top-menu
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Санкт-Петербург, Спасский пер., д. 14/35, лит. А, офис 1304
menu-mobile

Образец прений по ст. 159 УК РФ

Главная Профессиональные новости Образец прений по ст. 159 УК РФ

В Центральный районный суд г. Тольятти
445020, г. Тольятти, ул. Белорусская, д. 16

От адвоката Антонова А.П., осуществляющего деятельность в АБ «Антонов и Партнеры»
443080, г. Самара, пр. К.Маркса, д. 192, оф. 614
Тел.: +79879283180

В защиту интересов:
ФИО1

П Р Е Н И Я
по уголовному делу № НОМЕР

ФИО1 обвиняется органом предварительного следствия в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 159 УК РФ (4 эпизода).

Всего, по версии следствия, ФИО1 совершил 4 преступления в форме мошенничества, т.е. хищения денежных средств, принадлежащих ООО «НАЗВАНИЕ».

Как следует из обвинительного заключения, согласно первому эпизоду, ФИО1, используя свое служебное положение, путем обмана и злоупотребления доверием учредителя ООО «НАЗВАНИЕ», под предлогом осуществления выплат на его расчетный счет денежных средств на траты на содержание автомобиля НАИМЕНОВАНИЕ, а также выплат на расчетный счет супруги денежных средств за аренду указанного автомобиля, заключил от лица ООО «НАЗВАНИЕ» со своей супругой ФИО2 договор № от ДАТА аренды транспортных средств, тем самым похитил принадлежащие ООО «НАЗВАНИЕ» денежные средства в сумме 604 186 руб. (арендные платежи за автомобиль) и 334 860,51 руб. (на ремонт и содержание автомобиля), а всего в общей сумме 939 046,51 руб., что составляет крупный размер, тем самым ФИО1 совершил хищение чужого имущества с использованием своего служебного положения, в крупном размере, то есть преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Согласно второму эпизоду, ФИО1, аналогично, используя свое служебное положение, путем обмана и злоупотребления доверием учредителя ООО «НАЗВАНИЕ», под предлогом необходимости трат на модернизацию автомобиля НАИМЕНОВАНИЕ, а также выплат на расчетный счет супруги денежных средств за аренду указанного автомобиля, заключил от лица ООО «НАЗВАНИЕ» со своей супругой ФИО2 договор № от ДАТА аренды транспортных средств, тем самым похитил принадлежащие ООО «НАЗВАНИЕ» денежные средства в сумме 165 005 руб. (арендные платежи за автомобиль) и 48 414 руб. (модернизация автомобиля), а всего в общей сумме 213 419 руб., тем самым ФИО1 совершил хищение чужого имущества с использованием своего служебного положения, в крупном размере, то есть преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Защита обращает внимание суда на содержание положений, регулирующих ответственность за мошенничество.
Согласно диспозиции ч. 3 ст. 159 УК РФ и Примечания 1 к ст. 158 УК РФ, под мошенничеством понимается хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.
Таким образом, состав преступления, предусмотренный ст. 159 УК РФ определяет способ совершения данного преступления, при котором преступник безвозмездно обращает в свою пользу денежные средства или товарно-материальные ценности, не принадлежащие ему, и на которые он не имеет никакого права, т.е. не является собственником этих ценностей.
Данная позиция защиты основана на положениях п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», согласно которым определен непосредственный способ совершения преступления, предусмотренный ст. 159 УК РФ, а именно: обман или злоупотребление доверием, под воздействием которых владелец имущества или иное лицо передают это имущество или право на него другому лицу безвозмездно.
Таким образом, для квалификации действий ФИО1 в соответствии с составом преступления, образующим мошенничество, обязательно наличие 4-х критериев: корыстная цель, противоправность, безвозмездное изъятие чужого имущества, обман или злоупотребления доверием.
Согласно, требований п. 3 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, при постановлении приговора суд разрешает в том числе вопрос о том, является ли совершенное подсудимым деяние преступлением и каким пунктом, частью, статьей УК РФ оно предусмотрено.
В тоже самое время, согласно требований п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, отсутствие в деянии состава преступления является основанием к прекращению уголовного дела. А согласно положений п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, отсутствие в деянии подсудимого всех элементов состава преступления влечет его оправдание.
Таким образом, изъятие денежных средств по Договорам № от ДАТА и № от ДАТА, аренды транспортных средств НАИМЕНОВАНИЕ и НАИМЕНОВАНИЕ должно было быть полностью безвозмездным.
При условиях, описанных в обвинении, очевидно, что автомобили использовались для нужд организации, т.е. налицо присутствует принцип возмездности, а потому данные действия никаким образом не могут образовывать состав мошенничества.
Однако при условиях, описанных в обвинении и согласно фактических обстоятельств, установленных судом, очевидно, что указанные автомобили НАИМЕНОВАНИЕ и НАИМЕНОВАНИЕ использовались исключительно для хозяйственных нужд организации ООО «НАЗВАНИЕ», т.е. налицо присутствует принцип возмездности, а потому, вопреки доводам стороны обвинения в этой части, данные действия никаким образом не могут образовывать состав мошенничества, предусмотренный ст. 159 УК РФ.
Так, в ходе судебного следствия фактически все допрошенные свидетели, которые являлись очевидцами использования данных автомобилей, подтвердили, что указанные автомобили использовались ФИО1 исключительно в служебных целях ООО «НАЗВАНИЕ».
Так, из показаний личного водителя ФИО1 — ФИО3, которые он давал в рамках его допроса от ДАТА следует, что он состоял в должности водителя ООО «НАЗВАНИЕ» и автомобили НАИМЕНОВАНИЕ, а впоследствии и НАИМЕНОВАНИЕ использовались им исключительно для нужд самой организации ООО «НАЗВАНИЕ». Кроме того, ФИО3 добавил, что на данных автомобилях, помимо ФИО1, он возил и других сотрудников ООО «НАЗВАНИЕ», что свидетельствует о том, что данные автомобили эксплуатировались и иными сотрудниками в своих служебных целях.
Кроме этого, из оглашенных в ходе судебного следствия показаний свидетеля ФИО3, которые он давал в суде при первоначальном рассмотрении настоящего уголовного дела, в частности протоколов его допроса от ДАТА и от ДАТА следует, что автомобили НАИМЕНОВАНИЕ и НАИМЕНОВАНИЕ действительно использовались им в служебных целях и нуждах ООО «НАЗВАНИЕ». На данные автомобили, НАИМЕНОВАНИЕ и НАИМЕНОВАНИЕ, им лично выписывались и сдавались бухгалтеру ФИО4 все путевые листы, в которых был указан маршрут поездок. При этом, ФИО3 уточнил, что лично ежедневно, по несколько раз в день, возил ФИО1 на совещания в ПАО «НАЗВАНИЕ1», два раза в неделю совершал поездки в г. Самару в ЦЛРР для оформления документов, связанных с получением лицензии частной охранной деятельности для ООО «НАЗВАНИЕ» и получением оружия, а также добавил, что лично на данных автомобилях осуществлял поездки с бухгалтером организации ФИО4, заместителем ген. директора по экономике и финансам ФИО5, и несколько раз осуществлял поездки с самой ФИО6, которая в ходе судебного следствия не отрицала данный факт, сообщив суду, что действительно передвигалась на одном из указанных автомобилей в суд.

Помимо этого, свидетель ФИО7 в ходе своего допроса от ДАТА сообщил суду, что он был осведомлен о том, что ФИО1 на данных автомобилях ездил к нотариусу и признал, что эти поездки являлись поездками, совершенными в интересах его Общества.

Кроме указанных свидетелей, факт использования указанных автомобилей в служебных целях организации подтвердила, и сама представитель потерпевшего ФИО6 в ходе ее допроса от ДАТА, а также свидетели ФИО8, ФИО5 в ходе их допроса от ДАТА, а также свидетели ФИО4, ФИО9, ФИО10 и ФИО11 в ходе их допроса от ДАТА.

Аналогичные показания в части использовании данных автомобилей ФИО1 в служебных целях организации следуют и из оглашенных в судебном заседании протоколов допросов данных свидетелей, которые они давали в суде, при первоначальном рассмотрении настоящего уголовного дела, а именно показаний ФИО6 от ДАТА, а также показаний свидетелей ФИО8, ФИО9, ФИО5, ФИО12, ФИО10 и ФИО11 в ходе их допроса в суде от ДАТА, а также показания свидетеля ФИО14 в ходе его допроса от ДАТА и свидетеля ФИО4 в ходе ее допросов от ДАТА и дополнительного допроса от ДАТА.

Использование автомобилей НАИМЕНОВАНИЕ и НАИМЕНОВАНИЕ в служебных целях организации подтвердил и сам ФИО1 в своих показаниях.

Более того, представители потерпевших в ходе первоначального рассмотрения настоящего уголовного дела в судебном заседании от ДАТА приобщили журнал (книгу) учета выдачи путевых листов от ДАТА, которая имеется в материалах дела и которая исследовалась судом в заседании от ДАТА.
Согласно первого листа данного журнала указано, что на автомобиль НАИМЕНОВАНИЕ выписывался путевой лист на имя ФИО11 ДАТА, что свидетельствует о том, что помимо ФИО1 и ФИО3 автомобиль использовали и другие сотрудники ООО «НАЗВАНИЕ» в служебных целях и интересах организации. В данном журнале, ФИО11 поставил свою подпись в графе водитель.
На вопрос защиты ФИО11 в ходе его допроса от ДАТА, о подлинности его подписи, ФИО11 подтвердил подлинность своей подписи, что свидетельствует о том, что он также использовал данные автомобили.
Причем, защита обращает внимание суда, что осуществление перевозки самого ФИО1 на данных автомобилях никак не свидетельствует об использовании данного автомобиля в личных целях, а как следует из показаний ФИО1, его передвижения на данном автомобиле осуществлялись в служебных целях и в рамках рабочего времени, а также непосредственного осуществления своих должностных полномочий генерального директора ООО «НАЗВАНИЕ».
Оставление транспортного средства в конце рабочей недели водителя у дома ФИО1 никак не свидетельствует о том, что ФИО1 использовал данный автомобиль в своих каких-то личных целях. Так, все допрошенные судом свидетели пояснили, что у ФИО1 был ненормированный рабочий график, организация занималась охранной деятельностью, а соответственно в случаях, когда случались происшествия, а это могли быть и выходные и праздничные дни, ФИО1 как директор Общества обязан был реагировать на ситуации и немедленно выезжать на место. А в связи с тем, что у водителя был выходной день, то ФИО1 самостоятельно выезжал на вызов на данных автомобилях. Указанное прямо подтвердил ФИО3, который пояснил суду, что ему действительно известно о нескольких таких случаях, когда ФИО1 был вынужден самостоятельно в выходной день выезжать на вызов, так как он находился на выходном дне.

Факт использования указанных автотранспортных средств в интересах ООО «НАЗВАНИЕ» прямо и с очевидностью свидетельствует о возмездности расходования денежных средств Общества, что исключает наличие признаков хищения в целом, т.е. признака безвозмездного изъятия.

Помимо этого, из оглашенных показаний свидетеля ФИО3, который он давал в ходе его допроса от ДАТА, последний пояснял суду, что последний путевой лист на автомобиль НАИМЕНОВАНИЕ он сдавал лично бухгалтеру ООО «НАЗВАНИЕ» ФИО4 уже после увольнения ФИО1, что говорит о том, что автомобиль использовался Обществом даже после увольнения ФИО1.
Использование указанных автомобилей ФИО1 в личных целях, защита полагает, не нашло своего подтверждения в ходе судебного следствия. Стороной обвинения, не приведено ни одного доказательства, подтверждающего использование ФИО1 автомобилей НАИМЕНОВАНИЕ и НАИМЕНОВАНИЕ в собственных интересах.

В силу требований установленных ч.ч. 2, 3 ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, толкуются в пользу обвиняемого. При этом, бремя опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, лежит на стороне обвинения.
Таким образом, именно стороне обвинения, надлежало привести доказательства того, что ФИО1 использовал указанные автомобили в личных нуждах, чем подтверждался бы довод о том, что ФИО1 безвозмездно похитил денежные средства, хотя бы в части, от использования указанных автомобилей.
Однако, в этой части, доводы стороны обвинения не подтверждаются фактическими обстоятельствами дела, а прямо противоречат им, основаны исключительно на предположениях и домыслах стороны обвинения, что в силу уголовно-процессуального закона является недопустимым.

Те же свидетели, которые высказывали свое мнение, отвечая на вопросы гос. обвинения относительно того, что данные автомобили все-таки использовались и в личных целях, не смогли объяснить суду, каким именно образом данные автомобили использовались ФИО1 в личных целях. В частности, никто из свидетелей не смог ответить на вопросы: «наблюдали ли они лично, чтобы автомобили использовались в личных целях и каким образом? Где и когда данный автомобиль использовался в личных целях? Куда направлялся?». и т.д. А потому, пока у обвинения нет ни одного доказательства, которое бы достоверно зафиксировало использование данных автомобилей ФИО1 в личных целях, нет и оснований для формирования таких выводов у суда. В этой части, показания таких свидетелей, которые не могут указать источник своей осведомленности, но упорно настаивают на том, что ФИО1 все равно использовал автомобиль в личных целях, являются недопустимыми и на них нельзя основывать выводы о доказанности тех или иных фактов. Кроме того, в конечном счете, все эти свидетели, которые утверждали обратное, в ходе своего допроса в итоге все равно признали, что это только лишь их предположение и достоверными данными они конечно же не располагают

В любом случае, даже если гос. обвинение вопреки требований ст. 14 УПК РФ, все же настаивает на том, что данные автомобили использовались ФИО1 и в личных целях тоже, что, конечно, является исключительно предположением стороны обвинения, в таком случае обвинение должно отделить — какие суммы ООО «НАЗВАНИЕ» затратило на использование автомобилей НАИМЕНОВАНИЕ и НАИМЕНОВАНИЕ в нуждах организации, а какие суммы были использованы ФИО1 в личных целях для эксплуатации указанных автомобилей.
При этом, следует отметить, что ФИО1 осуществлял свою трудовую деятельность генерального директора в рамках ненормированного рабочего графика, а потому объективно невозможно определить — в какой части он использовал автомобили в служебных целях и в интересах организации как генеральный директор, а в какой части он мог бы использовать их для удовлетворения личных нужд и потребностей, о которых ведет речь сторона обвинения и представитель потерпевшего.

Таким образом, сторона защиты полагает, что в данных правоотношениях по Договорам аренды транспортных средств НАИМЕНОВАНИЕ № от ДАТА и НАИМЕНОВАНИЕ № от ДАТА присутствует принцип возмездности, а следовательно, нет оснований и для квалификации действий ФИО1 по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, для которого такой признак обязателен.

Таким образом, в этой части доводы, изложенные в обвинении, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, прямо им противоречат и основаны на предположениях и домыслах, и не подтверждаются совокупностью имеющихся в деле доказательств.

  1. Помимо этого, согласно требований п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ обязательному доказыванию подлежит способ совершения преступления.
    В этой связи, защита особо обращает внимание суда и на объективную сторону состава мошенничества, которая предполагает специфический способ совершения хищения, — обман или злоупотребление доверием.
    Очевидно, что согласно материалам данного уголовного дела, никакое имущество под воздействием обмана или злоупотреблением доверия ФИО1 не передавалось.
    Данное имущество принадлежало на праве собственности ООО «НАЗВАНИЕ», а ФИО1, согласно п. 4.2.1 Устава ООО «НАЗВАНИЕ» от ДАТА являлся единоличным исполнительным органом данного общества, т.е. имел законные основания и права распоряжаться имуществом, принадлежащим этому Обществу.
    Указанное обстоятельство подтверждает тот факт, что имущество ООО «НАЗВАНИЕ» было вверено в управление ФИО1 не под влиянием обмана, а на законных основаниях решением Учредителей ООО «НАЗВАНИЕ». Фактически сторона обвинения утверждает, что ФИО1 совершил хищение у самого себя, так как ФИО1 согласно Устава Общества действовал в интересах ООО «НАЗВАНИЕ», что противоречит не только нормам права, но и здравому смыслу.
    Таким образом, действия лица при условии, что похищенное имущество находилось в правомерном владении этого лица, никак не могут быть квалифицированы по ст. 159 УК РФ.
    Так, ФИО1, согласно Трудовому договору № был принят на должность генерального директора ООО «НАЗВАНИЕ» ДАТА.
    По условиям данного договора в права и обязанности ФИО1 входило: руководство хозяйственной и финансовой деятельностью ООО «НАЗВАНИЕ», самостоятельное, в пределах своей компетенции, решение всех возникающих вопросов производственно-хозяйственной деятельности ООО «НАЗВАНИЕ», действие от его имени без доверенности, принятие решений о расходовании средств Общества и распоряжение его имуществом, кроме случаев, когда решение подобных вопросов относится к компетенции Учредителя ООО «НАЗВАНИЕ».

Очевидно, что все имущество и все производственно-хозяйственные вопросы решались ФИО1 на основании его собственного решения и обуславливались нуждами и интересами организации, а потому уже вверенное ФИО1 на основании закона и решения Учредителя общества имущество ООО «НАЗВАНИЕ» никак не могло быть похищено ФИО1, и не передавалось в его пользование, владение и распоряжение под влиянием обмана или злоупотребления доверием.

Нарушение гражданского законодательства, в том числе Федерального закона от 08.02.1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», о котором ведет речь потерпевшая сторона, являлось основанием для привлечения ФИО1 к гражданско-правовой ответственности, что и было реализовано сторонами в гражданском и арбитражном судопроизводствах. Однако такие обстоятельства никак не могли являться основаниями к инициации уголовного преследования в отношении ФИО1.

Таким образом, стороной обвинения допущены существенные нарушения применения норм уголовного права в части постановки в обвинении выводов о доказанности способа совершения ФИО1 преступления, а именно п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, что повлекло неверную оценку квалификации содеянного.

  1. Помимо этого, доводы стороны обвинения о наличии у ФИО1 умысла на хищение денежных средств, посредством заключения договоров аренды транспортных средств № от ДАТА и № от ДАТА НАИМЕНОВАНИЕ и НАИМЕНОВАНИЕ не основаны на фактических обстоятельствах уголовного дела и прямо противоречат им.
    Так, согласно содержания обвинения следует, что получение арендных платежей ФИО1 в период, когда он не работал с ДАТА по ДАТА в Обществе на момент снятия и повторного его назначения на должность, свидетельствует об умысле на мошенничество, поскольку денежные средства ему выплачивались регулярно с момента осуществления фактической деятельности Общества.
    Однако согласно фактических обстоятельств настоящего уголовного дела, а именно Платежных поручений: № от ДАТА на сумму 70 992 руб. по договору аренды транспорта; № от ДАТА на сумму 178 234 руб. по договору аренды транспорта; № от ДАТА на сумму 141 984 руб. по договору аренды транспорта; № от ДАТА на сумму 70 992 руб. по договору аренды транспорта; № от ДАТА на сумму 70 992 руб. по договору аренды транспорта; № от ДАТА на сумму 70 992 руб. по договору аренды транспорта следует, что первый арендный платеж ООО «НАЗВАНИЕ» произвело в пользу ФИО2 лишь ДАТА, т.е. по истечении 10 месяцев с момента подписания договора аренды и передачи автомобиля во владение и пользования Общества.
    Таким образом, указанное свидетельствует о том, что на протяжении 10 месяцев автомобиль НАИМЕНОВАНИЕ эксплуатировался в интересах Общества, при этом арендные платежи собственнику транспортного средства Обществом не выплачивались, в то время как автомобиль полностью обслуживался за счет собственных средств ФИО2.
    Указанное, вопреки доводам стороны обвинения, в дополнение свидетельствует еще и чрезвычайной экономической выгодности для ООО «НАЗВАНИЕ» данной сделки.
    Более того, по договору аренды № от ДАТА НАИМЕНОВАНИЕ, ООО «НАЗВАНИЕ» не выплатило ФИО2 сумму арендных платежей в полном объеме, что и стало основанием для обращения ФИО2 в суд за защитой своих прав и интересов уже после увольнения ФИО1 из ООО «НАЗВАНИЕ».
    Таким образом, ООО «НАЗВАНИЕ», эксплуатируя автомобили НАИМЕНОВАНИЕ и НАИМЕНОВАНИЕ в собственных интересах, на безвозмездной основе, согласно предъявленного обвинения, не только освобождается от выплаты собственнику транспортных средств арендных платежей, но еще и вправе требовать возврата ранее уплаченных сумм. При таких условиях, ФИО2 фактически передала собственные автомобили, используемые в интересах Общества, на безвозмездной основе, что очевидно противоречит законам логики.

Таким образом, в этой части доводы, изложенные в обвинении, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и противоречат здравому смыслу, при этом нарушая законные права и интересы не только ФИО1, но и собственника арендованных транспортных средств ФИО2, которая фигурантом в данном уголовном деле не являлась.

  1. Более того, факт эксплуатации автомобилей в интересах Общества подтверждается и иными доказательствами, исследованными судом в рамках судебного следствия.

Как следует из показаний самого ФИО1 необходимость заключения Договора аренды транспортного средства НАИМЕНОВАНИЕ № от ДАТА была обусловлена не только служебной необходимостью осуществления деятельности ООО «НАЗВАНИЕ», но и тем фактом, что для получения ООО «НАЗВАНИЕ» лицензии на осуществления частной охранной деятельности требовалось наличие в такой организации транспортных средств.
Сторона защиты особо обращает на это обстоятельство внимание суда.
Так, согласно положений ст. 11.2 Закона РФ от 11.03.1992 № 2487-1 (ред. от 27.12.2019) «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» лицензия содержит вид (виды) охранных услуг, которые может оказывать лицензиат.
Иными словами, для охраны тех или иных объектов в лицензии охранной организации должны быть указаны соответствующие пункты, которые бы позволяли организации осуществлять охрану таких объектов, а соответственно для организации предъявляются повышенные требования. То есть чем выше статус охраняемого объекта и чем выше сложность охраны, тем больше пунктов разрешения должны быть получены и указаны в лицензии.
ПАО «НАЗВАНИЕ1» является опасным промышленным объектом и имеет соответствующий паспорт безопасности с категорией по антитеррористической защищенности. Об этом суду сообщили и представитель потерпевшего ФИО6, и допрошенные свидетели ФИО7, ФИО8 и другие свидетели, данный факт является общедоступным и прямо следует из приобщенного защитой Решения Арбитражного суда Самарской области по делу № от ДАТА, в котором ПАО «НАЗВАНИЕ1» фигурирует как организация, относящаяся к категории опасных промышленных объектов и имеющих соответствующий паспорт безопасности. В связи с чем, в силу закона, охранять такой объект, как ПАО «НАЗВАНИЕ1» может только такая охранная организация, которая имеет в своей лицензии соответствующий пункт по обеспечению антитеррористической безопасности на охраняемом объекте.
Так, согласно п. 9 Постановления Правительства РФ от 23.06.2011 № 498 (ред. от 23.12.2020) «О некоторых вопросах осуществления частной детективной (сыскной) и частной охранной деятельности» Лицензионными требованиями при осуществлении охраны объектов и (или) имущества, а также при обеспечении внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности (за исключением объектов государственной охраны и охраняемых объектов, предусмотренных Федеральным законом «О государственной охране», а также объектов, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации), являются лицензионные требования, предусмотренные пунктами 3-6 и 8 настоящего Положения.
А согласно пп. «г» п. 5 данного Постановления Лицензионными требованиями при осуществлении охраны объектов и (или) имущества на объектах с осуществлением работ по проектированию, монтажу и эксплуатационному обслуживанию технических средств охраны и (или) принятием соответствующих мер реагирования на их сигнальную информацию дополнительно к лицензионным требованиям, предусмотренным п. 3 настоящего Положения, являются:
г) наличие у соискателя лицензии (лицензиата) транспортных средств, а в случае использования транспортных средств, имеющих специальную раскраску, информационные надписи и знаки, — наличие согласования с органами внутренних дел в установленном порядке.

Таким образом, для осуществления охраны объектов ПАО «НАЗВАНИЕ1» ООО «НАЗВАНИЕ» была необходима лицензия, соответствующая требованиям п. 9, пп. «г» п. 5 Постановления Правительства РФ от 23.06.2011 № 498 (ред. от 23.12.2020) «О некоторых вопросах осуществления частной детективной (сыскной) и частной охранной деятельности».
Более того, на запрос № стороны обвинения о порядке и необходимости наличия у лицензиата автотранспортного средства, Центр Лицензионно разрешительной работы по Самарской области в ходе судебного заседания от ДАТА дал суду пояснения № от ДАТА, согласно которым в пп. «д» п. 12 данного ответа указано, что для получения лицензии с правом оказания охранных услуг по соответствующим объектам к заявлению в лицензирующий орган также должны быть предоставлены копии документов, подтверждающих наличие у соискателя лицензии собственных, либо арендованных транспортных средств.

Теперь обратимся к фактическим обстоятельствам уголовного дела и посмотрим на имеющиеся объективные доказательства вышесказанного.
Итак, ДАТА Центром Лицензионно разрешительной работы по Самарской области ООО «НАЗВАНИЕ» была выдана первоначальная лицензия на осуществление охранной деятельности.
Данное обстоятельство подтверждается не только указанными мной ранее положениями закона, но и регламентом Приказа № 229 от 28.06.2019 г. «Об утверждении административного регламента Федеральной службы войск национальной гвардии РФ по предоставлению государственной услуги по лицензированию частной охранной деятельности», из содержания которого следует, что организации претенденту на получение лицензии на осуществление охранной деятельности необходимо иметь либо собственное, либо арендованное транспортное средство и соответственно предоставить копии документов, подтверждающих наличие у соискателя лицензии таких транспортных средств.
Факт обращения, равно как и факт подтверждения показаний, данных ФИО1, следует из Ответа Управления Федеральной службы войск национальной гвардии РФ по Самарской области № от ДАТА, согласно которому указанным управлением было вынесено распоряжение № о выдаче ООО «НАЗВАНИЕ» лицензии на осуществление частной охранной деятельности, сроком действия до ДАТА, а также о том, что совместно с заявлением о предоставлении лицензии в управление предоставлялся договор аренды транспортного средства НАИМЕНОВАНИЕ № от ДАТА.

Помимо этого, в указанный период времени в штате ООО «НАЗВАНИЕ» ФИО1 числился один и занимался получением лицензии, а также строительством комнаты хранения оружия, и ему для этих целей было необходимо транспортное средство, что и подтверждает факт использования транспортного средства в интересах ООО «НАЗВАНИЕ», а также свидетельствует об отсутствии в действиях ФИО1 какого-либо корыстного умысла, равно как и безвозмездности расходования денежных средств, принадлежащих ООО «НАЗВАНИЕ».
Кроме того, хочу отметить, что допрошенные свидетели ФИО7, ФИО8, ФИО6, ФИО4, ФИО5 показали суду, что в ведении ООО «НАЗВАНИЕ» кроме ПАО «НАЗВАНИЕ1» более никаких контрагентов по охране не было. До заключения договора охраны объектов с ПАО «НАЗВАНИЕ1» Общество никаких доходов не имело.
Учитывая нулевой оборот на период оформления лицензии в ООО «НАЗВАНИЕ», а также отсутствие оплаты по договорам аренды транспортных средств, принадлежащих ФИО2, очевидно, что данный автомобиль использовался Обществом как способ получения лицензии на предмет возможности заниматься частной охранной деятельностью в ООО «НАЗВАНИЕ» без каких-либо компенсаций со стороны Общества ФИО1 и ФИО2.

Доводы стороны обвинения относительно того факта, что в организации имелись иные транспортные средства, а необходимости в использовании транспорта для ген. директора организации не было — не нашло своего подтверждения в ходе исследования доказательств.
Так, во-первых, на просьбы стороны защиты истребовать из ООО «НАЗВАНИЕ» документы, подтверждающие приобретение или владение иными транспортными средствами, в которых были бы указаны даты их приобретения и эксплуатации, ООО «НАЗВАНИЕ» суду не представило.
Во-вторых, свидетели в ходе судебного следствия подтвердили, что первые транспортные средства в ООО «НАЗВАНИЕ», за исключением НАИМЕНОВАНИЕ1, появились в ООО «НАЗВАНИЕ» в конце 2018 г. начале 2019 г., т.е. после получения лицензии. Так, свидетель ФИО7 указал, что первые автомобили в Обществе появились в конце 2018 г. начале 2019 г., ФИО8 указал, что первые автомобили появились в ноябре 2018 г., ФИО5 также указала на ноябрь 2018 г., ФИО6 указала на ноябрь 2018 г., ФИО3 указал на ноябрь-декабрь 2018 г.
Примерно аналогично следовало и из оглашенных в суде показаний ФИО5, которая в ходе допроса от ДАТА, пояснила, что первые автомобили НАИМЕНОВАНИЕ и НАИМЕНОВАНИЕ появились в организации в октябре 2018 г., ФИО6 в ходе допроса от ДАТА, сообщила суду, что первые автомобили в организации появились в ноябре-декабре 2018 г., ФИО11 в ходе допроса от ДАТА, сообщил, что первые автомобили появились в организации лишь в ноябре 2018 г., а именно 2 автомобиля НАИМЕНОВАНИЕ и НАИМЕНОВАНИЕ, которые были распределены между ГБР.

Показания данных свидетелей подтверждаются и следующими доказательствами, а именно:
Договор аренды № автомобиля без оказания услуг по управлению от ДАТА, согласно которого ПАО «НАЗВАНИЕ2» обязуется предоставить ООО «НАЗВАНИЕ1» транспортное средство с ДАТА по ДАТА;
Приложение к договору аренды № Акт приема передачи от ДАТА, согласно которого в аренду передается НАИМЕНОВАНИЕ2, НАИМЕНОВАНИЕ3, НАИМЕНОВАНИЕ4, НАИМЕНОВАНИЕ5, НАИМЕНОВАНИЕ6;
Протокол выемки от ДАТА, согласно которому изъяты лист списания ТМЦ, Решение №, Решение №, договора № от ДАТА.;
Решение № от ДАТА за подписью ФИО7, согласно которого он одобряет заключение с ООО «НАЗВАНИЕ3» договора финансовой аренды и договора поручительства, по которым предмет лизинга: НАИМЕНОВАНИЕ7, общая сумма договора не более 1 207 864 руб.;
Решение № от ДАТА, за подписью ФИО7, согласно которого он одобряет заключение с ООО «НАЗВАНИЕ3» договора финансовой аренды, а также заключение с обществом взаимосвязанных сделок (договоров поручительства), по которым предмет лизинга: НАИМЕНОВАНИЕ8 и НАИМЕНОВАНИЕ9, общая сумма договоров не более 1 863 750 руб. и 1 825 200 руб.;
Платежное поручение № от ДАТА, согласно которого ООО «НАЗВАНИЕ» переводит в ООО «НАЗВАНИЕ3» 111 580 руб. Авансовый платеж по договору № от ДАТА;
Платежное поручение от ДАТА на сумму 258 750 руб. Платежное поручение от ДАТА на сумму 302 250 руб. Платежное поручение от ДАТА на сумму 234 000 руб. от ООО «НАЗВАНИЕ» ООО «НАЗВАНИЕ3» авансовые платежи;
Платежное поручение № от ДАТА, согласно которого ООО «НАЗВАНИЕ» переводит в ООО «НАЗВАНИЕ3» 111 580 руб. Авансовый платеж по договору № от ДАТА.
Таким образом, и в этой части выводы обвинения не основаны на фактических обстоятельствах дела, противоречат им, а доводы, которыми обвинение опровергает версию защиты, основаны исключительно на предположениях, в связи с тем, что при отсутствии в материалах дела соответствующих документов, свидетельствующих о датах приобретения иных транспортных средств в Обществе невозможно сделать вывод об их наличии на момент заключения договоров аренды транспортных средств НАИМЕНОВАНИЕ и НАИМЕНОВАНИЕ и получения лицензии ООО «НАЗВАНИЕ».

Таким образом, получение лицензии ФИО1 осуществлялось в период времени с начала 2018 г. до ДАТА, — даты непосредственного получения ООО «НАЗВАНИЕ» лицензии на осуществление охранной деятельности, а уже только через 8 месяцев в ООО «НАЗВАНИЕ» появились первые автомобили, которые были сразу же распределены и эксплуатировались ГБР, в том числе и за пределами Самарской области, что также свидетельствует о том, что у ген. директора, для осуществления его служебной деятельности не было необходимого транспортного средства, и он не мог ни на каком ином автомобиле выполнять свои служебные обязанности.

Очевидно, что для ФИО1 требовался автомобиль, как с формальной точки зрения, а именно для оформления лицензии, так и с объективной точки зрения, так как он часто осуществлял поездки на большие расстояния. В ЦЛРР, получение оружия, строительство комнаты хранения такого оружия, к контрагентам и т.д. В связи с нулевым оборотом в Обществе, никакая другая организация не стала бы предоставлять автомобиль в аренду без уплаты арендных платежей в течении 10 месяцев. Указанное возможно было только при условии, что ФИО2 не требовала в течении указанных 10 месяцев выплаты арендных платежей.
В этой связи становится очевидным и то, почему Общество не выплачивало ФИО2 денежные средства за аренду автомобилей. В Обществе не было автомобилей, так как не было денег на их оплату. Денег не было, так как не было клиентов. Клиентов не было, так как не было лицензии. А лицензии не было, так как для ее получения нужен был автомобиль. Этот замкнутый круг был разорван предоставлением ФИО2 своего собственного автомобиля, который в течении 10 месяцев эксплуатации никем не оплачивался.
На вопрос о том, на каком транспортном средстве ФИО1 должен был осуществлять свое передвижение до конца 2018 г. и каким образом он мог оформить необходимую лицензию, представитель потерпевшего от ответа устранилась, а сторона обвинения на этот вопрос вообще считает излишним что-либо комментировать.
Таким образом, в этой части доводы, изложенные в обвинении, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, основаны на предположениях и домыслах, и не подтверждаются совокупностью имеющихся в деле доказательствами, а прямо противоречат им.

  1. Помимо этого, доводы стороны обвинения и потерпевших о доказанности вины ФИО1 в этой части, со ссылкой на Решение Центрального районного суда г. Тольятти от ДАТА, а в равной степени и на Решение Арбитражного суда Самарской области от ДАТА, Постановление Одиннадцатого Арбитражного апелляционного суда от ДАТА, в качестве преюдициальных доказательств, по мнению стороны защиты являются несостоятельными и не могут быть признаны законными и обоснованными по следующим основаниям.

Так, сторона защиты особо обращает внимание суда на недопустимость использования указанных судебных актов в качестве доказательств тех или иных фактов по настоящему уголовному делу, т.е. использование их в качестве преюдиции.
В частности, сторона защиты обращает внимание суда на содержание указанных судебных актов, согласно которым суды, сообразно действующим в арбитражном и гражданском процессе правовым презумпциям, распределяли бремя доказывания использования автомобилей в хозяйственных нуждах организации, и возлагали такое бремя доказывания на самого ФИО1.
Так, согласно содержания Решения Арбитражного суда Самарской области от ДАТА и Постановление Одиннадцатого Арбитражного апелляционного суда от ДАТА, на которые потерпевшая сторона ссылается при обосновании своих доводов как на доказательства, указано, что ФИО1 не было представлено доказательств того, что автомобили НАИМЕНОВАНИЕ и НАИМЕНОВАНИЕ использовались ООО «НАЗВАНИЕ» именно в его хозяйственных нуждах, при этом документальные доказательства, например путевые листы, также представлены не были.

Истцом указанные обстоятельства, в рамках указанных судебных споров не доказывались, суды от них в силу перераспределения бремени доказывания на Ответчика в лице ФИО1, ООО «НАЗВАНИЕ», т.е. потерпевшую сторону в настоящем деле, — освободили. В судебных актах вывод суда о недоказанности использования автомобилей в хозяйственных нуждах организации презюмировался в силу реализации действия принципов правовых презумпций. Таким образом и в связи с изложенным, указанные факты в гражданском и арбитражном порядке фактически не доказывались и не обосновывались, а потому и не могут содержать какой-либо доказательственной базы на предмет разбирательства в уголовно-процессуальном порядке по настоящему уголовному делу.

В то же самое время, в рамках разрешения настоящего уголовного дела по существу в пределах уголовно-процессуальных норм и непосредственного действия презумпции невиновности, установленной ст. 14 УПК РФ, бремя доказывания факта использования автомобилей ФИО1 в собственных, личных интересах, вопреки хозяйственным интересам Общества, целиком и полностью лежит на стороне обвинения, чего последней выполнено не было о чем я подробно указал выше. В настоящем уголовном деле, полагаю, что обвинение данный факт не доказало, что должно толковать в пользу ФИО1.

Таким образом, в рамках приводимых в качестве доказательств, стороной обвинения и потерпевшими, судебных актов как преюдициальных, указанные вопросы остались недоказанными, а потому делается их невозможность использования и в качестве доказательств по настоящему уголовному делу.
При таких обстоятельствах решения гражданского и арбитражных судов, в настоящем уголовном деле являются недопустимыми и бессмысленными для обоснования позиции стороны обвинения, как в равной степени негодными и для опровержения доводов, приводимых в защиту.
Именно поэтому я полагаю, что суд не вправе руководствоваться выводами арбитражного суда при вынесении приговора, так как в этих актах указанные факты не доказывались, а выводы сделаны с учетом распределения бремени доказывания на ответчика.

Таким образом, стороной обвинения при обосновании своих доводов допущены существенные нарушения уголовно-процессуального законодательства в части реализации положений, установленных ст. 90 УПК РФ, без учета требований, установленных ч. 2 ст. 17 УПК РФ, а также позиции, изложенной в Определении Конституционного суда РФ от 25.09.2014 г. № 2052-О.

  1. Также защита полагает, что необходимо сначала разобраться в вопросе: а правомерны ли вообще были действия ФИО1 по заключению данных договоров аренды и должен ли он был уведомлять учредителя об этих сделках и получать его согласие?
    Ведь как указано в обвинительном заключении, по версии следствия ФИО1 заключил данные Договора № от ДАТА и № от ДАТА на аренду автомобилей НАИМЕНОВАНИЕ и НАИМЕНОВАНИЕ вопреки положениям п. 4.2.6 и в нарушение п. 4.1.4 Устава ООО «НАЗВАНИЕ», согласно которого решение об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, принимается Общим собранием Участников Общества большинством голосов от общего числа Участников Общества, не заинтересованных в совершении такой сделки, а ФИО1, не истребовав решение о согласии на совершение заинтересованной сделки у общего собрания участников общества, злоупотребил доверием единственного учредителя ООО «НАЗВАНИЕ» тем самым, совершил его обман и заключил данные договора аренды без какого-либо согласования.

Для этих целей, необходимо понять, какие именно документы регулировали деятельность ФИО1.
Итак, ФИО1 действовал на основании заключенного с ним Трудового договора № от ДАТА и Устава ООО «НАЗВАНИЕ» от ДАТА.
В материалах уголовного дела также имеется письмо с ответом ООО «НАЗВАНИЕ» № от ДАТА, на запрос следователя от ДАТА о предоставлении заверенной копии должностной инструкции генерального директора ООО «НАЗВАНИЕ», согласно содержания которого следует, что в ООО «НАЗВАНИЕ» должностная инструкция генерального директора никогда не разрабатывалась и на момент запроса отсутствует, а руководитель организации действует исключительно на основании и в соответствии с принятым Уставом ООО «НАЗВАНИЕ».
Таким образом, резюмируя вышесказанное, полномочия ФИО1 как генерального директора ООО «НАЗВАНИЕ» относительно возможности заключения сделок могут быть прописаны исключительно в двух документах: Устав и Трудовой договор.

Как видно из содержания трудового договора, заключенного между ФИО1 и ООО «НАЗВАНИЕ», не следует четкого разграничения, в каких именно случаях ФИО1 обязан обращаться для решения вопросов о заключении сделок к Учредителю ООО «НАЗВАНИЕ».

Обратимся теперь к содержанию Устава ООО «НАЗВАНИЕ», к редакции действующей на момент заключения договоров аренды транспортных средств.

Итак, все правовые положения, касающиеся прав и обязанностей генерального директора, прописаны в разделе Устава под п. №.
Так, согласно п. № единоличным исполнительным органом Общества является ген. директор. В п. № перечислены требования к образованию и профессиональной квалификации ген. директора. В п. № также указаны организационные моменты, а вот в п. № указаны непосредственно права и обязанности ген. директора.
Согласно содержания п. № следует, что ген. директор Общества:
без доверенности действует от имени Общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки;
выдает доверенности на право представительства от имени Общества, в том числе доверенности с правом передоверия;
издает приказы о назначении на должности работников Общества, об их переводе и увольнении, применяет меры поощрения и налагает дисциплинарные взыскания;
утверждает форму и систему оплаты труда персонала Общества;
ведет список Участников Общества;
заключает контракты и иные трудовые соглашения с персоналом Общества;
издает приказы, распоряжения и утверждает другие акты по вопросам, отнесенным к его компетенции;
обеспечивает правильное ведение бухгалтерского учёта, статистической и иной отчётности;
определяет состав и объем сведений, составляющих коммерческую тайну, порядок ее защиты;
предоставляет отчет и информацию о деятельности предприятия (финансовом состоянии и его хозяйственной деятельности и т.д.) по требованию Общего собрания участников;
готовит рекомендации общему собранию участников по развитию наиболее перспективных направлений деятельности Общества;
обеспечивает выполнение решений Общего собрания Участников Общества;
представляет интересы Общества во всех судебных инстанциях;
осуществляет иные полномочия, не отнесенные Уставом Общества к компетенции Общего собрания Участников Общества и не противоречащие действующему законодательству.
Итак, из указанных положений, регулирующих деятельность ген. директора, т.е. ФИО1 нет указаний на то, что он обязан согласовывать какие-либо сделки с учредителем Общества, если они согласно п. 4.2.6 совершаются в интересах общества, добросовестно и разумно, и на заключение сделок ген. директором не налагаются какие-либо ограничения.

Однако ограничения прав на заключение сделок были введены Изменением № в Устав ООО «НАЗВАНИЕ» от ДАТА, согласно которому п. № Устава был дополнен ограничением прав генерального директора ООО «НАЗВАНИЕ» на осуществление Обществом расходов на сумму свыше 15 000 руб., исключительно после получения письменного согласования с Общим собранием Общества или его единственного Участника (Учредителя).
Т.е. очевидно, что такое положение ранее нигде в учредительных документах закреплено не было, иначе не было бы смысла издавать данный приказ.
При этом, защита обращает внимание суда на дату введения этого ограничения – ДАТА.

В тоже время, как следует из фактических обстоятельств данного уголовного дела, Договор аренды транспортного средства НАИМЕНОВАНИЕ № от ДАТА был заключен ФИО1 от имени ООО «НАЗВАНИЕ» за 1 год и 10 месяцев до внесения учредителем таких ограничений Приказом № в Устав ООО «НАЗВАНИЕ» от ДАТА.
Равно как и договор пролонгации аренды транспортного средства, в связи с продажей ФИО2 автомобиля НАИМЕНОВАНИЕ и приобретением автомобиля НАИМЕНОВАНИЕ, а именно договора аренды транспортного средства НАИМЕНОВАНИЕ № от ДАТА, за 4 с половиной месяца до внесения в Устав указанных выше ограничений.

Помимо этого, защита обращает внимание суда на то, что к исключительной компетенции общего собрания Общества, согласно п. № Устава относится принятие решений об одобрении лишь крупных сделок.

Проанализируем, относится ли данные сделки к крупным, т.е. к исключительной компетенции об одобрении учредителем.
Так, уставный капитал ООО «НАЗВАНИЕ» составляет 250 000 руб., что подтверждается Выпиской из ЕГРЮЛ, а также материалами уголовного дела. ООО «НАЗВАНИЕ» осуществляет охранную деятельность крупных промышленных предприятий, в том числе и «НАЗВАНИЕ1», а согласно данным по финансовым показателям ООО «НАЗВАНИЕ», приведенным на основании бухгалтерской отчетности за 2018-2019 гг. выручка ООО «НАЗВАНИЕ» составила более 196 млн. руб.

Крупной для Общества сделка признается либо на основании внутренних документов общества, а это как правило, либо Устав, либо Решение, или на основании Федерального законодательства.
В тоже самое время, согласно положений п. 1 ст. 46 Федерального закона от 08.02.1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» крупной сделкой считается сделка, выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности и при этом такая сделка связанная с приобретением, отчуждением обществом имущества цена или балансовая стоимость которого составляет 25 % и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату.
При этом, согласно Устава ООО «НАЗВАНИЕ» размер крупной сделки не регламентирован, равно как в ООО «НАЗВАНИЕ» не имеется Решение о крупных сделках.
Сумма балансовой стоимости активов следствием в рамках уголовного дела не устанавливалась, равно как не производилась финансовая экспертиза, обосновывающая соотношение заключенных сделок к стоимости балансовых активов ООО «НАЗВАНИЕ», несмотря на то, что защита обращала на это внимание следствия и гос. обвинения, в оставленном без удовлетворения ходатайстве в порядке ст. 217 УПК РФ еще до направления дела в суд.

Таким образом, очевидно, что сделки, совершаемые ФИО1 на инкриминируемые ему суммы для ООО «НАЗВАНИЕ», совершенно не являются крупными, а потому никакого одобрения Общего собрания Учредителей Общества на совершение указанных сделок ФИО1 не требовалось.

Как следует из показаний ФИО1, данных им как в рамках доследственной проверки (Опрос от ДАТА), так и в ходе предварительного следствия (Допрос в качестве подозреваемого от ДАТА), а также и в ходе судебного следствия, — на данных автомобилях осуществлялась служебная и хозяйственная деятельность исключительно в интересах ООО «НАЗВАНИЕ». Помимо этого, ФИО1 неоднократно сообщал о том, что все договора, в том числе и по аренде автомобилей, отправлялись финансовым директором ФИО15 учредителю ООО «НАЗВАНИЕ» — ФИО7. Более того, в МЕСЯЦ 2019 г., по требованию ФИО7, ФИО1 предоставлял объяснительную записку, в которой подробно отчитался о необходимости и причинах заключения данных договоров, что подтверждает факт устного согласования данных сделок, так как на тот момент письменного одобрения участников Общества согласно положений Устава ООО «НАЗВАНИЕ» не требовалось.

В то же время защита убеждена в том, что длительность срока аренды указанных автомобилей, а также отражения в финансовых документах расходов как на найм данных автомобилей, так и на заработную плату водителю ФИО3 с очевидностью свидетельствуют об осведомленности учредителя общества о данной сделке.
В ходе судебного следствия абсолютно все допрошенные свидетели пояснили суду о том, что в ООО «НАЗВАНИЕ» все сотрудники были осведомлены о принадлежности данных автомобилей супруге ФИО1, — ФИО2. Причем осведомлены они были об этом на протяжении длительного времени, а также о том, что данные автомобили использовались и оплачивались за счет средств организации.

Неосведомленность столь длительное время об этом факте ФИО7, по заявлению представителя потерпевшего и гос. обвинения, противоречит фактическим обстоятельствам дела. Напротив, ФИО7 знал об этом и по объективным обстоятельствам не мог не знать.
В подтверждение своих выводов, защита просит обратить внимание суда на учредительные документы ООО «НАЗВАНИЕ».

Так, согласно учредительным документам ФИО7 сменил предыдущего учредителя ФИО16 после МЕСЯЦ 2018 г. То есть. на момент заключения ФИО1 Договора № от ДАТА аренды транспортных средств НАИМЕНОВАНИЕ ФИО7 еще не имел никакого отношения к ООО «НАЗВАНИЕ», а предыдущий учредитель никаких претензий к ФИО1 не предъявлял. Помимо этого, ни в ходе следствия, ни в ходе судебных заседаний никто не допрашивал ФИО16 относительно его осведомленности и согласования на заключение данного договора.
Причем, очевидно, что ФИО1 не мог скрыть факт наличия у ООО «НАЗВАНИЕ» обязательств перед ФИО2 по данному договору, потому как при приобретении ФИО7 ООО «НАЗВАНИЕ» он принимал дела и должность от прежнего учредителя, интересовался документами и пр., т.е. получил организацию ООО «НАЗВАНИЕ» с уже заключенными договорами.

Очевидно и логично, что новый учредитель не станет принимать организацию, не будучи в достаточной степени осведомленным о сделках и долгах приобретаемой им организации, чтобы не приобрести себе такую организацию в убыток. Фактически любой претендент на приобретение новой организации всегда оценивает ее с точки зрения рентабельности и наличия у организации обязательств (кредиторской и дебиторской задолженности). А кредиторская задолженность по договорам аренды была значительная, так как ООО «НАЗВАНИЕ» длительное время ничего не выплачивало ФИО2 по данным договорам. Задолженность копилась в течении 10 месяцев и составляла на тот момент 408 000 руб. При этом организация на тот момент еще не имела собственных доходов.

Помимо этого, защита особо обращает внимание суда на тот факт, что Договор аренды транспортного средства НАИМЕНОВАНИЕ № от ДАТА был заключен ФИО1 до участия в этом Обществе ФИО7 в качестве учредителя.
Так, ФИО7 стал учредителем ООО «НАЗВАНИЕ» с долей 100% в период времени с ДАТА по настоящее время, т.е. спустя 8 месяцев после заключения договора аренды. Таким образом, вообще не понятна логика стороны обвинения о том, что ФИО1 должен был получить согласие ФИО7 на заключение договора аренды транспортного средства, а так как он этого не сделал, то тем самым ввел учредителя ООО «НАЗВАНИЕ» в заблуждение.
Каким же образом, ФИО1 должен был спросить у ФИО7 разрешение на заключение такого договора, если сам ФИО7 в период заключения договора аренды автомобиля вообще не имел никакого отношения к этому Обществу, а предыдущего учредителя никто не допрашивал. А может быть предыдущий учредитель дал добро на заключение этого договора? Почему это сомнение, сторона обвинения бездоказательно трактует против моего подзащитного, а не как того требует презумпция невиновности в пользу ФИО1.

Помимо этого, согласно показаний бухгалтера ФИО4 в ходе судебного следствия, установлено, что по инициативе учредителя ФИО7 в ООО «НАЗВАНИЕ» проводилась аудиторская проверка по итогам 2018 г. и первого полугодия 2019 г., в ходе которой проверялись все сделки организации, в том числе и Договора аренды автомобилей № от ДАТА и № от ДАТА.
По итогам данной проверки, никаких нарушений выявлено не было.

Очевидно, что, во-первых, профессиональные аудиторы не выявили нарушений с точки зрения заключения данных сделок, во-вторых, не выявили кабальности или невыгодности данных сделок для Общества, а в-третьих, обуславливают факт осведомленности ФИО7 о наличии в организации данных договоров.
Хочу обратить внимание на то, что защита неоднократно просила суд истребовать данное заключение аудиторской проверки из ООО «НАЗВАНИЕ».
В судебном заседании от ДАТА ООО «НАЗВАНИЕ» передали на обозрения суда Отчет о результатах аудита годовой бухгалтерской (финансовой) отчетности за период с ДАТА по ДАТА, а также Аудиторское заключение по состоянию на ДАТА.
Согласно данным документам, в ходе аудиторской проверки процессуальными аудиторами проводилась проверка по всем финансово-хозяйственным операциям ООО «НАЗВАНИЕ», в ходе которой аудиторы никаких претензий, нарушений по факту заключения договоров на аренду транспортных средств не выявили и не установили.
Помимо этого, защита просила и об истребовании из ООО «НАЗВАНИЕ» путевых листов на автомобили НАИМЕНОВАНИЕ и НАИМЕНОВАНИЕ, которые смогли бы подтвердить факт использования автомобилей в служебных целях организации, о которых суду сообщили свидетели ФИО3 и ФИО4.
Однако, ООО «НАЗВАНИЕ» отказалось передать на обозрение суда путевые листы на данные автомобили, сославшись на то, что в организации данных путевых листов не имеется. Несмотря на то, что свидетель ФИО4 в ходе судебного допроса поясняла, что все путевые листы у нее были изъяты ФИО5 и сотрудниками ООО «НАЗВАНИЕ» в конце МЕСЯЦ 2020 г. для финансовой проверки ФИО8, т.е. намного позже после увольнения ФИО1.
Таким образом, защита полагает, что у ФИО1 объективно не было необходимости в согласовании данных сделок с учредителем ФИО7, и он в принципе не мог их согласовать с ним, так как его еще и в помине не было в Обществе.

Согласно третьему эпизоду, ФИО1, по версии следствия, используя свое служебное положение, путем обмана и злоупотребления доверием учредителя ООО «НАЗВАНИЕ», под предлогом осуществления выплат на расчетный счет своей супруги ФИО2 денежных средств за аренду квартиры с учетом уплаты налога на доходы физического лица, похитил принадлежащие ООО «НАЗВАНИЕ» денежные средства в сумме 358 800 руб., что является крупным размером, тем самым ФИО1 совершил хищение чужого имущества с использованием своего служебного положения, в крупном размере, то есть преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Защита вновь вынуждена обратиться к материалам исследованного уголовного дела.
Так согласно Платежных поручений № от ДАТА ООО «НАЗВАНИЕ» перечислило ФИО2 денежные средства в сумме 78 039 руб. по договору аренды помещения за МЕСЯЦ 2019 г.; № от ДАТА в сумме 78 039 руб. по договору аренды помещения за МЕСЯЦ 2019 г.; № от ДАТА в сумме 78 039 руб. по договору аренды помещения за МЕСЯЦ 2019 г.; № от ДАТА в сумме 78 039 руб. по договору аренды помещения за МЕСЯЦ 2019 г.
Итого ООО «НАЗВАНИЕ» перевело на расчетный счет ФИО2 денежные средства в размере 312 156 руб. за 4 месяца аренды квартиры.
Откуда в обвинительном заключении указана сумма в 358 800 руб. стороне защиты не ясно.
Свои выводы защита основывает на объективных доказательствах, собранных и представленных в суд самим обвинения, а именно платежных поручениях. Эти же сумму переводов указаны и в самом обвинительном заключении, а именно: ДАТА в сумме 78 039 руб.; ДАТА в сумме 78 039 руб.; ДАТА в сумме 78 039 руб.; ДАТА в сумме 78 039 руб. При сложении этих сумм, общая сумма перевода за 4 месяца аренды также соответствует 312 156 руб., а не 358 800 руб.
Согласно условий Договора № аренды жилого помещения от ДАТА, ФИО2 предоставляет в пользование ООО «НАЗВАНИЕ» жилое помещение. Арендная плата составляет 89 700 руб. Срок аренды составляет 11 месяцев, т.е. до ДАТА.
Очевидно, что ООО «НАЗВАНИЕ» выплачивало на счет ФИО2 ежемесячный арендный платеж не 89 700 руб. как указано в условиях договора, а 78 039 руб.
В этом случае, аналогично как и в случае с автомобилями, ООО «НАЗВАНИЕ» являлось налоговым агентом по отношению к ФИО2 и самостоятельно удерживало суммы налога, которые ООО «НАЗВАНИЕ» вправе возвратить.
Вопреки доводам представителя потерпевшего ФИО6, бухгалтер ФИО4 в ходе своего допроса от ДАТА пояснила, что именно ООО «НАЗВАНИЕ» являлся налоговым агентом по отношению к ФИО2.
Эта же позиция следует и из положений п. 1 ст. 226 НК РФ, согласно которой организации выплачивающие доходы физическим лицам, а в данном случае арендные платежи составляли юридически доход ФИО2, обязаны удержать и заплатить в бюджет соответствующую сумму НДФЛ. Иными словами законом установлено, что во всех случаях организация по отношению к физическому лицу, с которым общество заключает договора и по которым выплачивает какие-либо суммы всегда является его налоговым агентом и осуществляет удержание и выплату налогов.

Исходя из анализа доказательств, в отношении заключения и реализации сделки связанной с наймом жилого помещения принадлежащего ФИО2, — признаков какого-либо безвозмездного расходования, либо изъятия денежных средств Общества не имеется, так как все денежные средства передавались сотрудникам ООО «НАЗВАНИЕ» для реализации условий трудовых договоров и предоставления жилых помещений.
Так, согласно показаний ФИО17, осуществляющего свою трудовую деятельность в качестве старшего охранника ООО «НАЗВАНИЕ» от ДАТА следует, что последний действительно ежемесячно получал от ФИО1, через ФИО2 денежные средства в размере 38 000 руб., а при устройстве в организацию у него была договоренность о предоставлении денежных средств для поднайма жилья. Аналогичные показания были даны в рамках допроса от ДАТА ФИО18, согласно которым он от ФИО1 получал денежные средства в размере 38 000 руб. для обеспечения найма жилого помещения.

Данное обстоятельство коррелирует с положениями п. № Дополнительного соглашения к трудовому договору от ДАТА № от ДАТА, согласно которому работодателем ежемесячно компенсируются расходы работника на оплату жилого помещения в размере 38 000 руб.
Аналогичные обстоятельства следуют и из содержания Трудового договора № от ДАТА, заключенного с ФИО18 и последующими дополнительными соглашениями к данному договору.
Факт получения братьями ФИО17 и ФИО18 денежных средств от ФИО2 в размере 38 000 руб. ежемесячно установлен следствием в рамках их показаний и подтверждается расписками в получении денег (Акт приема передачи денежных средств в размере 38 000 руб. от ДАТА; от ДАТА; от ДАТА; от ДАТА), что свидетельствует об отсутствии хищения каких-либо денежных средств ФИО1 и как следствие отсутствие какого-либо корыстного умысла, равно как и безвозмездности совершения данных операций.

В ходе судебного следствия, в судебном заседании от ДАТА, братья ФИО17 и ФИО18 свои показания в полном объеме подтвердили. Сообщили суду, что действительно получали денежные средства от ФИО2 в размере 38 000 руб. Помимо этого, относительно приобщенных защитой к материалам уголовного дела расписок о получении денежных средств братья ФИО18 и ФИО17 пояснили, что это действительно те самые расписки, которые они подписывали при получении денежных средств от ФИО1 и ФИО2.
Данные обстоятельства, как неоднократно пояснял ФИО1 в своих показаниях, обусловлены исключительно юридической необходимостью.
В связи с тем, что большинство арендодателей не желают заключать договора аренды «официально» с целью скрыть свои доходы от сдачи недвижимости внаем, а для отчетности в налоговом органе в организацию необходимо предоставить соответствующие документы, было принято решение официально зарегистрировать Договор аренды жилого помещения (квартиры) № от ДАТА, обналичивать данные денежные средства и выдавать их работникам, чтобы они имели возможность заключить так называемые «серые» договора найма по более низким арендным ставкам с арендодателями, которые не желают регистрировать такие договора. Очевидно, что в таком случае преследуется исключительно экономическая выгода для ООО «НАЗВАНИЕ», в противном случае Общество было бы вынуждено расходовать больше денежных средств на компенсацию оплаты и обеспечения жилым помещением своих сотрудников.

Помимо этого, представитель потерпевшего ФИО6 в ходе ее допроса от ДАТА, сообщила суду о том, что являлась очевидицей того, как ФИО1 обсуждал вопрос о том, каким образом возможно решить вопрос перечисления денежных средств братьям ФИО17 и ФИО18 ввиду отсутствия у них документов на аренду жилья.

Из показаний ФИО18 и ФИО17 данные ими в рамках судебного заседания от ДАТА следует, что на вопрос защитника какие документы у вас имелись и какие документы вы передавали в ООО «НАЗВАНИЕ», братья ответили, что у них имелся только договор аренды. Никаких правоустанавливающих документов они не передавали и не получали.
Так согласно оглашенных показаний ФИО6 от ДАТА следует, что ФИО1 предлагал водителю ФИО11 заключить с ним фиктивный договор аренды его квартиры. Однако ФИО11 после общения со своей супругой отказался. В связи с чем, ФИО1 придумал заключить такой договор со своей супругой ФИО2, что и было сделано впоследствии. Сделано это было в целях легализации выплат охранникам ФИО17 и ФИО18, в качестве компенсации за аренду жилья, по 38 000 руб. ежемесячно.
Аналогичное следует и из показаний свидетеля ФИО11 данных им как в ходе предварительного следствия от ДАТА, которые были оглашены судом, так и в ходе судебного следствия в ходе его допроса от ДАТА, согласно которых он подтвердил, что в 2019 г. ФИО1 предложил ему доплату к заработной плате в размере 2 000 руб., непосредственно за то что с ним будет заключен фиктивный договор аренды жилого дома, по которому ООО «НАЗВАНИЕ» будет перечислять на его банковскую карту необходимую сумму с учетом налога, которую он будет возвращать ФИО1. После общения с супругой, ФИО11 отказался от данного предложения ФИО1 и ФИО1 был вынужден заключить данный договор со своей супругой.

Теперь относительно рентабельности данной сделки по аренде квартиры для ООО «НАЗВАНИЕ».
Так согласно исследованным в суде Дополнительных соглашений между ООО «НАЗВАНИЕ» и братьями ФИО17 и ФИО18 № и № от ДАТА, подписанных ФИО1 следует, что ООО «НАЗВАНИЕ» компенсирует работникам ежемесячные расходы связанные с оплатой жилья в размере 38 000 руб. Т.е. Общество несет ежемесячно издержки в размере 76 000 руб. и данную сделку потерпевшие считают для ООО «НАЗВАНИЕ» крайне невыгодной.
Однако, согласно исследованным в суде Дополнительных соглашений между ООО «НАЗВАНИЕ» и братьями ФИО17 и ФИО18 от ДАТА, подписанных уже новым ген. директором ФИО8 следует, что ООО «НАЗВАНИЕ» компенсирует работникам ежемесячные расходы связанные с оплатой жилья в размере 43 678 руб. Т.е. Общество теперь, по распоряжению нового ген. директора после увольнения ФИО1 несет ежемесячно издержки в размере не 76 000 руб., а 87 356 руб.
В связи с чем напрашивается закономерный вопрос.
Каким образом сделка заключенная ФИО1 может являться крайне невыгодной, если сразу после его увольнения, новый ген. директор ООО «НАЗВАНИЕ» ФИО8 заключил новые дополнительные соглашения от ДАТА, по которому убытки ООО «НАЗВАНИЕ» выросли более чем на 11 000 руб. ежемесячно.
Полагаю, обоснованно признать сделку по аренде квартиры для ООО «НАЗВАНИЕ» наиболее экономически целесообразной и выгодной.

Помимо этого, защита обращает внимание суда, что по договору аренды квартиры, аналогично как и в отношении аренды транспортных средств, проводилась аудиторская проверка по итогам г.г., в период которой попадает заключение договора аренды квартиры.
В рамках этой проверки, независимым аудитором произведенной по инициативе учредителя ФИО7 никаких нарушений, в том числе и относительно рентабельности аудитором установлено не было.
Осведомленность ФИО7 о данном договоре подтверждается аналогичным образом. Более того, ФИО1 в своих показаниях сообщал о том, что ФИО7 в ходе телефонного разговора просил его расторгнуть данный договор с братьями ФИО17 и ФИО18, что и было выполнено ФИО1.

  1. Кроме того, как следует из содержания Приговора Центрального районного суда г. Тольятти от ДАТА, при первоначальном рассмотрении настоящего уголовного дела ФИО1 по данному эпизоду был оправдан в полном объеме с правом на реабилитацию по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.
    Так, суд указал на то, что факт мошенничества по договору аренды квартиры ФИО1 материалами дела не установлен, не было подтверждено это и в судебном заседании, договор аренды квартиры был вызван необходимостью легализации выплат денежных средств охранникам ФИО18 и ФИО17, доказательства наличия умысла ФИО1 на совершение мошенничества следствием представлено не было, предел доказывания исчерпан.
    Доводы стороны обвинения о получении ФИО2 ежемесячно денежных средств не свидетельствует о факте мошенничества со стороны ФИО1.

Согласно четвертому эпизоду, ФИО1, злоупотребляя своим должностным, служебным положением, путем обмана и злоупотребления доверием сотрудников ООО «НАЗВАНИЕ», предоставив фиктивные документы о неисправности ТМЦ и подделав акты на списание ТМЦ, а также подменив приобретенные в личных целях на денежные средства ООО «НАЗВАНИЕ» ТМЦ, похитил их, распорядившись ими по своему усмотрению, чем причинил ООО «НАЗВАНИЕ» материальный ущерб в сумме 138 736 руб., тем самым ФИО1 совершил хищение чужого имущества с использованием своего служебного положения, то есть преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 159 УК РФ.

При этом, также хочу отметить, что по указанному эпизоду ФИО1 ранее Приговором Центрального районного суда г. Тольятти от ДАТА был также оправдан в полном объеме с правом на реабилитацию по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

  1. Так, из содержания обвинительного заключения следует, что по версии следствия ФИО1 были похищены следующие ТМЦ:
    1) Холодильник НАИМЕНОВАНИЕ, стоимостью 74 999 руб.;
    2) Дверь металлическая НАИМЕНОВАНИЕ, стоимостью 26 260 руб.;
    3) Смартфон НАИМЕНОВАНИЕ и смартфон НАИМЕНОВАНИЕ1, общей стоимостью 29 998 руб.;
    4) Метеостанции НАИМЕНОВАНИЕ, стоимостью 2 799 руб.;
    5) Медиаплеер НАИМЕНОВАНИЕ, стоимостью 4 680 руб.
    Итого, по версии обвинения, ФИО1 якобы причинил ООО «НАЗВАНИЕ» ущерб на общую сумму 138 736 руб.

Однако, согласно Товарно-транспортной накладной на Холодильник НАИМЕНОВАНИЕ стоимость данного холодильника равная 74 999 руб. установлена с учетом НДС в размере 20 % стоимости товара, а стоимость холодильника без учета налога составляет 62 499,17 руб.
Аналогично и с другими ТМЦ.
Так, согласно Товарной накладной № от ДАТА, стоимость Двери металлической НАИМЕНОВАНИЕ с учетом НДС составляет 26 260 руб., а без учета налога 21 883,33 руб.
Согласно Товарной накладной на Смартфон НАИМЕНОВАНИЕ и смартфон НАИМЕНОВАНИЕ1, их стоимость с учетом НДС составляет 29 998 руб., а без учета налога общая стоимость 24 998,33 руб.
Согласно Товарной накладной на Метеостанцию НАИМЕНОВАНИЕ, ее стоимость с учетом НДС составляет 2 799 руб., а без учета налога 2 332,50 руб.
Согласно Товарной накладной на Медиаплеер НАИМЕНОВАНИЕ, стоимость с учетом НДС составляет 4 680 руб., а без учета налога 3 900 руб.
Таким образом, размер материального ущерба причиненного ООО «НАЗВАНИЕ» без учета НДС составляет не 138 736 руб., а 115 613,33 руб.

Согласно п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» определяя размер похищенного имущества, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов.
Налог на добавленную стоимость (НДС) возмещается организацией согласно положений ст. 176 НК РФ и налоговому законодательству.
Таким образом, по данным товарным накладным ООО «НАЗВАНИЕ» либо уже возвратило уплаченный НДС, либо может это осуществить и уменьшив налог, фактически возвратить уплаченный НДС по данным похищенным или пропавшим ТМЦ, таким образом, фактическая стоимость товаров при хищении в организации должна исчисляться без учета НДС.
Здесь, данные положения следует применять и к стоимости вмененного ущерба по остальным ТМЦ, в частности по автошинам, рейлингам и т.д.

  1. Помимо этого, сторона защиты обращает внимание на то, что справка о проведении бухгалтерской ревизии от ДАТА очевидно не может отвечать требованиям ст. 88 УПК РФ и подтверждать факт хищения товарно-материальных ценностей ООО «НАЗВАНИЕ», так как согласно Решения № от ДАТА полномочия ФИО1 были досрочно прекращены ДАТА и с момента прекращения его деятельности товарно-материальными ценностями принадлежащими ООО «НАЗВАНИЕ» распоряжались иные лица. Помимо этого, данная ревизия была произведена без участия как самого ФИО1, так и иных независимых лиц, а напротив заинтересованными лицами, являющимися в данном уголовном деле потерпевшими.
    Так, согласно Уставу ООО «НАЗВАНИЕ», а именно п. № следует, что для проверки правильности бухгалтерских балансов Общества, а также проверки состояния текущих дел Общества Учредители Общества должны привлекать профессионального аудитора, не связанного имущественными интересами с Обществом, Генеральным директором и Участниками Общества. Данные обстоятельства подтверждаются и показаниями самого ФИО1, который утверждал, что в период осуществления его трудовой деятельности реестровые номера товарно-материальных ценностей совпадали с имеющимися в балансовых документах.

Согласно положений ст. 11 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» обязательное проведение инвентаризации, сроки и порядок ее проведения устанавливается законодательством РФ, федеральными и отраслевыми стандартами.
Согласно положений п. 27 Приказа Минфина России от 29.07.1998 № 34н «Об утверждении Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ» проведение инвентаризации обязательно при смене материально ответственных лиц и при выявлении фактов хищения, злоупотребления или порчи имущества.
Согласно п. 2.7 и п. 2.8 Приказа Минфина РФ от 13.06.1995 № 49 «Об утверждении Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств» руководитель организации должен создать условия, обеспечивающие полную и точную проверку фактического наличия имущества в установленные сроки, а проверка фактического наличия имущества производится при обязательном участии материально ответственных лиц.
Сроки проведения инвентаризации, который обязан в силу закона обеспечить новый руководитель, установлены в п. 1.5 указанного Приказа Минфина РФ от 13.06.1995 № 49, согласно которому в соответствии с Положением о бухгалтерском учете и отчетности в Российской Федерации проведение инвентаризаций обязательно при смене материально ответственных лиц (на день приемки-передачи дел).
Таким образом, осуществление инвентаризации правомерно в день приема-передачи дел от одного руководителя другому, а данные сроки обязан обеспечить новый руководитель организации.

Таким образом, проведение инвентаризации было бы правомерно в день увольнения ФИО1 и становления в должность нового ген. директора ФИО8, чего выполнено не было.

Комичность данной ситуации состоит еще и в том, что на вопрос защиты ФИО8 о том, известны ли ему нормативные требования и рекомендации к процедуре и порядку проведения инвентаризации, последний сообщил, что ему об этом ничего не известно.
ФИО7, ФИО8 и др. свидетели пояснили, что к инвентаризации не привлекались ни материально ответственные лица, ни профессиональные аудиторы. Вся комиссия состояла из лиц, связанных трудовыми отношениями и имущественными интересами с Обществом, Генеральным директором и Участниками Общества.
Свидетель ФИО9 вообще в суде заявила, что она никакого участия в инвентаризации не принимала, а просто ставила свои подписи где ее попросят.

Помимо этого, в рамках допроса представителя потерпевшего ФИО6 в ходе судебного следствия от ДАТА, ФИО6 пояснила, что после непосредственного увольнения ФИО1 из ООО «НАЗВАНИЕ» ДАТА его более не пускали в помещения ООО «НАЗВАНИЕ» служба безопасности. Это же подтвердила и ФИО5.
Из оглашенных показаний ФИО6 от ДАТА (протокол допроса ФИО6 от ДАТА) следует, что охрана ООО «НАЗВАНИЕ» была предупреждена об увольнении ФИО1 и не допуске его в помещения, в том числе гаражные. ФИО1 пытался проникнуть в гаражные помещения с целью забрать свои вещи, что он и сделал накануне ДАТА.
Кроме того, свидетель ФИО7 в ходе своего допроса прямо указал, что после увольнения ФИО1, он не имел доступа к ТМЦ. Свидетель ФИО8 также подтвердил этот тезис. Указанное, ко всему прочему подтвердила и свидетель ФИО5 в ходе своего допроса.
На вопрос защиты к ФИО6 о том, почему ООО «НАЗВАНИЕ» решило проводить инвентаризацию после истечения 3-х месяцев со дня увольнения ФИО1, а не в день смены ген. директоров, пояснила, что им, т.е. всем сотрудникам ООО «НАЗВАНИЕ» было некогда этим заниматься.
Более того, свидетель ФИО6 вообще заявила в суде под протокол, что по факту никакая инвентаризация не проводилась, все было формально, так как комиссия уже и так знала, что пропало и для этого не требовалось проводить инвентаризацию, что вообще просто абсурд.
На вопрос защиты о том, зачем нужно было проводить эту инвентаризацию после 3-х месяцев с момента увольнения ФИО1, тогда как он уже в течении этих 3-х месяцев не исполнял никакие функции и даже не находился в ООО «НАЗВАНИЕ», т.е. не мог контролировать изъятие ТМЦ в этот период и каким образом ФИО1 должен отвечать за контроль ТМЦ в ООО «НАЗВАНИЕ», если он во-первых, не является сотрудником организации, а во-вторых, служба безопасности ООО «НАЗВАНИЕ» не допускает его к ТМЦ, за сохранность которых он по мнению представителя потерпевшего обязан отвечать, никто ничего пояснить не смог.

В рамках допроса ФИО1 защита задавала вопрос, почему ФИО1 не явился на инвентаризацию, согласно уведомления. ФИО1 четко ответил, что его в день увольнения выгнала служба безопасности из собственного кабинета, не позволив ему забрать даже собственные вещи. Контролировать какие-либо материальные ценности он не мог, так как его допуск на территорию, где находились все ТМЦ был строго закрыт. Таким образом, в течении 3-х месяцев все ТМЦ находились в ведении потерпевших, которые могли каким угодно образом этими ТМЦ распоряжаться. В связи с этим он отказался участвовать в такой инвентаризации. Помимо этого, ФИО1 сообщил, что он не понимает — на каком основании после столь длительного времени он обязан бросать собственную работу и ехать на инвентаризацию в организацию, в которой он не осуществляет никаких полномочий и ему эти поездки никак не оплачиваются.

Наличие в материалах уголовного дела Решения № от ДАТА согласно которого ФИО1 освобожден от должности генерального директора ООО «НАЗВАНИЕ» и на данную должность назначен ФИО13 сроком на 1 год, Решения от ДАТА согласно которого ФИО13 освобожден от должности генерального директора ООО «НАЗВАНИЕ» и на данную должность вновь назначен ФИО1, Решения № от ДАТА, согласно которого ФИО1 освобожден от должности генерального директора ООО «НАЗВАНИЕ» и на данную должность назначен ФИО8, свидетельствует о том, что доступ к товарно-материальным ценностям имели многие сотрудники организации.

Таким образом, защита полагает, что факт проведения данной инвентаризации, как и ее результаты должны быть признаны судом неправомерными, так как по объективным обстоятельствам, инвентаризация в силу закона должна была производиться, во-первых, при обязательном участии материально ответственных лиц, т.е. ФИО1, во-вторых, в день смены ген. директоров ФИО1 и ФИО8, т.е. ДАТА, а не через 3 месяца, а в-третьих, абсурдно утверждать то, что ФИО1 обязан отвечать за сохранность имущества, принадлежащего ООО «НАЗВАНИЕ» после увольнения, если служба безопасности ООО «НАЗВАНИЕ» не допускало его к данным ТМЦ, в том числе для проверки их наличия и непосредственного контроля.

  1. Теперь относительно Холодильника НАИМЕНОВАНИЕ.
    По версии обвинения, данный холодильник был похищен ФИО1.
    Однако из показаний свидетелей ФИО5, ФИО8, ФИО9, ФИО4, ФИО12 от ДАТА, а также представителя потерпевшего ФИО6 следует, что в ООО «НАЗВАНИЕ» до сих пор находится какой-то холодильник, причем аналогичной марки НАИМЕНОВАНИЕ, аналогичной модели, с аналогичными характеристиками и даже аналогичного цвета, за исключением дверцы. Причем некоторые из свидетелей утверждают, что дверцы данного холодильника имеют такой цвет, который при разных углах зрения имеет разные оттенки и они точно не могут сказать какого цвета дверцы.
    Таким образом, не ясно, какой же именно холодильник стоит в ООО «НАЗВАНИЕ» и похищен ли был холодильник или дверца от холодильника.
    В ходе судебного следствия, допроса свидетеля ФИО5 на вопрос защиты, что это за холодильник и каким образом он был поставлен на баланс ООО «НАЗВАНИЕ», последняя ДАТА пояснила, что она не знает что за холодильник находится в ООО «НАЗВАНИЕ», на балансе ООО «НАЗВАНИЕ» он не стоит, однако фактически в помещении ООО «НАЗВАНИЕ» он стоит и эксплуатируется.

Позиция свидетелей обвинения о том, что похожие товарно-материальные ценности, принадлежащие ООО «НАЗВАНИЕ», а в частности холодильник марки НАИМЕНОВАНИЕ, может находится в жилом помещении, принадлежащем ФИО1 — ничем не подтверждаются и основаны на предположениях и домыслах.
На вопрос защиты, на каком основании вы полагаете, что данный холодильник может находится у ФИО1 дома и были ли вы когда-нибудь дома у ФИО1 все свидетели утверждают, что это лишь их предположение и дома у ФИО1 они никогда не были и никаких холодильников не видели.

Так, относительно холодильник марки НАИМЕНОВАНИЕ ФИО1 пояснил, что указанный холодильник приобретался в МЕСЯЦ 2019 г. ООО «НАЗВАНИЕ», который в момент осуществления его трудовой деятельности номер холодильника полностью совпадал с серийным номером в гарантийном талоне. Помимо этого, из показаний самого ФИО8 следует, что указанный холодильник находился в помещениях ООО «НАЗВАНИЕ», а именно в кабинете ведущего специалиста ООО «НАЗВАНИЕ», откуда впоследствии был перемещен в комнату приема пищи. В связи с чем в конце МЕСЯЦ 2019 г., в рамках плановой ежегодной инвентаризации, членами данной комиссии был добровольно подписан акт инвентаризации, согласно которому замечаний и претензий к ФИО1 по перечисленному в инвентаризационной ведомости имуществу не имелось.

Помимо этого, в квартире ФИО1 производился обыск, в ходе которого был найден холодильник НАИМЕНОВАНИЕ, но не изъят, так как он принадлежит ФИО1.
В ходе судебного следствия, защитой был представлен документ, подтверждающий, что данный холодильник ФИО1 приобрел у грн. ФИО19. Данный документ приобщен к материалам дела.

Выводы следствия об экономической нецелесообразности, либо нерациональном расходовании денежных средств ООО «НАЗВАНИЕ» ничем не подтверждаются, а соответственно основаны исключительно на предположениях, что не может отвечать требования уголовного закона.

Сторона защиты полагает, что при данных обстоятельствах оценка целесообразности расходования денежных средств ООО «НАЗВАНИЕ» может быть проверена исключительно наличием выводов независимой финансово-бухгалтерской экспертизы, а показания сотрудников организации в рамках оценки целесообразности расходования денежных средств не имеют достаточных оснований для принятия какого-либо обоснованного решения правоохранительными органами.
Показания ФИО6 данные ей в рамках допроса потерпевшего от ДАТА не основаны на фактических обстоятельствах уголовного дела и ничем не подтверждаются. Так, выводы о том, что ФИО1 неоднократно подделывались какие-либо документы — основаны на домыслах и предположениях, ввиду отсутствия достаточных оснований, а в частности заключений экспертизы.
Данное обстоятельство согласуется с принципами, закрепленными ч. 4 ст. 302 УПК РФ, а также п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 г. «О судебном приговоре», где указано на то, что обвинение не может быть основано на предположениях и может существовать исключительно при условии, что виновность лица в совершении инкриминируемых ему деяниях подтверждена совокупностью исследованных доказательств, которых в данном конкретном случае в материалах дела не имеется.
Помимо этого, ФИО6, как представитель потерпевшего ООО «НАЗВАНИЕ» является процессуально заинтересованным лицом и к ее показаниям следует относится критически, с учетом подтверждения сказанного конкретными фактическими обстоятельствами по делу.
Таким образом, защита полагает, что данный холодильник НАИМЕНОВАНИЕ никем похищен не был и до настоящего времени находится в ООО «НАЗВАНИЕ», непосредственно в комнате приема пищи.

Выводы стороны обвинения о том, что ФИО1 предоставлял фиктивные документы о неисправности ТМЦ, подделывал акты на списание ТМЦ, а также подменял приобретенные в личных целях на денежные средства, принадлежащие ООО «НАЗВАНИЕ» ТМЦ основаны исключительно на предположении стороны обвинения.
Полагаем, что в данном случае речь идет об актах на списание двух смартфонов НАИМЕНОВАНИЕ и НАИМЕНОВАНИЕ1 и метеостанции НАИМЕНОВАНИЕ.
Итак, согласно материалам уголовного дела имеются:
Акт технического осмотра № от ДАТА, согласно которого от ООО «НАЗВАНИЕ» принят в диагностику смартфон НАИМЕНОВАНИЕ. В результате диагностики установлены следующие неисправности: выход из строя интегральных микросхем, электрически связанных компонентов, изготовленных в едином технологическом цикле на единой полупроводниковой основе. Данные неисправности являются заводским браком, дефекты являются неустранимыми. Требуется замена материнской платы. Замена материнской платы с учетом комплектующей будет превышать стоимость нового аппарата. Заключение: ремонт нерентабелен.
Акт технического осмотра № от ДАТА, согласно которого от ООО «НАЗВАНИЕ» принят в диагностику смартфон НАИМЕНОВАНИЕ1. В результате диагностики установлены следующие неисправности: вышла из строя микросхема памяти. Данные неисправности являются заводским браком. Требуется замена микросхемы и запись программного обеспечения. Данные виды работ с учетом комплектующих будут превышать стоимость нового аппарата. Заключение: ремонт нерентабелен.
После чего, был подписан Акт на списание ТМЦ от ДАТА, который был утвержден генеральным директором ООО «НАЗВАНИЕ» ФИО1, за подписью заместителя генерального директора ФИО8, главного бухгалтера ФИО4, специалиста ИТСО ФИО14. Согласно данного акта списаны ТМЦ, находящиеся в эксплуатации у охранников на постах смартфон НАИМЕНОВАНИЕ и смартфон НАИМЕНОВАНИЕ1.
Согласно имеющемуся в материалах рассматриваемого уголовного дела выше приведенному Акту на списание товарно-материальных ценностей от ДАТА двух смартфонов «НАИМЕНОВАНИЕ», следует, что данные товарно-материальные ценности не могут быть вменены в рамках причинения ущерба ООО «НАЗВАНИЕ», о чем в данном акте были поставлены подписи главного бухгалтера и специалиста ИТСО (инженерно-технической службы), как не имеющие материальной ценности для ООО «НАЗВАНИЕ», о чем было приложено экспертное заключение технического средства, как негодного товара имеющего производственный брак.
Аналогично подтверждается и списание Метеостанции НАИМЕНОВАНИЕ.

При этом факт подлинности либо подложности указанных актов в материалах дела следствием не исследовался, в связи с чем и в соответствии с положениями ст. 14 УПК РФ указанные акты должны быть признаны подлинными, а списанные товарно-материальные ценности не имеющими материального эквивалента стоимости для ООО «НАЗВАНИЕ».

Утверждения о фальсификации актов технического заключения о непригодности к эксплуатации двух смартфонов «НАИМЕНОВАНИЕ», а равно и Метеостанции «НАИМЕНОВАНИЕ» основаны на домыслах и предположениях стороны обвинения, так как в отношении данных документов следствием не проводились какие-либо экспертизы на подлинность, в связи с чем у обвинения нет и не может быть оснований считать данные документы недействительными.

Здесь прошу отметить, что процедура списания заключается в следующем: сначала была сформирована комиссия по списанию, которая, согласно документам, состояла из генерального директора ФИО8, главного бухгалтера ФИО4 и специалиста ИТСО ФИО14. Данная комиссия проверяет действительность списания, после чего подписывает или не подписывает акт на списание ТМЦ, а после чего передается на утверждение ген. директору, в лице ФИО1. Фактически, ФИО1 не проверяет действительность списания, он лишь как руководитель, основывается на мнении комиссии, которые выразили его своими подписями в акте. А на основании этих подписей, ген. директор, как лицо ответственное за ТМЦ утверждает данный акт и списываются такие ТМЦ. Т.е. сам ФИО1 никакого отношения к проверке списания или к проверке действительности технических заключений не имеет. Он лишь смотрит и руководствуется мнением и решением комиссии.

Аналогичное и в отношении Метеостанции НАИМЕНОВАНИЕ.
Сначала комиссия получила Акт технического осмотра №, который имеется в материалах уголовного дела, и согласно которого от ООО «НАЗВАНИЕ» принята в диагностику Метеостанция НАИМЕНОВАНИЕ. В результате диагностики установлены следующие неисправности: На печатной плате был обнаружен не удаленный флюс-паста, что привело к короткому замыканию. Данная комплектующая отсутствует в продаже. Заключение: ремонту не подлежит.
А после чего комиссией аналогично был подписан Акт на списание ТМЦ от ДАТА, который на основании решения приемочной комиссии, за подписью заместителя генерального директора ФИО8, главного бухгалтера ФИО4, специалиста ИТСО ФИО14, а после чего утвержденный генеральным директором ООО «НАЗВАНИЕ» ФИО1, списаны ТМЦ, находящиеся в эксплуатации у охранников на постах, а именно Метеостанции НАИМЕНОВАНИЕ. Причина: производственный дефект.
В данном случае аналогично, никаких экспертиз на подлинность или поддельность данных актов стороной обвинения не проводилось и суду представлено не было, а потому любые тезисы об этом не подтверждаются доказательствами.

Относительно металлической двери НАИМЕНОВАНИЕ ФИО1 пояснил, что действительно в помещении ООО «НАЗВАНИЕ» имеется дверь, которая была обнаружена в рамках уголовного дела. Данная дверь б/у и действительно принадлежит ФИО1. Он ее привез и положил в ООО «НАЗВАНИЕ» в целях потом по возможности использовать в служебных целях, так как он хотел сформировать служебные кабинеты, в которые бы и установил данную дверь.
Из показаний других участников процесса следует, что ФИО1 действительно хранил в помещениях ООО «НАЗВАНИЕ» свои личные вещи, а потому нет ничего удивительного, что ФИО1 привез туда и свою собственную дверь.
Куда пропала дверь, купленная на денежные средства ООО «НАЗВАНИЕ» ФИО1 неизвестно. Доказательств того, что указанную дверь похитил ФИО1 сторона обвинения суду не предоставила, таким образом у суда нет оснований полагать, что данную металлическую дверь похитил ФИО1.
Помимо этого, помещения ООО «НАЗВАНИЕ» не осматривались. Вероятно, данная дверь могла быть никем и не похищена, а установлена на какой-нибудь объект ООО «НАЗВАНИЕ».

Также сторона защиты полагает, что позиция обвинения об отсутствии экономической выгоды, равно как и о рациональном, либо нерациональном использовании денежных средств ООО «НАЗВАНИЕ» не может быть основана на показаниях сотрудников данной организации, а именно: показаниях ФИО6, ФИО5, ФИО12, ФИО4, ФИО8 и др. лиц, исходя из того, что согласно ст. 2 ГК РФ предпринимательская деятельность является самостоятельной и осуществляемой на свой риск, а также в силу того что наличие факта целесообразности той или иной экономической сделки может оценивать исключительно суд в рамках проведенной финансово-экономической экспертизы, но никак не заместитель генерального директора или главный бухгалтер самой исследуемой организации.
Согласно имеющемуся в материалах рассматриваемого уголовного дела Акту на списание товарно-материальных ценностей от ДАТА, а именно двух смартфонов «НАИМЕНОВАНИЕ», следует, что данные товарно-материальные ценности не могут быть вменены в рамках причинения ущерба ООО «НАЗВАНИЕ», о чем в данном акте были поставлены подписи главного бухгалтера и специалиста ИТСО (инженерно-технической службы), как не имеющие материальной ценности для ООО «НАЗВАНИЕ», о чем было приложено экспертное заключение технического средства, как негодного товара имеющего производственный брак. Аналогично подтверждается и списание Метеостанции «НАИМЕНОВАНИЕ».
Поводом же к возбуждению уголовного дела является Заявление о возбуждении уголовного дела действующего генерального директора ООО «НАЗВАНИЕ» ФИО8 от ДАТА по факту хищения денежных средств по договору аренды автомобиля, а также аренды жилого помещения. При этом, факт хищения товарно-материальных ценностей, принадлежащих ООО «НАЗВАНИЕ», в заявлении не имеется.
На каком основании следствие вменяет причинение ущерба ООО «НАЗВАНИЕ» в виду пропажи товарно-материальных ценностей остается неизвестным, в связи с тем, что о хищении данных средств никто не заявлял, равно как и по данным фактам не возбуждались уголовные дела. Таким образом, следствие самостоятельно вменило в вину ФИО1 хищение указанных выше товарно-материальных ценностей.

Помимо этого, защита приобщила к материалам дела медицинские документы ФИО1, согласно которых следует, что у ФИО1 имеются заболевания сердца, а именно «гипертоническая болезнь второй стадии, а также атеросклеротическое ожирение второй степени, артериальная гипертензия».
По месту жительства ФИО1 характеризуется положительно. Имеет награды: награжден нагрудным знаком «НАИМЕНОВАНИЕ». Помимо этого имеет множественные поощрения, грамоты и т.д.
Имеет работу, стабильный доход.
На иждивении находится супруга ФИО2 и двое несовершеннолетних детей.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 53 УПК РФ,

П Р О Ш У:

Оправдать ФИО1 в совершении инкриминируемых ему преступлений.

Защитник ФИО1 адвокат: _________ Антонов А.П.

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны ФИО участников дела изменены

Дата актуальности материала: 16.01.2023

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

Наша практика

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

Постановление Правительства РФ от 23.01.2023 N 58 "О размерах коэффициентов и процентных надбавок и порядке их применения для расчета денежного довольствия военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, и сотрудников некоторых федеральных органов исполнительной власти, проходящих военную службу (службу) в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в других местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, в том числе отдаленных местностях, высокогорных районах, пустынных и безводных местностях Российской Федерации, и признании утратившими силу некоторых актов и отдельных положений некоторых актов Правительства Российской Федерации" (вместе с "Правилами применения коэффициентов (районных, за военную службу (службу) в высокогорных районах Российской Федерации, за военную службу (службу) в пустынных и безводных местностях Российской Федерации) и процентных надбавок к денежному довольствию военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, сотрудников, имеющих специальные звания и проходящих службу в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы Российской Федерации, органах принудительного исполнения Российской Федерации, федеральной противопожарной службе Государственной противопожарной службы и таможенных органах Российской Федерации, лиц, проходящих службу в войсках национальной гвардии Российской Федерации и имеющих специальные звания полиции, проходящих военную службу (службу) в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях, а также в других местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, в том числе отдаленных местностях, высокогорных районах, пустынных и безводных местностях Российской Федерации")

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed