top-menu
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Санкт-Петербург
menu-mobile

Определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 06.07.2021 по делу № 77-2341/2021. По смыслу ст. 56 УПК РФ сотрудники полиции не могут быть допрошены о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым, обвиняемым.

Главная Профессиональные новости Определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 06.07.2021 по делу № 77-2341/2021. По смыслу ст. 56 УПК РФ сотрудники полиции не могут быть допрошены о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым, обвиняемым.

СЕДЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 июля 2021 года № 77-2341/2021

Судебная коллегия по уголовным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Макарняевой О.Ф.,

судей Янковской О.Н. и Автономова С.А.,

при ведении протокола помощником судьи Шуляковским Р.С.,

с участием прокурора Асадуллиной В.А.,

осужденного Ч.А.,

адвоката Кудряшовой А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Ч.А. на приговор Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 28 февраля 2020 года, которым

Ч.А., родившийся <данные изъяты>, несудимый,

— осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к лишению свободы сроком на 9 лет 6 месяцев, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен со дня вступления приговора в законную силу. В срок наказания зачтено время содержания под стражей с 21 по 23 мая 2019 года и с 28 февраля 2020 года до дня вступления приговора в законную силу, из расчета один день содержания под стражей за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима, и время нахождения под домашним арестом, с 23 мая по 17 октября 2019 года, из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы,

и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 15 июня 2020 года, которым приговор изменен, зачтено Ч.А. в срок наказания время нахождения под домашним арестом с 24 мая по 17 октября 2019 года.

Заслушав доклад судьи Янковской О.Н., выступления осужденного Ч.А., адвоката Кудряшовой А.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, прокурора Асадуллиной В.А., предложившей судебные решения изменить, судебная коллегия

установила:

Ч.А. признан виновным в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено в период с середины марта по 21 мая 2019 года в г. Екатеринбурге при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

При апелляционном обжаловании в приговор внесено указанное выше изменение. В остальной части приговор оставлен без изменения.

В кассационной жалобе осужденный Ч.А. просит приговор и апелляционное определение в связи с нарушением положений ст. ст. 14, 15, 16 УПК РФ отменить, уголовное дело передать на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции. В обоснование указывает, что добровольно отказался от доведения преступления до конца, что могли подтвердить сотрудники ППСП УМВД России по г. Екатеринбургу, однако в их вызове в судебное заседание стороне защиты судом было необоснованно отказано.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного прокурор г. Екатеринбурга Кузнецова С.В. считает доводы, изложенные в ней, несостоятельными, просит оставить ее без удовлетворения, а судебные решения — без изменения.

В судебном заседании осужденный Ч.А. и адвокат Кудряшова А.В. доводы кассационной жалобы поддержали. Адвокат полагала, что несмотря на отказ в заключении с осужденным досудебного соглашения о сотрудничестве, условия такового им выполнены. Кроме того указала, что Ч.А. явился с повинной, т.к. сообщил сотруднику ГИБДД, где хранятся наркотики. Осужденный полагал, что показания сотрудников полиции <данные изъяты> об обстоятельствах преступления, ставших им известными с его слов, не могли быть положены в основу приговора. Сотрудник полиции <данные изъяты> не мог оценивать его содействие в расследовании преступления, т.к. это прерогатива суда. Полагал, что из приговора также подлежат исключению справки об исследовании, заключения экспертов, т.к. они вызывают сомнения, и протокол обыска, рапорта, т.к. там изложены обстоятельства преступления, известные с его слов, однако он их излагал без адвоката.

Прокурор Асадуллина В.А. возражала против удовлетворения доводов кассационной жалобы, однако предложила судебные решения изменить, исключив из них ссылку на показания сотрудника полиции <данные изъяты> об обстоятельствах, ставшими ему известными со слов Ч.А. В остальной части просила приговор и апелляционное определение оставить без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы осужденного, возражений на нее прокурора, судебная коллегия находит приговор и апелляционное определение подлежащими изменению на основании ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, повлиявшим на исход дела. При этом доводы кассационной жалобы несостоятельны, удовлетворению не подлежат.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и оценив все доказательства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Ч.А. в покушении на сбыт наркотического средства — смеси, в состав которой входит производное N-метилэфедрона, массой не менее 531, 52 г, в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.

Вина осужденного надлежащим образом мотивирована в приговоре и подтверждаются приведенными:

показаниями — свидетелей <данные изъяты> оперуполномоченных ГНК ОП N 12 УМВД России по г. Екатеринбургу и ОНК УМВД России по г. Екатеринбургу о том, что 21 мая 2019 года сотрудниками ППСП УМВД России по г. Екатеринбургу был задержан Ч.А., в ходе личного досмотра которого обнаружено и изъято 27 свертков с наркотическим средством; при дальнейшей работе с задержанным в его сотовом телефоне обнаружена переписка с фотографиями и координатами мест закладок, блокнот, содержащий информацию о местонахождении тайников с наркотическим средством, в квартире осужденного были обнаружены пакеты с застежкой типа «зик-лок», электронные весы, в лесопарке были изъяты пакеты и свертки с наркотическим средством, которое выдала жена Ч.А., в ходе осмотра мест происшествия были обнаружены и изъяты закладки с наркотическим средством, адреса которых были указаны в блокноте осужденного;

Ч.И., жены осужденного, о том, что ее муж Ч.А. занимался сбытом наркотиков; когда его задержали, она взяла на балконе пакет, принадлежащий мужу, и закопала его в лесополосе; о местонахождении указанного пакета она рассказала сотрудникам полиции;

осужденного Ч.А. о том, что в начале марта 2019 года он в сети «Интернет» нашел объявление о работе закладчика наркотиков; с этого времени он стал получать от «работодателя» адреса с тайниками, где хранились наркотики, забирал их, фасовал по более мелким партиям и раскладывал в тайники, место нахождения которых он сообщал «работодателю»; 21 мая 2019 года он был задержан сотрудниками ППСП, которые спросили, есть ли у него при себе наркотические средства, на что он ответил, что при себе у него имеются наркотические средства и во всем им сознался;

рапортом полицейского батальона N 2 полка ППСП УМВД России по г. Екатеринбургу <данные изъяты>., согласно которому 21 мая 2019 года им замечен подозрительный гражданин, который, увидев его и других сотрудников полиции, пытался скрыться; этим гражданином оказался Ч.А., при задержании тот размахивал руками, поэтому к нему пришлось применить спецсредство «наручники»; при доставлении осужденного в отдел полиции, произведен его личный досмотр, в ходе которого при нем обнаружено 27 пакетиков с веществом внутри, блокнот, сотовый телефон;

протоколами осмотра мест происшествия, в ходе которых изъяты свертки с порошкообразным веществом;

протоколом личного досмотра Ч.А. от 21 мая 2019 года, в ходе которого у последнего обнаружены и изъяты 27 свертков с порошкообразным веществом, блокнот, сотовый телефон;

протоколами осмотра блокнота и сотового телефона, в ходе которых в них обнаружены фотографии, адреса закладок с наркотическими средствами;

справками о предварительном исследовании и заключениями эксперта, согласно которым изъятое у Ч.А. вещество в 27 свертках и вещества, обнаруженные и изъятые в ходе осмотра мест происшествий, являются наркотическим средством — смесью, в состав которой входит производное N-метилэфедрона, общей массой не менее 531, 52 г;

выпиской по счету, открытому на имя Ч.А., к которому привязана банковская карта, из которой следует, что на счет регулярно поступали денежные средства за организацию тайников с наркотическими средствами, о чем осужденный пояснил в судебном заседании.

Совокупность этих доказательств обоснованно признана достаточной для выводов о виновности Ч.А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ.

Доводы кассационной жалобы осужденного о том, что с его стороны имел место добровольный отказ от преступления, исходя из представленной совокупности доказательств, несостоятельны.

Так, добровольный отказ в соответствии со ст. 31 УК РФ может иметь место лишь в случае прекращения лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца.

Из исследованных доказательств следует, что противоправные действия Ч.А. по распространению наркотиков были пресечены сотрудниками полиции, которыми он был задержан. При этом, как следует из рапорта полицейского батальона N 2 полка ППСП УМВД России по г. Екатеринбургу <данные изъяты> осужденный от сотрудников полиции пытался скрыться, наркотики, находившиеся при Ч.А., были изъяты в ходе его личного досмотра.

Поэтому оснований при таких обстоятельствах полагать, что осужденный добровольно отказался от преступления, не имеется.

Сведений о том, что сторона защиты заявляла ходатайства о необходимости вызова в судебные заседания судов первой и апелляционной инстанций сотрудников ППСП, задержавших Ч.А., протоколы судебных заседаний не содержат.

Нарушений положений ст. ст. 14, 15, 16 УПК РФ из материалов уголовного дела не усматривается.

Справки об исследовании и заключения экспертов выполнены на основании отношений и постановлений следователя, лицами, обладающими специальными познаниями, предупрежденными об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, содержат выводы по поставленным вопросам, ссылки на применявшиеся методики, поэтому оснований ставить их под сомнение, не имеется.

Вместе с тем судебные решения подлежат изменению по основанию, предусмотренному ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, повлиявшим на исход дела.

Так, по смыслу ст. 56 УПК РФ сотрудники полиции не могут быть допрошены о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым, обвиняемым.

Вместе с тем суд, приводя доказательства виновности осужденного, изложил показания оперуполномоченного <данные изъяты> об обстоятельства совершения преступления, ставших ему известными со слов Ч.А., что в силу п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, является недопустимым.

В связи с чем судебные решения подлежат изменению, с исключением из них ссылки на показания данного лица в указанной части, как доказательств.

Поскольку иной совокупности доказательств достаточно для выводов о виновности осужденного в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, 5ст. 228.1 УК РФ, внесение данного изменения в приговор на доказанность вины Ч.А. не влияет.

Оснований для исключения из приговора показаний сотрудника полиции <данные изъяты> не имеется, поскольку он по обстоятельствам, ставшим ему известными со слов осужденного, не допрашивался.

При производстве осмотра жилища, где проживал Ч.А., последний не участвовал и ничего никому не пояснял (том 1, л.д. 147-152). Рапорта сотрудников полиции содержат сведения об обстоятельствах раскрытия преступления и задержания осужденного, поэтому оснований для исключения ссылки на них в приговоре, не имеется.

Вопросы назначения наказания с учетом изменений, обоснованно внесенных в приговор апелляционной инстанцией, разрешены в соответствии со ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ.

Все известные по делу обстоятельства — состояние здоровья осужденного и членов его семьи, явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления (что стало известно суду в том числе из показаний сотрудника полиции <данные изъяты>.), учтены в качестве обстоятельств, смягчающих наказание.

Учтены и данные, характеризующие личность Ч.А.

Отягчающих наказание обстоятельств судом правильно не установлено.

Ввиду отсутствия оснований положения ст. ст. 64, 73, 53.1 УК РФ, ч. 6 ст. 15 УК РФ, не применены обоснованно.

Принимая во внимание общественную опасность совершенного осужденным особо тяжкого преступления, его личность, решение о назначении ему наказания в виде реального лишения свободы мотивировано.

Размер назначенного наказания соответствует примененным положениям ч. 1 ст. 62, ч. 3 ст. 66 УК РФ, является справедливым и снижению не подлежит. Оснований для назначения наказания с применением положений ч. 2 ст. 62 УК РФ не имелось, поскольку досудебное соглашение о сотрудничестве, заключенное с Ч.А., было расторгнуто в связи с невыполнением осужденным его условий (том 6, л.д. 118-119). Данный факт никто не оспаривал.

Вид исправительного учреждения — исправительная колония строгого режима, определен верно.

При рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену апелляционного определения, не допущено.

Руководствуясь п. 6 ч. 1 ст. 401.14 и ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 28 февраля 2020 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 15 июня 2020 года в отношении Ч.А. изменить:

исключить показания свидетеля <данные изъяты> в части обстоятельств совершения преступления, ставших ему известными со слов Ч.А., как доказательство вины Ч.А.

В остальной части судебные решения в отношении Ч.А. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного — без удовлетворения.

Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции может быть обжаловано в порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ, в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ.

Дата актуальности материала: 03.01.2022

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed