top-menu
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Санкт-Петербург
menu-mobile

Самарский областной суд не удовлетворил апелляционную жалобу в отношении доверителя

Главная Наши дела Самарский областной суд не удовлетворил апелляционную жалобу в отношении доверителя

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

18 октября 2022 года судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда, в составе:

председательствующего – Ивановой Е.Н.

судей – Чирковой И.Н., Навроцкой Н.А.

при секретаре – Саблиной М.В.

с участием прокурора – ФИО.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе ФИО2, на решение Похвистневского районного суда Самарской области от 27 июня 2022 года, которым постановлено:

«Исковые требования ФИО1 к ФИО2, о взыскании расходов на погребение и компенсацию морального вреда удовлетворить частично.

Взыскать с ФИО2, ( Снилс <данные изъяты>) в пользу ФИО1 ( Снилс <данные изъяты>) в счет возмещения расходов на погребение 23 826 ( двадцать три тысячи восемьсот двадцать шесть рублей) 28 коп.

Взыскать с ФИО2, ( Снилс <данные изъяты>) в пользу ФИО1 ( Снилс <данные изъяты>) в счет компенсации морального вреда 400 000 ( четыресто тысяч )рублей.

Взыскать с ФИО2, ( Снилс <данные изъяты>) государственную пошлину в доход бюджета городского округа Похвистнево в размере 1253 ( одна тысяча двести пятьдесят три) рубля.

В части исковых требований ФИО1 о взыскании в солидарном порядке с ФИО3 компенсации расходов на погребение и компенсации морального вреда отказать.».

Заслушав доклад по делу судьи Самарского областного суда Чирковой И.Н., пояснения представителя ФИО2. – ФИО, поддержавшего доводы апелляционной жалобы, возражения ФИО1 и её представителя Антонова А.П. относительно доводов жалобы, заключение прокурора, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Истец ФИО1 обратилась в суд с иском к ответчикам ФИО2., ФИО3 о взыскании солидарно с ФИО2 и ФИО3 в пользу ФИО1 расходов на погребение в сумме 29 621 рубль и компенсации морального вреда в сумме 2 000 000 рублей.

В обоснование заявленных требований истец указала, что в результате ДТП, произошедшего ДД.ММ.ГГГГ водитель ФИО2, управляя транспортным средством «Камаз <данные изъяты>» г/н <данные изъяты> с прицепом, груженый семенами подсолнуха, двигаясь в населенном пункте с. <данные изъяты> в направлении п. <данные изъяты> на пересечении ул. <данные изъяты> и переулка <данные изъяты>, в районе дома ДД.ММ.ГГГГ по ул. <данные изъяты> допустил наезд передним левым колесом прицепа на малолетних пешеходов Л.С.В. <данные изъяты> г.р. и К.Р.Ю. <данные изъяты> года рождения (сына ФИО1), скатившихся на снегокате по проезжей части переулка <данные изъяты> с выездом на ул. <данные изъяты> В результате ДТП К.Р.Ю. причинена смерть.

Гражданская ответственность ФИО2. застрахована в АО СК «<данные изъяты>» по полису № сроком действия с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ

Истицей понесены расходы на погребение, (с учетом уточненных исковых требований) в размере 52 963 рубля, из которых 7 142 руб. за услуги по захоронению, 33 290 руб.- оплата изделий и услуг, связанных с погребением, 12 531 руб. оплата ритуальных услуг (т. 2 л.д. 13-14)

ДД.ММ.ГГГГ года Истец ФИО1 обратилась в страховую компанию АО СК «<данные изъяты>» с заявлением о страховой выплате и ДД.ММ.ГГГГ года получила страховую выплату в размере 500 000 рублей, в том числе 25 000 рублей компенсации расходов на погребение К.Р.Ю.

ФИО1 были причинены существенные нравственные и физические страдания, в связи с гибелью своего несовершеннолетнего сына. По настоящее время ФИО1 не может оправиться после гибели сына, испытывает проблемы со сном (бессонница, резкие пробуждения посреди ночи).

Ссылаясь на указанные обстоятельства, с учетом уточненных исковых требований истец просил суд взыскать солидарно с ответчиков ФИО3 и ФИО2. в счет возмещения расходов на погребение 27 963 рубля, в счет компенсации морального вреда 2 000 000 руб.

Судом постановлено вышеуказанное решение, с которым ответчик – ФИО2 не согласен, в апелляционной жалобе просит изменить решение суда, отменив его в части взыскания возмещения морального вреда в сумме 400 000 рублей и постановив в данной части новое решение о взыскании меньшей суммы возмещения морального вреда.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии с п. 1 ст.327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

В данном случае решение суда обжалуется в части взыскания с ответчика ФИО2. возмещения морального вреда в сумме 400 000 рублей, в связи с чем в остальной части решение суда, которым с ФИО2. в пользу истца взысканы расходы на погребение, а также отказано в удовлетворении исковых требований к ФИО3, предметом апелляционного рассмотрения не является.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющей общие основания гражданско-правовой ответственности за причинение вреда, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

В соответствии с п.1 ст.1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Пунктом 1 статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

В соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

В силу пункта 1 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 (статьи 1064 – 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации) и статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В силу статьи 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит.

Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов (пункт 1 статьи 1085), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (статья 1089), а также при возмещении расходов на погребение (статья 1094).

В силу статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, если вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» разъяснено, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья, либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.

Согласно статье 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции. Семейная жизнь в понимании статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и прецедентной практики Европейского Суда по 8 правам человека охватывает существование семейных связей как между супругами, так и между родителями и детьми, в том числе совершеннолетними, между другими родственниками. Статьей 38 Конституции Российской Федерации и корреспондирующими ей нормами статьи 1 Семейного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что семья, материнство, отцовство и детство в Российской Федерации находятся под защитой государства.

Семейное законодательство исходит из необходимости укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав, возможности судебной защиты этих прав (пункт 1 статьи 1 Семейного кодекса Российской Федерации).

Из Конвенции о защите прав человека и основных свобод в ее взаимосвязи с нормами Конституции Российской Федерации, Семейного кодекса Российской Федерации, положениями статей 150, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что семейная жизнь, семейные связи — это неимущественное благо, относящееся к категории неотчуждаемых и непередаваемых иным способом нематериальных благ, принадлежащих каждому человеку от рождения или в силу закона.

В случае причинения вреда жизни и (или) здоровью гражданина требования о компенсации морального вреда могут быть заявлены родственниками и другими членами семьи такого гражданина, поскольку, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи, возможно причинение лично им (то есть членам семьи) нравственных и физических страданий (морального вреда) в связи с причинением вреда здоровья их близкому родственнику.

В данном случае право у членов семьи лица, которому причинен вред жизни или здоровью, возникает в связи со страданиями, перенесенными ими вследствие нарушения принадлежащих им неимущественных благ, в том числе семейных связей.

В силу абз. 3 п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», при рассмотрении дел о компенсации морального вреда, в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда.

Согласно пункту 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 при рассмотрении требований о компенсации причиненного гражданину морального вреда необходимо учитывать, что размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального ущерба, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

В постановлении Европейского Суда по правам человека от 18 марта 2010 г. по делу «М. (Maksimov) против России» указано, что задача расчета размера компенсации является сложной. Она особенно трудна в деле, предметом которого является личное страдание, физическое или нравственное. Не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль, физическое неудобство и нравственное страдание и тоску. Национальные суды всегда должны в своих решениях приводить достаточные мотивы, оправдывающие ту или иную сумму компенсации морального вреда, присуждаемую заявителю. В противном случае отсутствие мотивов, например, несоразмерно малой суммы компенсации, присужденной заявителю, будет свидетельствовать о том, что суды не рассмотрели надлежащим образом требования заявителя и не смогли действовать в соответствии с принципом адекватного и эффективного устранения нарушения.

Из изложенного следует, что моральный вред — это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, перечень которых законом не ограничен. К числу таких нематериальных благ относится жизнь, здоровье (состояние физического, психического и социального благополучия человека), семейные и родственные связи. В случае причинения гражданину морального вреда (физических или нравственных страданий) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Право на компенсацию морального вреда возникает при наличии предусмотренных законом оснований и условий ответственности за причинение вреда, а именно физических или нравственных страданий потерпевшего, то есть морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага, неправомерного действия (бездействия) причинителя вреда, причинной связи между неправомерными действиями и моральным вредом, вины причинителя вреда. Поскольку, предусматривая в качестве способа защиты нематериальных благ компенсацию морального вреда, закон (статьи 151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации) устанавливает лишь общие принципы для определения размера такой компенсации, суду при разрешении спора о компенсации морального вреда необходимо в совокупности оценить конкретные незаконные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности, учесть заслуживающие внимание фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон. При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении.

Судом первой инстанции установлено, что ДД.ММ.ГГГГ произошло дорожно-транспортное происшествие с участием водителя ФИО2., который управлял транспортным средством «Камаз <данные изъяты>» г/н <данные изъяты> с прицепом по улице <данные изъяты> в с. <данные изъяты>, и малолетних пешеходов Л.С.В. <данные изъяты> года рождения, и К.Р.Ю., <данные изъяты> года рождения, (сына ФИО1), которые скатились на снегокате по проезжей части переулка <данные изъяты> с выездом на ул. <данные изъяты>.

В результате повреждений, полученных в ДТП К.Р.Ю. умер ДД.ММ.ГГГГ (т. 1 л.д. 35, 36).

Из материалов дела следует, что собственником автомобиля Камаз <данные изъяты> г/н <данные изъяты> и прицепа к нему является ФИО3.(т. 3 л.д. 25-26)

Гражданская ответственность на данный автомобиль застрахована в АО СК «<данные изъяты>» по полису № сроком действия с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в отношении собственника ФИО3 и ФИО2. При этом в полисе указано, что автомобиль используется с прицепом. (т. 3 л.д. 27)

ФИО2 имеет право управления автомобилями данной категории, что подтверждается водительским удостоверением (т. 3 л.д. 108).

Согласно Товарно-транспортной накладной от ДД.ММ.ГГГГ, в момент ДТП ФИО2 как глава крестьянско-фермерского хозяйства перевозил принадлежащий ему товар — семечки, то есть использовал автомобиль с прицепом в своем интересе. (т. 3 л.д. 28)

ДД.ММ.ГГГГ (опечатка в тексте, указано ДД.ММ.ГГГГ.) следователем ССО по расследованию ДТП ГСУ ГУЦ МВД России по Самарской области майором юстиции ФИО было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по основаниям п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием в действиях водителя ФИО2. состава преступления. (т. 3 л.д. 131-132)

При рассмотрении дела судом были истребованы материалы проверки по факту ДТП №, оформленные в двух томах.

В соответствии с протоколом осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ место ДТП располагается в с. <данные изъяты> на пересечении проезжих частей ул. <данные изъяты> и переулка <данные изъяты>. Состояние дорожного покрытия – покрытие снегом.

Место ДТП располагается в зоне действия дорожного знака 5.31, устанавливающего ограничение скорости – 40 километров в час, и знака 1.23 – «Дети».

Согласно схемы ДТП водитель а/м Камаз с прицепом ФИО2 двигался по ул. <данные изъяты> в направлении автодороги <данные изъяты>. Слева по ходу его движения к улице <данные изъяты> примыкает переулок <данные изъяты>. Перед проезжей частью переулка <данные изъяты> – то есть одновременно по улице <данные изъяты> и по переулку <данные изъяты> расположен сугроб, высота которого измерена и указана – 2,0 метра.( т.3 л.д 112-130.)

Согласно протоколу осмотра транспортного средства, диагностических карт автомобиль Камаз и прицеп к нему находились в исправном состоянии были загружены семечками. (т. 3 л.д. 136-139)

Согласно Акту медицинского освидетельствования № водитель ФИО2 был трезв. (т. 3 л.д 134)

В соответствии с заключениями экспертов № от ДД.ММ.ГГГГ, № от ДД.ММ.ГГГГ Ж.А.А. № от ДД.ММ.ГГГГ эксперта П.А.А. водитель ФИО2 не располагал технической возможностью избежать наезда на пешеходов. (т. 3 л.д. 143-145 ;150-153; 53-63)

В соответствии с заключением повторной комиссионной экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ, выполненной экспертом ФИО и экспертом ФИО комиссией экспертов был произведен расчет исходя из установившегося замедления 2,9 м/с2, скорость при котором составила 54 км/час, остановочный путь 32 метра и водитель не располагал технической возможностью избежать наезда. (т. 3 л.д 176-178)

Истица ФИО1, является матерью К.Р.Ю. ДД.ММ.ГГГГ года рождения (т. 1 л.д. 34)

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о возложении обязанности по компенсации морального вреда на ответчика ФИО2. как на владельца источника повышенной опасности.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда первой инстанции.

Выражая несогласие с решением суда, заявитель в апелляционной жалобе указывает на завышенный размер подлежащей взысканию в пользу ФИО1 компенсации морального вреда.

При определении размера компенсации морального вреда в пользу ФИО1 в размере 400 000 рублей, суд первой инстанции исходил из обстоятельств ДТП, повлекшего гибель несовершеннолетнего К.Р.Ю.

Учтено, что в действиях ФИО2. отсутствует состав какого-либо преступления, административного правонарушения, а гибель К.Р.Ю. наступила в результате его собственной неосмотрительности, отсутствия надлежащего контроля со стороны старших членов семьи за нахождением малолетнего вне дома, а именно на проезжей части.

Судом первой инстанции принято во внимание, что с момента ДТП произошло более трех лет, сведений об обращении истицы за этот период (кроме 2 обращений в <данные изъяты> и <данные изъяты> года) в медицинские организации не представлено, а представленные медицинские документы не свидетельствуют о каких-либо неблагоприятных последствиях для истца или родившегося после ДТП ребенка. При этом судом учтено, что истец является матерью погибшего, учитывает психоэмоциональную привязанность между истцом и погибшим, подобная утрата, безусловно, является тяжелейшим событием в жизни, неоспоримо причинившим нравственные страдания, суд учитывает степень эмоционального потрясения истца в связи с потерей сына.

Также из решения суда усматривается, что судом учтены обстоятельства семейного и материального положения ответчика, изложенные им в ходе судебного разбирательства, и показаниями свидетелей.

Согласно представленным в материалы дела документам ответчик ФИО2 имеет на иждивении двоих малолетних детей ФИО ДД.ММ.ГГГГ года рождения и ФИО ДД.ММ.ГГГГ года рождения (т. 3 л.д. 36-37)

Согласно справке от ДД.ММ.ГГГГ № супруга ФИО2. — ФИО находится в отпуске по уходу за ребенком ФИО ( т. 3 л.д. 34).

Ответчик ФИО2, трудоустроен в ООО «<данные изъяты>» и среднемесячный доход за <данные изъяты> год составляет 38 032 руб. (т. 3 л.д. 93)

ФИО2, ранее не судим (т. 2 л.д. 226), по месту жительства и работы характеризуется исключительно положительно (т. 3 л.д. 16-18)

Разрешая заявленные требования, определяя ко взысканию указанный в решении размер компенсации морального вреда, суд первой инстанции правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

Судебная коллегия не усматривает оснований для иных выводов.

Доводы апелляционной жалобы ответчика сводятся к несогласию с размером взысканной судом компенсации морального вреда и не являются основанием для изменения решения. Разумность компенсации морального вреда является оценочной категорией, четкие критерии ее определения применительно к тем или иным видам дел не предусматриваются. В каждом конкретном случае суд вправе определить такие пределы с учетом конкретных обстоятельств дела.

По мнению судебной коллегии, определенный судом размер компенсации морального вреда 400 000 рублей является соразмерным причиненному вреду, не является заниженным и согласуется с принципами конституционной ценности жизни, здоровья и достоинства личности (ст. ст. 21 и 53 Конституции Российской Федерации), а также с принципами разумности и справедливости, позволяющими, с одной стороны, максимально возместить причиненный моральный вред, с другой — не допустить неосновательного обогащения потерпевшего.

Оснований для изменения размера компенсации морального вреда, взысканного в пользу истца, с учетом положений ч. 3 ст. 1083 ГК РФ, судебная коллегия не находит.

Доводы апелляционной жалобы ответчика не опровергают вывод суда о наличии правовых оснований для удовлетворения заявленного требования о взыскании компенсации морального вреда в определенном судом размере и направлены лишь на переоценку установленных судом обстоятельств, что в свою очередь не может являться основанием для изменения постановленного решения суда, поскольку при определении суммы компенсации морального вреда суд первой инстанции дал надлежащую оценку обстоятельствам, влияющим на размер взыскиваемой компенсации, оснований для несогласия с которой у судебной коллегии не имеется. Произведенное судом уменьшение суммы взыскиваемой компенсации по сравнению с заявленными исковыми требованиями, с учетом конкретных обстоятельств настоящего дела и доводов ответчика, не позволяет вынести суждение о завышенном размере взысканной судом компенсации.

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд ошибочно не применил положения ч. 2 ст. 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации, касаемо наличия грубой неосторожности самого потерпевшего, не могут быть приняты судебной коллегий во внимание, поскольку приведенные в жалобе мотивы основаны на неверном толковании норм материального права. Как верно указал суд, в действиях К.Р.Ю. отсутствует грубая неосторожность, поскольку в силу малолетнего возраста он не мог отдавать отчет своим действиям, а истица не является потерпевшей в данном ДТП, поэтому положения ст. 1083 ГК РФ к ней не подлежат применению.

Ссылок на какие – либо процессуальные нарушения, являющиеся безусловным основанием для отмены правильного по существу решения суда, апелляционная жалоба не содержит.

На основании выше указанного и, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Похвистневского районного суда Самарской области от 27 июня 2022 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу ФИО2, – без удовлетворения.

Определение суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Шестой кассационный суд общей юрисдикции через суд первой инстанции в течение трех месяцев.

Председательствующий:

Судьи:

Здес

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны ФИО участников дела изменены

Дата актуальности материала: 18.10.2022

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

Приказ Минсельхоза России от 02.11.2022 N 776 "Об утверждении порядка назначения лекарственных препаратов для ветеринарного применения, перечня лекарственных средств для ветеринарного применения, в том числе антимикробных препаратов для ветеринарного применения, отпускаемых по рецепту на лекарственный препарат или по требованию ветеринарной организации или организации (индивидуального предпринимателя), осуществляющей (осуществляющего) разведение, выращивание и содержание животных, формы рецептурного бланка на лекарственный препарат для ветеринарного применения, формы требования ветеринарной организации или организации (индивидуального предпринимателя), осуществляющей (осуществляющего) разведение, выращивание и содержание животных, порядка оформления таких рецептурного бланка и требования, их учета и хранения" (Зарегистрировано в Минюсте России 30.11.2022 N 71227)

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed