г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Санкт-Петербург, Спасский пер., д. 14/35, лит. А, офис 1304
АНТОНОВ
И ПАРТНЁРЫ
АДВОКАТСКОЕ БЮРО

Кировский районный суд Самары отказал в удовлетворении требований о признании недействительным договора дарения жилого дома с земельным участком, признании права собственности, прекращении права пользования указанной недвижимостью.

в Москве, Санкт-Петербурге, Самаре и по всей России

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

28 февраля 2022 года г. Самара
Кировский районный суд г. Самары в составе:
председательствующего судьи: Кривошеевой О.Н.,
при секретаре: Левашовой О.В.
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № НОМЕР по иску ФИО1 к ФИО2, ФИО3 о признании договора дарения жилого дома с земельным участком недействительным, о признании права собственности истца на жилой дом и земельный участок, о прекращении права пользования приобретателя по договору дарения жилым домом и земельным участком,

У С Т А Н О В И Л:

Истец ФИО1 в лице представителя по доверенности ФИО5, с последующими уточнениями исковых требований, обратился в суд с иском о признании договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ жилого дома с земельным участком, расположенными по адресу: по адресу: <адрес>, пер.Ташкентский/<адрес> недействительным; о признании права собственности ФИО1 на жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: <адрес>, пер.Ташкентский/<адрес>; о «прекращении права пользования приобретателя по договору дарения ФИО2 или ФИО3 указанным жилым домом и земельным участком»; о признании недействительными «все последующие сделки по отчуждению указанного жилого дома с земельным участком (л.д.4-8, 178), указав, что ФИО1 в начале 2019 года из заключения эксперта по гражданскому делу №, где были представлены свободные образцы его подписи, узнал о сделке по переходу права (договор дарения) на жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: <адрес>, <адрес>, состоявшейся в 2017 году. Договор дарения от ДД.ММ.ГГГГ был заключен между: истцом и его дочерью — ФИО3 Истец считает указанный договор дарения недействительным, поскольку на момент совершения сделки истец (даритель), «хотя и был дееспособным, однако не был способен понимать значение своих действий и руководить ими, поскольку с начала 2017 года, был тяжело болен». На момент заключения договора дарения у истца имелись заболевания, которые могли привести к неадекватности поведения и повлиять на его психологическое и психическое состояние, в силу употребления лекарственных средств, оказывающих влияние на психические функции, эмоциональное состояние и поведение, а также в силу тяжелого состояния здоровья. В указанный период времени, в соответствии с медицинскими документами в период с 2017 года по 2018 год ФИО1, находился на лечении, что подтверждается следующими документами:
-выписной эпикриз за период с 17.01.2017г. по 03.02.2017 г. Самарской областной клинической больницы им. В.Д.Середавина, отделение пульмонологии.
-выписной эпикриз за период с 11.03.2017г. по 22.03.2017г. Самарского областного клинического кардиологического диспансера, по поводу <данные изъяты>
-выписной эпикриз за период с 20.05.2017г. по 06.06.2017г. Самарской городской клинической больницы №2 им. Н.А.Семашко, поступил экстренно <данные изъяты>, госпитализирован в хирургическое отделение, <данные изъяты>, <данные изъяты>
-выписной эпикриз за период с 26.06.2017 г. по 06.07.2017 г. Самарского областного клинического кардиологического диспансера, согласно которому ФИО1, находился в больнице с перенесенным <данные изъяты>.
— выписной эпикриз за период с 02.09.2017 г. по 13.09.2017 г. Самарского областного клинического кардиологического диспансера — со <данные изъяты>
-выписной эпикриз за период с 15.01.2018 г. по 01.02.2018 г. Самарской дорожной клинической больницы центра неврологии и нейрореабилитации, <данные изъяты>
-выписной эпикриз за период с 07.03.2018 г. по 21.04.2018 г. стационар УЗ СО СГКБ №8 отделение гнойной хирургии, <данные изъяты>, 13.03.2018 г.- <данные изъяты>
-выписка из медицинской карты №.08.2018г.- 31.08.2018 г. стационара сложного и атипичного протезирования «Самарский филиал ФГУП «Московское ПрОП», в связи с обострением сопутствующих патологий и ухудшении соматического состояния пациент выписан для лечения в профильном стационаре. Вызвана бригада «Скорой медицинской помощи».
-выписной эпикриз за период с 31.08.2018 г. по 13.09.2018 г. ГБУЗ СО «Самарская клиническая психиатрическая больница №3», пробыл в реанимации, заключение невролога, психотерапевта «<данные изъяты>». Истец считает, что согласно представленным документам, ФИО1 принимал обезболивающие и иные различные препараты, ему была <данные изъяты> и он, в указанный период по состоянию здоровья, не мог самостоятельно подписать договор дарения от ДД.ММ.ГГГГ. Воля на отчуждение спорного имущества у ФИО1 отсутствовала, так как заболевание не позволяло ему правильно формулировать правовые цели и оценивать их последствия. Ссылаясь на п. 1 ст. 177 ГК РФ, согласно которой сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения, а также на п.1 ст.171 ГК РФ о совершении сделки гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства, указывает, что в настоящее время истцу стало известно, что собственниками спорного имущества является ФИО3 и ФИО2, к которому доля в праве собственности перешла на основании договора дарения заключенного с дочерью истца.
Истец считает необходимым применить положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, истребовать спорное имущество из чужого незаконного владения, признать за истцом право собственности на жилой дом и земельный участок. В пункте 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что по смыслу пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе требовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли. Выбытие имущества из владения собственника помимо его воли является основанием для истребования такого имущества от добросовестного приобретателя. Следовательно, имущество, отчужденное первоначальным собственником жилого дома и земельного участка, не понимавшим значение своих действий и не способным руководить ими, может быть истребовано от добросовестного приобретателя. В настоящее время состояние здоровья ФИО1 улучшилось, он обратился в правоохранительные органы за защитой своего нарушенного права, и ему было рекомендовано обратиться в суд. Уточняя исковые требования, просит признать договор дарения от ДД.ММ.ГГГГ жилого дома с земельным участком, расположенными по адресу: по адресу: <адрес>, <адрес> недействительным; применить последствия недействительности сделки, признать право собственности ФИО1 на жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: <адрес>; «прекратить право пользования приобретателя по договору дарения ФИО2 или ФИО3 указанным жилым домом и земельным участком»; признать недействительными «все последующие сделки по отчуждению указанного жилого дома с земельным участком (л.д.4-8, 177,178),
В судебном заседании ФИО1 поддержал уточненные исковые требования по изложенным его представителем ФИО5 основаниям, пояснил суду, что он выехал из спорного жилого дома в мае 2019 г., «сам нанял машину, ему помогали забрать вещи» и до настоящего времени живет «с помощницей Натальей» в квартире его сына в г. Самаре. На вопрос, почему ФИО1 решил подарить дом и земельный участок дочери, последний сказал: «дочь есть дочь», ФИО1 не ожидал, что его дочь ФИО3 «продала половину», он говорил дочери: «умру – все твое», но также на вопрос суда ФИО1 отметил: «пусть мы хотя бы вместе с дочерью продали», поскольку «дочь ему не помогает, немного помогает сын», ФИО1 сейчас необходимо делать операцию, нужны деньги на новый протез.
Представитель истца ФИО5 в судебное заседание ДД.ММ.ГГГГ не явилась, ранее 01.02.2022 г., после ознакомления с выводами судебной экспертизы, ходатайствовала об отложении судебного заседания (л.д.216), также письменно ходатайствовала о направлении запросов в лечебные учреждения (л.д.218, 219), в связи с чем судебное заседание было отложено на 10.02.2022 г., в котором представитель истца ФИО4 категорически возражала приступить к рассмотрению в отсутствии самого истца ФИО1, однако отказалась от п.6 уточненного иска о признании недействительными «все последующие сделки по отчуждению указанного жилого дома с земельным участком (л.д.178 и л.д.235 протокол с.з.), заявляла ходатайства о запросе дополнительных медицинских документов, также просила отложить судебное заседание ввиду отсутствия ФИО1, обязалась выяснить к следующему судебному заседанию позицию ФИО1 «по вопросу подписи последнего в договоре Дарения» и по вопросу назначения почерковедческой экспертизы подписи ФИО1 (л.д.235-237-протокол с.з.), однако в следующее судебное заседание ДД.ММ.ГГГГ представитель истца ФИО5 не явилась, в судебном заседании принимал участие ФИО1
В судебном заседании 28.02.2022 г. ФИО1 на вопрос суда — кем поставлена подпись в нотариальной доверенности от <адрес>., в которой ФИО1 уполномочивал представителей на оформление его права собственности на спорный жилой дом и земельный участок (л.д.147) – не подтвердил таковую (л.д.243 протокол с.з.).
Кроме того, в судебном заседании 28.02.2022 г. ФИО1 на вопрос суда — кем поставлена подпись на л.д.155 (заявление в Управление Росреестра от ФИО3 и ФИО1, заполненное обоими, с указанием «лично в Многофункциональном Центре») – ответил также неопределенно, но не отрицательно: «от той здорово отличается» (л.д.244 протокол с.з.). Ходатайства о назначении почерковедческой экспертизы своей подписи в документах Кадастрового дела, запрошенного судом (л.д.126-172), ФИО1 не заявлял.
Допрошенная в судебном заседании свидетель З.Е.В – специалист Многофункционального Центра, принимавшая документы по договору дарения 18.11.2017 г.(л.д.153-155), пояснившая суду, что подписи в Заявлении на сделку от двух лиц принадлежат данным двум лицам, поставлены в присутствии специалиста, личности сторон всегда устанавливаются специалистом Центра (л.д.236 протокол с.з.).
Ответчик ФИО2, его представитель Антонов А.П. возражали по иску, поскольку ФИО2, являясь родственником истца, приобрел ? долю спорного дома и земельного участка у ФИО3 – дочери истца в декабре 2018 г. за 1 300 000 руб. – это дом его бабушки.
Судом установлено следующее.
Из предоставленного Управлением Росреестра по Самарской области на запрос суда Кадастрового дела на спорные объекты недвижимости, следует: в его материалах имеется договор купли-продажи недвижимого имущества от ДД.ММ.ГГГГ, заключенный между ФИО3 и ФИО2 (л.д.161-163), также имеется заполненное сторонами сделки Заявление с указанием «лично в Многофункциональном Центре», в конце заявления поставлены подписи сторон (л.д.159, 160).
Ответчик ФИО3 в суд не явилась, извещена надлежащим образом, представила письменные пояснения, в которых подтвердила сделку дарения от ДД.ММ.ГГГГ, указав, что она и её отец ФИО1 поехали в МФЦ, её отец в указанный период самостоятельно водил автомобиль, её отец был болен в марте 2018 г., когда ему <данные изъяты>, указывая на истечение срока исковой давности, просит в иске ФИО1 отказать в полном объеме(л.д.121-124).
Доводы ФИО1 о «больном состоянии здоровья» в момент сделки дарения ДД.ММ.ГГГГ опровергаются материалами гражданского дела № по иску ФИО1 к ФИО2 о признании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ. автомобиля Toйота Land Cruiser 100, г/н № ничтожной сделкой, истребовании указанного автомобиля из незаконного владения ответчика.
Так, в обоснование иска в 2019 г. по гражданскому делу № ФИО1 указывал, что ему на праве собственности принадлежал автомобиль Toйота Land Cruiser 100, г/н №. Весной прошлого года к нему обратился ответчик, являющийся его родным племянником, с просьбой разрешить пользоваться указанным автомобилем, поскольку сам он тяжело болен, и не может пользоваться своим автомобилем. ФИО1 также заявлял в суде, что не имел намерения продавать свой автомобиль, никогда не подписывал договор купли-продажи указанного автомобиля. Не получал никаких денег в уплату, указанную сделку по купле-продаже автомобиля Land Cruiser 100, г/н № считал ничтожной сделкой, «поскольку подпись от его имени выполнена другим лицом, а не им», однако согласно заключению эксперта № от 11.09.2019 г. ФБУ Самарской лаборатории судебной экспертизы, подписи от имени ФИО1 в двух экземплярах договора купли-продажи автомобиля от ДД.ММ.ГГГГ., расположенные в графе «Продавец деньги получил, транспортное средство передал», выполнены самим ФИО1(решение суда от ДД.ММ.ГГГГ).
В материалах гражданского дела № не имеется указания на сделку дарения спорного жилого дома и земельного участка ФИО1 своей дочери ФИО3, данная сделка дарения не была предметом спора, не упоминалась сторонами, что опровергает версию ФИО1 о том, что последний узнал о сделке дарения «в 2019 г., когда пришел в суд».
Представитель третьего лица — Филиал ФГБУ «ФКП Росреестра» по Самарской области, Управление Росреестра по Самарской области в суд не явился, извещался судом надлежащим образом.
Суд, выслушав объяснения сторон, показания свидетелей, исследовав материалы дела, приходит к следующему.
Лицо, полагающее свои права нарушенными, может избрать любой из приведенных в ст. 12 Гражданского кодекса РФ способов защиты либо иной, предусмотренный законом способ, который бы обеспечил восстановление этих прав.
Выбор способа нарушенного права должен соответствовать характеру нарушенного права.
В соответствии со ст.56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
В соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.
Согласно части 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) граждане и юридические лица свободны в заключении договора.
Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.
В соответствии с п. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.
Судом также установлено, что права собственности на земельный участок и жилой дом по адресу: по адресу: <адрес>, с ДД.ММ.ГГГГ зарегистрированы за ФИО3 и ФИО2 – по ? доли за каждым (л.д.72-86) на основании договора купли-продажи от 03.12.2018 г. (л.д.161-163).
Согласно Выписке из ЕГРН от августа 2021 г. право собственности на земельный участок и жилой дом по адресу: по адресу: <адрес>, пер.Ташкентский/<адрес> – с ДД.ММ.ГГГГ было зарегистрировано за ФИО1, а с ДД.ММ.ГГГГ права на указанные объекты недвижимости были зарегистрированы за ФИО3 на основании договора дарения (л.д.70,71).
В соответствии с заключением судебно-психиатрической экспертизы (комиссии экспертов) от ДД.ММ.ГГГГ № Анализом всего объема представленных на исследование документов установлено, что невозможно однозначно установить, в каком именно психическом состоянии находился ФИО1 в период с 17.11.2017г. по 19.11.2017г. и на период совершения оспариваемой сделки 18.11.2017 г. также невозможно оценить степень и характер влияния соматических заболеваний, лекарственных средств на способность ФИО1 понимать значение своих действий и руководить ими с опорой лишь на свидетельские показания (носящие противоречивый характер), пояснения, данные подэкспертным в судебном заседании. Отсутствие в материалах дела сведений о медицинском наблюдении о состоянии здоровья ФИО1 в период 02.10.2017 г. по 15.01.2018 г. обуславливают невозможность ответа на поставленные судом вопросы.
Как заявлялось в судебном процессе стороной истца, ФИО1 в 2017 г. наблюдался у врача-психиатра частной клиники <данные изъяты>», врач приходила на дом к ФИО1, выписывала ему лекарства.
В судебном заседании по ходатайству стороны истца была допрошена в качестве свидетеля врач Б.Э.С, с её слов, «на тот момент работающая в зав.отделением Самарской психиатрической больницы», пояснившая суду, что в клинику ООО «НАЗВАНИЕ» по телефону обратилась супруга ФИО1, сказала, что необходима консультация врача-психиатра, впервые свидетель увидела ФИО1 02.10.2017 г. – был оформлен «вызов на дом», «консультация платная по договору, которого в медицинских документах нет» (л.д.186 протокол с.з.), но свидетель помнит, что делал либо не мог делать в то время пациент, а именно: со слов дочери и супруги ФИО1 тяжело перенес наркоз, с августа 2017 г. перестал выходить из дома, «последние две недели ФИО1 перестал узнавать родственников», ФИО4 назначила ФИО1 два препарата. Больше на приемы к ФИО1 ФИО4 не вызывали, «консультации были только по телефону с родственниками ФИО1».
На вопрос суда при обозрении письменного текста единственной консультации врача ФИО4, имеющейся в клинике ООО «НАЗВАНИЕ», ФИО4 не смогла пояснить суду почему дата этой консультации «замазана белым корректором» л.д.187 (документы, представленные на запрос суда и предоставленные судом на экспертизу).
Суд оценивает показания свидетеля ФИО4, как неясные и недостоверные, противоречат письменным показаниям дочери ФИО1 — ФИО3
Суд считает, что такие противоречивые статусу врача показания, в том числе, положены в основу выводов судебно-психиатрической экспертизы (комиссии экспертов) от ДД.ММ.ГГГГ №.
Оценивая представленные в материалы дела доказательства в обоснование заявленных требований о признании недействительным договора Дарения от ДД.ММ.ГГГГ, суд приходит к выводу, что суду стороной истца, вопреки требованиям ст. 56 ГПК РФ, не было представлено бесспорных доказательств оформления ФИО1 принадлежащего ему жилого дома и земельного участка его дочери ФИО3 в состоянии, исключающем способность понимать значение своих действий и руководить ими.
Довод истца о том, что на момент заключения договора Дарения на имя своей дочери ДД.ММ.ГГГГ, как указано в документах Кадастрового дела, «лично в Многофункциональном Центре» ФИО1 не способен был понимать значение своих действий — необоснованны, поскольку данных, указывающих на наличие у ФИО1 какого-либо психического заболевания на юридически значимый период, которое могло бы лишить его тогда в ноябре 2017 года способности понимать значения своих действий и руководить ими, не имеется.
Напротив, в судебном заседании на вопрос суда почему истец признает договор дарения своей дочери недействительным, ФИО1 пояснил, что он не помнит, но в тоже время говорил, что это не по его воле, а также: «пусть, предположим, чтобы дочь вместе с ним продала бы дом ФИО2», поскольку ФИО1 нужны деньги, ему нужен «новый протез» (л.д.248 протокол с.з.), именно это подвигло ФИО1 уехать в 2019 г. с вещами из спорного дома жить в квартиру своего сына, со слов ФИО1, из-за конфликта с ФИО2, очевидно, узнав правах собственности своего племянника на подаренный им дочери дом и земельный участок.
Согласно пункту 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.
В письменном возражении на иск сторона ответчика – ФИО3 также указывает на срок исковой давности.
В соответствии со статьей 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.
В нарушение требований ст. 56 ГПК РФ доказательств, подтверждающих, что о сделке Дарения, совершенной ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 стало известно только в суде по гражданскому делу № года, ФИО1 суду не представил, но даже с этого срока требования заявлены, с соответствии с ч.2 ст.181 ГК РФ, с пропуском исковой давности.
Таким образом, учитывая изложенные обстоятельства, оценив представленные в материалы дела доказательства, принимая во внимание, что ФИО1 не было представлено доказательств, подтверждающих, что на момент волеизъявления при подписании им договора Дарения дочери ФИО3 ДД.ММ.ГГГГ, последний не мог понимать значение своих действий и руководить ими, как не было представлено доказательств того, что ФИО1 принудили заключить в ДД.ММ.ГГГГ в Многофункциональном Центре договор Дарения, суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований о признании договора дарения жилого дома с земельным участком недействительным и, соответственно, о признании права собственности истца на спорные жилой дом и земельный участок.
По требованию истца о восстановлении срока для подачи искового заявления (л.д.177), суду не ясно в связи с чем истец просит восстановить этот срок, не считая его пропущенным, пояснений по этому вопросу в ходе судебного разбирательства суду стороной истца не представлено, в данном требовании истцу следует отказать.
Исковые требования ФИО1 к ФИО2, ФИО3 о «прекращении права пользования приобретателя по договору дарения ФИО2 и ФИО3 жилым домом и земельным участком (л.д.178), не подлежат удовлетворению, поскольку последние являются собственниками в праве общей долевой собственности на спорный жилой дом и земельный участок.
Руководствуясь ст. ст.194-199 ГПК РФ суд,

Р Е Ш И Л:

В удовлетворении исковых требований ФИО1 к ФИО2, ФИО3 о признании недействительным договора дарения жилого дома с земельным участком, расположенных по адресу: по адресу: г. Самара, <адрес> о восстановлении срока для подачи искового заявления; о признании права собственности ФИО1 на указанный жилой дом и земельный участок; о «прекращении права пользования приобретателя по договору дарения ФИО2 и ФИО3 жилым домом и земельным участком – отказать.
Решение может быть обжаловано в Самарский областной суд через Кировский районный суд г. Самары в течение месяца с момента изготовления решения в окончательной форме.
Мотивированное решение изготовлено: 14.03.2022 г.
Председательствующий п/п О.Н. Кривошеева

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны ФИО участников дела изменены

Готовы доверить решение проблемы нам?

Ваше сообщение успешно отправлено.
Наши сотрудники свяжутся с Вами в ближайшее время.

Наша главная цель — помощь клиентам в решении существующих проблем и их профилактика в будущем.

Оставьте заявку на консультацию, чтобы убедиться в этом лично!

Мы работаем по всей России. Укажите Ваш город в комментарии

Отправляя форму вы соглашаетесь на обработку персональных данных

Отзывы

Получить консультацию юриста
x
Полезная информация
Сторонние сайты