г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса,
д. 192, оф. 619
+7 (846) 212-99-71

Вступительное заявление адвоката

Когда произносится?

Согласно ст. 335 УПК РФ судебное следствие с участием присяжных заседателей начинается со вступительных заявлений сторон.

Защитник высказывает согласованную с подсудимым позицию по предъявленному обвинению и мнение о порядке исследования представленных им доказательств.

Что понимается под словом позиция? Позиция по делу – это определенная точка зрения на юридически значимые обстоятельства дела:

а) объективно обусловленная фактами реальной действительности, материалами дела и имеющимися у сторон доказательствами;

б) субъективно обусловленная процессуальной функцией стороны и той конкретной правовой целью, к достижению которой стремится сторона в данном конкретном процессе.

В содержание позиции стороны должны включаться:

1) заявляемые данной стороной фактические обстоятельства дела;

2) предлагаемая стороной правовая оценка этих обстоятельств и выдвигаемые стороной правовые требования;

3) также перечень доказательств, которыми сторона намерена обосновать все это перед судом.

Во вступительном заявлении защитник озвучивает обстоятельства дела так, как их хочет представить сторона защиты, как хочет донести их до присяжных заседателей и отношение к обвинению. Поскольку присяжные заседатели являются судьями факта, то перед ними не исследуются правовые вопросы, а, следовательно, во вступительном заявлении излагается только фактическая версия стороны.

Цели вступительного заявления – донести до присяжных позицию по делу. Значение данного этапа судебного следствия огромно. Как известно, присяжные заседатели не знакомы с материалами дела, а, следовательно, именно в этот момент они впервые узнают об обстоятельствах дела и о тех позициях сторон, которые они будут отстаивать в ходе судебного заседания.

Во вступительном заявлении адвокат стремится решить следующие задачи: вызвать интерес слушателей и овладеть их вниманием; установить с ними психологический контакт, расположить их к себе, завоевать их доверие; психологически подготовить слушателей к восприятию содержания доказательств, подготовленных стороной защиты.

Во вступительном заявлении очень важно четко и ясно изложить свою позицию по конкретному уголовному делу, которая в ходе судебного процесса будет проявляться через постановку вопросов, заявление ходатайств, дачу заключений, представление доказательств и т.д.

Как говорить?

На структуру, содержание, продолжительность вступительного заявления влияет много факторов. Это особенности дела, характер имеющихся доказательств и их источники, личность и позиция подзащитного по отношению к предъявленному обвинению, место рассмотрения дела, состав аудитории, актуальность происшедшего, индивидуальные качества адвоката и его позиция.

Вступительное заявление — это прежде всего синтез формы и содержания. Адвокату необходимо уметь правильно мыслить, логично и последовательно строить свое выступление, соблюдать чувство меры, другими словами — обладать высокой культурой мышления, опираясь на логику.

О чем нельзя говорить:

Запрет №1. Анализировать дело и оценивать доказательства, которые еще не были исследованы.

Так, адвокат Федорченко В.А. при высказывании позиции подсудимого по предъявленному обвинению во вступительном заявлении дал анализ производства предварительного следствия, заявил, что «следствие не исследовало все версии, зациклилось только на моем подзащитном»(1).

«Председательствующий правильно прерывал и выступление адвоката Путятина В.В., когда во вступительном заявлении сообщил об осуждении исполнителя убийства свидетеля Д о том, что он не давал показаний против подсудимых, при этом председательствующий просил не оценивать доказательства, которые ещѐ не исследованы»(2).

При этом, о доказательствах сообщать можно, но раскрывать их нельзя. Так, например, из протокола судебного заседания следует, что сообщение во вступительном заявлении адвоката Новолодского Ю.М. о том, что в судебном заседании будут допрошены исполнитель убийства свидетель Д , который осужден, ещѐ один человек, было определено тем, что до присяжных заседателей уже были доведены сведения о действиях Д при совершении убийства, и поэтому вопросу сторона обвинения возражений не заявляла. Само по себе сообщение о предстоящем исследовании конкретных доказательств, не противоречит требованиям закона, определяющем положение о том, что стороны во вступительном заявлении предлагают порядок исследования представляемых доказательств (3).

Следует обратить внимание, что упоминание об обстоятельствах, которые не относятся к данному делу могут быть расценены как нарушение требований, предъявляемых к вступительному заявлению. Например, адвокат Изосимов во вступительном заявлении прямо заявил, что он не будет сейчас говорить об объеме и законности предъявленного обвинения, и просит присяжных заседателей «лишь вспомнить о том, что по делу маньяка Чикатило расстреляно трое невинных людей» (4).

ВС РФ полагает, что нельзя во вступительном заявлении и обращаться к тем вопросам, на которые в дальнейшем предстоит отвечать присяжным заседателям. Председательствующий в этой ситуации может прервать защитника. Так произошло, например, когда адвокат Мошанский А.А. во вступительном заявлении начал преждевременно говорить о том, присяжным заседателям предстоит ответить на 4 несложных вопроса, поскольку это вступительное заявление не соответствовало требованиям ч. 3 ст. 335 УПК РФ, согласно которой во вступительном заявлении защитник лишь высказывает согласованную с подсудимым позицию по предъявленному обвинению и мнение о порядке исследования представленных им доказательств (5).

Интересным представляется анализ следующего фрагмента вступительного заявления из определения ВС РФ, где государственный обвинитель полагает, что защитник не высказывал отношение к обвинению, а выходил за рамки своего отношения к нему. « Во вступительном заявлении адвокат Кица А.Н. в защиту подсудимого Коршунова А.В. систематически злоупотреблял своими процессуальными правами, выходил за рамки своего отношения к предъявленному обвинению, оказывал на присяжных заседателей запрещенное законом воздействие, ставил под сомнение законность, полноту и компетентность проведенного расследования, входил в оценку неисследованных доказательств, сказал о том, что никогда, никаких задержек грузовиков не было, что таможенное оформление осуществлялось ранее установленных сроков, что склад хранения ЗАО <…> являлся нелегальным, занимался провозом контрабанды, что свидетели говорят неправду, а на неоднократные замечания председательствующего адвокат не реагировал.

При допросе свидетеля Д. адвокат Гервес Ю.П. задал вопрос, который не соответствует требованиям ст. ст. 252, 335 ч. 7 УПК РФ, При этом судебная коллегия отмечает, что заявлением о том, что никогда, никаких задержек грузовиков не было и таможенное оформление осуществлялось ранее установленных сроков, адвокатом Кица А.Н. было высказано отношение к обвинению, отраженному в обвинительном заключении по этим обстоятельствам. В частности, в обвинении указано о том, что осужденные давали указания об искусственном создании препятствий и в затягивании процесса приема и таможенного оформления, что в ходе встреч с представителями ЗАО выдвигали требования о даче взятки под угрозой создания последующих препятствий в приеме и таможенном оформлении (6).

Запрет № 2. Говорить об обстоятельствах, которые не подлежат исследованию с присяжными заседателями.

К ним, в частности, могут относиться недозволенные методы ведения следствия, например, «…как видно из протокола судебного заседания, адвокат Траспов во вступительном слове дважды упомянул о том, что подсудимые в течение нескольких часов после их задержания находились в помещении РОВД со связанными руками. Об этих же обстоятельствах упоминали и подсудимые в своих показаниях. Однако председательствующий во всех случаях останавливал и адвоката и подсудимых, делал им замечания и обращался к присяжным заседателям с разъяснениями, чтобы они не брали во внимание эти высказывания адвоката и подсудимых (7).

Данные о личности, в том числе потерпевшего, поскольку в силу ч. 8 ст. 335 УПК РФ данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется. С участием присяжных заседателей не исследуются факты прежней судимости, характеристики, справки о состоянии здоровья, о семейном положении и другие данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого. Вопрос о вменяемости подсудимого относится к компетенции председательствующего судьи и разрешается им в соответствии с требованиями статьи 352 УПК РФ без участия присяжных заседателей (8).

Так, например, согласно протоколу судебного заседания во вступительном заявлении защитник сообщил присяжным, что потерпевший С. ранее судим семь раз, что у него все руки в татуировках. Оглашая заключения судебно-медицинских экспертиз о причинах смерти потерпевших Г. и С, защитник в присутствии присяжных заседателей зачитал и данные о заболеваниях на фоне хронического алкоголизма (9).

Аналогичный пример касается и запрета упоминать о личности подсудимого. «Вместе с тем, поскольку высказывая отношение к обвинению, адвокат сказал об указанных обстоятельствах, о подсудимом, который «порядочный человек, семьянин, известный в обществе», председательствующий правильно прерывал выступление, обращался с просьбами к присяжным заседателям не принимать данные обстоятельства во внимание» (10).

Нельзя во вступительном заявлении говорить и о допустимости доказательств. Например, из протокола судебного заседания следует, что в начале судебного следствия адвокат Ефименко Л.А., высказывая согласованную с подсудимым Шиловских позицию по предъявленному обвинению, сказала, что подсудимый ранее не судимый, что в материалах дела доказательства, по мнению защиты, являются недопустимыми. Председательствующий сразу же прервал выступление адвоката, разъяснил повторно ей и другим участникам судебного разбирательства требования ч. 7 ст. 335 УПК РФ, обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание указанные обстоятельства при вынесении вердикта (11). Для оценки законности вступительного заявления очень важными являются два обстоятельства — реакция на вступительное заявление председательствующего и реакция сторон. В законе (ст. 335 УПК) не говорится о том, как должны вести себя стороны, в случае несогласия с содержанием вступительного заявления. Анализ судебной практики позволяет сделать вывод о том, что в случае несогласия с содержанием вступительного заявления стороны могут заявить свои возражения и замечания на него. Именно такое видение этого вопроса можно почерпнуть из практики ВС РФ, в таких высказываниях, как, например: «…существо предъявленного подсудимым обвинения не было искажено государственным обвинителем во вступительном заявлении перед присяжными заседателями. Замечаний и возражений по поводу вступительного заявления со стороны подсудимых и их защитников не последовало (12), «как видно из протокола судебного заседания, представители стороны защиты не высказывали возражений по поводу характера и содержания вступительного заявления прокурора, а председательствующий судья не прерывал ее и не давал никаких разъяснений присяжным заседателям.

Утверждение адвоката Карловой Л.М. о том, что в протоколе судебного заседания не отражены действия прокурора, направленные на оказание незаконного воздействия на присяжных заседателей, не соответствуют действительности. Замечания адвоката на протокол судебного заседания были обоснованно отклонены председательствующим судьей» (13) .

Данные положения вытекают из того, что в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ. С учетом этого, а также положений ст. 252 УПК РФ председательствующий должен обеспечить проведение судебного разбирательства только в пределах предъявленного подсудимому обвинения, своевременно реагировать на нарушения порядка в судебном заседании участниками процесса, принимать к ним меры воздействия, предусмотренные ст. 258 УПК РФ. Кроме того, при произнесении напутственного слова судья должен обратить внимание присяжных заседателей на то, что их выводы о виновности подсудимого не могут основываться на доказательствах, признанных недопустимыми. Аналогичным образом председательствующий судья должен поступить и в случае, когда до присяжных заседателей доведена информация, не относящаяся к фактическим обстоятельствам дела, например сведения о судимости подсудимого, о применении незаконных методов следствия и т.д. (14)

Очень наглядно иллюстрирует вышеизложенную позицию следующий пример. «Председательствующий останавливал государственного обвинителя, когда его речь во вступительном заявлении не соответствовала требованиям ч. 2 ст. 335 УПК РФ. Первый раз, когда государственный обвинитель сказал о том, что подсудимый Лурье был осужден по другому делу, второй раз, когда сказал о нахождении подсудимого Лурье под стражей по другому делу, третий раз, когда сказал, что подсудимый Лурье использовал навыки, которые у него были, поскольку является журналистом. Лурье О.А. обвинялся в совершении клеветы в отношении следователя К. и указанные обстоятельства не имели отношения к рассматриваемому делу. При этом, председательствующий обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание высказывания государственного обвинителя, как не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу (15).

(1) Определение Верховного Суда РФ от 15.05.2008 N 4-о08-41сп// СПС КонсультантПлюс

(2) Кассационное определение Верховного Суда РФ от 04.03.2013 N 78-о13-11сп//СПС КонсультантПлюс

(3) Кассационное определение Верховного Суда РФ от 04.03.2013 N 78-о13-11сп//СПС КОнсультантПлюс

(4) Определение Верховного Суда РФ от 07.07.2010 N 18-О10-18СП// СПС КонсультантПлюс

(5) Определение Верховного Суда РФ от 29.04.2010 по делу N 5-о10-78сп// СПС КонсультантПлюс

(6) Определение Верховного Суда РФ от 19.02.2010 по делу N 5-о10-23сп// СПС КонсультантПлюс

(7) Определение Верховного Суда РФ от 10.03.2005 N 19-о05-12сп// СПС КонсультантПлюс

(8) П.22 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2005 N 23 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей»

(9) Определение Верховного Суда РФ от 19.03.2009 N 13-О09-4СП// СПС КонсультантПлюс

(10) Кассационное определение Верховного Суда РФ от 04.03.2013 N 78-о13-11сп// СПС КонсультантПлюс

(11) Определение Верховного Суда РФ от 27.08.2008 по делу N 5-о08-143сп// СПС КонсультантПлюс

(12) Определение Верховного Суда РФ от 18.03.2008 N 74-о07-63сп// СПС КонсультантПлюс

(13) Кассационное определение Верховного Суда РФ от 11.10.2011 N 19-011-55СП// СПС КонсультантПлюс

(14) Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2005 N 23 «О применении судами норм Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей»

(15) Кассационное определение Верховного Суда РФ от 19.12.2011 N 5-о11-266сп// СПС КонсультантПлюс

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокат в Самаре Анатолий Антонов
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Самаре +7 (846) 212-99-71!
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии