top-menu
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Санкт-Петербург
menu-mobile

Определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 12.01.2021 по делу № 77-60/2021. Суд признает недопустимыми доказательствами протоколы пояснений, объяснений и опроса, составленные представителями обвинения в отсутствие защитника

Главная Профессиональные новости Определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 12.01.2021 по делу № 77-60/2021. Суд признает недопустимыми доказательствами протоколы пояснений, объяснений и опроса, составленные представителями обвинения в отсутствие защитника

СЕДЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 января 2021 года № 77-60/2021

Судебная коллегия по уголовным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего — судьи Дегтярева А.Ф.,

судей Галимовой Н.Р. и Мухаметова Р.Ф.

при секретаре Н.,

с участием прокурора отдела Генеральной прокуратуры РФ Ефремова В.Ю.,

осужденного Ж., защитника — адвоката Стародумовой А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по кассационной жалобе адвоката Абдулгаджиева С.Д. в интересах осужденного Ж. на приговор Орджоникидзевского районного суда г. Перми от 05 марта 2020 года и апелляционное определение Пермского краевого суда от 28 мая 2020 года в отношении

Ж., родившегося <данные изъяты>, гражданина <данные изъяты>, судимого:

15 мая 2018 года мировым судьей судебного участка N 13 Октябрьского района г. Грозный Чеченской Республики по ст. 319 УК РФ к штрафу в размере 20 000 рублей (наказание не исполнено),

осужденного к лишению свободы по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на срок 8 лет 6 месяцев, по ч. 1 ст. 228 УК РФ на срок 01 год. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, назначено лишение свободы на срок 9 лет. В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, к вновь назначенному наказанию полностью присоединено неотбытое наказание по приговору от 15 мая 2018 года, окончательно назначено Ж. лишение свободы на срок 9 лет в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 20 000 рублей. Наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

Срок наказания исчислен с момента вступления приговора в законную силу с зачетом в этот срок в соответствии с ч. 3.2 ст. 72 УК РФ времени содержания под стражей с 14 августа 2019 года до дня вступления приговора в законную силу из расчета один день содержания под стражей за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима. Мера пресечения в виде содержания под стражей оставлена без изменения.

Разрешена судьба вещественных доказательств, с осужденного взысканы процессуальные издержки в размере 2 070 рублей.

В апелляционном порядке приговор изменен: исключено указание на назначение наказания на основании ст. 70 УК РФ, а также на самостоятельное исполнение приговора от 15 мая 2018 года.

Заслушав доклад судьи Галимовой Н.Р., выступления осужденного Ж. и адвоката Стародумовой А.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, прокурора Ефремова В.Ю., предлагавшего судебные решения изменить, судебная коллегия

установила:

Ж. осужден за незаконный сбыт наркотического средства мефедрон (4-метилметкатинон), массой 0,362 грамма, в значительном размере, и за незаконные приобретение, хранение без цели сбыта наркотического средства мефедрон (4-метилметкатинон), массой 0,299 грамма, в значительном размере.

Преступления совершены в г. Перми 14 августа 2019 года при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе адвокат Абдулгажиев С.Д. не соглашается с принятыми судебными решениями, считает их подлежащими отмене в связи с существенными нарушениями требований уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона, несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. В обоснование доводов указывает, что когда <данные изъяты> обратился к осужденному, наркотическое средство у последнего отсутствовало, фактически было приобретено именно свидетелем <данные изъяты> а затем предоставлено Ж. Полагает, что доказательств незаконного сбыта Ж. наркотического средства <данные изъяты> не представлено. Приводит положения п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» от 15 июня 2006 года N 14, содержащие разъяснения о том, какие действия являются незаконным сбытом наркотических средств. Неверная оценка фактических обстоятельств дела, по мнению автора жалобы, привела к неправильному применению уголовного закона. Кроме того, считает, что в основу выводов о виновности осужденного положены недопустимые доказательства. Просит переквалифицировать действия Ж. с п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на ч. 1 ст. 228 УК РФ, назначив наказание с применением ст. ст. 64, 73 УК РФ.

В возражениях на кассационную жалобу прокурор Орджоникидзевского района г. Перми Теплых А.В. просит судебные решения оставить без изменения, жалобу адвоката — без удовлетворения.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК Российской Федерации основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений, судебная коллегия приходит к следующему.

Правильно установив имеющие значение для дела существенные обстоятельства, составляющие предмет доказывания по инкриминированным Ж. преступлениям, суд с достаточной полнотой и всесторонностью в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ исследовал, а также проанализировал представленные доказательства, в том числе и показания осужденного в суде об иных обстоятельствах содеянного.

Выводы суда о виновности Ж. в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на всестороннем анализе и оценке совокупности доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства. В соответствии с п. 2 ст. 307 УПК РФ суд привел основания, по которым принял одни доказательства и отверг другие.

Так, в обоснование своих выводов о доказанности вины осужденного в совершении инкриминируемых преступлений, суд правомерно сослался на показания:

осужденного Ж. в ходе предварительного следствия, который пояснил об обращении к нему <данные изъяты> с просьбой продать наркотическое средство, получении от него денежных средств в счет оплаты приобретаемого наркотика, после чего он (Ж.) заказал и приобрел наркотическое средство, которое передал <данные изъяты> после этого был задержан, в ходе его личного досмотра обнаружены и изъяты наркотическое вещество и переданные <данные изъяты> денежные средства;

свидетеля <данные изъяты> <данные изъяты> о проведении оперативно-разыскного мероприятия «Проверочная закупка» в отношении Ж., результатами которого явилось задержание последнего, обнаружение при его личном досмотре наркотических средств, а также о добровольной выдаче наркотического средства участвующим в проведении ОРМ <данные изъяты>

свидетеля <данные изъяты> о его участии в оперативно-разыскном мероприятии «Проверочная закупка», в ходе которого им приобретено наркотическое средство у Ж.;

свидетелей <данные изъяты> об обстоятельствах проведения следственных действий и их результатах, подробно изложенные в приговоре.

Приведенные показания согласуются с письменными материалами уголовного дела: результатами проведения оперативно-разыскного мероприятия «Проверочная закупка», рапортами об обнаружении признаков преступления, протоколами личного досмотра <данные изъяты> выдачи ему денежных средств для целей ОРМ, личного досмотра Ж., добровольной выдачи наркотического средства, заключением экспертов, которым определены его наименование и масса, протоколами осмотра предметов.

Перечисленные выше доказательства являются последовательными и непротиворечивыми, в целом согласуются между собой и дополняют друг друга, каких-либо противоречий, которые могли бы повлиять на выводы о виновности и квалификацию действий осужденного, либо иным образом истолкованы в его пользу, не содержат, в связи с чем обоснованно были положены в основу приговора и признаны достаточными для выводов о виновности осужденного в совершении инкриминируемых преступлений.

Имеющееся в материалах уголовного дела заключение эксперта отвечает требованиям уголовно-процессуального закона. Выводы эксперта соответствуют положениям ст. 204 УПК РФ, мотивированы, не противоречивы, объективно подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами.

Оснований не доверять представленным доказательствам у суда не имелось, поскольку получены они с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, последовательны, в целом непротиворечивы и согласуются между собой. Оснований для оговора Ж. свидетелями не установлено.

Таким образом, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд верно признал осужденного виновным в совершении инкриминируемого деяния и квалифицировал действия Ж. по п. «б» ч. 3 ст. 228.1, ч. 1 ст. 228 УК РФ, надлежащим образом мотивировав свое решение. Оснований для иной юридической оценки действий осужденного не имеется.

Результаты оперативно-разыскной деятельности, вопреки доводам жалобы, получены и переданы органу предварительного расследования в соответствии с требованиями Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», проверены и оценены судами с учетом требований ст. ст. 87 — 89 УПК РФ и правомерно положены в основу обвинительного приговора. Каких-либо данных о возможной провокации со стороны правоохранительных органов в ходе проведения оперативно-разыскных мероприятий не усматривается, поскольку умысел у виновного на незаконный сбыт наркотических средств сформировался независимо от деятельности оперативных сотрудников, а они лишь фиксировали преступную деятельность до момента получения неопровержимых доказательств участия осужденного в деянии. Аналогичные доводы о допущенных нарушениях при проведении ОРМ являлись предметом проверки суда апелляционной инстанции, оценены и обоснованно отвергнуты с приведением убедительных мотивов принятого решения.

В целом доводы кассационной жалобы основаны на переоценке доказательств, которые были исследованы, надлежащим образом оцененным судами, оснований сомневаться в правильности этих выводов судебная коллегия не усматривает.

Правильные по существу выводы суда оспариваются исключительно путем переоценки в выгодную для осужденного сторону тех же доказательств, которые исследованы судом и положены в основу приговора. При этом каких-либо существенных обстоятельств, которые были оставлены без внимания судом в жалобе не приведено.

Обсуждая эти доводы жалоб, с учетом требований ст. 401.1 УПК РФ, согласно которым суд кассационной инстанции не исследует обстоятельства и не оценивает какие-либо доказательства, проверяет только законность судебных решений, судебная коллегия исходит из установленных судом фактических обстоятельств дела, проверяя в процессе кассационного производства лишь правильность применения и толкования нижестоящими судебными инстанциями норм материального и процессуального права.

Тот факт, что данная судом оценка собранных по делу доказательств не совпадает с позицией стороны защиты, не свидетельствует о нарушении судом требований ст. 88 УПК РФ и не является основанием для изменения или отмены состоявшихся по делу судебных решений.

Вместе с тем, по делу допущено нарушение уголовно-процессуального закона, влекущее изменение судебных решений.

В соответствии с ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения положений статей 75 и 89 УПК РФ.

Согласно ч. ч. 1, 2 ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 УПК РФ.

При этом судами первой и апелляционной инстанции не учтено, что в силу ч. 2 ст. 75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде.

Как следует из материалов дела, показания осужденного, изложенные в первоначальном объяснении от 14 августа 2019 года, даны им в отсутствие защитника, следовательно, это объяснение является недопустимым доказательством и подлежит исключению из числа доказательств виновности осужденного.

Исключение этого доказательства не влияет на выводы суда о виновности осужденного, поскольку она подтверждается достаточной совокупностью иных доказательств, изложенных в приговоре.

Наказание Ж. в виде лишения свободы назначено в соответствии со ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, обстоятельств их совершения, данных о личности виновного, наличия смягчающих обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.

Отягчающих обстоятельств в соответствии со ст. 63 УК РФ судами не установлено.

Исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности содеянного осужденным, предусматривающих смягчение наказания с применением положений ст. 64 УК РФ, а также оснований для применения ч. 6 ст. 15, ст. 73 УК РФ суды обоснованно не усмотрели. Не усматривает таковых и судебная коллегия.

Таким образом, назначенное осужденному Ж. (с учетом апелляционного определения) наказание нельзя признать несправедливым, оно отвечает целям его исправления, предупреждения совершения им новых преступлений, восстановления социальной справедливости, соразмерно содеянному и смягчению не подлежит.

Вид исправительного учреждения, в котором надлежит отбывать наказание Ж. — исправительная колония строгого режима, назначен на основании п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ верно. Правильно разрешена и судьба вещественных доказательств.

В апелляционном порядке проверка законности и обоснованности приговора в целом проведена в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Выводы суда апелляционной инстанции сделаны на основании совокупности представленных доказательств и по приведенным как в апелляционных жалобах, так и высказанным в судебном заседании стороной защиты доводам. Апелляционное определение отвечает требованиям ст. 389.28 УПК РФ, содержит убедительные мотивы принятого решения.

Руководствуясь ст. 401.13, п. 6 ч. 1 ст. 401.14, ст. 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Орджоникидзевского районного суда г. Перми от 05 марта 2020 года и апелляционное определение Пермского краевого суда от 28 мая 2020 года в отношении Ж. изменить:

исключить из их описательно-мотивировочных частей ссылку на объяснения Ж. от 14 августа 2019 года как на доказательство виновности осужденного.

В остальной части эти же судебные решения оставить без изменения, кассационную жалобу адвоката Абдулгаджиева С.Д. в интересах осужденного Ж. — без удовлетворения.

Дата актуальности материала: 02.01.2022

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed