г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ПРАКТИКА РАССМОТРЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ ЗА III КВАРТАЛ 2015 ГОДА

ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА


В соответствии со ст. 331 ГПК РФ определения суда первой инстанции могут быть обжалованы в суд апелляционной инстанции отдельно от решения суда сторонами и другими лицами, участвующими в деле (частная жалоба) в случае, если это предусмотрено настоящим Кодексом, и если определение суда исключает возможность дальнейшего движения дела

Председателем Петропавловск-Камчатского городского суда возвращено заявление Ш.А.Л. об ускорении рассмотрения гражданского дела по иску Ш.А.Л. к индивидуальному предпринимателю М. о взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за отпуск, обязании предоставить ежегодный оплачиваемый отпуск, провести аттестацию рабочих мест.

В частной жалобе Ш.А.Л. и его представитель просили данное определение отменить, считая его незаконным, заявление удовлетворить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, судебная коллегия пришла к следующему.

Статья 6.1 ГПК РФ определяет специальный порядок рассмотрения заявлений участников процесса об ускорении рассмотрения дела.

В соответствии с частями 6, 7 статьи 6.1 ГПК РФ, в случае если после принятия искового заявления или заявления к производству дело длительное время не рассматривалось, и судебный процесс затягивался, заинтересованные лица вправе обратиться к председателю суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела. Заявление об ускорении рассмотрения дела рассматривается председателем суда в пятидневный срок со дня поступления заявления в суд. По результатам рассмотрения заявления председатель суда выносит мотивированное определение.

В соответствии со ст. 331 ГПК РФ определения суда первой инстанции могут быть обжалованы в суд апелляционной инстанции отдельно от решения суда сторонами и другими лицами, участвующими в деле (частная жалоба) в случае, если это предусмотрено настоящим Кодексом и если определение суда исключает возможность дальнейшего движения дела.

На остальные определения суда первой инстанции частные жалобы не подаются.

Таким образом, гражданским процессуальным кодексом РФ не предусмотрено обжалование определения председателя суда по вопросам рассмотрения заявлений об ускорении рассмотрения дела, что согласуется с правовой позицией Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 22 Постановления от 23.12.2010 N 30/64 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», в котором указано, что поскольку действующее процессуальное законодательство не предусматривает возможности обжалования определения (постановления) председателя суда, вынесенного по результатам рассмотрения заявления об ускорении, то такое определение (постановление) обжалованию не подлежит.

В соответствии с п. 40 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», если при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции будет установлено, что апелляционные жалоба, представление поданы на судебное постановление, не подлежащее обжалованию в порядке апелляционного производства, то суд апелляционной инстанции на основании ч. 4 ст. 1 и п. 4 ст. 328 ГПК РФ выносит определение об оставлении апелляционных жалобы, представления без рассмотрения по существу.

При таких обстоятельствах частная жалоба  Ш.А.Л. и его представителя Ш.В.Ю. на определение председателя Петропавловск-Камчатского городского суда от 27 мая 2015 года о возвращении заявления Ш.А.Л. об ускорении рассмотрения гражданского дела по иску Ш.А.Л. к индивидуальному предпринимателю М. о взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за отпуск, обязании предоставить ежегодный оплачиваемый отпуск, провести аттестацию рабочих мест – оставлена без рассмотрения по существу.

Гражданское дело возвращено в Петропавловск-Камчатский городской суд Камчатского края.

Апелляционное определение № 33-1223/2015


Предоставление сторонами необходимых доказательств и определение их достаточности судьей на стадии принятия искового заявления оцениваться не может, разрешение данного вопроса осуществляется на иных стадиях судебного процесса

Б. обратился в суд с иском к ООО « А» о защите прав потребителя.

Возвращая исковой материал, судья указал на то, что истцом не были выполнены его указания, перечисленные в определении от 20 апреля 2015 года, которым истцу предлагалось представить доказательства, подтверждающие обстоятельства, свидетельствующие о нарушении ответчиком прав, свобод или законных интересов Б., нарушении срока по договору выполнения работ (оказания услуг), либо указывающие на момент покупки поверенным запасных частей и нарушение им установленного договором поручения срока.

Судебная коллегия с таким выводом суда не согласилась.

Как видно из содержания искового заявления и приложенных материалов, истец изложил обстоятельства, на которых основал свои требования, указал на доказательства, подтверждающие эти обстоятельства.

Кроме того, исполняя определение судьи об оставлении заявления без движения, истец указал на невозможность представления квитанции об оплате услуг ответчика.

На основании ч. 1 ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

В соответствии со ст. 148 ГПК РФ одной из задач подготовки дела к судебному разбирательству является, в том числе представление необходимых доказательств сторонами, другими лицами, участвующими в деле.

В статье 150 ГПК РФ содержится прямое указание на имеющуюся у судьи возможность на стадии подготовки дела к судебному разбирательству опросить истца или его представителя по существу заявленных требований и предложить, если это необходимо, представить дополнительные доказательства в определенный срок.

Таким образом, недостаточность представленных в подтверждение исковых требований доказательств, не могут служить основанием для оставления искового заявления без движения.

С учетом изложенного, судебная коллегия пришла к выводу, что предоставление же сторонами необходимых доказательств и определение их достаточности судьей на стадии принятия искового заявления оцениваться не может, разрешение данного вопроса осуществляется на иных стадиях судебного процесса.

Таким образом, суд не лишен возможности истребовать указанные доказательства у сторон при подготовке дела к судебному разбирательству и оценить их относимость и допустимость при вынесении решения по делу.

С учетом изложенного определение судьи о возвращении искового заявления Б. к ООО «А.» о защите прав потребителя подлежит отменено, как постановленное с нарушением норм процессуального права, а исковое заявление Б. –  направлено в тот же суд для его рассмотрения со стадии принятия.

Апелляционное определение № 33-1173/2015


В соответствии с ч 6 ст. 29 ГПК РФ иски о восстановлении трудовых, пенсионных и жилищных прав, возврате имущества или его стоимости, связанные с возмещением убытков, причиненных гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, могут предъявляться в суд по месту жительства истца

К. обратилась в суд с иском к Министерству финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по Камчатскому краю о возмещении морального вреда, причиненного в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности.

Определением судьи Тигильского районного суда Камчатского края иск К. возвращен заявителю на основании п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ в связи с неподсудностью указанного гражданского дела  Тигильскому районному суду Камчатского края.

Возвращая исковое заявление истцу, судья исходил из общего правила территориальной подсудности, установленного ст. 28 ГПК РФ, указав, что положения ч. 6 ст. 29 ГПК РФ в настоящем случае применены быть не могут, поскольку на предъявленное требование о компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности, не распространяется правило альтернативной подсудности, установленное указанной нормой закона.

Поэтому на иск, предъявленный к Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Камчатскому краю, расположенному по адресу: г. Петропавловск-Камчатский,                   ул. Ленинградская, 89, не распространяется юрисдикция Тигильского районного суда Камчатского края.

Судебная коллегия с указанным выводом судьи не согласилась, указав следующее.

Как указано в п. 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 года № 17 «О практике применения судами норм главы 18 УПК РФ, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», учитывая, что возмещение морального вреда является одной из составляющих реабилитации, включающей в себя, кроме того, право на возмещение имущественного вреда, восстановление в трудовых, пенсионных и жилищных и иных правах, и принимая во внимание, что в соответствии с частью 6 статьи 29 ГПК РФ иски о восстановлении трудовых, пенсионных и жилищных прав, возврате имущества или его стоимости, связанные с возмещением убытков, причиненных гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, могут предъявляться в суд по месту жительства истца, исходя из аналогии закона (часть 4 статьи 1 ГПК РФ), иск о компенсации морального вреда в денежном выражении также может быть предъявлен реабилитированным в суд по месту жительства или по месту нахождения ответчика либо в суд по месту своего жительства.

Исходя из приведенных разъяснений и норм закона, К. вправе обратиться в суд с настоящим иском по месту своего жительства, в связи с чем оснований для возвращения искового заявления у судьи не имелось.

Определение судьи Тигильского районного суда Камчатского края     отменено, материалы по исковому заявлению К. к Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Камчатскому краю о возмещении морального вреда, причиненного в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, направлены в Тигильский районный суд Камчатского края для рассмотрения вопроса о принятии искового заявления к производству суда.

Апелляционное определение № 33-1283/2015 г


При рассмотрении вопросов об отсрочке, изменении способа и порядка исполнения судебных решений, суд должен обеспечить баланс прав и законных интересов всех взыскателей и должников; возможная же рассрочка исполнения решения суда должна отвечать требованиям справедливости, быть адекватной, не затрагивать существо конституционных прав участников исполнительного производства, и основания её предоставления должны носить исключительный характер

Определением Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края удовлетворено заявление  Т. Л. о предоставлении отсрочки исполнения решения суда по гражданскому делу по иску ООО «УЖКХ г. Петропавловска-Камчатского» к Т.Л. об устранении препятствий к содержанию общего имущества и возложении обязанности демонтировать металлическую перегородку (дверь) до 1 сентября 2015 года.

Как следует из материалов дела, вступившим в законную силу решением суда на ответчика по делу Т.Л. возложена обязанность устранить препятствие к содержанию общего имущества путем демонтажа металлической перегородки (двери) в коридоре общего пользования (в месте расположения квартир) в течение 10 дней после вступления решения суда в законную силу.

Разрешая заявленное требование и предоставляя Т.Л. отсрочку исполнения указанного судебного акта до 1 сентября 2015 года, суд первой инстанции исходил из наличия действующего договора о предоставлении ответчику во временное пользование общего имущества дома (коридора общего пользования в месте расположения квартир), в связи с чем пришел к выводу, что наличие волеизъявления собственников помещений многоквартирного дома, выраженное в этом договоре, позволяет предоставить отсрочку исполнения судебного решения до истечения срока действия аренды.

С таким выводом судебная коллегия не согласилась по следующим основаниям.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 12 постановления от 10 октября2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» разъяснил, что по смыслу ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод исполнение судебного решения рассматривается как составляющая «судебного разбирательства».

При рассмотрении вопросов об отсрочке, рассрочке, изменении способа и порядка исполнения судебных решений суды должны принимать во внимание необходимость соблюдения требований Конвенции об исполнении судебных решений в разумные сроки.

Исходя из приведенных норм, суд должен обеспечить баланс прав и законных интересов всех взыскателей и должников, возможная же рассрочка исполнения решения суда должна отвечать требованиям справедливости, быть адекватной и не затрагивать существо конституционных прав участников исполнительного производства.

