г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Как привлечь гендиректора к гражданско-правовой ответственности перед кредиторами хозяйственного общества

Действующее законодательство устанавливает возможность привлечения генерального директора хозяйственного общества к гражданско-правовой ответственности главным образом перед 3 группами субъектов: самим обществом[1], акционерами (участниками)[2] и кредиторами общества[3]. Директор по существу представляет интересы общества во вне, не вступая в правоотношения с третьими лицами в качестве самостоятельного субъекта. Однако, субсидиарная ответственность директора перед кредиторами общества законодательством не исключается: рассмотрим данный вопрос подробнее.

Так, п. 2 ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» установлено, что за нарушение обязанности по подаче заявления должника о банкротстве в случаях и в срок, установленный ст. 9 указанного закона, директор несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, возникшим после истечения срока, предусмотренного п. 2 ст. 9 данного закона.

На практике предполагается, что директор должен обратиться с заявлением в суд, если:

удовлетворение требований одного/нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения обществом платежных обязательств в полном объеме перед другими кредиторами;

общим собранием акционеров (участников) хозяйственного общества принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;
обращение взыскания на имущество хозяйственного общества существенно осложнит или сделает невозможной его хозяйственную деятельность;
хозяйственное общество — должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества.
Корпоративным законодательством на директора возложена общая обязанность действовать разумно, добросовестно, что в рамках процесса банкротства проявляется следующим образом.
Перед принятием решения о подаче заявления о банкротстве директор должен, во-первых, проявить разумность – информированность, принятие мер по получению необходимых данных для вынесения взвешенного решения. Как представляется, разумность означает, что избранный генеральный директор должен обладать специфическими навыками, уровнем знаний в силу занятия должности управленца, что отличает его от обычного добросовестного, разумного человека. Конкретный перечень подобных навыков нормативно не установлен, однако, полагаем возможным выделить наиболее важные из них. Так, лицо должно знать и учитывать особенности ведения деятельности, участия в гражданском обороте конкретного хозяйственного общества, директором которого оно является; быть способным к прогнозированию, составлению долгосрочных планов функционирования общества на основании анализа всей имеющейся информации с учетом возможного изменения рыночных условий; оценивать и принимать от имени общества обоснованные риски с целью достижения максимальных результатов, в т.ч. получения обществом значительной прибыли, при одновременной минимизации затрат.

На практике суды оценивают разумность директора, например, через необходимость ознакомления им с материалами бухгалтерской отчетности общества за соответствующий период: если с такими документами директор не знаком, но есть признаки неплатежеспособности общества, и им не подано заявление о банкротстве в установленный срок, к нему будут применены меры субсидиарной ответственности[4].

Во-вторых, директор должен действовать добросовестно, что предполагает осознание лицом наличия у него соответствующих знаний и предвидение им причинения возможного вреда третьим лицам (в частности, кредиторам) в результате использования или неиспользования им данного знания в процессе управления. То есть, если общее собрание принимает решение о подаче заявления о банкротстве, то директор должен принять меры по его непосредственной реализации; или если при изучении финансовых документов, показателей деятельности общества директор выявляет риск признания его неплатежеспособным, он должен обратиться в суд с заявлением о признании общества банкротом.

В материалах судебной практики можно обнаружить следующий довод о том, что факт неплатежеспособности должника подтверждается его бухгалтерскими балансами, и установив данные обстоятельства, директор с необходимостью должен обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом в кратчайший срок[5].

Исходя из изложенного, общие критерии оценки поведения директора: «добросовестность», «разумность» применимы и при квалификации его действий (бездействий) в отношениях с кредиторами общества. В принципе, это обоснованно, так как интересы кредиторов хотя и не являются первостепенными для единоличного исполнительного органа, все же с необходимостью должны им учитываться в целях обеспечения удовлетворения интересов самого общества и его акционеров (участников). Ведь в случае нарушения интересов кредиторов дальнейшее функционирование компании может стать невозможным, и как следствие это повлечет нарушение интересов как самого общества, так и его участников, которые фактически лишатся права на получения прибыли.

Что касается конкретизации указанной обязанности директора по своевременному обращению в суд, то п. 2 ст. 9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» установлено, что данное лицо несет обязанность по подаче заявления в кратчайший срок, но в любом случае не позднее чем через 1 месяц с даты возникновения соответствующих описанных выше обязательств. Таким образом, в случае если основной должник – общество не удовлетворил требования кредиторов или кредитор не получил от общества в разумный срок ответ на предъявленное требование, требование может быть переадресовано директору как лицу, несущему субсидиарную ответственность.

При рассмотрении данной категории дел суды акцентируют внимание на неосуществление расчетов с кредиторами на момент предъявления требований о привлечении к субсидиарной ответственности, отсутствие доказательств наличия имущества, составляющего конкурсную массу, за счет которого требования кредиторов могли быть удовлетворены[6].

В рамках рассматриваемой темы важно определить правовую природу ответственности единоличного исполнительного органа. Если речь идет о деликтной ответственности, то для привлечения лица к гражданско-правовой ответственности в таком случае необходимо наличие состава, который включает 4 традиционные элемента: противоправность, убытки (вред), причинная связь между ними, а также вина нарушителя. Для договорной ответственности характерно другое основание – нарушение самого обязательства.

Исходя из выше изложенного, основанием привлечения директора хозяйственного общества к субсидиарной ответственности перед кредиторами является нарушение им обязанности по подаче заявления о банкротстве или несвоевременная подача такого заявления в суд, а необходимым условием – возникновение обязательств общества именно после истечения установленного месячного срока, причем размер такой ответственности будет зависеть от размера указанных обязательств, а не от общего размера неудовлетворенных требований кредитора.

Буквальное толкование положений п. 1 ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» указывает на то, что ни вина директора, ни ее формы правового значения не имеют. Однако, при решении вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности суд в обязательном порядке устанавливает наличие всех элементов состава, в т.ч. и вины. В связи с тем, что директор не состоит в договорных отношениях с кредиторами общества, а лишь представляет общество, говорить о договорной ответственности, в принципе, будет необоснованно. Скорее подобное ненадлежащее поведение директора в силу причинения вреда кредиторам более характерно для деликтной ответственности.

Кроме описанного случая директор несет субсидиарную ответственность по обязательствам общества, если оно признано банкротом вследствие его действий и (или) бездействий. Так, п. 4 ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» установлены презумпции наличия причинно-следственной связи между указанными событиями (например, если причинен вред имущественным правам кредиторов в результате совершения директором или в пользу директора либо одобрения им одной или нескольких сделок должника; документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством РФ, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют).

Кроме того, директор не несет субсидиарной ответственности в описанных ситуациях, если докажет, что его вина в признании должника банкротом отсутствует. Он будет считаться невиновным, если он действовал добросовестно и разумно в интересах должника. В указанном случае понятие вины отождествляется с недобросовестностью, неразумностью директора.

Приведенные выше положения привлечения единоличного исполнительного органа к субсидиарной ответственности п. 4 ст. 10 можно проиллюстрировать следующими примерами из судебной практики:

генеральный директор совершил сделку на невыгодных для общества условиях, что привело к невозможности дальнейшего осуществления обществом деятельности и как следствие невозможности исполнения финансовых обязательств перед кредиторами[7];
генеральный директор не исполнил предусмотренную законом обязанность по своевременной подаче заявления о признании должника банкротом в арбитражный суд, хотя он знал о неудовлетворительной структуре баланса общества (превышение обязательств должника над его имуществом)[8];
генеральный директор ненадлежащим образом исполнил обязанность по сбору, составлению, учету и хранению бухгалтерской документации[9].
Размер субсидиарной ответственности директора равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества должника. Размер подлежит соответствующему уменьшению, если директором будет доказано, что размер вреда, причиненного имущественным правам кредиторов по его вине, существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению за его счет (абз. 8, 9 п. 4 ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

Суд в обязательном порядке оценивает всю совокупность условий, необходимых для привлечения директора к субсидиарной ответственности. Так, например, в случае непредставления доказательств противоправных действий, повлекших неплатежеспособность должника, и доказательств возникновения у должника обязательств перед кредитором не ранее чем через месяц после возникновения у должника признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества суд отказывает в удовлетворении требований, поскольку при этом также невозможно точно определить дату возникновения обязанности подать заявление о банкротстве, а следовательно, и достоверно определить размер субсидиарной ответственности[10].

Относительно проблемы доказывания наличия причинно-следственной связи следует обратиться к разъяснениям, содержащимся в п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996г. №6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», которыми установлено, что при разрешении споров, связанных с ответственностью лиц, которые имеют право давать обязательные для юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями.

Кроме того, нужно иметь в виду, что при рассмотрении вопроса о привлечении директора к гражданско-правовой ответственности перед кредиторами суды применяют положения п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ №62 от 30.07.2013г., согласно которому не является основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании с директора убытков сам по себе тот факт, что действие директора было одобрено решением органа управления общества.

Резюмируя выше сказанное, следует отметить, что в последнее время дела о привлечении директоров (бывших директоров) хозяйственных обществ к субсидиарной ответственности перед кредиторами не редкое явление в судебной практике, однако, единообразная позиция по данной категории дел не сформировалась. Нормативно закреплена презумпция виновности директора, а это значит, что бремя доказывания обратного (отсутствие вины и наличие добросовестных и разумных действий) возлагается именно на него.

Для минимизации рисков привлечения к субсидиарной ответственности директору, как представляется, необходимо принимать ряд превентивных мер, как то:

получение одобрений от органов управления общества на совершение сделок, выходящих за рамки обычной хозяйственной деятельности, которые потенциально могут оказать влияние на финансовое положение общества (не только крупные сделки);
проявление разумности и добросовестности при выборе контрагентов, совершении сделок, в целом при исполнении своих обязанностей, в т.ч. путем анализа и оценки текущего состояния дел общества, целей его деятельности в ближайшей и долгосрочной перспективе.
Директор должен быть готов в случае судебного рассмотрения доказать, что все его действия имели бизнес цель, были в интересах общества, и возникновение убытков в данном случае не может являться единственным и безусловным основанием для применения мер субсидиарной ответственности.

[1] Ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах», ст. 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

[2] Абз. 2 п. 2 ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах».

[3] Ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

[4] Постановление ФАС Уральского округа от 07.06.2012 г. №Ф09-3452/12.

[5] Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.02.2014г. №17АП-1094/2011-ГК, Постановление ФАС Уральского округа от 23.09.2013г. №Ф09-9125/13.

[6] Постановление ФАС Уральского округа от 14.03.2014г. №Ф09-1648/11.

[7] Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.03.2014г. по делу №А56-55409/2009/З13, Постановление ФАС Московского округа от 25.05.2009г. по делу №А41-5664/08.

[8] Постановление ФАС Уральского округа от 29.04.2010г. по делу №А50-20763/09.

[9] Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.05.2011г. по делу №А21-12297/2009.

[10] Постановление ФАС Северо-Западного округа от 15.11.2013 г. по делу №А44-3040/2011.

Источник: www.klerk.ru

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — юридическая помощь в Москве, Самаре
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости