г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Санкт-Петербург, Спасский пер., д. 14/35, лит. А, офис 1304
АНТОНОВ
И ПАРТНЁРЫ
АДВОКАТСКОЕ БЮРО

Справка о причинах отмены в апелляционном порядке судебных постановлений по гражданским делам в первом полугодии 2014 года

Ошибки, послужившие основаниями для отмены и (или) изменения судебных постановлений в апелляционном порядке.

1. Ошибки в применении и толковании норм материального права.

Допускались ошибки в применении положений ст. 1064 ГК РФ, в соответствии с которой для наступления ответственности необходимо наличие состава правонарушения, включающего наступление вреда, вину причинителя вреда, противоправность поведения причинителя вреда и причинно-следственную связь между действиями причинителя вреда и наступившими у истца неблагоприятными последствиями.

Так, решение Свердловского районного суда г. Белгорода по делу по иску Р. к Обществу с ограниченной ответственностью «ЧОО «Витязь» о взыскании компенсации морального вреда отменено по следующим основаниям.

В зале ночного клуба 17 августа 2013 г. около 01 часа Р. столкнулся плечом с В., выразился в адрес последнего нецензурной бранью, на что В. левой рукой, сжатой в кулак, нанес один удар в область лица Р. От удара он упал и ударился задней левой частью головы об пол.

Постановлением следователя следственного отдела №2 СУ УМВД России по г.Белгороду от 28 декабря 2013 г. уголовное дело по факту причинения тяжкого вреда здоровью Р. по признакам состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.111 УК РФ, в отношении В. прекращено по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Ссылаясь на бездействие сотрудников ООО «ЧОО «Витязь», обязанных обеспечить безопасность и поддержание общественного порядка в помещении клуба, защищать персонал и гостей клуба от преступных посягательств на их жизнь и здоровье, просил взыскать с ответчика ООО «ЧОО «Витязь» компенсацию морального вреда в размере 2 000 000 руб.

Решением суда исковые требования признаны частично обоснованными. С ООО «ЧОО «Витязь» в пользу Р. взыскана компенсация морального вреда в размере 350 000 руб. По апелляционной жалобе ООО «ЧОО «Витязь» решение отменено судом апелляционной инстанции ввиду несоответствия выводов суда обстоятельствам дела, нарушением норм материального права (п. 3 , п. 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ).

Удовлетворяя частично исковые требования, суд исходил из того, что бездействие работников ответчика, обязанных обеспечить безопасность и поддержание общественного порядка в помещении АРТ-Клуба «Студия», защищать персонал и гостей клуба от преступных посягательств на их жизнь и здоровье, содействовать спокойной и благожелательной атмосфере в клубе, находятся в причинно-следственной связи с причинением истцу телесных повреждений, и в силу ч. 1 ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо обязано к возмещению вреда, причиненного его работником.

При этом судом не было учтено, что для наступления деликтной ответственности, предусмотренной ст. 1064 ГК РФ, и являющейся видом гражданско-правовой ответственности, необходимо наличие состава правонарушения, включающего наступление вреда, вину причинителя вреда, противоправность поведения причинителя вреда и причинно-следственную связь между действиями причинителя вреда и наступившими у истца неблагоприятными последствиями.

В рассматриваемом случае заявленные требования о компенсации морального вреда мотивированы наличием у истца физических и нравственных страданий в связи с повреждением здоровья. Между тем, в оспариваемом решении не указано: какое именно правонарушение совершил ответчик в лице своих работников, в чём конкретно заключается противоправное бездействие сотрудников «ЧОО «Витязь», повлекшее нарушение прав и законных интересов истца.

В соответствии с п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 20.12.1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» потерпевший, то есть лицо, которому преступлением причинён моральный вред, вправе предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда при производстве по уголовному делу.

Нельзя согласиться с выводом суда, что вина ответчика (его работников) заключается в том, что ответчик (его работники), осуществляя охранную деятельность, допустил саму возможность причинения истцу вреда здоровью. В данном случае при осуществлении услуг по поддержанию общественного порядка в помещении АРТ-Клуба «Студия» никаких противоправных действий либо бездействия со стороны ответчика или его работников допущено не было. Доказательства иного с учётом требований процессуального закона об их относимости и допустимости суду представлено не было.

Как следует из материалов дела, вред здоровью истца был причинён в результате нанесения ему непосредственно В. одного удара кулаком в лицо, т. е. в результате умышленных противоправных действий, а не бездействия ответчика. В такой ситуации предвидеть умысел причинителя вреда В. и пресечь этот удар работники ответчика не могли. В момент нанесения удара истцу работники ответчика находились на своих рабочих местах, незамедлительно оказались на месте происшествия, пресекли возможность продолжения со стороны В. противоправных действий и оказали потерпевшему помощь. Данный факт истцом не опровергнут. Поскольку работниками ООО «ЧОО «Витязь» не были вызваны сотрудники полиции и скорая медицинская помощь по просьбе самого потерпевшего, то указанное обстоятельство также не может свидетельствовать о незаконном бездействии ответчика и само по себе не находится в причинно-следственной связи с наступившими последствия в виде причинения тяжкого вреда здоровью истцу.

Не всегда учитывалось, что юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935 ГК РФ), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Так, отменено решение Чернянского районного суда по делу по иску ОСАО «Ингосстрах» к К. по следующим основаниям.

10.06.2011 г. К., управляя автомобилем КАМАЗ 54622 нарушил Правила дорожного движения РФ, в результате чего совершил столкновение с автомобилем ВАЗ 111830, принадлежащем Л., с последующим столкновением с автомобилем Ситроен С4, под управлением собственника М. и автомобилем Шевроле Клан, р/знак Е760ТЕ/71, принадлежащим В. Транспортные средства получили повреждения. Постановлением должностного лица К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.15 КоАП РФ. Гражданская ответственность причинителя вреда на момент дорожно-транспортного происшествия (согласно справке о дорожно-транспортном происшествии) была застрахована в ООО «Росгосстрах», и по договору добровольного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. ОСАО «Ингосстрах», застраховавшее принадлежащий М. по договору добровольного страхования транспортного средства автомобиль Ситроен С4, выплатило ООО «Ситроен Центр Москва», осуществившему ремонт указанного автомобиля, 96685 руб. 38 коп. С учетом износа стоимость восстановительного ремонта составляет 91020 руб. 15 коп. ООО «Росгосстрах» перечислило ОСАО «Ингосстрах» страховое возмещение в сумме 40000 руб. Ссылаясь на недостаточность страхового возмещения, положения статьи 965 ГК РФ, уклонение в добровольном порядке выплатить разницу между страховым возмещением и суммой ущерба, ОСАО «Ингосстрах» обратилось с иском в суд, в котором просило взыскать с К. 51020 руб. 15 коп., расходы по оплате госпошлины в сумме 1730 руб. 61 коп. Решением суда иск удовлетворен.

В нарушение части 2 статьи 56 ГПК РФ суд к числу юридически значимых обстоятельств, имеющих значение для дела, не отнес сумму страхового возмещения, выплаченного ООО «Росгосстрах» всем потерпевшим в дорожно-транспортном происшествии, имевшим место 10.06.2011 г. по вине водителя К., управлявшего автомобилем КАМАЗ 54622, бремя доказывания этих обстоятельств не распределил, данные обстоятельства не выяснил. Вместе с тем, как следует из ответа ООО «Росгосстрах» и приложенных к нему документов, полученных на основании запроса областного суда, по факту дорожно-транспортного происшествия филиалом указанной страховой компании в Тульской области были произведены страховые выплаты В. — 67711 руб. 90 коп. 14.02.2012 г. и 64588 руб. 10 коп. 04.07.2011 г. Из них 120000 руб. — страховое возмещение и 12300 руб. судебные расходы. В порядке суброгации, в рамках лимита, установленного пунктом «б» статьи 7 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» филиалом страховой компании в Москве и Московской области была произведена выплата.

ОСАО «Ингосстрах» в размере 40000 руб. Кроме того, филиалом ООО «Росгосстрах» в Тульской области, во исполнение договора добровольного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, 08.02.2012 г. В. выплачено страховое возмещение в сумме 111270 руб.

Таким образом, обязательства по договору добровольного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств от 09.05.2011 г. ООО «Росгосстрах» в полном объеме не были исполнены, в силу чего правовых оснований для возложения на К. обязанности по возмещению вреда по правилам статьи 1072 ГК РФ не имеется.

Не в каждом случае учитывались юридически значимые обстоятельства по делам с требованиями о взыскании компенсационной выплаты в счет возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего.

Решение Октябрьского районного суда г.Белгорода, которым удовлетворен иск М. к НО «Российский Союз Автостраховщиков» о взыскании компенсационной выплаты было отменено по следующим основаниям.

В г. Белгород по вине Д., управлявшей автомобилем ВАЗ-21093, произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого был поврежден принадлежащий М. автомобиль Мицубиси Паджеро Спорт.

ЗАО СК «Русские Страховые Традиции», застраховавшее гражданскую ответственность Д., решением Арбитражного суда г. Москвы от 09.04.2012г. признано банкротом.

Дело инициировано иском М., в котором он просил взыскать с Российского Союза Автостраховщиков компенсационную выплату в размере 52775 руб., а также расходы по экспертизе в сумме 12000 руб.

В соответствии с подпунктом «а» пункта 1 статьи 18 Федерального закона от 25.04.2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» компенсационная выплата в счет возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, осуществляется в случаях, если страховая выплата по обязательному страхованию не может быть осуществлена вследствие применения к страховщику процедуры банкротства, предусмотренной федеральным законом.

Как усматривается из представленных ответчиком документов, М. 28.01.2013 г. выдал на имя ООО «Торговый Дом Русмаркет» доверенность, удостоверенную К., временно исполняющей обязанности нотариуса Белгородского нотариального округа Белгородской области, на получение сумм компенсационной и страховой выплат, причитающихся за происшедший 21.12.2011 г. в г. Белгороде страховой случай с автомобилем Мицубиси Паджеро Спорт. На основании заявления ООО «Торговый Дом Русмаркет» от 12.03.2013 г. компенсационная выплата в сумме 52775 руб. выплачена обществу.

Таким образом, Российским Союзом Автостраховщиков обязательства по осуществлению компенсационной выплаты по страховому случаю, имевшему место 21.12.2011 г. в связи с повреждением принадлежащего истцу автомобиля Мицубиси Паджеро Спорт, были исполнены. Коллегия приняла новое решение об отказе в иске.

По требованиям о защите прав потребителей не принимались во внимание официальные разъяснения, приведенные в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Решение Губкинского городского суда Белгородской области, принятое по делу по иску Е. к ООО «Росгосстрах» о взыскании страхового возмещения, штрафа, отменено.

В г. Губкин Р., управляя автомобилем ВАЗ 21040 , в нарушение п. 13.11 Правил дорожного движения Российской Федерации не уступил дорогу приближающемуся справа автомобилю ВАЗ 21124 под управлением Е., что привело к столкновению автомобилей. В результате дорожно-транспортного происшествия автомобиль ВАЗ 21124 поврежден. Е. направил почтой заявление ООО «Росгосстрах» о выплате страхового возмещения страховщику гражданской ответственности владельца транспортного средства ВАЗ 21040, которое удовлетворено не было.

03.04.2013г. В. умер. Его наследник Е. инициировала судебное разбирательство, предъявив иск к ООО «Росгосстрах» о взыскании страхового возмещения, штрафа. Решением суда с ООО «Росгосстрах» в пользу Е. взысканы 55 427 руб. в возмещение материального ущерба, судебные расходы. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Судом первой инстанции установлено, что Е., являясь наследником умершего Е., унаследовала имущественное право требования выплаты страхового возмещения, но поскольку с заявлением о выплате такового обращался наследодатель, истице непосредственно страховая компания не отказывала в выплате страхового возмещения, то у Е. не возникло права на взыскание штрафа за неудовлетворение требований потребителя в добровольном порядке.

При этом, правами, предоставленными потребителю Законом и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами, а также правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации пользуется не только гражданин, который имеет намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий товары (работы, услуги), но и гражданин, который использует приобретенные (заказанные) вследствие таких отношений товары (работы, услуги) на законном основании (наследник, а также лицо, которому вещь была отчуждена впоследствии, и т.п.) (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 г. №17).

Таким образом, наследник В. — Е., в пользу которой взыскано страховое возмещение решением суда, в силу п. 6 ст. 13 Закона «О защите прав потребителей» имеет право на взыскание с ответчика штрафа за неудовлетворение требований потребителя в добровольном порядке в размере 50% от присужденной суммы, что составляет 27713,50 руб.

По требованиям о признании права собственности не учитывались требования закона о необходимости наличия факта государственной регистрации права у продавца на отчуждаемый объект недвижимости при его продаже покупателю.

Так, решение Валуйского районного суда по делу по иску И. к ОАО имени «Генерала Ватутина» о признании права собственности на здание по договору купли-продажи отменено в связи с существенными нарушениями норм материального права.

08.08.2007 г. И. заключила договор купли-продажи с ОАО имени «Генерала Ватутина», согласно которому она приобрела в собственность здание тракторной мастерской (ПТО).

Зарегистрировать за собой право собственности в предусмотренном законном порядке истица не может в виду отсутствия у ответчика правоустанавливающих документов на приобретенное недвижимое имущество.

Дело инициировано иском И., которая просит признать за ней право собственности на здание мехмастерской площадью 948,6 кв.м.

За И. признано право собственности на здание мехмастерской.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции исходил из того, что истец является добросовестным приобретателем, поскольку им соблюдены все условия договора купли-продажи, сделка по приобретению здания тракторной мастерской (ПТО) является состоявшейся, ввиду чего у истца возникло право собственности на указанный объект недвижимости.

Такой вывод противоречит закону.

В соответствии со ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежит права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. В том числе право отчуждать его в собственность другим лицам. Поскольку факт отсутствия зарегистрированного права на спорный объект недвижимости за ОАО имени «Генерала Ватутина» подтвержден и не оспаривался сторонами в ходе судебного разбирательства, то на основании ст. 131 ГК РФ судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии надлежащего собственника у данного объекта, право собственности на которое подлежит обязательной государственной регистрации. На основании ст. 550 ГК РФ договор продажи недвижимости заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (п. 2 ст. 434 ГК РФ). Сделка по отчуждению имущества, совершенная лицом, не являющимся собственником, не соответствует требованиям названных норм закона и в силу ст. 168 ГК РФ ничтожна.

Таким образом, без регистрации права собственности ОАО имени «Генерала Ватутина» не имело право отчуждать данное имущество, а у истца такое право не возникло в силу ч. 2 ст. 223 ГК РФ и по основаниям п. 1 ст. 166 ГК РФ, такая сделка не порождает тех юридических последствий для которых заключалась.

Выводы суда о том, что истица является добросовестным приобретателем, несостоятельны.

При заключении договора истица знала, что право собственности на спорное имущество за продавцом ОАО имени «Генерала Ватутина» не зарегистрировано (п.3.4 Договора), в связи с чем, на покупателя по данной сделке не может распространяться режим добросовестного покупателя.

По требованиям, связанным с самовольными постройками, допускались существенные нарушения норм материального закона при очевидных и не вызывающих сомнений обстоятельствах.

Решение Корочанского районного суда Белгородской области по делу по иску ОАО «МРСК Центра» к Г. о сносе самовольного строения, встречному иску Г. к ОАО «МРСК Центра» об устранении препятствий в пользовании земельным участком, переносе опоры линии электропередач с территории земельного участка Г., которым исковые требования ОАО «МРСК Центра» «Белгородэнерго» признаны необоснованными и отклонены, а встречные исковые требования Г. удовлетворены, отменено по следующим основаниям.

Постановлением Правительства РФ от 24 февраля 2009 г. N 160 «О порядке установления охранных зон объектов электросетевого хозяйства и особых условий использования земельных участков, расположенных в границах таких зон», утверждены Правила установления охранных зон объектов электросетевого хозяйства и особых условий использования земельных участков, расположенных в границах таких зон. Земельные участки, входящие в охранные зоны электрических сетей, не изымаются у землепользователей и используются ими для проведения сельскохозяйственных и иных работ с обязательным соблюдением требований настоящих Правил. В охранных зонах электрических сетей без письменного согласия предприятий (организаций), в ведении которых находятся эти сети, запрещается производить строительство, капитальный ремонт, реконструкцию или снос любых зданий и сооружений. Спорная линия электропередачи введена в эксплуатацию в 1980 году. Г. приобрел в собственность земельный участок, на котором расположена спорная опора линии электропередачи, 11 октября 2011 г. по договору дарения. Таким образом, получая земельный участок в дар, Г. видел, что земельный участок имеет обременения, и согласился дар принять. Изменений в план застройки не вносил, однако возвел спорный гараж с нарушением линии застройки, расположив сооружение гаража в пределах охранной зоны ЛЭП, которая составляет 10 м. в обе стороны от крайних проводов при вертикальном их положении. Нарушение охранной зоны ЛЭП подтверждено и в суде апелляционной инстанции, что отражено в протоколе судебного заседания. Письменного решения о согласовании размещения объекта, предусмотренного п.п. 10,11 названных выше Правил, Г. не получено, с заявлением о согласовании он в ОАО МРСК «Центра» не обращался. Кроме того, Г. возвел спорный гараж с нарушением выданного разрешения на строительство. При таком положении, доводы ОАО МРСК «Центра» о самовольном возведении Г. спорного гаража являлись обоснованными. Нарушения права пользования Г. земельным участком не имелось. Он был вправе пользоваться земельным участком с учетом наличия охранной зоны ЛЭП. Основания к удовлетворению иска по правилам ст. 304 ГК РФ отсутствовали. Ссылка Г. на то, что право собственности на гараж зарегистрировано в установленном порядке с выдачей ему соответствующего свидетельства, не является основанием ни к отказу в иске о сносе гаража, ни к удовлетворению иска об устранении препятствий в пользовании земельным участком. Регистрация права собственности на спорный гараж не изменяет статуса спорной постройки как самовольной. В случае, когда недвижимое имущество, право на которое зарегистрировано, имеет признаки самовольной постройки, наличие такой регистрации не исключает возможности предъявления требования о его сносе. В мотивировочной части решения суда об удовлетворении такого иска должны быть указаны основания, по которым суд признал имущество самовольной постройкой. Решение суда об удовлетворении иска о сносе самовольной постройки в данном случае служит основанием для внесения записи в ЕГРП о прекращении права собственности ответчика на самовольную постройку (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

С учетом изложенного выводы решения о возложении на ОАО МРСК «Центра» обязанности по переносу опоры ЛЭП за пределы земельного участка Г. не основаны на законе. Решение в части встречного иска Г. отменено с принятием по делу нового решения об отказе в иске.

Не всегда выполнялись положения закона при разрешении споров о признании постройки самовольной и ее сносе, встречному иску о признании права собственности на реконструированное жилое помещение, где судом по существу разрешился вопрос, несвойственный его функции осуществления правосудия.

Решение Октябрьского районного суда г.Белгорода по делу по иску П. к М. о признании постройки самовольной и ее сносе, встречному иску М. к П., администрации г.Белгорода о признании права собственности на реконструированное жилое помещение отменено в части возложения на М. обязанности демонтировать кровлю второго этажа пристройки к квартире дома № по ул.*** в г.Белгороде и привести данную кровлю в соответствие с требованиями строительных норм и правил с вынесением в этой части нового решения о сносе М. за счет собственных средств самовольной пристройки к квартире дома № по *** в г.Белгороде.

П. является собственником квартиры, расположенной в жилом доме № по *** в г.Белгороде. Собственником расположенной этажом ниже в том же доме квартиры является М., которая реконструировала свое жилое помещение путем возведения к жилой комнате и кухне пристройки.

П. обратилась в суд с иском о признании строения (пристройки), примыкающего к квартире, самовольной постройкой, просила возложить на М. обязанность своими силами и средствами снести ее, взыскать с ответчика судебные расходы, в обоснование своих требований сослалась на те обстоятельства, что реконструкция была проведена без согласия собственников жилого дома, в нарушение строительных, санитарных, противопожарных норм и правил, указывала также на ухудшение условий проживания, так как на крыше пристройки ответчика собирается мусор и осадки, от чего сыреет стена в квартире и портятся обои, летом крыша нагревается от солнца, в результате невозможно открыть окна и проветрить жилое помещение истицы.

М. подала встречный иск о признании права собственности на реконструированное жилое помещение, указав, что самовольно возведенная в квартире пристройка не нарушает законных прав и интересов других граждан, возможность сохранения квартиры в реконструированном состоянии подтверждается заключениями ООО «Строительно-Монтажное предприятие», ОАО «Белгородоблгаз», ООО «НПЦ Аудит безопасности», ФГУ «Центр гигиены и эпидемиологии в Белгородской области», а 29.09.2012г. собственниками жильцов дано согласие на уменьшение размера общей собственности дома.

Решением суда первоначальные требования удовлетворены в части, встречный иск отклонен. На ответчика-истца возложена обязанность за счет собственных средств демонтировать кровлю второго этажа пристройки к квартире дома № по ул.*** в г.Белгороде, привести данную кровлю в соответствие с требованиями строительных норм и правил путем снятия самой кровли, разбора кирпичной кладки пристройки второго этажа таким образом, чтобы после повторного устройства кровли верхняя отметка ската крыши пристройки была ниже отметки пола третьего этажа квартиры №, а уклон крыши должен превышать 12 градусов. Установлен срок демонтажа кровли пристройки к квартире, т.е. не позднее одного месяца с момента вступления решения в законную силу.

Принимая решение о возложении на М. обязанности привести кровлю спорного строения в соответствие со строительными нормами и правилами, суд первой инстанции вышел за пределы заявленных истцом требований, по существу разрешил вопрос, несвойственный его функции осуществления правосудия.

В процессе возведения собственником квартиры самовольной пристройки было произведено изменение параметров жилого помещения, а именно — обустроен вход через пристройку на кухню и в жилую комнату. Указанное обстоятельство квалифицируется как реконструкция объекта капитального строительства согласно ст. 1 ГрК РФ и для ее произведения необходимо получение разрешения в соответствии со ст. 51 ГрК РФ. В судебном заседании ответчиком-истцом не отрицалось, что такого разрешения получено не было. Таким образом, возведенная пристройка к квартире имеет признаки самовольной постройки (ч.1 ст. 222 ГК РФ).

Отказывая М. в удовлетворении ее требований о признании права собственности на реконструированное жилое помещение, суд первой инстанции обоснованно исходил их доказанности тех обстоятельств, что при возведении пристройки под лит. а3 допущены существенные нарушения градостроительных и строительных норм и правил.

Техническое заключение, на которое ссылается ответчик-истец, касается состояния основных несущих конструкций жилого помещения пристройки и не содержит суждения квалифицированного лица относительно соответствия спорного строения строительным нормам и правилам. Напротив, в материалы дела представлено заключение Воронежского центра судебной экспертизы от 31.05.2013г. №56-Б, согласно которому имеются нарушения строительных норм и ГОСТов в отношении обустройства крыши на спорном строении.

Кроме того, требования к объектам капитального строительства регламентируются не только нормами СНиП 31-01-2003, но и другими техническими правилами и нормами. Согласно п. 4.2.4.9 «Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда», утвержденных Постановлением Госстроя России от 27 сентября 2003 г. N 170, в стенах крупнопанельных и крупноблочных зданий не допускается расширять и пробивать проемы.

Других доказательств в подтверждение доводов о безопасности выполненной реконструкции, стороной ответчика-истца не представлено (ст. 56 ГПК РФ). Поскольку суд пришел к выводу о доказанности нарушения прав и интересов третьих лиц возведением спорной постройки, соответствующие выводы о скапливании осадков и нагревании поверхности в летнее время также содержались в заключении Воронежского центра судебной экспертизы, то оснований для удовлетворении требований М. не имелось. Указывая на необходимость назначения экспертизы для устранения противоречий, имеющихся, по мнению М., в представленных сторонами заключениях, судом не было учтено, что техническое заключение ООО «Строительно-Монтажное Предприятие» от 24.12.2012г. касалось только характеристики несущих конструкций жилого помещения пристройки и не содержало никаких выводов относительно нарушения прав и интересов третьих лиц, что в соответствии с положениями ст. 222 ГК РФ является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требований о признании права на самовольную постройку. Вместе с тем, придя к выводу о доказанности нарушения прав П. размещением спорной пристройки, суд первой инстанции посчитал, что полным устранением нарушения ее прав как собственника квартиры будет являться приведение кровли строения в положение, соблюдающее права и интересы истца-ответчика.

Статьей 12 ГК РФ определены способы защиты гражданских прав, перечень которых не является исчерпывающим. Выбор способа защиты нарушенного права принадлежит исключительно истцу и в силу ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд не может выйти за переделы требований сторон.

Требований о приведении постройки в состояние, соответствующее строительным нормам и правилам, истцом заявлено не было, такая возможность в предмет доказывания по делу не входила, на обсуждение сторон не выносилась.

По делам об оспаривании отказа в государственной регистрации перехода права собственности на земельный участок судами не всегда принимались во внимание фактические обстоятельства и материалы, имеющиеся в деле.

Решение Октябрьского районного суда г.Белгорода по делу по заявлению В. об оспаривании отказа Управления Росреестра по Белгородской области в государственной регистрации перехода права собственности на земельный участок, которым требования удовлетворены, отменено по следующим основаниям.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что на основании нотариальной доверенности от 07.11.2012 г. А. имел право на подачу любых заявлений от имени В., в том числе и заявления о государственной регистрации перехода права собственности.

Основания для отказа в государственной регистрации прав, перехода или прекращения прав на недвижимое имущество установлены ст.20 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

В частности, в государственной регистрации прав может быть отказано в случае, если не представлены документы, необходимые в соответствии с настоящим Федеральным законом для государственной регистрации прав, в случаях, если обязанность по представлению таких документов возложена на заявителя (абз.10 п.1 ст.20).

В нарушение вышеприведенных требований Федерального закона В. не была представлена доверенность, уполномочивающая А. на обращение с заявлением о проведении государственной регистрации перехода права собственности на земельный участок, принадлежащий В.

Обращаясь в территориальный орган Управления Росреестра от имени В., А. представил доверенность, удостоверенную нотариусом Белгородского нотариального округа Белгородской области.

Из содержания названной доверенности следует, что заявителю поручается представлять интересы доверителя в Управлении Росреестра по Белгородской области по вопросу получения и предоставления всех необходимых справок и документов, при этом подавать от его имени любые заявления, зарегистрировать право собственности на недвижимое имущество в Управлении Росреестра по Белгородской области, с правом получения свидетельства о государственной регистрации права и всех необходимых зарегистрированных документов, производить необходимые платежи, расписываться за него и совершать все действия, связанные с выполнением этого поручения.

Из системного толкования вышеизложенных положений доверенности следует, что А. был уполномочен подавать от имени В. заявления исключительно с целью проведения государственной регистрации права собственности самого доверителя на земельный участок. Перечисленные полномочия, доверенные представителю, расширительному толкованию не подлежали.

Таким образом, при отсутствии у А. полномочий на подачу заявления о государственной регистрации перехода права собственности на земельный участок от В. к А. государственный регистратор обоснованно отказал в проведении регистрационного действия.

Не во всех случаях правильно применялись нормы семейного права при рассмотрении споров о защите прав детей, при этом суды, по сути, подменяли органы государственного управления, уполномоченные разрешать спорный вопрос.

По делу по иску П. к С. об изменении фамилии ребенку решение Белгородского районного суда Белгородской области отменено по следующим основаниям.

28.12.2006 г. у П. родилась дочь П. в браке с отцом ребенка не состояла, дочери присвоена фамилия матери.

Решением Белгородского районного суда от 20.06.2007 г. установлено отцовство С. в отношении дочери В. С него взысканы алименты на содержание несовершеннолетнего ребенка.

Дело инициировано П. путем обращения с иском в суд, в котором она просила изменить фамилию ребенка на фамилию отца С.

Решением суда иск удовлетворен.

Право ребенка на изменение имени и фамилии установлено статьей 59 Семейного кодекса РФ и Федеральным законом от 15.11.1997 г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния».

Согласно пункту 1 статьи 59 Семейного кодекса РФ перемена имени ребенком, не достигшим возраста 14 лет, а также изменение фамилии на фамилию другого родителя производится по совместной просьбе родителей.

В соответствии с пунктом 4 статьи 58 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» перемена имени лицу, не достигшему возраста четырнадцати лет, а также изменение присвоенной ему фамилии на фамилию другого родителя производится на основании решения органа опеки и попечительства в порядке, установленном статьей 59 Семейного кодекса РФ.

Таким образом, законодателем определен орган, правомочный разрешать вопрос об изменении фамилии ребенка, не достигшего возраста 14 лет, которым является орган опеки и попечительства.

В случае несогласия с принятым решением заинтересованное лицо вправе обжаловать его в суд.

Ссылка в решении суда первой инстанции на пункт 3 статьи 58 упомянутого Федерального закона, согласно которой перемена имени лицом, не достигшим совершеннолетия, производится при наличии согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя, а при отсутствии такого согласия на основании решения суда, за исключением случаев приобретения лицом полной дееспособности до достижения им совершеннолетия в порядке, предусмотренном законом, неубедительна. Указанная норма закона регулирует вопрос изменения фамилии несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

Несовершеннолетней В. на момент рассмотрения спора было 7 лет, в силу чего суд не вправе был разрешать возникший спор в порядке искового производства.

При рассмотрении дел о лишении родительских прав и взыскании алиментов, определении места жительства ребенка также не всегда выводы в судебном решении соответствовали установленным обстоятельствам дела и правильно применялись нормы материального права.

Так, по делу по иску Г. к А. о лишении родительских прав и взыскании алиментов, определении места жительства ребенка, встречному иску об определении места жительства ребенка в апелляционном порядке отменено решение Октябрьского районного суда г.Белгорода в части отказа в удовлетворении требований о лишении А. родительских прав ввиду несоответствия выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушения или неправильного применения норм материального права или норм процессуального права.

Отказывая в удовлетворении требования о лишении родительских прав, суд исходил из того, что это является крайней мерой, кроме того, не установлено виновное поведение ответчика в отношении ребенка.

При этом судом было установлено, что мать ребенка С. лишена родительских прав на основании заочного решения Индустриального районного суда г. Хабаровска от 22.01.2009 г., вступившего в законную силу 10.02.2009 г., и по настоящее время не восстановлена в родительских правах.

С 14.04.2005 г. по 13.04.2009 г. А. находился в местах лишения свободы по приговору Индустриального районного суда г. Хабаровска от 23.12.2005г. за совершение преступлений, предусмотренных пунктами «а, г» части 2 статьи 161 и пунктом «а» части 2 статьи 163 УК РФ.

С 26.06.2006г. несовершеннолетняя дочь проживала в г.Хабаровске в семье приемных родителей А. –А. и П. Распоряжением председателя комитета по управлению Южным округом г.Хабаровска от 17.10.2007 г. Г. назначен опекуном несоверщеннолетней.

Из материалов дела следует, что после освобождения из мест лишения свободы А. воспитанием и содержанием своей несовершеннолетней дочери не занимался, проживал от нее отдельно, мер для восстановления родственных связей с ребенком не предпринимал.

После переезда дочери в г. Белгород А. никаких мер, направленных на изменение отношения к ребенку не предпринял.

По результатам диагностики, проведенной психологом МБУ «Центр социальной помощи семье и детям» г. Белгорода, ребенок не включает в состав своей семьи отца А.

Как следует из материалов дела, по приговору Индустриального районного суда г. Хабаровска от 26.03.2013 г., вступившему в законную силу, А. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного пунктами «а, б» части 3 статьи 30, части 2 статьи 228.1 УК РФ (покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенный группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, при этом преступление не доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам). Ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет без штрафа и без ограничения свободы, с отбытием наказания в исправительной колонии строгого режима. Реальное отбытие наказания А. отсрочено до достижения его ребенком четырнадцатилетнего возраста.

В нарушение требований статьи 67, части 4 статьи 198 ГПК РФ данные обстоятельства в решении суда первой инстанции не приведены, оценка доказательству не дана. По делу вынесено частное определение.

2. Процессуальные ошибки

Достаточно часто судами допускались нарушения норм процессуального права при разрешении вопроса о принятии искового заявления, его возврате.

Так, определением судьи Старооскольского городского суда Белгородской области исковое заявление Т. к А., обществу с ограниченной ответственностью «ЖЭУ-3» о признании недействительным протокола общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме оставлено без движения по основаниям части 1 ст. 136 ГПК РФ, поскольку не соответствовало требованиям ст.ст. 131-132 ГПК РФ, т.к. в исковом заявлении Т. предъявляет требования не к юридическому лицу, правомочному проводить общее собрание собственников, а к физическому лицу и не указывает, в чем заключается нарушение её прав, свобод и законных интересов от действий ответчика. Истице предложено в срок до 12 марта 2014г. устранить обстоятельства, послужившие основанием для оставления искового заявления без движения и предоставить в суд уточненное исковое заявление, оплаченное государственной пошлиной.

12 марта 2014г. во исполнение определения судьи от 28.02.2014г. в городской суд от Т. поступило исковое заявление к А. и обществу с ограниченной ответственностью «ЖЭУ-3» с теми же исковыми требованиями.

Определением судьи от 13 марта 2014г. исковое заявление со всеми приложенными к нему документами возвращено Т.

Абзацем 5 ст. 132 ГПК РФ предусмотрена обязанность заявителя приложить к исковому заявлению документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, копии документов для ответчиков и третьих лиц, если копии у них отсутствуют.

Согласно тексту искового заявления, к нему приложены: копия искового заявления для ответчика, копия протокола общего собрания от 01.09.2013г., копии свидетельства о регистрации права собственности, квитанции об оплате государственной пошлины.

Какие документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования (копии этих документов), не были приложены Т., в оспариваемом определении не указано.

Оставляя исковое заявление Т. без движения, судья привел содержание абз. 5 ст. 132 ГПК РФ, но не установил факта несоблюдения этой нормы при обращении в суд.

В обжалуемом определении лицом, чье исковое заявление подлежит возвращению со всеми приложенными документами, указана фамилия не заявителя, а другого лица.

На данный недостаток указано в частной жалобе. Не усмотрев в определении описки, суд первой инстанции после выполнения требований ст. 325 ГПК РФ направил материал в суд апелляционной инстанции.

По материалу по иску Х. к Белгородской таможне о признании незаконным отказа Белгородской таможни в выдаче ПТС на автоприцеп к легковому автомобилю отменено определение Грайворонского районного суда Белгородской области о возврате искового заявления по следующим основаниям.

Х. обратился в Грайворонский районный суд, сославшись на то, что сотрудники Белгородской таможни необоснованно отказали ему в выдаче ПТС на автоприцеп. Просил признать незаконным отказ Белгородской таможни в выдаче ПТС на автоприцеп к легковому автомобилю и признать его право на получение ПТС.

Возвращая заявление и ссылаясь на положения статей 28, 135 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судья исходил из того, что данное исковое заявление подсудно Свердловскому районному суду г. Белгорода.

Как усматривается из представленных материалов, Х. оспаривает отказ сотрудников Белгородской таможни в выдаче ПТС и просит восстановить нарушенное, по его мнению, право.

Несмотря на то, что требования Х. оформлены исковым заявлением, они являются публичными и подлежат рассмотрению в порядке глав 23-25 ГПК РФ.

Заявление об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего может быть подано гражданином в суд по месту его жительства или по месту нахождения органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, решение, действие (бездействие) которых оспариваются.

Таким образом, ч. 2 ст. 254 ГПК РФ для данной категории дел предусматривает альтернативную подсудность: по месту жительства гражданина или по месту нахождения органа, действия которого обжалуются. Право выбора суда принадлежит заявителю.

Как усматривается из заявления, Х. проживает по адресу: Белгородская область, Грайворонский район, с.Ивановская Лисица, и обратился в суд по месту своего жительства.

Наиболее часто процессуальные ошибки, повлекшие отмену судебных постановлений, связаны с ненадлежащим извещением лиц, участвующих в деле. При этом суд апелляционной инстанции, как правило, переходил к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК Российской Федерации.

Так, принятое по делу по иску С. к М. о взыскании ущерба, причиненного залитием квартиры решение Свердловского районного суда г.Белгорода было отменено ввиду рассмотрения дела в отсутствие ответчика, не извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания. В соответствии с указанным решением с М. в пользу С. взысканы в возмещение ущерба 48 000 руб., расходы по оплате услуг оценщика – 8000 руб., расходы по оплате услуг представителя – 10 000 руб., расходы по оплате госпошлины – 700 руб.

При этом определением судебной коллегии по гражданским делам апелляционной инстанции Белгородского областного суда от 18.02.2014 г. постановлено перейти к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК Российской Федерации.

По требованиям об обеспечении иска не всегда учитывалось, что институт обеспечения иска (ст.139 ГПК РФ) является средством, гарантирующим исполнение судебного решения, что по смыслу ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод рассматривается как составляющая часть судебного разбирательства.

Определением Корочанского районного суда Белгородской области по ходатайству Банка наложен запрет Н. на совершение действий, связанных с отчуждением недвижимого имущества, указанного в договоре об ипотеке, нежилого помещения, расположенного в г. Белгород, а также наложен арест на денежные средства, находящиеся на счетах Н., поступающие на его счета и корреспондентские счета банков на имя ответчика в пределах суммы иска.

16.01.2014г. от Н. поступило ходатайство об отмене обеспечительных мер, наложенных определением Корочанского районного суда Белгородской области от 31.10.2013г. в полном объеме, в связи с тем, что заключенный договор об ипотеке не соответствует требованиям закона, поэтому является ничтожным, так как предметом залога является недвижимое имущество, а земельный участок на котором расположены объекты недвижимости не обременен ипотекой, то есть наложены обеспечительные меры, превышающие исковые требования.

Определением Корочанского районного суда Белгородской области от 20.01.2014г. ходатайство Н. об отмене обеспечительных мер в части запрета совершать ему определенные действия, связанные с отчуждением недвижимого имущества, удовлетворено.

Удовлетворяя ходатайство Н. об отмене обеспечительных мер, суд указал на то, что сделка по договору об ипотеке совершена с нарушением п.3 ст. 340 ГК РФ, так как в договоре об ипотеке не указано кому принадлежит земельный участок и то, что земельный участок является предметом залога или будет передан в залог.

Между тем суд не учел, что на момент вынесения определения 20 января 2014г. решение суда ни в части удовлетворения исковых требований Банка, ни в части признания кредитного договора и договора об ипотеке недействительными, не вступило в законную силу, обстоятельства, послужившие основанием для принятия обеспечительных мер, не изменились, а потому правовых оснований для удовлетворения заявления об отмене мер по обеспечению иска не имелось. Вывод суда о том, что сделка по договору об ипотеке совершена с нарушением п. 3 ст.340 ГК РФ в настоящий момент преждевременна. Обеспечение иска допускается во всяком положении дел, если непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнения решения суда. Отмена мер по обеспечению иска повлечет возможную утрату эффективности судебного решения, реального и своевременного восстановления нарушенных прав Банка в случае удовлетворения заявленного им иска.

Допускались случаи повторного рассмотрения дела с тождественными требованиями, разрешенными судом ранее.

С. обратился в Октябрьский районный суд г. Белгорода с заявлением о признании незаконным бездействия сотрудников отдела полиции по Белгородскому району, выразившегося в непривлечении к административной ответственности водителя автомобиля марки «ВАЗ» модели «21110» Х.; в не проведении проверки по его заявлению и не вынесении по его заявлению постановления о привлечении к административной ответственности либо определения об отказе в возбуждении административного производства.

Решением суда требования удовлетворены.

При этом не учтено, что заявление С. об оспаривании бездействия должностных лиц ОМВД России по Белгородскому району, выразившегося в непривлечении к административной ответственности Х.; в непроведении проверки по его заявлению и невынесении по его заявлению постановления о привлечении к административной ответственности либо определения об отказе в возбуждении административного производства, являлось предметом рассмотрения Октябрьского районного суда г.Белгорода, которым 19.09.2013 г. было вынесено определение о прекращении производства по делу, а также судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда, 30.01.2014 г. отменившей определение суда первой инстанции с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении заявленных требований. При установлении факта нахождения в производстве дела по заявлению С. об оспаривании бездействия должностных лиц ОМВД России по Белгородскому району, поступившее 07.10.2013 г. аналогичное заявление указанного лица от 04.10.2013 г. подлежало оставлению без рассмотрения.

Допускались ошибки, свидетельствующие о нарушении принципа доступности правосудия и связанного с ним права на справедливое разбирательство.

Так, определением судьи Октябрьского районного суда г. Белгорода от 29.07.2013г. исковое заявление К. оставлено без движения, ему предложено в срок до 12.08.2013 г. уплатить государственную пошлину в сумме 400 рублей или представить справку из учреждения об отсутствии денежных средств на лицевом счете. На указанное определение судьи К. подана частная жалоба, которая оставлена без удовлетворения апелляционным определением Белгородского областного суда от 01.10.2013 г. Определением судьи от 14.10.2013г. иск К. возвращен по основанию, предусмотренному ч.2 ст. 136 ГПК РФ.

Определение отменено по следующим основаниям.

Для возвращения искового заявления по основанию, предусмотренному ч. 2 ст. 136 ГПК РФ, юридически значимыми являются обстоятельства, связанные с проверкой факта выполнения указаний судьи, перечисленных в определении об оставлении заявления без движения в срок в нем указанный. Возвращая исковое заявление, судья исходил из того, что заявителем не были устранены в установленный срок недостатки, указанные в определении судьи об оставлении искового заявления без движения, несмотря на то, что такая возможность у него имелась.

При этом не рассмотрено надлежащим образом ходатайство К. о продлении срока на устранение указанных судом недостатков в определении суда от 29.07.2013 г. об оставлении искового заявления без движения.

Как следует из искового материала определение от 29.07.2013 г. получено К. 16.08.2013 г., т.е. по истечении срока (12.08.2013г.), установленного для исправления недостатков. В этой связи К. обратился в Октябрьский районный суд г. Белгорода с заявлением о восстановлении судом процессуального срока, в котором указал на уважительность причин, по которым им был пропущен срок, предоставленный судом для исправления недостатков и в котором фактически ставил вопрос об его продлении.

Заявление подлежало рассмотрению судом, о чем было указано в апелляционном определении Белгородского областного суда от 01 октября 2013 г.

Между тем, поданное К. заявление о продлении срока для устранения недостатков надлежащим образом не разрешено, в резолютивной части определения суда отсутствуют выводы суда об удовлетворении либо об отказе в удовлетворении данного ходатайства.

Названное нарушение свидетельствует о нарушении принципа доступности правосудия и связанного с ним права на справедливое разбирательство, указывает на существенные нарушения норм процессуального права (п.4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ).

При разрешении вопроса об обеспечении иска ответчику, как равноправной с истцом стороне в гражданском процессе, не всегда предоставлялась возможность защиты его прав при применении мер по обеспечению иска.

МРИ ФНС России №8 по Белгородской области обратилась в суд с иском к Г. о взыскании задолженности по налогу на доходы физических лиц за 2012г. в размере 81250 руб., в обеспечение которого просила запретить ответчику совершать действия по отчуждению квартиры**** в г.Губкине.

Определением судьи от 12.05.2014 г. в удовлетворении ходатайства истца о принятии мер по обеспечению иска отказано.

Определение отменено в апелляционном порядке по следующим основаниям.

Институт обеспечения иска (ст.139 ГПК Российской Федерации) является средством, гарантирующим исполнение судебного решения, на тот случай, когда ответчик будет действовать недобросовестно или когда вообще непринятие мер может повлечь невозможность исполнения судебного акта, что по смыслу ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод рассматривается как составляющая часть судебного разбирательства.

Заинтересованное лицо должно иметь возможность не только обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права и охраняемого законом интереса, но и требовать реального исполнения вступившего в законную силу судебного акта.

При рассмотрении вопроса о применении обеспечительных мер необходимо учитывать, что истец и ответчик в равной мере обладают правом на судебную защиту. Это означает, в частности, что ответчику, как равноправной с истцом стороне в гражданском процессе, должна быть гарантирована возможность защиты его прав при применении мер по обеспечению иска. В противном случае еще до подтверждения судебным решением права истца на предмет спора ответчик при необоснованном заявлении к нему требования об обеспечении иска может оказаться в неблагоприятном по сравнению с истцом положении, поскольку принятие мер по обеспечению иска связано с материально-правовыми ограничениями и возможными убытками (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14.02.2002 № 4-П).

Отказывая в удовлетворении требований в принятии мер по обеспечению иска, судья исходил из того, что факт непринятия обеспечительных мер не свидетельствует о том, что решение по заявленным требованиям не может быть исполнено в дальнейшем. Подобный вывод противоречит общему правилу, предусмотренному ст.139 ГПК Российской Федерации.

Факт предъявления иска о взыскании денежной суммы в значительном размере стал известным ответчику. Следовательно, он может принять меры к тому, чтобы в случае удовлетворения заявленных налоговым органом требований решение не было исполнено, скрыть свое имущество, денежные средства, продать недвижимость и иное имущество, подлежащее регистрации, передать на хранение другим лицам и так далее.

Коллегия вынесла определение, которым запретила Г. совершать действия по отчуждению квартиры **** в г.Губкине.

Допускались ошибки при исследовании и оценке доказательств.

По делу по иску ОАО «Орловский социальный банк» в лице конкурсного управляющего Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» к М. о взыскании задолженности по кредитному договору и по встречному иску о признании недействительным ничтожного договора и взыскании денежной компенсации морального вреда было отменено решение Старооскольского городского суда Белгородской области, которым первоначальный иск отклонен, встречный удовлетворен в части: признан недействительным по признаку ничтожности кредитный договор. В остальной части требования М. отклонены.

Отказывая в иске, суд первой инстанции исходил из того, что согласно заключению специалиста от 25 декабря 2013 г. Воронежского регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации подписи в документах на заключение кредитного договора и получение денежных средств, выполнены не самой М., а другим лицом, в связи с чем, ответчица не может нести обязательств по погашению кредитной задолженности.

При этом судом не учтено следующее. В подтверждение заключения между сторонами указанного договора и получения М. кредитных денежных средств, истцом-ответчиком представлены в суд копия заявления-анкеты от 15.08.2013 г., копия кредитного договора, копия графика погашения кредита (приложение № 1 к кредитному договору), расходные кассовые ордера. Составленный истцом расчет кредиторской задолженности заемщик не оспорил и не представил суду как отвечающие требованиям допустимости, достоверности и достаточности доказательства неверного определения или завышения истцом размера кредиторской задолженности, так и альтернативный расчет (контррасчет) иного размера указанной задолженности.

При таком положении судебная коллегия пришла к выводу о том, что М. имеет перед ОАО «Орелсоцбанк» неисполненные обязательства по возврату основного долга, уплате процентов за пользование кредитом, неустойки в указанном выше размере.

Что касается представленного истицей заключения специалиста Воронежского регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации», то оно не принято в качестве доказательства по делу.

Представителем истца представлено экспертное заключение от 28 ноября 2013 г. выполненное экспертом Орловской лабораторией судебной экспертизы, согласно которому рукописная запись удостоверительного характера в дополнительном соглашении №1 к кредитному договору №1093-0057-11-Н от 22 августа 2011 г., заключенное между ОАО «Орелсоцбанк» в лице первого заместителя генерального директора Г. и М. от 10.10.2011 г. в графе «Заемщик» выполнены самой М.

Подписи от имени М. в следующих документах:

в заявлении-анкете заемщика/поручителя от имени М. в Орловский социальный банк от 15.08.2011г. в графе «Подпись клиента, «Подпись»,

в кредитном договоре №, заключенному между ОАО «Орловский социальный банк» в лице Первого заместителя генерального директора Г. и М. 22.08.2011г. в графе 6 «Юридические реквизиты сторон. М. (подпись)»,

в приложении №1 к кредитному договору — графике погашения кредита (в валюте кредита) от 23.08.2011г. в графе «Подпись клиента»,

в дополнительном соглашении №1 к кредитному договору № 1093-0057-11-Н от 22 августа 2011г., заключенному между ОАО «Орелсоцбанк» в лице Первого заместителя генерального директора Г. и М. от 10.10.2011г. в графе «Заемщик: М. (подпись)»,

Подписи от имени М. изображения, которых находятся в следующих документах:

в электрофотографической копии справки о доходах физического лица М. за 2011 год №112, выданной ООО «ТУРЫ РУ-ОСКОЛ» от 21.08.2011г. в графе «Директор М. (подпись)»,

в электрофотографической копии справки о доходах физического лица М. за 2011 год №111, выданной ООО ТК «Бизнес Центр-Тур» от 21.08.2011г. в графе «Директор М.. (подпись)»,

в электрофотографической копии справки о доходах физического лица М. за 2011 год №111, выданной ООО «Бюро путешествий «Кенгуру» от 21.08.2011г. в графе «Директор М. (подпись)», выполнены самой М.

В силу ч. 3 ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 настоящего Кодекса. Проанализировав два заключения в совокупности с иными доказательствами по делу, судебная коллегия принимает заключения эксперта Орловской лаборатории судебной экспертизы, на основе его должной квалификации и опыта познания в полиграфии, правомерности и обоснованности выводов экспертизы, поскольку она в отличие от первой экспертизы была проведена по подлинным документам в рамках уголовного дела, а не по их электрографическим копиям, что безусловно, могло повлиять на выводы эксперта, поскольку на экспертизу должны представляться подлинники исследуемых документов. Это требование обусловлено тем, что по фотокопиям документов, невозможно проводить техническое исследование, которое в соответствии с методикой судебно-почерковедческой экспертизы является обязательным этапом исследования подписей с целью установления, не выполнена ли подпись путем перекопирования.

Сомневаться в мотивированных выводах эксперта Орловской лаборатории судебной экспертизы оснований не имеется.

Допускались нарушения норм процессуального права при вынесении резолютивной части решения.

Так, по делу по иску Ч. к администрации Губкинского городского округа о предоставлении вне очереди благоустроенного жилого помещения по договору социального найма как лицу, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, Губкинский городской суд постановил решение, резолютивная часть которого содержит выводы о невозможности оставить исковые требования без удовлетворения, считая их преждевременными. Истице разъяснено право на обращение в отдел учета и распределения жилого фонда администрации Губкинского городского округа с заявлением о постановке её на учет в соответствии со ст. 52 ЖК РФ по основаниям п. 4 ч. 1 ст. 51 ЖК РФ.

Судебной коллегией вывод суда первой инстанции о невозможности предоставить истице жилое помещение по договору социального найма из муниципального жилищного фонда, т.к. она не признана малоимущей и не обращалась в орган местного самоуправления с заявлением о постановке на учет в качестве нуждающейся в предоставлении жилого помещения, признан правильным.

В то же время, в силу ч. 5 ст. 198 ГПК РФ резолютивная часть решения должна содержать четкие выводы суда об удовлетворении иска либо об отказе в удовлетворении иска полностью или в части.

Принятое судом решение, содержащее противоречивые выводы о невозможности оставить исковые требования без удовлетворения, считая их преждевременными, этим требованиям не отвечает.

Не всегда правильно определялся порядок судопроизводства, что влекло за собой нарушение прав граждан на судебную защиту.

П. обратился с заявлением об оспаривании действий отделения МОТОТРЭР УМВД России по Белгородской области по аннулированию регистрационных действий в отношении принадлежащего ему на праве собственности автомобиля. Определением Губкинского городского суда заявление П. оставлено без рассмотрения ввиду наличия спора о праве.

Такие выводы в определении не основаны на законе.

В соответствии с п. 2 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденных приказом МВД РФ от 24.11.2008 г. № 1001, ГАИ в соответствии с законодательством Российской Федерации осуществляет комплекс мероприятий, связанных с обеспечением допуска транспортных средств к участию в дорожном движении на территории Российской Федерации и за ее пределами. Регистрация транспортных средств осуществляется в целях обеспечения их государственного учета, надзора за соответствием конструкции, технического состояния и оборудования транспортных средств установленным требованиям безопасности, выявления преступлений и пресечения правонарушений, связанных с использованием транспортных средств, исполнения законодательства Российской Федерации.

Ссылка в определении на то, что регистрационные действия в отношении автомобиля П. аннулированы 5 отделением МОТОТРЭР УМВД России по Белгородской области в связи с признанием УГИБДД УМВД России по Псковской области недействительным ПТС на этот автомобиль, выданного ООО «Евро-трак», указывает не на спор о праве, а на создание препятствий к осуществлению гражданином его прав и свобод, связанных с обеспечением допуска транспортного средства к участию в дорожном движении. Какие-либо требования материально-правового характера, связанные с правами на автомобиль, приобретенный по договору купли-продажи от 27.07.2012 г., П. не заявлялись.

Таким образом, действия по аннулированию регистрационных действий в отношении принадлежащего ему на праве собственности автомобиля подлежат оспариванию в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ.

Имели место ошибки при разрешении дел об установлении юридических фактов и взыскании государственной пошлины.

По делу по иску С. к Управлению Федеральной миграционной службы России по Белгородской области об установлении факта проживания на территории РФ и признании гражданином РФ решение Свердловского районного суда г. Белгорода отменено по следующим основаниям.

С. инициировал судебное разбирательство, обратившись в Свердловский районный суд г. Белгорода с иском об установлении факта его проживания на территории Российской Федерации с 1999 года по настоящее время, признании его гражданином РФ. В обоснование своего требования указал, что в 1999 году он прибыл в Российскую Федерацию на территорию Белгородской области и с указанного периода постоянно проживает на территории РФ по адресу:***.

Решением суда исковые требования удовлетворены в части. Судом установлен факт проживания С. на территории РФ с 1999 года по настоящее время. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано. УФМС России по Белгородской области обязано выплатить в пользу заявителя в возмещение расходов по госпошлине 200 рублей.

Юридическим является факт, установление которого влечет для заявителя наступление каких-либо правовых последствий. Иные факты не подлежат установлению в судебном порядке.

Удовлетворяя заявление С. об установлении факта проживания на территории РФ с 1999 года, суд не привел ссылок на положения материального закона и не указал, какие правовые последствия наступают для заявителя с установлением данного факта. Из заявления С. в суд видно, что установление факта проживания на территории РФ необходимо ему для обращения в УФМС РФ с заявлением о предоставлении гражданства РФ. При этом он ссылается на положения Главы VIII.1. «Урегулирование правового статуса отдельных категорий лиц, находящихся на территории Российской Федерации» ФЗ «О гражданстве Российской Федерации». Однако из материалов дела видно, что заявитель до 11 мая 2010 года являлся гражданином Грузии, имел паспорт гражданина этой страны, в связи с чем, положения названной главы ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» к нему неприменимы. Он может быть принят в гражданство Российской Федерации в общем порядке по правилам ст. 13 названного Закона, в силу которого иностранные граждане и лица без гражданства, достигшие возраста восемнадцати лет и обладающие дееспособностью, вправе обратиться с заявлениями о приеме в гражданство Российской Федерации в общем порядке при условии, если указанные граждане и лица: а) проживают на территории Российской Федерации со дня получениявида на жительство и до дня обращения с заявлениями о приеме в гражданство Российской Федерации в течение пяти лет непрерывно, за исключением случаев, предусмотренных частью второй настоящей статьи. Срок проживания на территории Российской Федерации считается непрерывным, если лицо выезжало за пределы Российской Федерации не более чем на три месяца в течение одного года. Срок проживания на территории Российской Федерации для лиц, прибывших в Российскую Федерацию до 1 июля 2002 года и не имеющих вида на жительство, исчисляется со дня регистрации по месту жительства; б) обязуются соблюдать Конституцию Российской Федерации и законодательство Российской Федерации; в) имеют законный источник средств к существованию; г) обратились в полномочный орган иностранного государства с заявлениями об отказе от имеющегося у них иного гражданства. Отказ от иного гражданства не требуется, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации или настоящим Федеральным законом либо если отказ от иного гражданства невозможен в силу не зависящих от лица причин; д) владеют русским языком; порядок определения уровня знаний русского языка устанавливается положением о порядке рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации.

При таком положении, сам по себе факт проживания заявителя на территории РФ с 1999 года не влечет для него наступления таких правовых последствий, как принятие его в гражданство РФ по правилам Главы VIII.1 названного выше закона.

Так как установление факта проживания на территории РФ не влечет наступления правовых последствий, такой факт не является юридическим и в его установлении следует отказать.

Не основаны на положениях процессуального закона и выводы решения в части возложения на заинтересованное лицо обязанности по возмещению заявителю расходов на оплату государственной пошлины. Заявление в порядке особого производства может быть разрешено судом при отсутствии спора о праве. В связи с чем процессуальный закон не возлагает на заинтересованное лицо обязанности возместить заявителю расходы по госпошлине.

Допускались ошибки при разрешении вопроса о принятии апелляционной жалобы на судебное постановление, восстановлении пропущенного процессуального срока.

По делу по иску Е.и других к Г. о выселении из одного жилого помещения и вселении в другое, взыскании судебных расходов отменено определение Октябрьского районного суда г. Белгорода об оставлении без движения частной жалобы, поскольку оснований для оставления частной жалобы без движения, у судьи первой инстанции не имелось.

Решением Октябрьского районного суда г.Белгорода Г. выселен из комнаты площадью 17, 4 кв.м. и вселен в комнату площадью 12, 5 кв.м. в квартире дома, расположенного в г.Белгороде.

Определением судьи от 07.03.2014 г. апелляционная жалоба на вышеуказанное решение оставлена без движения, заявителю предложено в срок до 24.03.2014 г. устранить недостатки, оформить апелляционную жалобу с учетом требований статей 322, 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №13 от 19.06.2012 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции».

Не согласившись с определением судьи от 07.03.2014 г., заявитель 25.03.2014г. подал частную жалобу.

Определением судьи от 27.03.2014 г. его частная жалоба оставлена без движения.

Определение от 27.03.2014 г. отменено в апелляционном порядке.

Как следует из материалов дела, в оспариваемом определении суд привел положения статей 322, 323 ГПК РФ, но не указал в чем именно заключается несоответствие частной жалобы требованиям ст. 322 ГПК РФ и какие недостатки необходимо устранить.

Вместе с тем содержание жалобы полностью соответствует положениям указанной статьи.

Решением Шебекинского районного суда от 30 января 2014 г. иск Ф. к М., К. о выделе в натуре доли жилого дома удовлетворен.

12 февраля 2014 г. М. обратилась в Шебекинский районный суд с заявлением, в котором, ссылаясь на не возможность получения копии мотивированного решения по день подачи данного заявления, в связи с обращением, просила принять меры к обеспечению ее права на получение судебного решения.

14 февраля 2014 г. М. посредством SMS-сообщения, разъяснено, что она вправе обратиться в районный суд для получения копии мотивированного решения от 30 января 2014 г. По расписке, копию судебного постановления М. получила 18 февраля 2014 г. 12 марта 2014 г. М. подала в районный суд апелляционную жалобу на решение от 30 января 2014 г. Определением суда апелляционная жалоба М. на основании п.2 ч.1 ст.324 ГПК РФ возвращена в связи с истечением срока на подачу жалобы, в отсутствие ходатайства о восстановлении процессуального срока на ее подачу. М., как другие участники процесса присутствовала в судебном заседании при оглашении судом резолютивной части решения 30 января 2014 г. Тогда же лицам, участвующим в деле было разъяснено, что решение в окончательной форме будет изготовлено 03 февраля 2014 г. М. получила по независящим от нее причинам мотивированное решение суда от 30 января 2014г. только 18 февраля 2014г., после вышеуказанного обращения в суд 12 февраля т.г. Месячный срок для подачи апелляционной жалобы, как указано в обжалуемом определении подлежал исчислению не с 4 февраля 2014 г., а со следующего дня после получения М. разъяснений суда об изготовлении копии мотивированного решения и возможности его получения, т.е. с 14 февраля 2014 г.

Указанные обстоятельства оставлены судом при вынесении обжалуемого определения без внимания, что привело к неправильному определению истечения срока на подачу жалобы, который истек 14 марта 2014 г., а не как указано в определении 07 марта 2014 г. Апелляционная жалоба подана М. 12 марта 2014 г., т.е. в месячный срок со дня реального получения данной стороной процесса копии мотивированного решения.

Оспариваемое определение постановлено без учета разъяснений, содержащихся в п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2012 года №13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», положений ч.3 ст. 107, ст. 193, 199, 108, ч.2 ст. 321 ГПК РФ, по которым, срок на подачу апелляционной жалобы надлежит исчислять со дня, следующего за днем изготовления решения суда в окончательной форме.

Данных, подтверждающих то, что обжалуемое решение от 30 января 2014 г. было изготовлено судом в указанный в протоколе срок – 3 февраля 2014 г. и со следующего дня апеллянт имел возможность получить судебное постановление, в материалах дела не имеется. Отсутствуют указания о составлении мотивированного решения 03 февраля 2014 г. и в самом решении, что указывает на сомнительность выводов, приведенных в определении.

При разрешении вопроса о восстановлении срока на подачу замечаний на протокол судебного заседания не учитывались уважительные причины его пропуска.

По гражданскому делу по иску О. к Н., Е. о признании сделки недействительной, признании права собственности на часть общего имущества супругов определение Свердловского районного суда г.Белгорода отменено с вынесением нового о восстановлении пропущенного срока.

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода от 02.12.2013г. требования О. о признании договора дарения недвижимого имущества недействительным, признании права собственности на часть общего имущества супругов, признаны обоснованными.

19.12.2013 г. К. подал замечания на протокол судебного заседания от 02.12.2013 г. с ходатайством о восстановлении срока на их подачу.

Определением Свердловского районного суда г. Белгорода от 16 января 2014 г. К. в удовлетворении ходатайства отказано.

На основании п. 3 ст. 230 ГПК РФ протокол судебного заседания должен быть составлен и подписан не позднее чем через три дня после окончания судебного заседания, протокол отдельного процессуального действия — не позднее чем на следующий день после дня его совершения. В силу ст. 231 ГПК РФ лица, участвующие в деле, их представители вправе ознакомиться с протоколом и в течение пяти дней со дня его подписания подать в письменной форме замечания на протокол с указанием на допущенные в нем неточности и (или) на его неполноту.

Отказывая в удовлетворении ходатайства о восстановлении процессуального срока на подачу замечаний на протокол от 02.12.13 г. суд первой инстанции исходил из того, что в 15 часов 09.12.2013 г. представителю К. сообщено об изготовлении протокола, наличии возможности с ним ознакомиться и в случае необходимости подать на него замечания, однако, таким правом сторона ответчика в установленный срок не воспользовалась и доказательств уважительности причин пропуска срока суду не представила.

Между тем, ссылка суда на наличие возможности у представителя истца, начиная с 09.12.2013 г., ознакомиться с протоколом судебного заседания является несостоятельной, поскольку представитель истца не обязан был ежедневно являться в суд для ознакомления с материалами дела, ознакомился с ними и получил протокол судебного заседания на следующий день 10.12.2013г. Пятидневный срок на подготовку замечаний на протокол судебного заседания истекает в выходной день — 15.12.2013г. Следовательно, направление ответчиком по почте замечаний на протокол 16.12.2013г. является правомерным.

Протокол изготовлен и подписан 06.12.2013г., однако представитель об этом извещен 09.12.2013г., что лишило сторону ответчика подать замечания в установленный законом срок.

Судебная коллегия пришла к выводу, что срок на подачу замечаний на протокол с момента ознакомления с протоколом судебного заседания представителем истца пропущен по уважительной причине.

Имели место процессуальные ошибки при защите прав в исполнительном производстве.

Так, по делу по заявлению А. о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя Шебекинского РОСП УФССП России по Белгородской области решением суда в удовлетворении заявленных требований отказано. Судебная коллегия пришла к выводу о том, что принятое судом решение подлежит отмене, а заявление А. – оставлению без рассмотрения.

10.11.2012 г. судебным приставом-исполнителем Шебекинского РОСП УФССП России по Белгородской области в отношении должника Т. возбуждено исполнительное производство в рамках указанного исполнительного производства на автомобиль марки «Toyota» модели «Corolla» наложен арест с последующей передачей транспортного средства на хранение ООО «Дубравушка». А. обратилась в суд с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по аресту автомобиля, приобретенного ею у Т. по договору купли-продажи от 11.10.2013 г.; возложении на судебного пристава-исполнителя обязанности устранить допущенное нарушение прав путем снятия ареста и возврата подвергнутого аресту имущества.

В соответствии с ч.1 ст.442 ГПК Российской Федерации предусматривает, что заявление об отмене произведенного судебным приставом-исполнителем ареста имущества может быть рассмотрено судом в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений (гл.23 и 25 указанного Кодекса), с изъятиями, установленными ст.441 ГПК Российской Федерации, только в том случае, если такое заявление подано должником.

В случае же, когда судебным приставом-исполнителем наложен арест на имущество лиц, не принимавших участия в деле, защита прав данных лиц осуществляется судом в порядке искового производства, поскольку проверка правомерности оспоренных решений, действий судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на имущество предполагает разрешение спора, связанного с принадлежностью такого имущества (ч.2 ст.442 ГПК Российской Федерации).

Вопреки приведенным нормам закона суд рассмотрел требования лица, не принимавшего участия в деле, но имеющего притязания на подвергнутое аресту транспортное средство в порядке публичного судопроизводства.

Допускались ошибки при рассмотрении заявлений администрации ФКУ ИК УФСИН России по Белгородской области об установлении административного надзора.

Так, решение Свердловского районного суда г. Белгорода по гражданскому делу по заявлению администрации ФКУ ИК-5 УФСИН России по Белгородской области об установлении административного надзора за Б., освобождаемым из мест лишения свободы, в части установления административных ограничений отменено по следующим основаниям.

Приговором Орехово-зуевского городского суда Московской области от 13.03.2013г. Б. признан виновным в совершении двух преступлений, предусмотренных пунктом «а» части 3 статьи 158 УК РФ и ему с применением части 3 ст. 69 УК РФ назначено наказание в виде лишения свободы на срок 1 год 2 месяца с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Приговором суда в действиях Б. установлен опасный рецидив преступлений.

Администрация Федерального казенного учреждения «Исправительная колония №5 Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Белгородской области» (далее — ФКУ ИК-5 УФСИН России по Белгородской области), где Б. отбывал наказание, обратилась в суд с заявлением об установлении административного надзора за Б., освобождаемым из мест лишения свободы 12.05.2014г.

Решением суда заявление удовлетворено. В отношении Б. установлен административный надзор сроком на 6 лет, который исчислять со дня его постановки на учет в органе внутренних дел по избранному месту жительства или пребывания, и установлены предложенные администрацией исправительного учреждения административные ограничения.

В силу разъяснений, содержащихся в абзаце 5 пункта 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.06.2013г. № 22 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об административном надзоре», выбор конкретных административных ограничений не может носить произвольный характер, их применение должно быть направлено на обеспечение индивидуального профилактического воздействия. В частности, судом должны учитываться характер и степень общественной опасности совершенного поднадзорным лицом преступления (преступлений), его поведение за весь период отбывания наказания и поведение после освобождения из мест лишения свободы, семейное положение указанного лица, место и график его работы и (или) учебы, состояние здоровья, а также иные заслуживающие внимания обстоятельства. Например, если лицо осуждалось за совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения или в период отбывания наказания подвергалось взысканиям за употребление алкогольных напитков в исправительном учреждении, целесообразно рассмотреть вопрос о применении административных ограничений, запрещающих его пребывание в местах общественного питания, где осуществляется продажа спиртных напитков.

Необходимость применения предлагаемого ограничения должна доказываться заявителем. С учетом требований статей 131, 261.6 ГПК РФ, в заявлении об установлении административно надзора должно быть приведено надлежащее обоснование необходимости установления в отношении освобождаемого лица предлагаемых исправительным учреждением административных ограничений.

Судом было принято к рассмотрению не отвечающее этим требованиям заявление и в ходе судебного разбирательства представитель заявителя также не привел обоснование необходимости применения в отношении Б. предложенных административных ограничений.

Мотивы, по которым суд установил Б. предложенные исправительным учреждением административные ограничения, в решении, в нарушение требований части 4 статьи 198 ГПК РФ, не приведены. Суд формально сослался на отрицательную характеристику последнего по месту отбывания наказания.

Учитывая изложенное, судебная коллегия решение суда в части установления административных ограничений признала не соответствующим требованиям закона, подлежащим отмене по основаниям пункта 4 части 1 статьи 330 ГПК РФ.

Представленные заявителем доказательства не подтверждают необходимость установления в отношении Б. административного ограничения в виде запрещения посещения мест проведения массовых и иных мероприятий, и участия в указанных мероприятиях.

Преступления, за совершение которых Б. отбывал наказание по приговору суда от 13.03.2013г., совершены им не в общественном месте, тайно, в ночное время.

За время отбывания наказания Б. поощрений не имел, имел 1 взыскание за нарушение формы одежды. По прибытии в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Белгородской области трудоустроен не был, воспитательные мероприятия посещал под контролем со стороны персонала исправительного учреждения, положительных выводов из проводимой с ним воспитательной работы не делал, отношения поддерживал с отрицательно характеризующимися осужденными, своё преступное прошлое не осуждал и не исключал продолжение противозаконного образа жизни после освобождения.

В силу положений части 2 статьи 4 Федерального закона № 64-ФЗ установление административного ограничения в виде явки от одного до четырех раз в месяц в орган внутренних дел по месту жительства или пребывания для регистрации является обязательным.

Учитывая приведенные нормы закона и те обстоятельства, что Б. не исключает для себя продолжение противозаконного образа жизни, склонен к совершению преступлений в ночное время, в регионе, не являющимся его местом жительства, имеет неполное среднее образование, разведен, не работал, т.е. не имеет надежной основы для социальной адаптации в обществе, судебная коллегия установила в отношении Б. административные ограничения в виде обязательной явки в орган внутренних дел по месту жительства или пребывания для регистрации два раза в месяц, запрещения пребывания вне жилого помещения, являющегося местом жительства или пребывания, в период с 22 до 06 часов, отказав заявителю в удовлетворении заявления об установлении административного ограничения в виде запрещения посещения мест проведения массовых и иных мероприятий, и участия в указанных мероприятиях.

Одновременно с существенным нарушением норм процессуального права судом неправомерно применены нормы Закона РФ «О защите прав потребителей».

Так, дело по иску Л. к ООО «Промконтракт» о защите прав потребителя Октябрьским районным судом г.Белгорода суда рассмотрено без участия ответчика, не извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, решение отменено на основании п. 2 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ.

Кроме того, взыскав с ответчика излишне оплаченную стоимость недостающей площади квартиры – 221970 руб., неустойку – 15000 руб. и штраф – 10000 руб., а в местный бюджет государственную пошлину – 5669,7 руб., суд неправомерно применил к спорным правоотношениям положения Закона РФ «О защите прав потребителей».

Ответчик уступил истцу право требования на квартиру той же площадью, которая была поименована и в договоре долевого участия, заключенном им с застройщиком. По этой причине ответчик, заключив с истцом договор уступки права требования по договору долевого участия в инвестировании строительства, передал тем самым ему имущественное право требования от ЗАО «Жилищная проектно-строительная компания ЖБИ-3». При этом судом оставлено без внимания то обстоятельство, что само по себе увеличение ответчиком стоимости квадратного метра при уступке права требования по сравнению с аналогичной стоимостью, указанной в договоре долевого участия в инвестировании строительства жилья не свидетельствует о возможности применения к сложившимся правоотношениям Закона РФ «О защите прав потребителей».

Имели место случаи утверждения мировых соглашений за рамками заявленных требований, чем затрагивались права детей.

По делу по иску Н. к Л. об определении места жительства детей при раздельном проживании родителей определение Вейделевского районного суда об утверждении мирового соглашения отменено по следующим основаниям.

Н. и Л. являются родителями несовершеннолетних детей В. Брак между родителями расторгнут решением мирового судьи от 18.04.2011г.

Н. и Л. проживают раздельно.

В исковом заявлении с учетом уточнений Н. просил суд изменить место жительства сыновей с места жительства Л., проживающей по адресу: ***, на его место жительства по адресу***.

Определением суда утверждено мировое соглашение, по которому: несовершеннолетние дети, начиная с 01.05.2014 г. пребывают в течение одного календарного месяца по месту жительства отца, затем поочередно помесячно пребывают по месту жительства матери и отца. В случае болезни одного из детей во время пребывания у одного из родителей, родитель, у которого пребывают дети, обязан об этом незамедлительно оповестить другого родителя. В периоды школьных каникул, по половине летних, осенних, зимних и весенних каникул дети пребывают по месту проживания каждого из родителей. Дни рождения детей и другие праздники могут праздноваться как по месту проживания отца, так и по месту проживания матери. Отец обязуется участвовать в содержании детей в полном объеме независимо от места их пребывания, приобретать детям обувь, одежду и необходимые предметы домашнего обихода с учетом сезона и по мере необходимости. В период пребывания детей по месту жительства матери, она обязуется содержать детей в силу своих материальных возможностей. Отступление от условий настоящего соглашения возможно по взаимной договоренности между родителями и с учетом мнения детей. В случае невозможности исполнения сторонами условий данного соглашения ввиду объективных обстоятельств, стороны путем переговоров, при необходимости с участием органа опеки и попечительства, обязуются достигать договоренности с учетом возникших объективных обстоятельств. При возникновении споров о воспитании и содержании детей и разногласий между родителями разрешаются в присутствии органа опеки и попечительства. Условия настоящего мирового соглашения действуют до исполнения детям возраста десяти лет. Расходы по уплате государственной пошлины за подачу искового заявления в суд истец обязуется оплатить за счет собственных денежных средств в сумме 200 рублей. В соответствии с пунктом 3 статьи 65 Семейного кодекса РФ место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей. При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. При этом суд учитывает привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое). Согласно пункту 3 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 17.07.1995 г. №713, местом жительства является место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), социального найма либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 39 ГПК РФ истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением. Суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц. В нарушение приведенных положений закона суд не разрешил спор по существу, утвердив мировое соглашение не по заявленным требованиям, а за их рамками, фактически определив порядок общения родителей с детьми и порядок осуществления ими родительских прав.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Белгородского областного суда

Оригинал статьи взят здесь

Готовы доверить решение проблемы нам?

Ваше сообщение успешно отправлено.
Наши сотрудники свяжутся с Вами в ближайшее время.

Наша главная цель — помощь клиентам в решении существующих проблем и их профилактика в будущем.

Оставьте заявку на консультацию, чтобы убедиться в этом лично!

Мы работаем по всей России. Укажите Ваш город в комментарии

Отправляя форму вы соглашаетесь на обработку персональных данных

Отзывы

Получить консультацию юриста
x
Полезная информация
Сторонние сайты