Согласно правовой позиции, изложенной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 18 апреля 2006 года         № 104-О, основания для отсрочки исполнения решения суда должны носить действительно исключительный характер, возникать при серьезных препятствиях к совершению исполнительных действий. Вопрос о наличии указанных обстоятельств должен оцениваться и решаться судом в каждом конкретном случае с учетом того, что в силу статей 15 (часть 4), 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2) и 55 (части 1 и 3) Конституции Российской Федерации и исходя из общеправового принципа справедливости исполнение вступившего в законную силу судебного постановления должно осуществляться на основе соразмерности и пропорциональности, с тем чтобы был обеспечен баланс прав и законных интересов всех взыскателей и должников, возможная же отсрочка исполнения решения суда должна отвечать требованиям справедливости, быть адекватной и не затрагивать существо конституционных прав участников исполнительного производства.

При этом суд обязан во всяком случае оценить все представленные должником доводы о необходимости отсрочки или рассрочки исполнения решения суда, возможные возражения взыскателя относительно такой отсрочки или рассрочки, по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании, и исчерпывающим образом мотивировать свои выводы по данному вопросу в соответствующем судебном акте.

Как следует из материалов дела, мотивируя обоснованность требований истца по делу о возложении на Т.Л. обязанности по демонтажу металлической двери, суд исходил из того, что эта самовольно установленная в месте общего пользования перегородка затрудняет пользование коридором другими жильцами многоквартирного дома, препятствует освещению коридора и эвакуации жильцов.

При таких обстоятельствах, установленных судом, наличие между Т.Л. и управляющей многоквартирным домом организацией договора аренды части общего имущества дома не может быть признано исключительным обстоятельством, позволяющим предоставить отсрочку исполнения решения суда, поскольку не свидетельствует о серьезных препятствиях к совершению исполнительных действий.

Учитывая изложенное, судебная коллегия определение суда отменила в связи с несоответствием выводов суда обстоятельствам дела, приняла новое определение об отказе Т.Л. в удовлетворении заявления о предоставлении отсрочки исполнения решения суда.

Апелляционное определение № 33-1511/2015 г 


В силу п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица органом местного самоуправления, которому настоящим Кодексом или другими федеральными законами не предоставлено такое право

Петропавловск-Камчатским городским судом Камчатского края отказано за необоснованностью в удовлетворении исковых требований Администрации Петропавловска-Камчатского городского округа в интересах неопределенного круга лиц к ТСЖ «О» о возложении обязанности огородить место сбора твердых бытовых отходов в соответствии с требованиями санитарных правил и оборудовать специальную площадку с бетонным или асфальтовым (водонепроницаемым) покрытием по адресу в г. Петропавловске-Камчатском.

Как следует из искового заявления, исковые требования о возложении на ответчика, являющегося управляющей организацией многоквартирного дома, обязанности оборудовать место сбора твердых бытовых отходов предъявлены администрацией Петропавловск-Камчатского городского округа в интересах неопределенного круга лиц со ссылкой на ст. 44 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее по тексту – Закон РФ «О защите прав потребителей»).

В соответствии с положениями ч. ч. 1, 2 ст. 4 ГПК РФ, суд возбуждает гражданское дело по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими федеральными законами, гражданское дело может быть возбуждено по заявлению лица, выступающего от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица, неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

В случаях, предусмотренных законом, органы местного самоуправления вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц (ч. 1 ст. 46 ГПК РФ).

Действительно, в силу ст. 44 Закон РФ «О защите прав потребителей» в целях защиты прав потребителей на территории муниципального образования органы местного самоуправления вправе, в том числе, обращаться в суды в защиту прав потребителей (неопределенного круга потребителей).

Частью 1 ст. 46 Закон РФ «О защите прав потребителей» органам местного самоуправления предоставлено право предъявлять иски в суды о прекращении противоправных действий изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) в отношении неопределенного круга потребителей.

Вместе с тем, как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 20 постановления от 28 июня 2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», в защиту прав и законных интересов неопределенного круга потребителей органами местного самоуправления могут быть заявлены лишь требования, целью которых является признание действий ответчика противоправными или прекращение противоправных действий ответчика.

Принимая во внимание изложенное требование Администрации Петропавловск-Камчатского городского округа к ТСЖ «О» о возложении обязанности огородить место сбора твердых бытовых отходов, заявленные в интересах неопределенного круга потребителей не подлежали рассмотрению судом, поскольку органу местного самоуправления не предоставлено право на обращение в суд с указанным иском.

Поскольку администрации Петропавловск-Камчатского городского округа не предоставлено право на обращение в суд с указанным иском в защиту прав и законных интересов неопределенного круга лиц, решение суда судебной коллегией отменено, производство по делу – прекращено.

Апелляционное определение № 33-1558/2015 г


Согласно ст. 11 и пп. 3 и 9 п. 1 ст. 333.19 НК РФ, при подаче апелляционной жалобы в суд общей юрисдикции по исковому заявлению как имущественного, так и неимущественного характера государственная пошлина уплачивается физическими лицами (в том числе индивидуальными предпринимателями) в размере 150 руб., а организациями в размере 3000 руб

ИП Л. Обжаловала решение Петропавловск-Камчатского городского суда. Определением судьи апелляционная жалоба оставлена без движения, заявителю предоставлен срок для устранения допущенных недостатков.

Оставляя без движения апелляционную жалобу ИП Л., судья исходила из того, что заявитель при уплате государственной пошлины должна была руководствоваться правилами уплаты государственной пошлины, установленными для юридических лиц.

С указанным выводом судебная коллегия не согласилась, указав следующее.

В соответствии с ч. 4 ст. 322 ГПК РФ к апелляционной жалобе прилагается документ, подтверждающий уплату государственной пошлины.

В силу ч. 1 ст. 323 ГПК РФ при подаче апелляционной жалобы, не соответствующей требованиям, предусмотренным ст. 322 настоящего Кодекса, при подаче жалобы, не оплаченной государственной пошлиной, судья выносит определение, которым оставляет жалобу без движения и назначает лицу, подавшему жалобу, разумный срок для исправления недостатков жалобы.

Согласно ст. 88 ГПК РФ размер и порядок уплаты государственной пошлины устанавливаются федеральными законами о налогах и сборах.

В соответствии с пп. 3 ч. 1 ст. 333.19 НК РФ при подаче искового заявления имущественного характера, не подлежащего оценке, а также искового заявления неимущественного характера государственная пошлина уплачивается: для физических лиц в размере 300 руб., для организаций в размере 6000 руб.

В силу пп. 9 ч. 1 ст. 333.19 НК РФ при подаче апелляционной жалобы и (или) кассационной жалобы государственная пошлина уплачивается в размере 50 процентов размера государственной пошлины, подлежащей уплате при подаче искового заявления неимущественного характера.

В силу ст. 11 НК РФ институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в данном Кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено Кодексом.

Для целей Налогового кодекса Российской Федерации и иных актов законодательства о налогах и сборах под индивидуальными предпринимателями понимаются физические лица, зарегистрированные в установленном порядке и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, главы крестьянских (фермерских) хозяйств.

Как следует из материалов дела, ИП Л. при подаче апелляционной жалобы на решение Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края уплатила государственную пошлину в размере 150 руб., как того требуют вышеуказанные положения закона.

Таким образом, ИП Л., являясь физическим лицом, произвела уплату государственной пошлины при подаче апелляционной жалобы в установленном законом размере, и законных оснований для оставления апелляционной жалобы без движения у судьи не имелось.

Определение судьи судебной коллегией  отменено, дело возвращено в Петропавловск-Камчатский городской суд Камчатского края для выполнения требований ст. 325 ГПК РФ.

Апелляционное определение  № 33-1124/2015 


ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРАВА 


Дела, вытекающие из гражданских правоотношений


Нарушение правил рыболовства обязательных для исполнения юридическими лицами и гражданами, осуществляющими рыболовство и иную связанную с использованием водных биологических ресурсов деятельность является, основанием для возложения на нарушителя обязанности по возмещению ущерба, причинённого незаконным выловом водных биоресурсов

Решением Усть-Большерецкого районного суда Камчатского края удовлетворены исковые требования ФГКУ «Пограничное управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Камчатскому краю» (далее по тесту – Пограничное управление) к ООО РА «Н.С.» о взыскании ущерба, причиненного незаконным выловом водных биологических ресурсов.

Рассматривая дело по апелляционной жалобе ООО РА «Н.С», полагающего, что факт нарушения административного законодательства, за которое уже понесена ответственность, недоказывает причинение ущерба водным биологическим ресурсам, поскольку ответчиком не было допущено превышения квот по вылову водных биологических ресурсов, а значит, ущерб обществом причинен не был, судебная коллегия пришла к следующему.

Согласно ч. 1, ч. 4 ст. 43.1 Федерального закона от 20 декабря 2004 года № 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», правила рыболовства являются основой осуществления рыболовства и сохранения водных биоресурсов.

Правила рыболовства обязательны для исполнения юридическими лицами и гражданами, осуществляющими рыболовство и иную связанную с использованием водных биоресурсов деятельность.

В соответствии со ст. 9.2 Правил рыболовства пользователи водными биоресурсами обеспечивают раздельный учет улова и приемки уловов водных биоресурсов по видам водных биоресурсов, указание весового (размерного) соотношения видов в улове водных биоресурсов, орудий добычи (вылова) и мест добычи (вылова) (район, подрайон, промысловая зона, промысловая подзона, квадрат) в промысловом журнале и других отчетных документах.

Пользователи, осуществляющие добычу (вылов) водных биоресурсов, виновные в нарушении Правил рыболовства, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации (п. 98 названных Правил).

Согласно ст. 77 Федерального закона от 10 января 2002 года № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» на юридических и физических лиц возложена обязанность полного возмещения вреда окружающей среде, причиненного вследствие нарушений законодательства в области охраны окружающей среды.

Согласно ст. 53 Федерального закона от 20 декабря 2004 года № 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» возмещение вреда, причиненного водным биоресурсам, осуществляется в добровольном порядке или на основании решения суда в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера причиненного водным биоресурсам вреда.

Как видно из материалов дела, вступившим в законную силу 17 июля 2009 года постановлением Усть-Большерецкого районного суда Камчатского края от 30 июня 2009 года, юридическое лицо ООО РА «Н. С.» признано виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 8.17 КРФоАП с назначением административного наказания в виде штрафа в размере 478296 рублей.

В порядке административного судопроизводства установлено, что, в нарушение ст.ст. 7.1., 9.2., 9.3., 9.4. «Правил рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна», утвержденных Приказом ФАР от 27.10.08 № 272, капитан судна МРС-225-… С.М., действующий по поручению и в интересах ответчика, являющегося пользователем водных биологических ресурсов (на основании разрешений на добычу (вылов) водных биологических ресурсов № 610 (промышленное рыболовство) и № 616 (прибрежное рыболовство) от 15 апреля 2009 года, в территориальных водах РФ, в Камчатско-Курильской промысловой подзоне (район-б 105.4)), в период с 12 по 13 мая 2009 года имел на борту минтай-сырец в количестве 17 082 кг., который не был учтен в промысловом журнале и приемо-сдаточных документах.

Как указано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 ноября 2010 года № 27 «О практике рассмотрения дел об административных правонарушениях, связанных с нарушением правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов и иных правил регламентирующих осуществление промышленного, прибрежного и других видов рыболовства» – к нарушениям правил осуществления рыболовства относятся, в том числе, отсутствие учета либо ненадлежащий учет водных биоресурсов в промысловом журнале и (или) иных отчетных документах при условии, что законодательством установлена обязанность по ведению таких документов.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции о наличии оснований для возложения на ООО РА «Н. С.» обязанности по возмещению ущерба, причиненного незаконным выловом водных биологических ресурсов.

Как было указано выше, правила рыболовства обязательны для исполнения юридическими лицами и гражданами, осуществляющими рыболовство и иную связанную с использованием водных биоресурсов деятельность, учитывая, что минтай-сырец в количестве 17082 кг. находился на судне ответчика в отсутствие необходимой документации, судебная коллегия пришла к выводу о том, что данный объем биоресурсов нельзя отнести к выделенным ООО РА «Н.С.» квотам по разрешениям № 610 и № 616, поскольку добыча велась в нарушение условий данных разрешений на промысел, а, следовательно, вне их рамок.

Освоение квот в рамках выданных разрешений предполагает отражение показателей промысловой деятельности в судовых документах и ССД. Осуществление промысловой деятельности с сокрытием от учета уловов водных биологических ресурсов указывает на то, что их добыча осуществлялась за рамками выданных разрешений и выделенных квот.

То есть в данном случае имевшаяся у ООО РА «Н.С.» квота не осваивалась, в связи с чем доводы апелляционной жалобы об отсутствии реального ущерба водным биологическим ресурсам со ссылкой на наличие квот несостоятельны.

Апелляционное определение №  33-1527/2015 г


По общим правилам статьи 209 ГК РФ право распоряжения имуществом принадлежит собственнику

Пенжинским районным судом Камчатского края отказано в удовлетворении исковых требований О. к А. о государственной регистрации сделки и перехода права собственности по договору купли-продажи квартиры и нежилого помещения (магазин).

 Рассматривая дело по апелляционной жалобе истца О., судебная коллегия с изложенными в решении выводами суда первой инстанции, как основанными на верном толковании норм материального права и правильно установленных судом обстоятельствах дела, согласилась.

Согласно п. 2 ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

В соответствии со ст. 550 ГК РФ договор продажи недвижимости заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (п. 2 ст. 434 ГК РФ). Несоблюдение формы договора продажи недвижимости влечет его недействительность.

Согласно п. 1 ст. 164 ГК РФ, в редакции, действовавшей на дату возникновения спорных правоотношений, сделки с недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, предусмотренных статьей 131 настоящего Кодекса и законом о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

 В соответствии с п. 1 ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней.

В силу положений п.п. 1, 2 ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами.

Как следует из материалов дела, в обоснование предъявленного иска истцом представлен письменный договор купли-продажи, согласно которому А. продает и О. покупает квартиру и помещение магазина.

Исходя из текста искового заявления, сделка сторонами была исполнена, истец передала ответчику обозначенные в договоре 150000 рублей. Также истец указывает на то, что договор купли-продажи был заключен в установленной законом форме, но сам договор и переход права собственности не были зарегистрирован ввиду уклонения ответчика от регистрации.

При этом в обоснование прав ответчика на квартиру и помещение магазина истцом представлены технический паспорт на помещение магазина и технический паспорт на жилое помещение (квартиры), однако указанные в них адреса не соответствуют адресу, указанному в договоре купли-продажи.

Как верно указал суд в решении, технические паспорта не являются правоустанавливающими документами, подтверждающими возникновение права собственности на них у продавца. Кроме того, исковые  требования истцом были заявлены в отношении объектов недвижимого имущества, расположенных по иному адресу, чем указано в представленных технических паспортах. Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним сведений о принадлежности ответчику спорного недвижимого имущества не содержит.

Иных доказательств в подтверждение возникновения права собственности А. на проданные им истцу объекты недвижимости сторонами не представлено.

Установив, что при таких обстоятельствах ответчик не вправе был распоряжаться спорным недвижимым имуществом, суд первой инстанции, правильно применив нормы материального права, законно и обоснованно отказал О. в удовлетворении иска.

Решение суда  судебной коллегией оставлено без изменения, апелляционная жалоба – без удовлетворения.

Апелляционное определение №№ 331335/2015


Неполучение коммунальной услуги по отоплению в жилом помещении связанное исключительно с отсутствием в нём радиаторов отопления не является основанием для освобождения собственника данного жилого помещения от обязанности по оплате за коммунальную услугу по отоплению, надлежащим образом предоставленную ресурсоснабжающей организацией до границы раздела элементов внутридомовых инженерных систем и централизованных сетей инженерно-технического обеспечения

Елизовским  районным судом Камчатского края удовлетворён иск МУП «ГВТС» к И. о взыскании задолженности за предоставленные коммунальные услуги.

В апелляционной жалобе третье лицо и представитель ответчика И. – М. просил решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказать, указав, что с 2002 года в квартире отсутствуют радиаторы отопления, в связи с чем, жилое помещение отапливается электрическими обогревателями. Полагал, что фактически услуга по отоплению не оказывалась. Считал, что факт оказания истцом услуг и их получение ответчиком материалами дела не подтвержден и действия истца по начислению платы за не предоставляемую услугу следует признать незаконными.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, И. является собственником жилого помещения, расположенного в г. Вилючинск на основании договора купли-продажи. В результате ненадлежащего исполнения своей обязанности по внесению оплаты за предоставленные коммунальные услуги в период с 1 сентября 2012 года по 31 декабря 2014 года у нее перед истцом образовалась задолженность в размере 101 307 рублей 13 копеек. В добровольном порядке ответчик задолженность до настоящего времени не погасила.

В силу подп. «а» п. 17 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденных постановлением Правительства РФ от 6 мая 2011 года № 354 (далее – Правила), ресурсоснабжающая организация, для которой в соответствии с законодательством Российской Федерации о водоснабжении, водоотведении, электроснабжении, теплоснабжении, газоснабжении заключение договора с потребителем является обязательным, приступает к предоставлению коммунальной услуги соответствующего вида собственникам и пользователям помещений в многоквартирном доме, в котором в качестве способа управления выбрано непосредственное управление, — с даты, указанной в решении общего собрания собственников помещений о выборе такого способа управления, до даты начала предоставления коммунальных услуг управляющей организацией либо товариществом или кооперативом, указанной в п. 14 или 15 настоящих Правил.

Согласно п. п. 6, 7, 30 Правил, договор, содержащий положения о предоставлении коммунальных услуг, может быть заключен с исполнителем в письменной форме или путем совершения потребителем действий, свидетельствующих о его намерении потреблять коммунальные услуги или о фактическом потреблении таких услуг (конклюдентные действия). Указанный договор, заключенный путем совершения потребителем конклюдентных действий, считается заключенным с даты начала предоставления коммунальных услуг исполнителем и на условиях, предусмотренных данными Правилами.

В соответствии с протоколом общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме, от 20 августа 2012 года № 1 собственниками помещений в многоквартирном доме, расположенном в               г. Вилючинске, избран непосредственный способ управления, а также принято решение о заключении договора на содержание и текущий ремонт общего имущества в многоквартирном доме с ООО «П».

Установив указанные обстоятельства, суд первой инстанции при отсутствии доказательств полного погашения ответчиком образовавшейся задолженности по оплате за коммунальные услуги, законно и обоснованно удовлетворил исковые требования МУП «ГТВС», взыскав в его пользу с И. задолженность в размере 101 307 рублей 13 копеек, расчет которой произведен в соответствии с представленными документами.

Довод апелляционной жалобы необоснованности начисления истцом платы за отопление, в связи с не предоставлением соответствующей коммунальной услуги по причине отсутствия квартире радиаторов отопления не принят судебной коллегией в качестве основания для отмены решения суда первой инстанции.

Согласно п.п. «е» п. 4 Правил отоплением является подача по централизованным сетямтеплоснабжения и внутридомовым инженерным системам отопления тепловой энергии, обеспечивающей поддержание в жилых помещениях в многоквартирном доме температуры воздуха, указанной в пункте 15 приложения № 1 к настоящим Правилам.

Согласно п. 2 Правил, внутридомовые инженерные системы, являющиеся общим имуществом собственников помещений в многоквартирном доме инженерные коммуникации (сети), механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, предназначенные для подачи коммунальных ресурсов от централизованных сетей инженерно-технического обеспечения до внутриквартирного оборудования, а также для производства и предоставления исполнителем коммунальной услуги по отоплению и (или) горячему водоснабжению (при отсутствии централизованных теплоснабжения и (или) горячего водоснабжения); внутриквартирное оборудование — находящиеся в жилом или нежилом помещении в многоквартирном доме и не входящие в состав внутридомовых инженерных систем многоквартирного дома инженерные коммуникации (сети), механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, с использованием которых осуществляетсяпотребление коммунальных услуг.

По смыслу п. 2 Правил, радиаторы отопления, а также санитарно-техническое оборудование, при помощи которых осуществляется потребление коммунальных услуг по отоплению и горячему водоснабжению, отнесены к внутриквартирному оборудованию.

В соответствии с п. 21 Правил ресурсоснабжающая организация несет ответственность за качество предоставления коммунальной услуги соответствующего вида на границе раздела внутридомовых инженерных систем и централизованных сетей инженерно-технического обеспечения.

В силу п. 98 Правил при предоставлении в расчетном периоде потребителю в жилом или нежилом помещении или на общедомовые нужды в многоквартирном доме коммунальной услуги ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность, а также при перерывах в предоставлении коммунальной услуги для проведения ремонтных и профилактических работ в пределах установленной продолжительности перерывов размер платы за такую коммунальную услугу за расчетный период подлежит уменьшению вплоть до полного освобождения потребителя от оплаты такой услуги.

Если исполнителем является ресурсоснабжающая организация, которая в соответствии с договором, содержащим положения о предоставлении коммунальных услуг, не осуществляет обслуживание внутридомовых инженерных систем, то такая организация производит изменение размера платы за коммунальную услугу в том случае, если нарушение качества коммунальной услуги и (или) перерывы в предоставлении коммунальной услуги возникли до границы раздела элементов внутридомовых инженерных систем и централизованных сетей инженерно-технического обеспечения (п. 103 Правил).

Согласно объяснениям представителя истца неполучение в указанном жилом помещении коммунальной услуги по отоплению связано исключительно с отсутствием в нем необходимого внутриквартирного оборудования, радиаторов отопления.

Таким образом, оснований для освобождения ответчика от оплаты за коммунальную услугу по отоплению, надлежащим образом предоставленную ресурсоснабжающей организацией до границы раздела элементов внутридомовых инженерных систем и централизованных сетей инженерно-технического обеспечения, не имеется.

Также судебная коллегия посчитала необходимым отметить, что в соответствии с абз. 2 п. 103 Правил, в случае если нарушение качества коммунальной услуги и (или) перерывы в предоставлении коммунальных услуг, превышающие их установленную продолжительность, возникли во внутридомовых инженерных системах, то изменение размера платы за коммунальную услугу, начисленную ресурсоснабжающей организацией, не производится, а потребители вправе требовать возмещения причиненных им убытков, в том числе вызванных внесением платы за не предоставленную коммунальную услугу или коммунальную услугу ненадлежащего качества с лиц, привлеченных собственниками помещений в многоквартирном доме или собственниками жилых домов (домовладений) для обслуживания внутридомовых инженерных систем.

Решение Елизовского районного суда Камчатского края оставлено без изменения, апелляционная жалоба – без удовлетворения.

Апелляционное определение № 33-1572/2015 г


Дела по спорам, возникающим из договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств и связанным с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, подлежат рассмотрению арбитражным судом

Прекращая производство по делу по иску ООО «К» к САО «ВСК» о возмещении материального вреда, суд, исходил из того что ООО «К» как участник возникших правоотношений является юридическим лицом, осуществляющим деятельность такси и прочего сухопутного пассажирского транспорта, то есть коммерческую деятельность с использованием транспортных средств.

Судебная коллегия с данным выводом суда согласилась ввиду следующего.

В силу абз. 2 ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

 В соответствии с ч. 3 ст. 22 ГПК РФ суды рассматривают и разрешают дела, предусмотренные ч. 1 и ч. 2 ст. 22 ГПК РФ, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.

Согласно ст. 1 АПК РФ правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности осуществляется арбитражными судами. В соответствии со ст. 28 АПК РФ арбитражные суды рассматривают в порядке искового производства возникающие из гражданских правоотношений экономические споры и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, другими организациями и гражданами.

В п. 4 постановления Пленума Верховного Суда  РФ от 29 января 2015 года № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» разъяснено, что дела по спорам, возникающим из договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств и связанным с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, подлежат рассмотрению арбитражным судом.

Определение суда первой инстанции оставлено без изменения, частная жалоба – без удовлетворения.

Апелляционное определение № 33-1384/2015


Согласно ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами

Решением Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края в удовлетворении исковых требований Л.П. к ООО «И.П.» о взыскании долга по договору займа, процентов отказано за необоснованностью.

Рассматривая заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу, что получение от Л.П. денежных средств ООО «И.П.» в установленном законом порядке приходным кассовым ордером (первичным учетным документом) или другим оп­равдательным документом не оформлялось, деньги по заемной расписке значатся как переданные Д.А., каких-либо доказательств в подтверждение факта сдачи заемных денежных средств в кассу ООО «И.П.» не представлено. Следовательно, оснований для вывода о возникновении обязательства по договору зай­ма между ООО «И.П.» и  Л.П. не имеется.

Между тем, с указанным выводом суда первой инстанции судебная коллегия не согласилась.

Как следует из материалов дела, между Л.П. (заимодавец) и ООО «И. П.» в лице генерального директора  Д.А. (заемщик) заключен договор займа, по ус­ловиям которого заимодавец передал заемщику денежные средства.

В случае невозвращения указанной суммы займа заемщик уплачивает пеню в размере 2,5% от неуплаченной суммы за каждый день просрочки.

Договор займа подписан сторонами и заверен круглой печатью ООО «И.П.».

В подтверждение получения денежных средств по договору займа Д.А. — директором ООО «И.П.» изготовлена расписка, подписана им же, скреплена круглой печатью ООО «И.П.» и выдана Л.П. Однако в срок сумма займа ООО «И.П.»  Л.П. возвращена не была.

Возражая против исковых требований, генеральный директор ООО «И. П.»  Д.А. ссылался на то, что договор займа видит впервые, как генеральный ди­ректор ООО «И.П.» данный договор не подписывал, ООО «И. П.» деньги  у Л.П. не занимало, в кас­су предприятия деньги истцом не вносились. При этом указал, что не может вспом­нить, выдавал ли он лично от себя как от физического лица истцу расписку, не отрицая при этом, что ранее между ними заключались аналогичные договоры.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями п. 3 ст. 123 Конституции РФ и      ст. 12 ГПК РФ, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Учитывая изложенное, судебная коллегия отклонила как несостоятельный довод представителя ответчика о том, что в кас­су предприятия деньги истцом не вносились.

Действительно, согласно ст. 9 Федерального закона от 6 декабря       2011 года № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом. Не допускается принятие к бухгалтерскому учету документов, которыми оформляются не имевшие места факты хозяйственной жизни, в том числе лежащие в основе мнимых и притворных сделок.

Унифицированные формы первичной учетной документации по учету кассовых операций утверждены постановлением Госкомстата РФ от               18 августа 1998 года № 88, согласно которому для оформления поступления наличных денег в кассу организации применяется приходный кассовый ордер (форма № КО-1).

Приходный кассовый ордер выписывается в одном экземпляре работником бухгалтерии, подписывается главным бухгалтером или лицом, на это уполномоченным. Квитанция к приходному кассовому ордеру подписывается главным бухгалтером или лицом, на это уполномоченным, и кассиром, заверяется печатью (штампом) кассира и регистрируется в журнале регистрации приходных и расходных кассовых документов и выдается на руки сдавшему деньги, а приходный кассовый ордер остается в кассе.

Документы, которыми оформляются хозяйственные операции с денежными средствами, подписываются руководителем организации и главным бухгалтером или уполномоченными ими на то лицами.

Указанные требования правовых актов обязательны для соблюдения организациями и имеют значение для организации, однако несоблюдение организацией, в данном случае — генеральным директором ООО «И.П.» Д.А. предписанного порядка оформления финансовой документации не может опровергнуть факт заключения договора займа.

Истец не может нести ответственность и иные негативные последствия за несоблюдение ответчиком финансовой дисциплины, предусмотренного для организаций порядка оформления получения денежных средств, а также за дальнейшее распоряжение генеральным директором полученными от имени организации денежными средствами.

Рассматривая заявленные требования с учетом положений ст. ст. 309, 310, 810, 812 ГК РФ ипредставленных в материалы дела документов, судебная коллегия признала установленным, что между сторонами заключен договор займа, так как факт получения ответчиком от истца в долг денежных средств в размере 60 000 долларов США нашел свое подтверждение, при этом указанный договор и заемная расписка в установленном законом порядке ответчиком не оспорены.

Поскольку в сроки, установленные требованием о возврате суммы займа, ответчиком денежные средства истцу не возвращены, и доказательств иного не представлено, коллегия пришла к выводу, что истец вправе требовать взыскания с ответчика как суммы займа в определенном договором размере, так и процентов по этому договору.

Решение Петропавловск-Камчатского городского суда отменено, исковые требования Л.П. к ООО «И.П.» о взыскании долга по договору займа, процентов – удовлетворены.

Апелляционное определение № 33-1140/2015 г


В силу п. п. 3, 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение норм материального права или норм процессуального права являются основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке

Ч. обратился в суд с иском к СОАО «ВСК» о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, указав на то, что  Н., управляя автомобилем «Ssang YongActyon», нарушил п. 12.8 Правил дорожного движения РФ, в результате чего совершил столкновение с автомобилем «Honda Accord», принадлежащим Ч, причинив транспортному средству истца механические повреждения. Гражданская ответственность владельца автомобиля «Ssang Yong Actyon» застрахована в СОАО «ВСК» по полису ОСАГО ССС № 0678….. Согласно отчету об оценке стоимость восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства «Honda Accord» составляет 91 431 руб. 89 коп. Поскольку гражданская ответственность Ч. по ОСАГО не застрахована, он обратился в страховую компанию виновника ДТП, однако в выплате страхового возмещения ему было отказано.

Как следует из материалов дела и установлено судом,  Н. в нарушение п. 12.8 Правил дорожного движения РФ, оставив транспортное средство «Ssang Yong Actyon», не принял необходимых мер, исключающих самопроизвольное движение транспортного средства или использование его в отсутствие водителя, в результате чего произошло столкновение с автомобилем «Honda Accord», принадлежащем Ч.

Вина водителя Н. в произошедшем дорожно-транспортном происшествии подтверждается собранными по делу доказательствами.

Собственником транспортного средства «Honda Accord», является Ч. на основании договора купли-продажи автомобиля.

31 марта 2014 года страхователь Н. заключил договор страхования с СОАО «ВСК», что подтверждается представленным полисом ОСАГО серии ССС № 0678…..

Ч. обратился с заявлением о страховой выплате в страховую компанию СОАО «ВСК», застраховавшей гражданскую ответственность виновника Н., однако в страховой выплате ему было отказано.

Судом установлено, что 21 июля 2014 года СОАО «ВСК» направило на имя начальника Управления экономической безопасности противодействия коррупции ГУ МВД России по Московской области с заявлением по факту хищения бланков строгой отчетности — страховых полисов обязательного страхования руководителем дополнительного офиса «Д» И.Н. серии ССС, номера с 678..01 по 678…00 в количестве 100000 штук.

Оценив исследованные в судебном заседании доказательства, суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что дорожно-транспортное происшествие произошло по вине водителя Н, который 31 марта 2014 года заключил договор страхования с СОАО «ВСК», о чем указывает имеющийся в материалах дела страховой полис серии ССС  № 0678….

Вместе с тем, установив факт обращения Ч. в качестве потерпевшего за страховой выплатой к ответчику, в чем ему было отказано, суд, ссылаясь на п. п. 7, 7.1 ст. 15 ФЗ «Об ОСАГО», а также на разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенные в п. 15 постановления № 2 от 29 января 2015 года «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», отказал истцу в удовлетворении исковых требований, так как страховщик обратился в уполномоченные органы с заявлением о хищении бланка страхового полиса, представленном виновником ДТП, до даты наступления страхового случая.

Судебная коллегия не согласилась с таким выводом, поскольку он материалами дела не подтверждается.

Действительно, в силу п. 7.1 ст. 15 Федерального закона от 25 апреля  2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в случае причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевшего владельцем транспортного средства, обязательное страхование гражданской ответственности которого удостоверено страховым полисом обязательного страхования, бланк которого несанкционированно использован, страховщик, которому принадлежал данный бланк страхового полиса, обязан выплатить за счет собственных средств компенсацию в счет возмещения причиненного потерпевшему вреда в размере, определенном в соответствии со статьей 12настоящего Федерального закона, за исключением случаев хищения бланков страховых полисов обязательного страхования при условии, что до даты наступления страхового случая страховщик, страховой брокер или страховой агент обратился в уполномоченные органы с заявлением о хищении бланков.

Как установлено судом, страховой случай наступил 9 августа 2014 года.

В подтверждение факта обращения в уполномоченные органы ответчик представил копию заявления, датированного 21 июля 2014 года, о проведении проверки в порядке, предусмотренном ст.ст. 144-145 УПК РФ, в адрес начальника Управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по Московской области, копию сообщения начальника полиции № 88/91.. от 19 сентября 2014 года о направлении материала проверки; копию уведомления № 4-2/81.. от 8 октября 2014 года о направлении заявления по территориальности в УМВД России по г. о. Домодедово, а также нечитаемую копию талона-уведомления № 5…

Однако из указанных выше документов можно сделать вывод о том, что в органах полиции были зарегистрированы материалы проверки КУСП № 19.. от 10 сентября 2014 года и КУСП № 11… от 29 сентября 2014 года. Кроме того, из самого заявления следует, что основанием к обращению страховщика в уполномоченный орган явился факт присвоения денежных средств от реализации страховых полисов, а не хищение самих бланков строгой отчетности.

Помимо этого, в материалах дела имеются сведения относительно страхового полиса № 0678…., который 21 ноября 2013 года был отгружен Московской типографией ГОЗНАКА в адрес САО «ВСК», и в октябре  2014 года ему присвоен статус украденного.

При таких обстоятельствах каких-либо оснований для вывода о том, что ответчик до наступления рассматриваемого страхового случая обратился с заявлением о хищении бланков материалы дела не содержат, следовательно, оснований для освобождения ответчика от обязанностей, вытекающих из договора страхования, не имеется.

Учитывая изложенное, судебная коллегия в рамках полномочий, установленных в п. 2 ст. 328 ГПК РФ, отменила решение суда первой инстанции с принятием нового решения об удовлетворении исковых требований Ч.

Апелляционное определение № 33-1174/2015 г.


Право заимодавца потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа, то есть расторжения договора, возникает только в случае невыполнения заемщиком условий договора займа о целевом использовании суммы займа либо нарушения обязанностей по обеспечению возможности осуществить заимодавцем контроль за целевым использованием суммы займа

АКБ «Муниципальный Камчатпрофитбанк» (закрытое акционерное общество) (далее — Банк) обратился в суд с иском к индивидуальному предпринимателю В. и А., в котором просил взыскать с ответчиков в солидарном порядке в свою пользу сумму задолженности по кредитному договору, состоящую из основного долга и процентов по кредиту, а также о взыскании с ответчиков в равных долях в свою пользу расходов по уплате государственной пошлины, указав, что индивидуальный предприниматель В. в период действия вышеуказанного кредитного договора неоднократно нарушала его условия в отношении контроля Банка за соблюдением принятых на себя обязательств, а также не выполнила предусмотренные кредитным договором обязанности по обеспечению возврата суммы займа, что предоставляет истцу право потребовать от нее и поручителя  А., взявшего на себя обязанность солидарно с заемщиком отвечать перед Банком за выполнение должником условий кредитного договора, досрочного возвращения суммы кредита и уплаты положенных процентов.

Рассматривая дело по апелляционной жалобе ИП В., которая просила решение суда отменить и принять новый судебный акт, указав на то, что представила истцу информацию по его запросу и не нарушила положения ст. 814 ГК РФ, а также считала, что допущенные ею нарушения условий кредитного договора не являются существенными для предъявления требования о досрочном возврате суммы займа и процентов, судебная коллегия пришла к следующему.

Согласно ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов.

На основании п. 1 ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

В соответствии с п. 1 ст. 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.

По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной; в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором. При этом существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (п. 2 ст. 450 ГК РФ).

Статьей 819 ГК РФ установлено, что к отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом 1 главы 42 ГК РФ, если иное не предусмотрено правилами настоящего параграфа и не вытекает из существа кредитного договора.

К основаниям, влекущим возникновение права кредитора требовать досрочного исполнения обязательств заемщиком, Гражданский кодекс РФ относит, в частности, нарушение заемщиком срока, установленного для возврата очередной части кредита (п. 2 ст. 811 ГК РФ), невыполнение предусмотренной договором обязанности по обеспечению возврата кредита, утрата (или ухудшение условий) обеспечения обязательства, за которые кредитор не отвечает (ст. 813 ГК РФ), нарушение заемщиком обязанности по обеспечению возможности осуществления кредитором контроля за целевым использованием суммы кредита, а также невыполнение условия о целевом использовании кредита (п. п. 1 и 2 ст. 814 ГК РФ).

Условия кредитного договора, содержащие основания его досрочного расторжения, не предусмотренные законом, недействительны.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что Банк и ИП В. заключили кредитный договор, по условиям которого Банк предоставил целевой кредит для расчетов с контрагентами, пополнения оборотных средств, выплаты заработной платы, уплаты налогов и сборов в сумме 160 000 000 руб. со сроком возврата 31 мая 2017 года под 13,5% годовых, а ИП В., со своей стороны, обязалась использовать кредит по целевому назначению; полностью гасить задолженность по кредиту в сроки, установленные договором; уплачивать проценты за пользование кредитом ежемесячно в период с 25 числа каждого текущего месяца по первое число следующего за ним месяца до полного погашения долга по кредиту.

В качестве обеспечения своевременного и полного возврата кредита и уплаты процентов за пользование, договорной неустойки (пени, штрафы) заемщик обязалась предоставить Банку поручительство  А., а также залог грузовых самосвалов в количестве 10 единиц общей залоговой стоимостью 27 941 316, 30 руб., залог оборудования (бетонный завод) залоговой стоимостью 23 660 000 руб., а также в срок до     15 июня 2014 года зарегистрировать договор ипотеки недвижимого имущества общей залоговой стоимостью 65363566, 11 руб.

В соответствии с п. п. 2.2.4 и 2.2.6 заключенного между Банком и ИП В. договора последняя взяла на себя обязательства по первому требованию Банка представлять документы бухгалтерского учета и отчетности, характеризующие финансовое положение заемщика и подтверждающие целевое использование кредита, его обеспеченность и возвратность. Допускать работников Банка в служебные помещения для проведения целевых проверок; информировать Банк о возникших намерениях привлечения кредитов или займов у прочих кредиторов, а также без получения предварительного письменного согласия Банка не привлекать другие кредиты и займы.

Кроме того, стороны согласовали условие, в соответствии с которым в случае уклонения заемщика от контроля Банка; утраты, снижения стоимости обеспечения или ухудшений его условий; выявления серьезных недостатков в хозяйственно-финансовой деятельности заемщика, вызывающих обоснованные сомнения в своевременности возврата кредита; нарушения любого из условий кредитного договора или договора, заключенного в обеспечение кредита, Банк получает право потребовать от заемщика досрочного погашения кредита, уплаты процентов за фактический срок пользования им и неустойки в течение семи дней с момента выявления указанных нарушений (п. 2.3.4 кредитного договора).

28 октября 2014 года ИП В., не проинформировав Банк о возникших намерениях привлечения кредита у другого кредитора и не получив у истца предварительного письменного согласия на это, заключила с  ОАО «Сбербанк России» договор об открытии возобновляемой кредитной линии.

14 ноября 2014 года ИП В. обратилась к Банку с заявлением о расторжении заключенного договора банковского счета, на основании которого истец закрыл ее расчетный счет.

После закрытия расчетного счета ИП В не предоставила Банку дополнительного соглашения к договору банковского счета, заключенного с другим банком, предусматривающего право истца на списание средств на условиях заранее данного акцепта.

Данные обстоятельства суд первой инстанции расценил как лишение со стороны заемщика права на списание денежных средств в счет погашения задолженности по кредиту, оплаты процентов за пользование им, суммы неустойки на условиях заранее данного акцепта

Исходя из указанных выше норм гражданского законодательства, регулирующего правоотношения сторон по договору займа, право заимодавца потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа, то есть расторжения договора, возникает только в случае невыполнения заемщиком условий договора займа о целевом использовании суммы займа либо нарушения обязанностей по обеспечению возможности осуществить заимодавцем контроль за целевым использованием суммы займа.

11 декабря 2014 года Банк обратился к ИП В. с требованием в срок до 31 декабря 2014 года произвести досрочное погашение кредита.

В связи с неисполнением данного требования Банк обратился с аналогичным требованием к поручителю А., который так же его не исполнил.

16 января 2015 года Банк потребовал от ИП В. финансовую отчетность, предусмотренную п. 2.2.4 кредитного договора, которая была предоставлена 14 апреля 2015 года, то есть после подачи иска и получения уведомления о возбуждении гражданского дела и назначении судебного заседания.

На основании указанных выше обстоятельств суд первой инстанции пришел к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения исковых требований Банка, отклонив доводы стороны ответчиков о незаконности требований Банка ввиду их противоречия как условиям кредитного договора и фактическим обстоятельствам дела, так и положениям ст. ст. 813, 814 ГК РФ.

Судебная коллегия не согласилась с такими выводами суда, поскольку, как следует из искового заявления, АКБ «Муниципальный Камчатпрофитбанк» (ЗАО), обосновывая свои требования о досрочном возврате суммы займа на основании положений ст. 813 ГК РФ, исходил из того, что заемщик не выполнил свои обязанности по обеспечению возврата суммы займа, так как получил кредит в стороннем банке, что, по мнению Банка, привело к отрицательной платежеспособности ИП В.

Вместе с тем, в ходе судебного разбирательства по делу установлено, что со стороны ИП В. нарушений сроков, установленных для возврата очередной части кредита, допущено не было.

Каких-либо оснований для вывода о том, что заемщик не выполнил предусмотренную договором обязанность по обеспечению возврата кредита, либо произошла утрата (или ухудшение условий) обеспечения обязательства, за которые кредитор не отвечает, материалы дела не содержат.

Так же не установлено и обстоятельств, свидетельствующих о невыполнении заемщиком условия о целевом использовании кредита либо о нарушении ею обязанности по обеспечению возможности осуществления кредитором контроля за целевым использованием суммы кредита, поскольку, как следует из письма Банка, требование досрочного погашения кредита обосновано лишь невыполнением условия кредитного договора, изложенного в п. 2.3.4.

Таким образом, судебная коллегия пришла к выводу о том, что истцом не доказано нарушение ИП В. условий кредитного договора, допускающих в соответствии с положениями гражданского законодательства требовать досрочного погашения кредита.

Более того, как следует из искового заявления, Банком заявлены требования о солидарном взыскании с ответчиков суммы задолженности по кредитному договору, тогда как доказательств наличия задолженности со стороны ИП В. на момент обращения в суд не представлено.

Довод представителя истца о том, что с момента обращения Банка с требованием о досрочном погашении кредита, оставленного без исполнения, оставшаяся непогашенной сумма кредитных средств трансформировалась в сумму задолженности, судебная коллегия нашла не основанным на законе, а потому не приняла во внимание.

Таким образом, правовые основания для удовлетворения исковых требований отсутствуют, в связи с чем судебная коллегия, решение суда первой инстанции отменила и  приняла новое решение об отказе в удовлетворении иска АКБ «Муниципальный Камчатпрофитбанк» (закрытого акционерного общества) к индивидуальному предпринимателю В. и А. о взыскании задолженности по кредитному договору в связи с его необоснованностью.

Апелляционное определение № 33-1180/2015


В случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, предусмотренных п. 2 ст. 45 СК РФ, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга

К. обратилась в суд с иском к С., в котором просила признать задолженность по кредитному договору общим долгом супругов, разделить задолженность по кредитному договору и взыскать с ответчика половину сумму кредитных выплат, произведенных ею с момента расторжения брака — с февраля 2014 года по март 2015 года, указав, что с 29 октября 2010 года до 25 февраля 2014 года они с С. состояли в зарегистрированном браке. В период брака на нужды семьи ею был взят кредит в Банке в сумме 200000 руб., который был потрачен на приобретение жилого помещения — квартиры,  в недостающей части. Квартира приобретена в долевую собственность истца, ответчика и их несовершеннолетних детей. За период с 25 февраля 2014 года по март 2015 года истцом по кредиту оплачена денежная сумма в размере 84779 руб.

Просила суд признать ссудную задолженность по кредитному договору  совместным долгом супругов и разделить его в равных долях; взыскать с С. 1/2 доли от суммы выплаченного ею кредита, а также взыскать с ответчика судебные расходы по оплате государственной пошлины, по оплате юридической помощи, услуг представителя и оформлению нотариальной доверенности.

Разрешая требования истца, суд первой инстанции, признав долг К. перед банком общим долгом супругов, исходя из требований ст. ст. 308, 391 ГК РФ и выраженного кредитором несогласия на перевод долга, отказал в разделе остатка ссудной задолженности по кредитному договору в равных долях, и удовлетворил требование о взыскании с ответчика 1/2 доли от суммы выплаченного истцом кредита, учитывая, что последняя после прекращения брачных отношений самостоятельно выплатила кредитной организации указанные заемные денежные средства.

Однако судебная коллегия с такими выводами суда не согласилась ввиду неправильного определения юридически значимых обстоятельств, к которым для разрешения настоящего спора относится установление цели получения К. в период брака указанных кредитных денежных средств и их расходования на нужды семьи.

Из содержания п. 2 ст. 45 СК РФ следует, что общими долгами супругов являются те обязательства, которые возникли по инициативе супругов в интересах всей семьи, или обязательства одного из супругов, по которым все полученное им было использовано на нужды семьи.

Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, указанных в п.2 ст. 45 СК РФ, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

Таким образом, для распределения долга в соответствии с п. 3 ст. 39 СК РФ следует установить, что данный долг (обязательство) является общим.

Из вышеуказанного следует, что для признания кредитной задолженности К. общим долгом супругов, материалы дела должны содержать достоверные доказательства использования кредитных средств на нужды семьи.

Как следует из материалов дела, С. в обоснование своих возражений ссылался на то, что кредит на сумму 200 000 руб. истец брала на свои личные нужды, а сумму в размере 200 000 руб., которой не хватало на приобретение квартиры, он лично взял в долг, который возвращал самостоятельно.

Согласно ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Каких-либо относимых и допустимых доказательств того, что полученные К. от банка денежные средства были использованы на нужды семьи, ею представлены не были ни суду первой инстанции, ни суду апелляционной инстанции.

Доказательств, подтверждающих доводы истца о том, что полученный кредит на сумму 200 000 руб. был истрачен на приобретение жилого помещения, материалы дела не содержат.

Напротив, материалами дела подтверждается, что указанная выше квартира была зарегистрирована 6 октября 2011 года на праве общей долевой собственности за С.А.Л., С.Ю.Ю., С. Е.Ю. и Ч. Е.Е. на основании договора купли-продажи. Из представленной истцом суду апелляционной инстанции копии данного договора следует, что из 1800000 руб. сумму 636992 руб. продавец получил наличными деньгами до подписания договора, а оставшиеся денежные средства выплачиваются из средств федерального бюджета (907147 руб.) и средств краевого бюджета (255861 руб.) согласно ФЦП «Социальное развитие села до 2012 года».

Учитывая изложенное, исковые требования К. о взыскании с ответчика половины суммы кредитных выплат, произведенных истцом с момента расторжения брака, ввиду недоказанности истцом использования кредитных средств на нужды семьи удовлетворению не подлежат.

В связи с этим решение суда первой инстанции судебная коллегия отменила, приняв новое решение об отказе в удовлетворении иска К. о признании долговых обязательств по кредитному договору общим долгом супругов, разделе задолженности между супругами в равных долях и взыскании в пользу К. с С. 1/2 доли от суммы выплаченного ею кредита.

Апелляционное определение № 33-1423/2015


Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда

К.Н.П., действуя в своих интересах и в интересах несовершеннолетней К.Е.Н., предъявил иск к Б.Ю.И., Б.И.В., Б.Я.Н., К.А.В., К. В.П., К.А.Л. о взыскании компенсации морального вреда.

Решением Петропавловск-Камчатского городского суда требования  истца удовлетворены.

Рассматривая дело по апелляционной жалобе ответчика Б.Е.В., полагавшего, что установленные судом первой инстанции обстоятельства не подтверждены соответствующими доказательствами, настаивавшего на снижении размера компенсации морального вреда, судебная коллегия с изложенными в решении выводами суда первой инстанции, как основанными на верном толковании норм материального права и правильно установленных судом обстоятельствах дела, согласилась.

Так, в соответствии со статьей 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Из разъяснений, содержащихся в абзаце 4 пункта 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 от 20 декабря 1994 года «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» следует, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, или нарушающими его личные неимущественные права либо нарушающими имущественные права гражданина.

Согласно положениям статьи 151 ГК РФ в случае, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Статьей 1101 ГК РФ предусмотрено, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

На основании статьи 1074 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях.

В случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине.

Обязанность родителей (усыновителей), попечителя и соответствующей организации по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, прекращается по достижении причинившим вред совершеннолетия либо в случаях, когда у него до достижения совершеннолетия появились доходы или иное имущество, достаточные для возмещения вреда, либо когда он до достижения совершеннолетия приобрел дееспособность.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 1 от 26 января 2010 года «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», при разрешении споров, связанных с возмещением вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, судам надлежит исходить из того, что в соответствии с пунктом 1 статьи 1074 ГК РФ вред подлежит возмещению в полном объеме на общих основаниях самим несовершеннолетним (статья 1064 ГК РФ).

Если несовершеннолетний, на которого возложена обязанность по возмещению вреда, не имеет заработка или имущества, достаточного для возмещения вреда, обязанность по возмещению вреда полностью или частично возлагается субсидиарно на его родителей (усыновителей) или попечителей, а также на организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в которой находился причинитель вреда под надзором (статья 155.1 СК РФ), если они не докажут отсутствие своей вины. Причем эти лица должны быть привлечены к участию в деле в качестве соответчиков. Их обязанность по возмещению вреда, согласно пункту 3 статьи 1074 ГК РФ, прекращается по достижении несовершеннолетним причинителем вреда восемнадцати лет либо по приобретении им до этого полной дееспособности. В случае появления у несовершеннолетнего достаточных для возмещения вреда средств ранее достижения им восемнадцати лет исполнение обязанности субсидиарными ответчиками приостанавливается и может быть возобновлено, если соответствующие доходы прекратятся.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, К.Н.П. является отцом несовершеннолетней К.Е.Н.

16 сентября 2014 года К.Е. с подругой Л. в районе магазина «А» встретились с Б.Ю. и К.Н. При встрече Б.Ю стала выяснять, правда ли, что К.Е. распускает о них (Б и К) непристойные слухи. Получив отрицательный ответ, Б.Ю нанесла К.Е. удар рукой по лицу, который пришелся в область челюсти. Затем Б.Ю. взяла К.Е. за волосы наклонила голову вниз и нанесла удар коленом в область левого глаза, затем снова удар рукой в область челюсти К.Е.. Далее Б.Ю повалила К.Е. на землю и продолжила наносить ей удары ногами по разным частям тела. Затем к Б.Ю. присоединилась стоящая рядом К.А., которая также стала наносить удары ногами по различным частям тела К. Е..

В возбуждении уголовного дела по статье 116 УК РФ в отношении несовершеннолетних Б.Ю.И. и К.А.В. отказано за отсутствием состава преступления (не достижение возраста уголовной ответственности, предусмотренного данной статьей).

Указанные обстоятельства подтверждаются совокупностью доказательств, а именно, постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, письменными пояснениями К.Е.Н., справками ГБУЗ КК «Петропавловск-Камчатская городская поликлиника № 1», постановлением о назначении медицинской судебной экспертизы, письменными объяснениями Л.Е.А.

Согласно заключению эксперта ГБУЗ «Камчатское краевое бюро судебно-медицинской экспертизы», при проведении очного обследования у К.Е.Н. выявлены: 1) кровоподтек лобной области слева, области левой глазницы и наружной трети брови; 2) кровоподтек левой боковой поверхности грудной клетки; 3) ссадина и кровоизлияние слизистой оболочки правой верхней губы. Виды повреждений, их локализация, взаиморасположение, форма и размеры указывают на то, что они могли образоваться от не менее однократного для каждого повреждения, воздействия твердым тупым ограниченным предметом. Свойства повреждений (цвет кровоподтеков, уровень поверхности ссадины, припухлости мягких тканей) позволяют высказаться о том, что они могли образоваться в пределах суток до момента очной части экспертизы, не исключено в срок, указанный в постановлении, каждое и в совокупности, не причинили вреда здоровью, так как не повлекли его кратковременного расстройства или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности.

Оценив представленные доказательства в соответствии со статьей 67 ГПК РФ, с учетом требований закона, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о частичном удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации морального вреда. При этом суд верно исходил из того, что факт причинения К.Е.Н. телесных повреждений, в результате которых последняя испытала физическую боль и нравственные страдания, нашел свое подтверждение в ходе судебного заседания.

Данные выводы в решении суда подробно мотивированы, соответствуют обстоятельствам дела, требованиям закона, и оснований не согласиться с ними у судебной коллегии не имеется.

Судебная коллегия полагает, что с учетом всех обстоятельств дела судом был правильно определен размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию в пользу истца в сумме 55000 рублей с Б.Ю.И. и 35000 рублей с К.А.В. Указанный размер определен в соответствии с требованиями статей 151, 1101 ГК РФ, с учетом характера физических и нравственных страданий, обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, индивидуальных особенностей потерпевшей, испытавшей физическую боль при причинении телесных повреждений, а также требованиями разумности и справедливости, в связи с чем, доводы апелляционной жалобы о неправомерно завышенном размере компенсации морального вреда, взысканной судом, являются несостоятельными.

При этом суд верно, с учетом положений статьи 1074 ГК РФ, возложил на родителей несовершеннолетних обязанность по возмещению вреда субсидиарно при отсутствии у Б.Ю.И. и К.А.В. собственных доходов или иного имущества либо при их недостаточности для возмещения вреда до достижения им совершеннолетия или приобретения полной дееспособности.

Решение суда судебной коллегией оставлено без изменения, а апелляционная жалоба Б.Е.В. — без удовлетворения.

Апелляционное определение № 33-1626/2015


Дела, возникающие из социально-трудовых правоотношений


Неисполнение работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику, может служить основанием для отказа в удовлетворении требований работодателя, если это явилось причиной возникновения ущерба

Петропавловск-Камчатским городским судом удовлетворены требования КГПОБУ «Камчатский промышленный техникум» к К.А.Б. о взыскании ущерба, причинённого работодателю.

Рассматривая заявленные требования, суд первой инстанции правомерно не нашел оснований для привлечения ответчика к полной материальной ответственности на основании заключенного с ним договора о полной материальной ответственности, поскольку ответчик занимал должность преподавателя – организатора ОБЖ, а указанная должность, равно как и выполняемая им работа, в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, утвержденный постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации № 85 от 31 декабря 2002 года, не входит, следовательно, договор о полной материальной ответственности не мог быть заключен с ответчиком.

Вместе с тем, в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.

Установив, что материальные ценности передавались ответчику по товарным накладным, из которых устанавливается стоимость имущества на момент передачи, в накладных имеется подпись ответчика, суд первой инстанции пришел к выводу, что каждую накладную можно отнести к разовым документам, возлагающим на К.А.Б. полную материальную ответственность.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что в ходе судебного разбирательства нашел подтверждение факт причинения ответчиком по его вине прямого действительного ущерба работодателю, причиной возникновения недостачи явился ненадлежащий контроль ответчика за сохранностью вверенных ему ценностей. При этом доказательств отсутствия своей вины в образовавшейся недостаче ответчик суду не представил, как и доказательств того, что работодатель не обеспечил надлежащих условий для обеспечения сохранности материальных ценностей.

Судебная коллегия не согласилась с указанным выводом суда первой инстанции, поскольку им при рассмотрении настоящего дела неправильно распределено бремя доказывания между сторонами, выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют установленным обстоятельствам дела.

Согласно пункту 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 года № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Статьей 239 ТК РФ установлено, что материальная ответственность работника исключается в случаях возникновения ущерба вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику.

Неисполнение работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику, может служить основанием для отказа в удовлетворении требований работодателя, если это явилось причиной возникновения ущерба (абзац 3 пункт 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 года № 52).

Из положений частей 1, 2 статьи 11 Федерального закона от 6 декабря 2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее – Федеральный Закон) следует, что фактическое наличие соответствующих объектов выявляется при инвентаризации, для проведения которой создается постоянно действующая инвентаризационная комиссия, обеспечивающая полноту и точность внесения в описи данных о фактических остатках основных средств, запасов, товаров, денежных средств, другого имущества и финансовых обязательств, правильность и своевременность оформления материалов инвентаризации. При проверке фактического наличия имущества в случае смены материально ответственных лиц принявший имущество расписывается в описи в получении, а сдавший — в сдаче этого имущества (пункты 2.2 -2.10 Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденных Приказом Минфина РФ № 49от 13 июня1995 года).

В соответствии с частью 3 статьи 11 Федерального Закона обязательное проведение инвентаризации устанавливается законодательством Российской Федерации, федеральными и отраслевыми стандартами.

Согласно пункту 22 Приказа Минфина РФ № 119н от 28 декабря 2001 года «Об утверждении Методических указаний по бухгалтерскому учету материально-производственных запасов», пункту 27 Приказа Минфина РФ № 34н от 29 июля 1998 года «Об утверждении Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации», при смене материально ответственных лиц, при выявлении фактов злоупотребления или порчи имущества проведение инвентаризации обязательно.

Из материалов дела следует, что работодателем, являющимся истцом, суду не предоставлены надлежащие доказательства того, что им были обеспечены надлежащие условия для хранения имущества, вверенного работнику К.А.Б.

В судебном заседании ответчик пояснял, что для 40 единиц одежды, принятых им по разовым документам в 2011 году, не было выделено помещение для хранения. Он длительное время просил кабинет для этих целей у директора, в начале 2013 года получил отдельное помещение. При этом каких-либо приказов о порядке приема-передачи данного имущества, порядке его учета работодателем не издавалось. При закрытии кабинета, ключ от помещения им сдавался на вахту, и был постоянно у кого-то на руках. Перед уходом в отпуск в 2013 году ключ от помещения, где хранилась форма, передавался им директору, передача указанного имущества иному ответственному лицу им не производилась, поскольку работодателем указанные лица не назначались.

Как следует из объяснений представителей истца, данных в суде апелляционной инстанции, материальные ценности были получены К.А.Б. по разовым документам, порядок их хранения и учета работодателем не был определен. Фиксация помещений за преподавателями нормативно не закреплена. Один из ключей от помещения, где хранилось вверенное имущество, имелся у ответчика, сколько всего ключей имелось от данного кабинета, им не известно. Доступ в помещение, в котором хранились материальные ценности, имелся как у ответчика, так и у других работников училища и директора, ключ от кабинета находился на вахте. Порядок выдачи и сдачи формы учащимся работодателем не устанавливался и нормативно не закреплялся. При уходе ответственного за хранение лица (К.А.Б.) в отпуск инвентаризация данного имущества не проводилась.

При этом в материалах дела отсутствуют относимые и допустимые доказательства, свидетельствующие о том, что работодателем была исполнена возложенная на него законом обязанность по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного К.А.Б., а также доказательства нахождения у него утраченного имущества в момент его ухода в отпуск, проверки перед уходом в отпуск наличия вверенного ему имущества, с составлением акта о передаче другому ответственному лицу, доказательства ведения учета и отчетности по вещевому имуществу.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу о неисполнении работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для сохранности товарно-материальных ценностей, вверенных работнику, что в силу статьи 239 ТК РФ является обстоятельством, исключающим материальную ответственность работника.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия решение Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края отменила, приняв решение об отказе в удовлетворении исковых требований КГПОБУ «Камчатский промышленный техникум» к К.А.Б. о взыскании ущерба, причиненного работодателю.

Апелляционное определение № 33-1507/2015


Если по результатам специальной оценки условий труда изменились условия труда и перечень гарантий и компенсаций, предоставляемых работнику в связи с работой в условиях, отклоняющихся от нормальных, необходимо внести соответствующие изменения в трудовой договор работника 

Разрешая исковые требования Н. о возложении на войсковую часть …62 обязанность предоставить ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск за работу с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда в количестве 4,64 рабочих дней при предоставлении основного оплачиваемого отпуска, взыскании с Федерального казенного учреждения «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Камчатскому краю и Чукотскому автономному округу» (далее по тексту ФКУ «УФО МО РФ по Камчатскому краю и Чукотскому автономному округу») за счет средств, выделяемых на финансирование войсковой части …62, процентную надбавку за работу с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда период с января по апрель 2015 года, компенсации морального вреда и судебных расходов и отказывая в их удовлетворении в полном объёме, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии доказательств, подтверждающих доводы истицы о занятости в спорный период времени на работах с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда, которые являются необходимым условием для предоставления 14 дней дополнительного отпуска и выплаты 15% надбавки, при занятости на указанных работах не менее 50% рабочего времени.

 При этом суд исходил из того, что медицинский пункт войсковой части …62 к учреждениям здравоохранения не относится, а является структурным подразделением названной войсковой части, доказательств тому, что место работы истца в медицинском пункте войсковой части …62 относится к одному из предусмотренных Списком производств, профессий или должностей с вредными условиями труда, утвержденным Постановлением Госкомтруда ССР и ВЦСПС от 25 октября 1974 года № 298/П-22, видов учреждений не имеется, аттестация рабочих мест работодателем не проводилась, результатов специальной оценки условий труда (СОУТ) в соответствии с требованиями Федерального закона № 426-ФЗ от 28 декабря 2013 года, подтверждающих вредность условий труда, не имеется. Табеля учета рабочего времени за 2015 год, обязанность по составлению которых возложена на истицу, также не содержат сведений о периодах её работы во вредных условиях труда.

 Судебная коллегия с такими выводами суда первой инстанции не согласилась ввиду следующего.

Согласно ст.ст. 21, 22 ТК РФ работник имеет право на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, сложностью труда, количеством и качеством выполненной работы. Работодатель обязан соблюдать трудовое законодательство и выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату.

В соответствии со ст. 56 ТК РФ трудовой договор — соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя. Сторонами трудового договора являются работодатель и работник.

Согласно абз. 5 ч. 2 ст. 57 ТК РФ обязательными для включения в трудовой договор являются условия оплаты труда (в том числе размер тарифной ставки или оклада (должностного оклада) работника, доплаты, надбавки и поощрительные выплаты.

Статьей 129 ТК РФ установлено, что заработная плата это вознаграждение за труд, а также компенсационные и стимулирующие выплаты.

В соответствии со ст. 135 ТК РФ заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

Изменение определенных сторонами условий трудового договора допускается только по соглашению сторон трудового договора. Соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме (ст. 72 ТК РФ).

Как следует из материалов дела, между Н. и войсковой частью …62 заключен трудовой договор (с учетом изменений от 19 августа 2014 года), по условиям которого за выполнение обязанностей, предусмотренных настоящим трудовым договором, работнику устанавливается и выплачивается, в том числе, «процентная надбавка работникам, занятым на работах с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда, в размере 15%, когда не менее 50% рабочего времени заняты на этих работах» (п. 4.1.).

В соответствии с п. 5.1. трудового договора Н. установлен дополнительный отпуск за работу с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда в количестве 14 дней.

Таким образом, процентная надбавка за работу с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда не выплачивается, если работником отработано менее 50% рабочего времени.

Несмотря на отсутствие аттестации рабочих мест и результатов специальной оценки условий труда (СОУТ) в соответствии с требованиями Федерального закона № 426-ФЗ от 28 декабря 2013 года, подтверждающих вредность условий труда, работодателем до 1 января 2015 года истцу ежемесячно выплачивалась названная 15% надбавка и к ежегодному отпуску предоставлялся  дополнительный отпуск в количестве 14 дней, что не оспаривалось ответчиком в ходе судебного разбирательства.

Изложенное свидетельствует о том, что работодатель признавал осуществление Н. трудовых обязанностей в условиях, за работу в которых согласно п. 4.1. и п. 5.1 трудового договора подлежит выплате 15% надбавка и предоставляется дополнительный отпуск.

Согласно нормам ч. 2 ст. 57 ТК РФ одними из обязательных для включения в трудовой договор являются условия труда на рабочем месте и гарантии и компенсации за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, если работник принимается на работу в соответствующих условиях.

Если по результатам специальной оценки условий труда изменились условия труда и перечень гарантий и компенсаций, предоставляемых работнику в связи с работой в условиях, отклоняющихся от нормальных, необходимо внести соответствующие изменения в трудовой договор работника.

В соответствии с требованиями ст. 72 ТК РФ соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме. Следовательно, при изменении условий трудового договора с работником в письменной форме заключается дополнительное соглашение к трудовому договору, которое должно содержать новые условия труда на рабочем месте по результатам проведенной специальной оценки условий труда, а также отсутствие гарантий и компенсаций за работу с вредными и (или) опасными условиями труда. Порядок изменения определенных сторонами условий трудового договора предусмотрен ст. 74 ТК РФ.

Таким образом, в силу действующего законодательства обязанность по организации проведения специальной оценки условий труда и, соответственно, доказательств об изменении условий труда и перечня гарантий и компенсаций, предоставляемых работнику в связи с работой в условиях, отклоняющихся от нормальных, лежит на работодателе.

Однако доказательств того, что с 1 января 2015 года по 30 апреля 2015 года условия труда Н. изменились либо ею отработано менее 50% рабочего времени в условиях, дающих право на выплату 15% надбавки, работодателем не представлено. Изменение определенных сторонами условий труда, в том числе об отсутствии гарантий и компенсаций за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, не производилось.

В связи с этим отсутствие в табелях учета рабочего времени за январь-апрель 2015 года сведений о работе истицы во вредных условиях труда, также само по себе, не свидетельствует о том, что она не работала в таких условиях, поскольку истица, выполняя возложенную на неё обязанность, составила такой табель за январь 2015 года, однако он не был утвержден работодателем из-за отсутствия документов, подтверждающих факт работы гражданского персонала медпункта с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда.

Исходя из названных выше норм права, судебная коллегия, исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, проверив и признав правильным представленный истицей расчет, пришла к выводу об удовлетворении её исковых требований о взыскании процентной надбавки (в пределах заявленных исковых требований).

Рассматривая требование Н. о возложении обязанности по предоставлению дополнительного оплачиваемого отпуска за работу с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда в количестве 4,64 рабочих дней за период работы с 1 января по 30 апреля 2015 года при предоставлении основного оплачиваемого отпуска, судебная коллегия пришла к следующему.

По смыслу ст.ст. 1, 11, 12, 13 ГК РФ и ст.ст. 3, 4 ГПК РФ защита гражданских прав может осуществляться в случае, когда имеет место нарушение или оспаривание прав и законных интересов лица, требующего их применения; следовательно, предъявление иска (заявления) должно иметь своей целью восстановление нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов обратившегося в суд лица посредством использования предусмотренных действующим законодательством способов защиты.

Однако, как усматривается из материалов дела, с заявлением о предоставлении дополнительного отпуска за работу с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда одновременно с основным оплачиваемым отпуском Н. к работодателю не обращалась.

При таких обстоятельствах требование Н. о возложении обязанности предоставить дополнительный оплачиваемый отпуск за работу с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда в количестве 4,64 рабочих дней за период работы с 1 января по 30 апреля 2015 года при предоставлении основного оплачиваемого отпуска удовлетворению не подлежит в связи с отсутствием доказательств о нарушении работодателем прав истца.

В соответствии со ст. 237 ТК РФ, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Принимая во внимание, что в ходе судебного разбирательства нашел подтверждение факт нарушения работодателем прав истца на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы, судебная коллегия пришла к выводу о наличии оснований для взыскания в его пользу компенсации морального вреда.

Решение суда первой инстанции отменено, исковые требования Н. удовлетворены частично.

Апелляционное определение № 33-1369


В силу части первой статьи 261 ТК РФ запрещается расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем

Решением Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края удовлетворены требования А. к Центральному банку Российской Федерации (далее по тексту Банк России), о признании незаконным её увольнения, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.

Рассматривая дело по апелляционной жалобе Банка России, который не согласившись с решением суда, просил его отменить и отказать в удовлетворении иска в связи с пропуском установленного ст. 392 ТК РФ срока на подачу искового заявления в суд, полагал, что в связи с ликвидацией Головного расчетно-кассового центра ГУ Банка России по Камчатскому краю А. не может быть восстановлена в занимаемой должности, считал, что, сокрыв факт беременности от работодателя, последняя злоупотребила своим правом, поэтому в восстановлении на работе ей должно быть отказано, судебная коллегия пришла к следующему.

В соответствии с пунктом 2 части первой статьи 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата организации.

Увольнение работника по данному основанию, в силу положений статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации отнесено трудовым законодательством к увольнению по инициативе работодателя.

Как указано в преамбуле Конвенции Международной организации труда № 183 «О пересмотре Конвенции (пересмотренной) 1952 года об охране материнства», заключенной в г. Женеве 15 июня 2000 года, защита беременности, в том числе путём установления гарантий для беременных женщин в сфере труда, является общей обязанностью правительств и общества.

В Трудовом кодексе РФ содержатся нормы, закрепляющие для беременных женщин повышенные гарантии по сравнению с другими нормами Трудового кодекса РФ, регламентирующими расторжение трудового договора. Так, в соответствии с частью первой статьи 261 ТК РФ запрещается расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем. При этом названная норма не ставит возможность увольнения беременной женщины в зависимость от того, был ли поставлен работодатель в известность о её беременности, и сообщила ли она ему об этом, поскольку это обстоятельство не должно влиять на соблюдение гарантий, предусмотренных трудовым законодательством для беременных женщин при увольнении по инициативе работодателя. В таком случае правовое значение имеет лишь сам факт беременности на день увольнения женщины по инициативе работодателя.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, А состояла в трудовых отношениях с Банком России, исполняя свои должностные обязанности в Головном расчетно-кассовом центре ГУ Банка России по Камчатскому краю.

На основании принятого Советом директоров Банком России 10 января 2014 года решения приказом Банка России № ОД-3236 от 17 ноября 2014 года постановлено ликвидировать Головной расчетно-кассового центра ГУ Банка России по Камчатскому краю в срок до 2 февраля 2015 года. А. 11 ноября 2014 года вручено уведомление о предстоящем расторжении с ней трудового договора на основании пункта 2 части первой статьи 81 ТК РФ.

Приказом № ЛСТ-142 от 27 января 2015 года А. уволена 30 января 2015 года по сокращению штата работников, в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 81 ТК РФ.

Согласно медицинской документации, представленной в материалы дела, на момент увольнения А. находилась в состоянии беременности, срок которой по состоянию на 2 марта 2015 года составлял    6-7 недель.

Правильно определив юридически значимые обстоятельства и установив, что на момент увольнения А. находилась в состоянии беременности, суд первой инстанции пришел к верному выводу о незаконности её увольнения, как произведенного в нарушение норм действующего трудового законодательства, запрещающих увольнение беременных женщин, за исключением случаев, прямо указанных в законе, в связи с чем принял законное и обоснованное решение об удовлетворении её исковых требований о восстановлении на работе и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула.

В силу положений статьи 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением спора об увольнении в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки (часть первая). При пропуске данного срока по уважительным причинам они могут быть восстановлены судом (часть третья).

Оценивая уважительность причины пропуска работником срока, предусмотренного частью первой статьи 392 ТК РФ, суд действует не произвольно, а проверяет и учитывает всю совокупность конкретных обстоятельств дела, в том числе оценивает характер причин, не позволивших работнику обратиться в суд в пределах установленного законом срока.

На необходимость тщательного исследования судами таких причин при рассмотрении соответствующих заявлений работников указывается и в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в пункте 5 которого приводится примерный перечень обстоятельств, которые могут расцениваться как препятствующие работнику своевременно обратиться в суд. Этот перечень не является исчерпывающим, и, разрешая конкретное дело, суд вправе признать в качестве уважительных причин пропуска установленного срока и иные обстоятельства, имеющие существенное значение для конкретного работника, в том числе дать оценку и такой причине пропуска работником срока для обращения в суд, как наличие обстоятельств, не зависящих от воли истца.

Из этого следует, что суд, реализуя свои дискреционные полномочия, вправе с учетом конкретных обстоятельств восстановить пропущенный срок обращения в суд по индивидуальному трудовому спору.

Установив обстоятельства, послужившие основанием пропуска А. срока на обращение в суд с иском по спору об увольнении, суд первой инстанции счел уважительными приведенные истцом причины его пропуска.

Оценивая уважительность причин пропуска срока на обращение в суд с иском, приведенных истцом, а также принимая во внимание незначительный период пропуска срока (4 дня), судебная коллегия согласилась с выводом суда о необходимости его восстановления, поскольку указанные обстоятельства, а именно нахождение на лечении в период с 16 февраля 2015 года по 10 марта 2015 года, являющиеся юридически значимыми, приходящиеся на окончание срока на обращение в суд, не зависели от истца, а потому подлежат признанию уважительной причиной пропуска срока предъявления иска по спору об увольнении.

Ввиду изложенного доводы ответчика об обратном судебной коллегией отклонены как необоснованные.

Решение Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края  оставлено без изменения, апелляционная жалоба — без удовлетворения.

Апелляционное определение № 33-1311/2015

Судебная коллегия по гражданским делам Камчатского краевого суда

Отдел кодификации и обобщения судебной  практики

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — юридическая помощь в Москве, Самаре
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Инструкция Банка России от 27.07.2018 N 190-И "О перечне документов, подтверждающих соблюдение лицензионных условий и представляемых для получения лицензии на осуществление деятельности инвестиционного фонда, лицензии управляющей компании на осуществление деятельности по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами, лицензии на осуществление деятельности специализированного депозитария инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов, порядке предоставления лицензии, переоформления документа, подтверждающего наличие лицензии, оформления и представления документов для получения лицензии и переоформления документа, подтверждающего наличие лицензии, форме заявления о предоставлении лицензии, форме документа, подтверждающего наличие лицензии, порядке ведения реестров лицензий и порядке предоставления выписок из них"
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии