г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Санкт-Петербург, Спасский пер., д. 14/35, лит. А, офис 1304
АНТОНОВ
И ПАРТНЁРЫ
АДВОКАТСКОЕ БЮРО

Обзор судебной практики по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции за 2021 год

Вопросы квалификации

Признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям (например, тяжкие последствия, существенный вред, наличие корыстной или иной личной заинтересованности), суд обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака.

Приговором мирового судьи судебного участка № 62 Иркутского района Иркутской области от 30 ноября 2020 г.  Б. осужден по ч. 1 ст. 167 УК РФ к 300 часам обязательных работ. На основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ он освобожден от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Апелляционным постановлением Иркутского районного суда Иркутской области от 4 июня 2021 г. приговор отменен в части возмещения процессуальных издержек, в остальной части оставлен без изменения.

Судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции отменила апелляционное определение и направила дело на новое апелляционное рассмотрение, в том числе указав следующее.

Приговором мирового судьи Б. осужден по ч. 1 ст. 167 УК РФ за умышленное повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба.

Причинение значительного ущерба является обязательным признаком объективной стороны состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 167 УК РФ, и при этом указанный признак относится к оценочным категориям.

В соответствии с нормами уголовно-процессуального закона и разъяснениями, содержащимися в п. 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 г. № 55 «О судебном приговоре», признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям, суд не должен ограничиваться в приговоре ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака.

Из материалов уголовного дела видно, что мировым судьей вопросы значительности причиненного ущерба не разрешались, по данным обстоятельствам потерпевший допрошен не был, его показания на предварительном следствии судом не оглашались, обстоятельства, подтверждающие причинение значительного ущерба, в судебном заседании не исследовались и в приговоре не приведены.

При этом суд апелляционной инстанции не только не устранил допущенное нарушение закона, но и указал в своем решении на то, что все обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу в соответствии со ст. 73 УПК РФ, мировым судьей установлены.

Определение № 77-5634/2021

Незаконный сбыт наркотических средств следует считать оконченным преступлением с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю указанных средств независимо от их фактического получения приобретателем. 

При этом передача реализуемых наркотических средств приобретателю может быть осуществлена любыми способами, в том числе непосредственно или путем сообщения приобретателю о месте их хранения.

Приговором Черновского районного суда г. Читы Забайкальского края от 9 ноября 2017 г. К. осужден по ч. 1 ст. 228, ч. 2 ст. 228, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к наказанию в виде 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Согласно приговору К. признан виновным помимо прочего в том, что вступил в предварительный сговор с неустановленным лицом на незаконный сбыт наркотического средства посредством проведения закладок в тайниках. Неустановленный соучастник бесконтактным способом через тайники передавал К. наркотическое средство, тот фасовал наркотики и размещал их в других тайниках, фотографии и описание которых с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» направлял неустановленному соучастнику для отчета, с тем чтобы обеспечить передачу наркотиков от указанного лица потребителям.

Эти действия К. квалифицированы по п. «г» ч. 4 ст. 228 УК РФ как незаконный сбыт наркотических средств с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору. При этом суд исходил из того, что умысел К. был доведен им до конца, так как все наркотическое средство он разложил по закладкам, отчитался об этом перед соучастником и даже получил за выполненную работу оплату.

Вместе с тем суд не учел, что одним из необходимых условий сбыта наркотических средств способом, избранным К. и его соучастником, является доведение последним информации о местах нахождения закладок до потребителей наркотиков.   

Поскольку в приговоре указание на такое обстоятельство отсутствует, квалификацию действий К. как оконченное преступление нельзя признать обоснованной и законной.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции переквалифицировала действия К. по вышеописанным событиям на ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и смягчила назначенное ему наказание.

Определение № 77-5572/2021

Назначение наказания

В соответствии с ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести и преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет. Отсутствует рецидив преступлений и в случае, когда новое преступление совершено после постановления предыдущего приговора, но до вступления его в законную силу.

Приговором Шилкинского районного суда Забайкальского края от 20 января 2021 г. Ш. осужден по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору этого же суда от 28 мая 2020 г. окончательно Ш. назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции приговор изменен, в том числе по следующим основаниям.

Из приговора следует, что при назначении наказания суд в соответствии со ст. 63 УК РФ учел в качестве отягчающего наказание обстоятельства рецидив преступлений.

Согласно приговору и материалам дела, до совершения преступления по настоящему делу Ш. был трижды судим Шилкинским районным судом Забайкальского края (20 марта 2019 г., 28 мая 2020 г. и 2 июня 2020 г.).

Вместе с тем приговором от 20 марта 2019 г. Ш. был осужден за совершение преступлений в несовершеннолетнем возрасте, а приговором от 2 июня 2020 г. — за совершение преступления небольшой тяжести. 

По настоящему делу преступление Ш. совершил 15 июля 2020 г., то есть после постановления судом приговора от 28 мая 2020 г., но до вступления его в законную силу 9 сентября 2020 г. 

Таким образом, с учетом приведенных выше положений уголовного закона, судимости Ш. не могли учитываться при признании рецидива преступлений.

При изложенных обстоятельствах из приговора в отношении Ш. исключено указание о признании в качестве отягчающего ему наказание обстоятельства рецидива преступлений.

Определение № 77-5362/2021

По смыслу положений ст. 18 УК РФ в случае назначения судом наказания по совокупности преступлений по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ преступление, совершенное до постановления предыдущего приговора, не образует рецидива преступлений. 

Приговором Боханского районного суда Иркутской области от 5 февраля 2020 г. М. осужден по ч. 2 ст. 228, ч. 1 ст. 119 УК РФ на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к наказанию в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ ему отменено условное осуждение по  приговору мирового судьи от 10 июля 2019 г. и на основании ст. 70 УК РФ окончательно назначено 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда от 21 апреля 2020 г. приговор оставлен без изменения.

Как усматривается из приговора, суд первой инстанции, с учетом предыдущих судимостей М. по приговорам Усть-Удинского районного суда Иркутской области от 8 мая 2009 г. и 20 апреля 2011 г., признал в качестве отягчающего наказание М. обстоятельства особо опасный рецидив преступлений и назначил последнему для отбывания наказания исправительную колонию особого режима.

Вместе с тем суд не принял во внимание, что приговором от 20 апреля 2011 г. наказание М. назначалось по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием, назначенным приговором от 8 мая 2009 г., то есть указанные приговоры образуют для осужденного одну судимость и опасный, а не особо опасный рецидив преступлений.

Суд апелляционной инстанции, пересматривая приговор, также не принял во внимание указанное обстоятельство.

Судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции исключила из приговора и апелляционного определения указание на наличие в действиях М. особо опасного рецидива преступлений и изменила вид назначенного ему исправительного учреждения на исправительную колонию строгого режима.

Определение № 77-3604/2021

При любом виде рецидива преступлений срок наказания не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление (ч. 2 ст. 68 УК РФ).

Приговором Таштыпского районного суда Республики Хакасия от 11 февраля 2021 г. С. осужден по ч. 1 ст. 314.1 УК РФ к 100 часам обязательных работ.

Судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции отменила приговор, в том числе указав следующее.

Суд не принял во внимание требования ч. 2 ст. 68 УК РФ и, не усмотрев оснований для применения положений ч. 3 ст. 68 УК РФ, при наличии в действиях С. рецидива преступлений назначил ему наказание менее одной трети части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией ч. 1 ст. 314.1 УК РФ.

Определение № 77-4479/2021

Наличие у виновного малолетнего ребенка не может расцениваться как смягчающее наказание обстоятельство, предусмотренное п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ, если виновный не принимает участие в его воспитании и материальном содержании либо совершил в отношении него преступление. 

Приговором Северского городского суда Томской области от 1 марта 2021 г. П. осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ч. 4 ст. 74 УК РФ ему отменено условное осуждение по приговору этого же суда от 6 октября 2020 г. и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В кассационной жалобе осужденный П. помимо прочего отметил, что суд необоснованно не признал в качестве смягчающего наказание обстоятельства наличие у него малолетних детей.

Судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции оставила жалобу без удовлетворения, а приговор без изменения, указав следующее.

Вопреки доводам кассационной жалобы суд обоснованно не признал в качестве смягчающего наказание обстоятельства наличие у осужденного малолетних детей, поскольку уголовный закон связывает указанное обстоятельство с выполнением виновным обязанностей родителя по воспитанию и материальному содержанию детей. 

Таких обстоятельств в ходе судебного разбирательства по данному делу установлено не было. Напротив, согласно принятым судом во внимание показаниям бывшей супруги осужденного, допрошенной в судебном заседании, П. со своими детьми не общается, участия в их воспитании не принимает, материальной помощи не оказывает.

Определение № 77-2593/2021

Приговором Первомайского районного суда г. Новосибирска от 17 ноября 2020 г. Ю. осужден по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ к 12 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год. 

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Новосибирского областного суда от 2 марта 2021 г. приговор оставлен без изменения.  

Судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции по кассационному представлению отменила приговор и апелляционное определение по следующим основаниям.

Приговором суда Ю. признан виновным в совершении действий сексуального характера в отношении своей малолетней дочери с использованием ее беспомощного состояния.

Вместе с тем, решая вопрос о наказании Ю., суд первой инстанции необоснованно и без учета разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащихся в п. 28 постановления от 22 декабря 2015 г. № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», признал наличие у осужденного малолетнего ребенка, в отношении которого совершено преступление, смягчающим наказание обстоятельством.

Определение № 77-3765/2021

Разрешая вопрос о возможности назначения лицу наказания в виде исправительных работ суд должен выяснять трудоспособность такого лица, наличие или отсутствие у него основного места работы, место постоянного жительства, а также другие свидетельствующие о возможности исполнения данного вида наказания обстоятельства.

Приговором Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 7 июля 2020 г. Х. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% из заработной платы в доход государства.

Судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции пришла к выводу, что, назначая Х. наказание в виде исправительных работ, суд существенно нарушил требования Общей части Уголовного кодекса РФ.

Из материалов уголовного дела следует, что Х. является гражданином Республики Таджикистан, на территории Российской Федерации находится с 2014 года, длительное время не имеет официального места работы, патент или разрешение на работу у него отсутствуют, а срок пребывания на территории России истек 23 марта 2020 года.

Согласно ч. 4 ст. 13 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» иностранный гражданин, в том числе временно пребывающий в Российской Федерации, имеет право осуществлять трудовую деятельность в случае, если он достиг возраста восемнадцати лет, при наличии разрешения на работу или патента.

При этом в соответствии с п. 5 ч. 9 ст. 18 указанного Федерального закона в случае, если иностранный гражданин осужден вступившим в законную силу приговором суда за совершение преступления, разрешение на работу данному иностранному гражданину не выдается, а выданное разрешение на работу аннулируется.

Приведенные нормы закона во взаимосвязи с положениями уголовного закона исключали возможность назначения Х. наказания в виде исправительных работ, поскольку он как временно пребывающий в Российской Федерации иностранный гражданин, осужденный за совершенное преступление, лишен возможности осуществлять трудовую деятельность в Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции назначила Х. наказание в виде штрафа в размере 40 000 рублей и на основании ч. 5 ст. 72 УК РФ, учитывая срок содержания его под стражей, полностью освободила от исполнения наказания.

Определение № 77-3509/2021

В соответствии с ч. 4 ст. 69 УК РФ при совокупности преступлений к основным видам наказаний могут быть присоединены дополнительные виды наказаний. При этом окончательное дополнительное наказание при частичном или полном сложении наказаний не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью УК РФ.

Приговором Мамонтовского районного суда Алтайского края от 15 октября 2020 г. Д. осужден по ст. 264.1 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на 2 года 2 месяца. 

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору Октябрьского районного суда г. Барнаула Алтайского края от 11 сентября 2020 г. окончательно Д. назначено 2 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на 3 года 6 месяцев. 

Вместе с тем при назначении дополнительного наказания по совокупности преступлений на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ судом были допущены существенные нарушения норм уголовного закона.

Санкция ст. 264.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 23 апреля 2019 г. № 65-ФЗ) предусматривает дополнительное наказание в виде лишения права заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет.

В соответствии с ч. 2 ст. 47 УК РФ лишение права заниматься определенной деятельностью в качестве дополнительного вида наказания устанавливается на срок от 6 месяцев до 3 лет.

В силу ч. 4 ст. 69 УК РФ при частичном или полном сложении наказаний окончательное дополнительное наказание не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью УК РФ.

В нарушение приведенных требований уголовного закона суд, применяя положения ч. 5 ст. 69 УК РФ и назначая Д. наказание по совокупности преступлений, определил срок дополнительного наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, в 3 года 6 месяцев, то есть больше максимально возможного для данного вида наказания.

Судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции изменила приговор в отношении Д. и снизила срок назначенного ему на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ дополнительного наказания до 3 лет.

Определение № 77-5079/2021

Процессуальные вопросы

По смыслу закона, если приговор, определение, постановление суда первой инстанции являлись предметом проверки в апелляционном и (или) кассационном порядке либо в порядке надзора, то заключение прокурора о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств рассматривается судом, вынесшим последнее судебное решение. 

Постановлением Советского районного суда г. Томска от 21 октября 2020 г. удовлетворено заключение первого заместителя прокурора Томской области о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств и приговор вышеназванного суда от 20 декабря 2018 г. в отношении  Б., осужденного по п. «а» ч. 2 ст. 172 УК РФ, отменен в части решения вопроса о зачете в срок лишения свободы времени задержания и содержания под стражей. Уголовное дело в отмененной части передано для производства нового судебного разбирательства.

Апелляционным постановлением Томского областного суда от 10 декабря 2020 г. постановление оставлено без изменения.

Судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции отменила постановления судов первой и апелляционной инстанций по следующим основаниям.

Как следует из материалов уголовного дела, приговор в отношении Б. проверялся и был оставлен без изменения судом апелляционной инстанции. Определением судебной коллегии по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 18 февраля 2020 г. приговор и апелляционное определение по делу Б. отменены в части назначения вида исправительного учреждения.

Принимая к производству заключение прокурора о возобновлении производства по делу в отношении Б. ввиду новых обстоятельств, суд первой инстанции не учел требования уголовно-процессуального закона, определяющие инстанционность рассмотрения этого вопроса в случаях, если приговор, определение, постановление являлись предметом пересмотра в судах апелляционной и (или) кассационной инстанций.

Суд апелляционной инстанции допущенное нарушение не устранил.

Определение № 77-5501/2021

Иные вопросы

В системе действующего правового регулирования, в том числе в нормативном единстве со ст. 131 УПК РФ, расходы на оплату услуг представителя обвиняемого не относятся к числу процессуальных издержек, а могут расцениваться как вред, причиненный лицу в результате его необоснованного уголовного преследования. 

Расходы на оплату услуг защитника лица, оправданного по делу частного обвинения, могут быть взысканы на основании и в порядке, предусмотренном ст. 1064 ГК РФ, положения которой предполагают возможность полного либо частичного возмещения частным обвинителем вреда в зависимости от фактических обстоятельств дела, свидетельствующих о добросовестном заблуждении или же, напротив, о злонамеренности, имевшей место в его действиях, а также с учетом требований разумной достаточности и справедливости.  

Приговором мирового судьи судебного участка № 1 Краснозерского судебного района Новосибирской области от 2 сентября 2016 г. Л. и Ш. оправданы по предъявленному частному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в их действиях состава преступления. 

Постановлением этого же мирового судьи от 6 февраля 2020 г. частично удовлетворено заявление Ш. о возмещении имущественного вреда в связи с оправдательным приговором и с Л. в его пользу взыскано 28 000 рублей в возмещение сумм, выплаченных представителю за оказание юридической помощи. В удовлетворении аналогичного требования Л. отказано в связи с истечением срока давности.

Апелляционным постановлением Краснозерского районного суда Новосибирской области от 29 июня 2020 г. постановление оставлено без изменения.

Судебной коллегией по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции постановление мирового судьи и апелляционное постановление отменены, производство по заявлениям Л. и Ш. прекращено по следующим основаниям.

По смыслу закона расходы на оплату услуг представителя лица, оправданного по делу частного обвинения, не относятся к числу процессуальных издержек. Данные расходы, как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, могут расцениваться как вред, причиненный лицу в результате его необоснованного уголовного преследования, и подлежат взысканию на основании ст. 1064 ГК РФ в порядке гражданского судопроизводства (Определения от 2 июля 2013 г. N 1057-О, от 26 мая 2016 г. № 1141-О). 

Таким образом, восстановление прав лица, нарушенных в результате действий частного обвинителя, может быть осуществлено путем принятия судом по заявлению этого лица решения о возмещении ему вреда, причиненного в результате его необоснованного уголовного преследования, в ином процессуальном порядке, нежели в порядке уголовного судопроизводства, в том числе предусмотренном главами 18 и 47 УПК РФ.

Определение № 77-2574/2021

Признав доказанным, что у лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, суд выносит постановление в соответствии со ст. 81 УК РФ об освобождении этого лица от наказания и о применении к нему принудительных мер медицинского характера (ч. 1 ст. 443 УПК РФ).

Постановлением Доволенского районного суда Новосибирской области от 26 января 2021 г. В. освобожден от уголовной ответственности за совершение запрещенного уголовным законом деяния, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ, к нему применены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях. 

Судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции, проверив материалы уголовного дела по кассационному представлению прокурора, отменила постановление суда.

Суд первой инстанции установил, что В. совершил запрещенное уголовным законом деяние, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ, при этом, согласно заключению комиссии экспертов, он страдал ранее и страдает в настоящее время психическим заболеванием, которое не лишало В. в период времени, относящийся к инкриминируемому деянию, способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Однако после совершения инкриминируемого противоправного деяния у В. развилось временное психическое расстройство и психические нарушения выражены столь значительно, что лишают его в настоящее время способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, ему рекомендуется принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях специализированного типа. 

Вместе с тем суд, ссылаясь на положения ст. 81 УК РФ, в соответствии с которыми лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, освобождается от наказания, постановил освободить В. от уголовной ответственности.

Учитывая, что установленный ст. 401.6 УПК РФ срок не истек, постановление об освобождении В. от уголовной ответственности отменено с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Определение № 77-3854/2021

Решение об освобождении лица от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа должно приниматься с учетом всех обстоятельств, позволяющих судить о наличии либо отсутствии предусмотренных ст. 76.2 УК РФ оснований и условий для принятия такого решения, и должно быть надлежаще мотивировано в судебном постановлении.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 1 Центрального судебного района г. Новосибирска от 8 декабря 2020 г. по ходатайству следователя уголовное дело в отношении Н., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 291.2 УК РФ, прекращено на основании ст. 25.1 УПК РФ с назначением ему меры уголовно-процессуального характера в виде судебного штрафа в размере 20 000 рублей.

Из материалов дела следует, что органом предварительного следствия Н. подозревается в том, что, занимая должность старшего инспектора дорожно-патрульной службы, то есть являясь должностным лицом правоохранительного органа, наделенного в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости, постоянно осуществляющим функции представителя власти, во время патрулирования получил от водителя А. денежную сумму в размере 2000 рублей за непринятие мер, направленных на привлечение А. к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.19 КоАП РФ и задержание его автомобиля.

Принимая решение о прекращении уголовного дела в отношении Н., мировой судья сослался на привлечение подозреваемого к уголовной ответственности впервые, совершение им преступления небольшой тяжести, признание вины, раскаяние в содеянном, явку с повинной, положительные характеристики, наличие несовершеннолетних детей, заглаживание причиненного вреда путем перечисления 5000 рублей социально-реабилитационному центру для несовершеннолетних.

Вместе с тем мировой судья не учел, что, по смыслу закона, при решении вопроса о прекращении уголовного дела суд обязан не просто констатировать наличие или отсутствие указанных в законе оснований для освобождения от уголовной ответственности, а принять справедливое и мотивированное решение с учетом совокупности всех данных, характеризующих, в том числе, особенности объекта преступного посягательства, обстоятельств совершения уголовно наказуемого деяния, конкретные действия, предпринятые лицом для возмещения ущерба или иного заглаживания причиненного преступлением вреда, изменение степени общественной опасности деяния вследствие таких действий.

Между тем выводы о заглаживании Н. причиненного преступлением вреда мировым судьей не мотивированы, сама же по себе передача подозреваемым 5000 рублей социально-реабилитационному центру для несовершеннолетних не свидетельствует о восстановлении нарушенных в результате его действий законных интересов общества и государства и снижении общественной опасности содеянного.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции удовлетворила представление прокурора и отменила постановление о прекращении дела в отношении Н., дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Определение № 77-3211/2021

Отказ в приеме сообщения о преступлении либо бездействие при проверке этих сообщений, как затрудняющие доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд в порядке ст. 125 УПК РФ.

С учетом этого, решая вопрос о наличии либо отсутствии предмета обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ, суду следует установить наличие предусмотренных законом оснований для рассмотрения должностным лицом конкретного сообщения с использованием той или иной процедуры, в частности, имелись ли в сообщении данные, указывающие на признаки преступления, подлежащие проверке должностным лицом в порядке, предусмотренном ст. ст. 144, 145 УПК РФ.

Постановлением Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 30 ноября 2020 г. Г. отказано в принятии жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконным и необоснованным бездействия руководителя следственного отдела СУ СК России по Новосибирской области.

В кассационной жалобе Г. просил направить материалы на новое рассмотрение в порядке ст. 125 УПК РФ, указывая, что им оспаривается бездействие должностного лица по сообщению о преступлении. 

 Проверив представленные материалы, изучив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции пришла к следующим выводам.

Руководитель следственного отдела, получив обращение Г., определил порядок его рассмотрения в соответствии с Федеральным законом от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (далее – Федеральный закон от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ) в течение 30 дней со дня регистрации обращения. 

На момент подачи заявителем жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ указанный срок рассмотрения должностным лицом обращения Г. не истек, с учетом этого обстоятельства суд первой инстанции сделал вывод об отсутствии предмета обжалования. 

Суд апелляционной инстанции согласился с таким выводом.

Вместе с тем суды первой и апелляционной инстанций не учли, что Федеральный закон от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ предусматривает порядок рассмотрения всех обращений граждан, за исключением тех, которые подлежат рассмотрению в порядке, установленном федеральными конституционными законами и иными федеральными законами.

Поскольку порядок рассмотрения заявления о преступлении предусмотрен Уголовно-процессуальным кодексом РФ (ст. ст. 144, 145), на такое заявление не могут распространяться нормы Федерального закона от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ.

При этом отличия в процедуре рассмотрения заявления о преступлении и иных обращений граждан предполагают обязанность руководителя следственного органа при принятии решения о порядке рассмотрения адресованного ему заявления о преступлении проверить его на соответствие требованиям ст. 141 УПК РФ и в случае его несоответствия этим требованиям мотивировать свое решение о рассмотрении заявления в порядке, установленном Федеральным законом от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ.

Иное означало бы наделение руководителя следственного органа полномочиями по произвольному определению порядка рассмотрения заявлений о преступлении, что приводило бы к нарушению конституционных прав потерпевших от преступлений лиц на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Вопреки указанным положениям закона суд первой инстанции не проверил возможность принадлежности обращения Г. в следственные органы к относящимся к сфере уголовного судопроизводства заявлениям о преступлении, что предрешило неопределенность в вопросе о том, подлежало ли обращение рассмотрению в порядке ст. ст. 144, 145 УПК РФ.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции признала отказ в принятии жалобы Г., поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, незаконным.

Материал передан на новое судебное рассмотрение.

Определение № 77-4999/2021

Иск о возмещении расходов на оплату медицинской помощи, оказанной застрахованному лицу вследствие причинения вреда его здоровью, и связанных с ними расходов предъявляются к лицу, причинившему вред, страховой медицинской организацией или Федеральным фондом обязательного медицинского страхования и рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства.

Приговором Минусинского городского суда Красноярского края от 12 ноября 2019 г. М. осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, к 5 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров с частичным присоединением неотбытого наказания по другому приговору М. назначено наказание в виде 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Гражданский иск прокурора о взыскании с М. в пользу Территориального фонда обязательного медицинского страхования Красноярского края средств, затраченных на лечение потерпевшей, удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 18 февраля 2020 г. приговор оставлен без изменения.

Судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции отменила приговор и апелляционное определение по делу М. в части решения по гражданскому иску, он оставлен без рассмотрения по следующим основаниям.

Удовлетворяя гражданский иск прокурора, суд первой инстанции вопреки требованиям уголовно-процессуального закона не обосновал свое решение в приговоре.

Между тем в соответствии со ст. 31 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» иск о возмещении расходов на оплату медицинской помощи, оказанной застрахованному лицу вследствие причинения вреда его здоровью, и связанных с ними расходов предъявляются страховой медицинской организацией или Федеральным фондом обязательного медицинского страхования и рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства.

При изложенных обстоятельствах, с учетом требований закона, гражданский иск прокурора не подлежал рассмотрению. 

Определение № 77-3188/2021

По гражданскому иску, заявленному в защиту интересов несовершеннолетнего потерпевшего, взыскание производится в пользу самого несовершеннолетнего.

Приговором Заводского районного суда г. Кемерово от 23 декабря 2020 г. А. осужден по ч. 1 ст. 135 УК РФ (четыре преступления) на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 2 годам ограничения свободы.

Гражданский иск законного представления несовершеннолетней потерпевшей о компенсации морального вреда удовлетворен частично. 

Отменяя приговор суда в части решения по гражданскому иску, судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции указала следующее.

Как следует из приговора суда, денежные средства в счет компенсации морального вреда взысканы в пользу Л. — законного представителя несовершеннолетней потерпевшей К.

Принимая такое решение, суд первой инстанции не в полной мере учел положения ч. 3 ст. 44 и ч. 2 ст. 45 УПК РФ, а также не принял во внимание разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данные в п. 3 постановления от 13 октября 2020 г. № 23 «О практике рассмотрения судами гражданского иска по уголовному делу», согласно которым, если потерпевшим по уголовному делу является несовершеннолетний, гражданский иск в защиту его интересов может быть предъявлен их законными представителями, но взыскание в таких случаях производится в пользу самого несовершеннолетнего.

Уголовное дело в отменной части направлено на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Определение № 77-3813/2021

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СВЕДЕНИЯ

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 октября 2021 г. N 32 «О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам» абзац второй п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2009 г. N 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» дополнен предложениями следующего содержания: 

«При этом в соответствии с частью 2 статьи 72 УК РФ срок более мягкого вида наказания должен определяться с учетом положений части 1 статьи 71 УК РФ. Например, в случае замены лишения свободы исправительными работами, если неотбытая часть наказания в виде лишения свободы составляет 6 месяцев, то срок исправительных работ не должен превышать 1 год 6 месяцев.»

В связи с данными разъяснениями из раздела «Иные вопросы» Обзора судебной практики по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции № 2 (2020) исключается пример замены судом неотбытой части наказания в виде лишения свободы более мягким видом наказания (определение № 77-824/2020). 

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».(А)

Материал статьи взят из открытых источников

Дата актуальности материала: 26.01.2023

Оставить комментарий

Добавить комментарий
Ваш email не будет опубликован.

Готовы доверить решение проблемы нам?

Ваше сообщение успешно отправлено.
Наши сотрудники свяжутся с Вами в ближайшее время.

Наша главная цель — помощь клиентам в решении существующих проблем и их профилактика в будущем.

Оставьте заявку на консультацию, чтобы убедиться в этом лично!

Мы работаем по всей России. Укажите Ваш город в комментарии

Отправляя форму вы соглашаетесь на обработку персональных данных

Отзывы

Получить консультацию юриста
Наверх
x
Полезная информация
Сторонние сайты