top-menu
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Санкт-Петербург
menu-mobile

Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 28.07.2020 по делу № 77-1151/2020. Согласно ст. 89 УПК РФ в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ. Из положений данных норм УПК РФ следует, что источники получения информации, полученной в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, должны быть проверяемы в результате следственных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом. Между тем, судом не установлены источники сведений, из которых вышеназванному свидетелю — сотруднику полиции, стало известно о том, что Мирзоев занимается сбытом наркотических средств, а потому допустимость показаний свидетеля Ж. в части наличия оперативной информации вызывает обоснованное сомнение.

Главная Профессиональные новости Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 28.07.2020 по делу № 77-1151/2020. Согласно ст. 89 УПК РФ в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ. Из положений данных норм УПК РФ следует, что источники получения информации, полученной в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, должны быть проверяемы в результате следственных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом. Между тем, судом не установлены источники сведений, из которых вышеназванному свидетелю - сотруднику полиции, стало известно о том, что Мирзоев занимается сбытом наркотических средств, а потому допустимость показаний свидетеля Ж. в части наличия оперативной информации вызывает обоснованное сомнение.

ВТОРОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 июля 2020 года № 77-1151/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего — Костиной О.М.,

судей Дементьева А.А., Акатова Д.А.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи

Вавиловой О.Ф.

прокурора Мироновой А.Б.,

осужденного М.К.Н. в режиме видеоконференц связи,

адвоката Шестаковой Т.М., представившей удостоверение N и ордер N адвокатского кабинета Шестаковой Т.М. N <адрес>,

а также переводчика А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного М.К.Н. на приговор Бабушкинского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ.

Заслушав доклад судьи Костиной О.М., изложившей обстоятельства дела и содержание состоявшихся в отношении М.К.Н. судебных решений, доводы кассационной жалобы осужденного М.К.Н. и основания ее передачи для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, выступление осужденного М.К.Н. и адвоката Шестаковой Т.М., поддержавших доводы кассационной жалобы и просивших об изменении приговора, переквалификации действий осужденного на ч. 2 ст. 228 УК РФ и смягчении наказания, позицию прокурора Мироновой А.Б., полагавшей обжалуемые судебные решения оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Приговором Бабушкинского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ М.К.Н., <данные изъяты>, осужден по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 11 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Мера пресечения М.К.Н. оставлена в виде заключения под стражу, срок отбывания наказания исчислен с ДД.ММ.ГГГГ, зачтено время содержания под стражей в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ указанный приговор в отношении М.К.Н. оставлен без изменения.

В кассационной жалобе осужденный М.К.Н. считает состоявшиеся судебные решения незаконными, необоснованными и несправедливыми. Указывает, что суд первой инстанции в основу обвинения положил лишь показания сотрудника полиции Ж*** о наличии у него оперативной информации о, якобы, причастности его к сбыту наркотических средств, а также размер изъятого у него наркотического средства. Утверждает, что умысла на сбыт у него не было, наркотическое средство — гашиш приобрел для личного потребления. Свидетель Ж*** не смог указать на источник своей осведомленности о наличии у него (М.) умысла на сбыт наркотических средств. Просит переквалифицировать его действия на ч. 2 ст. 228 УК РФ и снизить назначенное наказание.

Постановлением судьи Второго кассационного суда общей юрисдикции Сюбаева И.И. от ДД.ММ.ГГГГ кассационная жалоба осужденного М.К.Н. передана с уголовным делам для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Приговором суда М.К.Н. признан виновным и осужден за покушение на незаконный сбыт наркотических средств гашиша в крупном размере общей массой <данные изъяты> гр., ДД.ММ.ГГГГ на территории города Москвы при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Осужденный М.К.Н. свою вину в совершении инкриминируемого ему преступления признал частично, не отрицал, что приобрел указанное наркотическое средство — гашиш не с целью незаконного сбыта, а для личного потребления.

Изучив доводы жалобы осужденного М.К.Н., проверив представленные материалы, а также материалы уголовного дела N года, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такие нарушения при рассмотрении уголовного дела допущены.

Делая вывод о виновности Мирзоева в совершении покушения на незаконный сбыт наркотических средств — гашиша, суд сослался на собранные и исследованные в судебном заседании доказательства, изложив их содержание в приговоре.

Так, из приговора видно, что в основу обвинения положены показания свидетеля Ж***, оперативного сотрудника ОНК УВД по СВАО ГУ МВД по <адрес>, из которых следовало, что поступила оперативная информация о том, что М.К.Н. занимается незаконным сбытом наркотических средств. В ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия «наблюдение» Мирзоев был задержан в автомобиле и у него изъято наркотическое средство — гашиш, общей массой <данные изъяты> гр.

Кроме того, согласно приговору виновность М.К.Д. подтверждается показаниями свидетеля П***, участвовавшего в качестве понятого в период с ДД.ММ.ГГГГ при досмотре автомобиля, в ходе которого было обнаружен и изъят пакет с двумя свертками прямоугольной формы обмотанными пищевой пленкой со спрессованными веществами растительного происхождения, а также личного досмотра М., у которого в кармане куртки был обнаружен и изъят кусок в виде плитки спрессованного вещества растительного происхождения, обмотанный пищевой пленкой, о чем был составлен сотрудником полиции соответствующий протокол; показаниями свидетеля Д*** о том, что ДД.ММ.ГГГГ по просьбе своего знакомого Мирзоева на принадлежащем ему автомобиле ехали в <адрес> и при съезде с МКАД на <адрес> в <адрес> были остановлены сотрудниками милиции, которыми была осмотрена автомашина, где в салоне с правой стороны с пассажирским сиденьем, где сидел М., был обнаружен пакет с двумя свертками прямоугольной формы, которые были изъяты, упакованы и опечатаны, о чем был составлен протокол; заключением экспертизы о виде и количестве изъятых веществ, протоколами осмотра места происшествия и личного досмотра М., а также вещественными доказательствами.

Вместе с тем, судебная коллегия, проверив исследованные судом первой и апелляционной инстанции доказательства, не может согласиться с выводом об их достаточности для бесспорного вывода о доказанности умысла Мирзоева на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере.

Признавая доказанным умысел осужденного на незаконный сбыт наркотических средств суд сослался на наличие у Мирзоева крупного размера изъятого наркотического средства, а также его непосредственная преступная деятельность по незаконному сбыту наркотических средств, в крупном размере, на которую указал свидетель Ж*** Однако, судебная коллегия признает приведенные суждения неубедительными, поскольку они фактически являются предположениями, не основанными на доказательствах.

Как видно из материалов уголовного дела, на всем протяжении производства по уголовному делу Мирзоев последовательно утверждал, что обнаруженные у него наркотические средства приобретались им и хранились только для личного потребления. В судебном заседании Мирзоев пояснял, что употреблял <данные изъяты> раз в день, обнаруженного у него данного наркотического средства ему хватило бы на потребление на период 5-6 месяцев.

Таким образом, умысел осужденного Мирзоева на незаконный сбыт наркотического средства в приговоре мотивирован лишь показаниями свидетеля Ж*** и общим количеством хранимых М. наркотических средств.

Между тем, признавая данные доказательства достоверными и допустимыми, суд первой инстанции не принял во внимание положения п. 2 ч. 2 ст. 75 УК РФ, согласно которым к недопустимым доказательствам помимо прочих относятся показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности.

Согласно ст. 89 УПК РФ в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ.

Из положений данных норм УПК РФ следует, что источники получения информации, полученной в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, должны быть проверяемы в результате следственных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом.

Между тем, судом не установлены источники сведений, из которых вышеназванному свидетелю — сотруднику полиции, стало известно о том, что Мирзоев занимается сбытом наркотических средств, а потому допустимость показаний свидетеля Ж. в части наличия оперативной информации вызывает обоснованное сомнение.

Судебная коллегия считает, что показания осужденного о приобретении им наркотического средства — гашиша для личного употребления не были опровергнуты исследованными доказательствами, а потому необоснованно отвергнуты судом, в связи с чем вывод суда о покушении Мирзоева на незаконный сбыт изъятых у него наркотических средств — гашиша для сбыта, носят характер предположения.

Каких-либо лиц, приобретавших у Мирзоева наркотические средства, а также сведений о договоренности с этими лицами о приобретении у Мирзоева наркотических средств, в ходе предварительного расследования, установлено не было, в материалах уголовного дела также не содержится.

Учитывая отсутствие доказательств, свидетельствующих, что Мирзоев намеревался сбыть наркотическое средство в день задержания, а также принимая во внимание, что судом не установлены источники сведений, из которых свидетелю Ж*** стало известно о том, что Мирзоев занимается сбытом наркотических средств, а также выводы амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы N от ДД.ММ.ГГГГ (т. N), согласно которым у М.К.Н. обнаруживается синдром зависимости от каннабиноидов (гашиш) и ему целесообразно прохождение лечения, судебная коллегия приходит к выводу, что положенные в основу приговора доказательства не могут бесспорно свидетельствовать о наличии у Мирзоева умысла на сбыт наркотического средства, и их количество не опровергает его версии о хранении наркотических средств для личного употребления.

Суд апелляционной инстанции не проверил должным образом доводы апелляционной жалобы, которые были аналогичны доводам кассационной жалобы, и не дал надлежащей оценки правильности определения судом первой инстанции допустимости показаний свидетеля Ж.

Таким образом, при отсутствии в деле достоверных сведений о том, что М.К.Н. занимался распространением наркотических средств, выводы суда о наличии у него умысла на сбыт указанных наркотических средств не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и сделаны без учета всех имеющих значение для правильной квалификации действий осужденного данных.

Учитывая вышеизложенное и принимая во внимание положения ст. 14 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которым все сомнения в виновности М.К.Н., которые не могут быть устранены в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, толкуются в пользу осужденного, приговор подлежит изменению, а действия М.К.Н. переквалификации с ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 2 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации, то есть незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

При назначении наказания М.К.Н., судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, конкретные обстоятельства дела, что М.К.Н. не судим, состояние его здоровья, а также влияние назначаемого наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств и считает необходимым назначить осужденному наказание в виде лишения свободы.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств судебная коллегия учитывает наличие у М.К.Н. малолетних детей, на иждивении сестры с двумя малолетними детьми, брата инвалида 1 группы, его положительные характеристики.

Вместе с тем, каких-либо исключительных обстоятельств, дающих основание для применения в отношении М.К.Н. положений ст. 64 УК РФ, равно как и оснований для применения ч. 6 ст. 15, ст. 73 УК РФ, судебная коллегия не усматривает.

Вид исправительного учреждения осужденному для отбывания наказания в соответствии с положениями п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ следует определить исправительная колония общего режима.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 401.13, ч. 1 п. 6ст. 401.14, ст. 401.15 УПК РФ,

определила:

Кассационную жалобу осужденного М.К.Н. удовлетворить.

Приговор Бабушкинского районного суда города Москвы от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ в отношении М.К.Н. изменить:

Переквалифицировать действия М.К.Н. с ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 2 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации, по которой назначить наказание в виде 6 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Дата актуальности материала: 03.01.2022

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed