г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса,
д. 192, оф. 619
+7 (846) 212-99-71

Решением Железнодорожного районного суда г.Самары отказано в удовлетворении жалобы адвоката Антонова А.П. в порядке ст.125 УПК РФ о признании незаконными постановления следователя СЧ по РОПД СУ У МВД России по г. Самаре П. о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств, в части их хранения

  • Главная
  • Моя практика
  • Решением Железнодорожного районного суда г.Самары отказано в удовлетворении жалобы адвоката Антонова А.П. в порядке ст.125 УПК РФ о признании незаконными постановления следователя СЧ по РОПД СУ У МВД России по г. Самаре П. о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств, в части их хранения

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

22 января 2018 года г.Самара

Судья Железнодорожного районного суда г.Самары Елфимова М.С.,

с участием заявителя жалобы — адвоката Антонова А.П., действующего в интересах Г.,

помощника прокурора г.Самары Афанасьевой М.В., следователя СЧ по РОПД СУ У МВД России по г.Самаре П.,

при секретаре Божко Ю.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу адвоката Антонова А.П., в порядке ст.125 УПК РФ о признании незаконными постановления следователя СЧ по РОПД СУ У МВД России по г. Самаре Петровой Е.В. от 30.10.2017 года и 20.11.2017 года о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств, в части их хранения,

УСТАНОВИЛ:

Заявитель жалобы — адвокат Антонов А.П., действующий в интересах Г., обратился в Железнодорожный районный суд г.Самары с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконными постановлений следователя СЧ по РОПД СУ У МВД России по г. Самаре П. от 30.10.2017 года и 20.11.2017 года о признании и приобщении в качестве вещественных доказательств — автомобиля «Шевроле Нива 2», государственный регистрационный знак НОМЕР регион, а также ноутбука марки «НР-2», документов на автомобиль, свидетельства о регистрации ТС, страхового полиса, ключей, в части их хранения: автомобиля на специализированной стоянке; ноутбука и документов — в камере хранения вещественных доказательств. Автор жалобы мотивирует свои доводы тем, что указанное имущество, признанное вещественными доказательствами, принадлежит Г., которая приходится супругой обвиняемого Г., и не является по уголовному делу ни обвиняемой, ни подозреваемой, поэтому полагает, что изъятие данного имущества и передача его на хранение на специализированную стоянку и в камеру вещественных доказательств, нарушает конституционные права последней, лишает Г. возможности пользоваться указанным имуществом, которое возможно передать на ответственное хранение собственнику, в силу п. «б» п.1 ч.2 ст. 81 УПК РФ, без ущерба для доказывания. Ссылаясь на правовую позицию Конституционного Суда РФ, автор жалобы указывает, что никто не может быть произвольно лишен своего имущества, считает, что данных о том, что возврат имущества законному владельцу повлечет ущерб для доказывания, в постановлениях о признании и приобщении в качестве вещественных доказательств от 30.10.2017 года и 20.11.2017 года не имеется. Кроме того, указывает о необходимости пользования данной автомашиной Г. в силу необходимых жизненных и семейных обстоятельств.

В судебном заседании заявитель жалобы — адвокат Антонов А.П. полностью поддержал доводы жалобы, а также уточнений к жалобе, по изложенным в ней основаниям, просил ее удовлетворить. Указал, что постановление суда от 18.01.2018 года о наложении ареста на имущество — автомобиль марки «Шевроле Нива» не может также служить основанием для удержания машины на специализированной стоянке, поскольку постановлением суда о разрешении ареста на данное имущество, фактически не установлено каких-либо ограничений, связанных с владением, пользованием арестованного имущества.

Следователь П. просила в удовлетворении жалобы отказать, полагая, что постановления о признании и приобщении в качестве вещественных доказательств являются законными и обоснованными. Указала, что автомобиль, признанный вещественным доказательством и на который разрешено судом наложить арест, является орудием преступления, поскольку на указанном автомобиле Г. совершал преступления; в указанном автомобиле обнаружены следы преступления, брелки и вещи, принадлежащие потерпевшим; а также изъяты отпечатки пальцев; в связи с чем, он имеет доказательственное значение, и помещен на специализированную стоянку. Ноутбук, изъятый по месту жительства Г., содержит информацию о выходе в Интернет, информацию о поисках автомобилей, кроме того, в материалам дела отсутствуют сведения, что данный ноутбук принадлежит Г.

Помощник прокурора Афанасьева М.В. также просила в жалобе отказать, указывая на отсутствие законных оснований, считая, что должностным лицом соблюдены все нормы уголовно процессуального законодательства.

Выслушав мнения участников процесса, исследовав представленные материалы дела, суд приходит к следующему выводу.

В силу ч.1 ст.125 УПК РФ, постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Если место производства предварительного расследования определено в соответствии с ч.ч. 2-6 ст. 152 УПК РФ, жалобы на решения и действия (бездействия) указанных лиц рассматриваются районным судом по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, неоднократно выраженной в Определениях от 16.03.2006 года № 79-0, от 26.05.2011 года № 619-0-0 и пр., где высказана форма и содержание судебного контроля, за решениями и действиями следователя в ходе досудебного производства, при рассмотрении жалобы подлежит проверке законность и обоснованность действий (бездействия) и решений следователя и прокурора. При этом под законностью следует понимать соблюдение всех норм УПК РФ, регламентирующих порядок принятия решения или совершения соответствующего действия следователем, а под обоснованностью — наличие в представленных материалах сведений, которые подтверждают необходимость принятых решений и совершенных действий.

Разрешение вопросов о вещественных доказательствах и о хранении вещественных доказательств предусмотрено ч. 3 ст. 81 и ст. 82 УПК РФ.

В силу ч.2 ст.82 УПК РФ, вещественные доказательства в виде предметов, которые в силу громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле, в том числе большие партии товаров, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимостью:

а) фотографируются или снимаются на видео- или кинопленку, по возможности опечатываются и по решению дознавателя, следователя передаются на хранение в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. К материалам уголовного дела приобщается документ о месте нахождения такого вещественного доказательства, а также может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования;

б) возвращаются их законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания.

Согласно правовой позиции, Конституционный Суд Российской Федерации, рассмотрев вопрос о допустимости изъятия имущества у собственника или владельца по решению государственного органа или должностного лица, осуществляющего предупреждение, пресечение или раскрытие правонарушения, в Постановлениях от 20 мая 1997 года N 8-П, от 11 марта 1998 года N 8-П, от 14 мая 1999 года N 8-П пришел к выводу, что временное изъятие имущества, представляющее собой процессуальную меру обеспечительного характера и не порождающее переход права собственности на имущество к государству, не нарушает конституционные права и свободы, в том числе право собственности.

Оценка же законности и обоснованности изъятия у собственника или иного законного владельца того или иного имущества, в том числе в связи с наложением на него ареста и приобщением к уголовному делу в качестве вещественного доказательства, не должна сводиться к установлению только формального соответствия такого изъятия требованиям закона, определяющего полномочия должностных лиц органов предварительного расследования или прокуратуры; она предполагает, в том числе установление, имелась ли возможность обеспечения решения задач, стоящих перед уголовным судопроизводством, другими способами. При этом должны приниматься во внимание тяжесть преступления, в связи с расследованием которого решается вопрос об изъятии имущества, особенности самого имущества, в том числе его стоимость, значимость для собственника или владельца и общества, возможные отрицательные последствия изъятия этого имущества и т.п. (Постановление от 16 июля 2008 года 9-П).

Данные правовые позиции в полной мере распространяются на предусмотренные пунктом 2 части второй статьи 82 УПК Российской Федерации решения дознавателя, следователя и суда по вопросу об изъятии и приобщении к уголовному делу и возможности (или невозможности) возвращения законному владельцу до вступления в законную силу приговора суда его имущества, признанного вещественным доказательством по уголовному делу, в том числе подверженного быстрому моральному старению. При этом необходимо принимать во внимание и другие требования данного Кодекса, находящиеся в нормативно-логической взаимосвязи с предписаниями данного пункта и относящиеся к возможности возврата вещественных доказательств их владельцам без ущерба для публичных интересов отправления правосудия по уголовным делам. Так, следует учитывать, что вещественные доказательства возвращаются их законным владельцам, только если это не может причинить ущерба доказыванию по делу (подпункт «б» пункта 1 части второй статьи 82 УПК Российской Федерации). В зависимости от указанных обстоятельств как следователь, так впоследствии и суд, решая вопрос о признании имущества вещественным доказательством и о режиме его хранения, должны обосновать либо необходимость изъятия имущества, либо то, что оно может быть сфотографировано, снято на видео- или кинопленку и возвращено владельцу на ответственное хранение до принятия окончательного решения по уголовному делу.

Суд должен прийти к выводу, что иным способом обеспечить решение стоящих перед уголовным судопроизводством задач невозможно. В таких случаях должны приниматься во внимание особенности такого имущества, в том числе стоимость, значимость для собственника или законного владельца, возможные негативные последствия изъятия имущества.

В судебном заседании установлено, что 18.07.2016 года, 04.10.2016 года в отношении неустановленных лиц по факту хищения автомашины «Лада Приора», принадлежащей С., хищения автомашины «Шевроле Нива», принадлежащей Д. возбуждены уголовные дела по признакам состава преступления, предусмотренного п. «в» ч.3 ст.158 УК РФ. В ходе предварительного следствия к совершению указанного преступления, а также еще 8 аналогичных преступлений по факту хищения автомашин у собственников, установлена причастность Г. и К. Постановлением от 30.10.2017 года, изъятый автомобиль «Шевроле Нива 2», государственный регистрационный знак НОМЕР регион, приобщен к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства и передан на ответственное хранение на специализированную стоянку.

Постановлением от 20.11.2017 года, изъятый по месту жительства Г. ноутбук и документы также приобщены в качестве вещественных доказательств, и переданы на ответственное хранение в камеру вещественных доказательств У МВД России по г. Самаре.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, определяя в статье 38 следователя как должностное лицо, уполномоченное в пределах компетенции, предусмотренной данным Кодексом, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу (часть первая), закрепляет его общие полномочия, в том числе самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с данным Кодексом требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа (пункт 3 части второй). Предоставленные следователю полномочия реализуются им не произвольно, а по основаниям и в порядке, установленным уголовно-процессуальным законом.

Наделяя следователя полномочием самостоятельно направлять ход расследования и принимать процессуальные решения, законодатель не исключает необходимость выполнения следователем при осуществлении уголовного преследования всего комплекса предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, в частности его статьями 7, 11, 14 и 16, мер по охране прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 июня 2004 года N 13-П; определения Конституционного Суда Российской Федерации от 24 января 2008 года N 63-0-0, от 16 июля 2015 года N 1616-0, от 26 января 2017 года N 4-0 и др.).

Судом установлено, что постановления следователя от 30.10.2017 года и 20.11.2017 года вынесены надлежащим должностным лицом, в пределах представленных полномочий, в соответствии с требованиями ст.ст.81,82, 84 УПК РФ, т.е. являются законными.

Кроме того, судом из пояснений следователя установлено, что названные вещественные доказательства имеют доказательственное значение для дела, поскольку автомобиль является орудием преступления, имеет на себе следы преступления, в связи с чем, суд приходит к выводу, что постановление от 30.10.2017 года в части помещения и передачи вещественного доказательства — автомобиля на специализированную стоянку, является обоснованным, принятым также в рамках норм уголовно-процессуального кодекса.

Судом установлено, что ноутбук, переданный на ответственное хранение в камеру вещественных доказательств, также имеет доказательственное значение, поскольку содержит информацию, имеющую значение для дела. Учитывая, что в материалах дела отсутствуют сведения о принадлежности ноутбука Г. (как указано следователем и не оспаривалось заявителем), суд приходит к убеждению, что и постановление от 20.11.2017 года является обоснованным, принятым в рамках требований УПК.

Принимая во внимание, что уголовное дело не приостановлено, в настоящее время выполняются требования ст.215-217 УПК РФ, дело не рассмотрено по существу, суд полагает, что обжалуемые постановления следователя нельзя признать незаконными и необоснованными.

Принимая во внимание правовую позицию Конституционного Суда РФ, по вопросу допустимости изъятия имущества у собственника или владельца по решению государственного органа или должностного лица, осуществляющего предупреждение, пресечение или раскрытие правонарушения, изложенную в Постановлениях от 20 мая 1997 года N 8-П, от 11 марта 1998 года N 8-П, от 14 мая 1999 года N 8-П о том, что временное изъятие имущества, представляющее собой процессуальную меру обеспечительного характера и не порождающее переход права собственности на имущество к государству, не нарушает конституционные права и свободы, в том числе право собственности, суд не находит оснований для признания постановления следователя незаконными и необоснованными, равно как и оснований для удовлетворения доводов жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 123-125 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

В удовлетворении жалобы адвоката Антонова А.П., действующего в интересах Г., в порядке ст.125 УПК РФ о признании незаконными постановления следователя СЧ по РОПД СУ У МВД России по г. Самаре П. от 30.10.2017 года и 20.11.2017 года о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств, в части их хранения — отказать.

Постановление может быть обжаловано в течение 10 дней в Самарский областной суд через Железнодорожный районный суд г.Самары.

(подпись)

М.С.Елфимова

Судья


Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны имена и фамилии участников дела изменены

Другую практику адвоката Анатолия Антонова Вы можете посмотреть в открытом доступе здесь

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокат в Самаре Анатолий Антонов
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Самаре +7 (846) 212-99-71!
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии