г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 18.08.2020 по делу № 77-1429/2020. В данном решении суд распространил запрет на восстановление пояснений подозреваемого (обвиняемого) показаниями понятых

  • Главная
  • Профессиональные новости
  • Определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 18.08.2020 по делу № 77-1429/2020. В данном решении суд распространил запрет на восстановление пояснений подозреваемого (обвиняемого) показаниями понятых

СЕДЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 августа 2020 года № 77-1429/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Чистяковой Н.И.,

судей Нарской М.Ю. и Симаковой И.Н.

при секретаре П.

с участием прокурора Ефремова В.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного И. на приговор Кизильского районного суда Челябинской области от 29 января 2020 года и апелляционное постановление Челябинского областного суда от 21 апреля 2020 года в отношении

И., родившегося <данные изъяты> года в <данные изъяты> гражданина <данные изъяты>, несудимого,

осужденного по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 280 часам обязательных работ.

Апелляционным постановлением приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Чистяковой Н.И., выступление прокурора Ефремова В.Ю., предлагавшего обжалуемые судебные решения изменить, судебная коллегия

установила:

И. признан виновным в незаконном хранении без цели сбыта до 4 апреля 2019 года наркотического средства — гашишного масла (масло каннабиса), массой 0,47 грамма, и гашиша, массой 3,62 грамма, то есть в значительном размере.

Преступление совершено в п. Чернышевский Кизильского района Челябинской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный И., считая судебные решения незаконными, необоснованными, просит их отменить, передать уголовное дело на новое судебное рассмотрение. В обоснование доводов указывает на то, что суд обосновал приговор недопустимыми доказательствами, к числу которых относится протокол осмотра места происшествия, в котором не указано, кем были обнаружены наркотические средства, на основании чего был проведен осмотр. Обращает внимание на то, что фактически по делу проводился обыск, а не осмотр места происшествия, его проводил не дознаватель <данные изъяты> а иной сотрудник полиции. Отмечает, что при написании чистосердечного признания оговорил себя, будучи убежденным в том, что описываемые им действия не повлекут для него уголовной ответственности. Оценка всем исследованным по делу доказательствам судом не дана, противоречия между показаниями допрошенных по делу лиц судом не устранены.

В возражениях на кассационную жалобу заместитель прокурора Челябинской области Тиунов В.Г., находя ее доводы необоснованными, просит оставить их без удовлетворения, а судебные решения — без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав выступление прокурора, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит судебные решения подлежащими изменению на основании ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела.

Согласно ст. 75 УПК РФ приговор не может быть постановлен на доказательствах, которые были получены с нарушением норм уголовно-процессуального закона, так как такие доказательства являются недопустимыми, то есть не имеют юридической силы.

Положения уголовно-процессуального закона с учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ, сформулированных в его Определениях от 6 февраля 2004 года N 44-О, от 19 июня 2012 года N 1068-О, запрещают допрос сотрудников полиции с целью воспроизведения показаний подсудимых, данных на предварительном следствии и не подтвержденных в судебном заседании. Эти лица могут быть допрошены только по фактическим обстоятельствам задержания или проведения процессуальных действий.

В обоснование выводов о виновности осужденного суд сослался в приговоре на показания сотрудников полиции <данные изъяты> эксперта <данные изъяты> в части сведений, ставших им известными от И. при осмотре места происшествия, проведенного до возбуждения уголовного дела, а именно пояснений И. о том, что предметы, обнаруженные в гараже и впоследствии изъятые из него, принадлежат ему. При этом право на защиту И. никем не разъяснялось.

В дальнейшем, в судебном заседании, И. от своих устных пояснений, данных при осмотре места происшествия, отказался, указал на то, что сразу говорил сотрудникам полиции о том, что изъятые из гаража предметы ему не принадлежат, равно как и находящееся в них содержимое.

Исходя из позиции Конституционного Суда РФ и норм уголовно-процессуального законодательства, суд первой инстанции был не вправе допрашивать сотрудников полиции о содержании показаний, данных И. в ходе осмотра места происшествия, в отсутствие защитника, от которых он впоследствии отказался.

По этим же причинам не могли быть использованы судом в качестве доказательств и показания понятых <данные изъяты> относительно пояснений И. о принадлежности ему изъятых из гаража предметов, как являющиеся производными от недопустимых пояснений И.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым исключить из доказательств виновности осужденного показания свидетелей <данные изъяты> в части изложения ими пояснений И., данных в ходе осмотра места происшествия.

При этом следует отметить, что исключение из судебных решений показаний свидетелей в указанной части не влияет на обоснованность выводов суда о доказанности виновности И., поскольку материалы дела содержат иные неопровержимые доказательства, исследованные и проверенные судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, среди которых показания свидетеля <данные изъяты> данные в ходе дознания, о том, что И. в его присутствии нарвал коноплю и изготовил из нее у себя в гараже в металлической посуде наркотическое средство, протокол осмотра места происшествия, в ходе которого были изъяты вещество растительного происхождения, сыпучее вещество серого цвета, посуда с остатками вещества растительного происхождения, заключение эксперта, согласно выводам которого изъятые вещества являются наркотическими средствами гашишем и гашишным маслом (масло каннабаса), массами 3,62 грамма и 0,47 грамма.

Оценив показания свидетеля <данные изъяты> данные в ходе дознания, суд обоснованно признал их правдивыми и соответствующими фактическим обстоятельствам дела, поскольку они согласуются с иными доказательствами, а именно протоколом осмотра места происшествия. Каких-либо данных, свидетельствующих об оговоре осужденного свидетелем, судом не установлено.

Суд, в рамках предоставленных ему полномочий, тщательно исследовал заявление <данные изъяты> в судебном заседании о том, что показаний в ходе дознания он не давал, протокол допроса не читал. Принятые судом меры по проверке такого заявления следует признать достаточными и эффективными. Оценка материалам (постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников, осуществлявших оперативное сопровождение по уголовному делу, т. 2 л.д. 76-80, показаниям свидетелей <данные изъяты> дана, не согласиться с ней, учитывая совокупность исследованных в судебном заседании доказательств, оснований не имеется.

Поскольку доводы свидетеля <данные изъяты> о даче им показаний, изобличающих осужденного, под воздействием недозволенных методов ведения расследования опровергнуты, его показания обоснованно использованы в доказывании.

Доводы жалобы о том, что протокол осмотра места происшествия от 4 апреля 2019 года следует признать недопустимым доказательством вследствие того, что при осмотре фактически проводился обыск, производство которого на стадии доследственной проверки не допускается, являются необоснованными, поскольку оснований, установленных ст. 75 УПК РФ, для признания данного доказательства недопустимым, не установлено.

Так, осмотр места происшествия, о чем составлен соответствующий протокол (т. 1, л.д. 17-19), проведен надлежащим должностным лицом — дознавателем ОД ОМВД России по Кизильскому району, в соответствии с требованиями ст. ст. 164, 176, 177 УПК РФ, в присутствии двух понятых, участкового уполномоченного полиции, оперуполномоченных ОМВД по району, специалиста, полные данные которых указаны в протоколе, а также самого И.

Согласно ч. 2 ст. 176 УПК РФ осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела.

Осмотр места происшествия производился при наличии предусмотренных ч. 1 ст. 176 УПК РФ оснований, после поступления оперативной информации о том, что по месту жительства в хозяйственных постройках, не предназначенных для проживания, И. хранит наркотические средства (т. 1, л.д. 7).

Изъятие в ходе осмотра места происшествия предметов, их осмотр и признание вещественными доказательствами осуществлены с соблюдением положений ст. ст. 81, 84, 176, 177, 180 УПК РФ.

В соответствии со ст. 144 УПК РФ дознаватель, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, принять по нему решение не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. При проверке сообщения о преступлении дознаватель, следователь вправе получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их, производить осмотр места происшествия, документов, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов и т.д.

Таким образом, дознаватель <данные изъяты> действовала в соответствии со ст. ст. 144, 145 УПК РФ.

Доводы осужденного о том, что осмотр места происшествия проводился не дознавателем, а иными сотрудниками, проверены судом. Лица, участвовавшие при осмотре места происшествия, допрашивались в ходе дознания и в судебном заседании, ими даны показания о том, кем были обнаружены и осмотрены предметы, впоследствии изъятые с места осмотра.

Чистосердечное признание осужденного, на которое имеется ссылка в жалобе как на недопустимое доказательство, не использовано судом в качестве доказательства, поскольку изложенные в нем сведения не были подтверждены осужденным в суде.

Совокупность исследованных судом доказательств являлась достаточной для разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 88 УПК РФ).

Существенных противоречий между фактическими обстоятельствами дела, как они установлены судом, и доказательствами, положенными судом в основу приговора, не имеется.

Нарушений положений ст. 14 УПК РФ судом не допущено.

Действия осужденного правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 228 УК РФ как незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств в значительном размере.

Судебное разбирательство проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, с соблюдением принципа состязательности сторон. Председательствующий предоставил обвинению и защите равные возможности по представлению и исследованию доказательств. Право осужденного на защиту не нарушалось. Предварительное и судебное следствия проведены всесторонне, полно и объективно, с исследованием всех обстоятельств, имеющих значение для дела. Необходимости в исследовании других доказательств у суда не имелось.

Как следует из материалов дела и протокола судебного заседания, суд не выступал на стороне обвинения или на стороне защиты, создал необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, обеспечил равенство сторон, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Указанные обстоятельства свидетельствуют об объективности и беспристрастности суда. При таких данных у судебной коллегии не имеется оснований для выводов о том, что суд занял обвинительную позицию.

При назначении наказания судом в полной мере учтены положения ст. ст. 6, 43, 60, 61 УК РФ.

Оснований для применения положений ст. ст. 53.1, 64 УК РФ у суда не имелось.

Доводы, изложенные в апелляционных жалобах, были проверены судом апелляционной инстанции, на них даны аргументированные ответы.

Таким образом, каких-либо существенных нарушений закона, являвшихся основанием для отмены приговора и апелляционного постановления по доводам кассационной жалобы, не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Кизильского районного суда Челябинской области от 29 января 2020 года и апелляционное постановление Челябинского областного суда от 21 апреля 2020 года в отношении И. изменить:

исключить ссылку на сведения о принадлежности И. изъятых в ходе осмотра места происшествия предметов, приведенные в показаниях свидетелей <данные изъяты> как на доказательство виновности.

В остальной части эти же приговор и апелляционное постановление оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции может быть обжаловано в порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ, в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Постановление Правительства РФ от 29.12.2021 N 2567 "Об ограничении осуществления переводов денежных средств и приема платежей физических и юридических лиц в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации" (вместе с "Правилами формирования и ведения перечня лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц", "Правилами формирования и ведения перечня иностранных поставщиков платежных услуг, оказывающих услуги по приему платежей, переводу денежных средств, в том числе электронных денежных средств, путем осуществления операций с использованием электронных средств платежа по поручению физического или юридического лица в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации, сведения о котором включены в перечень лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц, а также состав сведений, включаемых в указанный перечень иностранных поставщиков платежных услуг")
ПРАВО.RU
Свежие комментарии