г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Санкт-Петербург, Спасский пер., д. 14/35, лит. А, офис 1304
АНТОНОВ
И ПАРТНЁРЫ
АДВОКАТСКОЕ БЮРО

Справка по обобщению судебной практики рассмотрения уголовных дел судебной коллегией по уголовным делам Девятого кассационного суда общей юрисдикции за 1 полугодие 2022 года

Вопросы квалификации

Приговором Олёкминского районного суда Республики Саха (Якутия) от 16 августа 2021 года К. осуждён по ч. 2 ст. 213 УК РФ к 3 годам лишения свободы. 

Апелляционным определением Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 7 октября 2021 года приговор оставлен без изменения. 

Кассационным определением от 21 июня 2021 года судебные решения отменены, производство по уголовному делу в отношении К. прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его деянии состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п.п. 2, 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2007 года №45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» при решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, судам следует учитывать способ, время, место их совершения, а также их интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства. Такие действия могут быть совершены как в отношении конкретного человека, так и в отношении неопределённого круга лиц. Явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним.

Суду надлежит устанавливать, в чём конкретно выражалось грубое нарушение общественного порядка, какие обстоятельства свидетельствовали о явном неуважении виновного к обществу, и указывать их в приговоре.

Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, следует понимать умышленные действия, направленные на использование лицом указанных предметов как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Как следует из приведённого в приговоре описания преступного деяния, 23 марта 2021 года в период с 21 часа до 21 часа 21 минуты, К. находясь возле дома № 59 по ул. Новочихина в г. Олёкминске, действуя умышленно, осознавая общественную опасность своих действий, грубо нарушая общественный порядок, выражая явное неуважение и пренебрежение к обществу, желая противопоставить себя окружающим людям и похвастаться перед своим знакомым Г., произвёл два выстрела в воздух из огнестрельного оружия (охотничьего ружья марки ТОЗ-25), чем грубо нарушил общественный порядок и спокойствие граждан.

При указанных обстоятельствах действия К. квалифицированы судом по ч. 2 ст. 213 УК РФ, как хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершённое с применением оружия.

Вместе с тем, из фактически установленных судом обстоятельств дела следует, что К., производя выстрелы из охотничьего ружья в воздух вверх, не преследовал целей как физического, так и психического воздействия на потерпевших, учитывая, что таковые лица по делу отсутствуют, и не совершал действий, которые бы свидетельствовали о его намерении посредством этого оружия применить насилие к неопределённому кругу лиц.  

Как установлено судом, причиной, по которой К. произвёл два выстрела в воздух, явилось его желание похвастаться перед своим знакомым Г. наличием охотничьего ружья.

Производство выстрелов в воздух вверх не создавало опасности для жильцов дома, учитывая, что в тот момент возле дома отсутствовали посторонние граждане и жильцы дома, а единственным свидетелем по делу, который, находясь в квартире, услышал два выстрела, является М., при этом из материалов дела и приговора не следует, что указанный свидетель воспринял и расценил их как оказание лично на него какого-либо воздействия.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции пришёл к выводу, что действиях К. отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ, поскольку в содеянном усматриваются лишь признаки состава административного правонарушения, посягающего на общественный порядок и общественную безопасность, предусмотренные ч. 2 ст. 20.13 КоАП РФ — стрельба из оружия в населенных пунктах или в других не отведённых для этого местах. 

       (Определение 77-1135/2022)

Приговором Спасского районного суда Приморского края от 13 марта 2017 года Е. осуждён по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года.

Уголовное дело рассмотрено в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

Судом апелляционной инстанции приговор не пересматривался.

Е. осуждён за то, что 15 августа 2016 года путем сбора частей дикорастущих растений конопли незаконно, без цели сбыта приобрел наркотическое средство каннабис (марихуану) постоянной массой 1131,28 г, в крупном размере, из части которого 16 августа 2016 года изготовил масло каннабиса (гашишное масло) в растворе органического растворителя, общей постоянной массой 14,212 г, в крупном размере, из части этого наркотического средства изготовил путём выпаривания и дальнейшего смешивания с табаком наркотическое средство — смесь табака с маслом каннабиса (гашишным маслом) общей постоянной массой 3,644 г, в значительном размере.

Наркотические средства — каннабис (марихуану) массой 1131,28 г в крупном размере, смесь табака с маслом каннабиса (гашишным маслом) общей массой 3,644 г в значительном размере, а также оставшуюся часть масла каннабиса (гашишного масла) в растворе органического растворителя постоянной массой 13,512 г, в крупном размере Е. незаконно, без цели сбыта хранил до изъятия сотрудниками полиции.

Действия Е. судом квалифицированы по ч. 2 ст. 228 УК РФ как незаконные приобретение, хранение и изготовление без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

По смыслу закона под изготовлением наркотического средства без цели сбыта понимаются совершённые в нарушение законодательства Российской Федерации умышленные действия, в результате которых из растений либо их частей, содержащих наркотические средства, получено одно или несколько готовых к использованию и потреблению наркотических средств.

Как указано выше, Е. признан виновным в том, что незаконно изготовил масло каннабиса (гашишное масло) в растворе органического растворителя, постоянной массой 14,212 г, что относится к крупному размеру; а также масло каннабиса (гашишное масло), которое смешал с табаком, получив смесь, содержащую наркотическое средство постоянной массой 3,644 г, в значительном размере.

Между тем, раствор наркотического средства — масла каннабиса (гашишного масла) не является готовым к использованию и потреблению, потому указанные действия нельзя признать изготовлением наркотических средств. Смешивание масла каннабиса с табаком также не относится изготовлению наркотического средства, поскольку химическая структура изготовленного вещества в процессе его перемешивания с табаком не изменяется. Масса гашишного масла, полученная осужденным путем выпаривания до смешивания с табаком, в приговоре не установлена, в обвинительном заключении данные сведения отсутствуют.

При изложенных обстоятельствах суд кассационной инстанции определением от 16 марта 2022 года исключил осуждение Е. за незаконное изготовление без цели сбыта наркотических средств в крупном размере и смягчил назначенное осуждённому наказание.

          (Определение №77-519\2022)

Назначение наказания

Согласно ст. 308 УПК РФ в резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны в том числе вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, в совершении которого он признан виновным, а также окончательная мера наказания, подлежащая отбытию в соответствии со ст.ст. 69-72 УК РФ. При этом наказание должно быть назначено таким образом, чтобы не возникало никаких сомнений при его исполнении.

Кассационным постановлением от 2 июня 2022 года изменён приговор Усть-Майского районного суда Республики Саха (Якутия) от 16 декабря 2021 года в отношении осуждённого С., исключено указание о назначении ему наказания по ч.1 ст.139 УК РФ в виде исправительных работ сроком на 3 месяца. 

Как следует из приговора, суд, признав С. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 139 УК РФ, назначил ему наказание в виде 3 месяцев исправительных работ, однако в нарушение положений ч. 3 ст. 50 УК РФ, согласно которой из заработной платы осуждённого к исправительным работам производятся удержания в доход государства в размере, установленном приговором суда, в пределах от пяти до двадцати процентов, суд не указал размер взыскания из заработной платы осуждённого, тем самым фактически наказание не назначил, что повлекло исключение из приговора указания на назначение С. наказания за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 139 УК РФ в виде исправительных работ. 

         (Определение № 77-975/2022)

Исходя из положений ч. 5 ст. 18 УК РФ, рецидив преступлений влечёт более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных уголовным законом, а также иные последствия, предусмотренные законодательством Российской Федерации.

Согласно ч. 2 ст. 68 УК РФ срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 47 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 года № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», согласно ч.2 ст.68 УК РФ при рецидиве преступлений лицу, совершившему преступление, за которое предусмотрены альтернативные виды наказаний, назначается только наиболее строгий вид наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части УК РФ. Назначение менее строгого как предусмотренного, так и не предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ вида наказания допускается лишь при наличии исключительных обстоятельств, указанных в статье 64 УК РФ (части 3 статьи 68 УК РФ).

Кассационным постановлением от 23 июня 2022 года отменён приговор Корсаковского городского суда Сахалинской области от 19 января 2022 года в отношении С., осуждённого по ч. 1 ст. 2641 УК РФ к штрафу в размере 200 000 рублей с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, сроком на 2 года,  а уголовное дело передано на новое рассмотрение судом первой инстанции.

В обоснование принятого решения указано, что согласно приговору, С. совершил преступление в период непогашенной и неснятой судимости за ранее совершённое умышленное преступление средней тяжести, в связи с чем в его действиях суд обоснованно усмотрел рецидив преступлений, который признан обстоятельством, отягчающим наказание. 

Наиболее строгим наказанием, предусмотренным санкцией ч. 1 ст. 2641 УК РФ, является лишение свободы с назначением дополнительного наказания в виде лишения права занимать определённые должности или заниматься определенной деятельностью.

Вместе с тем, в нарушение требований ч. 2 ст. 68 УК РФ суд назначил С. в качестве основного вида наказания штраф.

При этом оснований для применения положений ст. 64 УК РФ судом не усмотрено.

Таким образом, назначенное С. основное наказание не отвечает требованиям ч. 1 ст. 60 УК РФ о том, что лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьёй Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, и с учётом положений его Общей части.

     (Постановление №77-1069/2022)

Согласно разъяснениям, данным в п. 59 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 года № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», если закон, по которому квалифицировано совершённое преступление, предусматривает обязательное назначение дополнительного наказания, то его неприменение судом допускается либо при наличии условий, предусмотренных ст. 64 УК РФ, либо в силу положений Общей части УК РФ о неприменении соответствующего вида наказания. Принятое решение должно быть мотивировано в описательно-мотивировочной части приговора.

Кассационным определением от 19 апреля 2022 года принято решение об отмене приговора Советского районного суда г. Владивостока от 13 мая 2021 года и апелляционного определения Приморского краевого суда от 14 июля 2021 года в отношении С., осуждённого по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 105 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы.

В обоснование принятого решения указано, что в соответствии с санкцией ч. 2 ст. 105 УК РФ дополнительное наказание в виде ограничения свободы является обязательным при назначении основного наказания в виде лишения свободы на определённый срок.

В приговоре в отношении С. указано на отсутствие оснований для применения положений ст. 64 УК РФ. Обстоятельств, предусмотренных ч. 6 ст. 53 УК РФ, при наличии которых наказание в виде ограничения свободы не может быть назначено, в отношении С. не установлено.

При таких обстоятельствах, суд кассационной инстанции признал, что назначенное С. наказание не отвечает требованиям ст. 60 УК РФ.  

         (Определение № 77-732/2022)

В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ УК РФ если все преступления, совершённые по совокупности, являются покушением на тяжкое или особо тяжкое преступление, окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения назначенных наказаний.

По приговору Южно-Сахалинского городского суда Сахалинской области от 19 мая 2021 года Ф. осуждён по ч. 3 ст. 30, п. «а, г» ч. 4 ст. 2281 УК РФ к лишению свободы на срок 6 лет, по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 2281 УК РФ к лишению свободы на срок 8 лет. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено лишение свободы на срок 10 лет в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от 19 июля 2021 года приговор оставлен без изменения.

Ф. осуждён за совершение двух покушений на особо тяжкие преступления, однако в нарушение требований закона окончательное наказание ему назначено на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Устраняя допущенное нарушение, суд кассационной инстанции определением от 9 марта 2022 года состоявшиеся по делу судебные решения изменил и назначил Ф. наказание по совокупности преступлений на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний.

         (Определение №77-554/2022)

Согласно ч. 5 ст. 69 УК РФ если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осуждённый виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу, то наказание ему назначается по правилам ч. 2 и 3 указанной статьи. В этом случае в окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору суда.

Приговором Михайловского районного суда Приморского края от 1 июня 2021 года Д. осуждён по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности с приговором от 13 марта 2017 года осуждённому окончательно назначено 3 года 3 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным постановлением Приморского краевого суда от 19 июля 2021 года приговор оставлен без изменения.

Из материалов дела следует, что Д. был осуждён по приговору от 16 августа 2020 года по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 7 месяцам лишения свободы за преступление, совершённое 24 октября 2016 года, и освобождён из колонии строгого режима 15 сентября 2020 года в связи с отбытием наказания.

По настоящему уголовному делу преступление Д. совершено 7 августа 2018 года, то есть до вынесения приговора от 16 августа 2020 года.

При таких обстоятельствах с учётом приведенных выше требований закона, суду следовало назначить Д. наказание по совокупности преступлений на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ и зачесть наказание, полностью отбытое им по приговору от 16 августа 2020 года.

Фактическое отбытие Д. наказания по данному приговору не является препятствием для применения правил ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Суд кассационной инстанции постановлением от 14 февраля 2022 года приговор и апелляционное постановление в отношении Д. изменил. Осуждённому в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ назначено наказание путем частичного сложения с наказанием по приговору от 16 августа 2020 года с зачётом отбытых 7 месяцев лишения свободы.

      (Постановление № 77-332/2022)

По приговору Первомайского районного суда г. Владивостока от 15 июня 2021 года З. осуждён по ч. 1 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 8 лет 6 месяцев, по ч. 1 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 10 месяцев, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний, осуждённому назначено лишение свободы на срок 9 лет в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением Приморского краевого суда от 8 ноября 2021 года приговор изменён. Помимо прочего, судом апелляционной инстанции по ч. 1 ст. 158 УК РФ З. назначено наказание в виде исправительных работ, смягчено наказание по ч. 1 ст. 105 УК РФ, по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путём частичного сложения наказаний, с учетом п. «в» ч. 1 ст. 71 УК РФ, назначено лишение свободы на срок 8 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима.

Приговором суда З. осуждён по ч. 1 ст. 158 УК РФ за кражу, совершённую 31 декабря 2018 года.

Данное преступление в силу ст. 15 УК РФ относится к категории небольшой тяжести.

Согласно положениям п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если после совершения преступления небольшой тяжести истекло 2 года, при этом сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу.

Предусмотренных в ч. 3 ст. 78 УК РФ обстоятельств, приостанавливающих течение сроков давности уголовного преследования, по делу не имелось.

В связи с тем, что до момента вступления приговора суда в законную силу истекли сроки давности уголовного преступления, предусмотренные п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, осуждённый подлежал освобождению от наказания, назначенного ему по ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Определением суда кассационной инстанции от 30 мая 2022 года судебная ошибка по делу З. устранена. Осуждённый освобождён от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 158 УК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования, предусмотренного п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ УК РФ, указание о назначении наказания по совокупности преступлений исключено из состоявшихся по делу судебных решений.

        (Определение №77-1084/2022)

Приговором Арсеньевского городского суда Приморского края от 29 мая 2020 года М. осуждён по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

Как следует из приговора, преступление М. совершил 31 декабря 2019 года.

Во вводной части приговора суд, наряду с иными судимостями М., указал его судимости по приговорам от 22 января 2009 года и 9 августа 2010 года, которыми М. осуждался за тяжкие преступления к лишению свободы; назначенное по совокупности этих приговоров наказание осуждённый отбыл 15 мая 2013 года.

В действиях М. судом установлен особо опасный рецидив преступлений ввиду наличия непогашенных судимостей по указанным приговорам. Вид исправительного учреждения для отбывания наказания назначен в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 58 УК РФ – исправительная колония особого режима. 

Между тем, суд не принял во внимание, что согласно п. «г» ч. 3 ст. 86 УК РФ в редакции Федерального закона № 63-ФЗ от 13 июня 1996 года, действовавшей в период совершения М. преступлений по приговорам от 22 января 2009 год и 9 августа 2010 года, судимость в отношении лиц, осуждённых к лишению свободы за тяжкие преступления, погашалась по истечении шести лет после отбытия наказания. 

Новая редакция уголовного закона, предусматривающая восьмилетний срок погашения судимости в отношении лиц, осуждённых к лишению свободы за тяжкие преступления, в силу ст. 10 УК РФ не могла быть применена.

Таким образом, согласно п. «г» ч. 3 ст. 86 УК РФ в редакции Федерального закона № 63-ФЗ от 13 июня 1996 года, судимости М. по приговорам от 22 января 2009 года и 9 августа 2010 года на момент совершения нового преступления были погашены, а другие судимости М. за преступления средней тяжести особо опасный рецидив не образуют.

По изложенным основаниям приговор изменён кассационным определением Девятого кассационного суда общей юрисдикции от 15 июня 2022 года. В действиях М. признан рецидив преступлений, отбывать назначенное ему наказание определено в исправительной колонии строгого режима.

         (Определение № 77-105/2022)

Процессуальные вопросы

В соответствии с ч. 2 ст. 38924 УПК РФ оправдательный приговор суда первой инстанции может быть отменен судом апелляционной инстанции не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей на незаконность и необоснованность оправдания подсудимого.

По приговору мирового судьи судебного района «Центральный район г. Хабаровска» на судебном участке № 24 от 13 марта 2019 года, К. оправдана по ст. 319 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, за К. признано право на реабилитацию.

Апелляционным постановлением Центрального районного суда г. Хабаровска от 3 июня 2019 года приговор мирового судьи отменен, уголовное дело возвращено прокурору Центрального района г. Хабаровска для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Кассационным определением от 18 января 2022 года принято решение об отмене апелляционного постановления Центрального районного суда г. Хабаровска от 3 июня 2019 года, приговора мирового судьи судебного участка № 71 судебного района «Центральный район г. Хабаровска» от 29 декабря 2020 года, которым К. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ, а также апелляционного постановления Центрального районного суда г. Хабаровска от 5 августа 2021 года об оставлении приговора без изменения, уголовное дело направлено на новое апелляционное рассмотрение иным составом по следующим основаниям. 

Согласно апелляционному постановлению Центрального районного суда г. Хабаровска от 3 июня 2019 года основанием к отмене оправдательного приговора в отношении К. и возвращению уголовного дела прокурору явилось отсутствие в предъявленном обвинении сведений о том, что слова и высказывания, которыми К. выражалась в адрес оперуполномоченного УМВД России по г. Хабаровску П., имели неприличную форму.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что формулировка предъявленного К. обвинения не конкретизирована, чем нарушено предусмотренное п. 1 ч. 4 ст. 47 УПК РФ право обвиняемой знать, в чём она обвиняется.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции не учёл, что в соответствии с п. 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 года № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту, в том числе права знать, в чем он обвиняется, не допускается. Оправдательный приговор может быть изменён по указанным мотивам лишь в части, касающейся основания оправдания, по жалобе оправданного, его защитника, законного представителя и (или) представителя.

Таким образом, оснований, предусмотренных ч. 2 ст. 38924 УПК РФ, свидетельствующих о незаконности и необоснованности оправдания К., судом апелляционной инстанции не установлено, а указанный в апелляционном постановлении повод для отмены оправдательного приговора противоречит требованиям закона.

                                                                          (Определение № 77-26/2022)

Кассационным определением от 22 марта 2022 года отменено апелляционное определение Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 21 сентября 2021 года в отношении С., оправданного приговором Нерюнгринского городского суда Республики Саха (Якутия) от 9 июля 2021 года по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ в соответствии с п. 2 и 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, в связи с непричастностью к совершению преступления.

В обоснование принятого решения судом кассационной инстанции указано, что  в соответствии со ст. 38925 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменён по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов.

Оправдательный приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, подлежит отмене, если при неясном и противоречивом вердикте председательствующий не указал присяжным заседателям на неясность и противоречивость вердикта и не предложил им вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

По смыслу указанной нормы, отмена оправдательного приговора, постановленного на основании вердикта присяжных заседателей, возможна лишь по доводам апелляционной жалобы потерпевшего или по доводам апелляционного представления прокурора. Не по доводам кассационной жалобы потерпевшего или кассационного представления прокурора оправдательный приговор может быть отменён только в случае неясности и противоречивости вердикта.

Как следует из текста апелляционного определения, основанием к отмене оправдательного приговора в отношении С. послужил только один из доводов апелляционного представления государственного обвинителя — сокрытие кандидатом А. в присяжные заседатели информации о судимости сына.

Другие основания отмены приговора, приведённые в апелляционном определении: высказывания участников процесса со стороны защиты о неполноте предварительного расследования, о причастности к убийству свидетеля Г., а также нарушения требований ст. 252 УПК РФ, выразившиеся в исследовании заключений экспертов в отношении свидетелей Г. и С., — стороной обвинения в жалобе и представлении не указывались и следовательно не могли служить основанием для отмены приговора постановленного с участием присяжных заседателей.

При таких обстоятельствах допущенные судом апелляционной инстанции нарушения уголовно-процессуального закона являлись существенными, повлиявшими на исход дела, что послужило основанием для отмены апелляционного определения. 

                                                                                (Определение № 77-543/2022)

В. осуждён к лишению свободы приговором Находкинского городского суда Приморского края от 7 ноября 2018 года за преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 159 УК РФ.

С осуждённого в пользу ИФНС России по Центральному району г. Хабаровска взыскано 28 328 254 рубля в счёт возмещения причиненного материального ущерба, взыскание обращено на ряд объектов недвижимого имущества.

Судом кассационной инстанции уголовное дело рассмотрено по жалобе конкурсного управляющего ООО «Альфа-Инвест».

Судом кассационной инстанции установлено, что согласно постановлению Центрального районного суда г. Хабаровска от 1 июня 2018 года о наложении ареста на имущество недвижимое имущество, на которое обращено взыскание приговором, принадлежит ООО «Альфа-Инвест».

В соответствии с п. 11 ч. 1 ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора суд в совещательной комнате разрешает вопрос, как поступить с имуществом, на которое наложен арест для обеспечения гражданского иска или возможной конфискации. При этом в силу требований ст. ст. 297, 307 УПК РФ приговор как в целом, так и в части решения вопроса о судьбе имущества, на которое наложен арест, должен быть законным, обоснованным, мотивированным.

Вместе с тем, описательно-мотивировочная часть оспариваемого приговора не содержит какого-либо обоснования принятого решения об обращении взыскания на имущество ООО «Альфа Инвест» в счёт возмещения ущерба от преступления, причинённого осуждённым В.

Из протокола судебного заседания следует, что судом первой инстанции не исследовались материалы дела, необходимые для разрешения вопроса о судьбе арестованного имущества.

Таким образом, вопрос о возможности обращения взыскания на арестованное имущество судом по существу не исследовался, а принятое решение в этой части не мотивировано. 

Вследствие допущенных нарушений суд кассационной инстанции 11 мая 2022 года отменил приговор в части решения об обращении взыскания на объекты недвижимого имущества с передачей дела в этой части на новое рассмотрение в суд первой инстанции в порядке, предусмотренном главой 47 УПК РФ.

          (Определение №77-840/2022) 

Постановлением Александровск-Сахалинского городского суда Сахалинской области от 4 июня 2021 года уголовное дело в отношении Ч., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 2641 УК РФ, прекращено на основании ст. 251 УПК РФ, ст. 762 УК РФ с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 60 000 рублей.

В апелляционном порядке постановление не обжаловалось. 

Исходя из положений ст. 762 УК РФ и ст. 251 УПК РФ суд при принятии решения о прекращении уголовного дела и назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа должен установить, возмещён ли ущерб или каким иным образом заглажен причиненный преступлением вред, а также убедиться в отсутствии обстоятельств, препятствующих освобождению обвиняемого от уголовной ответственности и назначению ему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 года № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», под заглаживанием вреда (ч. 1 ст. 75, ст. 762 УК РФ) понимается имущественная, в том числе денежная, компенсация морального вреда, оказание какой-либо помощи потерпевшему, принесение ему извинений, а также принятие иных мер, направленных на восстановление нарушенных в результате преступления прав потерпевшего, законных интересов личности, общества и государства.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в Определении Конституционного Суда РФ от 26 октября 2017 года № 2257-О, предусмотренные статьей 762 УК Российской Федерации действия, направленные на заглаживание такого вреда и свидетельствующие о снижении степени общественной опасности преступления, нейтрализации его вредных последствий, не могут быть одинаковыми во всех случаях, а определяются в зависимости от особенностей конкретного деяния. Вывод о возможности такого освобождения, к которому придёт суд в своем решении, должен быть обоснован ссылками на фактические обстоятельства, исследованные в судебном заседании; суд обязан не просто констатировать наличие или отсутствие указанных в законе оснований для освобождения от уголовной ответственности, а принять справедливое и мотивированное решение с учётом всей совокупности данных, характеризующих в том числе особенности объекта преступного посягательства, обстоятельства его совершения, конкретные действия, предпринятые лицом для возмещения ущерба или иного заглаживания причинённого преступлением вреда, изменение степени общественной опасности деяния вследствие таких действий, личность виновного, а также обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.

Данные требования судом при принятии решения о прекращении уголовного дела в отношении Ч. и назначении ему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа не выполнены.

Вывод о наличии оснований для освобождения Ч. от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа суд обосновал тем, что Ч. характеризуется положительно, ранее не судим, впервые совершил преступление небольшой тяжести, предусмотренное ст. 2641 УК РФ, загладил причинённый преступлением вред путём оказания материальной адресной помощи в виде пожертвования материальных ценностей в СРЦН «Отрадное» на сумму 5040 рублей.

Однако внесённое Ч. пожертвование на сумму 5040 рублей с учетом характера преступления и объекта преступного посягательства не свидетельствует о снижении общественной опасности содеянного и заглаживании вреда, причинённого интересам общества и государства.

Кроме того, не получили оценки суда и факты привлечения Ч. к административной ответственности за правонарушения в области дорожного движения, характеризующие его как лицо, склонное к нарушению закона, что ставит под сомнение вывод суда о раскаянии обвиняемого в содеянном.

При таких обстоятельствах по представлению заместителя прокурора Сахалинской области суд кассационной инстанции своим постановлением от 11 апреля 2022 года отменил постановление суда первой инстанции в отношении Ч., уголовное дело передано новое судебное рассмотрение иным составом суда.  

                                                                           (Постановление № 77- 755/22)

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».(А)

Материал статьи взят из открытых источников

Дата актуальности материала: 26.01.2023

Оставить комментарий

Добавить комментарий
Ваш email не будет опубликован.

Готовы доверить решение проблемы нам?

Ваше сообщение успешно отправлено.
Наши сотрудники свяжутся с Вами в ближайшее время.

Наша главная цель — помощь клиентам в решении существующих проблем и их профилактика в будущем.

Оставьте заявку на консультацию, чтобы убедиться в этом лично!

Мы работаем по всей России. Укажите Ваш город в комментарии

Отправляя форму вы соглашаетесь на обработку персональных данных

Отзывы

Получить консультацию юриста
x
Полезная информация
Сторонние сайты