г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Справка по изучению практики рассмотрения судами в 2016 – 2017 гг. дел, связанных с выполнением судами общей юрисдикции функций содействия и контроля в отношении третейских судов

  • Главная
  • Профессиональные новости
  • Справка по изучению практики рассмотрения судами в 2016 – 2017 гг. дел, связанных с выполнением судами общей юрисдикции функций содействия и контроля в отношении третейских судов

В соответствии с заданием Верховного Суда Российской Федерации, Самарским областным проведено изучение практики по рассмотрению гражданских дел, связанных с выполнением судами общей юрисдикции и арбитражными судами функций содействия и контроля в отношении третейских судов.

Проводилось изучение практики рассмотрения судами в 2016 – 2017 годах заявлений об отмене постановлений третейских судов предварительного характера о наличии у них компетенции (статья 422.1 ГПК РФ), об оспаривании решений третейских судов (глава 46 ГПК РФ), о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов (глава 47 ГПК РФ), а также дел, связанных с выполнением судами функций содействия в отношении третейского суда (глава 47.1 ГПК РФ).

Для проведения обобщения из районных судов Самарской области истребованы дела данных категорий за 2016 – 2017 годы.

Всего из районных судов Самарской области на обобщение поступило 167 материалов и гражданских дел.

Общее число дел, рассмотренных судами области в 2016-2017 годах, представленных на обобщение, составило по районным судам следующее количество.

Из 36 судов г. Самары и области, дела данной категории рассматривались в 25 судах, представивших на обобщение от 1 до 43 материалов и гражданских дел.

1.Обращение в третейский суд — альтернативный способ разрешения споров, возникающих между участниками гражданского оборота.

Третейские суды представляют собой один из важных демократических институтов современного гражданского общества России, который позволяет разрешать споры без обращения в государственные суды.

С 1 сентября 2016 года, фактически начался новый этап развития указанного правового института, что связано с вступлением в силу Федерального закона от 29.12.2015 N 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее — Закон об арбитраже). К возникшим после этой даты правоотношениям нормы Федерального закона от 24 июля 2002 года N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» не применяются.

Общеизвестно, что количество обращений в суды постоянно растет. Внесенные Законом об арбитраже изменения продолжают, на наш взгляд, общую законодательную тенденцию, направленную на стимулирование участников оборота к обращению в третейские суды, что позволит разгрузить государственные суды, что в конечном итоге должно позитивно отразиться на качестве рассмотрения остальных судебных дел, а также повысить доверие к альтернативным способам улаживания частноправовых споров, в данном случае — третейскому разбирательству. Примерами таких попыток, можно считать законодательные новшества, связанные с медиацией, упрощенным порядком рассмотрения дел, увеличением доли споров, рассматриваемых в приказном порядке и т.п.

Преимущество третейского суда перед государственным, заключается в оперативности разрешения споров, конфиденциальности, окончательном характере решения третейского суда и невозможности его пересмотра по существу, если стороны спора согласовали такой правовой режим. Принципы третейского разбирательства (конфиденциальность, закрытость процесса, неформальный характер разбирательства, упрощенный порядок сбора и представления доказательств, отсутствие информации о принятых решениях, а также невозможность их проверки и пересмотра по существу), в ситуации, когда участники оборота стремятся поскорее завершить конфликт и достичь определенности в своих правоотношениях, третейское разбирательство подходит им как нельзя лучше.

Согласно Закону об арбитраже третейские суды создаются при некоммерческих организациях (далее — НКО), получивших право на осуществление функций постоянно действующих арбитражных учреждений, которые выполняют функции по организационному обеспечению, ведению делопроизводства, организации сбора и распределения арбитражных сборов, то есть осуществляют администрирование арбитража.

В соответствии с ч. 4 и 16 ст. 44 Закона об арбитраже Правительство РФ издало Постановление от 25.06.2016 N 577 «Об утверждении Правил предоставления права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения и Положения о депонировании правил постоянно действующего арбитражного учреждения». При этом Правила предоставления права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения, утвержденные Постановлением N 577, вступают в силу с 1 ноября 2016 г., а Положение о депонировании правил постоянно действующего арбитражного учреждения — с 1 сентября 2016 г., то есть одновременно с вступлением в силу Закона об арбитраже.

Кроме изменения общих принципов создания и функционирования третейских судов, существенно модернизировались понятия арбитражного соглашения, регламент третейского суда, функции контроля и содействия в отношении третейских судов, участие прокурора в процессе и т.п.

Федеральным Законом РФ № 409-ФЗ от 29.12.2015 года «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 федерального закона «о саморегулируемых организациях« в связи с принятием Федерального Закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации«, внесены изменения в Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации», в Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже«, Закон РФ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», УПК РФ, АПК РФ, ГПК РФ. В Гражданский процессуальный кодекс также добавлены новые статьи и глава.

Так, например, к подведомственности гражданских дел судам (ст.22) добавлена новая категория дел — дела об оказании содействия третейским судам в случаях, предусмотренных федеральным законом. Главы 45, 46, 47 дополнены новыми статьями, введена новая глава 47.1. Производство по делам, связанным с выполнением судами функций содействия в отношении третейских судов.

Наиболее значимые с точки зрения рассмотрения государственными судами указанных категорий дел, являются правовые нормы, устанавливающие и регулирующие правоотношения, связанные с заявлениями об отмене постановлений третейских судов предварительного характера о наличии у них компетенции (статья 422.1 ГПК РФ), об оспаривании решений третейских судов (глава 46 ГПК РФ), о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов (глава 47 ГПК РФ), а также дел, связанных с выполнением судами функций содействия в отношении третейского суда (глава 47.1 ГПК РФ).

Анализ судебной статистики указывает на то, что в суды области за данный период поступили дела в основном связанные с выдачей исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов 155 гражданских дел и материалов, а также оспаривании решений третейских судов 12 гражданских дел и материалов.

Имеется также значительное количество обращений, связанных с деятельностью третейских судов, такие как: обращения о рассрочке исполнения решения третейского суда; о применении обеспечительных мер, к имуществу, являющимся предметом спора или залога по третейскому разбирательству; разъяснении определения суда, принятого по заявлению о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов и т.п., однако судами они рассматриваются по общим нормам ГПК РФ, не применяя специальные нормы, предусмотренные гл. 46-47.1 ГПК РФ, в связи с чем, они не являются предметом настоящего обобщения.

Обращений, связанных с отменой постановлений третейских судов предварительного характера о наличии у них компетенции (статья 422.1 ГПК РФ), а также дел, связанных с выполнением судами функций содействия в отношении третейского суда (глава 47.1 ГПК РФ) судами Самарской области не рассматривалось.

Каких – либо вопросов из районных, городских судов в ходе сбора информации и изучения практики не поступило.

2. Вопросы, связанные с выдачей исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов (глава 47 ГПК РФ).

Третейские суды, как известно, не входят в систему государственных судов, они не наделены правом применять меры государственного принуждения, их деятельность по разрешению гражданско-правовых споров не является правосудием. При этом третейские суды в соответствии со ст. 11 ГК РФ, наряду с арбитражными судами и судами общей юрисдикции, осуществляют защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав. Эта декларативная норма ко многому обязывает государство, в том числе и к обеспечению механизма исполнения вступившего в силу решения.

При неисполнении решения третейского суда в добровольном порядке стороны не лишены возможности воспользоваться механизмом государственного принуждения и вправе обратиться с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, к которому при его легализации государственным судом возможно в дальнейшем применение судебных мер стимулирования исполнения, аналогичных применяемым в отношении решений государственных судов.

Наделение третейского суда публичными функциями не означает возможности установления штрафов и иных санкций с целью обеспечения исполнения своих решений. В иных случаях, когда таких нарушений с его стороны допущено не было, на его принудительное исполнение может быть выдан исполнительный лист, если для этого нет других препятствий.

Стороны не вправе подменять законодательно установленный механизм принудительного исполнения решений третейского суда, подкрепляющий частноправовые решения третейского суда государственным (публичным) принуждением, даже на основании заключенного между ними третейского соглашения, включающего в качестве своей части положения регламента третейского суда.

Выдавая исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда, государственный суд не разрешает материально-правовой спор и не дает оценки правоотношениям сторон, не осуществляет судебную проверку обоснованности акта третейского суда.

Суд осуществляет исключительно контрольную функцию, суть которой состоит в проверке решения третейского суда на предмет отсутствия нарушений, закрытый перечень которых содержится в нормах процессуального законодательства (ст. 239 АПК РФ, ст. 426 ГПК РФ) и позволяет отказать суду в приведении решения третейского суда в исполнение.

Любое несоответствие решения третейского суда основополагающим принципам российского права влечет отказ в выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение.

Указанные выше правоотношения регулируются нормами Главы 47 ГПК РФ.

Вопрос о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей, если место проведения третейского разбирательства находилось на территории Российской Федерации, рассматривается судом по заявлению стороны третейского разбирательства, в пользу которой принято решение третейского суда.

Заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в районный суд по месту жительства или месту нахождения должника либо, если его место жительства или место нахождения неизвестно, по месту нахождения имущества должника — стороны третейского разбирательства. По соглашению сторон третейского разбирательства заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть подано в районный суд, на территории которого принято решение третейского суда, либо в районный суд по месту нахождения стороны третейского разбирательства, в пользу которой принято решение третейского суда (ст.423ГПК РФ). Поэтому дела указанной категории встречаются почти во всех районах области.

Заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда рассматривается судьей единолично по правилам рассмотрения дела судом первой инстанции, предусмотренным настоящим Кодексом, с учетом особенностей, установленных настоящей главой, в срок, не превышающий одного месяца со дня поступления заявления в суд (ч.1 ст.425 ГПК РФ).

Суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда только в случаях, предусмотренных ст.426 ГПК РФ, если сторона третейского разбирательства, против которой вынесено решение третейского суда, представит доказательства того, что:

1) одна из сторон третейского соглашения, на основании которого спор был разрешен третейским судом, не обладала полной дееспособностью;

2) третейское соглашение, на основании которого спор был разрешен третейским судом, недействительно по праву, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания — по праву Российской Федерации;

3) сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, или по другим уважительным причинам не могла представить свои объяснения;

4) решение третейского суда вынесено по спору, не предусмотренному третейским соглашением либо не подпадающему под его условия, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения, однако если постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, та часть решения третейского суда, в которой содержатся постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, может быть признана и приведена в исполнение;

5) состав третейского суда или процедура арбитража не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону.

4. Суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что:

1) спор, рассмотренный третейским судом, в соответствии с федеральным законом не может быть предметом третейского разбирательства;

2) приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации. Если часть решения третейского суда, которая противоречит публичному порядку Российской Федерации, может быть отделена от той части, которая ему не противоречит, та часть решения, которая не противоречит публичному порядку Российской Федерации, может быть признана или приведена в исполнение.

5. Суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража по основаниям, предусмотренным международным договором Российской Федерации и Законом Российской Федерации от 7 июля 1993 года N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже».

Определение суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке и в сроки, которые установлены настоящим Кодексом (ст.427 ГПК РФ).

Решение третейского суда, в отношении которого получен исполнительный лист на его принудительное исполнение, по своей юридической силе равнозначно вступившим в законную силу судебным актам судов общей юрисдикции и арбитражных судов (ст. 16 и § 2 гл. 30 АПК РФ, а также ст. 13 и гл. 47 ГПК РФ).

Обычное, то есть не легализованное решение третейского суда такой юридической силой не обладает.

Из представленных на обобщение дел, связанные с выдачей исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов составляют наибольшее количество – 155.

Большинство дел – более 88% рассмотрено по заявлениям ПАО «С*****к», связанных с нарушением договоров займа. Почти все заявления данной категории удовлетворены, примерно 97%.

Одним из основополагающих принципов третейского разбирательства является соглашение сторон как основа компетенции третейских судов, что принципиально отличает их от государственных судов, рассматривающих споры в соответствии с определенной в законе подведомственностью.

В юридической литературе не прекращаются споры о публично- или частноправовой, материальной или процессуальной природе такого соглашения и т.п.

Из анализа представленных на обобщение материалов можно сделать вывод, что правоприменение указанного института является одним из наиболее спорных вопросов и для данной категории дел в части определения наличия и законности третейского соглашения.

Арбитражное соглашение — это соглашение сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением, независимо от того, носило такое правоотношение договорный характер или нет. Такое соглашение может быть заключено в виде арбитражной оговорки в договоре или в виде отдельного документа. Арбитражное соглашение заключается в письменной форме (ч. 13 ст. 7 Закона об арбитраже).

Ссылка в договоре на документ, содержащий арбитражную оговорку, представляет собой арбитражное соглашение, заключенное в письменной форме, при условии, что указанная ссылка позволяет считать такую оговорку частью договора (ч. 5 ст. 7 Закона об арбитраже).

Кроме того, арбитражное соглашение может быть заключено путем его включения в правила организованных торгов или правила клиринга, которые зарегистрированы в соответствии с законодательством РФ (ч. 6 ст. 7 Закона об арбитраже).

Арбитражное соглашение по спору, возникающему из договора или в связи с ним, распространяется на любые сделки между его сторонами, направленными на его изменение или расторжение. Арбитражная оговорка, включенная в договор, распространяется на любые споры, связанные с его заключением, вступлением в силу, изменением, прекращением, действительностью, в том числе возвратом всего исполненного по договору в случае его признания недействительным или незаключенным, если только сами стороны не договорились об ином. При перемене лиц в обязательстве, в отношении которого заключено арбитражное соглашение, последнее действует в отношении как первоначального, так и нового кредитора или должника (ч. 911 ст. 7 Закона об арбитраже).

При толковании арбитражного соглашения любые сомнения должны толковаться в пользу его действительности и исполнимости (ч. 8 ст. 7 Закона об арбитраже).

Определением Кировского районного суда г. Самары от 31.05.2016 года отказано в удовлетворении заявления ПАО «С*****и» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского суда при Автономной некоммерческой организации «Независимая арбитражная палата» от 04.05.2016 по делу № *** в отношении Б***й Ю.Д. и С***й С.Д.

В обоснование отказа суд сослался на п.1,2 ч.2 ст. 426 ГПК РФ, указав, что из п.12 Кредитного договора от 07.10.2013 года, заключенного между ПАО «С*****к» и Б***й Ю.Д. следует, что стороны пришли к соглашению, что споры по договору рассматриваются в соответствии с действующим законодательством по искам заемщика к кредитору в суде, определяемом заемщиком на основании Закона РФ «О защите прав потребителей», споры по искам кредитора к заемщику рассматриваются в Кировском районном суде г. Самары.

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда в определении от 19.07.2016 года согласилась с выводами суда первой инстанции, доводы частной жалобы кредитора о том, что ответчик Б***а Ю.Д. не реализовала своё право на заявление об отсутствии компетенции у третейского суда, участвовал в разбирательстве дела в третейском суде, чем фактически признал его компетенцию по данному делу – не приняла.

При согласовании арбитражного соглашения участникам оборота следует четко оговаривать все необходимые условия, поскольку в дальнейшем отказаться от такого соглашения нельзя. При желании в арбитражном соглашении стороны могут предусмотреть альтернативное условие о возможности обращения в конкретный третейский или государственный суд, однако такое право должно быть у каждой из сторон, оно не может быть диспаритетным (Определение ВС РФ от 27.05.2015 N 310-ЭС14-5919). Действующее российское законодательство не запрещает заключать третейское соглашение на подобных условиях, что подтверждается судебной практикой (определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.06.2007 N 6920/07 по делу N А32-8964/2006-50/2ТР).

Определением Октябрьского районного суда г. Самары от 05.07.2016 года отказано в удовлетворении заявления ПАО «С*****к» о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решения третейского суда в отношении ООО «К*****е», граждан Т***а А.Ю., Ч***а А.Н., на основании того, что ссылка в кредитном договоре на то, что «все споры, разногласия и требования, возникающие из договора или в связи с ним, в том числе касающиеся возникновения, изменения, нарушения, исполнения, прекращения, недействительности или незаключенности, по выбору истца подлежат разрешению либо в Третейском суде при Автономной некоммерческой организации «Независимая арбитражная палата (ОГРН ***) в соответствии с регламентом третейского разбирательства этого суда либо в компетентном суде в соответствии с законодательством Российской Федерации» не указывает на достижение согласия между сторонами на изменения территориальной подсудности спора. В указанном пункте договора отсутствует указание на конкретный суд, что создает неопределенность в вопросе места рассмотрения и разрешения спора, позволяет истцу неоднократно изменять территориальную подсудность дела в зависимости от своего места нахождения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда данное определение отменено, заявление удовлетворено. Суд апелляционной инстанции указал, что положения третейских оговорок, предоставляющее истцу право выбора — возможность обратиться в компетентный суд в соответствии с законодательством Российской Федерации либо третейский суд, не запрещено действующим законодательством. В соответствии со ст. 4 Регламента третейского разбирательства в Третейском суде при Автономной некоммерческой организации «Независимая арбитражная палата» место третейского разбирательства и соответствующая ему территориальная коллегия Третейского суда для разрешения спора определяется Председателем Третейского суда с учетом всех обстоятельств дела, включая фактор удобства для сторон. Третейский суд определяет место проведения заседаний в месте (городе) нахождения территориальной коллегии, если стороны по своему усмотрению и по согласованию с Председателем Третейского суда не договорились об ином месте проведения заседания.

Как усматривается из кредитного договора и договоров поручительства стороны с правилами постоянного действующего Третейского суда НАП были ознакомлены и согласны с ними.

В соответствии с вышеуказанным регламентом ПАО С*****и обратилось в Третейский суд при Автономной некоммерческой организации «Независимая арбитражная палата». Определением заместителя председателя Третейского суда НАП от 15.01.2016 года исковое заявление принято к производству и с учетом фактора удобства для сторон определено место третейского разбирательства – г. Самара.

С учетом изложенного судебная коллегия считает, что стороны согласовали условия об определении территориальной подсудности споров.

В данной категории дел встречаются в судебной практике судов Самарской области ошибки, вытекающие из неправильного понимания правил исчисления сроков для оспаривания решения третейского суда (п.5 ч.1 ст.426 ГПК РФ), определении наличия нарушений основополагающих принципов права (п.2 ч.2 ст.426 ГПК РФ).

Так, определением Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 07.04.2016 года отказано в удовлетворении заявления ПАО «С*****и» о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решения третейского суда от 20.02.2016 года в отношении ООО «Р*****й», К***а И.В. Отказывая в удовлетворении указанного заявления, суд указал, что на момент рассмотрения заявления не истек трехмесячный срок для его оспаривания не только с момента получения сторонами решения третейского суда, но и с даты изготовления указанного решения в окончательной форме, что создает препятствия выдаче исполнительного документа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Отменяя определение суда и удовлетворяя заявление о выдаче исполнительных листов, судебная коллегия, посчитала, что поскольку в решении третейского суда не установлены иные сроки на добровольное исполнение, оно подлежит немедленному исполнению. При таких обстоятельствах, решение Третейского суда от 20.02.2016 года является обязательным для сторон с момента его вынесения. Поскольку до настоящего времени указанное решение третейского суда ответчиками не исполнено добровольно, обращение ПАО «С*****и» в Центральный районный суд г. Тольятти с заявлением о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решения Третейского суда при АНО «Независимая арбитражная палата» от 20.02.2016 года является обоснованным.

Определением Октябрьского районного суда г. Самары от 29.03.2016 года отказано в удовлетворении заявления ПАО «С*****и» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда по делу №*** по иску ПАО «С*****и» к ООО «С*****ы», Р***у А.Т., 3 лицу ООО «Б*****К» о взыскании кредитной задолженности, расходов.

В качестве основания для отказа в выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решения судом было указано на нарушение процессуальных прав ООО «С*****ы» и ООО «Б*****к», поскольку в материалах третейского дела содержаться телеграммы с информацией о неполучении извещения должниками, которые суд не принял в качестве доказательств надлежащего извещения о дате и времени рассмотрения дела в Третейском суде.

Судебная коллегия не согласилась с указанным выводом суда первой инстанции. Отменив определение указала, что из материалов третейского дела следует, что 12 января 2016 года телеграммой по адресу, указанному в ЕГРЮЛ ООО «С*****ы» направленно уведомление о необходимости проведения согласования кандидатуры судьи третейского суда. Из уведомления о получении телеграммы следует, что указанное сообщение получено 14.01.2016 года администратором Ч***й. Аналогичное уведомление направлено в адрес ООО «Э*****К» и Р***у А.Т. Телеграммы ООО «Э*****К» и Р***м А.Т. не были получены в связи с тем, что адресаты не явились по извещению. По юридическому адресу ООО «С*****ы», ООО «Э*****К», а также Р***в А.Т. были неоднократно уведомлены о времени и месте рассмотрения дела, однако извещения вручены не были, поскольку по адресу, указанному в ЕГРЮЛ отсутствовали представителя адресата. О последнем заседании извещения были направлены телеграммами заблаговременно, однако получены указанными лицами не были, поскольку представители юридических лиц по данным адресам не находятся, а Р***в А.Т.о. по извещению за телеграммой не явился. Вместе с тем, представитель поручителя Р***а А.Т.о. Б***в И.М.о. в судебном заседании присутствовал, возражений относительно не извещения не предъявлял, факт заключения договора подтвердил, сумму долга не оспаривал. Из материалов третейского дела следует, что Р***в А.Т.о. является учредителем ООО «С*****ы», его доля составляет 100 %.

Тот факт, что ООО «С*****ы» и ООО «Б*****К» не получали извещений по адресу регистрации, не является основанием считать, что решение третейского суда постановлено с нарушением процедуры рассмотрения дела, поскольку осуществление лицом своих прав и обязанностей, связанных с юридическим адресом, находится в зависимости от волеизъявления такого лица, которое при добросовестном отношении должно позаботиться о получении почтовой корреспонденции, направляемой по месту его нахождения. Таким образом, нарушения требований процессуального закона, вопреки выводам суда первой инстанции при рассмотрении дела третейским судом не допущены.

В качестве еще одного из предусмотренных статьей 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда судом первой инстанции по данному делу было указано на нарушение решением третейского суда основополагающих принципов российского права, поскольку стороны не пришли к договоренности о подсудности гражданского дела. На это суд апелляционной инстанции указал, что возможность обратиться в компетентный суд в соответствии с законодательством Российской Федерации либо третейский суд, — не запрещено законом.

Как указывалось выше, согласно ст.426 ГПК РФ, при рассмотрении дела суд, в судебном заседании устанавливает наличие или отсутствие оснований для выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, предусмотренных законом, путем исследования представленных в суд доказательств обоснования заявленных требований и возражений.

Так судом Октябрьского района г. Самары от 01.09.2016 года, оставленным без изменений апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда, отказано Ц***у Г.С. в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Постоянно действующего Третейского суда «Высший Арбитражный Третейский Суд» по делу №*** от 19.07.2016 года о взыскании с ООО «П*****я» задолженности по договорам займа от 17.03.2016 года в размере 60 379 698,30 рублей. В обоснование принятого постановления суды первой и второй инстанции указали, что нельзя считать согласованным условие договора займа о порядке рассмотрения спора по выбору истца государственным судом или Высшим Арбитражным третейским судом по адресу: «адрес», поскольку пункт договора займа содержит также указание на договоренность сторон о рассмотрении спора в г. Самара (63/1). Решение вынесено в г. Самаре. Положений о том, что споры подлежат рассмотрению определенным третейским судом, расположенным в г. Самаре, договор не содержит.

Таким образом, указанный пункт договора содержит противоречивые положения, из них однозначно не следует, что сторонами согласован третейский порядок рассмотрения спора, в связи с чем, данное условие договора нельзя признать действительным. Кроме того, из материалов дела №*** Постоянно действующего третейского суда «Высший Арбитражный Третейский Суд» следует, что истцом представлен договор займа от 17.03.2016 года №***, заключенный между ним и ООО «П*****я», в соответствии с которым, предоставление займа Ц***м Г.С. производилось не денежными средствами, а путем передачи заемщику по акту приема-передачи семи простых векселей ПАО «С*****к» на общую сумму 58 795 424,80 руб. Как указал истец, в установленный договором срок, заемщик не выполнил обязательства по договору, сумму займа не вернул, проценты за пользование займом не уплатил. Однако, вексель, как ценная бумага обладает индивидуально определенными признаками, а предметом договора займа в силу ст. 807 ГК РФ могут быть только денежные средства или другие вещи, определенные родовыми признаками, следовательно, вексель не может являться предметом займа.

Существует распространенное мнение, что иная точка зрения государственного суда на возможное решение спора не имеет никакого значения, так как он не вправе пересматривать само решение по существу, если в арбитражном соглашении или регламенте третейского суда указано на окончательность его решения.

Представляется, что не подлежат пересмотру оценочные понятия, (например, необоснованно высокая неустойка, уважительность доводов сторон в обоснование неисполнения обязательства и т.п.), однако, если не правильно применен закон, допущены иные существенные нарушения, которые можно квалифицировать, как нарушение основополагающих принципов российского права или как сказано в законе противоречит публичному порядку (таких как, например, наличие вины и причинной связи, недопущения злоупотребления правом), должно являться основанием, как для отказа в выдаче исполнительного листа для исполнения решения, так и для отмены решения третейского суда.

Очевидно под указанными принципами понимаются основные начала российского правопорядка, которые обладают универсальностью, императивностью и особой общественной и публичной значимостью, составляют основу построения экономической, политической и правовой системы государства.

3. Заявления об оспаривании решений третейских судов (глава 46 ГПК РФ).

Производство по делам об оспаривании решений третейских судов предусмотрено главой 46 ГПК РФ. Действующим на сегодняшний день законодательством расширен круг лиц, имеющих право на обращение в суд с заявлением об оспаривании решения третейского суда. Решения третейских судов и международных коммерческих арбитражей с местом арбитража на территории Российской Федерации (третейских судов) могут быть оспорены:

— сторонами третейского разбирательства;

— иными лицами, в отношении прав и обязанностей которых вынесено решение третейского суда;

— прокурором, если решение третейского суда затрагивает права и охраняемые законом интересы граждан, которые по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не могут самостоятельно оспорить решение третейского суда.

Заявление об отмене решения третейского суда подается в районный суд, на территории которого принято решение третейского суда, в срок, не превышающий трех месяцев со дня получения оспариваемого решения стороной, обратившейся с заявлением, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации, федеральным законом. По соглашению сторон третейского разбирательства заявление об отмене решения третейского суда может быть подано в районный суд по месту жительства или месту нахождения одной из сторон третейского разбирательства.

Также в силу ч. 3 ст. 418 ГПК РФ вправе подать заявление об отмене третейского решения в районный суд, на территории которого принято решение третейского суда, в срок, не превышающий трех месяцев со дня, когда лицо узнало или должно было узнать об оспариваемом им решении третейского суда:

— лицо, которое не является стороной третейского разбирательства и в отношении прав и обязанностей которого вынесено решение третейского суда;

— прокурор в случаях, предусмотренных ГПК РФ.

Заявление об отмене решения третейского суда рассматривается судьей единолично по правилам рассмотрения дела судом первой инстанции, с учетом особенностей, установленных в гл. 46 ГПК РФ, в срок, не превышающий одного месяца со дня поступления заявления в суд.

На стадии подготовки дела об отмене решения третейского суда к судебному разбирательству по ходатайству лиц, участвующих в деле, суд может истребовать из постоянно действующего арбитражного учреждения или органа, уполномоченного на хранение материалов третейского дела в соответствии с законодательством Российской Федерации, материалы дела, решение по которому оспаривается в суде, по правилам, предусмотренным для истребования доказательств.

Суд обязан привлечь к участию в деле все стороны третейского разбирательства при рассмотрении заявления об отмене решения третейского суда лица, которое не является стороной третейского разбирательства и в отношении прав и обязанностей которого вынесено решение третейского суда.

Согласно ч. 6 комментируемой статьи при рассмотрении дела суд в судебном заседании устанавливает наличие или отсутствие оснований для отмены решения третейского суда, предусмотренных ст. 421 ГПК РФ, путем исследования представленных в суд доказательств в обоснование заявленных требований и возражений. Однако суд не вправе переоценивать обстоятельства, установленные третейским судом, либо пересматривать решение третейского суда по существу.

Согласно ч.1 ст.421 ГПК РФ, решение третейского суда может быть отменено судом только в случаях, предусмотренных этой статьей.

Решение третейского суда может быть отменено судом в случае, если сторона, подающая заявление об отмене, представит доказательства того, что:

— одна из сторон третейского соглашения, на основании которого спор был разрешен третейским судом, не обладала полной дееспособностью;

— третейское соглашение, на основании которого спор был разрешен третейским судом, недействительно по праву, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания — по праву Российской Федерации;

— решение третейского суда вынесено по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения. Если постановления третейского суда по вопросам, которые охватываются третейским соглашением, могут быть отделены от постановлений по вопросам, которые не охватываются таким соглашением, может быть отменена только та часть решения, которая содержит постановления по вопросам, не охватываемым третейским соглашением;

— состав третейского суда или процедура арбитража не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону;

— сторона, против которой принято решение третейского суда, не была должным образом уведомлена об избрании (назначении) третейских судей или о времени и месте заседания третейского суда либо по другим уважительным причинам не могла представить в третейский суд свои объяснения.

Также суд отменяет решение третейского суда, если установит, что:

— спор, рассмотренный третейским судом, в соответствии с федеральным законом не может быть предметом третейского разбирательства;

— решение третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации. Если часть решения третейского суда, которая противоречит публичному порядку Российской Федерации, может быть отделена от той части, которая ему не противоречит, может быть отменена только та часть решения третейского суда, которая противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Кроме того, решение международного коммерческого арбитража может быть отменено судом по основаниям, предусмотренным международным договором Российской Федерации и Законом Российской Федерации от 7 июля 1993 г. N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже».

Отмена решения третейского суда не препятствует сторонам третейского разбирательства обратиться в третейский суд, если возможность обращения в третейский суд не утрачена, или в суд по правилам ГПК РФ.

Если решение третейского суда отменено судом полностью либо в части вследствие недействительности соглашения о третейском разбирательстве, или оно было принято по спору, не предусмотренному третейским соглашением, или не подпадает под его условия, или содержит постановления по вопросам, не охватываемым соглашением о третейском разбирательстве, а также если решение третейского суда отменено судом в связи с тем, что спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом или решение третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации, стороны третейского разбирательства могут обратиться за разрешением такого спора в суд по общим правилам, предусмотренным Кодексом.

Определение суда по делу об оспаривании решения третейского суда может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке и в сроки, установленные ГПК РФ.

Из представленных на обобщение дел, количество материалов, об оспаривании решения третейского суда — 12.

По всем приняты окончательные постановления об отказе в удовлетворении заявлений об отмене решения третейского суда либо производство по делу прекращено. Не имеется ни одного удовлетворенного заявления.

Определением Железнодорожного районного суда г. Самары от 04.07.2017 года рассмотрено в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению К***о Д.Б. об отмене решения третейского суда, которым с К***о Д.Б. в пользу К***о Н.Я. взыскана задолженность по договору займа от 15.09.2014 года в размере 2500000 рублей, обращено взыскание на жилой дом. В обоснование своего заявления К***о Д.Б. ссылался на нарушение судом положений ФЗ РФ «О противодействии коррупции», которое заключалось в том, что судом не выяснен источник происхождения столь крупной суммы у истца, что не позволяет признать решение третейского суда законным и обоснованным. Просил отменить решение третейского судьи. Судом отказано в удовлетворении заявления, так как доказательств того, что третейский судья, рассматривающий спор, нарушил соглашение сторон или федеральный закон заявителем не представлено.

Определение суда вступило в законную силу.

Стороны арбитражного соглашения могут предусмотреть в нем, что решение третейского суда будет являться окончательным, в таком случае оно не подлежит пересмотру по существу в государственном суде, если одна из сторон с ним не согласится. Положение об окончательном характере решения третейского суда и невозможности его пересмотра по существу может содержаться как в самом третейском соглашении сторон, так и в регламенте третейского суда, который также является обязательными для участников оборота, выбравших соответствующий третейский суд и не договорившихся об иных правилах разбирательства.

Поскольку ст. 40 Закона «Об арбитраже» устанавливает, что в арбитражном соглашении, предусматривающем администрирование арбитража постоянно действующим арбитражным учреждением, стороны своим прямым соглашением могут предусмотреть, что арбитражное решение является для сторон окончательным. Окончательное арбитражное решение не подлежит отмене. Если в арбитражном соглашении не предусмотрено, что арбитражное решение является окончательным, такое решение может быть отменено по основаниям, установленным процессуальным законодательством Российской Федерации.

Как видно из представленных на обобщение материалов, как правило, в третейских соглашениях предусмотрено, что решение третейского суда является окончательным для сторон, и в таком случае стороны не имеют права на обращение в суд с заявлением об оспаривании решения третейского суда.

Большинство определений судов по данной категории, представленных на обобщение, выражают позицию о недопустимости обжалования решения третейского суда, содержащего указание о том, что оно является окончательным, обязательным с даты его принятия, не может быть оспорено и подлежит немедленному исполнению.

Так, определением Промышленного районного суда г. Самары от 19.04.2016 года по заявлению Р***а Ю.Л. об отмене решения третейского суда по иску ПАО «С*****к» на сумму 1390499 рублей производство по делу прекращено на основании ст. 220 ГПК РФ. Судом указано, что спорное решение не может быть обжаловано, поскольку стороны об этом договорились. Данное обстоятельство исключает право его обжалования в суд общей юрисдикции.

Определением Самарского районного суда г. Самары от 10.02.2016 года по заявлению К***а А.В. об отмене решения третейского суда при Торгово-промышленной палате Самарской области, которым отказано в иске К***а А.В. к АО «О*****я» о взыскании страховой выплаты. Заявитель считал, что внесение в договор КАСКО условия о разрешении всех споров, возникающих  из договора добровольного страхования в Третейском суде при Торгово-промышленной палате Самарской области в соответствии с его регламентом, незаконно. Суд указал, что поскольку в спорном решении указано, что оно является окончательным, оно не может быть оспорено путем подачи заявления о его отмене в компетентный суд, которым в данном случае является Самарский районный суд г. Самары.

С указанной позицией суда первой инстанции, по этим же основаниям, согласилась судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда, определением от 28.03.2017 года отказав в удовлетворении частной жалобы К***а А.В.

Определением Промышленного районного суда г. Самары от 30.06.2016 года по заявлению М***а Б.Н. об отмене решения третейского суда по иску ПАО «С*****к» о взыскании долга по кредитному договору производство по делу прекращено на основании ст. 109 ГПК РФ, поскольку заявление М***а Б.Н. об отмене решения третейского суда поступило в Промышленный суд по истечении трёхмесячного срока обжалования решения третейского суда, ходатайств о восстановлении процессуального срока не заявлено. А также на основании ст. 220, ст. 134 ч.1 п.1 ГПК РФ, поскольку решение третейского суда об отмене которого заявлено по условиям третейского соглашения является окончательным для сторон, заявитель не обладает правом его обжалования в суде общей юрисдикции.

Необходимо указать, что допустимость такой позиции, по крайней мере, на определенный период, подтверждена Определением Конституционного суда Российской Федерации от 01.06.2010 года № 754-О-О, которым установлено, что из гарантированного статьей 46 Конституции Российской Федерации права на судебную защиту следует, что каждое заинтересованное лицо вправе обратиться в суд как орган государственной (судебной) власти за защитой своих нарушенных прав, а потому в соответствии с процессуальным законодательством отказ от права на обращение в суд недействителен (статья 4 АПК Российской Федерации). Предусмотренный федеральным законом порядок третейского разрешения спора, возникшего из гражданских правоотношений, в том числе с признанием по соглашению сторон окончательности третейского решения, не противоречит указанным требованиям, поскольку не лишает заинтересованное лицо права воспользоваться средствами судебного контроля в производстве о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (статьи 236240 АПК Российской Федерации). Как и в производстве об оспаривании решений третейских судов, арбитражный суд при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа обязан проверить правомерность решения третейского суда. При этом основания для отмены такого решения при его оспаривании и основания для отказа в выдаче исполнительного листа  совпадают.

С учетом позиции ВАС РФ, изложенной в Постановлении Президиума от 29.06.2010 года №2070/10 «Без исследования и оценки юридических обстоятельств, которые имеют значение для рассмотрения вопроса о нарушении третейским судом основополагающих принципов российского права, арбитражный суд не может сделать вывод об окончательности решения третейского суда, препятствующей его обжалованию, и прекратить производство по делу на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ».

Как указано выше, такой подход к пересмотру третейских решений по заявлениям об их оспаривании допустим исходя из того, что основания для пересмотра решения третейского суда те же, что и для решения вопроса о его легализации: не были ли при его вынесении нарушены основополагающие принципы российского права, были ли надлежащим образом стороны спора извещены о времени и месте третейского разбирательства.

Как видно из представленных на обобщение материалов, из 167 материалов данной категории, не значительное число субъектов правоотношений пользуется в своей деятельности таким способ разрешения споров, возникающих между участниками гражданского оборота, как обращение в третейский суд (ПАО «С*****к», АО «О*****я»). Правоприменение в указанной области только начало развиваться. Судебных споров, связанных с рассмотрением заявлений об отмене постановлений третейских судов предварительного характера о наличии у них компетенции; дел, связанных с выполнением судами функций содействия в отношении третейского суда вообще не рассматривалось судами Самарской области.

Вопросов при рассмотрении данных дел у судей не возникает, однако, по нашему мнению, отсутствие единообразного толкования и применения судами норм права, касающихся деятельности третейских судов позволяет прийти к выводу об актуальности проблем, возникающих при рассмотрении указанных дел. Учитывая, что нормативные положения, регулирующие деятельность института третейского суда, фактически, затрагивают конституционные права участников правоотношений (как, например, право на судебную защиту), отсутствие надлежащего контроля государства за деятельностью третейских судов, когда решения принимаются за пределами государственной судебной системы, на сегодняшнем этапе правосознания может иметь негативные последствия для основных устоев и принципов правовой системы, и в целом для общества.

С учетом недавно принятых нововведений, направленных на стимулирование развития третейского разбирательства, можно предположить, что количество дел, связанных с выполнением судами общей юрисдикции функций содействия и контроля в отношении третейских судов, продолжит увеличиваться, в связи с чем, работа по обобщению и разъяснению практики рассмотрения указанной категории дел является актуальной.

Судья Самарского областного суда п/п Маркин А.В.

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — юридическая помощь в Москве, Самаре
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии