма).

Статья 415. Прощение долга

Комментарий к статье 415

1. Системный анализ норм ст. 415 и ст. 572 ГК дает основание полагать, что прощение долга является разновидностью дарения. Однако в связи с тем, что содержащееся выражение «обязательство прекращается освобождением» не содержит указания на какое-либо соглашение между кредитором и должником, некоторые суды квалифицируют его как одностороннюю сделку (Определение ВАС РФ от 8 февраля 2010 г. N ВАС-384/10 по делу N А65-5037/2009-СГ-3; Определение Пермского краевого суда от 26 января 2010 г. N 33-157).

Прощение долга является дарением только в том случае, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. Об отсутствии намерения кредитора одарить должника может свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 января 2005 г. N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств»).

В новой редакции комментируемой статьи в целях внесения большей определенности в правоотношения по поводу прощения долга установлено, что обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей путем отправки должнику соответствующего уведомления. В случае если в разумный срок с момента получения такого уведомления должник не возразил своему кредитору, его согласие на прощение долга должно предполагаться. Таким образом, в данном случае допущен акцепт на прощение долга в форме молчания, само прощение долго понимается исключительно как договор дарения. Следовательно, на прощение долга распространяются соответствующие ограничения и запрещения (ст. 575, 576 ГК). Предложение о прощении долга и согласие с ним должны соответствовать требованиям к оферте и акцепту (гл. 28 ГК). В частности, согласие с прощением долга должно быть выражено только прямо или конклюдентными действиями. Такое согласие может быть предварительным и последующим.

2. Прощением долга могут прекращаться договорные и недоговорные обязательства. Основания прекращения алиментных обязательств закреплены в семейном законодательстве (ст. 120 Семейного кодекса РФ). Прощение долга недопустимо, если оно нарушает права иных лиц в отношении имущества кредитора, например, в случае его совершения в преддверии предстоящего банкротства кредитора (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств»).

Статья 416. Прекращение обязательства невозможностью исполнения

Комментарий к статье 416

1. Причиной возникновения невозможности исполнения согласно п. 1 комментируемой статьи служат определенные обстоятельства (юридические факты), препятствующие исполнению обязательства и не зависящие от воли сторон, т.е. возникающие в результате случая или непреодолимой силы (см. комментарий к ст. 401 ГК). Их наступление свидетельствует об объективной и безусловной невозможности сохранения дальнейших обязательственных отношений, что исключает возможность изменения договора, из которого они вытекают, по правилам ст. 450, 451 ГК (Постановление ФАС ДО от 29 апреля 2010 г. N Ф03-2852/2010 по делу N А59-4825/2009). Так, по одному из дел суд признал неприменимым правило комментируемой статьи к обязательству из договора аренды здания, переставшего существовать вследствие существенной реконструкции, поскольку последняя не является следствием обстоятельств, не зависящих от воли сторон (Постановление ФАС СЗО от 25 августа 2006 г. по делу N А56-58113/2005).

Для прекращения обязательства по ст. 416 ГК достаточно только наступления обстоятельств, создающих невозможность его исполнения. По одному из дел суд прямо указал, что в случае невозможности исполнения обязательства, вызванной обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает, не требуется расторжения договора или заявления требования о признании его прекращенным: сам факт существования невозможности исполнения прекращает обязательство (Постановление ФАС МО от 26 мая 2009 г. N КГ-А40/4378-09).

По правилам комментируемой статьи, в частности, прекращается обязательство продавца (изготовителя, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) в части замены товара с недостатками на товар той же марки (модели, артикула), если такой товар уже снят с производства либо прекращены его поставки и т.п. (п. 40 Постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»). Обязательство прекращается и при отсутствии или недостаточности наследственного имущества (п. 60 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании»), а также при фактическом отсутствии имущества в связи с его уничтожением (Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 марта 2010 г. по делу N А44-4022/2009).

Однако, как правило, не прекращается обязательство в случае гибели вещей, определяемых родовыми признаками, так как практически невозможно доказать их полное отсутствие в обороте (genera non pereunt — род никогда не погибает). Невозможность исполнения никогда не может прекратить денежное обязательство.

2. В п. 2 комментируемой статьи установлена санкция за виновные действия кредитора, вследствие которых стало невозможным исполнение (ст. ст. 404, 406 ГК): кредитору не возвращается исполненное по взаимному обязательству. Так, МКАС отказал в удовлетворении иска о взыскании денежных средств по договору, в соответствии с которым ответчик обязался оказать истцу услуги по перевалке грузов в порту, так как судно было принято к обработке, но загрузка приостановлена в связи с протестом капитана из-за загрязненности груза, хотя впоследствии было установлено, что груз не был загрязнен, что подтверждается представленным коносаментом с отметкой «чисто на борту» (решение МКАС при ТПП РФ от 15 декабря 2009 г. по делу N 71/2009).

Статья 417. Прекращение обязательства на основании акта органа государственной власти или органа местного самоуправления

Комментарий к статье 417

1. Комментируемая статья закрепляет в качестве основания прекращения обязательства невозможность его исполнения, наступившую в результате издания акта государственного или муниципального органа (юридическая невозможность исполнения).

Акты государственных и муниципальных органов, повлекшие прекращение обязательств, могут быть нормативными и ненормативными. Следует иметь в виду, что постановления судебного пристава-исполнителя, принятые в рамках исполнительных производств по другим обязательствам должника, не являются актами государственного органа (Постановление ФАС МО от 22 сентября 2005 г. N КГ-А40/8748-05).

Для прекращения обязательства по основанию, закрепленному в комментируемой статье, не требуется никаких дополнительных актов или действий или признания обязательства прекратившимся по рассматриваемому основанию.

2. Правила нормы п. 1 ст. 417 ГК касаются случаев юридической невозможности исполнения обязательства полностью или частично, которая наступила после возникновения обязательства. Если невозможность исполнения обязательства существовала в период его возникновения, то такое обязательство может быть признано недействительным с соответствующими последствиями по ст. 167 ГК (Постановление ФАС МО от 15 ноября 2011 г. по делу N А40-143696/10-150-1212).

В случае прекращения обязательства по указанному основанию стороны вправе потребовать возмещения убытков за счет казны соответствующего публично-правового образования. В этом случае применяется норма ст. 1069 ГК, согласно которой требуется наличие вины государственного органа и причинно-следственной связи между принятием акта и наступившими убытками.

3. Не прекращает обязательства и не освобождает должника от его исполнения принятие акта органа государственной власти в связи с неправомерными действиями должника, например, отзыв лицензии (п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств»).

4. В п. 3 комментируемой статьи предусматривается, что в случае признания в установленном порядке недействительным акта государственного или муниципального органа, на основании которого обязательство прекратилось, обязательство не считается прекращенным. Редакция закона после изменения привела к изменению установленной юридической фикции. В отличие от прежней редакции комментируемой статьи, предусматривавшей юридическую фикцию восстановления обязательства при сохранении интереса сторон, в настоящее время закон устанавливает фикцию непрекращения обязательства, которая действует не только на случай недействительности акта, но и его отмены. Следовательно, установлена фикция непрерывного существования обязательства даже в тот период времени, когда акт государственного или муниципального органа не был признан недействительным или отменен. Соответственно, при наступлении оснований, предусмотренных комментируемой статьей, обязательство считается непрекратившимся. Очевидно, что такая ситуация создает правовую неопределенность. Для ее устранения на основании положений комментируемой статьи стороны могут заключить соглашение либо кредитор может отказаться от обязательства. Кроме того, установлено, что нераспространение юридической фикции непрекращения обязательства может вытекать из существа обязательства.

Статья 418. Прекращение обязательства смертью гражданина

Комментарий к статье 418

1. По общему правилу смерть гражданина не прекращает обязательство. Долги включаются в наследство и переходят к наследникам умершего (ст. 1112 ГК), которые в случае принятия наследства отвечают по его обязательствам солидарно в пределах стоимости наследственного имущества (ст. 1175 ГК).

Если у умершего должника нет наследников по закону и по завещанию, имущество умершего является выморочным (ст. 1151 ГК), в таком случае обязанности переходят к соответствующему публично-правовому образованию. Если наследство целиком состоит из долгов и никем не принято, обязательство прекращается.

2. Прекращению в порядке комментируемой статьи подлежат только обязательства личного характера. Их примерный перечень закреплен в п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании»: алиментные обязательства (разд. V Семейного кодекса РФ); обязательства, возникшие из договоров безвозмездного пользования (ст. 701 ГК), поручения (п. 1 ст. 977 ГК), комиссии (ст. 1003 ГК), агентского договора (ст. 1010 ГК). Кроме того, личными являются обязательства из договоров возмездного оказания услуг (ст. 780 ГК), выполнения научно-исследовательских работ (ст. 770 ГК), авторского заказа (ст. 1288 ГК). В других договорах можно оговорить личное исполнение (см., например, п. 2 ст. 617, ст. 706, 805 ГК), что будет препятствовать правопреемству.

3. Смерть должника по общему правилу не прекращает дополнительные обязательства (ст. 329 ГК). Например, смерть должника не прекращает поручительство. Если иное не предусмотрено договором поручительства, в случае смерти поручителя обязанными по договору поручительства являются наследники поручителя, которые отвечают перед кредитором солидарно в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК) (п. 20 Постановления Пленума ВАС РФ N 42).

Статья 419. Прекращение обязательства ликвидацией юридического лица

Комментарий к статье 419

1. Согласно п. 9 ст. 63 ГК ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо — прекратившим существование после внесения об этом записи в ЕГРЮЛ. Соответственно, обязательство юридического лица прекращается с этой даты.

Имеется ряд исключений, когда ликвидация юридического лица не прекращает обязательства.

В силу п. 2 ст. 1093 ГК в случае ликвидации юридического лица, признанного в установленном порядке ответственным за вред, причиненный жизни или здоровью, соответствующие платежи должны быть капитализированы для выплаты их потерпевшему по правилам, установленным законом или иными правовыми актами. Такой порядок предусмотрен ст. 135 Закона о банкротстве: установленная на дату принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства денежная сумма, соответствующая подлежащей выплате гражданам до достижения ими возраста семидесяти лет, но не менее чем за десять лет, капитализируется. Если кредитор не является застрахованным, то с его согласия право требования переходит к Российской Федерации и подлежит удовлетворению в первую очередь: сумма капитализированных платежей подлежит взысканию с Министерства финансов РФ за счет средств казны РФ (Постановления Пленума ВАС РФ от 30 ноября 2006 г. N 57 «О некоторых вопросах установления в деле о банкротстве требований о выплате капитализированных платежей», от 15 декабря 2004 г. N 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

Следует иметь в виду, что обязательства по выплате сумм, назначенных в возмещение вреда, причиненного здоровью потерпевшего, переходят с его согласия к Российской Федерации в неизменном виде, т.е. в виде повременных платежей, и должны производиться ежемесячно, а не единовременно (Определение ВС РФ от 10 февраля 2012 г. N 10-В11-17).

2. С момента завершения ликвидации кредиторы юридического лица, не заявившие своих требований в процессе ликвидации, утрачивают право удовлетворения таких требований за счет тех лиц, которые несут субсидиарную ответственность по обязательствам юридического лица (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств»).

Вместе с тем на оставшееся после ликвидации юридического лица имущество вправе претендовать его участники, в том числе на денежные средства, оставшиеся на банковском счете уже ликвидированной организации (Постановление ФАС МО от 28 апреля 2011 г. N КГ-А40/3403-11 по делу N А40-126410/10-10-907).

Дата актуальности материала: 06.01.2017

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed