г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Процесс формирования кассационных судов близится к завершению

В ЭТОМ ИНТЕРВЬЮ:
  • Какие особенности реализации права на кассационное обжалование нужно учесть после начала работы кассационных судов общей юрисдикции
  • На какие составы преступлений, по мнению Верховного Суда РФ, распространяется институт освобождения от уголовной ответственности с применением судебного штрафа
  • Какие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ появятся в 2019 году

СОКРАЩЕНИЕ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

— Владимир Александрович, как бы вы могли охарактеризовать состояние правосудия по уголовным делам по итогам работы за 2018 год?

— В прошлом году судебная система в целом успешно решала задачи, которые стоят перед правосудием по уголовным делам. Несмотря на некоторое уменьшение числа дел, поступивших в суды для рассмотрения, судьи работали достаточно напряженно и эффективно. В 2018 году в суды для рассмотрения по существу в первой инстанции поступило 883 946 уголовных дел на 956 383 лиц, что на 3,6% меньше, чем в 2017 году. Количество уголовных дел, которые поступают в суды, сокращается вслед за снижением числа регистрируемых преступлений в стране: в 2018 году было зарегистрировано на 3,3% преступлений меньше, чем в 2017 году.

Всего суды рассмотрели более 820 тыс. уголовных дел и свыше 2,5 млн судебных материалов по различным ходатайствам, жалобам и обращениям участников процесса и иных лиц. Количество последних увеличилось по сравнению с 2017 годом более чем на 50 тыс.

Чуть более половины (50,2%) уголовных дел рассмотрели районные суды, 48,9% — мировые судьи, 0,2% дел — областные и равные им суды. Данные стабильности судебных решений при их пересмотре в апелляционном порядке говорят о том, что подавляющее большинство уголовных дел нашли свое правильное разрешение уже в суде первой инстанции, и это очень хороший показатель качества правосудия. Достаточно сказать, что в апелляционном порядке было обжаловано сторонами только 6% приговоров мировых судей, 19% приговоров районных судов и 65% приговоров верховных судов республик, краевых, областных и равных им судов.

В апелляционном порядке были отменены или изменены приговоры мировых судей только в отношении 2,3% лиц, районных судов — в отношении 4,4% лиц, областных судов — 10,1%. Соответственно стабильность судебных решений составила 97,3%, 95,6% и 89,9%.

Всего за 2018 год осуждено 682 тыс. лиц, в отношении 191 тыс. уголовные дела прекращены по нереабилитирующим основаниям. Таким образом, в суды продолжает поступать значительное количество уголовных дел, которые могли и должны были быть прекращены на предварительном следствии.

Оправдано 2087 лиц, в отношении 1722 лиц дела прекращены по реабилитирующим основаниям. Таким образом, право на полную реабилитацию обрели 3809 лиц, или примерно 0,5% от числа всех лиц, в отношении которых судами рассмотрены дела, или 1,4% от числа лиц, уголовные дела в отношении которых были рассмотрены в общем порядке с исследованием доказательств (250 тыс. дел в отношении 280 тыс. лиц). Эти цифры сопоставимы с аналогичными показателями в зарубежных странах со смешанным типом уголовного процесса, например в Германии.

При этом следует иметь в виду, что 68% от всех дел, поступивших на рассмотрение в суды, были рассмотрены в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК, при согласии подсудимого с предъявленным обвинением. По таким делам в силу закона суд не может вынести оправдательный приговор, если отсутствуют основания для перехода в общий порядок.

— Одна из главных новелл уголовного процесса в 2019 году — новая, так называемая сплошная кассация, без предварительного фильтра в виде судьи. Как обстоит дело с формированием кассационных судов? Пленум Верховного Суда РФ планирует дать разъяснения по вопросам новой кассации. Какие вопросы там могут быть затронуты?

— Процесс формирования кассационных судов близится к завершению, и в установленные законом сроки суды приступят к работе1. Хотелось бы уточнить, что судейский фильтр в деятельности судов кассационной инстанции не отменяется полностью. Он остается применительно к обжалованию и пересмотру промежуточных судебных решений и судебных решений, обжалуемых в Верховный Суд РФ, после обращения в кассационный суд общей юрисдикции, за исключением итоговых решений верховных, краевых, областных и равных им судов, вынесенных по первой инстанции, они обжалуются непосредственно в Верховный Суд РФ по правилам так называемой сплошной кассации.

В настоящее время мы работаем над проектом постановления Пленума, посвященного вопросам применения судами норм УПК, регулирующих кассационное производство. Постановление планируется принять уже в июне текущего года, с тем чтобы до начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции судьи этих судов имели возможность изучить данное постановление. Принимая во внимание, что новое постановление заменит действующее постановление Пленума по вопросам кассации, в нем, по нашему мнению, необходимо сохранить все то ценное, что остается актуальным для нового кассационного производства. Вместе с тем предполагается скорректировать некоторые прежние подходы с учетом наработанного опыта. В частности, рекомендовать судьям не проявлять излишнего формализма, ориентировать их на исправление более широкого круга ошибок нижестоящих судов, поскольку неправильное применение уголовного закона и существенные нарушения УПК, как правило, оказывают влияние на исход дела. Ведь именно для этого и вводятся новые процедуры так называемой сплошной кассации.

— Как вы прокомментируете возможные риски злоупотреблений стороной правом обжаловать по нескольку раз одно и то же решение, например меняя представителей или адвокатов?

— Такие риски мы прогнозируем и постараемся в пределах своей компетенции минимизировать возможность различного рода злоупотреблений сторонами своими процессуальными правами в кассационном производстве. Но конечно, более правильным было бы предусмотреть сроки кассационного обжалования в законе, что в перспективе, видимо, и будет сделано. Кассационное производство фактически обретает практически все признаки ординарной судебно-проверочной стадии процесса, где срок обжалования — совершенно необходимое условие, призванное упорядочить процедуру пересмотра судебных решений.

РАСШИРЕНИЕ ВОЗМОЖНОСТЕЙ КАССАЦИИ

— Вы сказали о том, что в готовящихся изменениях в постановление Пленума о кассации планируется ориентировать кассационные суды не проявлять излишнего формализма. Видимо, речь будет идти о том, чтобы кассационные суды не рассматривали дела, слепо следуя ограничению, что они могут оценивать только вопросы права?

— Уголовно-процессуальный закон говорит о том, что приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым и таковым он признается, если постановлен в соответствии с требованиями УПК, то есть является законным и обоснованным и основан на правильном применении уголовного закона (ст. 297 УПК). Традиционно в советском и постсоветском уголовном процессе вступивший в законную силу приговор пересматривался по тем же основаниям, что и приговор, не вступивший в законную силу, то есть судебный акт проверялся под углом зрения одних и тех же оснований. Такой подход был вполне логичным, и подтверждение тому — многолетняя судебная практика, поскольку предмет производства был един: проверка законности и обоснованности приговора, так как необоснованный приговор не мог признаваться законным, а незаконный — обоснованным.

К сожалению, с таким подходом не согласился Конституционный Суд РФ. Проверяя на соответствие Конституции РФ отдельные нормы УПК РСФСР, он пришел к выводу, что «Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, как это вытекает из его статьи 379 во взаимосвязи со статьями 342–345, предусматривает одни и те же основания к отмене или изменению приговора и в надзорной и в кассационной инстанциях, не учитывая, таким образом, принципиальное отличие пересмотра судебного решения, вступившего в законную силу, т. е. окончательного, исполняемого или исполненного (такой пересмотр осуществляется в исключительных случаях, тем более в отношении оправдательного приговора), от кассационной проверки судебного решения, которое законную силу еще не приобрело»2. КС РФ резюмировал, что «в основе такого вывода — исключительность стадии пересмотра вступившего в законную силу судебного решения и подходы ЕСПЧ относительно критериев пересмотра „окончательного судебного акта“».

Сегодня, по прошествии почти 17 лет с момента принятия этого постановления, многое изменилось в законодательстве, в практике Конституционного Суда РФ относительно применения позиций ЕСПЧ. Более того, производство по пересмотру вступивших в законную силу итоговых судебных решений в форме сплошной кассации в ближайшей перспективе станет по воле законодателя вполне ординарной стадией уголовного процесса. Видимо, такое изменение предполагает и корректирование подходов к формулированию оснований проверочной деятельности в сторону их расширения. В пользу данного вывода также может свидетельствовать и тот факт, что постановленный при производстве в суде апелляционной инстанции апелляционный приговор вступает в силу после его провозглашения и может быть пересмотрен по весьма ограниченному кругу оснований в отличие приговора, постановленного судом первой инстанции.

Тем не менее сегодня предмет производства в кассации ограничен проверкой только одного свойства правосудного судебного акта — законности вступившего в законную силу приговора или иного итогового судебного решения, например постановления о прекращении уголовного дела. Получается, что формально суд кассационной инстанции не должны интересовать такие вопросы, как: основан ли приговор на доказательствах, исследованных в судебном заседании, является ли он справедливым и т. п. Но можно ли констатировать, что приговор является законным, если он вопреки требованиям УПК не обоснован либо виновному назначено явно несправедливое наказание? В связи с этим Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 28.01.2014 № 2«О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» дал разъяснения, смысл которых заключается в том, что предмет кассационного производства не следует толковать чрезмерно ограничительно, поскольку обоснованность и справедливость приговора неразрывно связаны с его законностью3. Ограничительное истолкование предмета кассационного производства противоречило бы самой идее справедливого правосудия. По этой причине в п. 10 постановления Пленум обратил внимание судов на то, что если в кассационных жалобе, представлении содержится указание на допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона при исследовании или оценке доказательств (например, обоснование приговора недопустимыми доказательствами), повлиявшие на правильность установления судом фактических обстоятельств дела и приведшие к судебной ошибке, тогда такие доводы не должны быть оставлены без проверки.

В проекте нового постановления данный подход планируется не только сохранить, но и усилить, с тем чтобы кассационная инстанция могла иметь больше возможностей выявить и исправить более широкий круг существенных судебных ошибок, а нарушенные права восстановить.

— А как, на ваш взгляд, повлияет деятельность кассационных судов на единство кассационной практики?

— Спасибо за вопрос. Вы, наверное, имеете в виду, что в каждом из девяти кассационных судов пересматривать судебные решения будет достаточно большое количество судебных составов из трех судей, что может осложнить обеспечение единства судебной практики.

Отвечая на ваш вопрос, я хотел бы напомнить, что и сегодня у нас достаточно много судебных инстанций, в компетенцию которых входит пересмотр судебных решений в кассационном порядке. Это 85 президиумов верховных судов республик, краевых, областных и равных им судов, а также 12 президиумов окружных (флотских военных судов), всего 97 судебных инстанций. Однако в целом по стране кассационная практика президиумов судов единообразная.

Вопрос обеспечения единства судебной практики в пределах компетенции одного кассационного суда общей юрисдикции должен решаться на уровне этого же суда. Основная задача председателя кассационного суда, его заместителя по уголовным делам и судей судебной коллегии по уголовным делам, собственно, и заключается в формировании единой судебной практики, согласующейся с практикой Верховного Суда РФ. Гарантия обеспечения единства судебной практики — неукоснительное следование в фарватере практики Верховного Суда РФ. Кроме того, решения, которые принимают кассационные суды общей юрисдикции, не являются окончательными и могут быть пересмотрены в Верховном Суде РФ, и, соответственно, могут быть скорректированы любые отклонения от правильной практики.

ОСОБЕННОСТИ НОВОЙ КАССАЦИИ

— Вопрос обжалования и пересмотра судебных решений, вступивших в законную силу до начала деятельности кассационных судов, тоже один из тех, которые волнуют стороны процесса. Не могли бы вы дать свои комментарии по этой проблеме?

— В Федеральном конституционном законе от 29.07.2018 № 1-ФКЗ (далее — Закон № 1-ФКЗ) и Федеральном законе от 11.10.2018 № 361‑ФЗ (далее — Закон № 361‑ФЗ) предусмотрены переходные положения. В них сделана попытка урегулировать все возможные ситуации, которые могут возникнуть в связи с обжалованием судебных решений, вступивших в законную силу до начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции.

Первое, о чем хотелось бы сказать, — это то, что после начала работы кассационных судов общей юрисдикции президиумы верховных судов республик, краевых, областных и равных им судов не утрачивают свои процессуальные полномочия применительно к рассмотрению кассационных жалоб и представлений, поступивших в президиумы судов до начала работы кассационных судов, но не позднее 01.10.2019. Это следует из п. 7 ст. 7 Закона № 1-ФКЗ. Президиумы названных судов в силу п. 5 ст. 2 Закона №  361‑ФЗ при рассмотрении таких жалоб и представлений должны руководствоваться правилами, предусмотренными гл. 47.1 УПК, действовавшими до начала работы кассационных судов. Иными словами, президиумы судов после начала деятельности кассационных судов не передают все нерассмотренные жалобы и представления в эти суды, а продолжают их рассмотрение по правилам, которые применяются в настоящее время. При этом, после того как дело будет пересмотрено в президиуме (или будет получен отказ в пересмотре), следующей надлежащей кассационной инстанцией для рассмотрения жалоб и представлений станет не кассационный суд общей юрисдикции, а Судебная коллегия по уголовным делам или Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда РФ. Если по результатам рассмотрения жалоб и представлений, поданных до начала деятельности кассационного суда, они передаются на рассмотрение соответствующего президиума суда, то и постановление президиума, принятое по результатам рассмотрения этих жалоб и представлений, обжалуется в Верховный Суд РФ, а не в кассационный суд общей юрисдикции.

— Как быть, если до начала работы кассационных судов субъекты кассационного обжалования не обжаловали судебные решения либо обжаловали, но не исчерпали все возможности (инстанции) для кассационного обжалования?

— За лицами, которые не воспользовались правом на обжалование в кассационном порядке судебных решений, вступивших в законную силу до дня начала работы кассационных судов, или осуществили это право не в полном объеме, закон (п. 6 ст. 2 Закона №  361‑ФЗ) сохраняет право обжаловать такие решения по правилам ч. 3 ст. 401.3 УПК, то есть по правилам выборочной кассации. Например, судебное решение вступило в законную силу до 01.10.2019, но стороны по каким-то причинам не подавали жалобу или представление до указанного срока. Не торопились, зная о своем праве на три инстанции: судья верховного, краевого, областного и равного им суда, судья Верховного Суда РФ и заместитель Председателя Верховного Суда РФ. Либо хотели, но не успели воспользоваться своим правом. Такие субъекты могут обжаловать судебные решения в кассационный суд общей юрисдикции путем выборочной кассации, о чем прямо говорится в п. 6 ст. 2 Закона № 361‑ФЗ. В таком же порядке вправе обжаловать судебные решения и лица, которые обжаловали судебное решение по старым правилам в президиум соответствующего суда, но получили отказ судьи, который не обжаловали, то есть осуществили свое право обжалования не в полном объеме — не прошли все судебно-кассационные инстанции. Начиная с 01.10.2019 — с начала деятельности кассационных судов — стороны имеют право обжаловать как итоговые, так и промежуточные судебные решения, вступившие в законную силу до указанной даты, по правилам выборочной кассации. Иными словами, точно так же, как и лица, которые не обжаловали судебные решения в кассационном порядке до 01.10.2019. Аналогичный порядок рассмотрения кассационных жалоб и представлений должен иметь место и в случае, если судебное решение вступило в законную силу до 01.10.2019, стороны обжаловали судебное решение по старым правилам и состоялось постановление президиума соответствующего суда, которое стороны не обжаловали в Верховный Суд РФ до 01.10.2019. В данной ситуации постановление президиума соответствующего суда не может быть обжаловано в кассационный суд — инстанцию, которая фактически заменяет собой президиумы судов, поскольку дело в этом случае могло бы пройти три кассационные инстанции: президиум областного суда, кассационный суд и Судебную коллегию ВС РФ. Но как и до реформы было только две кассационные инстанции (Президиум и Судебная коллегия Верховного Суда РФ), их останется только две (кассационный суд и Судебная коллегия Верховного Суда РФ). В связи с этим в отношении постановления президиума суда, вынесенного до 01.10.2019 и ранее не обжалованного, после начала деятельности кассационных судов надлежащая кассационная инстанция — Судебная коллегия по уголовным делам или Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда РФ.

АУДИОПРОТОКОЛ СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ

— Еще одна из важных грядущих новелл в уголовном процессе 2019 года — введение аудиопротоколирования всех судебных заседаний. Хотелось бы услышать ваше мнение относительно возможного статуса аудиозаписи и риска игнорирования данной нормы. В практике уже есть случаи, когда аудиозапись не делают по техническим причинам, о чем составляется акт. Поскольку аудиозапись не получила того же статуса обязательного материала, как протокол судебного заседания, то неполнота записи в итоге не ведет к отмене судебного решения. В связи с этим стороны выражают опасение, что можно будет обходить требование об обязательной записи хода судебного заседания.

— По смыслу нового закона основным средством фиксации в уголовном судопроизводстве останется протокол судебного заседания. Предназначение аудиозаписи, которую должен осуществлять суд, — объективно, полно и только с помощью технических средств фиксировать ход судебного заседания. Наличие аудиозаписи даст возможность убедиться в правильности содержания письменного протокола либо, выявив несоответствие протокола содержанию аудиозаписи, позволит судье удостоверить правильность замечаний на протокол судебного заседания.

Нельзя исключить случаи, когда по техническим причинам ведение аудиозаписи будет невозможно либо пострадает непрерывность ее ведения. Однако требование о ведении судом аудиозаписи в установленных законом случаях относится к общим условиям судебного разбирательства, и его нельзя игнорировать. Верховный Суд будет осуществлять мониторинг применения судами данных норм на практике и при необходимости разрешать проблемные вопросы путем толкования закона.

ПРАКТИКА МЕР ПРЕСЕЧЕНИЯ

— В своем докладе на ежегодном семинаре-совещании руководителей судов субъектов РФ по итогам 2018 года вы коснулись темы меры пресечения в виде заключения под стражу, а также особого порядка рассмотрения дел. Вы сказали, что по некоторым категориям дел особый порядок применяется практически в 95% случаев. Какие это дела? От каких ошибок вы хотели бы предостеречь судей при рассмотрении дел в особом порядке?

— Этот вопрос действительно актуален на сегодня, поскольку особый порядок постепенно все больше и больше замещает общий порядок судебного разбирательства. Ежегодно доля таких уголовных дел возрастает: в 2014 году она составляла 64,4%, в 2015‑м — 65,1%, в 2017-м — 69,6%, и только в 2018 году их число немного сократилось и составило около 68%. Однако по отдельным категориям уголовных дел эти показатели выше. В частности, по делам о преступлениях против семьи и несовершеннолетних, предусмотренных гл. 20 УК, в особом порядке был рассмотрен 81% уголовных дел, а по ч. 1 ст. 157 УК (неуплата средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей) — 84%. По делам о преступлениях против безопасности движения и эксплуатации транспорта, предусмотренных гл. 27 УК, в особом порядке было рассмотрено 74,5% уголовных дел, по ст. 264.1 УК о повторном вождении с состоянии опьянения — 79,8%. Это что касается статистики по стране.

В некоторых регионах по отдельным составам эти цифры превышают 90%, и такая тенденция нас беспокоит. Проблема ведь не в цифрах, а в том, что есть опасность превращения этого института в формальность и высоки риски различного рода ошибок.

Не случайно Президент РФ В. В. Путин, выступая на расширенной коллегии Генеральной прокуратуры 19.03.2019, просил присутствующих «ответственно относиться к согласию на рассмотрение в судах уголовных дел в особом порядке. Если есть сомнения в доказанности обвинения, добровольности и осознанности заявления обвиняемым такого ходатайства, нужно требовать рассмотрения дела в общем порядке».

В связи с этим хотелось бы вновь обратить внимание судей на разъяснения, содержащиеся в постановлениях Пленума от 05.12.2006 № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» и от 29.11.2016 №  55 «О судебном приговоре»4. В каждом случае, прежде чем принять решение о вынесении обвинительного приговора, судья должен убедиться, что перед ним лицо, виновное в совершении преступления, и его виновность, помимо личных показаний, подтверждена совокупностью других доказательств, имеющихся в материалах уголовного дела. При наличии сомнений суд назначает судебное разбирательство в обычном порядке.

Следует отметить, что в последнее время суды апелляционной и кассационной инстанций стали больше внимания уделять проверке соблюдения требований ч. 7 ст. 316 УПК. Это означает обязанность судьи тщательно изучить материалы поступившего дела и проверить обоснованность обвинения до решения указанных выше вопросов.

— А что касается заключения под стражу, то меняется ли, по вашему мнению, практика его применения, в частности продления?

— Вопросы избрания и продления меры пресечения в виде заключения под стражу находятся на постоянном контроле в Верховном Суде РФ. Разъяснения, которые дал Пленум по данному вопросу, мы постоянно актуализируем, как в связи с законодательными изменениями, так и по результатам выявления новых вопросов, которые возникают у судей в ходе правоприменения. В целом практика применения в качестве меры пресечения заключения под стражу меняется. Если до введения в действие УПК мера пресечения в виде заключения под стражу избиралась в отношении порядка 400 тыс. лиц в год, то в 2018 году такие ходатайства были удовлетворены в отношении 102 168 обвиняемых и подозреваемых — на 11 101 меньше, чем в 2017 году. Важно отметить, что ежегодно с учетом практики судов сокращается и количество ходатайств органов расследования об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Таким образом, меньше людей направляется в следственные изоляторы и сокращается общая численность тюремного населения в стране: с 1999 года она сократилась с 1 млн 060 тыс. до 560 тыс. на 01.03.2018.

Что касается продления сроков содержания под стражей, то таких ходатайств в суды поступает все больше. В 2018 году в судах рассмотрено 216 717 ходатайств о продлении срока содержания под стражей, 98% из которых было удовлетворено.

Основная причина роста числа продлений — чрезмерная длительность предварительного расследования, особенно по делам, не представляющим сложности. Это и влечет неоднократное продление сроков содержания под стражей обвиняемых и нахождение их в местах предварительного заключения необоснованно длительное время, когда следственные действия с ними не проводятся. Поэтому принятые изменения в ст. 109 УПК об обязанности следователя или дознавателя указывать конкретные, фактические обстоятельства, подтверждающие необходимость дальнейшего применения меры пресечения в виде заключения под стражу, и предметное рассмотрение их в судебном заседании должны будут в определенной степени способствовать сокращению числа необоснованных решений о продлении срока содержания под стражей.

Однако свои надежды мы связываем с законопроектом о поправках в ст. 108 и 109 УПК в части уточнения сроков содержания под стражей и порядка их продления, подготовленным Верховным Судом РФ. Государственная Дума ФС РФ уже приняла его в первом чтении5. В нем предложены более существенные меры, направленные на исключение фактов продления срока содержания под стражей, в случае если по уголовному делу имеет место неэффективная организация расследования, ходатайства мотивируются следователями необходимостью производства тех же следственных действий, для производства которых срок содержания под стражей продлевался ранее. В частности, если в качестве одного из мотивов в ходатайстве следователь указывает на необходимость производства следственных и иных действий, то в нем он должен будет указать перечень этих действий и причины, по которым они не были произведены в установленные ранее сроки содержания обвиняемого под стражей, а также сведения о произведенных следственных и иных действиях в период после избрания меры пресечения или последнего ее продления. Наряду с этим в законопроекте предлагается закрепить, что судья по поступившему ходатайству должен принять решение на основании оценки приведенных в нем мотивов, а также с учетом правовой и фактической сложности материалов уголовного дела, общей продолжительности досудебного производства по уголовному делу, эффективности действий должностных лиц органов предварительного расследования и своевременности проведения следственных и иных действий. Видимо, не случайно Президент РФ поручил Верховному Суду РФ совместно с Генеральной прокуратурой РФ подготовить поправки к данному законопроекту.

РАБОТА СУДА ПРИСЯЖНЫХ

— Еще одно важное новшество в уголовном процессе за последний год — введение суда присяжных в районных судах. По-видимому, опасения, связанные с трудностями работы этого суда, оказались во многом необоснованными? Есть ли уже точные данные по стране, сколько процессов с участием присяжных прошли в 2018 году и какие результаты получены: доля оправдательных и обвинительных вердиктов и их стабильность?

— По нашим данным, работа в районных судах с присяжными заседателями, вопреки всем опасениям, действительно идет своим чередом. За период с 01.06.2018 и до конца года в районные суды поступило 151 уголовное дело с ходатайствами о рассмотрении с участием присяжных в отношении 206 лиц, из них 85 дел рассмотрено по существу, 75 лиц осуждено, 29 — оправдано. В настоящее время Верховный Суд РФ в соответствии с планом работы проводит мониторинг практики рассмотрения судами уголовных дел с участием присяжных заседателей. По результатам мониторинга будет решаться вопрос о даче дополнительных разъяснений в постановлении Пленума либо, в случае необходимости, о выступлении с законодательной инициативой с целью совершенствования законодательства.

ПРИМЕНЕНИЕ СУДЕБНОГО ШТРАФА

— Как вы оцениваете применение меры уголовного правового характера в виде судебного штрафа? Вопрос возник в связи с тем, что в практике он уже стал применяться по формальным и неоконченным деяниям: есть примеры прекращения дел по ч. 1 ст. 238 и ст. 309 УК с применением судебного штрафа. Возможно, практику следовало бы скорректировать? Ведь если прекращение дела по ч. 1 ст. 238 УК еще как-то можно понять ввиду небольшой тяжести преступления, то прекращение дел о преступлениях против правосудия или службы в госорганах, как представляется, противоречит целям института судебного штрафа.

— Институт освобождения от уголовной ответственности в связи с назначением судебного штрафа играет важную роль в действующем уголовном законодательстве, являясь одним из тех правовых механизмов, которые позволяют лицам, впервые совершившим преступления небольшой или средней тяжести, избежать наличия судимости. Судебная практика доказала, что востребованность института и количество таких судебных решений постоянно растут. Вместе с тем остались вопросы, которые продолжают возникать у судов и которые не нашли своего отражения в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 № 19 (далее — постановление № 19)6, где судам даны основные ориентиры по применению данного института.

Поэтому Верховный Суд РФ дополнительно проанализировал практику применения судебного штрафа и подготовил Обзор судебной практики освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (ст. 76.2 УК). В данном обзоре предполагается разрешить в том числе поставленный вами вопрос о возможности назначения судебного штрафа по формальным и неоконченным составам. По нашему мнению, закон не исключает возможности освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа при соблюдении установленных ст. 76.2 УК условий и в тех случаях, когда диспозиция соответствующей статьи Уголовного кодекса не предусматривает причинения ущерба или иного вреда в качестве обязательного признака, а также когда в результате совершения преступления материальный ущерб фактически не причинен ввиду того, что преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Исходя из системного толкования положений ст. 76.2 УК в их взаимосвязи с другими нормами уголовного закона и нормами уголовно-процессуального закона, основания освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа распространяются на все виды преступлений небольшой и средней тяжести независимо от объекта преступления и предмета преступного посягательства, а также от того, чьим правам и интересам причинен ущерб уголовно наказуемым деянием. Важно, как это и отразил Пленум в действующем постановлении № 19, чтобы способы возмещения ущерба и заглаживания вреда носили законный характер и не ущемляли права третьих лиц.

РАБОТА ПЛЕНУМА ВС РФ

— Кроме тех разъяснений, о которых вы рассказали, какие еще разъяснения готовит Пленум ВС РФ в текущем году? В частности, не планируется ли дать разъяснения по вопросам, возникающим в связи с зачетом срока содержания под стражей в срок лишения свободы в различных ситуациях?

— Идет работа над несколькими проектами постановлений Пленума. В готовящемся постановлении Пленума о судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 238 УК, предполагается дать разъяснения по ряду сложных вопросов. О том, как разграничить преступные действия и административные правонарушения, предусматривающие ответственность за нарушение технических требований к качеству товаров, выполнению работ, услуг; о субъекте данного преступления, предмете, особенно когда это касается дел, связанных с продажей спиртосодержащей продукции. Также необходимо разграничить оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья, и проступки, связанные с иным ненадлежащим исполнением профессиональных обязанностей, повлекшим тяжкие последствия.

Кроме того, идет подготовка изменений в постановление Пленума ВС РФ от 12.03.2002 № 5«О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств». В судебной практике были выявлены различные правовые подходы при квалификации незаконных действий, совершенных со взрывчатыми веществами и взрывными устройствами, после того как в Уголовном кодексе ответственность за совершение указанных действий была выделена в отдельные составы преступлений — ст. 222.1 и 223.1 УК, а ответственность за незаконный оборот боеприпасов сохранилась в ст. 222 УК. В целях формирования единообразной судебной практики планируется уточнить понятия и признаки боеприпасов и взрывных устройств и выработать более четкие критерии их разграничения.

Также в текущем году планируется подготовить новое постановление Пленума ВС РФ, посвященное практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления. Это постановление заменит действующее в настоящее время постановление от 28.12.2006 №  64. За период действия этого постановления в него не вносились какие-либо изменения, однако за истекшие с момента его принятия 12 лет многое поменялось в уголовном, налоговом и ином законодательстве, а также в практике его применения. Об актуальности разработки проекта данного постановления Пленума говорит и проводимая в настоящее время политика нашего государства. В частности, в Стратегии экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года (утверждена Указом Президента РФ от 13.05.2017 №  08) подчеркивается необходимость оптимизации регулятивной и налоговой нагрузки на хозяйствующие субъекты с учетом курса на обеспечение устойчивого развития экономики страны и модернизации ее производственно-технологической базы. В послании Федеральному Собранию 01.03.2018 В. В. Путин, в частности, отметил, что наряду с созданием благоприятных условий для бизнеса следует учитывать, что нормы уголовного права должны жестко действовать в отношении преступлений против интересов граждан, общества, экономических свобод, в том числе в отношении уклонения от уплаты налогов.

Применительно к вопросу о подготовке разъяснений по практике применения судами положений ст. 72 УК об исчислении сроков наказаний и зачете наказания отмечу, что уже в текущем полугодии мы планируем еще раз обстоятельно изучить имеющуюся практику и, вероятнее всего, попробуем сформулировать ответы на наиболее часто задаваемые вопросы по этой проблематике с утверждением их на заседании Президиума ВС РФ.

— Владимир Александрович, спасибо вам за уделенное время и ответы на вопросы.

— Спасибо и вам, в том числе и за издание такого полезного и читаемого судьями журнала.

Беседовал Ислам Рамазанов


1Не позднее 01.10.2019 согласно ст. 7 Федерального конституционного закона от 29.07.2018 №  1-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон „О судебной системе Российской Федерации“ и отдельные федеральные конституционные законы в связи с созданием кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции» // pravo.gov.ru.
2 Постановление КС РФ от 17.07.2002 № 17-П.
3 vsrf.ru.
4 vsrf.ru.
5 Законопроект №  280281–7 «О внесении изменений в статьи 108 и 109 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» Госдума ФС РФ приняла в первом чтении 03.04.2018. Сведений о дальнейшей работе над законопроектом после принятия его в первом чтении сайт Госдумы не содержит // sozd.duma.gov.ru.
6Постановление «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» // vsrf.ru.

Материал взят из журнала «Уголовный процесс»: https://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=723840
Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии