top-menu
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Санкт-Петербург
menu-mobile

Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 18.05.2021 по делу № 77-846/2021. Суд не вправе допрашивать дознавателя и следователя, равно как и сотрудника, осуществляющего оперативное сопровождение дела, о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, восстанавливать содержание этих показаний, тем самым закон исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений.

Главная Профессиональные новости Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 18.05.2021 по делу № 77-846/2021. Суд не вправе допрашивать дознавателя и следователя, равно как и сотрудника, осуществляющего оперативное сопровождение дела, о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, восстанавливать содержание этих показаний, тем самым закон исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений.

ТРЕТИЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 мая 2021 года № 77-846/2021

Судебная коллегия по уголовным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Кувановой Ю.А.,

судей Косицыной-Камаловой И.Р., Гилязовой Е.А.,

при секретаре Д.Д.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного В., адвоката Соколовой Л.Б. в интересах осужденного В., адвоката Зайцевой Г.И. в интересах осужденного Д.А., адвоката Рубцова А.Н. в интересах осужденного К. на приговор Череповецкого городского суда Вологодской области от 7 октября 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Вологодского областного суда от 15 января 2020 года в отношении В., Д.А., К., Б.

Заслушав доклад судьи Косицыной-Камаловой И.Р., выступление осужденных В., Д.А., К. и его защитника — адвоката Короткова К.А., защитника осужденной Б. — адвоката Грошникову О.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Евтушевского Е.Е., возражавшего по доводам кассационных жалоб, предлагавшего судебные решения оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

по приговору Череповецкого городского суда Вологодской области от 7 октября 2019 года

В., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, гражданин РФ, не судимый, осужден по п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к 7 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания постановлено исчислять с 7 октября 2019 года; в срок наказания зачтено время содержания под стражей с 20 января 2019 года по 6 октября 2019 года включительно; время содержания под стражей до вступления приговора в законную силу зачтено в срок лишения свободы из расчета один день за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима.

К., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, гражданин РФ, не судимый, осужден по п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к 7 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания постановлено исчислять с 7 октября 2019 года; в срок наказания зачтено время содержания под стражей с 21 января 2019 года по 6 октября 2019 года включительно; время содержания под стражей до вступления приговора в законную силу зачтено в срок лишения свободы из расчета один день за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима.

Д.А., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, гражданин РФ, судимый:

— 7 июля 2009 года Череповецким городским судом Вологодской области по п. «а» ч. 2 ст. 228.1, ч. 1 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, с применением ст. 64, ч. 3 ст. 69 УК РФ, к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

21 июля 2017 года освобожден по отбытии наказания;

осужден по п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Срок наказания постановлено исчислять с 7 октября 2019 года; в срок наказания зачтено время содержания под стражей с 21 января 2019 года по 6 октября 2019 года включительно; время содержания под стражей до вступления приговора в законную силу зачтено в срок лишения свободы из расчета один день за один день отбывания наказания в исправительной колонии особого режима.

Б., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженка <адрес>, гражданка РФ, не судимая;

осуждена по п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к 4 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 4 года, с возложением определенных судом обязанностей.

По делу разрешен гражданский иск, с В., К., Д.А., Б. в солидарном порядке в пользу ФИО14 в счет возмещения материального ущерба, причиненного преступлением, взыскано 1 674 968 рублей.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Вологодского областного суда от 15 января 2020 годаприговор Череповецкого городского суда Вологодской области от 7 октября 2019 года в отношении В., К., Д.А., Б. изменен:

— из приговора исключена ссылка как на доказательства: объяснение Б. (т. 3 л.д. 232-234), видео и аудиозапись разговора Б. с сотрудниками полиции (т. 3 л.д. 268-247, 248-259, 260-261), полученных в ходе оперативно-розыскных мероприятий «опрос» и «наблюдение».

В остальной части приговор суда оставлен без изменения.

В., Д.А., К., Б. признаны виновными и осуждены за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, иное хранилище, в особо крупном размере.

Преступление совершено в январе 2019 года в г. Череповце Вологодской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный В. выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями, считает их незаконными и необоснованными, принятыми с существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона, указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; полагает, что приговор постановлен на основе недопустимых доказательств; суд апелляционной инстанции при исключении недопустимых доказательств, не произвел переоценку их совокупности, которая является недостаточной для вынесения обвинительного приговора; считает, что необоснованность вывода суда о виновности Б. влечет за собой необоснованность выводов суда о виновности остальных лиц, поскольку им вменяется совершение преступления по предварительному сговору с участием Б.; ссылается на нарушение судом презумпции невиновности, приговор постановлен на предположениях, суд в приговоре не мотивировал, почему принял одни доказательства и отверг другие; не соглашается с данной судом оценкой показаний потерпевшего и иных доказательств, приводит их подробную собственную оценку; ставит под сомнение размер причиненного преступлением ущерба, который не подтвержден имеющимися в деле доказательствами; указывает, что хищения денежных средств потерпевшего из автомобиля и квартиры не совершал; просит состоявшиеся судебные решения отменить, передать уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе адвокат Зайцева Г.И. в интересах осужденного Д.А., выражает несогласие с приговором и апелляционным определением, считает их незаконными, необоснованными и несправедливыми, принятыми с существенным нарушением уголовного закона; указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, вина осужденных в хищении денежных средств из автомобиля и квартиры потерпевшего не доказана; не согласна с данной судом квалификацией действий осужденных по ст. 162 УК РФ, так как исследованными доказательствами установлено, что насилие, примененное осужденными при совершении преступления, не являлось опасным для жизни и здоровья потерпевшего; полагает, что приговор постановлен на основании предположений; оспаривает данную судом оценку показаний потерпевшего, иных доказательств, приводит их собственный анализ; обращает внимание на обвинительный уклон органов предварительного следствия и суда; считает, что имелись основания для признания в качестве смягчающего обстоятельства — аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом к совершению преступления; считает назначенное Д.А. наказание чрезмерно суровым; просит состоявшиеся судебные решения изменить, переквалифицировать действия Д.А. на менее тяжкую статью УК РФ, смягчить назначенное ему наказание с применением ст. 73 УК РФ.

В кассационной жалобе адвокат Соколова Л.Б. в интересах осужденного В. выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями, считает их незаконными, принятыми с существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела; указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; полагает, что вина осужденного в хищении денежных средств из автомобиля и квартиры потерпевшего не доказана; выражает несогласие с данной судом юридической оценкой действий В.; полагает, что умысел осужденного на применение насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, на хищение денежных средств потерпевшего, а также корыстная цель изъятия денежных средств с банковских карт потерпевшего не доказаны; оспаривает данную судом оценку показаний потерпевшего, иных доказательств, приводит их собственный анализ; полагает, что потерпевший оговорил осужденных; считает, что признание судом апелляционной инстанции недопустимыми доказательствами материалов оперативно-розыскной деятельности влечет за собой недопустимость показаний сотрудников полиции, участвовавших в данных мероприятиях, которые были положены в основу вывода суда о виновности Б. и повлияли на вывод суда о виновности В.; просит состоявшиеся судебные решения изменить, переквалифицировать действия В. на ч. 2 ст. 161 УК РФ, назначить ему наказание с применением ст. 73 УК РФ.

В кассационной жалобе адвокат Рубцов А.Н. в интересах осужденного К. выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями, считает их незаконными и необоснованными, принятыми с существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона; указывает, что вина осужденного, а также факт хищения денежных средств из автомобиля и квартиры потерпевшего не доказаны, умысел осужденного и применение им насилия, опасного для жизни и здоровья в отношении потерпевшего, а также заведомый умысел на похищение денежных средств потерпевшего не установлены; полагает, что приговор постановлен на основании предположений; оспаривает данную судом оценку исследованных доказательств, приводит их собственный анализ и оценку; считает, что признание недопустимыми доказательствами материалов оперативно-розыскной деятельности влечет за собой недопустимость показаний сотрудников полиции и следователя, участвовавших в данных мероприятиях, а иные доказательства виновности К. в деле отсутствуют; указывает, что судом апелляционной инстанции не дана оценка доводам стороны защиты в апелляционных жалобах; ссылается на нарушение судами первой и апелляционной инстанции принципов состязательности и равноправия сторон, презумпции невиновности и допущенный обвинительный уклон; просит состоявшиеся судебные решения отменить, переквалифицировать действия К., смягчить назначенное ему наказание.

В возражениях на кассационные жалобы заместитель прокурора Вологодской области Ашурбеков Т.А. опровергает доводы кассационных жалоб, считает состоявшиеся судебные решения законными, обоснованными и справедливыми, просит кассационные жалобы оставить без удовлетворения, а приговор и апелляционное определение — без изменения.

Судебная коллегия, выслушав мнение участников процесса, проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, приходит к следующим выводам.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебных решений в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Обстоятельства, при которых В., Д.А., К., Б. совершили преступление и которые в силу ст. 73 УПК РФ подлежали доказыванию по делу, судом установлены правильно, выводы суда о их виновности соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании.

Утверждения в кассационных жалобах стороны защиты о невиновности осужденных в совершении разбойного нападения и хищения денежных средств из автомобиля и квартиры потерпевшего, о допущенных в ходе предварительного следствия нарушениях, об отсутствии допустимых и достоверных доказательств совершения ими преступления, об их оговоре потерпевшим, об отсутствии у них корыстного мотива, о неправильном установлении размера похищенных у потерпевшего денежных средств, аналогичны доводам стороны защиты в суде первой и апелляционной инстанций, фактически направлены на переоценку положенных в основу приговора доказательств. Эти доводы судами тщательно проверены, оценены с соблюдением уголовно-процессуального закона, и обоснованно отвергнуты с приведением в приговоре и апелляционном определении мотивов принятых решений, которые сомнений в их законности не вызывают.

Несогласие стороны защиты в кассационных жалобах с тем, как суд оценил представленные сторонами доказательства, не свидетельствуют о нарушении судом требований уголовно-процессуального закона и не являются основанием для отмены или изменения приговора, поскольку в соответствии со ст. 17 УПК РФ оценка доказательств является исключительной компетенцией суда.

Позиция стороны защиты, подробно изложенная в кассационной жалобе, о невиновности В., Д.А., К., Б. в совершении преступления, за которое они осуждены, объяснимая целями защиты от предъявленного обвинения, опровергается рядом доказательств, содержание которых в должной мере приведено в приговоре.

Вопреки доводам кассационных жалоб, выводы суда о виновности осужденных в совершении разбойного нападения в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, иное хранилище, в особо крупном размере, при указанных в приговоре обстоятельствах, а также квалификация их действий, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в судебном заседании, основаны на достаточной и убедительной совокупности доказательств, собранных по делу, тщательно и всесторонне исследованных в судебном заседании и получивших надлежащую оценку в приговоре.

Выводы суда, касающиеся оценки каждого из доказательств, надлежащим образом мотивированы, приведенные аргументы убедительны, сомнений в своей объективности и правильности не вызывают.

В соответствии с требованиями ст. ст. 17, 87, 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — с точки зрения достаточности для вынесения обвинительного приговора, и пришел к обоснованному выводу о доказанности В., Д.А., К., Б. в совершении преступления, за которое они осуждены.

Обстоятельств, которые могли бы повлиять на объективность показаний потерпевшего ФИО14, в том числе о размере похищенных у него денежных средств, как и обстоятельств, указывающих на его заинтересованность в привлечении В., Д.А., К., Б. к уголовной ответственности и их оговоре, равно как и существенных противоречий в его показаниях по обстоятельствам дела, ставящих их под сомнение и которые повлияли или могли повлиять на выводы суда о доказанности вины осужденных, на правильность применения уголовного закона, судом не установлено.

Принимая во внимание согласованность признанных достоверными показаний потерпевшего, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что они являются последовательными, логичными, согласуются между собой и дополняют друг друга, отражают обстоятельства совершенного преступления, подтверждаются совокупностью собранных по делу и исследованных в суде доказательств, и использовал в качестве доказательств виновности осужденных в совершении преступления, за которое они осуждены.

Версии осужденных об отсутствии между ними предварительного сговора на совершение разбойного нападения, о том, что хищения денежных средств из автомобиля и квартиры потерпевшего они не совершали, в судебном порядке тщательно проверены и обоснованно отвергнуты, как несостоятельные, о чем в судебных решениях суда первой и апелляционной инстанции приведены надлежаще мотивированные выводы, которые сомнений в их правильности и обоснованности не вызывают, оснований для их переоценки не имеется.

Сопоставление друг с другом признанных достоверными и приведенных в приговоре доказательств позволило суду сделать обоснованный вывод о том, что они не имеют существенных противоречий по обстоятельствам дела, ставящих их под сомнение и которые повлияли или могли повлиять на выводы суда о доказанности вины В., Д.А., К., Б. и решение об их виновности, они, напротив, дополняют друг друга, полно отражают обстоятельства происшедшего, и в целом изобличают осужденных в совершении преступления, объективно подтверждаются и соответствуют фактическим обстоятельствам произошедшего.

Каких-либо противоречий, ставящих под сомнение выводы суда о виновности В., Д.А., К., Б., о юридически значимых для разрешения дела обстоятельствах, признанные судом, с учетом изменений, внесенных судом апелляционной инстанции, достоверными и приведенные в приговоре доказательства, не содержат, они взаимосогласуются между собой. Оснований подвергать сомнению выводы суда, касающиеся оценки доказательств, которые надлежащим образом аргументированы в приговоре, не имеется, они основаны только на исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах, полностью соответствуют им, вследствие чего доводы стороны защиты о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела и об отсутствии вины осужденных, являются необоснованными.

Соблюдение органом следствия норм уголовно-процессуального закона при выяснении обстоятельств совершенного В., Д.А., К., Б. преступления, было проверено судами первой и апелляционной инстанций, допущенные нарушения устранены судом апелляционной инстанции, в связи с чем, доводы кассационных жалоб о том, что следствие по уголовному делу проведено необъективно, является несостоятельным.

Оснований, свидетельствующих о необъективности и предвзятости органов предварительного следствия в соответствии с требованиями ст. 61 УПК РФ, судами первой и апелляционной инстанций по настоящему уголовному делу не установлено.

Приговор, с учетом изменений, внесенных судом апелляционной инстанции, соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, при этом суд, в соответствии со ст. 307 УПК РФ, в своем решении подробно изложил описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, целей и последствий преступления, а также доказательства, на которых основаны выводы суда, привел убедительные мотивы, по которым признал одни доказательства достоверными и изложил основания, по которым отверг другие.

Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии, об ущемлении прав осужденных на защиту или иного нарушения норм уголовно-процессуального законодательства, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, не имеется. Нарушений принципов состязательности, равноправия сторон и презумпции невиновности, вопреки утверждениям в кассационных жалобах, в судебном заседании не допущено.

Из протокола судебного заседания видно, что председательствующий по делу судья создал стороне защиты и стороне обвинения равные условия для исполнения ими их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Все ходатайства, заявленные участниками процесса в ходе судебного заседания, председательствующим ставились на обсуждение сторон с выяснением их мнений по данным вопросам и по результатам их рассмотрения судом принимались законные, обоснованные и мотивированные решения. Вопреки доводам жалоб, нарушений принципа состязательности сторон судом не допущено. Сторона защиты не была ограничена в праве предоставлять суду любое доказательство, которое считала необходимым, в связи с чем довод кассационных жалоб о том, что приговор вынесен с обвинительным уклоном, является надуманным.

Судебное следствие было окончено с согласия сторон, то есть совокупность исследованных доказательств, по мнению сторон, была признана достаточной для вынесения судом законного и обоснованного итогового судебного решения. При этом стороны согласились закончить судебное следствие без проведения каких-либо дополнительных процессуальных действий. Ходатайств о дополнении судебного следствия, сторонами не заявлялось.

Неустранимые сомнения в виновности осужденных, требующие толкования в их пользу, предположительные выводы в обжалуемых судебных решениях отсутствуют.

Тщательный анализ доказательств позволил суду правильно установить фактические обстоятельства и прийти к обоснованному выводу о доказанности вины В., Д.А., К., Б. в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ, умысел которых на разбой, в судебном заседании установлен.

Выводы суда о юридической оценке действий осужденных надлежащим образом мотивированы в приговоре.

Наказание каждому осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 6, ст. 60 УК РФ, а в отношении осужденных В., К. и Б. также с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности виновных, наличия смягчающих и отсутствия (за исключением у Д.А.) отягчающих обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на их исправление и условия жизни их семей, и всех конкретных, значимых обстоятельств дела, влияющих на вид и размер наказания.

Каких-либо обстоятельств, прямо предусмотренных уголовным законом в качестве смягчающих, но не учтенных судом, как и оснований для признания иных обстоятельств в качестве смягчающих наказание В., Д.А., К., Б., помимо установленных судом первой инстанции, в том числе аморальности поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления, на что ссылается сторона защиты в жалобах, не имеется.

Признав совокупность установленных смягчающих обстоятельств исключительной, размер назначенного каждому осужденному наказания за совершенное ими преступление суд определил ниже низшего предела, установленного санкцией п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ, применив положения ст. 64 УК РФ.

Выводы суда о необходимости назначения наказания осужденным в виде лишения свободы, об отсутствии оснований для применения к ним положений ч. 6 ст. 15, ст. 53.1, а к осужденным В., Д.А., К. положений ст. 73 УК РФ, к Д.А. положений ч. 2 ст. 68 УК РФ, в приговоре надлежаще мотивированы и их правильность сомнений не вызывает.

Возложенные судом в соответствии с ч. 5 ст. 73 УК на Б. обязанности направлены на исправление условно осужденной.

Нарушений уголовного закона при назначении осужденным наказания, не допущено, оно, вопреки доводам кассационных жалоб, по своему виду и размеру отвечает целям наказания, предусмотренным ч. 2 ст. 43 УК РФ, является справедливым по отношению к личности каждого из осужденных и совершенному ими общественно-опасному деянию, оснований для признания назначенного наказания несправедливым вследствие его чрезмерной суровости, а также для его смягчения, о чем содержатся просьбы в кассационных жалобах, не имеется.

Вид исправительного учреждения В., Д.А. и К. назначен судом правильно.

Гражданский иск потерпевшего ФИО14 разрешен судом в соответствии с требованиями гражданского и гражданско-процессуального законодательства.

Вместе с тем по данному делу допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые могли повлиять на исход уголовного дела, то есть на правильность его разрешения по существу.

Доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, в силу ст. 75 УПК РФ являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

Как следует из приговора, суд в обоснование своего вывода о виновности В., Д.А., К., Б. в совершении разбойного нападения на потерпевшего ФИО14 сослался на показания сотрудника полиции ФИО19, допрошенного в судебном заседании в качестве свидетеля об обстоятельствах совершенных В., Д.А., К., Б. в отношении потерпевшего преступления, ставших ему известными в ходе отобрания у Б. объяснений, в которых Б. указала подробные обстоятельства совершенного как ею, так и остальными осужденными преступления, привела конкретные действия каждого из виновных при совершении преступления.

Суд апелляционной инстанции, проверив законность и справедливость приговора, обоснованно исключил из приговора ссылку на недопустимые доказательства — объяснение Б., видео и аудиозапись разговора Б. с сотрудниками полиции, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий «опрос» и «наблюдение», как не отвечающих требованиям ст. 75 УПК РФ, о чем привел в апелляционном определении надлежащим образом мотивированные выводы.

Однако судебные инстанции, оценивая приведенные в приговоре показания свидетеля ФИО19 в совокупности с другими доказательствами, пришли к выводу об их относимости, допустимости и достоверности, то есть фактически показания сотрудника полиции ФИО19 об обстоятельствах совершенного В., Д.А., К., Б. преступления были положены в основу обвинительного приговора.

Вместе с тем, по смыслу закона, работник полиции может быть допрошен в суде только по обстоятельствам проведения того или иного следственного или процессуального действия при решении вопроса о допустимости доказательства, а не в целях выяснения содержания показаний допрошенного лица, поэтому показания этой категории свидетелей относительно сведений, о которых им стало известно из их бесед либо во время допроса подозреваемого (обвиняемого), свидетеля, не могут быть использованы в качестве доказательств виновности осужденного.

Исходя из предписаний ч. 2 ст. 50, ч. 1 ст. 51 Конституции Российской Федерации и положений закона, закрепленных в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, суд не вправе допрашивать дознавателя и следователя, равно как и сотрудника, осуществляющего оперативное сопровождение дела, о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, восстанавливать содержание этих показаний, тем самым закон исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений.

Поэтому показания свидетеля ФИО19 (сотрудника полиции) об обстоятельствах, ставших ему известными из объяснений опрошенной Б., не могут быть использованы в качестве доказательств виновности осужденных.

Указанные обстоятельства не были приняты во внимание судами первой и апелляционной инстанции.

С учетом изложенного из приговора необходимо исключить ссылку на показания свидетеля ФИО19 в части обстоятельств, ставших ему известными из объяснений опрошенной Б.

Вместе с тем исключение из приговора ссылки на показания свидетеля ФИО19 в указанной части не влияет на общий вывод о доказанности виновности осужденных в инкриминируемом им преступлении, поскольку он подтверждается другими исследованными в судебном заседании доказательствами, отраженными в приговоре, получившими надлежащую оценку судами первой и апелляционной инстанции.

Иных нарушений уголовно-процессуального и уголовного закона, повлиявших на исход дела, и которые в силу ст. 401.15 УПК РФ являлись бы основаниями для отмены либо других изменений в кассационном порядке приговора и апелляционного определения, судебными инстанциями не допущено.

Руководствуясь ст. 401.14 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Череповецкого городского суда Вологодской области от 7 октября 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Вологодского областного суда от 15 января 2020 года в отношении В., Д.А., К., Б. изменить:

— исключить из описательно-мотивировочной части приговора показания свидетеля ФИО19 об обстоятельствах, ставших ему известными из объяснений опрошенной Б.

В остальной части приговор и апелляционное определение оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного В., адвоката Соколовой Л.Б. в интересах осужденного В., адвоката Зайцевой Г.И. в интересах осужденного Д.А., адвоката Рубцова А.Н. в интересах осужденного К. — удовлетворить частично.

Дата актуальности материала: 03.01.2022

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed