г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Проблемы охраны здоровья и телесной неприкосновенности личности в свете частичной декриминализации побоев

А.С. РУБЦОВА

Рубцова Александрина Сергеевна, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Московского государственного университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

Статья А.С. Рубцовой посвящена вопросам, связанным с защитой телесной неприкосновенности личности. Дается оценка частичной декриминализации побоев, рассматриваются положительные и отрицательные аспекты данного решения. Предпринимается попытка освещения проблем, которые возникают при квалификации деяний, предусмотренных статьями 116 и 116.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. Сделан вывод о возможностях совершенствования норм в целях защиты жертв бытового насилия.

Ключевые слова: административная ответственность за побои, декриминализация побоев, дела частного обвинения, защита здоровья и телесной неприкосновенности, легкий вред здоровью.

В первоначальной редакции законопроект, внесенный Верховным Судом Российской Федерации в Государственную Думу, содержал положения о полной декриминализации побоев и угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. В итоговом варианте законодатель попытался принять компромиссное решение: с одной стороны, частично декриминализовать данное деяние, с другой — «успокоить» общественность, сохранив ответственность за побои при наличии отягчающих обстоятельств. В итоге произошло расщепление ранее существовавшего состава побоев на два — ст. 116 УК РФ «Побои» и статью 116.1 УК РФ «Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию». Не успели новые нормы вступить в силу, как на них обрушился шквал критики.

Некоторые криминологи положительно восприняли данную новеллу, увидев в ней факт гуманизации уголовного законодательства. По мнению О.В. Артюшиной, «норма с административной преюдицией, хотя и выступает сдерживающим фактором, все же направлена на смягчение ответственности» <1>. Отмечалось, что рассмотрение материалов об административных правонарушениях носит намного более оперативный характер, нежели расследование уголовных дел <2>. Сторонники декриминализации побоев утверждают, что это не приведет к повышению уровня насилия. По их мнению, установление административной ответственности за однократное причинение физической боли позволит разграничить однократное и многократное причинение физической боли, понизить степень латентности побоев и своевременно выявить лиц, склонных к бытовому насилию <3>. Другая часть криминологов негативно восприняла данные изменения, в частности указывая на недопустимость отнесения к административным правонарушениям деяний, где объектом выступает жизнь и здоровье человека <4>.

———————————

<1> Артюшина О.В. Частичная декриминализация побоев как экономия мер уголовной репрессии // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2016. N 4. С. 45.

<2> Крюков К.Г., Сабанин С.Н. Декриминализация побоев: сравнительный анализ законодательства Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2016. N 2. С. 161.

<3> Эргашева З.Э. К вопросу о декриминализации побоев // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2016. N 3. С. 134.

<4> Гуров А. Настало ли время? // ЭЖ-Юрист. 2016. N 10.

В настоящее время ст. 116.1 УК РФ относится к делам частного обвинения, а ст. 116 УК РФ — к делам частно-публичного обвинения. Поэтому можно уверенно предполагать, что ст. 116.1 УК РФ будет эффективно работать только в ситуации, когда виновный известен потерпевшему или задержан с поличным, в остальных случаях привлечение его к ответственности становится проблематичным. Если потерпевший не знает нападавшего, то об уголовной или административной ответственности будет идти речь?

Часть 4 статьи 20 УПК содержит положение, что руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждает уголовное дело о любом преступлении, указанном в ч. ч. 2, 3 ст. 20 УПК РФ, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо в силу иных причин не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором неизвестны. Но этот вариант выглядит затратным и нелогичным и, конечно же, не освобождает правоохранительные органы от физического объема расследуемых дел. Ведь одной из целей декриминализации побоев была и проблема загрузки сотрудников. Следует согласиться с В.И. Торговченковым, что «круговорот» ответственности нельзя считать оптимальным расходованием ресурсов и времени правоохранительной системы <5>.

———————————

<5> Торговченков В.И. К вопросу о внесении изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Российской Федерации, предложенных Верховным Судом России // Законы России: опыт, анализ, практика. 2016. N 1. С. 79 — 86.

Стоит обратить внимание, что непосредственным объектом побоев является здоровье и телесная неприкосновенность личности. Недостаточно обоснованно устанавливать их защиту в зависимости от выявления или невыявления ранее совершенных виновным действий, ведь характер и степень общественной опасности неизменны вне зависимости от того, впервые или повторно осуществляется посягательство виновным.

Изменение порядка уголовного преследования может породить и иные проблемы. С учетом отмеченного отказ от уголовной ответственности за побои, на наш взгляд, способен порождать безнаказанность, что может привести к эскалации насилия.

В сети Интернет нередко появляются записи сцен насилия, снятые случайными прохожими, а иногда и самими виновными. За последние годы вполне обычной стала практика привлечения к ответственности виновных после того, как совершенное ими деяние стало предметом общественного осуждения, и именно это стимулировало принятие правоохранительными органами решения по данной проблемной ситуации. Потерпевший может не подать заявление в правоохранительные органы, опасаясь мести со стороны виновного или руководствуясь иными личными мотивами, или будут отсутствовать указанные в законе мотивы. Какие действия со стороны правоохранительных органов возможны в данном случае? Думается, достаточно очевидный выход — возбуждение уголовного дела по ст. 115 УК РФ. В соответствии с Медицинскими критериями определения тяжести вреда, причиненного здоровью человека, медицинским критерием квалифицирующих признаков легкого вреда здоровью является временное нарушение функций органов и (или) систем (временная нетрудоспособность) продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно). Однако вопрос привлечения виновного к уголовной ответственности будет зависеть с большой долей вероятности исключительно от силы общественного резонанса, а не от наличия в его деянии признаков состава преступления. Нельзя исключать и коррупциогенного фактора, ведь размываются границы составов — административного или уголовного, что автоматически расширяет дискрецию правоохранительных органов.

Существенные проблемы будут возникать при квалификации деяний, состоящих в нанесении ударов с не конкретизированным умыслом, когда виновному безразлично, какие он наносит повреждения потерпевшему. В ситуации, когда нет последствий в виде временной нетрудоспособности или незначительной стойкой утраты трудоспособности, каким бы ни было поведение виновного, кем бы ни был потерпевший (ребенок, инвалид, беременная женщина), какими бы ни были цели виновного, отсутствие в прошлом привлечения лица к административной ответственности повлечет квалификацию содеянного лишь как административного правонарушения. Будут ли люди обращаться за защитой, понимая, что последствия для виновного минимальны? Вероятнее всего, нет.

Сложность еще и в том, что в судебной практике нет единого понимания содержания объективной стороны данного состава. Побои не являются особым видом повреждений, они характеризуются многократным нанесением ударов по телу потерпевшего. Относительно количества числа ударов нет единства мнений. Есть ученые, которые считают, что «понятием побоев должно охватываться нанесение как одного удара, так и нанесение многочисленных ударов, а к иным насильственным действиям следует относить действия, не связанные с нанесением ударов» <6>. Большинство ученых склоняются к тому, что ударов должно быть не менее трех. По мнению А.И. Коробеева, квалификация по ст. 116 УК РФ при нанесении однократного удара исключается, а нанесение двух ударов может квалифицироваться как покушение на данное преступление <7>. Р.М. Шагалиев посчитал, что «побои — это нанесение одному лицу не менее двух ударов <8>».

———————————

<6> Юрченко И.А. Понятие побоев: анализ судебной практики. Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы X Международной научно-практической конференции: Сборник. М.: Проспект, 2013. С. 221.

<7> Коробеев А.И. Преступные посягательства на жизнь и здоровье человека: Монография. М.: Юрлитинформ, 2012. С. 226.

<8> Шагалиев Р.М. Некоторые вопросы уголовно-правовой регламентации и квалификации побоев и истязания // Актуальные проблемы экономики и права. 2010. N 3. С. 185.

В надзорном Определении Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 85-Д08-17 отмечалось, что «побои являются частным случаем уголовно наказуемого насильственного действия». Думается, что виновный должен быть привлечен к ответственности за совершение любого насильственного действия, в том числе и такого, которое выражается в нанесении одного удара при условии, что потерпевшему причинена физическая боль без наступления указанных в ст. 115 УК РФ последствий.

Было подвержено критике и включение в состав побоев понятия «близкие лица». Сразу же возникли вопросы: почему такие же действия, совершенные посторонним, с которым потерпевшего не связывают никакие кровные узы, не образуют признаков состава преступления, в чем большая общественная опасность нанесения побоев близким лицам? Обосновано внесение данного признака было необходимостью защиты несовершеннолетних. Тогда почему нанесение шлепка ребенку родителем образует состав преступления, а подобное же действие, совершенное посторонним лицом, является только административным правонарушением?

Еще до вступления в силу рассматриваемых новелл появился законопроект, в котором было предложено исключить признак «в отношении близких лиц» и таким образом вывести из-под уголовной ответственности нанесение побоев родственникам. Законодатель, несомненно, под воздействием общественного мнения снова внес изменения в ст. 116 УК РФ. 27 января 2017 г. Государственная Дума приняла Федеральный закон «О внесении изменений в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации» с учетом этих предложений.

В данном случае следует поддержать отказ законодателя от использования признака «в отношении близких лиц». Неопределенность в понимании близкого лица с большой степенью вероятности породила бы противоречивую судебную практику. Например, можно ли считать близкими лицами людей одного пола, сожительствующих и ведущих совместное хозяйство, бывших супругов, соседей по коммунальной квартире и т.д. <9>. Весьма спорным было и уравнять общественную опасность данных деяний, ранее относящихся к ч. 1 ст. 116 УК РФ, и деяний, относящихся к квалифицированным составам части второй ее прежней редакции.

———————————

<9> См.: Николаева Ю.В., Гримальская С.А. Новая редакция ст. 116 УК РФ: за и против. Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы XIV Международной научно-практической конференции: Сборник. М.: Проспект, 2017. С. 322 — 324; Рубцова А.С. Декриминализация побоев: к вопросу о защите телесной неприкосновенности личности. Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы XIV Международной научно-практической конференции: Сборник. М.: Проспект, 2017. С. 330 — 331.

Однако данное изменение не решает проблем, связанных с профилактикой бытового насилия. Нельзя сказать, что отказ от уголовной ответственности за нанесение побоев близким лицам — это дозволение на насильственные методы разрешения конфликтов и воспитания в семье. Неоднозначное решение по частичной декриминализации побоев может привести к снижению защиты личности, да и общества в целом. Мы видим, что законодатель признал полную декриминализацию побоев невозможной, и вопрос о профилактике семейного насилия по-прежнему остается насущным. Не стоит забывать о превентивном значении данных норм, они должны способствовать предупреждению более тяжких преступлений против жизни и здоровья. Уже сейчас стали появляться тревожные сообщения в средствах массовой информации о росте бытовых конфликтов и бытового насилия, и речь идет только о зафиксированных полицией вызовах. Законодатель мог бы решить возникающие сложные ситуации путем конкретизации и расширения перечня квалифицирующих признаков состава ст. 116 УК РФ, не ограничиваясь только указанием на мотивы, и связать усиление ответственности с признаками потерпевшего, давно известными уголовному праву.

На наш взгляд, стоило бы дополнить норму установлением уголовной ответственности за нанесение побоев в отношении малолетнего, женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Данные обстоятельства, несомненно, повышают степень общественной опасности преступления в связи с тем, что преступник, избирая жертвой лицо, по отношению к которому он обладает физическим преимуществом, пользуется его беззащитностью, что облегчает достижение преступного результата. Несомненно, в каждом конкретном случае должны оцениваться состояние и характеристики потерпевшего. Справедливо отмечает В.Н. Воронин, что «эти признаки не являются формальными, их содержание зависит от конкретного состояния потерпевшего» <10>. На наш взгляд, действующая редакция не в полной мере отвечает задачам защиты здоровья и телесной неприкосновенности личности, конкретизация же диспозиции нормы обеспечила бы реальную защиту от бытового насилия и позволила бы избежать злоупотреблений, которые были заложены в прежней неоднозначной формулировкой признака потерпевших.

———————————

<10> Воронин В.Н. Отягчающие обстоятельства, влияющие на степень общественной опасности преступления, и их отражение в современной судебной практике // Адвокат. 2016. N 1. С. 36 — 37.

Библиография

Артюшина О.В. Частичная декриминализация побоев как экономия мер уголовной репрессии // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2016. N 4.

Воронин В.Н. Отягчающие обстоятельства, влияющие на степень общественной опасности преступления, и их отражение в современной судебной практике // Адвокат. 2016. N 1.

Гуров А. Настало ли время? // ЭЖ-Юрист. 2016. N 10.

Крюков К.Г., Сабанин С.Н. Декриминализация побоев: сравнительный анализ законодательства Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2016. N 2.

Коробеев А.И. Преступные посягательства на жизнь и здоровье человека: Монография. М.: Юрлитинформ, 2012.

Николаева Ю.В., Гримальская С.А. Новая редакция ст. 116 УК РФ: за и против. Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы XIV Международной научно-практической конференции: Сборник. М.: Проспект, 2017.

Рубцова А.С. Декриминализация побоев: к вопросу о защите телесной неприкосновенности личности. Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы XIV Международной научно-практической конференции: Сборник. М.: Проспект, 2017.

Торговченков В.И. К вопросу о внесении изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Российской Федерации, предложенных Верховным Судом России // Законы России: опыт, анализ, практика. 2016. N 1.

Шагалиев Р.М. Некоторые вопросы уголовно-правовой регламентации и квалификации побоев и истязания // Актуальные проблемы экономики и права. 2010. N 3.

Эргашева З.Э. К вопросу о декриминализации побоев // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2016. N 3.

Юрченко И.А. Понятие побоев: анализ судебной практики. Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы X Международной научно-практической конференции: Сборник. М.: Проспект, 2013.


Источник — журнал «Адвокат», 2017, №3

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — юридическая помощь в Москве, Самаре
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии