г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Решением Железнодорожного районного суда г. Самары отказано в удовлетворении исковых требований Доверителя к Ответчику об изменении места жительства несовершеннолетних детей и освобождении от уплаты алиментов

  • Главная
  • Наша практика
  • Решением Железнодорожного районного суда г. Самары отказано в удовлетворении исковых требований Доверителя к Ответчику об изменении места жительства несовершеннолетних детей и освобождении от уплаты алиментов

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

26 июня 2019 года             г. Самара

Железнодорожный районный суд г.о. Самара в составе: 

председательствующего судьи Александровой Т.В., при секретаре Котовой А.Р.,

с участием истца (ответчика по встречному иску) ФИО1, его представителя Антоновой Л.М.,

ответчика (истца по встречному иску) ФИО2, ее представителя ФИО9,

представителя Отдела опеки и попечительства Железнодорожному и Октябрьскому районам г. Самары ФИО10,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № ХХХ по иску ФИО1 к ФИО2 об изменении места жительства несовершеннолетних детей и освобождении от уплаты алиментов, по встречному иску ФИО2 к ФИО1 об определении порядка общения с несовершеннолетними детьми,

установил:

ФИО1 обратился в Железнодорожный районный суд г. Самары с иском к ФИО2 об изменении места жительства несовершеннолетних детей и освобождении от уплаты алиментов, в обоснование своих требований указав, что ДАТА года был расторгнут их брак. ДАТА судебным приказом мирового судьи с него в пользу ФИО2 взысканы алименты на содержание несовершеннолетних детей ФИО3, ДАТА г.р. и ФИО4, ДАТА г.р. в размере 1/3 части всех видов заработка. Обязательства по уплате алиментов исполнялись им надлежащим образом. Решением Ленинского районного суда г.Самары от ДАТА установлен порядок общения с детьми: с отцом — с 09:00 каждого понедельника до 18:00 каждой пятницы по месту жительства ФИО1, в летний период ФИО1 предоставлено право находиться с детьми на отдыхе; с матерью — с 18:00 каждой пятницы до 09:00 каждого понедельника по месту жительства ФИО2 Несмотря на то, что большую часть времени дети должны проводить с отцом, местом жительства несовершеннолетних детей осталось место жительства их матери. Полагает, что при уточнении ФИО2 порядка общения с детьми, т.е. по сути определения нового порядка проживания детей и общения каждого из родителей с ними, но при этом при отсутствии отказа от уплаты алиментов на содержание детей, ФИО2 действовала не в интересах детей, а в собственных интересах, поскольку деньги на содержание несовершеннолетних выплачиваются в пользу родителя, с которым дети постоянно или преимущественно проживают. Дети в настоящее время зарегистрированы по месту пребывания с отцом. Просит определить место жительства несовершеннолетних ФИО3, ДАТА г.р., ФИО4, ДАТА г.р. с отцом. Освободить его от уплаты алиментов в пользу ФИО2 на содержание несовершеннолетних детей ФИО3, ДАТА г.р., ФИО4, ДАТА г.р. в размере 1/3 части всех видов заработка.

Впоследствии истец заявленные требования уточнил, просит изменить место жительства несовершеннолетних ФИО3, ДАТА г.р., ФИО4, ДАТА г.р. с отцом. Освободить его от уплаты алиментов в пользу ФИО2 на содержание несовершеннолетних детей ФИО3, ДАТА г.р., ФИО4, ДАТА г.р. в размере 1/3 части всех видов заработка.

Ответчик ФИО2 обратилась со встречным иском, в котором указала, что с требованиями об изменении места жительства детей не согласна, поскольку до 2018 года дети постоянно проживали с ней и ее сыном от первого брака ИМЯ9ом, встречам отца с детьми она никогда не препятствовала. Она обращалась с иском об определении порядка общения отца с детьми. Поскольку в январе 2018 года получила травму — разрыв связок левого коленного сустава и проходила в стационаре лечение с 16 по 19 января 2018, с последующим оперативным вмешательством с 5 по 12 марта 2018, и длительное время могла передвигаться только на костылях, она согласилась с требованиями ФИО1 об определении порядка его общения с детьми с 09:00 каждого понедельника до 18:00 каждой пятницы по месту жительства ФИО1 Ответчик, пользуясь тем, что дети преимущественно живут у него, препятствует ее встречам с детьми с понедельника до пятницы, т.к. запрещает приходить в его дом. Няня детей ФИО11 украдкой разрешала ей встречаться с детьми, т.к. и она, и дети очень скучали. Узнав об этом, ФИО1 поругался с няней и она уволилась. Ответчик препятствует ей участвовать в воспитании детей и самостоятельно определяет школу сыну, дочери детский сад, поликлинику, скрывая факт перевода детей в другие учреждения, в связи с чем она не имеет возможности их посетить. По инициативе ФИО1 ИМЯ7 перестала посещать детский сад № НОМЕР1 с апреля 2018 года, за месяц до подачи искового заявления устроил ее в другой детский сад. ФИО1 не дает ей учебники ФИО3, чтобы они могли заниматься. В основном не дает никаких вещей. Она неоднократно обращалась в отдел опеки и попечительства по вопросу чинимых препятствий, но опека на ее заявления не реагировала. Первые две недели февраля 2018 года ИМЯ7 жила с ней, т.к. отказывалась ехать к папе. С ДАТА ИМЯ7 живет с ней постоянно. В марте-апреле 2019 года дети болели, она обследовала их у врачей и лечила. У ФИО3 с ДАТА диагностирован энурез. В нарушение рекомендаций врачей, отец повез его в г. Сочи на автомобиле (три дня в дороге), что привело к ухудшению его здоровья. У ФИО4: ОРВИ, долгий кашель, небольшая температура поднимается к вечеру, возможно психосоматика. Сильно упал вес до 19 кг (был и 17 кг), т.к. в садике «НАЗВАНИЕ1» (декабрь-февраль), куда ее устроил отец, ИМЯ7 не ест весь день. Детский гинеколог поставил диагноз острый вульвит, т.к. была плохая гигиена. ИМЯ7 в садике ходила непричесанная, с немытой головой. В феврале, не посоветовавшись с ней, без учета слабости ребенка, плохого питания, снижения веса, отцом ИМЯ7 сделаны прививки. На протяжении 2018 и начала 2019 ни ФИО1, ни его жена не ухаживают за детьми должным образом, не следят за их гигиеной и здоровьем, что привело к резкому ухудшению здоровья детей. В данной связи считает, что необходимо не менять место жительства детей, а ограничить время общения ответчика с детьми, исключив пребывание детей в доме отца в ночное время. Она, ФИО2, прошла реабилитацию, здоровье восстановилось, и она сожжет уделять детям необходимое внимание и уход. В воспитании детей ей помогает мама ФИО25, няня ФИО26 и консьержка-няня-друг семьи ФИО11 Просит определить порядок общения отца ФИО1 и несовершеннолетних детей ФИО3, ДАТА г.р., ФИО4, ДАТА г.р. каждый вторник с 15:00 до 18:00 и каждое воскресенье с 12:00 до 16:00.

Впоследствии ФИО2 заявленные встречные требования уточнила. Просит изменить порядок общения с детьми, установленный Ленинским районным судом г.Самары от 19.02.2018 и определить порядок общения отца ФИО1 и несовершеннолетних детей ФИО3, ДАТАг.р., ФИО4, ДАТА г.р. каждый вторник с 15:00 до 18:00 и каждое воскресенье с 12:00 до 16:00.

В дальнейшем ФИО2 заявленные встречные требования вновь уточнила. Просит обязать ФИО1 решать вопросы, касающиеся обучения, воспитания несовершеннолетних, в том числе, вопросы по выбору воспитательных, образовательных и лечебных учреждений и иные подобные вопросы совместно с ФИО2 Изменить порядок общения с детьми, установленный Ленинским районным судом г.Самары от ДАТА и определить порядок общения отца ФИО1 и несовершеннолетних детей ФИО3, ДАТАг.р., ФИО4, ДАТА г.р. каждый вторник с 15:00 до 18:00 и каждое воскресенье с 12:00 до 16:00.

В судебном заседании истец (ответчик по встречному иску) ФИО1, его представитель Антонова Л.М., действующая на основании доверенности от 08.05.2019, заявленные требования поддержали, дали пояснения, аналогичные изложенным в исковом заявлении. Дополнили, что начиная с октября 2017 года по март 2019 года, дети большую часть времени живут с отцом, и юридическое изменение места жительства детей будет соответствовать их фактическому месту жительства. В установленное решением Ленинского районного суда г.Самары время ФИО2 детей не забирала, ее приходилось ждать по 30-60 минут либо она просила оставить детей посторонним людям: подруге, консьержке, бабушке и дети возвращались грустными. Дети любят маму, ждут ее. Когда она проводит с ними выходные, они возвращаются довольными, счастливыми. Бывало, она оставляла детей ночевать одних дома со своим старшим сыном ИМЯ9, которому 13 лет. Иван рассказывал, что у них было нечего кушать, и он ходил в магазин, на свои 500 рублей покупал еду. Был случай, когда ФИО2 ушла за хлебом, оставила дома ИМЯ9 с ИМЯ8, которому не было года. Дети испугались, ИМЯ9 захлопнул дверь ванной, запаниковал и порезал руки о стекло двери. Других ситуаций, когда жизни детей что-то угрожало, не было. Истец неоднократно обращался в органы опеки по факту оставления детей одних. В период, когда дети жили с отцом, мать никогда не интересовалась школьной жизнью ФИО3, хотя препятствий ей не чинили. В апреле 2019 года ФИО2 забрала детей к себе, и Иван пропускал школу без уважительных причин, с ее слов, он болел. После длительного пропуска школы, он получил «2» по контрольной работе по математике. Дочь ИМЯ7 не водила в детский сад. ФИО2 ненадлежащим образом следит за здоровьем детей: в марте 2019 не отвела ИМЯ7 на повторный прием к врачу. В марте 2019 года они согласовывали поезду отца с детьми в Феодосию в июне 2019 года, но ФИО2 не отпустила ИМЯ7. Сама она детей на море не возит, хотя имеет такую возможность, неоднократно отдыхала за границей без детей. ФИО1 неоднократно организовывал отдых детей на море, в Казани, в Москве. Когда ФИО2 в августе 2017 года направили в командировку до Нового Года, она просто поставила истца в известность и уехала, не определив ФИО3 в школу, а ИМЯ7 в детский садик, в связи с чем этим занимался истец. В настоящее время ФИО2 забрала детей, прописала у своих родителей, где они не проживают. ФИО2 ухудшила жилищные условия детей, продав принадлежащую ей трехкомнатную квартиру на АДРЕС1, и купила однокомнатную квартиру на АДРЕС2, где проживают вчетвером с разнополыми детьми. Сейчас и эту квартиру выставила на продажу. У отца жилищные условия лучше, у каждого ребенка отдельная комната. ФИО2 не занимается образованием даже старшего сына ИМЯ9, который с ней проживает, в связи с чем у него плохая успеваемость в школе. Задолженности по алиментам у ФИО1 никогда не было. Ему, ФИО1, удобнее, чтобы дети жили с ним, т.к. так ему будет легче решать вопросы здоровья, питания, лечения, занятий спорта детей. Живя отдельно, это технически невозможно. С ним у детей будет стабильность, т.к. у него замечательные условия в доме. Детям надо учиться, развиваться, своевременно наблюдать за здоровьем, ходить в секции, их надо возить, встречать. Мама хочет, чтобы у детей все было хорошо, но у нее возможностей меньше. Он записывал ИМЯ8 в большой теннис, футбол. ИМЯ8 нравилось заниматься, но после очередных конфликтов с ФИО2 занятия прекращались. В настоящее время дети не посещают секций. В случае установления заявленного ФИО2 порядка общения с детьми, он не сможет исполнять родительские функции в полном объеме. Нет гарантий, что ФИО2 не будет злоупотреблять правами и он будет видеть детей.

Ответчик (истец по встречному иску) ФИО2, ее представитель ФИО9, действующая на основании ордера от 04.04.2019, в удовлетворении заявленных требований просили отказать, встречный иск удовлетворить. Дали пояснения, аналогичные изложенным в исковом заявлении. Дополнили, что жилищные условия детей, в связи с продажей трехкомнатной квартиры, ухудшены не были, поскольку дети всегда были зарегистрированы в трехкомнатной квартире ее родителей, т.к. ФИО1 детей в свой коттедж не прописывал. Дети собственниками квартиры не являлись. В квартире на АДРЕС2 созданы необходимые условия для проживания детей. У каждого есть спальное место, но ИМЯ7 спит с мамой, т.к. скучает. Продажа квартиры была вынужденной мерой, поскольку ФИО2 работает дизайнером-архитектором и в связи с травмой ноги не могла продолжать работать, т.к. не могла ходить по стройкам. Содержание трехкомнатной квартиры обходилось дорого, было необходимо дорогостоящее лечение, алименты ФИО1 не платил, имеется задолженность свыше 200 тысяч рублей. Те денежные средства, которые он перечислял ей в счет уплаты алиментов, он обозначал как заработная плата, и их удерживали в его же пользу по исполнительному производству, возбужденному после раздела им машины, нажитой в период брака. ФИО2 купила квартиру поменьше и автомобиль, чтобы возить детей. В настоящее время ФИО2 прошла реабилитацию, восстановила здоровье, работает, имеет дополнительный доход в качестве самозанятой и может самостоятельно осуществлять необходимый уход за детьми, возить в школу, детский сад. Квартиру на АДРЕС2 она хочет продать, чтобы улучшить жилищные условия. В период нахождения детей у ФИО1, он препятствует общению детей с матерью, не дает им телефон, запрещает ФИО2 приходить. Когда он отдает ей детей, то не передает их вещи, учебники, в связи с чем она вынуждена покупать все сама. Детский сад «НАЗВАНИЕ1», куда ФИО1 устроил ИМЯ7 за 2 месяца до подачи иска, не имеет лицензии. До этого ИМЯ7 ходила в МБОУ № НОМЕР1, куда ее устраивала ФИО2, и откуда ее отчислили, т.к. ФИО1 перестал ее туда водить. В настоящее время она устроила дочь в МБОУ № 1НОМЕР1 рядом с домом. Она подавала заявление через электронный портал, чтобы устроить сына в школу, но ей отказали, т.к. до этого истец подал заявление в другую школу. На подготовку она записывала сына в НОМЕР1 школу, но т.к. там случилась аварийная ситуация (обвалился потолок), она попросила ФИО1 определить сына на подготовку. ФИО2 контролирует здоровье детей, они наблюдаются в больнице имени Середавина, в ИДК. В марте 2019 года она не водила ИМЯ7 на повторный прием к детскому гинекологу, т.к. врач сказал придти, если будет хуже, необходимости в этом не было. С 25.09.2017 ФИО2 была в командировке в Якутии до 3-4 декабря 2017 года, после этого дети опять жили с ней. В январе 2018 года она порвала связки, ей делали операции, поэтому дети с марта 2018 года проживали с отцом. Но до этого дети жили с матерью, которая одна осуществляла за ними уход. По обращениям ФИО1 к ней неоднократно приезжала опека. До апреля 2019 она неоднократно в устной форме, а затем письменно, обращалась в опеку, в связи с тем, что ФИО1 не дает ей общаться с детьми, однако на ее обращения опека не реагирует, ей был дан лишь один ответ. Детей одних она не оставляет. Когда она болеет, просит ФИО1 привозить детей не ей, а бабушке или к няне, которая ей помогает с детьми, чтобы их не заражать. Истец их знает, и сам прибегает к помощи няни, когда надо оставить детей. В Сочи и Крым истец возит детей, т.к. у него там фирмы, и он ездит туда по делам, а не отдыхать. Шесть дней они тратят на дорогу на машине и три дня проводят на месте. В июне 2019 года ИМЯ7 не поехала на море с отцом, т.к. не хотела. Ее сын ИМЯ9 учится хорошо, на 3 и 4, но у него конфликтные отношения в классе, в связи с чем она переводит его в другую школу. На собрания в школу к ФИО3 она не ходит, чтобы не травмировать ребенка, т.к. ФИО1 агрессивно на нее реагирует. Один раз она приходила на собрание, ФИО1 устроил скандал, довел до слез и ее, и сына. До апреля 2019 информацию об учебе сына она узнавала от истца и сына. В будние дни она приезжала в школу на переменках, чтобы встретиться с сыном. В апреле 2019 года, когда сын не посещал школу, в связи с болезнью, они выполняли с ним домашнее задание, узнавая его у классного руководителя. Просит определить порядок общения детей с отцом без ночевки, т.к. когда дети у ФИО1, они поздно ложатся спать, уходят в свои комнаты и никто не следит во сколько они засыпают, ИМЯ8 до часу ночи может находиться «в сети». ИМЯ7 не хочет ночевать у папы. Полагает, что требования об изменении места жительства детей связаны с желанием ФИО1 освободить себя от уплаты алиментов. Допрошенная в качестве эксперта ФИО22 показала суду, что она проводила психологодиагностическое обследование семьи ФИО в феврале 2019 года. На диагностику явился отец с детьми. ФИО2 на диагностику не пришла. Она, ФИО22, позвонила ей, сообщить дату, но ФИО2 трубку не взяла, поэтому о дате диагностики ее не известили. По результатам диагностики мама не занимает статусного (главного) места для детей. Дети какое-то время жили в семье отца, поэтому он для них главный. Оба ребенка на обследовании были в эмоционально напряженном состоянии. У ФИО3 выявлена склонность к сдерживанию чувств и эмоций. У ФИО4 была тревожность, но это норма для ее возраста при незнакомом человеке. Есть ощущение, что девочке не хватает взаимодействия с отцом, т.к. они редко играют. Мер по диагностике папы они не приняли, т.к. не дозвонились маме. Детей не спрашивали хватает ли им общения с мамой. 

Допрошенная в качестве свидетеля ФИО23 показала суду, что ФИО2 — ее бывшая сноха. ИМЯ10 и ИМЯ9 — сыновья ФИО2 от брака с ее сыном. После развода ИМЯ10 живет с папой, а ИМЯ9 с мамой. ФИО3 и ЕИМЯ7вета — дети ФИО2 и ФИО1 После развода с ее сыном, с Евгенией сохранились дружеские отношения, она активно участвует в жизни детей, в том числе Ильи, который после развода живет с отцом, и они ей помогают. ФИО2 покупает детям вещи, книги, развивающие игры, дома у нее чисто и есть покушать, она гуляет с детьми, учит плавать. Иван и ЕИМЯ7вета приходят к ним, ФИО12, в гости, все дети любят друг друга, дружны между собой, вместе катаются на велосипедах, на гироскутерах (Евгения купила их два). ФИО2 купила детям пианино. Пока ФИО были женаты, они общались семьями и бывали в гостях у ФИО1. По характеру ФИО1 не уравновешенный, он может улыбаться, а через секунду гнев. В период брака ФИО1 пил и неоднократно бил Евгению, тогда она к ним прибегала с детьми. Бывало, что она жила с детьми в неотремонтированной квартире, спали на полу. Она, ФИО13, видела, что ФИО1, ездил пьяный за рулем. Потом ФИО1 закодировался. В 2018 году ИМЯ8 с ИМЯ7 жили то у отца, то у матери. В 2019 году ФИО1 перестал давать детей ФИО2 Иван рассказывал ей, ФИО13, что боится папу, когда он с ним делает уроки, любит, но боится. Маму дети очень любят, так и «висят» на ней, даже большие. ИМЯ7 боится, что ее заберут и не отдадут матери. ИМЯ8 с ИМЯ7 ФИО2 лечила в марте-апреле 2019 года, т.к. они были немножко запущенные, ИМЯ7 была исхудавшая. Ей не известно, чтобы дети оставались одни. Если ФИО2 куда-то уезжает, она оставляет детей с няней или бабушкой, привозит к ней, ФИО13 В январе или феврале 2019 ФИО1 привез ИМЯ8 с ИМЯ7 без вещей, и Евгении пришлось покупать вещи заново. ФИО2 возила Илью в Дубай в прошлом году. ИМЯ9 только вернулся из «Циолковского», Евгения покупала ему путевку, поедет в этом году с отцом в Анапу. ИМЯ7 с ИМЯ8й ездили с отцом в Крым. ФИО2 с детьми в основном на турбазу ездит отдыхать, в дома отдыха и за Волгу. Она забирает на отдых всю семью, даже ее, ФИО13 Ей, ФИО13, известно о травме Евгении. В этот период дети были с няней, мамой, и она ей помогала. Забирал ли папа детей, она не помнит. ФИО2 интересуется учебой детей. ИМЯ9 учится не очень хорошо, поскольку в классе его загнобили, поэтому его будут переводить в другую школу. ФИО2 ходила к ИМЯ8 в школу, иногда после школы с ИМЯ8й к ним в гости приезжала. Ей известно, что у ФИО установлен порядок общения с детьми, но т.к. ФИО1 не разрешал им общаться, Евгения стала забирать сына из школы. 

Допрошенная в качестве свидетеля ФИО21 показала суду, что ФИО2 — ее подруга, знает ее со времени беременности ИМЯ7. ФИО2 является заботливой матерью, у нее четверо детей. ИМЯ9, ИМЯ8 и ИМЯ7 живут с ней, а ИМЯ10 с папой и бабушкой. Все дети дружны между собой, ходят друг к другу в гости, встречаются на дни рождения. Евгения часто общается с ИМЯ10, знает что он сейчас худеет, на какой диете сидит, в какую секцию ходит. ФИО2 кормит детей, одевает, организует их досуг, интересуется учебой, созванивается с учителями, водит ИМЯ7 в детский сад, у нее прекрасные отношения с учителями и воспитателями. В прошлом году Евгения водила всех детей в бассейн, учила плавать. ИМЯ9 учится на тройки, в последней четверти две двойки по русскому и английскому языкам. ИМЯ9 занимается с репетиторами по этим предметам. Как учится ИМЯ8 ей, ФИО21, не известно, т.к. она не спрашивала. Сам ИМЯ8 ей рассказывал, что ему не нравится делать уроки, т.к. они с папой все время ругаются. В период, когда ФИО2 лежала в больнице с гипертоническим кризом, она, ФИО21, сидела с ее детьми. Евгения говорила ей что готовить для детей. ФИО2 тоже готовит детям, они вместе с детьми пекут. Также она помогала ФИО2 с детьми, когда у нее были проблемы с ногой. Было такое, что ФИО2 на скорой увозили в больницу, а ФИО1 в это время привез детей, и сказал, что он привез, и пусть она решает что делать с детьми. У ИМЯ8 проблема с психикой. ИМЯ8 рассказал ей, что не хочет жить, что долго не проживет, что не хочет, чтобы мама умерла, сказал, что если их отдадут папе, они с ИМЯ7 оба умрут. ИМЯ8 был взвинчен, расстроен. Она рассказала об этом разговоре ИМЯ11, и она водила его к психологу. Пока ФИО2 состояли в браке, после рождения ФИО4, она, ФИО21, бывала у них в гостях и часто видела у ИМЯ11 следы побоев, испуганных детей, дети рассказывали, что папа бил маму. ИМЯ9 боялся ФИО1 пока они жили одной семьей, а ИМЯ8 до сих пор боится. ФИО2 занимается строительными проектами на дому, трудоустроена ли она официально, ей не известно. Когда дети у мамы, она все им покупала, плюс она, ФИО21, сама видела, что неоднократно ФИО1 привозил детей в маленьких вещах, даже бывало в грязных трусах, и ИМЯ11 им все покупала. ИМЯ11 устроила ИМЯ7 в муниципальный детский сад зимой 2017-2018 года, а пока жила на АДРЕС1, то в частный детский сад, за который платил Владимир. В этом году ФИО1 ездил по работе и увозил детей с собой, ИМЯ11 плакала, что месяц детей не видела, она скучает по детям. Квартира на АДРЕС2 является однокомнатной, но ИМЯ11 сделал в ней кабинет, комнату, где они спят и небольшую гостиную-кухню. В квартире есть диван, двухъярусная кровать, двуспальная кровать. ИМЯ7 с ИМЯ8й часто спят с мамой. Ей, ФИО21, не известно, чтобы дети когда-либо оставались одни. Этой весной ФИО2 часто ездила с детьми по врачам, т.к. у них были проблемы со здоровьем. 

Допрошенная в качестве свидетеля ФИО11 показала суду, что она работала консьержкой 4 подъезда в жилом доме 238а по АДРЕС1, где проживала ФИО2 с детьми ИМЯ9ом, ИМЯ7, ИМЯ8й. Когда они туда переехали, ИМЯ7 не было еще года. Позже, через год с небольшим, она познакомилась и с ФИО1, когда ИМЯ11 с ним помирилась. Она, ФИО11, общалась с ними по работе, т.к. у ИМЯ11 были просьбы посидеть с ее детьми в свободное от работы время, помочь по дому, поскольку ей надо было работать, ходить в магазин за продуктами. Со стороны Владимира поддержки ей не было, он все время был с конфликтами, с недовольством. ФИО1 неоднократно приглашал ее, ФИО11, к себе в поселок с детьми, хотел, чтобы она переехала к ним жить, чтобы помогать по дому и с детьми, хотел взять с собой на отдых в Турцию, чтобы там заниматься с детьми. Но позже сообщил, что поездка отменяется. После его звонка ИМЯ11 приехала с фингалом, который нанес ФИО1, т.к. она не туда приехала и не те документы привезла, в связи с чем поезда в Турцию не состоялась. Пока ФИО жили вместе, ИМЯ11 часто была в синяках, он ей пишет в смс-сообщениях позорные оскорбления. У ФИО1 сложный характер, он человек настроения, категоричный, в его поступках проявлялся деспотизм, если только что-то сказать против его воли, а иногда нормально себя ведет. ФИО1 дожидался момента, когда ИМЯ11 выходила в магазин за продуктами, и звонил в опеку, что дети оставлены в опасности. Она говорила ему, что так нельзя, что она, ФИО11, за детьми смотрит. ФИО1 сам до настоящего времени привозит к ней детей. Полагает, что ФИО1 детям не авторитет, т.к. он огромный эгоист, который хочет по ханжески управлять всеми. Дети его боятся, а любят они маму. ИМЯ11 здравомыслящая, добрая, детей никогда не била, грубо не обращалась, не кричит, не наказывает, может сказать повышенным тоном, чтобы разошлись. ИМЯ11 занимается с детьми, она вкладывает в них всю себя, возила ИМЯ9 в строительный институт на занятия, сама с детьми лепит, рисует, в бассейн всех возит (даже ее брала плавать), в развлекательные центры, на турбазу, за город, к друзьям, к ней, ФИО11, на дачу. Летом прошлого года дети Евгении неделями жили у нее на даче, ИМЯ11 тоже оставалась ночевать. Пока жили с Володей тоже приезжали к ней на 2-3 дня, но Володя не оставался ночевать. Для детей ИМЯ11 привозит продукты, когда они остаются у нее. ИМЯ8 тоже с удовольствием приезжает к ней, ФИО11, но Володя его последнее время не пускает, хотя ИМЯ8 очень дружен с ее внуком. На учебе ИМЯ9, полагает, отразилась непростая ситуация в семье, т.к. из-за конфликта он замкнулся, не может сосредоточиться, очень переживает. Володя называл ИМЯ9 дебилом, и он плечи опустит и забьется у себя в угол. Сейчас ИМЯ8, если у него что-то не получается, бьет себя по голове рукой и говорит с интонацией ФИО1: «Я дебил, я дебил!» Она спрашивала зачем он так говорит, ИМЯ8 ответил, что папа ему так говорит. Когда ИМЯ8 занимался на подготовке, он так не делал. Мама контролирует выполнение детьми домашнего задания, у ИМЯ9 есть репетиторы. До принятия судом решения об определении порядка общения с детьми, большую часть времени дети проводили с матерью. А после травмы ей было очень сложно. ФИО1, вместо помощи, всё критиковал, делал все возможное, чтобы растоптать ее и доказать, что она никто и ничто. Когда она была после операции, ФИО1 в ее, ФИО11, присутствии вызывал опеку, показать, что мама больная. Всегда цеплялся и придирался, что она плохая мать. Когда ИМЯ11 была в больнице, она, ФИО11, сидела с детьми. ИМЯ11 оставляла деньги на продукты. Дети всегда хотят домой к маме. ИМЯ8 тоже говорил ей, что хочет домой к маме и ИМЯ9у. За время проживания с отцом ИМЯ8 стал очень нервный, до этого он не бил себя по голове и не называл себя дебилом. ИМЯ7 часто болела простудными заболеваниями, пока жила с отцом. У ФИО4 было воспаление половых губ, не известно как у отца соблюдали гигиену. Воспаление обнаружила ИМЯ11, т.к. ИМЯ7 жаловалась, плакала. ИМЯ11 общается и со старшим сыном ИМЯ10, который живет с отцом и бабушкой. Между ИМЯ11й и бывшей свекровью дружеские отношения. ИМЯ11 говорила, что с мая не видит ИМЯ8. 

Допрошенная в качестве свидетеля ФИО15 показала суду, что с 01.09.2018 по январь 2019 года она занималась с ИМЯ7 и ИМЯ8й по договоренности с ФИО1 Она выполняла с ИМЯ8й домашнее задание и готовила ИМЯ7 к школе. У них в доме она бывала ежедневно с 13 до 18-19 часов. В это время ФИО1 привозил детей из школы и сада, потом возил ИМЯ8 на футбол, ИМЯ7 на танцы. В любой вечер они могли поехать в бассейн, каждый вечер был расписан. В семье очень доброжелательные отношения, дети льнут к отцу, он всегда откликается на их просьбы. Дети дружат между собой и с Яной — дочерью супруги ФИО1 В пятницу вечером ФИО1 отвозил детей к матери. Дети этого момента ждали, набивали рюкзачки йогуртами, Барни, чтобы там поесть. ИМЯ8 рассказывал, что они оставались одни у мамы, и он на свои деньги покупал поесть. Иногда дети были расстроенными, рассказывали, что хотели, чтобы их мама взяла, а она то болеет, то на работу уехала, и их отвозили к тетенькам, то обещала в кино сводить, но не ходили, т.к. у мамы не было денег, и она пошла зарабатывать. Раза 3-4 дети ночевали одни. Вопросов о маме она детям не задавала, а сами они не рассказывали. Супруга ФИО1 Дарья следит за тем как дети выглядят, чтобы они мыли руки перед едой. У них хорошие отношения, они вместе гуляют, Дарья помогает с уроками. ИМЯ8 и ИМЯ7 отца не боятся, он слишком мягок с ними, особенно с ИМЯ7, ИМЯ8 всегда рядом с отцом. Она никогда не слышала, чтобы ФИО1 ругал, обзывал детей. У ФИО1 уравновешенный, не взрывной характер, всегда спокойно ответит, даже если без настроения. Она, ФИО15, наблюдала семейную идиллию. У ИМЯ8 мотивация на учебу особо не сформирована. Уроки на понедельник они делали в пятницу до отъезда к маме. Когда она, ФИО15, болела, уроки с ИМЯ8й делал папа. До января 2019 ИМЯ8 на продленку не ходил. 

Допрошенная в качестве свидетеля ФИО16. показала суду, что на протяжении 12 лет 1 раз в неделю по пятницам с 15 до 18 часов она убирается в коттедже ФИО1 Она видит, что у папы очень хорошее отношения к детям ИМЯ8, ИМЯ7, Яне. ФИО1 приходит домой в 17-18 часов, дети его встречают, обнимают, прыгают. ФИО1 их тоже обнимает. Они скучают по нему. У жены ФИО1, Даши, отличные отношения с детьми, она их кормит обедом. Про маму дети не говорят, рассказывают про папу, что поедут с ним в развлекательный центр, парк. У ФИО1 были хорошие отношения с первой женой и с Дарьей, а с Евгенией постоянно ссорились, т.к. она не занималась детьми. Оставляла детей одних, уезжала постоянно. Когда ФИО1 жил с ИМЯ11й, и ИМЯ7 была грудная, она, ФИО16., пришла убираться, дверь была открыта, в доме никого не было, ИМЯ7 плакала одна, она была холодная и мокрая. Она, ФИО16., ее помыла, переодела, накормила молоком, положила спать и стала убираться. Родителям ФИО4 она не звонила и не выясняла где они. ИМЯ11 приехала через 2-3 часа. ИМЯ11 ИМЯ9 одного оставляла, когда была беременна ИМЯ8й. Когда ИМЯ11 жила на АДРЕС1 она, ФИО16., приходила туда убираться. Она видела, что ИМЯ11 жестко с детьми не обращалась, она их целовала и обнимала как мать, дети тоже ее обнимали. В ее присутствии ИМЯ11 кормила детей и уходила, наверное, на работу. Дети живут и с мамой, и с папой. Про маму и папу дети ей ничего не рассказывали.

Допрошенная в качестве свидетеля ФИО8 показала суду, что является дочерью ФИО1 от первого брака. Папа всегда хорошо к ней относился, помогает материально, они общаются, раз в месяц она видится с его детьми ИМЯ8й и ИМЯ7. Раньше папа все время посвящал работе, а сейчас занимается детьми, он с ними гуляет, фотографирует их, она думает он хороший отец. В августе 2018 года она месяц сидела с ИМЯ8й и ИМЯ7 с 09:00 до 16:00, т.к. папа работа, и Евгения ни разу не звонила, не узнавала как дети. Дети про маму особо ничего не рассказывают. ИМЯ8 рассказывал как с папой ездят, гуляют, отдыхают. Спиртные напитки папа употребляет по выходным и праздникам, за рулем его пьяным не видела. Папа говорит ИМЯ8, что он талантливый, способный. Когда ей было 11 лет, а ИМЯ8 не было года, она с ФИО2 и ИМЯ8й приехали в торговый центр, и т.к. он уснул, ФИО2 оставила его в машине, и они ушли на несколько часов. Дети живут с отцом, Евгения их иногда забирает. С 08.03.2019 Евгения забрала ИМЯ7 и не отдавала 1-1,5 месяца, потом ИМЯ8 забрала. С ее, ФИО5, мамой у ФИО1 хорошие отношения. После развода родителей ФИО1 уволил маму с работы. 

Допрошенная в качестве эксперта ФИО17 показала суду, что она и ФИО18 проводила психологодиагностическое обследование семьи ФИО. Выводы, изложенные в заключении, поддержала. Показала, что Иван с Дарьей и Яной совместно не обследовались, ответ на вопрос об их психологическом отношении дан на основании методик беседы и социограммы. Вывод о том, что ФИО1 ожидает к себе отношения как к исключительной личности сделан на основании методик, примененных в процессе исследования. ИМЯ7 и ИМЯ8 являются наиболее статусными личностями для ФИО1 при отсутствии действительной эмоциональной близости. Это говорит о том, что отец не понимает переживаний детей, не учитывает их эмоций. Их значимость для ФИО1 состоит в страхе их потерять, т.к. они занимают для него важное место. Сверхценность детей для ФИО1 состоит в том, что он чего-то ждет от детей, возлагает на них надежды. Желание ФИО1 воспитывать детей строится на том, что дети смогут дать лично ему. Это проявляется в его отношении к неудачам в учебе. Его, ФИО1, переживания стоят выше неудач ребенка. Он ожидает более высоких результатов, с ним нельзя расслабиться. А у ФИО2 больше акцент на состояние ребенка, которое для нее важнее полученной оценки. У мамы более мягкий стиль воспитания. Потворствование матери к детям может привести к сложностям взаимоотношений в социуме, когда начнут предъявлять высокие требования, это может сказаться и на оценках в школе. Дети были более раскованы в присутствии матери, свободно выражали свои эмоции. Маркеров тревоги в присутствии отца у детей не было, в его присутствии была сдержанность. Игровая деятельность детей с мамой была сюжетной, игровой, эмоциональной, с папой деятельность была не игровой, больше обучающей, а для ребенка ведущим видом деятельности является игра, поскольку в ней дети развиваются. У ФИО2 выявлена тенденция к избеганию ответственности, но в этом нет ничего плохого, это говорит о том, что она пользуется системой поддержки, не все берет на себя, а прибегает к помощи бабушки, папы, чьей-то еще. В зависимости от того кто используется в качестве поддержки, например, если дети остаются с бабушкой, которая хорошо за ними следит, это дает ребенку больше безопасности. Мать может отдать приоритет своим интересам, но риски не очень большие. Несмотря на агрессивность ФИО1, он для детей не опасен, риски не большие. ИМЯ7 отца обозначила черным цветом, это очень плохой показатель, но с учетом того, что она обозначила себя между отцом и матерью, это говорит о наличии актуального конфликта с отцом, т.к. он не давал ей общаться с мамой. В настоящее время отец для ФИО4 отрицательный персонаж, воспринимается ею как агрессивный. На обследовании ФИО1 тоже подтвердил, что не давал детям общаться с матерью до обследования по совету адвокатов. Во время обследования ФИО1, ФИО2 звонила на телефон центра и просила ее, ФИО17, оказать воздействие на ФИО1, чтобы он разрешил ей общаться с детьми хотя бы по телефону. Высококонфликтный развод — травмирующая ситуация для ФИО3. Он направляет на себя злость за развод родителей. Иван в ходе беседы рассказывал про развод родителей, битье ножом по руке, это психологом не наблюдалось, а записано со слов ФИО3. В настоящее время намерения суицидальные не выявлены, но есть вещи, которые могут привести к суициду. Дети участвуют в конфликте, и если конфликтная ситуация сохранится, это приведет ФИО3 к суициду в более старшем возрасте, при изменении ситуации между родителями — суицида не будет. При обследовании ФИО1 в круг своей семьи включал свою маму. В исследовательской части заключения на это не указано, но на выводы это не повлияло, т.к. на первом месте для ФИО1 поблизости находится Дарья. 

Представитель Департамента опеки, попечительства и социальной поддержки Администрации г.о.Самара в лице отдела опеки и попечительства Железнодорожного и Октябрьского районов г. Самары ФИО10, действующая по доверенности от 09.01.2010, полагала целесообразным изменить место жительства детей, оставив их проживать с отцом и освободить ФИО1 от уплаты алиментов, указав, что условия проживания у отца более комфортные. У детей сложился определенный образ жизни, в течение года в будние дни они находились с отцом, в выходные с матерью. Мама не посещала школу ФИО3, не интересовалась успеваемостью, не ходила в детский сад «НАЗВАНИЕ1». В марте 2019 года дети находились с матерью, проходили медицинское обследование. С 01.04.2019 Иван не посещали школу. В действиях ФИО2 усматривается злоупотребление родительскими правами, т.к. получение медицинской помощи возможно без отрыва от образовательного процесса. Мама в школьной жизни ребенка начала участвовать только в марте 2019 года. Папа ежедневно интересуется учебой сына. ИМЯ7 в период проживания с матерью с 12.03.2019 детский сад посещает нерегулярно. У ФИО1 не выявлено нарушений стиля воспитания. В родительских установках ФИО2 прослеживается потворствование, минимальность санкций и расширение родительских чувств. Мотивы обоих родителей не противоречат возможности осуществлять родительскую функцию. Дети воспринимают обоих родителей как значимых членов семьи. Дети вовлечены в конфликт между родителями. Для ФИО4 предпочитаемой фигурой является мама. Для ФИО3 оба родителя эмоционально значимы, испытывает потребность к идентификации с отцом. 

Выслушав пояснения участвующих в деле лиц, заключение отдела опеки, изучив материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

Конвенция о правах ребенка, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г., закрепляет приоритет интересов и благосостояния детей во всех сферах жизни государства.

Согласно статье 1 Конвенции специальная охрана и забота, включающая правовую защиту, обеспечиваемые государством и родителями (лицами, их заменяющими), обусловлены тем, что ребенок пребывает в состоянии физической и умственной незрелости.

Статьей 18 Конвенции о правах ребенка провозглашено, что родители несут основную ответственность за воспитание и развитие ребенка, наилучшие интересы которого должны являться предметом основной заботы родителей.

Статья 27 Конвенции устанавливает право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для физического и социального развития. Одним из главных предназначений семьи является создание условий для нормального развития и надлежащего воспитания детей.

В соответствии с частью 2 статьи 38 Конституции Российской Федерации, статьёй 61 СК РФ забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей. В силу п. 1 ст. 65 СК РФ родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей.

При осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей.

Родители, осуществляющие родительские права в ущерб правам и интересам детей, несут ответственность в установленном законом порядке.

В соответствии с п. 3 ст. 65 Семейного кодекса РФ место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей. При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. При этом суд учитывает привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое).

Согласно разъяснениям, изложенным в п. п. 5, 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», при решении вопроса о месте жительства несовершеннолетнего ребенка при раздельном проживании родителей следует принимать во внимание помимо указанных в п. 3 ст. 65 СК РФ обстоятельств реальную возможность родителя обеспечить надлежащее воспитание ребенка, характер сложившихся взаимоотношений родителя с ребенком, привязанность ребенка к лицам, у которых он находится, другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей.

Как установлено в судебном заседании на основании свидетельств о рождении, ФИО1 и ФИО1 являются родителями несовершеннолетних ФИО3, ДАТА г.р. и ФИО4, ДАТА г.р. (л.д. 8, 9 т. 1).

На основании пояснений сторон, свидетельства о расторжении брака (л.д. 7 т. 1), решения Ленинского районного суда г.Самары от 19.02.2018 (л.д. 10-11 т. 1) судом установлено, что решением мирового судьи судебного участка № 28 брак ФИО расторгнут, дети оставлены проживать с матерью.

Судебным приказом и.о. мирового судьи судебного участка № 35 Октябрьского района г. Самары Самарской области, мировым судьей от 11.09.2017 судебного участка № 7 Октябрьского района г.Самары Самарской области с ФИО1 в пользу ФИО2 взысканы алименты в размере 1/3 части всех видов заработка ежемесячно на содержание несовершеннолетних ФИО3 и ФИО4 (л.д. 12 т. 1).

Решением Ленинского районного суда г.Самары от 19.02.2018 определен порядок общения несовершеннолетних ФИО3 и ФИО4 с отцом: еженедельно с 09:00 понедельника до 18:00 пятницы по месту жительства отца; еженедельно с 18:00 пятницы до 09:00 понедельника по месту жительства матери. За ФИО1 сохранено право в летний период находиться с несовершеннолетними на отдыхе непрерывно не менее двух недель (л.д. 10-11 т. 1).

В настоящее время соглашение о месте проживания несовершеннолетних между его родителями отсутствует, имеется спор и о порядке общения с детьми отдельно проживающего родителя.

Из акта обследования условий жизни несовершеннолетних детей ФИО3 и ФИО4 по адресу: АДРЕС3 следует, что жилье представляет собой четырехэтажный благоустроенный дом со всеми удобствами, общей площадью 379,9 кв.м. Жилой дом на праве собственности принадлежит дочери ФИО1 — ФИО5 В доме зарегистрированы и проживают: ФИО1, ФИО6, ФИО7, ФИО3, ФИО4 У ФИО4 на 2 этаже отдельная комната площадью 14,0 кв.м. У ФИО3 комната на 3 этаже площадью 18 кв.м. Четвертый этаж оборудован под игровую комнату. У ФИО3 и ФИО4 много развивающих игрушек, яркой красочной литературы, канцелярских принадлежностей. На момент обследования дети находились в доме, бегали по комнате, весело улыбались, отвечали на вопросы о себе, одеты в чистую домашнюю одежду, выглядели опрятно. Со слов ФИО1 помощь в уходе за детьми ему оказывает супруга ФИО6 и его мать ФИО19 В доме для малолетних обеспечена полная безопасность. Со слов соседей коттеджного поселка семья характеризуется положительно, с детьми общаются доброжелательно. Жилое помещение находится в удовлетворительном состоянии, пригодно для проживания малолетних детей (л.д. 139-140 т. 1).

Актом обследования условий жизни ФИО2 по адресу: АДРЕС2 установлено, что в квартире проживают ФИО2, ФИО12, ФИО3, ФИО4 В квартире никто не зарегистрирован. Жилое помещение расположено на 4 этаже 17-этажного жилого дома. Санитарное содержание прилегающей к дому территории хорошее. Двор ухоженный. Район с развитой инфраструктурой. В подъезде чисто. Квартира в хорошем состоянии, общая площадь составляет 50 кв.м. Состоит из одной жилой комнаты, кухни, совмещенной с гостиной, прихожей, совмещенного санузла. Санитарно- гигиеническое состояние квартиры удовлетворительное. В деревянном комоде хранятся детские вещи несовершеннолетних в надлежащем количестве, соответствующие возрасту детей. На столе хранятся письменные принадлежности. Со слов ФИО2 на двухъярусной кровати спят сыновья Иван и ИМЯ9. Спальное место для дочери ФИО4 не организовано. Девочка спит на одной кровати с матерью. В квартире имеются необходимые условия для проживания ФИО3 и ФИО4 (л.д. 151-152 т. 1).

Вывод специалиста опеки об отсутствии у ФИО4 отдельного спального места опровергается пояснениями ФИО2 и непосредственно актом обследования, в котором указано на наличие двухспального дивана, который однако в выводах специалиста в качестве самостоятельного спального места не учтен. Из пояснений ФИО2 следует, что дочь спит с ней по собственному желанию, поскольку скучает по ней.

Из заключения по итогам диагностического обследования ФИО1 и несовершеннолетних ФИО3 и ФИО4 следует, что исследование эмоциональной привязанности детей к родителям указывает на наличие такой привязанности к отцу. Провести исследование эмоциональной привязанности детей к матери не представилось возможным. Исследование эмоциональной привязанности брата и сестры друг к другу указывает на наличие эмоционально теплых отношений между несовершеннолетними, с элементами симбиоза между ними (л.д. 129-132 т. 1).

Согласно психологическому заключению по результатам диагностического обследования несовершеннолетнего ФИО3, выполненного психологом ФИО20, Иван имеет заниженную самооценку, вызванную, по всей видимости, авторитарным стилем воспитания отца ребенка. В состав семьи Иван включает мать, сестру и двух братьев. Эмоционально значимыми для него являются мать и сестра. Контакт с отцом нарушен. Испытывает по отношению к матери положительные эмоции. У ФИО3 диагностируются признаки перевозбуждения,сильного стресса и легкая депрессия. Родителям рекомендовано пройти курс психокоррекционных занятий для урегулирования собственных взаимоотношений в интересах детей. Отцу ребенка пройти курс занятий с детским психологом с целью коррекции авторитарного стиля воспитания. Обратиться с ребенком за консультацией к невропатологу с целью нормаИМЯ7ции деятельности его нервной системы. Исключить в ближайшее время общение ФИО3 с отцом до нормаИМЯ7ции психоэмоционального состояния ребенка и все дальнейшее общение проводить только в присутствии матери и детского психолога. Пройти дополнительное психологическое обследование ребенка на наличие у него склонности к суициду (л.д. 203-204 т. 1).

В заключении по результатам психодиагностического обследования, выполненного НАЗВАНИЕ4 (л.д. 48-65 т. 3), в отношении ФИО1 указано, что его можно охарактеризовать как тревожного, чувствительного, активного человека с лидерскими тенденциями. На фоне некоторой педантичности и повышенной требовательностью у испытуемого могут проявляться такие качества как впечатлительность, мнительность, стремление к сотрудничеству и сопричастности групповым интересам. В межличностных отношения общителен, эмоционален, склонен к накоплению негативных эмоций, испытывает трудности при завершении близких отношений.

В отношении ФИО2 указано, что она характеризуется высокой эмоциональной вовлеченностью, неустойчивостью и изменчивостью эмоций, чертами демонстративности и инфантильности (могут проявляться черты эмоциональной незрелости с тенденцией избегания ответственности). Стиль межличностного поведения гибкий с тенденцией к перевоплощению в разные социальные роли.

Родительские отношения ФИО1 и ФИО2 можно описать как высококонфликтные, формирующие недоверие бывших супругов к родительским компетенциям друг друга, затрудняющие распознавание эмоциональных потребностей детей, способствующие попыткам обоих сторон сформировать коалицию с детьми против друг друга.

Приоритетными мотивами на момент обследования со стороны ФИО1 являются: поиск признания, ожидание отношения к себе как к исключительной личности, потребностью влиять на других людей. Данная мотивация не противоречит возможности осуществлять родительскую функцию, однако при возникновении конфликта интересов может привести к недооценке переживаний детей, завышенным ожиданиям и требованиям, нетерпимости к неудачам.

Приоритетными мотивами на момент обследования со стороны ФИО2 является: стремление к независимости и свободе, что вступает в противоречие с мотивом установления близких отношений и избегания одиночества. Имеет стремление обладать более широкой степенью влияния. Данная мотивация не противоречит возможности осуществлять родительскую функцию, однако при возникновении конфликта интересов (ограничении свободы при необходимости уделения большего времени ребенку) может иметь тенденцию к делегированию ответственности третьим лицам. Также присутствует вероятность смещения ролевой позиции детей в партнерские отношения.

Согласно показаниям эксперта ФИО17 тенденция к делегированию ответственности третьим лицам, говорит о том, что ФИО2 пользуется системой поддержки, не все берет на себя, а прибегает к помощи третьих лиц, что не является негативным фактором, поскольку из пояснений сторон, в том числе ФИО1, и показаний свидетелей судом установлено, что ФИО2 прибегает к помощи бабушки, няни и своей подруги, которые знакомы, в том числе, и ФИО1, неоднократно бывали у него в доме в период их брака, при этом и сам ФИО1 оставляет детей с данными лицами, что свидетельствует суду о том, что пребывания детей с ними не представляет какой-либо угрозы жизни и здоровью детей, а следовательно, является для них безопасным.

Более того, как обоснованно отметил представитель ФИО2, ФИО1 и сам прибегает к помощи няни, что является обычным явлением в условиях современной жизни и позволяет родителям выполнять их социальные функции.

Кроме того, оставление детей под присмотром обеспечивает их безопасность на период отсутствия родителей, что свидетельствует о надлежащем исполнении родительских обязанностей.

Далее в заключении по результатам психодиагностического обследования, указано, что дочь ЕИМЯ7вета является значимым лицом для отца. Исследование стиля воспитания не выявило нарушений. Взаимодействие с дочерью протекает на положительном эмоциональном фоне, с тенденцией к сдерживанию эмоций со стороны несовершеннолетней. Совместная игровая деятельность производит впечатление непривычной, несформированной. Для ФИО4 отец является эмоционально значимой фигурой, которого в данный момент ИМЯ7 воспринимает как члена семьи, с которым у нее возможен открытый или скрытый конфликт.

Согласно показаниям эксперта ФИО17 отец для ФИО4 отрицательный персонаж, воспринимается ею как агрессивный, т.к. он не давал ей общаться с мамой, что на обследовании подтвердил и ФИО1 Во время обследования ФИО1, на телефон центра звонила ФИО2 с просьбой оказать воздействие на ФИО1, чтобы он разрешил ей общаться с детьми. Данные обстоятельства подтверждают суду факт чинения ФИО1 препятствий ФИО2 в общении с детьми, что свидетельствует об осуществлении им родительских прав в явном противоречии с интересами несовершеннолетних, которые, согласно пояснениям самого ФИО1, любят маму и скучают по ней, ждут с ней встреч.

Для ФИО1 сын Иван является эмоционально значимым, возможно сверхценным, но не близким членом семьи. Дочь ЕИМЯ7вета является значимым, но эмоционально не близким членом семьи.

Согласно показаниям эксперта ФИО17 дети эмоционально не значимы для отца, что выражается в непонимании их переживаний, им не учитываются их эмоций. Их значимость для ФИО1 состоит в страхе их потерять, т.к. они занимают для него важное место. Сверхценность детей для ФИО1 состоит в том, что он чего-то ждет от детей, возлагает на них надежды. Желание ФИО1 воспитывать детей строится на том, что дети смогут дать лично ему. Это проявляется в его отношении к неудачам в учебе. Его, ФИО1, переживания стоят выше неудач ребенка. Он ожидает более высоких результатов, с ним нельзя расслабиться.

Для ФИО2 ЕИМЯ7вета выступает наиболее эмоционально значимой и близкой фигурой. В восприятии ФИО2 сын Иван имеет смещение ролевой позиции в партнерские отношения, является значимой, но более дистантной фигурой, чем дочь ЕИМЯ7вета.

ФИО4 воспринимает обоих родителей как близких и значимых членов семьи. Отношение к матери носит характер эмоционально-теплого, радостного. Отношение к отцу носит амбивалентный характер, возможен скрытый актуальный конфликт с ним, который является следствием конфликта лояльности и не проявляется открыто вследствие комфортного поведения ребенка. Наиболее предпочитаемой фигурой является мать.

В ситуации конфликта лояльности ФИО3 воспринимает обоих родителей как близких и значимых членов семьи. В совместной работе с отцом можно отметить стремление к подражанию ФИО3 своему отцу. Отношение с матерью носит более партнерский характер. Испытывает потребность к идентификации с отцом.

ФИО4 переживает конфликт лояльности к родителям с умеренной интенсивностью, выбирая стратегию избегания открытого конфликта, однако испытывая внутреннее напряжение. Признаков депрессии у несовершеннолетней не выявлено.

ФИО3 переживает конфликт лояльности высокой интенсивностью. Наличие нереалистических ожиданий о воссоединении семьи рассогласовано с действительными отношениями родителей, что создает ощущение неопределенности, невозможности прогнозировать будущее и влиять на него, тем самым ситуация становится небезопасной, что создает внутреннее напряжение, которое может выражаться в повышенной тревожности и депрессивных реакциях.

ФИО4 в присутствии отца ведет себя естественно, однако проявляет некоторую эмоциональную сдержанность, речевая активность несовершеннолетней ниже, чем при общении с матерью. В присутствии матери ЕИМЯ7вета ведет себя оживленно, раскованно, свободно выражает свои эмоции. ФИО3 в присутствии матери ведет себя свободно, расковано, но в пределах поведенческой нормы, отмечается выраженная эмоциональная включенность в деятельность. В присутствии отца становится более сдержанным в проявлении эмоций, рассудительным, нацеливается на результат выполнения задания. Во взаимодействии с обоими родителями выражает свою инициативу, но не оспаривает позицию родителей.

Со стороны ФИО4 выраженной привязанности к ФИО12 не выявлено. Отношение носит формальных характер, без признаков страха и тревоги.

ФИО3 не включает ФИО12 в состав семьи. Анализ взаимодействия несовершеннолетних друг с другом не был произведен по причине неявки ФИО14 29.05.2019 и неявки ФИО3 03.06.2019.

ФИО6 занимает по отношению к ЕИМЯ7вете и ФИО3 принимающую позицию, однако эмоциональная близость между ними отсутствует.

ФИО6 для ФИО4 является лицом, чье мнение для нее значимо, однако эмоциональная близость с которым отсутствует. ФИО7 ЕИМЯ7вета воспринимает как партнера по играм, не включая в семейную систему.

ФИО3 включает в свою семейную систему ФИО6 и ее дочь ФИО7, выделяя их в другую, более высокую иерархическую подсистему. Эмоциональная близость с ними отсутствует.

В связи с наличием у ФИО3 конфликта лояльности, глубоких переживаний и наличия чувства вины (при выборе одного из родителей) Иван затрудняется принять решение относительно проживания с кем-либо из родителей.

ФИО4 высказывает желание проживать с матерью, мотивированной значимыми для ребенка видами деятельности (совместные прогулки, игры, общение с собакой). Также она выражает желание общаться с отцом, формат общения выявить не удалось.

В ходе обследования у ФИО3 не выявлено прямых, осознанных суицидальных намерений и планов. При этом у несовершеннолетнего присутствуют признаки психологической травматизации на фоне высококонфликтного развода родителей, а также аутоагрессивное поведение. Данные факторы могут способствовать формированию истинной суицидальной активности в более старшем возрасте (л.д. 48-65 т. 3).

Согласно показаниям эксперта ФИО17 сохранение конфликтной ситуации между родителями приведет ФИО3 к суициду в более старшем возрасте, при изменении ситуации — суицида не будет. 

По требованиям об определении места жительства ребенка одним из юридически значимых и подлежащих доказыванию обстоятельств с учетом подлежащих применению норм материального права является выяснение вопроса о том, проживание с кем из родителей (матерью или отцом) наиболее полно будет соответствовать интересам ребенка.

Согласно принципу 6 Декларации прав ребенка, принятой Резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20.11.1959г., ребенок для полного и гармоничного развития его личности нуждается в любви и понимании. Он должен, когда это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих родителей и во всяком случае в атмосфере любви и моральной и материальной обеспеченности: малолетний ребенок не должен, кроме случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью.

Каких-либо исключительных обстоятельств, исходя из которых в данном случае дети могут быть разлучены с матерью, судом по делу не установлено.

Представленными суду доказательствами не подтверждено наличие исключительных обстоятельств для разлучения ФИО4 и ФИО3 с матерью, перемены их места жительства.

Учитывая, что мотивы, которые положены в основу иска, не нашли своего объективного подтверждения, а также то обстоятельство, что родители имеют равные права на воспитание ребенка, ими созданы равные условия для воспитания и развития детей, учитывая возраст малолетних детей, их нуждаемость в таком возрасте в материнской любви, внимании и заботе, суд полагает, что проживание несовершеннолетних у матери является более предпочтительным и исключительно соответствует интересам детей.

Тогда как проживание детей с отцом может негативным образом сказаться на их психоэмоциональном состоянии, поскольку Иван для отца является эмоционально значимым, возможно сверхценным, но не близким членом семьи. ИМЯ7 является значимым, но эмоционально не близким членом семьи. Согласно показаниям ФИО17, отец является для ФИО4 отрицательным персонажем, воспринимается как агрессивный член семьи, с которым возможен конфликт. ФИО1 недооцениваются переживания детей, предъявляются завышенные ожидания и требования, нетерпимость к их неудачам. При этом согласно показаниям эксперта ФИО17 его желание воспитывать детей строится на том, что дети смогут дать лично ему. Следовательно, данное желание обусловлено не интересами детей, а своими личными выгодами.

Данные показания суд находит достоверными, поскольку они нашли свое подтверждение и в пояснениях ФИО1, данных суду. Так, на первый вопрос суда о том, в связи с чем он полагает детям будет лучше проживать с ним, ФИО1 ответил, что так ему будет удобнее исполнять свои родительские обязанности, то есть руководствуется мотивом собственного удобства, а не интересами детей.

Одновременно с этим необходимо отметить, что и между супругой ФИО1, ФИО6, и ее несовершеннолетней дочерью ФИО7 с ФИО3 и ФИО4 эмоциональная близость отсутствует, а следовательно, при проживании детей с отцом они окажутся среди людей, эмоционально не близких между собой, для которых их детские интересы и переживания не стоят на первом месте, что приведет к нарушению права детей на благоприятные условия проживания и развития.

Наряду с этим из пояснений ФИО2 и заключения по результатам психодиагностического обследования судом установлено, что для матери дети являются эмоционально значимыми, близкими фигурами (Иван более дистантно, чем ИМЯ7). Для ФИО2 важно эмоциональное состояние детей. В ее присутствии дети более раскованы, свободно выражают свои эмоции, что говорит о более благоприятном психоэмоциональном состоянии детей, комфортном для их жизни и гармоничного развития, которые им может обеспечить мать. При этом ИМЯ7 на вопрос психолога без колебаний ответила, что хочет жить с мамой (л.д. 58 т. 3). Иван выбрать место жительства затрудняется, боясь обидеть другого родителя. При этом из пояснений сторон, показаний свидетелей и заключения центра «Семья» следует, что брат и сестра эмоционально привязаны друг к другу, что указывает на наличие эмоционально теплых отношений между несовершеннолетними, с элементами симбиоза между ними (л.д. 129-132 т. 1), а следовательно, при решении вопроса о месте их жительства следует исходить из безусловного совместного проживания детей, в данном случае с матерью.

Доводы ФИО1 о том, что ФИО2 ненадлежащим образом осуществляет родительские обязанности, и находясь с ФИО2, дети могут подвергаться опасности, что у нее нет возможности обеспечить потребности детей в той же степени, как это готов сделать он, отклоняются судом как несостоятельные, поскольку каких-либо доказательств данным доводам не приведено.

Данные доводы ФИО1 строятся на межличностных высококонфликтных отношениях с ФИО2 после расторжения брака, что нашло свое отражение в заключении по результатам психодиагностического обследования, в силу которых оба родителя не доверяют родительским компетенциям друг друга. При этом в отношении ФИО1 в заключении отражено, что он склонен к накоплению негативных эмоций, с последующей аффективной разрядкой. В поведении на фоне конфликта может доминировать несправедливость, нетерпимость, мстительность. Люди такого склада обычно тяжело завершают близкие отношения, что и было проявлено ФИО1 в ходе рассмотрения данного дела, а также нашло свое отражение в показаниях свидетелей ФИО13, ФИО21, ФИО11, согласно которым ФИО1 неоднократно проявлял агрессивность.

Из совокупности представленных сторонами доказательств, в том числе показаний свидетелей ФИО13, ФИО21, ФИО11, ФИО16 судом бесспорно установлено, что ФИО2 любит своих детей, и как и ФИО1, осуществляет за ними надлежащий уход. Оба родителя обеспечивают оказание им образовательных и медицинских услуг, приобретают для детей вещи, продукты питания, ими созданы необходимые условия для проживания и развития детей, каждый из них имеет желание и возможность для воспитания и материального содержания детей, что подтверждается многочисленными медицинскими документами и сведениями из образовательных учреждений, представленными обеими сторонами.

Доводы ФИО1 о том, что ФИО2 не интересуется судьбой детей, нарушает установленный график общения, оставляет детей с посторонними людьми, носят декларативный характер и опровергнуты совокупностью исследованных доказательств.

 Так из показаний свидетелей ФИО13 (бабушка ИМЯ9), ФИО21 (подруга ФИО2), ФИО11 (няня детей) установлено, что ФИО2 занимается детьми. В периоды ее болезни (периодическое прохождение лечения, в том числе стационарного, подтверждено представленными медицинскими документами (л.д. 205, 206, 257, 258 т. 1, л.д. 217, 224 т. 2, 155-157 т. 3)) она прибегает к их помощи по уходу за детьми. При этом они оказывали такую помощь и в период совместного проживания ФИО2 с ФИО1, в связи с чем данных людей нельзя назвать посторонними, а оставление с ними детей не является опасным. Непосредственно из пояснений ФИО1 следует, что он также оставляет ФИО3 и ИМЯ7 ФИО11МИТРОи ФИО21, когда ФИО2 просит их привезти к ним, однако данный факт не оценивается им как негативный.

Показания свидетеля ФИО16 о том, что ФИО2 оставляла ИМЯ7 одну дома в возрасте до года оцениваются судом критически, поскольку данный свидетель на протяжении 12 лет находится в материальной зависимости от ФИО1 В показаниях свидетеля имеются противоречия, отсутствует логика, она пыталась избежать ответов на «неудобные» вопросы. После повторного разъяснения судом обязанности давать правдивые показания под угрозой привлечения к уголовной ответственности, ФИО16. подтвердила, что ФИО2 жестко с детьми не обращалась, любит детей, и дети ее тоже любят.

Показания свидетеля ФИО5 — дочери ФИО1 — о том, что ФИО2, когда ИМЯ8 не было года и он был совсем маленький, на несколько часов оставила его в машине, поскольку он уснул пока они ехали в торговый центр, и в это время они гуляли в торговом центре, суд находит недостоверными, поскольку Иван родился ДАТАг., тогда как водительское удостоверение получено ФИО2 11.04.2012г. (л.д. 47 т. 3), а следовательно, они не могли с ней поехать в торговый центр, когда ИМЯ8 был грудного возраста, как заявлено свидетелем.

Доводы истца (ответчика по встречному иску) о том, что ФИО2 ухудшила жилищные условия детей, продав трехкомнатную квартиру и купив однокомнатную являются необоснованными.

В силу п. 4 ст. 60 Семейного кодекса РФ, ребенок не имеет права собственности на имущество родителей, родители не имеют права собственности на имущество ребенка. Дети и родители, проживающие совместно, могут владеть и пользоваться имуществом друг друга по взаимному согласию.

ФИО2 продала квартиру принадлежавшую ей на праве личной собственности (л.д. 87-88 т. 3), а следовательно, она была вправе самостоятельно распоряжаться принадлежащей ей квартирой, в том числе путем ее продажи, без согласования с другим родителем и органом опеки, равно как и вправе продать ныне приобретенную квартиру на АДРЕС2, что она намеревается сделать в целях улучшения жилищных условий.

Несовершеннолетние зарегистрированы по адресу: АДРЕС5, также имеют регистрацию по месту пребывания по адресу: АДРЕС4.

Жилищные интересы детей обеспечены каждым из родителей по месту их жительства.

Преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не может являться безусловным основанием для удовлетворения требования этого родителя о передаче ему ребенка на воспитания, поскольку суд исходит исключительно из принципа приоритетной защиты прав детей на надлежащее воспитание.

Необходимо отметить, что жилой дом, в котором проживает ФИО1, хоть и больше по площади, чем квартира ФИО2, вместе с тем квартира, в которой проживает ФИО2, и которую она предоставила в пользование детям, принадлежит ей на праве собственности. Тогда как собственником жилого дома, в котором проживает ФИО1, является его дочь ФИО5, а следовательно, жилищные права детей, являются более стабильными при проживании с мамой, т.к. это право не будет зависеть от воли третьих лиц и их намерения предоставить либо прекратить право пользования несовершеннолетними жилым домом.

Доводы ФИО1 о том, что ФИО2 неоднократно в течение года отдыхала за границей, не является обстоятельством, компрометирующим ее как мать. Право на отдых, свободу передвижения и выезд за пределы РФ гарантирован каждому Конституцией РФ. Сведений же о том, что такой отдых повлек неблагоприятные последствия для детей, суду не представлено, собственно о таковых и не заявлено ФИО1

При этом из пояснений ФИО2 и показаний свидетелей ФИО13, ФИО21, ФИО11 установлено, что ФИО2 организует досуг и отдых детей в развлекательных центрах, на турбазе, за городом, на даче у ФИО11 Не доверять показаниям свидетелей у суда основания отсутствуют, поскольку они логичны, последовательны, находятся в полном соответствии между собой.

Ссылки ФИО1 на то, что он, в отличие от ФИО2, организует отдых детей на море, не являются исключительным обстоятельством, в силу которого дети могут быть разлучены с матерью. Более того, ФИО1, организуя отдых детей на море, лишь исполнял свои родительские обязанности, которые он должен исполнять и в дальнейшем, и при наличии возможности, он вправе и при раздельном проживании с детьми впоследствии организовывать их отдых на море, если такой отдых будет наиболее соответствовать их интересам.

Не могут быть приняты во внимание при разрешении заявленных требований и доводы ФИО1 о том, что ФИО12 плохо учится в школе, поскольку при разрешении требований об определении места жительства ФИО3 и ФИО4 данное обстоятельство не является юридически значимым.

Не подтверждают доводов истца о ненадлежащем поведении ФИО2 в отношении несовершеннолетних детей ФИО3 и ФИО4 его многочисленные обращения в отдел опеки от 26.10.2018, 10.01.2018, 10.02.2018, 26.10.2018, 12.02.2018, 13.02.2018, 19.03.2019, 02.04.2019, (л.д. 77, 172-173, 174, 178, 192, 194, 195, 196 т. 1), поскольку, как указано выше, они основаны на межличностных высококонфликтных отношениях с ФИО2 после расторжения брака. При этом из показаний свидетеля ФИО11 следует, что ФИО1 вызывался представитель опеки, в том числе, когда ФИО2 выходила в магазин за продуктами, а она, ФИО11, присматривала за детьми.

Одновременно с этим необходимо отметить, что на основании показаний свидетелей и сторон, судом установлено, что ФИО2 после расторжения брака с ФИО14, в интересах детей сохранила дружеские отношения с бывшим супругом, его мамой и другими членами семьи, с которыми они общались, в том числе, совместно с ФИО1, и совместно осуществляют воспитание сыновей ИМЯ9 и Ильи, что свидетельствует о лояльности ФИО2, умении находить компромиссы и сохранять дружеские отношения.

При принятии решения судом принимаются во внимание данные, характеризующие стороны: ни истец, ни ответчик на учетах в психоневрологическом и наркологическом диспансерах не состоят (л.д. 60, 62 т. 1), не судимы (л.д. 125а т. 1), ФИО1 имеет постоянный доход (л.д. 72-73, 109-114 т. 1), с 2017 года имел задолженность по алиментным платежам (л.д. 255, 256 т. 1, л.д. 109-111 т. 3), ФИО1 оказывалась медицинская помощь в связи с алкогольным опьянением, тревожно-депрессивным синдромом (л.д. 114-116 т. 3), ФИО2 имеет постоянный доход (л.д. 114-116, 248, 251, 252 т. 1, л.д. 45, 130-133, 135-137, 144-147 т. 3).

Заключение опеки, содержащее вывод о наличии в действиях ФИО2 злоупотребления родительскими правами, со ссылкой на то, что с 01.04.2019 Иван не посещал школу, а ИМЯ7 не ходила в детский сад, тогда как получение медицинской помощи возможно без отрыва от образовательного процесса, суд находит недостоверным, поскольку оно прямо противоречит представленным в дело медицинским документам (л.д. 208-226 т. 1, л.д. 54, 91-190 т. 2, л.д. 13, 14 т. 3), согласно которым дети имели заболевания, в связи с которыми проходили амбулаторное лечение. Каких-либо медицинских заключений, позволяющих придти к выводу о возможности получения детьми лечения без отрыва от учебного процесса, материалы дела не содержат, а в самом заключении отсутствует мотивировка, в силу которой начальник отдела опеки и попечительства Железнодорожному и Октябрьскому районам г. Самары ФИО24 пришла к такому заключению, что делает выводы, изложенные в заключении опеки, бездоказательными, немотивированными, а потому они не могут быть приняты судом во внимание. При этом согласно ответу Департамента образования Администрации г.о.Самары пропуски ФИО3 учебных занятий в апреле 2019 года признаны администрацией школы НОМЕР2 уважительными, т.к. подтверждены справками от учреждений здравоохранения.

С учетом выше приведенных доказательств и установленных судом обстоятельств, желанием ФИО4 жить с мамой, отсутствием выраженного ФИО3 желания жить с одним из родителей, привязанность детей между собой, отсутствием исключительных обстоятельств, в силу которых дети могут быть разлучены с матерью, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований ФИО1 об изменении места жительства детей, и определения таким местом жительства — место жительства отца.

В связи с отказом в удовлетворении требований об изменении места жительства детей, основания для удовлетворения производных требований об освобождении от уплаты алиментов также отсутствуют.

В соответствии со ст. 66 Семейного Кодекса РФ, родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет права на общение с ребенком, участие в его воспитании и решении вопросов получения ребенком образования. Родитель, с которым проживает ребенок, не должен препятствовать общению ребенка с другим родителем, если такое общение не причиняет вред физическому и психическому здоровью ребенка, его нравственному развитию. Если родители не могут прийти к соглашению, спор разрешается судом с участием органа опеки и попечительства по требованию родителей (одного из них).

Согласно п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 года № 10 (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 г. № 6) «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», исходя из права родителя, проживающего отдельно от ребенка, на общение с ним, а также из необходимости защиты прав и интересов несовершеннолетнего при общении с этим родителем, суду с учетом обстоятельств каждого конкретного дела следует определить порядок такого общения (время, место, продолжительность общения и т.п.), изложив его в резолютивной части решения.

При определении порядка общения родителя с ребенком принимаются во внимание возраст ребенка, состояние его здоровья, привязанность к каждому из родителей и другие обстоятельства, способные оказать воздействие на физическое и психическое здоровье ребенка, на его нравственное развитие.

При разрешении требований ФИО2, суд учитывает совокупность установленных выше обстоятельств, и полагает, что ранее установленный судом порядок общения отца с детьми по взаимной договоренности родителей не отвечает интересам детей.

При определении нового порядка общения несовершеннолетних с отцом, суд исходит из того, что постоянным местом жительства ФИО3 и ФИО4 является место жительства их матери, а следовательно, именно по месту жительства ФИО2 дети должны находиться преимущественно, большую часть времени, поскольку именно там должны находиться постоянные место сна, место отдыха, питания, развития, хранения личных вещей, что в полной мере отвечает интересам несовершеннолетних. Именно по месту постоянного жительства дети должны быть поставлены на учет в поликлинику для получения медицинского обслуживания.

По изложенным основаниям суд находит невозможным сохранить ранее установленный порядок общения ФИО1 с ФИО3 и ФИО4, так как такой порядок не отвечает их правам и законным интересам, поскольку не позволяет детям сформировать представление о своем доме, который должен отвечать критериям определенности, в целях формирования у детей ощущения стабильности, постоянства, защищенности, надежности. Кроме того, прежний порядок общения не позволит детям получать гарантированное законом бесплатное медицинское обслуживание по месту жительства, что противоречит правам и законным интересам детей.

Оснований для ограничения общения отца с детьми не установлено. Напротив, из заключения по результатам психодиагностического обследования следует, что для детей отец является эмоционально близким, значимым членом семьи, Иван испытывает потребность к идентификации с отцом.

Учитывая выше установленные обстоятельства, суд считает целесообразным определить ФИО1 время общения с детьми следующим образом:

  • каждый вторник с 15:00 часов до 18:00 часов с возвращением детей по месту их жительства,
  • каждое воскресенье с 10:00 часов до 20:00 часов с возвращением детей по месту их жительства,

установление меньшего времени для общения ФИО1 с ФИО3 и ФИО4, суд полагает, не будет отвечать их интересам. Такой порядок общения будет соответствовать интересам детей, не окажет негативного воздействия на их психику и нравственное развитие, а также будет согласовываться с определенным судом местом жительства детей.

В соответствии с п. 2 ст. 65 СК РФ все вопросы, касающиеся воспитания и образования детей, решаются родителями по их взаимному согласию исходя из интересов детей и с учетом мнения детей.

Следовательно, требования ФИО2 об обязании ФИО1 решать вопросы, касающиеся обучения, воспитания несовершеннолетних, в том числе, вопросы по выбору воспитательных, образовательных и лечебных учреждений и иные подобные вопросы совместно с ней подлежат удовлетворению.

Суд полагает необходимым отметить, что установленный судом порядок общения может быть изменен сторонами как самостоятельно, так и посредством обращения в суд с учетом изменения возраста детей, состояния здоровья, распорядка жизни и мнения несовершеннолетних.

Суд считает необходимым указать, что сторонам психологами и специалистами опеки в ответах на обращения ФИО1 неоднократно рекомендовано прохождение курса психокоррекционных занятий для урегулирования собственных взаимоотношений в интересах детей.

Суд обращает внимание сторон, что психодиагностическим обследованием у ФИО3 выявлены признаки психологической травматизации на фоне их высококонфликтного развода, а также аутоагрессивное поведение. Данные факторы могут способствовать формированию истинной суицидальной активности в более старшем возрасте. Согласно показаниям эксперта ФИО17 сохранение конфликтной ситуации между родителями приведет ФИО3 к суициду в более старшем возрасте, при изменении ситуации — суицида не будет.

Руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований ФИО1 к ФИО2 об изменении места жительства несовершеннолетних детей и освобождении от уплаты алиментов — отказать.

Встречные исковые требования ФИО2 удовлетворить частично.

Обязать ФИО1 решать вопросы, касающиеся обучения, воспитания несовершеннолетних ФИО3 и ФИО4, в том числе, вопросы по выбору воспитательных, образовательных и лечебных учреждений и иные подобные вопросы совместно с ФИО2.

Изменить установленный решением Ленинского районного суда г.Самары от ДАТА порядок общения ФИО1 с несовершеннолетними: сыном ФИО3 и дочерью ФИО4.

Установить следующий порядок общения ФИО1 с несовершеннолетними: сыном ФИО3, ДАТА года рождения и дочерью ФИО4, ДАТА года рождения:

  • каждый вторник с 15:00 часов до 18:00 часов с возвращением детей по месту их жительства,
  • каждое воскресенье с 10:00 часов до 20:00 часов с возвращением детей по месту их жительства.

Разъяснить ФИО2 положения п. 3 ст. 66 Семейного кодекса РФ, согласно которому, при невыполнении решения суда к виновному родителю применяются меры, предусмотренные гражданским процессуальным законодательством. При злостном невыполнении решения суда суд по требованию родителя, проживающего отдельно от ребёнка, может вынести решение о передаче ему ребёнка, исходя из интересов ребёнка и с учетом мнения ребёнка.

Решение может быть обжаловано в Самарский областной суд через Железнодорожный районный суд г.Самары в течение одного месяца со дня составления мотивированного решения.

Мотивированное решение составлено 01 июля 2019 года.

Председательствующий судья (подпись)                                     Т.В. Александрова


Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны имена и фамилии участников дела изменены

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии