г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Образец ходатайства защитника о прекращении уголовного дела по ст.228.1 УК РФ

Следователю СЧ по РОПД СУ Управления МВД России по г. Самаре майору юстиции ФИО1

Адрес: 443086, г. Самара, ул. Ерошевского, д.82

от адвоката НО АБ “Антонов и партнеры” Антонова Анатолия Петровича, рег. № 63/2099 в реестре адвокатов Самарской области

адрес для корреспонденции: г. Самара, проспект Карла Маркса, дом 192, офис 619, тел. 8-987-928-31-80

в защиту интересов ФИО2, ДАТА1 г.р.,  

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 п.“г” ч.4 ст.228.1 УК РФ

 

Ходатайство о прекращении уголовного преследования

 

14.05.2021 Постановлением следователя по особо важным делам СЧ по РОПД СУ Управления МВД России по г. Самаре капитана юстиции ФИО3 было возбуждено уголовное дело в отношении ФИО4 и ФИО2 по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 п.“г” ч.4 ст.228.1 УК РФ.

14.05.2021 Постановлением следователя по особо важным делам СЧ по РОПД СУ Управления МВД России по г. Самаре капитана юстиции ФИО3 ФИО2 был привлечен в качестве обвиняемого в совершении указанного преступления.

Сторона защиты считает, что обвинение ФИО2 незаконно и необоснованно, а уголовное преследование в отношении него подлежит прекращению ввиду следующего.

  • В действиях ФИО2 имел место добровольный отказ от совершения преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 п.“г” ч.4 ст.228.1 УК РФ

Как следует из Постановления о привлечении ФИО2 в качестве обвиняемого от 14.05.2021, ФИО2, заведомо зная, что наркотическое средства запрещены в свободном обороте на территории РФ, для получения финансовой выгоды или иной материальной выгоды, имея прямой умысел, направленный на незаконным сбыт наркотическхи средств, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, в период времени с 01.04.2021 до 00 часов 50 минут 13:05.2021, находясь в неустановленном следствием месте, договорился с неустановленным следствием лицом и ФИО4 о совместной преступной деятельности, направленной на систематический незаконный сбыт наркотических средств, согласовав совместные планы и распределив между собой роли, тем самым вступил в предварительный сговор с неустановленным следствием лицом и ФИО4.

Таким образом, согласно доводам следствия, ФИО2 на момент задержания имел прямой умысел на сбыт наркотических средств, что опровергается материалами уголовного дела. 

Однако, как следует из допроса ФИО2 в качестве обвиняемого,  по заданию неизвестного им лица, записанного в сотовом телефоне ФИО2 как “ФИО5” 10 мая 2021 он совместно с ФИО4 разложил закладки с наркотическим средством в выбранных ими местах. После этого они отправили фотографии, и им на банковские карты перевели денежные средства. Однако уже в ходе того, пока они раскладывали 10 свертков с наркотическим средством, у них появилось подозрение, что на самом деле это не наркотическое средство, а муляж и что неизвестное лицо “ФИО5” хочет их таким образом проверить. ФИО2 и ФИО4 пришли к такому выводу из-за того, что свертки с наркотическим средствами были неплотно закрыты и небрежно перемотаны изолентой и пахли ванилином. Поэтому они и решили, что на самом деле это не наркотическое средство, а ванильный порошок.

После того, как они разложили закладки, они решили, что проверку прошли успешно и написали куратору о том, что хотят продолжить свою работу. Однако потом, когда они обсуждали между собой свою деятельность по сбыту, они пришли к выводу, что им не доверяют и в следующий раз также могут опять дать задание разложить вместо наркотического средства какое-то безвредное вещество или даже сдать их сотрудникам полиции. Также они пришли к выводу о том, что это незнакомое лицо “ФИО5” какой-то странный человек, что ему доверять нельзя, а идея заниматься сбытом наркотических средств является плохой и неудачной. Это опасно, кроме того, всегда есть возможность, что это незнакомое лицо “ФИО5” не заплатит за очередную партию. Поэтому они больше не хотели заниматься сбытом наркотических средств и даже взяли билеты на самолет обратно в Москву. Они намеревались написать незнакомому лицу “ФИО5” о том, что они вообще не будут больше заниматься сбытом наркотических средств, позднее.

12 мая 2021 поздно вечером ФИО2 с ФИО4 ужинали в кафе по адресу: АДРЕС1. Пока они ужинали, ФИО2 от незнакомого лица “ФИО5” пришло сообщение с адресом партии наркотического средства, которое необходимо забрать и разложить. ФИО2 сказал об этом ФИО4 и они вместе решили, что они, как и хотели ранее, не будут этого делать вообще и что нужно написать об этом незнакомому лицу “ФИО5”. Они не собирались ехать в указанное место и забирать наркотическое средство. Еще до этого они, посовещавшись, добровольно и по своему желанию решили, что больше не будут заниматься сбытом наркотических средств. Так как они уже заканчивали ужинать, они решили, что сделают это, когда выйдут из кафе, поскольку там было тесно, столики были маленькие, а на их столе было много разной посуды после ужина, и писать там было неудобно. Кроме того, они боялись, что экран телефона ФИО2 случайно увидит какое-нибудь лицо, которое будет проходить мимо. В ходе допроса ФИО2 отдельно подчеркнул, что это решение было добровольным, окончательным и было принято еще до того, как им пришло сообщение от незнакомого лица “ФИО5”.

Сторона защиты считает, что у ФИО2 отсутствовал умысел на совершение преступления, а также имел место добровольный отказ от преступления.

В соответствии с ч.ч.1 и 2 ст.25 УК РФ, преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

Согласно ч.ч.1-3 ст.31 УК РФ, добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца. Лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца. Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления.

Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо сознавало возможность доведения преступления до конца (ч. 1 ст. 31 УК). В ч. 2 ст. 31 УК установлено, что лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца. Исключение уголовной ответственности здесь основано на отсутствии умысла. Начиная преступление, виновный имел намерение его совершить, но в последующем на этапе приготовления либо покушения передумывает и по собственной воле отказывается доводить его до конца.

Признаками добровольного отказа от преступления являются: 

1) прекращение приготовительных действий (бездействия) или действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления (покушение); 

2) добровольный характер прекращения приготовления или покушения на преступление; 

3) осознание реальной возможности доведения преступления до конца;

4) окончательность отказа от преступления (хронологический признак); 

5) полный отказ от преступления (отказ от преступления в целом, а не отказ от повторения деяния).

Для признания добровольного отказа достаточно невыполнения лицом тех действий, которые оно намеревалось совершить, то есть речь идет о бездействии. Когда же в процессе преступления были выполнены действия, которые без вмешательства извне сами по себе способны привести к наступлению общественно опасных последствий, добровольный отказ должен проявиться в активном поведении по их предотвращению. 

  1. Добровольный отказ от доведения преступления до конца возможен только на стадии неоконченного преступления, приготовления или покушения на преступление. После окончания преступления предпринимаемые лицом действия образуют деятельное раскаяние, в отличие от добровольного отказа, не исключающее уголовную ответственность, а лишь смягчающее эту ответственность. 
  2. Отказ исключает уголовную ответственность лица при условии его добровольности. Добровольность отказа означает, что лицо, совершившее приготовление или приступившее к выполнению действия (бездействия), непосредственно направленного на совершение преступления, потом по собственной воле отказывается от завершения преступления. Мотивы такого отказа могут быть разными: раскаяние, жалость к потерпевшему, страх перед наказанием и др. 
  3. Добровольный отказ возможен только при осознании лицом реальной возможности довести преступление до конца. Когда виновный отказался от доведения преступления до конечного результата в силу непреодолимых внешних факторов либо из-за невозможности закончить преступление или потому, что его задержали в процессе осуществления преступления, такой отказ является не добровольным, а вынужденным. Данный отказ не исключает уголовной ответственности за приготовление или покушение на преступление. Осознание лицом реальной возможности завершить преступление предполагает понимание им того обстоятельства, что никто и ничто не препятствуют, не мешают ему идти до конца. 
  4. Добровольный отказ означает окончательный отказ от доведения начатого преступления до конца. Виновный навсегда отказывается от совершения преступления, а не временно с целью дождаться лучших благоприятных условий, позволяющих достичь преступного результата. 
  5. В ряде случаев необходим полный отказ от совершения преступления в целом, от выполнения состава преступления, а не отказ от повторения действий. Например, виновный пытался убить жертву ударом молотком по голове, но жертва успела уклониться, и удар пришелся по плечу жертвы. После неудавшейся попытки совершить убийство виновный бросил молоток. В данном примере нет добровольного отказа от совершения убийства. Виновный осуществил волевое действие: нанес удар, но по не зависящим от его воли причинам не попал в голову. Отказ от нанесения повторного удара не означает добровольного отказа. Виновный должен отвечать за покушение на убийство. Добровольный отказ мог бы быть, если лицо, занеся руку с молотком над головой жертвы, передумало и вместо удара по голове бросило молоток в сторону. 

Для наличия добровольного отказа необходима совокупность всех пяти рассмотренных его признаков, а не двух (добровольность и окончательность). Добровольный отказ является обстоятельством, исключающим уголовную ответственность за неоконченное преступление. В содеянном при добровольном отказе отсутствуют признаки объективной и субъективной сторон. 

Добровольный отказ от преступления необходимо отграничивать от деятельного раскаяния. Деятельное раскаяние характеризуется тем, что лицо устраняет вредные последствия совершенного преступления, является с повинной, возмещает материальный ущерб, способствует раскрытию преступления. Совершается деятельное раскаяние на стадии оконченного преступления. Деятельное раскаяние признается обстоятельством, смягчающим наказание (п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК). В предусмотренных уголовным законом случаях деятельное раскаяние является обстоятельством, освобождающим лицо от уголовной ответственности (ст. 75 УК, в примечаниях к ст. 126, 228 УК и др.) (Актуальные проблемы уголовного права. Часть Общая: учебник / под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай, 2019 год).

В действиях ФИО2 имели место все признаки добровольного отказа: он отказался до совершения всех необходимых действий, направленных на сбыт наркотических средств, имелась возможность продолжать преступную деятельность, отказ был добровольным, окончательным и полным, поэтому ФИО2 не подлежит уголовной ответственности по ч.3 ст.30 п.“г” ч.4 ст.228.1 УК РФ.

Добровольный отказ ФИО2 от совершения преступления материалами уголовного дела не опровергается.

Таким образом, уголовное дело в отношении ФИО2 подлежит прекращению по п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ — в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

  • ФИО2 не были совершены действия, составляющие объективную сторону преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 п.“г” ч.4 ст.228.1 УК РФ

Как следует из Постановления о привлечении ФИО2 в качестве обвиняемого от 14.05.2021, неустановленное следствием лицо в продолжение своего преступного умысла, направленного на незаконный сбыт наркотических средств группой лиц по предварительному сговору в крупном размере сообщило ФИО4 и ФИО2 сведения о местонахождении тайника-закладки с наркотическим средством героин (диацетилморфин) и дало указание забрать в организованном им тайнике-закладке указанное наркотическое средство.

Таким образом, согласно доводам следствия, ФИО2 совершил покушение на незаконный сбыт наркотических средств.

Однако, как следует из допроса ФИО2 в качестве обвиняемого от, 12 мая 2021 поздно вечером ФИО2 с ФИО4 ужинали в кафе по адресу: АДРЕС1. Пока они ужинали, мне от незнакомого лица “ФИО5” пришло сообщение с адресом партии наркотического средства, которое необходимо забрать и разложить. Так как они уже заканчивали ужинать, они решили, что напишут этому лицу и откажутся забирать наркотические средство и делать закладки, когда выйдут из кафе. Когда они после полуночи выходили из кафе, прямо у дверей они были задержаны сотрудниками полиции и не успели написать незнакомому лицу “ФИО5” о том, что мы отказываемся забирать партию наркотического средства и вообще не будем заниматься сбытом. Между получением сообщения о местонахождении партии наркотического средства и нашим задержанием прошло менее часа. Как сотрудники полиции смогли найти их так быстро, неясно. После этого они в сопровождении сотрудников полиции проехали на место, указанное в сообщении, где было изъято наркотическое средство героин. Они проехали туда не добровольно, а только по принуждению сотрудников полиции. Ехать в обозначенное место и забирать наркотическое средство они не хотели. 

Сторона защиты считает, что ФИО2 не были совершены действия, составляющие объективную сторону преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 п.“г” ч.4 ст.228.1 УК РФ.

В соответствии с абз.1 п.13, п.13.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 №14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», под незаконным сбытом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует понимать незаконную деятельность лица, направленную на их возмездную либо безвозмездную реализацию (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т.д.) другому лицу (далее — приобретателю). При этом сама передача лицом реализуемых средств, веществ, растений приобретателю может быть осуществлена любыми способами, в том числе непосредственно, путем сообщения о месте их хранения приобретателю, проведения закладки в обусловленном с ним месте, введения инъекции.

Если лицо в целях осуществления умысла на незаконный сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает, перерабатывает эти средства, вещества, растения, тем самым совершает действия, направленные на их последующую реализацию и составляющие часть объективной стороны сбыта, однако по не зависящим от него обстоятельствам не передает указанные средства, вещества, растения приобретателю, то такое лицо несет уголовную ответственность за покушение на незаконный сбыт этих средств, веществ, растений.

Таким образом, покушение на сбыт наркотических средств представляет собой активные действия, направленные на последующую реализацию указанных средств, которые не были завершены по обстоятельствам, не зависящим от воли лица.

Между получением сообщения от неустановленного лица “ФИО5” и задержанием прошло менее часа. ФИО2 не начал совершать действия, направленные на сбыт наркотических веществ, он успел только выйти из кафе, его дальнейший маршрут и намерения не могли быть известными сотрудникам полиции.

Отсутствие факта совершения ФИО2 действий, направленных на сбыт наркотических средств, материалами уголовного дела не опровергается.

Таким образом, уголовное дело в отношении ФИО2 подлежит прекращению по п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ — в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

  • Имеет место провокация со стороны сотрудников полиции

Как уже было указано выше, при допросе в качестве обвиняемого от ФИО2 сообщил, что 12 мая 2021 поздно вечером ФИО2 с ФИО4 ужинали в кафе по адресу: АДРЕС1. Пока они ужинали, мне от незнакомого лица “ФИО5” пришло сообщение с адресом партии наркотического средства, которое необходимо забрать и разложить. Так как они уже заканчивали ужинать, они решили, что напишут этому лицу и откажутся забирать наркотические средство и делать закладки, когда выйдут из кафе. Когда они после полуночи выходили из кафе, прямо у дверей они были задержаны сотрудниками полиции. Между получением сообщения о местонахождении партии наркотического средства и нашим задержанием прошло менее часа. 

Сторона защиты считает что со стороны сотрудников полиции имеет место провокация.

ФИО2 никак не ответил на сообщение от неустановленного лица, не выразил свое намерением сбывать наркотическое средство и не начал совершать действия, направленные на его сбыт (и не намеревался это делать).

Обращает на себя внимание тот факт, что сообщение от неустановленного лица пришло незадолго до того, как ФИО2 и ФИО4 остановили сотрудники полиции. ФИО2 и ФИО4 были задержаны прямо на выходе из кафе, в отношении других посетителей проверка не проводилась. Все изложенные факты указывают на то, что сотрудники полиции знали о местонахождении ФИО2 и ФИО4, знали о том, что им пришло сообщение и ждали, пока они выйдут из кафе, чтобы их задержать.

Такие действия сотрудников полиции и их осведомленность указывает на наличие провокации со стороны сотрудников полиции и специальную отправку неустановленным лицом “ФИО5” сообщения (возможно, под контролем сотрудников полиции или ими от его лица) для того, чтобы были основания задержания ФИО2.

Согласно ч.2 и абз.5 ч.8 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности, не допускается осуществление оперативно-розыскной деятельности для достижения целей и решения задач, не предусмотренных настоящим Федеральным законом. Органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация).

Как следует их п.7.2 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.06.2012 года), при оценке действий оперативных сотрудников в ходе проведения проверочных закупок суды руководствуются разъяснениями, данными в п.14 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 15.06.2006 №14, в соответствии с которыми результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

Согласно положениям ст. 5 Федерального закона Российской Федерации от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» не допускается осуществление оперативно-розыскной деятельности для достижения целей и решения задач, не предусмотренных указанным Федеральным законом.

Под провокацией сбыта судам следует понимать подстрекательство, склонение, побуждение в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий, направленных на передачу наркотических средств сотрудникам правоохранительных органов (или лицам, привлекаемым для проведения ОРМ).

В тех случаях, когда до проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» у правоохранительных органов не было оснований подозревать лицо в распространении наркотических средств и сам сбыт наркотического средства явился результатом вмешательства оперативных работников, суды, как правило, признавали наличие провокации со стороны оперативных работников.

Как следует из постановления ЕСПЧ от 10.02.2009 по делу «Золотухина против России», к неправомерному вмешательству правоохранительных органов относятся любые действия, которые могут быть истолкованы как оказание давления на человека с целью совершения им правонарушения. Например, если негласно действующее под контролем полиции лицо по своей инициативе обращается к потенциальному сбытчику наркотиков с повторной просьбой о продаже наркотиков, несмотря на первоначальный отказ, либо настойчиво напоминает, повышает цену, ссылается на ломку и т. д.. Отсюда следует вывод, что как до ОРМ, так и в момент его проведения сбытчик наркотиков самостоятельно должен сообщить о возможности реализовать наркотическое средство и (или) предложить это. 

В действиях сотрудников полиции, задержавших ФИО2 имела место провокация, и полученные ими сведения не могут быть основанием для возбуждения в отношении них уголовного дела.

Отсутствие факта провокации со стороны сотрудников полиции материалами уголовного дела не опровергается.

Таким образом, уголовное дело в отношении ФИО2 подлежит прекращению по п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ — в связи с недоказанностью наличия в его действиях состава преступления.

  • Квалифицирующий признак “в составе группы лиц с неустановленным лицом” подлежит  исключению

Как следует из Постановления о привлечении ФИО2 в качестве обвиняемого от 14.05.2021, ФИО2, заведомо зная, что наркотическое средства запрещены в свободном обороте на территории РФ, для получения финансовой выгоды или иной материальной выгоды, имея прямой умысел, направленный на незаконным сбыт наркотическхи средств, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, в период времени с 01.04.2021 до 00 часов 50 минут 13:05.2021, находясь в неустановленном следствием месте, договорился с неустановленным следствием лицом и ФИО4 о совместной преступной деятельности, направленной на систематический незаконный сбыт наркотических средств, согласовав совместные планы и распределив между собой роли, тем самым вступил в предварительный сговор с неустановленным следствием лицом и ФИО4.

Однако, как уже было указано выше, при допросе в качестве обвиняемого ФИО2 сообщил, что после размещения им совместно с ФИО4 10 закладок с наркотическим средством (по крайней мере, как они в тот момент полагали) они решили вообще больше не заниматься сбытом наркотических веществ, то есть в их действиях имел место добровольный отказ от совершения преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 п.“г” ч.4 ст.228.1 УК РФ.

Сторона защиты считает, валифицирующий признак “в составе группы лиц с неустановленным лицом” подлежит  исключению из обвинения ФИО2 по ч.3 ст.30 п.“г” ч.4 ст.228.1 УК РФ.

В соответствии со ст.32 УК РФ, соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Согласно ч.2 ст.35 УК РФ, преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

В соответствии со ст. 32 УК соучастием признается совместное умышленное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Из определения соучастия можно выделить два объективных (участие в преступлении двух или более лиц и совместность их деятельности) и два субъективных (совместность умысла и участие в совершении умышленного преступления) признака соучастия.

Участие двух или более лиц носит количественный характер. Он означает, что в преступлении должны принимать участие как минимум два лица, обладающие признаками его субъекта. Не образуют соучастия случаи, когда лицо, обладающее признаками субъекта преступления, использует для его совершения невменяемого или малолетнего.

Совместность действий соучастников предполагает, что соучастники принимают участие в совершении одного и того же преступления, имеется причинная связь между поведением каждого из них и наступившим преступным последствием, которое является для них общим. Так, лицо, узнавшее после окончания преступления о факте его совершения и согласившееся укрыть преступника, не становится соучастником преступления, поскольку отсутствует причинная связь между его поведением и наступившим общественно опасным последствием. Однако если лицо до совершения преступления дало обещание скрыть преступника, оно тем самым содействовало, создало условия, внесло вклад в совершение преступления исполнителем, поэтому такую деятельность следует отнести к соучастию.

Слово «умышленно» в определении соучастия использовано два раза. Совместность умысла означает наличие у соучастников определенной психической общности, субъективной связи, желания совместно совершить преступление. Отношение соучастников к факту объединения для совершения единого преступления может быть только в виде прямого умысла. Организатор, подстрекатель и пособник должны знать о присоединяющейся деятельности исполнителя, а исполнитель должен осознавать, что в совершение преступления внесли вклад и другие лица (лицо). Для наличия соучастия требуется, чтобы лицо знало не только о факте совершения преступления, но и о его важнейших особенностях, юридически значимых признаках преступления, совершаемого исполнителем, т.е. о признаках, относящихся к составу преступления.

Соучастие возможно лишь в умышленных преступлениях — второй субъективный признак соучастия. Причинение общественно опасных последствий совместными неосторожными действиями двух или более лиц (неосторожное сопричинение) не образует соучастия (Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник / отв. ред. Ю.В. Грачева, А.И. Чучаев, 2017).

Так как ФИО2 совместно с ФИО4 добровольно, полностью и окончательно отказались от совершения преступления, то налицо различие умыслов и отношения к предполагаемому преступлению. Следовательно, нельзя сделать вывод о том, что ФИО2 и ФИО4 находились в группе лиц по предварительному сговору с неустановленным лицом “ФИО5”, умыслом которого охватывался сбыт наркотического средства посредством размещения другими лицами (ФИО2 и ФИО4) закладок.

Отсутствие единства умысла и отношения к планируемому преступления между ФИО2 и ФИО4 с одной стороны и неустановленным лицом “ФИО5” — с другой материалами уголовного дела не опровергается.

Таким образом, квалифицирующий признак “в составе группы лиц с неустановленным лицом” подлежит  исключению из действий ФИО2

Следует неукоснительно соблюдать принцип презумпции невиновности (ст. 49 Конституции Российской Федерации, ст. 14 УПК РФ), согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в его пользу. По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и т.д. (постановление Пленума Верховного Суда РФ  № 1 от 29.04.1996.)

 В соответствии с Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 29.04.1996 г. «О судебном приговоре»: по смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств и т.д.

В то же время для прекращения уголовного дела, как вытекает из требований закона, достаточно лишь сомнений в его виновности. А оснований для таких сомнений в настоящем уголовном деле более чем достаточно. 

Таким образом, в деле имеются неустранимые сомнения в виновности ФИО2, а при таких обстоятельствах согласно ч. 3 ст. 49 Конституции РФ – неустранимые сомнения в виновности лица, толкуются в пользу обвиняемого. 

На основании изложенного и руководствуясь нормами УПК РФ,

ПРОШУ:

 

  1. Прекратить уголовное преследование по ФИО2 по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 п.“г” ч.4 ст.228.1 УК РФ по п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ — в связи с отсутствием в его действиях состава преступления;
  2. Исключить из обвинения  ФИО2 по ч.3 ст.30 п.“г” ч.4 ст.228.1 УК РФ квалифицирующий признак “в составе группы лиц с неустановленным лицом”.

Приложения: копия ордера адвоката.

Защитник ФИО2 ____________________ адвокат Антонов А.П.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

 

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии