г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Опрос лиц с их согласия как форма адвокатского расследования

Оригинал взят здесь

25000364486Российское уголовно-процессуальное законодательство впервые закрепило положение о том, что защитник вправе собирать доказательства в пункте 2 части 3 статьи 53 УПК, а в части 3 статьи 86 УПК обозначены и способы такой деятельности. Данная новелла представляет собой значительный шаг в направлении формирования и развития института адвокатского расследования.
Законодательное закрепление права защитника собирать доказательства, безусловно, относится к числу положительных моментов, поскольку направлено на обеспечение принципа состязательности судопроизводства, гарантированного статьей 123 Конституции РФ, хотя и порождает ряд недоумений. Как справедливо отметил судья ВС РФ Колоколов Н.А.: «Часть 3 статьи 86 УПК подвигла некоторых теоретиков к спешной разработке стратегии, тактики и методики сбора доказательств защитой. Это и неудивительно, поскольку законодатель, признав за адвокатом такое право, забыл урегулировать порядок его реализации» [1].
Действительно, пробел в этом отношении очевиден и порождает значительные проблемы в практической деятельности. Статья 86 в пункте 1 предусматривает, что собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем
производства следственных и иных процессуальных действий, однако относительно стороны защиты не говорится, каким путем она должна собирать доказательства.
В настоящее время поток объяснений от граждан, отобранных адвокатами, в суды не прекращается. Однако практика идет по такому пути, что судьи и следователи игнорируют такую форму информации. В связи с этим проблема опроса лиц как способа собирания доказательств со стороны защиты становится весьма актуальной. Этот путь собирания доказательств защитником применяется только с согласия опрашиваемых лиц и представляет собой на первый взгляд непроцедурный, ничем не регламентированный диалог защитника с лицом, предположительно располагающим сведениями, которые относятся к предмету доказывания по уголовному делу. Практика в этом отношении разобщена: сложились различные формы фиксации сведений, полученных при опросе,  начиная от обычной записи в блокнот адвоката, заканчивая формальными объяснениями, заявлениями, сообщениями, то есть составления документа.
Анализируя полномочия адвоката, указанные в статье 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» от 31.05.2002., можно увидеть, что, оказывая юридическую помощь, он имеет право составлять заявления, жалобы, ходатайства и другие документы правового характера, которые в ряде случаев можно отнести к иным документам по смыслу пункта 6 части 2 статьи 74 УПК. В юридической литературе существует точка зрения о том, что сведения, полученные защитником при опросе станут допустимыми доказательствами лишь тогда, когда компетентные субъекты допросят это лицо [2,3].
Подобная точка зрения, на наш взгляд, обоснована, поскольку законодатель в части 3 статьи 86 УПК недвусмысленно говорит о том, что защитник вправе собирать доказательства, то есть собранные адвокатом сведения являются доказательствами по делу, но оценивать их допустимость у защиты права нет.
Одной из наиболее приемлемых форм фиксации результатов опроса является протокол опроса. Несмотря на то, что УПК конкретно не предусматривает процессуального документа такого рода, статья 475 УПКрасширяет право должностного лица со стороны обвинения при отсутствии требуемого процессуального документа в перечне бланков процессуальных документов, предусмотренных главой 57 УПК составлять его с соблюдением структуры аналогичного бланка и требований УПК, регламентирующих осуществление соответствующего процессуального действия. Это право может быть уравновешено аналогичным правом защиты, в том числе составления протокола опроса лица, проводимого с его согласия [4]. Указанный протокол может быть составлен защитником с соблюдением требований статьи 166 УПК, за исключением того, что в нем должны быть ссылки, что лицо дало свое согласие на опрос, не предупреждалось об уголовной ответственности за отказ от дачи
показаний и за дачу заведомо ложных показаний.
Безусловно, слабостью опроса является отсутствие регламентированной процедуры и ее гарантий. В законе нет запрета на использование адвокатом аудио — и видео записей, киносъемки в целях фиксации процедуры. Кроме того,  такая форма позволит адвокату обезопасить себя от необоснованных подозрений в каких- либо нарушениях с его стороны. Наряду с протоколом, возможно собственноручное написание опрошенным заявления, в котором излагаются факты, имеющие значения для дела. Круг вопросов, по которым защитник может опрашивать лиц с их согласия законом не определен. Представляется, что может быть получена любая информация, имеющая отношение к делу. Но прежде, чем приступить к указанным действиям необходимо выявить свидетеля, который может, например, подтвердить алиби подзащитного уже на предварительном расследовании. Адвокат может побеседовать с таким свидетелем и убедиться в том, что он обладает такой информацией, затем зафиксировать ее в соответствующей форме, и только в таком случае в ходе судебного разбирательства он сможет заявить обоснованное ходатайство о допросе свидетеля, который подтвердит алиби подсудимого [5]. Адвокат строит отношения с потенциальным обладателем информации на началах диспозитивности,  хозяином положения он не является. Опрашиваемый может согласиться на опрос или нет, ответить на одни вопросы и оставить без ответа другие, предварительно согласившись, вдруг объявит, что передумал и, значит, опрос не состоится. Кроме того, результатом опроса могут стать нарекания в адрес адвоката, жалобы на то, что им нарушены в ходе опроса нормы УПК, профессиональные обязанности, этические правила [6].
Как видно из примеров, на практике все не так прозрачно, и действия адвоката могут обернуться против него. Рассмотрим одно из уголовных дел против защитника, который воспользовался правом собирать доказательства в форме опроса лиц с их согласия. Защитник в интересах своего доверителя получил от свидетеля данные, которые аннулировали все результаты следствия,  и заявил перед следователем ходатайство о приобщении их к материалам уголовного дела. Лица, осуществляющие предварительное следствие, усомнившись в достоверности документов, представленных адвокатом, допросили свидетеля по обстоятельствам сообщения известных ему сведений адвокату. Свидетель показал, что адвокат получил от него сведения обманным путем: представился работником прокуратуры, под диктовку заставил написать текст, содержание которого не соответствует действительности. За
фальсификацию доказательств адвокат был осужден, и только Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в своем кассационном определении установила, что ксерокопия сведений, имеющаяся в деле, которую получил осужденный, являющийся в то время адвокатом, не может быть признана доказательством по делу (Уголовное дело № 3-004-42.2004г.). Таким образом, к данной форме собирания доказательств адвокату следует подходить предельноосторожно. Некоторые авторы высказывают позицию о том, что адвокату следует избегать встреч и бесед со свидетелями и потерпевшими, которые уже официально допрошены по данному делу, иначе его могут обвинить в противодействии следствию [7]. Безусловно, это в значительной степени обезопасит адвоката от ненужных подозрений, но с другой стороны, возможны ситуации, когда у защитника появляется информация о заблуждении свидетеля или потерпевшего. В данной ситуации адвокат может с помощью опроса указанных лиц с их согласия, дать основание для проведения повторного допроса.
Таким образом, адвокатский опрос – юридическая процедура, где сочетаются формальные и неформальные начала, отсутствие санкций, отношений власти и подчинения, поскольку, как уже отмечалось, он строится на основах диспозитивности. С одной стороны, в процедуре опроса отсутствует регламент, с другой ее ход, итоги документируются в соответствии с УПК, следовательно, можно прийти к выводу, что эта процедура является официозной.
Проблема опроса лиц с их согласия не осталась и без внимания Конституционного суда РФ, который рассматривал пункт 2 части 3 статьи 86 УПК на соответствие его Конституции (Определение Конституционного Суда РФ от 4.04.2006г.№ 100-О). Гражданин оспаривал конституционность данной нормы, считая, что она не соответствует статьи 19 и части 1 статьи 48 Конституции, поскольку ограничивает право защитника представлять доказательства в пользусвоего подзащитного и не предусматривает необходимости предупреждениялица, опрос которого проводит защитник, об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и разъяснения ему права не свидетельствовать против себя самого и своих близких родственников, и тем самым дает основание органам и лицам, осуществляющим уголовное судопроизводство, не признавать результатов таких опросов доказательствами. Конституционный Суд РФ отказал в принятии к рассмотрению такой жалобы, мотивируя это тем, что отсутствие процессуальной регламентации формы проведения опроса и фиксации его результатов не может рассматриваться как нарушение закона и основание для отказа в приобщении результатов к материалам дела. При этом полученные защитником в результате опроса сведения могут рассматриваться как основания для допроса лиц в качестве свидетелей или для производства других следственных действий, поскольку они должны быть проверены и оценены, как и любые другие доказательства, с точки зрения относимости, допустимости,  достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела.
Право защитника на собирание доказательств должно рассматриваться во взаимосвязи с иными нормами УПК о видах доказательств, о круге лиц,  осуществляющих практическую деятельность по доказыванию (статьи 74 и 86). По мнению Конституционного Суда, праву защиты собирать доказательства по делу корреспондирует обязанность органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, рассмотреть каждое ходатайство, заявленное в связи с исследованием доказательств (Определение Конституционного Суда РФ от 21.12.2004г.№ 467–0). Действительно, статьи 159, 274 УПК РФ исключают возможность произвольного отказа в получении доказательств, о которых ходатайствует сторона защиты, так и в приобщении к материалам уголовного
дела и исследовании представленных ею доказательств. Такой отказ возможен лишь в случаях, когда соответствующее доказательство не имеет отношения к уголовному делу, по которому ведется расследование, и не способно подтверждать наличие или отсутствие события преступления, виновность или невиновность лица в его совершении, иные обстоятельства, подлежащие установлению при производстве по уголовному делу, когда доказательство, как несоответствующее требованиям закона, является недопустимым, либо когда обстоятельства, которые призвано подтвердить указанное в ходатайстве стороны доказательство, уже установлены на основе достаточной совокупности других доказательств. Принимаемое при этом решение должно быть обосновано ссылками на конкретные доводы, подтверждающие неприемлемость доказательства, об истребовании и исследовании которого заявляет защита.

Автор — Ю.М. Лаврова
Литература
1. Колоколов Н.А. Параллельное адвокатское расследование // Адвокатская практика, 2005. № 4.
2. Фалилеев В., Гармаев Ю. Пределы полномочий защитника по собиранию доказательств (взгляд с позиции обвинения) // Уголовное право ,2003. № 1. – С. 91.
3. Маслов И. Адвокатское расследование // Законность, 2004. № 10. – С. 36.
4. Стройков В. Реализация прав защитника на опрос лиц // Законность, 2004. № 6. – С.53.
5. Мартынчик Е.Г. Адвокатское расследование: понятие, природа, особенности и сущность (к разработке модели) // Адвокатская практика, 2004. № 1. – С. 19.
6. Мурадьян Э.М. Свидетель, адвокат и нотариус // Государство и право, 2004. №7. – С. 16.
7. Петрухин И.Л. Теоретические основы реформы уголовного процесса в России. – М.: Юристъ, 2004. – С. 115.

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — юридическая помощь в Москве, Самаре
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Приказ Росстандарта от 28.01.2019 N 117 "Об утверждении размера платы за предоставление документов и копий документов национальной системы стандартизации, общероссийских классификаторов, международных стандартов, региональных стандартов, стандартов иностранных государств, сводов правил, региональных сводов правил, сводов правил иностранных государств, надлежащим образом заверенных переводов на русский язык международных стандартов, региональных стандартов и региональных сводов правил, стандартов иностранных государств и сводов правил иностранных государств, которые приняты на учет Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии, документов по стандартизации международных организаций по стандартизации, региональных организаций по стандартизации и иных документов по стандартизации иностранных государств"
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии