top-menu
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Санкт-Петербург
menu-mobile

Определение Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 10.08.2020 по делу № 77-1251/2020. Судебная коллегия считает, что поскольку показания подсудимого оглашены по правилам ст. 281 УПК РФ, то суд должен был учесть требования ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ, согласно которым оглашение показаний свидетелей (в данном случае обвиняемого), не явившихся в судебное заседание, возможно лишь при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами.

Главная Профессиональные новости Определение Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 10.08.2020 по делу № 77-1251/2020. Судебная коллегия считает, что поскольку показания подсудимого оглашены по правилам ст. 281 УПК РФ, то суд должен был учесть требования ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ, согласно которым оглашение показаний свидетелей (в данном случае обвиняемого), не явившихся в судебное заседание, возможно лишь при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами.

ЧЕТВЕРТЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 августа 2020 года № 77-1251/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Ноздрина В.С.,

судей Ляшева С.С., Шатовой Т.И.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Т.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденной П. на приговор Волгодонского районного суда Ростовской области от 26 августа 2019 года и апелляционное определение Ростовского областного суда от 27 января 2020 года.

Приговором Волгодонского районного суда Ростовской области от 26 августа 2019 года

ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженка <адрес>, гражданка Российской Федерации, судимая 21 февраля 2017 года Волгодонским районным судом Ростовской области по ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) к 1 году 6 месяцам лишения свободы освобождена 1 августа 2017 года по отбытии срока наказания, осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 6 годам лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначенных по приговору и приговору Волгодонского районного суда Ростовской области от 21 февраля 2017 года окончательно П. назначено наказание в виде 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбывания наказания постановлено исчислять с 26 августа 2019 года.

Зачтено в срок отбытия наказания П. наказание, отбытое по приговору Волгодонского районного суда Ростовской области от 21 февраля 2017 года со 2 февраля 2016 года по 31 июля 2017 года, а также время содержания под стражей по настоящему уголовному делу с 1 августа 2017 года по 26 августа 2019 года включительно.

На основании п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 03.07.2018 N 186-ФЗ) время содержания под стражей П. со 2 февраля 2016 года по 21 марта 2017 года и с 1 августа 2017 года по день вступления приговора в законную силу зачтено в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима, с учетом положений, предусмотренных ч. 3.3 ст. 72 УК РФ.

Разрешены вопросы о мере пресечения и вещественных доказательствах.

Исковые требования потерпевших ООО «<данные изъяты> ООО «<данные изъяты> и ООО «<данные изъяты>» оставлены без рассмотрения, разъяснено потерпевшим право обращения в суд с исковыми заявлениями в порядке гражданского судопроизводства.

Апелляционным определением Ростовского областного суда от 27 января 2020 года приговор в отношении П. изменен, удовлетворено апелляционное представление в части исключения из резолютивной части указания об оставлении без рассмотрения гражданских исков потерпевших ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>», дополнена резолютивная часть указанием в соответствии с ч. 2 ст. 309 УПК РФ о признании за потерпевшими ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты> и ООО «<данные изъяты>» права на удовлетворении гражданских исков для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, в остальной части приговор оставлен без изменения, апелляционные жалобы (основные и дополнителоьные) защитника-адвоката Лемешевой М.А., осужденной П. — без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Ляшева С.С., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, принятых по делу, доводы кассационной жалобы, выступление осужденной П., адвоката Лемешовой М.А., поддержавших доводы жалобы и просивших ее удовлетворить, прокурора Украинчук, просившей судебные решения изменить, судебная коллегия

установила:

по приговору суда П. признана виновной и осуждена за мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

В кассационных жалобах осужденная П., приводя свой анализ как законодательства, так и доказательств по уголовному делу, указывает, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведены с обвинительным уклоном, принципы состязательности, непосредственности, равенства прав сторон и презумпции невиновности не соблюдены; при отсутствии достоверных доказательств она необоснованно признана виновной без учета обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда; всесторонняя оценка всем доказательствам по делу не дана. Полагает, что выводы суда о ее виновности в хищение чужого имущества путем обмана, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере не подтверждены доказательствами, а основаны на предположениях, что является недопустимым. Суд не дал надлежащую оценку исследованным доказательствам.

В подтверждение доводов кассационной жалобы осужденная указывает, что в приговоре суд самостоятельно признав время окончания преступления ДД.ММ.ГГГГ, изменил существо обвинения и признал ее виновной по признакам преступления, по которым ей обвинение не предъявляли. При этом осужденная считает, что время окончания преступления в отношении ООО <данные изъяты>» ДД.ММ.ГГГГ, а в отношении «ИП ФИО19» ДД.ММ.ГГГГ, что исключает ее виновность в отношении указанных потерпевших.

Суд, указав период с ДД.ММ.ГГГГ, изменил время совершения преступления в отношении ООО <данные изъяты>», то есть признал ее виновной, по признакам преступления, по которым обвинение ей не предъявлялось, суд в приговоре самостоятельно изменил сумму хищения и вменил новые деяния по эпизоду ООО «<данные изъяты>»чем вышел за пределы судебного разбирательства и нарушил ее право на защиту.

Осужденная полагает, что суд незаконно выделил в отдельное производство и приостановил уголовное дело в отношении К., после чего огласил его показания и протокол явки с повинной соучастника К., не принимавшего участие в судебном заседании, которые положил в основу обвинения.

Утверждает, что показания потерпевших были оглашены в судебном заседании в нарушении требований ст. 281 УПК РФ.

Обращает внимание, что ей вменяется период совершения преступления с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, при этом согласно решения Арбитражного суда города Москвы от 22 апреля 2016 года установлено, что ООО «<данные изъяты> обязано поставить товар в адрес «ИП ФИО19» в течение семи дней начиная с ДД.ММ.ГГГГ, однако со ДД.ММ.ГГГГ она содержалась под стражей, в связи с чем осужденная полагает, что данное деяние не может быть квалифицировано как оконченное.

Считает, что суд при квалификации ее действий в составе группы лиц не указал ее роль, форму соучастия, конкретные ее действия, в связи с чем ей назначено наказание за деяния всех членов группы лиц по предварительному сговору, что искажает саму суть правосудия.

Обращает внимание, что уголовное дело по эпизоду ООО «<данные изъяты> не возбуждалось.

Утверждает, что наличие в уголовном деле постановления руководителя следственного органа о недопустимости привлечения в качестве обвиняемого умершего ФИО16 повлекло недопустимость проведения следственных действий по предъявлению ей, как представителю умершего, постановления о привлечении в качестве обвиняемого умершего супруга ФИО16, а также недопустимость следственных действий по привлечению умершего ФИО16 в качестве обвиняемого.

Полагает, что проведение в отношении нее следственных действий с участием адвоката Шифадуговой Л.М., которая ранее представляла интересы обвиняемого К., свидетельствует о нарушении ее прав на защиту.

Постановлением Волгодонского районного суда Ростовской области от 9 ноября 2018 года и апелляционным постановлением Ростовского областного суда от 21 февраля 2019 года установлено, что вопросы привлечения умершего ФИО16 в качестве обвиняемого и прекращения в отношении него уголовного преследования является предметом судебного разбирательства по настоящему головному делу, однако суд в нарушении требования ст. 90 УПК РФ, признал ее виновной за нее и за умершего ФИО16

Указывает, что по данному уголовному делу были использованы доказательства, добытые в рамках другого уголовного дела.

Считает, что суд нарушил сроки исчисления наказания, установленные ст. 69 УК РФ. Не указал в резолютивной части приговора, что приговором Волгодонского районного суда от 21 февраля 2017 года она признана виновной по ч. 4 ст. 159 УК РФ с назначением наказания в виде лишения свободы сроком на 1 год 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Также осужденная полагает, что суд назначил в отношении одного обвиняемого и в отношении тождественных деяний наказание, существенно отличающееся от приговора Волгодонского районного суда от 21 февраля 2017 года.

Просит приговор и апелляционное определение отменить, направить дело на новое рассмотрение иным составом суда.

В возражениях на кассационную жалобу заместитель прокурор Лысенко А.А. просит приговор Волгодонского районного суда Ростовской области от 26 августа 2019 года и апелляционное определение Ростовского областного суда от 27 января 2020 года оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

В соответствии со ст. 401.1 УПК РФ во взаимосвязи с ч. 1 ст. 401.16 УПК РФ при рассмотрении кассационной жалобы суд кассационной инстанции проверяет законность приговора, постановления или определения суда, вступивших в законную силу, т.е. правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального закона. При этом суд кассационной инстанции не связан с доводами кассационных жалоб и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым и признается таковым, если он соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства, а также основан на правильном применении уголовного закона. При этом приговор может быть признан законным только в том случае, если он постановлен по результатам справедливого судебного разбирательства, при соблюдении принципов презумпции невиновности, обеспечения обвиняемому права на защиту, состязательности и равноправия сторон, всех иных принципов уголовного судопроизводства и норм уголовно-процессуального законодательства.

В силу ч. 4 ст. 7 УПК РФ определение (постановление) суда должно быть законным, обоснованным, мотивированным и основанным на исследованных материалах дела с проверкой доводов, приведенных сторонами. Таковыми признаются судебные акты, соответствующие требованиям уголовного и уголовно-процессуального закона, содержащие основанные на материалах дела мотивированные выводы суда по обстоятельствам, относящимся к предмету разрешаемых вопросов.

В силу ст. 240 УПК РФ, в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением случаев, предусмотренных уголовно-процессуальным кодексом РФ.

Указанные требования закона судом при постановлении приговора не выполнены.

Рассматривая данное уголовное дело в отношении К. и П., 21 января 2019 года суд, удовлетворяя ходатайство государственного обвинителя, уголовное дело в отношении К., обвиняемого в совершении шести преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ выделил в отдельное производство и приостановил в связи с наличием тяжелого заболевания.

В обосновании данного решения суд сослался на светокопии справок от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которым К. находился на лечении в ГКБ N ФИО12 с ДД.ММ.ГГГГ, в ГБУЗ ПКБ N филиал «<данные изъяты> им. ФИО13» с ДД.ММ.ГГГГ с диагнозом: <данные изъяты>

Допрошенный в судебном заседании свидетель ФИО14 показал, что он в <данные изъяты> года забрал ФИО11 из Москвы и привез в <адрес>.

Согласно протоколу судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ суд исследовал постановление Волгодонского районного суда от ДД.ММ.ГГГГ и справку из ОГБЗУ «<данные изъяты> N» от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которым К. находится на лечении после перенесенной тяжелой черепно-мозговой травмы, по своему состоянию участвовать в суде не может, после чего удовлетворил ходатайство государственного обвинителя и огласил показания К., данные им в качестве обвиняемого на предварительном следствии.

При этом судебная коллегия считает, что суд первой инстанции при принятия решения о выделении и приостановлении уголовного дела в отношении К., а также оглашении его показаний в судебном заседании достаточных мер для установления возможности дальнейшего рассмотрения уголовного дела с участием подсудимого К., допроса его в судебном заседании и предоставления ФИО1 возможности оспорить его показания не предпринял, какие-либо сведения о состоянии здоровья К. с ДД.ММ.ГГГГ по день постановления приговора в материалах дела отсутствуют.

Суд первой инстанции, с которым согласилась и апелляционная инстанция, пришел к выводу о виновности П. в мошенничестве, при этом в обоснование суд сослался в приговоре главным образом на показания К. допрошенного на предварительном следствии в качестве обвиняемого, оглашенные ДД.ММ.ГГГГ по правилам ст. 281 УПК РФ, в которых он указывал, что П. осуществляла руководство сайтом и всей финансовой деятельностью ООО «<данные изъяты>».

П. как на предварительном следствии так и в судебном разбирательстве отрицала совершение противоправных действий, кроме того подсудимая и ее защитник возражали против оглашения показаний обвиняемого К.

При этом судебная коллегия считает, что поскольку показания подсудимого ФИО15 оглашены по правилам ст. 281 УПК РФ, то суд должен был учесть требования ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ, согласно которым оглашение показаний свидетелей (в данном случае обвиняемого), не явившихся в судебное заседание, возможно лишь при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 10 октября 2017 года N 2252-О, каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и имеет право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него. Оглашение показаний, данных не явившимися в суд потерпевшим или свидетелем при производстве предварительного расследования, допускается лишь в исключительных случаях, предусмотренных законом, если обеспечена надлежащая оценка достоверности этих показаний в качестве доказательств, а у обвиняемого была возможность задать вопросы показывающему лицу или оспорить достоверность его показаний на стадии досудебного производства или в предыдущих судебных стадиях разбирательства по уголовному делу.

Однако из материалов уголовного дела следует, что очная ставка между К. и П. на стадии предварительного следствия не проводилась.

При таких обстоятельствах осужденная была лишена возможности предусмотренным законом способом допрашивать показывающего против него обвиняемого и оспорить показания указанного лица, тогда как показания этого обвиняемого на предварительном следствии были положены в основу обвинения П.

Кроме того, при оценки показаний обвиняемого К., изобличающие П. в совершении противоправных деяний, судебные инстанции должны были учесть, что возможно указанные показания даны с целью переложения вины с себя на иное лицо, в связи с чем при оценке данных показаний, возможно, необходима более тщательная проверка, поскольку положение, в котором оказались сообщники во время дачи показаний, отличается от положения обычных свидетелей, т.к. они дают показания без предупреждения об уголовной ответственности по ст. ст. 307 и 308 УК РФ, т.е. без подтверждения истинности своих показаний под страхом наказания за лжесвидетельство и умышленную дачу ложных показаний и имел право давать любые показания, в том числе и против П.

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу, что поскольку в основу обвинительного приговора в отношении П. положены показания обвиняемого К., данные в ходе предварительного следствия, а исследовались данные показания в нарушении требований уголовно-процессуального закона, судебные решения, состоявшиеся в отношении П. нельзя признать соответствующими требованиям ст. ст. 7 и 297 УПК РФ.

Кроме того, суд первой инстанции, с которым согласилась и апелляционная инстанция, пришел к выводу о виновности П. в мошенничестве, т.е. в хищении чужого имущества, а именно денежных средств ООО «Азия мир», ООО «Маги», ООО «Панама» и ООО «<данные изъяты> ООО «<данные изъяты>», ИП ФИО19 с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ путем обмана совершенного группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере и квалифицировал ее действия по ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Суды первой и апелляционной инстанций не приняли во внимание, что по смыслу закона, действовавшего в период совершения преступления, деяния, предусмотренные ст. ст. 159, 160 и 165 УК РФ, подлежали квалификации как совершенные в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность или участвующими в предпринимательской деятельности, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью.

Разрешая вопрос о том, является ли деятельность предпринимательской, суды должны руководствоваться п. 1 ст. 2 ГК РФ, в соответствии с которым предпринимательской деятельностью является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ, оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Субъектом данного преступления является лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью — собственник предприятия (организации), руководитель (директор и т.п.), индивидуальный предприниматель, их представители.

Преднамеренное неисполнение договорного обязательства означает, что лицо, выступающее представителем организации, или предпринимателя, либо сам предприниматель изначально не намерено выполнять обязательства по возврату имущества, рассчитывая противозаконно завладеть им, сознавая, что тем самым причинит ущерб собственнику или иному владельцу имущества.

Как видно из установленных судом обстоятельств дела, ООО «ВСКонстракт» имело договоры в сфере гражданско-правовых отношений (поставка товара масла подсолнечного рафинированного) юридическим лицам ООО «<данные изъяты> ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты> и ООО <данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ИП ФИО19, которые по данному уголовному делу признаны потерпевшими, условия которых преднамеренно не были выполнены. Общее руководство осуществлял ФИО16, генеральным директором общества являлся ФИО11 Из показаний ФИО11 и ФИО17 следует, что руководство сайтом и всей финансовой деятельностью занималась П., в связи с чем формальное отсутствие статуса участника предпринимательской деятельности у П. не имело значения для квалификации действий осужденной.

При таких обстоятельствах, судебные инстанции должны были рассмотреть вопрос о возможной квалификации действий П. как сопряженные с преднамеренным неисполнением ей, как одним из руководителей общества, а, соответственно, субъектом предпринимательской деятельности, договорных обязательств в этой сфере с учетом требований ст. ст. 9 и 10 УК РФ.

Ввиду указанных существенных нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, повлиявших на исход дела, допущенных судом первой инстанции и не устраненных при рассмотрении дела в апелляционном порядке, приговор и апелляционное определение не могут быть признаны законными и обоснованными. В связи с этим, а также в целях реализации процессуальных прав участников процесса в полном объеме, что возможно только в суде первой инстанции, судебная коллегия считает необходимым приговор, постановление суда о выделении уголовного дела в отношении К. от 21 января 2019 года и апелляционное определение в отношении П. отменить и передать данное уголовное дело на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию, но иным составом суда.

При новом рассмотрении уголовного дела суду следует устранить указанные существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального законов и с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон принять законное, обоснованное и справедливое решение по уголовному делу в отношении П.

Что же касается иных заслуживающих внимания вопросов, поставленных осужденной П. в кассационных жалобах, связанных с недоказанностью обвинения, недостоверностью доказательств, преимуществе одних доказательств перед другими, обоснованностью расчета причиненного ущерба и т.п., то в силу требований ч. 7 ст. 401.16 УПК РФ о недопустимости предрешения этих вопросов судом кассационной инстанции при отмене судебного решения с передачей дела на новое судебное рассмотрение, они подлежат оценке судом первой инстанции при повторном рассмотрении дела.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 июня 2019 года N 19 «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», в случае отмены приговора и передачи уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой или апелляционной инстанции, суду кассационной инстанции в целях охраны прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства и проведения судебного заседания в разумные сроки необходимо решить вопрос о мере пресечения в отношении лица, содержащегося под стражей. При этом суд вправе избрать любую из предусмотренных ст. 98 УПК РФ меру пресечения при условии, что она обеспечит достижение указанных целей.

В связи с отменой приговора и передачей уголовного дела на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции, в целях охраны прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства и надлежащего проведения судебного разбирательства в разумные сроки, а также учитывая тяжесть инкриминируемого преступления, обстоятельства дела и данные о личности П. (наличие тяжелого заболевания и двух малолетних детей), судебная коллегия полагает необходимым избрать в отношении нее меру пресечения в виде в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Руководствуясь ст. 401.14 и 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

кассационные жалобы осужденной П. удовлетворить частично.

Приговор Волгодонского районного суда Ростовской области от 26 августа 2019 года, постановление суда о выделении уголовного дела в отношении К. от 21 января 2019 года и апелляционное определение Ростовского областного суда от 27 января 2020 года в отношении П. отменить, передать уголовное дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд первой инстанции в ином составе суда.

Из под стражи П., ДД.ММ.ГГГГ года рождения освободить.

Избрать в отношении П., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженки <адрес> меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

В соответствии со ст. 401.3 УПК РФ кассационное определение может быть обжаловано в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в порядке главы 47.1 УПК РФ.

Дата актуальности материала: 04.01.2022

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed