г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Санкт-Петербург, Спасский пер., д. 14/35, лит. А, офис 1304
АНТОНОВ
И ПАРТНЁРЫ
АДВОКАТСКОЕ БЮРО

Личные неимущественные права, обеспечивающие социальное существование гражданина

1. Право на имя закреплено в ст. 19 ГК. Оно призвано юридически обеспечить возможность гражданина иметь определенное имя, требовать от других лиц обращения к нему в соответствии с этим именем, а также переменить (изменить) его в установленном порядке.

Объект данного права весьма специфичен. Под ним понимают собственно имя вместе с отчеством и фамилией (родовым именем). Имя относится к числу личных благ, которые персонифицируют своего носителя, выступают средством формальной индивидуализации личности.

Данное право обладает особым содержанием, в составе которого могут быть выделены следующие важнейшие элементы:

1) право гражданина требовать от других лиц обращения в соответствии с его фамилией, именем и отчеством;

2) право на изменение и перемену имени, фамилии, отчества;

3) право требовать прекращения неправомерного использования имени.

2. Право на частную жизнь в своих наиболее существенных чертах может быть охарактеризовано как личное неимущественное право лица на свободу определять свое поведение в индивидуальной жизнедеятельности, исключающую какое-либо вмешательство со стороны других лиц, кроме случаев, прямо предусмотренных законом. Данное право состоит из двух групп взаимосвязанных правомочий. Первая из них призвана обеспечить неприкосновенность частной жизни, вторая — сохранение тайны этой жизни.

К числу правомочий, связанных с обеспечением неприкосновенности частной жизни, относятся следующие.

2.1. Право на неприкосновенность жилища нашло юридическое закрепление в ст. 25 Конституции, которая установила, что никто не может проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом или на основании судебного решения. С этим положением Конституции корреспондирует ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой каждый имеет право на уважение его жилища. Говоря об этом праве, законодатель имеет в виду не физическую неприкосновенность жилища как такового, а неприкосновенность одного из элементов частной жизни, юридические границы которого определяются фактически имеющимся у гражданина жилищем. В соответствии с этим субъективным правом лицо может поступать в своем жилище по своему усмотрению и отклонять какие-либо попытки незаконного вторжения в него.

Все предусмотренные законом случаи, в которых допускается проникновение в жилище помимо воли управомоченных лиц, могут быть дифференцированы на три группы. Первая характеризуется наличием чрезвычайной (экстраординарной) ситуации, вызванной пожаром, взрывом газа в помещении и т.п. Вторую группу образуют случаи, когда проникновение в жилище также диктуется фактической необходимостью — осуществление предупредительных и иных профилактических мер (осмотр газового и иного оборудования и т.п.). Третья группа случаев базируется на юридической необходимости совершения строго определенных процессуальных действий, которые регламентируются нормами УПК, а также Законом об оперативно-розыскной деятельности, Законом о внутренних войсках МВД и др.

2.2. Право на неприкосновенность средств личного общения граждан охватывает собой такие основные средства связи, как почтовая переписка, телеграфные и иные сообщения, телефонные переговоры. Европейская конвенция по правам человека признает право каждого на уважение его корреспонденции (ст. 8), а ЕСПЧ в своих решениях подчеркивает, что право на неприкосновенность личной корреспонденции нацелено на защиту конфиденциальности частных сообщений и толкуется как гарантия прав на непрерываемое и не подвергающееся цензуре общение с другими <1>. При этом перлюстрации даже одного письма достаточно для подтверждения нарушения данного права.

Право на тайну переписки закрепляется в ч. 2 ст. 23 Конституции. Конкретизация данного положения содержится в Законе о связи, а также в Законе о почтовой связи и др.

Существо этого права заключается в том, что никто не может знакомиться с личными письмами, телефонными переговорами, телеграфными и иными сообщениями гражданина, передаваемыми по сетям электросвязи и сетям почтовой связи без его личного (в каждом случае) согласия. Сведения о передаваемых по сетям электросвязи и сетям почтовой связи сообщениях, о почтовых отправлениях, а также сами эти сообщения, почтовые отправления могут выдаваться только отправителям и получателям (или их представителям), если иное не предусмотрено законом.

Осмотр почтовых отправлений, их вскрытие, осмотр вложений, ознакомление с информацией и документальной корреспонденцией, передаваемой по сетям электросвязи и сетям почтовой связи, осуществляются только на основании решения суда, за исключением случаев, установленных федеральными законами (ст. 63 Закона о связи, ст. 15 Закона о почтовой связи).

2.3. Право на неприкосновенность внешнего облика. Нарушение такой неприкосновенности не связано с каким-либо непосредственным физическим, психическим или юридическим воздействием на личность как таковую. Здесь речь идет о том, что посредством незаконного воспроизведения внешнего облика и последующего рассмотрения материальных носителей изобразительной информации нарушается частная жизнь гражданина <1>. Нарушение будет заключаться уже в том, что внешний облик личности воспроизводится (за пределами случаев, оговоренных в самом законе) без согласия лица, внешность которого (а при динамических способах воспроизведения — и поступки) отражена в соответствующем носителе.

В соответствии со ст. 152.1 ГК, специально посвященной охране изображения гражданина, суть права на неприкосновенность внешнего облика заключается в том, что обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина допускаются только с его согласия (после смерти гражданина — с согласия его детей и пережившего супруга, а при их отсутствии — с согласия родителей).

Статья 152.1 ГК регулирует те отношения, в которых участвуют граждане, не являющиеся артистами-исполнителями, т.е. актерами, музыкантами, певцами или танцорами, которые играют роль, читают стихи, поют или иным образом осуществляют свою творческую деятельность и в отношении которых действуют специальные правила ГК о защите авторских и смежных прав. Запечатленным может оказаться лицо, которое не играет роль, а идет по улице, отдыхает на пляже, обедает в ресторане и т.д. Подсмотренные объективом сцены из жизни могут демонстрироваться только после получения согласия их участников, так как в противном случае произойдет нарушение не прав исполнителя, а права на неприкосновенность внешнего облика гражданина, являющегося важным элементом его права на частную жизнь.

Гражданский кодекс предусматривает возможность охраны изображения гражданина, если оно помимо его воли оказалось запечатленным на фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства и указывает на три случая, когда получение такого согласия не требуется.

Во-первых, если использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах. Непосредственно в тексте закона не раскрыто, что следует понимать под «публичными» интересами (государственными или общественными). Как уже ранее отмечалось в юридической литературе, это должны быть действия, совершаемые специально в целях информации об изображенном лице <1>. При этом объектом публичного интереса, как правило, становятся широко известные государственные и общественные деятели, играющие определенную роль в области политики, экономики, искусства и т.п. <2>, именуемые в практике ЕСПЧ «публичными фигурами». Примечательно в этом плане дело от 24 июня 2004 г. «Фон Ганновер (Принцесса Ганноверская) против Германии», в котором было признано нарушением права на частную жизнь распространение во многих журналах в Германии фотографий принцессы Каролины (члена правящей семьи Монако), сделанных не на официальных мероприятиях, а во время ее повседневной жизни (занятий спортом, прогулки, выхода из ресторана, отдыха на пляже и т.п.). Речь шла о распространении не идей, а изображений, содержащих очень личную информацию о лице, а сами снимки были сделаны без его ведома и согласия, в условиях преследования журналистами, которому подвергаются многие публичные лица в своей повседневной жизни. ЕСПЧ призвал Германию провести четкое различие между «значимыми фигурами истории» и «относительно» публичными лицами, чтобы и те, и другие имели возможность точно знать, где и когда они защищены, а где и когда, напротив, должны ждать вмешательства со стороны других лиц, особенно бульварной прессы.

Не вызывает сомнения, что использование изображения в государственных и общественных интересах без получения согласия осуществляется в тех случаях, когда фотографии, словесные портреты лиц доводятся до всеобщего сведения в целях розыска лиц, в частности, в связи с уголовным расследованием и в других подобных случаях.

Во-вторых, в соответствии со ст. 152.1 ГК не требуется получения согласия, если изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования.

В-третьих, не требуется получения согласия, если гражданин позировал за плату.

Гражданин, право которого на неприкосновенность внешнего облика было нарушено путем распространения, введения в гражданский оборот тех или иных материальных носителей, содержащих его изображение (журналов, газет, фотографий, книг, дисков и т.п.), вправе требовать в судебном порядке изъятия их из оборота и уничтожения без какой-либо компенсации. Аналогичное требование может быть заявлено, если такие объекты были изготовлены с целью их дальнейшего введения в гражданский оборот (т.е. для продажи или иного отчуждения).

Если изображение гражданина, полученное с нарушением его права на неприкосновенность внешнего облика, было распространено в сети Интернет, он вправе требовать удаления этого изображения, а также пресечения или запрещения дальнейшего его распространения (п. 3 ст. 152.1 ГК).

2.4. Право на неприкосновенность частной документации заключается в том, что опубликование писем, дневников, записок, заметок допускается лишь с согласия их автора, а писем — и с согласия адресата. В случае смерти кого-либо из них указанные документы могут публиковаться с согласия пережившего супруга и детей умершего. Данное право прямо не закреплено в гражданском законодательстве Российской Федерации, однако нуждается в самостоятельной правовой охране, так как оно не тождественно субъективному авторскому праву на произведения науки, литературы и искусства.

Право на неприкосновенность частной документации включает в себя следующие правомочия:

— право авторской принадлежности, которое юридически выражает факт создания конкретного личного документа именно данным лицом. В случае перехода права собственности от автора к другому лицу это правомочие все равно остается за автором;

— правомочия по использованию и распоряжению материальным объектом рассматриваемого права. При этом в реализации указанных правомочий имеется специфика, поскольку личный документ — это не только вещь, но и носитель информации. В силу этого использование личной документации (и распоряжение ею) может состоять в передаче не столько самого объекта, сколько указанной информации;

— диспозитивные правомочия, которые, с одной стороны, дают автору полную свободу создавать, вести и накапливать личные документы, а с другой — негативируют (не допускают) какие бы то ни было вторжения в эту сферу.

Следовательно, право на неприкосновенность частной документации — это такое субъективное право, в силу которого гражданин обладает свободой создавать, вести, использовать и распоряжаться своей частной документацией по своему усмотрению, исключающей какое-либо вмешательство в указанную документацию со стороны третьих лиц помимо его воли, за исключением случаев, предусмотренных законом.

3. Гражданско-правовая охрана тайны частной жизни. Статья 150 ГК содержит общую норму о том, что личная и семейная тайна, подобно другим нематериальным благам, защищается гражданским законом. Помимо этой общей нормы, существует целая совокупность специальных норм, функционирующих в различных сферах общественных отношений и регламентирующих отдельные виды тайн о частной жизни граждан. Так, в соответствии с Основами законодательства о нотариате нотариус обязан сохранять в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением его профессиональной деятельности. Семейный кодекс предусматривает тайну усыновления. Закон об охране здоровья граждан закрепляет правовой режим врачебной тайны. Однако независимо от того, содержится ли указание о том или ином отдельном виде профессиональной тайны в специальном акте, в силу ст. 150 ГК работники любых — медицинских, юридических и других государственных, муниципальных (банков, предприятий связи, ЗАГСов), общественных (партий, профессиональных союзов, средств массовой информации и др.), а равно частных (медицинских, юридических, в том числе охранных, сыскных и др.) организаций обязаны сохранять в тайне сведения о частной жизни лица, полученные при выполнении своих профессиональных обязанностей (общественных поручений).

Если информация о частной жизни стала известна в связи с возникновением (или исполнением) конкретного гражданско-правового обязательства (по оказанию тех или иных услуг, выполнению работ или даже просто уплате денег определенному лицу), в котором гражданин являлся стороной, то его контрагент не вправе разглашать полученную информацию ни о самом гражданине, ни о третьих лицах, участвовавших в данном обязательстве (например, в пользу которых оно было заключено) (п. 2 ст. 152.2 ГК).

Также неправомерным распространением информации о частной жизни считается ее использование при создании произведений науки, литературы и искусства, если такое использование нарушает интересы гражданина. Подобные ограничения, налагаемые на участников различных гражданских правоотношений, возникающих в сфере как чисто имущественных, так и творческих отношений, вытекают из прямого запрета, предусмотренного п. 1 ст. 152.2 ГК. Не допускается без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, в том числе и не подпадающей под режим специально охраняемой тайны (в частности, о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о роде занятий или о семейном положении), если иное прямо не предусмотрено законом.

Не является нарушением данного правила сбор, хранение, распространение указанной информации в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле (п. 1 ст. 152.1 ГК). Последнее получило широкое распространение в сети Интернет, где на личных страничках социальных сетей многие граждане по собственной инициативе распространяют разнообразную (порой весьма интимную) информацию о своей частной жизни.

В зависимости от характера и способа незаконного получения, сохранения или распространения информации о частной жизни судом по требованию гражданина определяется и конкретный способ защиты его нарушенного права. Так, если информация содержится в документах, видеозаписях или иных материальных носителях, гражданин вправе требовать не только удаления соответствующей информации, но и пресечения или запрещения ее дальнейшего распространения путем изъятия и уничтожения материальных носителей, если без этого удалить соответствующую информацию невозможно. Какая-либо компенсация за уничтоженные материальные носители (диски, видеозаписи, документы и проч.), изготовленные в целях их введения в гражданский оборот, не предусматривается.

В зависимости от конкретных обстоятельств гражданин может также прибегнуть и к тем способам защиты своей частной жизни, которые предусмотрены п. 2 ст. 150 ГК. В случае смерти гражданина данное право предоставлено его детям, родителям и пережившему супругу.

4. Право на свободу передвижения закреплено в ст. 27 Конституции, в соответствии с которой каждый, кто законно находится на территории РФ, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства. С этим конституционным положением корреспондирует ст. 2 протокола N 4 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с которой каждый, кто на законных основаниях находится на территории какого-либо государства, имеет в пределах этой территории право на свободу передвижения и свободу выбора места жительства. Из этого исходит и ст. 150 ГК. Конкретизируется содержание данного права в Законе о свободе передвижения.

Существо этого права заключается в том, что только сам гражданин может решать, где, как долго он будет проживать, какие места посещать, где будет находиться его постоянное или временное место жительства. Анализируемое право включает в себя ряд правомочий: 1) право свободно перемещаться в пределах своего государства; 2) право на выбор места пребывания; 3) право на выбор места жительства (постоянного или преимущественного); 4) право на свободный выезд за пределы Российской Федерации; 5) право на беспрепятственное возвращение в Российскую Федерацию. Этот перечень не является исчерпывающим, так как касается лишь основных возможных путей реализации свободы передвижения.

Длительное время право на свободу передвижения ограничивалось существовавшим в СССР разрешительным порядком прописки. В упомянутом выше Законе сам термин «прописка» вообще не употребляется, а речь идет о регистрационном учете граждан. Это означает, что гражданин не должен испрашивать согласия на проживание у представителей исполнительных, распорядительных или иных органов власти. Регистрационный учет предполагает лишь обязанность в установленный срок (семь дней) сообщить о месте своего нового постоянного проживания уполномоченным на то государственным органам (ст. 6 Закона). Последние в трехдневный срок со дня предъявления им документов должны осуществить регистрацию.

Ограничение права граждан на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации допускается только на основании закона. В частности, такие ограничения могут быть установлены в пограничной зоне, в закрытых военных городках, в закрытых административно-территориальных образованиях, в зонах экологического бедствия, на отдельных территориях и в населенных пунктах, где в случае опасности распространения инфекционных, иных массовых заболеваний и отравлений людей введены особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной деятельности; на территориях, где введено чрезвычайное или военное положение.

Готовы доверить решение проблемы нам?

Ваше сообщение успешно отправлено.
Наши сотрудники свяжутся с Вами в ближайшее время.

Наша главная цель — помощь клиентам в решении существующих проблем и их профилактика в будущем.

Оставьте заявку на консультацию, чтобы убедиться в этом лично!

Мы работаем по всей России. Укажите Ваш город в комментарии

Отправляя форму вы соглашаетесь на обработку персональных данных

Отзывы

Получить консультацию юриста
x
Полезная информация
Сторонние сайты