top-menu
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
menu-mobile

Обобщение судебной практики по делам о признании права граждан на реабилитацию

Главная Профессиональные новости Обобщение судебной практики по делам о признании права граждан на реабилитацию

Настоящее обобщение проведено с учетом направленной в наш адрес заместителем Председателя Верховного Суда Российской Федерации «Примерной программы изучения судебной практики по делам о признании права граждан на реабилитацию».

В ходе обобщения изучена информация, представленная городскими (районными) судами и мировыми судьями республики, а также практика рассмотрения дел данной категории в Верховном Суде Республики Карелия.

В 2009 году городскими и районными судами республики оправдано 16 лиц; в отношении 1 лица принято решение о прекращении дела по реабилитирующим основаниям. 4 оправдательных приговора были отменены судом кассационной инстанции и дела направлены на новое рассмотрение.

По всем указанным делам суды признавали право оправданных на реабилитацию. Кроме того, право на реабилитацию, согласно представленным судами республики данным, было признано в отношении 4 лиц, оправданных судом в части предъявленного обвинения.

Верховный Суд Республики Карелия в 2009 году оправдал 1 лицо в связи с непричастностью к предъявленному обвинению, признав за ним право на реабилитацию.

Мировыми судьями Республики Карелия было постановлено 52 оправдательных приговора, в том числе по делам частного обвинения — 50; прекращено по реабилитирующим основаниям уголовное преследование в отношении 199 лиц, в том числе по делам частного обвинения — 196.

Из указанного числа отменены оправдательные приговоры с вынесением обвинительного приговора в отношении 5 лиц (ранее оправданных по делам частного обвинения), а также отменены 3 постановления мировых судей о прекращении дел по реабилитирующим основаниям.

По делам публичного обвинения мировые судьи признавали право на реабилитацию оправданных лиц.

Также следует отметить, что в отношении трех оправданных лиц по делам частного обвинения мировые судьи также признали право на реабилитацию.

Судом кассационной инстанции отменены три обвинительных приговора, постановленные мировыми судьями и оставленные без изменения судом апелляционной инстанции и уголовные дела прекращены на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ — в связи с отсутствием в деянии состава преступления. За двумя лицами (ранее осужденными за преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 175 УК РФ и ч. 1 ст. 322.1 УК РФ) суд кассационной инстанции признал право на реабилитацию. В отношении лица, ранее осужденного по ч. 1 ст. 130 УК РФ право на реабилитацию в кассационном определении не признано.

Один осужденный оправдан судом кассационной инстанции в части предъявленного обвинения (ч. 4 ст. 150 УК РФ). В кассационном определении не указано на признание за ним права на частичную реабилитацию.

Судом надзорной инстанции в 2009 году не принималось решений о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям.

Судами Республики Карелия в 2009 году рассмотрено по существу 7 заявлений о взыскании морального вреда, 1 заявление о признании права на реабилитацию и 3 заявления о взыскании имущественного вреда, причиненного гражданину в результате уголовного преследования.

По результатам судебного рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства удовлетворены 6 заявлений граждан о взыскании морального вреда, причиненного уголовным преследованием.

По данным заявлениям суд взыскал с Министерства Финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации 1 395 000 рублей в пользу заявителей. Сумма компенсации морального вреда составляла от 25 000 рублей до 500 000 рублей.

В удовлетворении одного заявления о взыскании морального вреда, причиненного уголовным преследованием по делу частного обвинения, суд отказал, указав на то, что в ходе судебного разбирательства не получено сведений о злоупотреблении своими правами частного обвинителя при реализации конституционного права на обращение в суд.

По одному заявлению судом принято решение об отказе в праве на реабилитацию в связи с тем, что лицо не обладает статусом «реабилитированного» (в отношении него не выносился оправдательный приговор, не принималось решение о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям).

Три заявления реабилитированных граждан о возмещении имущественного вреда рассмотрены судом в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК РФ.

Судом удовлетворены требования заявителей на общую сумму 294 530 рублей. Указанная сумма взыскана с Министерства Финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации.

Суды республики трижды принимали решение об отказе в принятии заявлений граждан о возмещении вреда, причиненного уголовным преследованием:

В одном случае заявительница, не обладающая статусом реабилитированного лица, просила взыскать расходы, понесенные в связи с незаконным применением к ней мер процессуального принуждения (отстранение от должности). Суд отказал в принятии заявления, указав, что, поскольку расследование по делу продолжается, основания для удовлетворения заявленных требований отсутствуют.

Второе заявление не было принято к производству суда в связи с тем, что лицо предъявило требования о взыскании морального вреда к ненадлежащему ответчику- судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия.

Третье заявление не было принято к производству суда в связи с тем, что в нарушение требований главы 18 УПК РФ, требование о возмещении имущественного вреда было заявлено в порядке гражданского судопроизводства.

Более подробная информация по вышеуказанным делам приведена ниже, при ответах на вопросы Примерной программы.

Применение статьи 133 УПК РФ

1. а) Должно ли признаваться право на реабилитацию за лицами, в отношении которых прекращено уголовное преследование, отменен или изменен обвинительный приговор ввиду принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость совершенного деяния с прекращением дела по пункту 2 части 1 статьи 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления (часть 2 статьи 24 УПК РФ).

Суды Республики Карелия не признают право на реабилитацию за лицами, в отношении которых прекращено уголовное преследование, отменен или изменен обвинительный приговор ввиду принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость совершенного деяния с прекращением дела по пункту 2 части 1 статьи 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления (часть 2 статьи 24 УПК РФ).

Указанная позиция основана на следующем:

Согласно части 4 ст. 133 УПК РФ, принятие закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, предусмотрено в числе случаев, при наличии которых право на реабилитацию у соответствующего участника уголовного судопроизводства не возникает.

Устанавливая такого рода правила, статья 133 УПК Российской Федерации реализует положения статьи 53 Конституции Российской Федерации, в силу которых право на возмещение государством вреда гарантируется лишь в случаях, когда вред причинен незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Преступность и наказуемость деяния, согласно ст. 10 УК РФ, определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения деяния.

Представляется, что прекращение уголовного преследования в связи с принятием нового закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, само по себе не является свидетельством незаконности осуществлявшегося против лица уголовного преследования, оно не означает исправление допущенной ошибки или иного нарушения закона, поскольку на момент судопроизводства действия должностных лиц осуществлялись на основании и в строгом соответствии с действующим законодательством.

Постановлением о прекращении уголовного преследования в связи с принятием нового закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, констатируется невозможность дальнейшего осуществления уголовного преследования в отношении обвиняемого, хотя ранее выдвигавшиеся против него обвинения и не признаются необоснованными.

Вместе с тем, в тех случаях, когда будет установлена невиновность лица, обвиняемого в совершении деяния, преступность и наказуемость которого устранены новым законом, право на реабилитацию должно быть признано.

б) Должно ли признаваться право на реабилитацию за лицами, в отношении которых прекращено уголовное преследование, отменен или изменен обвинительный приговор по п. 3 части 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности с учетом положений п. 4 части 2 ст. 133 УПК РФ.

Суды Республики Карелия не признают право на реабилитацию за лицами, в отношении которых прекращено уголовное преследование, отменен или изменен обвинительный приговор по п. 3 части 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Указанная позиция основана на следующем:

Статья 53 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на возмещение государством вреда лишь в тех случаях, когда вред причинен незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Согласно статьям 133-134 УПК РФ, применение реабилитации в конкретном деле является результатом принятия в рамках уголовного судопроизводства решения, снимающего с лица выдвинутые обвинения, — оправдательного приговора, постановления (определения) о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в связи с отсутствием события или состава преступления, в связи с непричастностью лица к совершенному преступлению и по некоторым другим основаниям.

Правила названных статей, однако, не распространяются на случаи прекращения уголовного преследования по так называемым нереабилитирующим основаниям, в частности, в связи с истечением сроков давности (часть четвертая статьи 133 УПК РФ).

Прекращение уголовного дела в связи с истечением сроков давности само по себе не является свидетельством незаконности осуществлявшегося против лица уголовного преследования, оно не является исправлением ошибки или иного нарушения закона, а означает отказ от дальнейшего доказывания виновности лица, хотя снования для осуществления в отношении него уголовного преследования сохраняются.

Лицо, в отношении которого уголовное преследование прекращено в связи с истечением сроков давности, вправе возражать против такого решения и настаивать на продолжении производства по делу, с тем, чтобы уголовное дело завершилось решением, влекущим реабилитацию (ч. 2 ст. 27 УПК РФ).

Такую позицию неоднократно высказывал Конституционный Суд Российской Федерации (определение N 531-О от 21 декабря 2006 года по жалобе Седова Г.Ю., определение N 777-О-О от 20 ноября 2008 года по жалобе Рамазанова К.Р., определение N 1627-О-О от 17 декабря 2009 года по жалобе Деминой Л.И., Диденко А.В., Листова В.Б.).

в) Должно ли признаваться право на реабилитацию за лицами, в отношении которых отменен приговор и прекращено уголовное дело по реабилитирующим основаниям в кассационном порядке (что не предусмотрено ст. 133 УПК РФ)

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия признает право на реабилитацию за лицами, в отношении которых отменен приговор или прекращено уголовное дело по реабилитирующим основаниям, несмотря на то, что в ст. 133 УПК РФ отсутствует указание на необходимость признания права на реабилитацию в таких случаях.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия 28 мая 2009 года отменила приговор мирового судьи Лоухского судебного участка Республики Карелия от 11 февраля 2009 года и апелляционное постановление Лоухского районного суда Республики Карелия от 02 апреля 2009 года в отношении Б. и прекратила дело на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 175 УК РФ; освободила Б. из-под стражи и признала за ней право на реабилитацию и обращение в Лоухский районный суд Республики Карелия с требованием о возмещении имущественного и морального вреда.

Правоприменительная практика исходит в таких случаях из общих положений о реабилитации, закрепленных в Конституции РФ и УПК РФ.

Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на возмещение государством вреда в случаях, когда вред причинен незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Согласно п. 34 ст. 5 УПК РФ, реабилитация-это порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда.

Поскольку суд кассационной инстанции отменяет приговор суда первой инстанции как незаконный и необоснованный и принимает решение об оправдании лица либо прекращении в отношении него дела по реабилитирующим основаниям, то признание права на реабилитацию за таким лицом является логичным и соответствуют вышеприведенным положениям Конституции Российской Федерации и ст. 133 УПК РФ.

г) Должно ли признаваться право на реабилитацию за лицами, уголовное преследование в отношении которых прекращено в случаях, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость деяния были устранены новым законом.

Суды Республики Карелия не признают право на реабилитацию в таких случаях, поскольку, согласно части 4 ст. 133 УПК РФ, принятие закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, предусмотрено в числе случаев, при наличии которых право на реабилитацию у соответствующего участника уголовного судопроизводства не возникает.

Устанавливая такого рода правила, статья 133 УПК Российской Федерации реализует положения статьи 53 Конституции Российской Федерации, в силу которых право на возмещение государством вреда гарантируется лишь в случаях, когда вред причинен незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Согласно ст. 10 УК РФ, преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения деяния, поэтому до принятия нового уголовного закона органы предварительного расследования действуют на основании и соответствии с действующим законодательством.

Представляется, что прекращение уголовного преследования в связи с принятием нового закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, само по себе не свидетельствует о незаконности осуществлявшегося против лица уголовного преследования и не означает исправление допущенной ошибки или иного нарушения закона.

Постановлением о прекращении уголовного преследования в связи с принятием нового закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, констатируется невозможность дальнейшего осуществления уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого, хотя ранее выдвигавшиеся против него обвинения и не признаются необоснованными.

Вместе с тем закон обязывает суд проверять наличие достаточных для прекращения дела оснований и условий в отношении данного лица (доказанность его вины в совершении деяния, преступность и наказуемость которого устранены новым законом). Сторонам необходимо обеспечить возможность высказать свою позицию по данному вопросу.

Как отмечал Конституционный Суд РФ (определение от 05 ноября 2004 года N 360-О по жалобе Краюшкина Е.В.) часть четвертая статьи 133 УПК РФ не препятствует суду рассмотреть по существу находящееся в его производстве дело, если до вынесения приговора новым уголовным законом устраняется преступность и наказуемость инкриминируемого обвиняемому деяния, и решить вопрос о признании (или об отказе в признании) за ним права на реабилитацию.

Представляется, что ошибочное привлечение лица к уголовной ответственности (например, после принятия нового закона, которым устранены преступность и наказуемость деяния), порождает право на реабилитацию, поскольку такие действия являются незаконными.

д) Должно ли признаваться право на реабилитацию за лицами, обоснованно осужденными за совершение преступлений, которым в последующем наказание было снижено, либо в связи с принятием закона, смягчающего наказание, либо в связи с внесением в приговор изменений в кассационном или надзорном порядке, в результате чего вновь назначенное им наказание оказалось меньше, чем реально отбытое.

Согласно п. 34 ст. 5 УПК РФ, реабилитация- это порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда.

В этой связи полагаем, что в тех случаях, когда наказание снижается лицам, обоснованно осужденным за совершение преступлений, право на реабилитацию не должно возникать.

Вместе с тем в таких ситуациях считаем возможным принимать во внимание положения части 5 статьи 133 УПК РФ, согласно которой в иных случаях (не предусмотренных ч. 1-3 ст. 133 УПК РФ) вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Представляется, что к таким ситуациям могут быть отнесены указанные в примерной программе случаи внесения в приговор изменений в кассационном или надзорном порядке, в результате чего вновь назначенное обоснованно осужденным лицам наказание оказывается меньше, чем реально отбытое.

Здесь же отметим, что суды не признают право на реабилитацию за лицами, в отношении которых было признано незаконным постановление суда об отмене условно-досрочного освобождения.

Так, 05 ноября 2009 года Беломорский суд Республики Карелия отказал в признании права на реабилитацию Р. Из материалов дела следует, что постановлением суда от 30 января 2007 года было отменено условно-досрочное освобождение осужденному и он направлен для отбывания неотбытой части наказания в места лишения свободы сроком на 11 месяцев 26 дней. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 12 марта 2007 года данное постановление отменено, Распопин освобожден из-под стражи, дело направлено на новое рассмотрение, по результатам которого в удовлетворении представления начальника Беломорского РОВД об отмене Р. условно-досрочного освобождения отказано. 25 марта 2009 года содержание Р. под стражей (по постановлению от 30 января 2007года) признано незаконным и в возмещение морального вреда в его пользу взыскано 5 000 рублей с Министерства Финансов РФ.

Отказ суда в признании права на реабилитацию Р. мотивирован тем, что в отношении него не выносился оправдательный приговор, уголовное дело по основаниям, указанным в ч. 2 ст. 133 УПК РФ не прекращалось, обвинительный приговор от 20 июля 2005 года не отменялся и не изменялся, в связи с чем оснований для признания права на реабилитацию в связи с содержанием его под стражей с 30 января по 12 марта 2007 года, не имеется.

2. В каких случаях суды принимают решение о возмещении вреда лицам, подвергнутым мерам процессуального принуждения, в ходе производства по уголовному делу (ч. 3 ст. 133 УПК РФ).

Есть ли случаи возмещения такого вреда гражданам, незаконно подвергшимся принудительному приводу в качестве свидетеля и понесшим при этом убытки, либо подвергшимся досмотру или обыску с причинением не вызывавшегося необходимостью ущерба, либо понесшим убытки в связи с необоснованным наложением ареста на имущество, финансовые средства, изъятием документации в тех случаях, когда такие граждане сами не привлекались к уголовной ответственности.

В силу ч. 3 ст. 133 УПК РФ правом на возмещение вреда обладает не только подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный, но и любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

К мерам процессуального принуждения в силу раздела IV УПК РФ относятся: задержание, меры пресечения, обязательство о явке, привод, временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество, ценные бумаги, денежное взыскание.

Такие меры процессуального принуждения, как обязательство о явке, привод, денежное взыскание в силу ч. 2 ст. 111 УК РФ могут быть применены к потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу и ответчику, специалисту, эксперту, переводчику, понятому, в связи с чем указанные лица в силу ч. 3 ст. 133 УПК РФ имеют право на возмещение в порядке реабилитации вреда, причиненного незаконными и необоснованными действиями соответствующих должностных лиц.

С требованиями о возмещении вреда другие лица, помимо подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, осужденных, незаконно подвергнутые мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу, в суды Республики Карелия в 2009 году не обращались.

В судебной практике имел место факт отказа в принятии заявления о возмещении имущественного вреда, обусловленного незаконным применением мер процессуального принуждения, от лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Так, в Петрозаводский городской суд Республики Карелия с заявлением о взыскании компенсации в связи с реабилитацией обратилась П. Заявительница мотивировала свои требования тем, что на стадии предварительного расследования к ней незаконно применены меры процессуального принуждения: на основании судебного постановления с 15 января 2009 года она была временно отстранена от должности в связи с привлечением к уголовной ответственности. Данное решение отменено судом надзорной инстанции; в связи с незаконным отстранением от должности она не получала заработную плату 3 месяца 21 день. Заявительница поставила вопрос о взыскании этих средств с Правительства РК в лице Министерства Финансов РК.

Суд отказал в принятии заявления П., указав, что по смыслу части 3 статьи 133 УПК РФ во взаимосвязи с частью второй той же статьи, право на реабилитацию имеют любые лица, незаконно подвергнутые мерам процессуального принуждения, за исключением подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и осужденных. Из представленных заявительницей материалов следует, что временное отстранение от должности было применено к П. как к подозреваемой. Лица, имеющие указанный статус, подлежат реабилитации (п. 2 ч. 2 ст. 133 УПК РФ) в случае прекращения в отношении них уголовного преследования по основаниям, предусмотренным п.п. 125 и 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, и п.п. 14-6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. Однако заявительницей не представлено процессуальное решение о прекращении в отношении нее уголовного преследования, а также о признании за ней права на реабилитацию. Согласно сообщению следователя, уголовное преследование в отношении П. не прекращалось, поэтому заявление не подлежит принятию к рассмотрению.

Применение статьи 134 УПК РФ

1) Следует ли признавать право на реабилитацию за лицами, в отношении которых постановлен оправдательный приговор или прекращено уголовное дело не по всему объему предъявленного обвинения, а лишь частично.

В последние года суды республики признают право на реабилитацию за лицами, в отношении которых постановлен оправдательный приговор или прекращено уголовное дело не по всему объему предъявленного обвинения в тех случаях, когда лицу был причинен вред в результате уголовного преследования по обвинению, не нашедшему подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Так, Петрозаводский городской суд Республики Карелия, признав Ч. и Н. виновными в совершении преступления, предусмотренного п.п. «ав» ч. 2 ст. 158 УК РФ, и назначив каждому из них наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении, признал их невиновными в совершении двух преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, и оправдал за непричастностью к совершению указанных преступлений.

За Ч. и Н. суд признал право на реабилитацию, то есть право на возмещение имущественного ущерба, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

В тех случаях, когда в аналогичных ситуациях суды первой инстанции не признавали право на реабилитацию за лицами, оправданных по части обвинения, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия вносила соответствующие изменения в приговор.

Кондопожский городской суд Республики Карелия одновременно с постановлением обвинительного приговора в отношении П. вынес постановление о прекращении уголовного преследования по обвинению П. по ч. 3 ст. 30 — ч. 1 ст. 158 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления (государственный обвинитель отказался от обвинения).

П. обжаловал данное постановление в суд второй инстанции в связи с непризнанием за ним права на реабилитацию.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия изменила обжалуемое постановление, указав о признании за П. права на реабилитацию и направлении ему извещения с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием в соответствии со ст. 135 УПК РФ.

Судебная практика по данному вопросу учитывает разъяснения Конституционного Суда Российской Федерации, которые содержаться в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2006 года N 279-О по жалобе гражданки Рысевой Н.Н.

Конституционный суд установил, что ст. 53 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Порядок возмещения вреда, причиненного гражданину в ходе уголовного судопроизводства, определяется главой 18 «Реабилитация» УПК Российской Федерации (ст.ст. 133 — 140), ст.ст. 151106910701099 — 1101 ГК Российской Федерации и Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей».

Ни в ст. 133 УПК Российской Федерации, ни в других законодательных нормах, регламентирующих возмещение ущерба, причиненного гражданину незаконным уголовным преследованием, не содержится положений, исключающих возможность возмещения вреда лицу, в отношении которого было вынесено постановление (определение) о прекращении уголовного преследования по реабилитирующему основанию, по той лишь причине, что одновременно в другой части обвинения это лицо было признано виновным в совершении преступления либо уголовное преследование в отношении него было прекращено по основанию, не указанному в пунктах 2 и 3 части второй статьи 133 УПК Российской Федерации.

В таких ситуациях с учетом обстоятельств конкретного уголовного дела и в соответствии с принципами справедливости и приоритета прав и свобод человека и гражданина Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что суды вправе принять решение о частичном возмещении реабилитированному лицу вреда, если таковой был причинен в результате уголовного преследования по обвинению, не нашедшему подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Таким образом, реабилитация может быть не только полной, но и частичной.

2) Признают ли суды право на реабилитацию при оправдании или прекращении по реабилитирующим основаниям дела по одной или нескольким статьям УК РФ, в тех случаях, когда это повлекло необоснованное содержание лица под стражей, потерю работы, дохода или заработка.

Во всех ли подобных случаях суды признают за лицом право на реабилитацию, либо только в случаях отмены приговора и прекращения дела в надзорном порядке в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ.

Как было отмечено в ответе на предыдущий вопрос, суды республики признают право на реабилитацию при оправдании или прекращении по реабилитирующим основаниям дела по одной или нескольким статьям УК РФ в тех случаях, когда лицу был причинен вред в результате уголовного преследования по обвинению, не нашедшему подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Необоснованное содержание лица под стражей, потеря работы, дохода или заработка относятся к вреду, который подлежит возмещению. В таких случаях суды признают за лицом право на реабилитацию.

3) Имелись ли в практике случаи, когда суд, при оправдании или прекращении по реабилитирующим основаниям дела по одной или нескольким статьям УК РФ, признавал за такими лицами лишь право на возмещение имущественного ущерба, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности, не признавая за ними право на реабилитацию.

Согласно представленным данным, в судебной практике республики не было случаев, когда суд, при оправдании или прекращении по реабилитирующим основаниям дела по одной или нескольким статьям УК РФ, признавал за такими лицами лишь право на возмещение имущественного ущерба, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности, не признавая право на реабилитацию.

4) Указывают ли суды в приговорах, кассационных и надзорных определениях и постановлениях о признании за оправданным, либо лицом, в отношении которого прекращено уголовное дело, права на реабилитацию.

Результаты обобщения свидетельствуют о том, что суды в приговорах и кассационных определениях и постановлениях указывают о признании права на реабилитацию за оправданным, либо лицом, в отношении которого прекращено уголовное дело.

Следует отметить, что по делам частного обвинения такое указание отсутствует.

5) Является ли отсутствие соответствующего указания о праве на реабилитацию в приговоре, определении, постановлении основанием для отказа судом в принятии заявления о возмещении ущерба в соответствии со статьей 133 УПК РФ.

В судебной практике республики не было случаев отказа в принятии заявлений о возмещении ущерба в соответствии со статьей 133 УПК РФ в связи с отсутствием соответствующего указания о праве на реабилитацию, в приговоре, определении, постановлении суда.

Представляется, что отсутствие указания о реабилитации лица в судебном постановлении не препятствует обращению оправданного гражданина в суд с заявления о возмещении ущерба в соответствии со статьей 133 УПК РФ.

Данное мнение основано на следующем:

Согласно п. 35 ст. 5 УПК РФ «реабилитированный» — это лицо, имеющее в соответствии с УПК РФ право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием.

Закон (ст. 133 УПК РФ) не связывает статус данного лица («реабилитированный») с принятием судом решения о признании за гражданином права на реабилитацию.

Основополагающим является вынесение в отношении лица оправдательного приговора или постановления о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям (за исключением случаев, перечисленных в п. 4 ст. 133 УПК РФ).

6) Является ли отсутствие соответствующего указания о праве на реабилитацию в приговоре, определении постановлении основанием для отказа судом в принятии искового заявления в порядке гражданского судопроизводства о возмещении ущерба в соответствии со статьей 1070 ГК РФ.

В судебной практике республики не было случаев отказа в принятии заявлений о возмещении ущерба в соответствии со статьей 1070 ГК РФ в связи с отсутствием соответствующего указания о праве на реабилитацию, в приговоре, определении, постановлении суда.

Как и в предыдущем ответе на вопрос полагаем, что отсутствие указания о реабилитации лица в судебном постановлении (приговоре, постановлении о прекращении уголовного преследования) не препятствует обращению оправданного гражданина в суд с исковым заявления о возмещении ущерба в соответствии со статьей 1070 ГК РФ.

Согласно п. 35 ст. 5 УПК РФ, «реабилитированным» является лицо, имеющее в соответствии с УПК РФ право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием.

Закон (ст. 133 УПК РФ) не связывает статус данного лица («реабилитированный») с принятием судом решения о признании за гражданином права на реабилитацию.

Только вынесение оправдательного приговора или постановления о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям (за исключением случаев, перечисленных в п. 4 ст. 133 УПК РФ) являются безусловными основаниями для возникновения права на реабилитацию.

7) Всегда ли реабилитированным гражданам направляются извещения с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Как показали результаты настоящего обобщения, суды республики в большинстве случаев направляют извещения с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Вместе с тем, выявлены факты ненаправления таких извещений четырем лицам, в отношении которых были постановлены оправдательные приговоры (Лоухский, Олонецкий и Прионежский районные суды).

Следует отметить, что в указанных приговорах за оправданным признавалось право на реабилитацию, то есть право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Считаем, что направление извещения одновременно с решением о реабилитации служит гарантией своевременной реализации права лица на возмещение вреда, причиненного уголовным преследованием.

8) Каким судом направляются такие извещения реабилитированным гражданам в тех случаях, когда приговор отменен или изменен вышестоящим судом — вышестоящим судом или судом, вынесшим необоснованный приговор.

Если приговор отменен или изменен вышестоящим судом, извещения реабилитированным гражданам направляет вышестоящий суд.

В указанных случаях требования о возмещении вреда реабилитированными лицами предъявляются в суд первой инстанции (постановивший приговор), поскольку согласно ч. 2 ст. 135 УПК РФ в случаях прекращения уголовного дела или изменения приговора вышестоящим судом, требование о возмещении вреда направляется в суд, постановивший приговор.

Статья 135 УПК РФ

1. В каком объеме должна возмещаться реабилитированным лицам заработная плата и другие доходы (п. 1 ч. 1 ст. 135 УПК РФ), в тех случаях, когда их размер, рассчитанный в соответствии с п.п. 8 и 9 Инструкции по применению «Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия», утвержденного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года, оказывается ниже заявленных требований и не позволяет полностью компенсировать утраченные суммы заработка и других доходов.

Полагаем, что при возникновении ситуации, указанной в данном вопросе, необходимо руководствоваться положениями Конституции РФ и Уголовно-Процессуального Кодекса РФ.

Так, к числу прав граждан, закрепленных в Конституции РФ, относится право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. ст. 52 и 53).

Согласно ч. 1 ст. 133 УПК РФ вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Указанные нормативные акты имеют приоритет над вышеназванной Инструкцией по применению «Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия», утвержденного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года.

Считаем, что в противном случае принцип полного возмещения вреда будет нарушен.

Возмещению подлежат заработная плата, пенсия, пособие, другие средства, которых лишился реабилитированный в результате уголовного преследования, т.е. все реальные доходы лица.

Размер подлежащей возмещению суммы заработка должен определяться исходя из среднемесячной заработной платы с учетом индексации цен, с зачетом заработка, полученного гражданином за время отстранения от работы. Подлежит возмещению также вред, причиненный за время, в течение которого гражданин принимал меры к восстановлению на работе.

К «другим средствам» (п. 1 ч. 1 ст. 135 УПК) следует относить все легальные доходы, которые получал реабилитированный до привлечения к уголовной ответственности (законно полученные доходы в результате предпринимательской деятельности, стипендия, доходы от сдачи имущества в аренду и др.).

При осуществлении расчетов следует учитывать уровень инфляции.

2. Какие иные расходы подлежат возмещению в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 135 УПК РФ? Относятся ли к ним только расходы которые понесены реабилитированным непосредственно в связи с уголовным преследованием, либо должны включаться затраты на восстановление здоровья, возмещение убытков связанных с утратой своего дела, упущенной выгодой и другие.

К категории «иные расходы» может быть отнесен любой имущественный вред, если реабилитированный докажет, что он возник в результате уголовного преследования.

Эти расходы должны быть подтверждены заявителем конкретными фактическими данными, свидетельствующими как о размере расходов, так и о причинной связи между понесенными расходами и незаконным уголовным преследованием заявителя.

Согласно представленным судами Республики Карелия данным, в 2009 году реабилитированные граждане обращались в основном с исками о возмещении сумм, выплаченных за оказание юридической помощи (п. 4 ч. 1 ст. 135 УПК РФ).

Вместе с тем, для сведения сообщаем, что в 2010 году Верховный Суд Республики Карелия, рассмотрев иск Ч. о возмещении имущественного вреда, причиненного в результате уголовного преследования, взыскал в пользу заявителя с Министерства Финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации сумму, выплаченную адвокату за оказание юридической помощи, а также транспортные расходы, связанные с явкой оправданного в судебные заседания, с учетом уровня инфляции.

В удовлетворении требований заявителя о возмещении ущерба в связи с необходимостью получения банковского кредита для оплаты услуг адвоката (и соответственно возмещения выплаченных банку процентов за пользование кредитом, а также за страхование жизни и уплату комиссионного сбора) суд отказал, поскольку требования заявителя не нашли подтверждения в судебном заседании.

Также суд отказал в удовлетворении требования о выплате компенсации за время, связанное с ознакомлением с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ (из расчета должностного оклада заявителя по месту работы с учетом всех начислений), поскольку в судебном заседании заявитель пояснил, что ознакомление производилось в свободное от работы время и, соответственно, заработную плату на предприятии он получил в полном объеме.

Вышеприведенный пример судебной практики свидетельствует о том, что расходы, связанные с уголовным преследованием, подлежат возмещению при их надлежащем обосновании и подтверждении.

3. На какие органы возлагают суды обязанность по возмещению ущерба причиненного реабилитированному гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности.

При принятии решения о возмещении ущерба, причиненного реабилитированному гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, суды республики возлагают данную обязанность на Министерство Финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации.

Данная позиция базируется на следующем:

Согласно ч. 1 ст. 133 УПК РФ вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

В соответствии со ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, — за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В силу ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, от ее имени выступает Минфин России в лице Управления Казначейства России.

Именно на Минфин России возложена обязанность по исполнению судебных актов по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов Российской Федерации или иных должностных лиц, а также судебных актов по иным искам о взыскании денежных средств за счет казны Российской Федерации (ст. ст. 165 и 242.2 БК РФ).

В судебной практике республики имели место случаи ненадлежащего определения заявителем ответчика.

Так, Н. обратился в суд в порядке гражданского судопроизводства с требованием о взыскании с судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия денежной компенсации в размере 200 тысяч рублей за незаконное, по-мнению заявителя, решение о продлении срока содержания его под стражей. Сегежский суд Республики Карелия отказал в принятии данного заявления, указав на ненадлежащее определение ответчика.

4. В каких случаях суды рассматривают заявления граждан, о возмещении имущественного вреда, причиненного в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, осуждением или содержанием под стражей, в порядке гражданского судопроизводства (статьи 1069 и 1070 ГК РФ), а не в порядке, предусмотренном статьей 399 УПК РФ.

Согласно ч. 5 статья 135 УПК РФ требование о возмещении имущественного вреда разрешается судьей в порядке, установленном статьей 399 УПК РФ для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.

С учетом указанных требований закона, заявления граждан о возмещении имущественного вреда, причиненного в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, осуждением или содержанием под стражей рассматриваются судами в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК РФ.

Так, Сегежский суд Республики Карелия отказал в принятии к рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства заявления Ц. о возмещении имущественного вреда причиненного в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности. Ц. обратилась в суд в порядке гражданского судопроизводства с требованием к Сегежскому Управлению Федерального казначейства РФ по РК, Сегежскому РОВД о возмещении расходов на оплату услуг адвоката, т.е. материального ущерба, причиненного органами следствия в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности. Суд, установив, что указанные требования подлежат рассмотрению в порядке уголовного судопроизводства, отказал в принятии заявления в порядке гражданского судопроизводства.

5. По делам частного обвинения:

а) Признают ли суды право на реабилитацию за гражданами, в отношении которых вынесен оправдательный приговор по делам частного обвинения. Указывают ли суды в оправдательном приговоре по таким делам о реабилитации и праве на возмещение ущерба.

Большинство мировых судей республики не признают право на реабилитацию за гражданами, в отношении которых вынесен оправдательный приговор по делам частного обвинения, а также не указывают в оправдательном приговоре по таким делам о реабилитации и праве на возмещение ущерба.

В единичных случаях суды указывали о признании права на реабилитацию по делам частного обвинения.

Считаем, что основания для признания права на реабилитацию по делам частного обвинения отсутствуют, поскольку реабилитация предполагает право на возмещение вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) органов государственной власти (должностных лиц) в ходе уголовного преследования.

По делам же частного обвинения обвинителем является частное лицо, реализующее свое конституционное право на обращение в суд с заявлением о возбуждении уголовного дела частного обвинения.

Действующее законодательство о реабилитации за счет казны Российской Федерации не должно распространяться на уголовные дела частного обвинения, прекращенные судом в связи с неявкой частного обвинителя, в связи с отказом частного обвинителя от обвинения, либо по которым подсудимый оправдан судом.

Представляется, что ответчиками по таким делам должны признаваться граждане- частные обвинители, возбудившие и осуществлявшие уголовное преследование.

При этом реализация потерпевшим его процессуальных прав, хотя и по делам частного обвинения, не меняет публично-правовой сущности уголовной ответственности и не является основанием для постановки его в равные условия с государством в части возмещения вреда в полном объеме независимо от наличия его вины.

Эта позиция выражена и в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2007 года N 136-О-О по жалобе Яковлева И.А. и N 643-О-О от 28 мая 2009 года по жалобе Васева А.М., в которых отмечается, что тот факт, что положения ч. 2 ст. 133 УПК РФ не содержат указания на распространение их действий на случаи возмещения вреда лицу, уголовное преследование в отношении которого осуществлялось в порядке частного обвинения и было прекращено в связи с отказом частного обвинителя от обвинения, не может расцениваться как свидетельство отсутствия у государства обязанности содействовать реабилитированному лицу в защите его прав и законных интересов, затронутых необоснованным уголовным преследованием. Такая защита может быть осуществлена путем принятия судом по заявлению этого лица решения о возмещении ему вреда в ином процессуальном порядке на основе норм гражданского права. Так, часть вторая статьи 136 УПК РФ прямо предусматривает предъявление исков о возмещении морального вреда в денежном выражении в порядке гражданского судопроизводства. При этом согласно статье 151 ГК РФ суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда, если гражданину такой вред причинен действиями, нарушающими его личные неимущественные права, а также в других случаях, предусмотренных законом.

б) С кого взыскивается ущерб по делам частного обвинения, по которым вынесен оправдательный приговор (прекращено дело) — с частного обвинителя или возмещается за счет казны Российской Федерации. Учитывается ли при решении этого вопроса основания, по которым вынесен оправдательный приговор (прекращено дело) частного обвинения — неявка частного обвинителя, недоказанность обвинения и т.п.

Полагаем, что ущерб по делам частного обвинения, по которым вынесен оправдательный приговор (прекращено дело) должен взыскиваться с частного обвинителя.

При решении вопроса о взыскании ущерба по делам частного обвинения необходимо учитывать, что частный обвинитель по таким делам реализует свое процессуальное право на обращение в суд с заявлением о привлечении к уголовной ответственности лица, которое, по его убеждению, совершило преступление.

В тех случаях, когда имеются доказательства того, что частный обвинитель злоупотребил своим правом, вред, причиненный оправданному лицу, подлежит возмещению.

В тех случаях, когда вина частного обвинителя в злоупотреблении своими правами не доказана, суды не признавали право на возмещение ущерба оправданному.

Так, Пряжинский районный суд Республики Карелия отказал в удовлетворении иска К. к Б. о возмещении морального вреда в размере 10 000 рублей. Мировой суд оправдал К. по предъявленному частным обвинителем Б. обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, в связи с его непричастностью к совершению данного преступления. Заявитель требовал возместить причиненный ему моральный вред.

Суд указал, что для привлечения частного обвинителя к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной ст. 151 ГК РФ, необходимо установить противоправность его действий. В силу ч. 1 ст. 46 Конституции РФ, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Действующее законодательство не предусматривает иного способа защиты прав потерпевшего по делам частного обвинения, как обращение в суд в частном порядке. Требования оправданного по делу частного обвинения о взыскании компенсации морального вреда могут быть удовлетворены лишь при условии установления факта противоправности действий частного обвинителя, а именно, если заявление о преступлении не имело никаких оснований, а обращение в суд в частном порядке было направлено исключительно на причинение вреда другому лицу (злоупотребление правом). Таких обстоятельств по делу не установлено.

Вместе с тем полагаем, что при отмене обвинительного приговора по делам частного обвинения вышестоящей судебной инстанцией, обязанность возмещения вреда может быть возложена на государство, поскольку его орган (суд первой инстанции) принял ошибочное решение. Такое решение может быть принято в случае причинения уголовным преследованием вреда оправданному лицу.

в) В каком порядке (исковом или в порядке статьи 399 УПК РФ) рассматриваются заявления о взыскании ущерба при оправдании (прекращении дела) по делам частного обвинения.

Заявления о взыскании ущерба при оправдании (прекращении дела) по делам частного обвинения должны рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства. Прилагаемая копия судебного решения по заявлению Кузикко подтверждает данную позицию.

Вместе с тем суд, в соответствии с ч. 9 ст. 132 УПК РФ, вправе полностью или частично взыскать процессуальные издержки при оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения с лица, по жалобе которого было начато производство по данному уголовному делу.

г) Рассматривались ли судами дела по заявлениям оправданных лиц о привлечении к ответственности за заведомо ложный донос или заведомо ложные показания лиц, являвшихся частными обвинителями по этим делам.

В анализируемый период времени суды не рассматривали дела по заявлениям оправданных граждан о привлечении к уголовной ответственности за заведомо ложный донос или заведомо ложные показания лиц, являвшихся частными обвинителями по этим делам.

Применение статьи 136 УПК РФ

1) Всегда ли суды указывают в решениях в соответствии с ч. 1 статьи 136 УПК РФ конкретное должностное лицо органов прокуратуры обязанное принести извинение реабилитированному лицу за причиненный ему вред.

Нет, в судебных решениях не указывается конкретное должностное лицо органов прокуратуры, обязанное принести извинение реабилитированному лицу за причиненный ему вред.

2) В каком порядке рассматриваются заявления реабилитированных граждан о неисполнении прокурором решения суда о принесении извинений реабилитированному лицу в порядке статьи 125 УПК РФ или в порядке гражданского судопроизводства.

В судах республики не рассматривались заявления граждан о неисполнении прокурором решения суда о принесении извинений реабилитированному лицу.

Вместе с тем, следует отметить, что в 2009 году в Верховный Суд Республики Карелия поступило одно заявление в порядке ст. 125 УПК РФ о необходимости исполнения требований закона о принесении официальный извинений.

Так, приговором Верховного Суда Республики Карелия от 22 апреля 2008 года В. был оправдан на основании п.п. 34 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления и на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей.

Суд признал за В. право на реабилитацию.

В день постановления приговора оправданному было передано извещение суда с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием. В том числе разъяснено, что в соответствии со ст. 136 УПК РФ, предусматривающей возмещение морального вреда, прокурор от имени государства приносит официальное извинение реабилитированному за причиненный ему вред.

15 апреля 2009 года В. обратился в Верховный Суд Республики Карелия с требованием о возмещении имущественного вреда в сумме 30 тыс. рублей, которые были выплачены им за оказание ему юридической помощи по данному делу. Указанное заявление рассматривалось в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК РФ.

В ходе рассмотрения данного заявления в Верховный Суд Республики Карелия от В. поступило также заявление в порядке ст. 125 УПК РФ о необходимости исполнения требований закона о принесении официальный извинений, обязании прокурора Республики Карелия либо его заместителя от имени государства принести заявителю официальное письменное извинение за причиненный вред, а также обязании прокуратуры Республики Карелия опубликовать в карельских средствах массовой информации (в том числе электронных) официальное сообщение прокуратуры РК о реабилитации В. и вступлении в силу оправдательного приговора.

В судебном заседании прокурором Кудрявцевой Л.Ю. было заявлено, что исполняющий обязанности прокурора Республики Карелия поручил ей, как участвующему в деле прокурору, передать заявителю — В. официальное письменное извинение от имени государства за причиненный вред в связи с привлечением к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 293 УК РФ. Исполняя данное поручение, прокурор, зачитав текст официального письменного извинения, вручила его заявителю В.

Согласившись с текстом и процедурой принесения официального письменного извинения и.о. прокурора Республики Карелия от имени государства, В. просил суд о прекращении производства по его заявлению в этой части, с чем согласились все участники судебного разбирательства.

В этой связи судом прекращено производство в части принесения от имени государства официального письменного извинения реабилитированному В. прокурором Республики Карелия за причиненный вред, вызванный уголовным преследованием, в связи с его отказом от заявленных требований.

В остальной части требования В. удовлетворены.

Представляется, что заявления граждан о неисполнении прокурором решения суда о принесении извинений реабилитированному лицу должны рассматриваться в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ.

К данному выводу приходим на основе следующего:

В части 1 статьи 136 УПК РФ закреплено положение о том, что прокурор от имени государства приносит официальное извинение реабилитированному за причиненный ему вред.

По смыслу закона, заявления о принесении извинений реабилитированному лицу должны рассматриваться в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК РФ.

Незаконное бездействие прокурора нарушает конституционное право на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

В этой связи полагаем, что заявления реабилитированных граждан о неисполнении прокурором решения суда о принесении извинений реабилитированному лицу должны рассматриваться в порядке статьи 125 УПК РФ, а не гражданского судопроизводства.

3) В каком размере взыскивается моральный вред, причиненный реабилитированным гражданам — указать минимальный и максимальный размер взысканного вреда.

Размер взыскиваемого морального вреда, причиненного реабилитированным гражданам, зависит от конкретных обстоятельств дела, характера причиненных физических и нравственных страданий, индивидуальных особенностей лица. Суд при принятии решения учитывает принципы разумности и справедливости,

Минимальный размер взысканного вреда- 25 000 рублей, максимальный- 500 000 рублей.

4) Взыскивается ли моральный вред по искам граждан, в отношении которых судом не указано о праве на реабилитацию.

Таких случаев в судебной практике республики не было.

Вместе с тем представляется, что отсутствие указания о реабилитации лица в судебном постановлении (приговоре, постановлении о прекращении уголовного преследования) не препятствует обращению оправданного гражданина в суд с иском о взыскании морального вреда.

Данное мнение основано на следующем: согласно п. 35 ст. 5 УПК РФ «реабилитированный» — это лицо, имеющее в соответствии с УПК РФ право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием.

Закон (ст. 133 УПК РФ) не связывает статус данного лица («реабилитированный») с принятием судом решения о признании за гражданином права на реабилитацию.

Основополагающим является вынесение в отношении лица оправдательного приговора или постановления о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям (за исключением случаев, перечисленных в п. 4 ст. 133 УПК РФ).

Применение статьи 138 УПК РФ

Всегда ли суды решают вопросы о восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав реабилитированных граждан в порядке, установленном статьей 399 УПК РФ. Имеются ли случаи передачи судами решения этих вопросов в порядке гражданского судопроизводства. Если такие случаи есть, то по каким основаниям суды передают решение этих вопросов в порядке гражданского судопроизводства.

Согласно представленным судами республики сведениям, в 2009 году заявления о восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав реабилитированных граждан не рассматривались.

По смыслу закона (ч. 1 ст. 138 УПК РФ) такие заявления должны рассматриваться в порядке, установленном статьей 399 УПК РФ.

Если требование о возмещении вреда судом не удовлетворено или реабилитированный не согласен с принятым судебным решением, то он вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Применение статьи 139 УПК РФ

1) Рассматривались ли заявления о возмещении вреда юридическим лицам. Сколько рассмотрено таких заявлений. Сколько заявлений удовлетворено, по скольким приняты решения об отказе в удовлетворении. По каким основаниям было отказано в удовлетворении заявлений.

В 2009 году заявления о возмещении вреда юридическим лицам судами республики не рассматривались.

2) Какой вред просили возместить юридические лица: вред причиненный имуществу юридического лица; вред, причиненный деловой репутации юридического лица; моральный вред.

Ответить на данный вопрос не представляется возможным в связи с отсутствием судебной практики по данной тематике.

3) В каком размере взыскивался вред, причиненный юридическим лицам — указать минимальный и максимальный размер взысканного вреда.

Ответить на данный вопрос также не имеем возможности.

4) От чьего имени подаются заявления по таким делам — от имени юридического лица или от имени его учредителя (владельца).

Таких заявлений в суды общей юрисдикции республики не поступало.

5) В каком порядке рассматриваются требования о возмещении вреда юридическим лицам — в порядке главы 18 УПК РФ, либо в порядке гражданского судопроизводства.

Представляется, что требования о возмещении вреда, причиненного юридическим лицам незаконными действиями (бездействием) и решениями суда, прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания могут быть рассмотрены как в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ, так и в порядке гражданского судопроизводства.

При этом в порядке главы 18 УПК РФ должны рассматриваться требования юридических лиц, которые напрямую связаны с реабилитацией.

Данная позиция основана на следующем:

Статья 139 УПК РФ предусматривает возможность юридического лица обратиться за возмещением вреда в связи с производством по уголовному делу по основаниям и в порядке, установленным Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, и не исключает возможности того же юридического лица обратиться за защитой своих нарушенных прав в порядке статьи 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой государство отвечает за неправомерные действия государственных органов и их должностных лиц.

Пункт 5 статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации устанавливает, что вопросы, связанные с возмещением вреда, в случаях, когда они не связаны с реабилитацией лиц, указанных в пункте 2 той же статьи, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Следовательно, требование о возмещении вреда, причиненного юридическому лицу незаконными действиями должностных лиц в рамках уголовного судопроизводства, может быть рассмотрено и в порядке гражданского судопроизводства.

Результаты настоящего обобщения свидетельствуют о необходимости формирования единой судебной практики по применению положений о реабилитации.

Вопросы, обозначенные в Примерной программе, являются актуальными, поскольку не по каждому из них сформирован единый подход.

В этой связи считаем целесообразным разъяснить в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации положения о применении реабилитации по всем приведенным в Примерной программе вопросам.

Судебная коллегия по уголовным делам
Верховного Суда Республики Карелия

Дата актуальности материала: 12.07.2020

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (499) 288-34-32 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed