top-menu
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г.Санкт-Петербург
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
menu-mobile

Решением Красноармейского районного суда Самарской области исковые требования ФИО1 удовлетворены: истребовано из чужого незаконного владения ФИО2 имущество, принадлежащее ФИО1 в виде: косилка роторная, грабли-ворошилки; плуг дисковый, опрыскиватель, всего на общую сумму в размере 418639 руб. 00 коп., которая должна быть взыскана с ответчика, в случае, если при исполнении решения суда, данное имущество не окажется в наличии

Главная Наши дела Решением Красноармейского районного суда Самарской области исковые требования ФИО1 удовлетворены: истребовано из чужого незаконного владения ФИО2 имущество, принадлежащее ФИО1 в виде: косилка роторная, грабли-ворошилки; плуг дисковый, опрыскиватель, всего на общую сумму в размере 418639 руб. 00 коп., которая должна быть взыскана с ответчика, в случае, если при исполнении решения суда, данное имущество не окажется в наличии

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 28 декабря 2021 года с.Пестравка

Красноармейский районный суд Самарской области в составе:

председательствующего судьи Бачеровой Т.В.,

при секретаре Бордюговской О.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело №НОМЕР1 по исковому заявлению ФИО1 к ФИО2 об истребовании имущества из чужого незаконного владения,

 

У С Т А Н О В И Л:

 ФИО1 обратилась в суд с исковым заявлением к ФИО2 об истребовании имущества из чужого незаконного владения по тем основаниям, что, согласно договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ она приобрела у ФИО3 сельскохозяйственную технику: косилку роторную 1,85 м., грабли-ворошилки Z-510/1 пятидисковые; согласно договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ она приобрела у ФИО3 плуг дисковый ПДЗ 3.3 (2), опрыскиватель 800 л. 12 м. навесной. Оплата произведена полностью. Приобретенное имущество было размещено в ангаре по АДРЕС1. Однако в начале лета 2020 г. ответчик вывез из ангара вышеуказанное имущество, данное имущество фактически выбыло из её законного владения, требования о добровольном возврате имущества ответчик игнорирует. Просит суд, с учетом уточнения, истребовать из чужого незаконного владения ФИО2 принадлежащее ей имущество: косилку роторную 1,85 м. производитель Польша стоимостью 75390 руб., грабли-ворошилки Z-510/1 пятидисковые, производитель Польша стоимостью 24033 руб.; плуг дисковый ПДЗ 3.3, производитель Украина стоимостью 220950 руб., опрыскиватель 800 л. 12 м. навесной, производитель Польша стоимостью 98266 руб.; в случае невозможности возвратить в натуре указанное имущество, взыскать с ответчика стоимость данного имущества в сумме 418639 руб.

Определением суда от 05.07.2021 г. г. к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора привлечен ФИО3.

Истец ФИО1, её представитель ФИО4, допущенная к участию в деле по устному ходатайству истца, исковые требования ФИО1 поддержали в полном объеме по основаниям, изложенным в иске, дополнив, что оплата по вышеуказанным сделкам между истцом и ФИО3 производились за наличный расчет. На момент приобретения техники истец начала заниматься сельскохозяйственной деятельностью, и приобрела у ФИО3 спорное имущество. Стоимость имущества значительно дороже, чем указано в справке, так как оценка производилась только по документам. Ответчик ФИО2 изначально не отрицал факт перемещения им спорного имущества к себе в ангар. У ФИО3 никакого помещения для хранения спорного имущества не имеется. Кроме того, при опросе ФИО3 сотрудниками полиции, он давал совсем иные объяснения, чем в отзыве, подписывал свои объяснения в присутствии сотрудника полиции. Представленный в суд отзыв противоречит объяснениям ФИО3, данным сотрудникам полиции, его подпись в отзыве не заверена, в судебное заседание он не явился.

Ответчик ФИО2, его представитель Малофеев В.А., в предыдущем судебном заседании — Антонов А.П. исковые требования ФИО1 не признали и показали, что спорное имущество ответчик не забирал. Указанное имущество ранее располагалось в неоформленном здании на территории АДРЕС, к которому имеется открытый доступ. Ответчик никаких препятствий к доступу к имуществу не чинил, из данного здания технику не забирал, никуда её не перемещал. ФИО2 также показал, что спорного имущества у него нет, так как истец забрала все свои вещи у него в 2020 году до обращения в полицию. Ранее это имущество находилось в помещении на АДРЕС. Данное помещение располагается на земельном участке ФИО5, с которым ранее они вели совместное хозяйство. Спорное имущество приобреталось им совместно с ФИО3, он давал деньги на приобретение имущества, но подтверждение этому представить не может; и пользовались этим имуществом совместно с ФИО3, кроме плуга. При первом опросе сотрудниками полиции он говорил, что спорное имущество находилось не на его, а на другом складе на АДРЕС, которым никто не пользовался. У него имеется в собственности ангар. Но потом эта техника пропала, куда, он не знает. Он не помнит, писал ли он сохранные расписки по данному имуществу в период проведения проверок сотрудниками полиции. Просят суд в удовлетворении требований отказать.

Третье лицо ФИО3 в судебное заседание не явился, о рассмотрении дела извещен надлежащим образом, согласно представленному в суд отзыву на исковое заявление следует, что изначально спорное имущество приобреталось на его имя, но половину стоимости данного имущества оплатил ФИО2 путем передачи ему наличных денежных средств; после покупки они совместно с ФИО2 использовали имущество в сельскохозяйственной деятельности. В 2017 году он прекратил свою деятельность в качестве КФХ, в связи с чем продал спорное имущество ФИО1, но ФИО2 об этом не сказал. Но ФИО1 денежные средства за проданное им спорное имущество не отдала, поэтому он вывез технику в другое место. В настоящее время ни истец, ни ответчик к технике доступа не имеют. После получения оплаты от ФИО1 он передаст технику ФИО1.

Заслушав истца, его представителя, ответчика, представителей ответчика, изучив материалы дела, суд считает, что исковые требования Коноваловой обоснованны и подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно п. 2 ст. 1 ГК РФ граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе.

В соответствии с п. 2 ст. 218 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

В п. 2 ст. 130 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом. Регистрация прав на движимые вещи не требуется, кроме случаев, указанных в законе.

Сельскохозяйственная техника не отнесена законом к объектам недвижимости, в связи с чем относится к движимому имуществу.

Следовательно, при отчуждении движимого имущества действует общее правило относительно момента возникновения права собственности у приобретателя — момент передачи имущества.

В силу ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

На основании ст. 425 Гражданского кодекса Российской Федерации договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.

В силу требований ст. 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В соответствии с ч. 2 ст. 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

Согласно договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ., заключенному между ФИО1 (покупатель) и ИП ФИО3 (продавец), ФИО1 приобрела косилку роторную Lisicki 1,85 – 1 ед. стоимость 30000 руб., грабли ворошилки Agrolead – 1 ед. стоимостью 50000 руб. на общую стоимость 80000 руб. Пунктом 3 указанного договора предусмотрено, что оплата производится наличными денежными средствами, срок оплаты ДД.ММ.ГГГГ Согласно акту приему-передачи от ДД.ММ.ГГГГ, указанное имущество передано покупателю, именно с данного момента у ФИО1 возникло право собственности на переданное имущество.

Согласно договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, заключенному между ФИО1 (покупатель) и ИП ФИО3 (продавец), ФИО1 приобрела навесной опрыскиватель 800 л. 12 м. (JAR-MET, Польша) – 1 ед. стоимость 50000 руб., плуг дисковый ПД 3.3. (2), Украина – 1 ед. стоимостью 100000 руб. на общую стоимость 150000 руб. Пунктом 3 указанного договора предусмотрено, что оплата производится наличными денежными средствами, срок оплаты ДД.ММ.ГГГГ Указанное имущество передано покупателю по акту приема-передачи имущества от ДД.ММ.ГГГГ., именно с данного момента у ФИО1 возникло право собственности на переданное имущество.

Как следует из материалов дела, вышеуказанное имущество на момент приобретения ФИО1 правомерно принадлежало на праве собственности ФИО3, что следует из п.1.2 указанных договоров, а также подтверждается документами, находящимися в отказном материале №НОМЕР2 КУСП №НОМЕР3, в частности, товарной накладной об оплате ФИО3 ООО «АГРОПОСТАВКА», счетами об оплате ФИО3, платежными поручениями, договорами купли-продажи. Данные обстоятельства сторонами не оспариваются.

Факт оплаты вышеуказанного имущества истцом следует из п.3 указанных договоров. Кроме того, каких-либо требований ФИО3 к ФИО1 о взыскании денежных средств за вышеуказанное имущество, до настоящего времени не предъявлялось. Доказательств обратного, в противоречие ст.56 ГПК РФ, суду не представлено.

В соответствии со ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Согласно ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

В пункте 32 совместного Постановления N 10/22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» Пленум Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации разъяснил, что к числу юридически значимых обстоятельств, подлежащих установлению судом при рассмотрении виндикационного иска, относятся наличие права собственности истца на истребуемое имущество; наличие спорного имущества в натуре и нахождение его у ответчика; незаконность владения ответчиком спорным имуществом. При этом иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения может быть удовлетворен лишь при совокупности определенных условий, в том числе доказанности того обстоятельства, что спорное имущество находится в незаконном владении ответчика к моменту рассмотрения спора.

Как установлено в судебном заседании и подтверждается объяснениями истца, спорное имущество было размещено в ангаре по АДРЕС.

Обращаясь в суд с настоящим иском, ФИО1 ссылалась на то, что в начале лета 2020 г. ответчик вывез из её ангара спорное имущество, данное имущество помимо её воли фактически выбыло из её законного владения, требования о добровольном возврате имущества ответчик игнорирует.

По факту незаконного удержания ФИО2 спорного имущества, ФИО1 обращалась с соответствующим заявлением в полицию.

Постановлениями УУП О МВД России по Пестравскому району от 29.07.2020 г., дознавателя ГД О МВД России по Пестравскому району в возбуждении уголовного дела по факту самоуправных действий ФИО2 было отказано, за отсутствием состава преступления.

Как следует из отказного материала №НОМЕР2 КУСП №НОМЕР3, ФИО2 в ходе доследственной проверки, давал объяснения, что спорное имущество было приобретено изначально ФИО3, но 50% стоимости имущества оплачивал он путем передачи наличных денежных средств ФИО3, они совместно пользовались указанным имуществом. ФИО2 не было известно, что ФИО3 продал спорное имущество. ФИО2 при даче объяснений признавал, что спорное имущество находится у него в ангаре, и будет у него находиться до того момента, когда будет разрешен гражданско-правовой спор по поводу принадлежности данного имущества, поскольку он затрачивал собственные денежные средства на приобретение имущества. ФИО2 собственноручно написаны и имеются в отказанном материале расписки о сохранности, в том числе, и вышеуказанного имущества.

В судебном заседании ФИО2 указывал, что на момент проведения проверки и дачи им объяснений сотрудникам полиции, спорное имущество находилось в ангаре, который ему не принадлежит и находится в свободном доступе.

Однако данные показания суд не может принять во внимание, поскольку он дает такие показания, чтобы избежать гражданско-правовой ответственности. Его показания опровергаются другими, исследованными в ходе судебного заседания, доказательствами.

Так, согласно показаниям допрошенного в судебном заседании свидетеля – старшего УУП О МВД России по Пестравскому району ФИО1 следует,что при проверке по заявлению истца он выезжал на осмотр техники. Осматривали три ангара, в одном из ангаров он видел сельскохозяйственную технику, описывал её, составлял протоколы осмотров места происшествия. Вся техника, которая перечислена в указанных протоколах, была в ангаре, который находился во владении ответчика. При этом при проведении доследственной проверки, ФИО2 пояснил, что это общая техника их семьи и делить её нужно по закону, все родственники претендовали на данную технику. Ключи от помещения, где была техника, были у ФИО2, доступ в данное помещение был закрыт, но ФИО2 разрешал осматривать технику, подтверждал, что всю технику разделит в судебном порядке либо по обоюдному согласию. ФИО2 говорил, что сам загонял технику в ангар. На тот момент спорное имущество находилось во владении по факту у ответчика. Аналогичную технику в других местах он не видел. Он не изымал данную технику, так как основания для изъятия отсутствовали.

Факт нахождения испрашиваемой истцом техники на тот момент во владении у ответчика, подтверждается также и объяснениями самого ответчика (л.д. 10 отказного материала), который не отрицал данное обстоятельство, а также распиской ФИО2 о сохранности данной техники (л.д. 110 отказного материала), протоколом осмотра места происшествия (л.д.67 отказного материала), склада и помещения для дробления зерна, с участием ФИО2, которым установлено, что в данном ангаре хранится роторная косилка, опрыскиватель и ворошилка. Со слов ФИО2 данные вещи он приобретал совместно со своим ФИО2, а также фотоматериалом, рапортом УУП О МВД России по Пестравскому району ФИО3, из которого следует, что в ходе проведения проверки установлен факт самоуправных действий ФИО2 в отношении имущества ФИО1 (л.д.2 отказного материала), а также постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 29.07.2020 г., которым установлен факт перемещения ФИО2 оспариваемой техники, без согласия ФИО1, к себе в ангар.

Данные доказательства находятся в единой логической цепи, не доверять им у суда нет оснований, поэтому суд кладет их в основу решения суда, поэтому приходит к выводу об удовлетворении исковых требований в части истребования чужого имущества из незаконного владения ответчика.

Судом установлено, что спорное имущество, принадлежащее истцу на праве собственности, до настоящего времени не передано ФИО1, договор купли-продажи, аренды, пользования имуществом между сторонами не заключался.

Таким образом, спорное имущество, принадлежащее ФИО1 фактически выбыло из её владение не по её воле во владение ФИО2, не имеющего правовых оснований для удержания и изъятия этого имущества у истца.

Таким образом, истцом избран надлежащий способ защиты нарушенного права путем предъявления рассматриваемого иска к ответчику.

Доводы ответчика и представителей о том, что сведений о наличии у ответчика истребуемого истцом плуга-дискового, материалы дела не содержат, судом не могут быть приняты во внимание, поскольку и объяснением ответчика в ходе проведения доследственной проверки (л.д.10 отказного материала) и постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела установлено, что ФИО2 было совершено перемещение и удержание у себя имущества ФИО1, в том числе дисковой бороны, что, согласно показаниям в судебном заседании эксперта ФИО6 – является одним и тем же.

В соответствии со ст. 1102 ГК РФ, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса. Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Таким образом, для возникновения обязательств из неосновательного обогащения необходимы приобретение или сбережение имущества за счет другого лица, отсутствие правового основания такого сбережения или приобретения, отсутствие обстоятельств, предусмотренных статьей 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом основания возникновения неосновательного обогащения могут быть различными: требование о возврате ранее исполненного при расторжении договора, требование о возврате ошибочно исполненного по договору, требование о возврате предоставленного при незаключенности договора, требование о возврате ошибочно перечисленных денежных средств при отсутствии каких-либо отношений между сторонами и т.п.

Согласно п. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Однако, в противоречие ст.56 ГПК РФ, ответчиком не представлено доказательств, в обоснование доводов о правомерности удержания в своем владении спорного имущества.

Согласно положениям ч. 2 ст. 1103 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила, предусмотренные главой 60 Кодекса, подлежат применению также к требованиям об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения.

Согласно же ч. 1 ст. 1104 ГК РФ имущество, составляющее неосновательное обогащение приобретателя, должно быть возвращено потерпевшему в натуре.

Согласно п. 1 ст. 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное имущество приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения.

Согласно ст. 205 ГПК РФ при присуждении имущества в натуре суд указывает в решении суда стоимость этого имущества, которая должна быть взыскана с ответчика в случае, если при исполнении решения суда присужденное имущество не окажется в наличии.

В обоснование своих требований, истцом было организовано проведение оценки стоимости указанного имущества в ООО «НАЗВАНИЕ1», согласно заключению которого, стоимость косилки роторной 1,85 м. — 75390 руб., грабли-ворошилки Z-510/1 пятидисковые, — 24033 руб.; плуг дисковый ПДЗ 3.3 (2), — 220950 руб., опрыскиватель 800 л. 12 м. навесной, — 98266 руб..

В связи с несогласием ответчика со стоимостью спорного имущества, судом по его ходатайству назначена судебная экспертиза, проведение которой поручено ООО «НАЗВАНИЕ2», согласно заключению которого стоимость косилки роторной 1,85 м. — 48000 руб., грабли-ворошилки Z-510/1 пятидисковые, — 20000 руб.; опрыскиватель 800 л. 12 м. навесной, — 57000 руб. Данная экспертиза проводилась с использованием сравнительного метода исследования.

Однако, при определении стоимости спорного имущества, суд принимает во внимание стоимость имущества, определенную в экспертном заключении №21/К-374 от 02.09.2021 г., ООО «НАЗВАНИЕ1».

Согласно п.7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 года №23, судам следует иметь в виду, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 ст.86 ГПК РФ). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении.

Суд считает, что заключение удовлетворяет требованиям ст. ст. 59, 60 ГПК РФ о допустимости и относимости доказательств, является ясным, выводы эксперта полные и мотивированные, носят категоричный характер, с оценкой научной обоснованности сделанного заключения, в связи с чем, оснований сомневаться либо не доверять выводам эксперта у суда не имеется.

Кроме того, допрошенный в качестве специалиста руководитель ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО4, предупрежденный об ответственности по ст.ст. 307-308 УК РФ, показал, что вышеуказанную экспертизу проводил он лично, выводы экспертного заключения поддерживает в полном объеме. Для проведения экспертизы были представлены товарно-транспортные накладные, подтверждающие приобретение имущества и дату приобретения. При проведении экспертизы он определял стоимость новых агрегатов, затем учитывал степень износа техники, которая составила 30%, в результате получалась рыночная стоимость спорного имущества. Сравнительным методом определить стоимость спорного имущества не представилось возможным, поскольку техника для экспертизы не была представлена. При проведении данной экспертизы, он руководствовался Федеральным законом от 31.05.2001 г. №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Он принял цены, указанные в накладных, как цены за новое оборудование, что соответствует показаниям истца ФИО1 в судебном заседании, которая подтвердила, что в момент купли-продажи, данная техника была новой, использовалась непродолжительное время.

Суд признает данное экспертное заключение ООО «НАЗВАНИЕ1» допустимым доказательством. Не доверять ему у суда нет никаких оснований и суд кладет его в основу решения суда.

Суд не принимает во внимание заключение ООО «НАЗВАНИЕ2», поскольку экспертом сделан вывод о стоимости имущества с неопределенным годом выпуска, что следует как из ходатайства ответчика, так и самого заключения об оценке данной техники – года выпуска до 2014 года.

Кроме того, данная экспертиза не содержит оценки имущества – плуга дискового, и ответчиком, в противоречие ст.56 ГПК РФ и разъяснениями суда, иной оценки данного имущества, суду не представлено.

При таких обстоятельствах, учитывая, что право собственности на имущество, находящееся во владении ответчика, принадлежит истцу, факт нахождения спорного имущества в фактическом владении ответчика в ходе судебного заседания подтвержден на июль 2020 г., суд считает требования ФИО1 обоснованными и подлежащими удовлетворению и считает необходимым истребовать из чужого незаконного владения ФИО2 принадлежащее ФИО1 имущество: косилку роторную 1,85 м. производитель Польша стоимостью 75390 руб., грабли-ворошилки Z-510/1 пятидисковые, производитель Польша стоимостью 24033 руб.; плуг дисковый ПДЗ 3.3 (2), производитель Украина стоимостью 220950 руб., опрыскиватель 800 л. 12 м. навесной, производитель Польша стоимостью 98266 руб.; в случае невозможности возвратить в натуре указанное имущество, взыскать с ответчика стоимость данного имущества в общей сумме 418639 руб.

Отзыв ФИО3 о том, что данное имущество находится в его владении и о том, что истец не передала ему денежные средства за испрашиваемую технику, суд не может принять во внимание, поскольку из объяснений ФИО3 (л.д.23 отказного материала), данных в ходе доследственной проверки, следует, что он подтверждал факт продажи данной техники своей <данные изъяты> – истице, и о том, где находится данная техника, не знает. Факт продажи ФИО3 техники истице подтверждается также и письменными доказательствами, исследованными в ходе рассмотрения дела судом. Кроме того, ФИО3 в судебное заседание в течение всего времени рассмотрения дела не явился ни разу, позицию свою не изложил в судебном заседании, поэтому данный отзыв судом не принимается. Кроме того, доказательств получения денежных средств от ФИО2, для приобретения спорного имущества, ни ФИО2, ни ФИО3 суду не представлено, договоров об использовании данного имущества совместно, также не представлено.

По вышеизложенным основаниям, суд не может принять во внимание все иные доводы ответчика, его представителей.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 13,67, 194-198 ГПК РФ,

 

Р Е Ш И Л:

 Исковые требования ФИО1 удовлетворить.

Истребовать из чужого незаконного владения ФИО2 имущество, принадлежащее ФИО1 в виде: косилка роторная 1,85 м. производитель Польша стоимостью 75390 руб., грабли-ворошилки Z-510/1 пятидисковые, производитель Польша стоимостью 24033 руб.; плуг дисковый ПДЗ 3.3 (2), производитель Украина стоимостью 220950 руб., опрыскиватель 800 л. 12 м. навесной, производитель Польша стоимостью 98266 руб., всего на общую сумму в размере 418639 руб. 00 коп., которая должна быть взыскана с ответчика, в случае, если при исполнении решения суда, данное имущество не окажется в наличии.

Решение может быть обжаловано в Самарский областной суд через Красноармейский районный суд Самарской области в течение месяца со дня вынесения мотивированного решения суда, то есть с 11.01.2022 г.

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны ФИО участников дела изменены

Дата актуальности материала: 28.12.2021

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed